Научная статья на тему 'Основные предпосылки написания буддийских памятников жанра сиддханты'

Основные предпосылки написания буддийских памятников жанра сиддханты Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
252
84
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ / ЖАНР / ДРЕВНЯЯ ИНДИЯ / ТИБЕТСКИЕ ИСТОЧНИКИ / БУДДИЙСКИЕ РЕЛИГИОЗНОФИЛОСОФСКИЕ СИСТЕМЫ / SOURCE STUDY (CHRONOLOGY) / GENRE / ANCIENT INDIA / TIBETAN SOURCES / BUDDHIST RELIGIOUS AND PHILOSOPHICAL SYSTEMS

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Гулгенова Арюна Цыденжабовна

Жанр дубта в Тибете, как и многие другие жанры, продолжал традицию древней Индии. В сочинениях этого жанра на первое место ставилась задача изложения и сравнительного исследования небуддийских и буддийских религиозно-философских систем, сложившихся в древней Индии, и затем с возможной тщательностью перенесенных на тибетскую почву.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

General background of writing Buddhist monuments of Siddhanta genre

The genre dubta, as many other genres, continued the tradition of ancient India. The task of narration and comparative study of non-Buddhist and Buddhist religious and philosophical systems developed in ancient India and then being thoroughly transferred to Tibetan land was in the first place in the works of this genre.

Текст научной работы на тему «Основные предпосылки написания буддийских памятников жанра сиддханты»

врача и большей части пациентов. Это наблюдается как в фармакологических исследованиях, так и в производстве препаратов на основе тибетских рецептов и их применении. Вторая тенденция рецепции тибетской медицины на Западе

- это целостный подход к тибетской традиции врачевания как части тибетского буддизма. В исследовательских кругах такое направление характерно для психологов, объектом изучения которых является душевное и психическое состояние человека, его внутренне содержание. Большинство западных адептов буддизма воспринимает тибетскую медицину как медикорелигиозную традицию (часто это тяжелобольные). Результаты исследований в рамках программы «Ум и жизнь» способны поменять шкалу исповедуемых ценностей у неверующей части западного общества. Соприкасаясь с тибетской медициной, многие люди на Западе открывают для себя тибетскую культуру, буддийское мировоззрение. Наблюдается и противоположный процесс, принявшие буддийскую веру часто становятся приверженцами тибетской системы врачевания из мировоззренческих соображений. Все проблемы со здоровьем они без сомнений воспринимают как нарушение баланса пяти элементов и следуют указаниям тибетских врачей. У большинства адептов она становится предпочтительным видом медицинской помощи.

Литература

1. Гармаева Ч.Ц. Историография тибетской медицины.

- Улан-Удэ: Изд-во Бурят. науч. центра СО РАН, 2002. -199 с.

2. Клиффорд Т. Демоны нашего ума: алмаз исцеления / пер. с англ. - СПб.: Изд-во с.-петерб. общественной организация развития тибетской медицины, 2003. - 248 с.

3. Пупышев В.Н. Основы тибетской медицины. -Улан-Удэ: Изд-во Бурят. науч. центра СО АН СССР, 1992 -128 с.

4. Пупышев В.Н. Пульсодиагностика как концентрированное выражение теоретических основ тибетской медицины // Пульсовая диагностика тибетской медицины. -Новосибирск: Наука, 1988. - С. 41-57.

5. Рапгей Л. Тибетский лечебный массаж. - СПб.: Алмазный путь, 1995. - 67 с.

6. Роуч М. Тибетская книга Йоги: древние буддийские учения о философии и практике йоги. - М.: Открытый мир, 2007. - 160 с.

7. Сопа Ринпоче Лама. Абсолютное исцеление, духовное целительство в тибетском буддизме / пер. с англ. А. Нариньяни. - М.: Ганга, 2012. - 384 с.

8. Урбанаева И.С. Дхарамсала и мир тибетской эмиграции. - Улан-Удэ: Изд-во Бурят. науч. центра СО РАН, 2005. - 184 с.

9. [Электронный ресурс]. - URL: www.tibetanmedici ne.ru.

10. [Электронный ресурс]. - URL: www.buddhaline.net.

Аюшеева Дулма Владимировна, кандидат философских наук, старший научный сотрудник отдела философии, культурологии и религиоведения Института моноголоведения, буддологии и тибетологии Сибирского отделения Российской академии наук, г. Улан-Удэ, e-mail: dulmaayush@yandex.ru.

Ayusheeva Dulma Vladimirovna, candidate of philosophical sciences, senior research fellow, department of philosophy, culturology and religion studies, Institute for Mongolian, Buddhist and Tibetan Studies, SB RAS, Ulan-Ude, e-mail: dulmaayush@yandex.ru.

УДК 24 (510) © А.Ц. Гулгенова

ОСНОВНЫЕ ПРЕДПОСЫЛКИ НАПИСАНИЯ БУДДИЙСКИХ ПАМЯТНИКОВ

ЖАНРА СИДДХАНТЫ

Жанр дубта в Тибете, как и многие другие жанры, продолжал традицию древней Индии. В сочинениях этого жанра на первое место ставилась задача изложения и сравнительного исследования небуддийских и буддийских религиозно-философских систем, сложившихся в древней Индии, и затем с возможной тщательностью перенесенных на тибетскую почву.

Ключевые слова: источниковедение, жанр, древняя Индия, тибетские источники, буддийские религиознофилософские системы.

A.Ts. Gulgenova

GENERAL BACKGROUND OF WRITING BUDDHIST MONUMENTS OF SIDDHANTA GENRE

The genre dubta, as many other genres, continued the tradition of ancient India. The task of narration and comparative study of non- Buddhist and Buddhist religious and philosophical systems developed in ancient India and then being thoroughly transferred to Tibetan land was in the first place in the works of this genre.

Keywords: source study (chronology), genre, ancient India, Tibetan sources, Buddhist religious and philosophical systems.

В тибетской и монгольской средневековой традициях сформировался особый жанр литературы, специально посвященный истории возникновения различных религиозно-

философских учений, школ и сект не только буддизма, но и таких небуддийских религий, как брахманизм, бонпо и другие. Для этой литературы в среде тибетских, монгольских и бурятских буддийских ученых используется термин «дуб-та» (тиб. grub mth'a), что в европейской буддологической литературе более известно в санскритском варианте как «сиддханта».

Произведения подобного жанра тибетских и монгольских мыслителей XVIII - начала XIX вв. были направлены на овладение, комментирование и пропаганду древнеиндийского философского наследия буддизма. Обобщая и перерабатывая буддийскую философию с позиций своего времени, они написали огромное количество оригинальных работ, многие из которых получили признание и распространение в Тибете. Таким образом, на сегодняшний день тибетоя-зычные сиддханты являются одними из основных тибетских источников по истории философии и религии Древней Индии, что говорит о необходимости их скрупулезного исследования.

Изучая определенную совокупность текстов, относящихся к минувшим эпохам, специалисты оказываются перед проблемой выбора методологических средств теоретической реконструкции истории исследуемых источников и отображенной в них конкретно-исторической действительности. В источниковедческом исследовании овладение методологией происходит непосредственно в процессе работы над анализируемыми источниками при теснейшем взаимодействии теории с объектом исследования. В результате такого взаимодействия теоретические построения нередко подвергаются коррекции и уточняются, расширяется и углубляется теоретическая база исследования. Все это еще раз подтверждает тезис о том, что именно практика является критерием истины.

Зарубежные исследования последних десятилетий по тибетскому канону значительно продвинули знания о нем, о путях эволюции канонических сводов в Тибете. Известно, что различные издания Ганчжура и Данчжура сильно отличаются друг от друга, отражая мировоззрение эпохи, политические тенденции, мнения отдельных школ тибетского буддизма. Даже издания одной монастырской печатни не всегда оставались полностью идентичными: дополнения и исправления вводились в уже ранее тиражиро-

ванные издания - непосредственно в ксилографические доски.

Тибетский канон Ганчжур и Данчжур -сложная система текстов, движущаяся во времени и в пространстве. В его памятниках запечатлены значительный опыт древнеиндийской цивилизации, духовный опыт Китая и ряда других культур центрально-азиатского региона. В то же время источники Ганчжура и Данчжура отражают длительный период становления и развития тибетской письменной культуры. Оставаясь генетически связанной с ранними пластами культуры значительной части континента, система текстов, формирующих своды Ганчжур и Данчжур, имеет свои закономерности развития в тибетском культурном контексте. Язык канона, несмотря на поздние редакции его текстов, несет в себе языковые особенности разных эпох. Вот почему само понятие системы в рассматриваемом контексте относительно, но и необходимо для выявления основных параметров движения тибетской текстовой культуры, для дальнейшей разработки ее теории источниковедения и текстологии.

Переводные источники (разнообразные по характеру, происхождению и назначению произведения религиозно-философской, естественно-научной, художественной литературы VIII -

XIII вв.) к началу XIV в. были оформлены в своды Ганчжур, авторство которого традиция приписывает Будде, и Данчжур - комментарии к текстам Ганчжура, написанные в основном историческими личностями. Хотя переводческая работа не прекращалась в Тибете и в дальнейшем, момент фиксации этих сводов можно считать логическим завершением длительного периода тибетской переводной литературы. Начало XIV в., таким образом, является условным рубежом, знаменующим регистрацию канона в качестве идеального образца, эталона буддийской теории и практики, их меры в текстовом выражении. В этом смысле тексты Ганчжура именуются тибетской Трипитакой, вобравшей полноту священного для буддистов Знания. С другой стороны, тексты, формирующие корпус Ганчжура и Данчжура, - образцы более широких фиксаций и обобщений, донесшие до нас мощный заряд практического опыта тибетской культуры не только за период между VIII -

XIV вв., но и всей последующей письменной истории.

Переводная литература в Тибете претерпела три основных этапа эволюции: доканонический

- когда переводы рукописей собирались и систематизировались при дворе, а после распада

единого государства - в книжных собраниях удельных князей; рукописный вариант канона, оформленный к началу XIV в. и печатный (ксилографическим способом) Ганчжур и Данчжур XVIII в.

Как утверждает Т.М. Маланова, в статье «Тибетский канон Ганчжур и Данчжур как движущаяся система текстов» историческому движению канона была присуща многомерность: рост числа переведенных текстов, их разных редакций и версий обусловил движение к постепенному сложению тематических собраний -относительно автономных комплексов текстов, что предопределило дальнейшее продвижение к сложению единого собрания, к единой макроструктуре - оформленному и освященному канону. Движение к целостному своду не было линейным, односоставным по характеру. Поэтому процесс циклизации относительно автономных комплексов сопровождался переводом новых произведений, сложением дополнительных версий одного и того же произведения, его новой интерпретацией и аранжировкой [5, с. 252]. Тибетский переводной текст нередко был результатом смешения различных версий и интерпретаций «прототекста» и дальнейшего редактирования «в соответствии с теорией» (тиб. Ька Ьа). После реформы письменности в 826 г. появились новые переводы и версии буддийской литературы.

Разложение единого государства сопровождалось преследованием буддистов, которые были вынуждены скрываться в дальних провинциях - Кхаме, Амдо и Западном Тибете, что обусловило в дальнейшем расширение сферы распространения вероучения буддизма и буддийской литературы. Собрания переводной литературы множились путем переписки и редактирования имевшихся произведений, а также многочисленных новых переводов, осуществлявшихся с участием миссионеров из Индии, Кашмира, Восточного Туркестана. Старые варианты переводов трансформировались путем введения дополнительных разделов, глав, подвергались новому редактированию.

Таким образом, на уровне как микроструктуры (текста отдельного произведения), так и относительно автономных текстовых комплексов (из которых позднее были сформированы основные части канонических сводов) доканони-ческого периода истории тибетской буддийской литературы одним из важных элементов жизнедеятельности текста как такового был процесс контаминации разных версий одного произведения, включавший взаимопроникновение устных

и письменных версий с наложением различных редакций, толкований.

Самым ранним собранием рукописных текстов является собрание царя Тисрондэцана, копии отдельных текстов которого тиражировались путем переписки для членов царской семьи и храмовых библиотек. Ученые-переводчики Каба Палцег, Чойжи Ньинбо, Палжи Лхунбо и другие «провели тщательную проверку книг монастыря Пантан (камэд). Они подсчитали количество глав, листов и составили описание, известное как гарчаг Пантенма, что положило начало собиранию Ганчжура как единого собрания» [2]. Каба Палцег совместно с Луи Ванбо и другими переводчиками выполнил описание книг царского дворца Дэнкарма (Тонтан-Дэнкарма), дошедшее до нас в корпусе текстов Данчжура. В XIII в. Чомдан Ригби-Ралди с помощью ученика Чим Чжамби-Яна и других собрал и каталогизировал собрание текстов монастыря Нартан в Центральном Тибете. Усилия Ригби были поддержаны другими учеными. В частности, собрание нартанских рукописей редактировал Цалпа Ситу Геви-Лодой.

В 1320 г. в Нартан прибыл Будон Ринчендуб (1290-1364), который занялся редактированием нартанского собрания (1312-1320). Будон редактировал тексты, вошедшие позднее в Дан-чжур, а редактирование Ганчжура проводил Кунга-Дорчжэ. Рукописи этих редакций хранились в Золотом храме Жалу [5, с. 255]. Рукописные своды, составленные Будоном и его предшественниками, стали фундаментом всех дальнейших изданий Ганчжура и Данчжура. По сведениям К. Вогеля, существовал ранний вариант Данчжура центрально-тибетского района Чон-гай, независимый от редакции Будона [12, с. 25].

Первое пекинское издание Ганчжура было осуществлено в 1410 г. Оно выполнено в красном цвете (киноварью) и являлось, по некоторым данным, первым ксилографическим изданием Ганчжура [9, с. 292]. В 1605 г. на основе предыдущего издания было предпринято пекинское издание Ганчжура Ванли в 105 томах, отпечатанное черной краской. Оба издания в настоящее время неизвестны. Следующее издание

- Каньси в Пекине, начатое в 1682 г. Согласно К. Чену, в его основе лежала рукопись Жалу, т.е. Будоновская версия [9, с. 292]. По данным школы ньигмапы, это было первое совместное издание Ганчжура и Данчжура, руководителем которого был регент V далай-ламы Санчжай-Чжамцо [11, с. 10]. Предпринималось еще несколько промежуточных изданий канона при китайском дворе. Последним пекинским изданием было издание Цян-луна (Ганчжур - 1737 г., Данчжур

- между 1742-1796 гг.), отредактированное на основе предшествующего по времени тибетского издания монастыря Дэрге и увеличенное в разделе «Ратнакута» двумя сутрами [9, с. 293].

Первым Ганчжуром, изданным в Тибете, считается Ганчжур монастыря Литан, или Ганчжур Дзянсатхам [10, с. 34]. Издание было начато в 1608 г. под покровительством царя местности Дзянсатхам, носившего китайское имя Му Цзэн (1587-1646). Наблюдение за изданием было поручено VI Жвамар Гарван Чойжи Ванчуку (1584-1630). За основу Ганчжура был взят ранний Ганчжур Цалва (первая половина XIV в.), в основе которого, в свою очередь, лежало старое нартанское рукописное собрание. Внутренняя композиция Ганчжура основывалась в целом на «Записях услышанного» (тиб. san yig) Пабо Цуглаг-пренбы (1504-1566). Это издание было завершено в 1621 г., а спустя некоторое время ксилографические матрицы Ганчжура были переправлены монгольской армией в монастырь гелугпы Жамбалин в Литане [10, с. 189].

Новое нартанское издание велось под надзором регента Полхаба Содная Тобчжая. Между 1730-1732 гг. были изготовлены ксилографические доски Ганчжура, в 1741-1742 гг. - доски Данчжура. В основе лежало старое нартанское издание с дополнениями отдельных текстов редакции Будона.

В 1729 г. началось издание Ганчжура в монастыре Дэрге, завершившееся в 1733 г. Руководил предприятием знаменитый Ситу-панчен, знаток санскрита и тибетского, который провел тщательную редакцию текстов Ганчжура. До начала работы над изданием Данчжура скончались правитель области и редактор. Новый правитель назначил редактором Данчжура Цультим-Ринчена, завершившего работу в 1744 г. Издание, согласно К. Вогелю, основывалось на трудах V далай-ламы, и, по мнению Л. Чандры и Й. Имаеды, близко к литанскому.

На основе предыдущего было выполнено издание канона монастыря Чонэ (Ганчжур около 1750 г., Данчжур между 1753 и 1773 гг.). Несколько изданий Ганчжура (Пунака в Бутане, монастыря Кумбум в Амдо, печатного двора Поталы) и совместное издание Ганчжура и Дан-чжура (в Урге) были предприняты во второй половине прошлого и первой половине XX в.

Современное переиздание Ганчжура и Дан-чжура Дэрге осуществлено в 1981 г. последователями школы ньингмапы в США. Дополнительные тексты заимствованы, как указывают издатели, из лхаского Ганчжура и пекинского свода Ганчжура и Данчжура, девять текстов - из китайской Трипитаки. В состав канона введен

перевод Дхаммпады. Издание выполнено на высоком полиграфическом уровне, иллюстрировано цветными танками (231) и ксилографическими иллюстрациями (864) разных стилей, почерпнутых из собрания Ньигмапы, музеев и частных собраний.

Т.М. Маланова утверждает, что, несмотря на кажущуюся статичность структуры и содержания различных изданий Ганчжура и Данчжура, новые варианты канонических сводов имели разночтения [5, с. 257]. Изменения в порядке следования разделов указывали на определенные мировоззренческие позиции. Так, например, выдвижение на политическую арену школы Ге-лугпа сопровождалось сменой структуры канона: если предыдущие пекинские издания Ган-чжура открывались разделом Тантра, то издатели нартанского варианта начинали Ганчжур с текстов по Винае. В новые варианты вводились различные дополнения не только за счет классических переводов сутр и тантр, но и через новые переводы с санскрита, китайского и, в редких случаях, с монгольского языка, со временем канонизировались произведения тибетских авторов. В дэргеский Данчжур был включен, например, известный медицинский трактат «Вайду-рья-онбо» (1688 г.), написанный регентом Сан-чжай Чжамцо.

Перевод канонических сочинений буддизма с древнего санскрита на тибетский язык имел большое значение не только в распространении буддийской религии в странах Центральной Азии, но и в развитии средневековых научных дисциплин под влиянием древнеиндийских общекультурных традиций. Ганчжур и Данчжур составлены по системе, в которой нашли отражение как вся религиозно-философская система буддизма, так и классификация средневековых наук. После формирования буддийских канонов

- Ганчжура и Данчжура, возникла необходимость в выработке принципиально новой методологии их систематического изучения.

В отношении изучения религиозной философии главным методологическим принципом было избрано изучение пяти предметов по основам (тиб. Г^а Ьа) - пяти признанным авторитетным трактатам индийских авторов: 1) по логике и психологии Дигнаги и его учеников; 2) по Праджняпарамите, определяющие пути достижения состояния Будды, в первую очередь «Аб-хисамаяламкара» Майтреи; 3) по философии Мадхьямики Нагарджуны; 4) по Абхидхарме, освещающие вопросы о сущности элементов бытия и сознания, написанные Асангой и Васу-бандху; 5) по Винае, написанные Гунапрабхой и Буддапрабхой. Главным методом стало усвоение

материала посредством диспутов. В связи с этим учебная литература была в основе своей комментирующей и имела достаточно специфическую форму, содержащую элементы диспута.

А.М. Донец в своей монографии «Доктрина зависимого возникновения в тибето-монгольской схоластике» выделяет характерной особенностью тибетоязычных сочинений авторов стран Центральной Азии то, что их написания совпали с периодом расцвета схоластической философии и становлением системы монастырского образования, что, в свою очередь, наложило специфический отпечаток на их труды [3, с. 4]. Как известно, именно монастыри являлись центрами феодальной духовной культуры, а основная часть произведений, написанная на тот период, была создана в рамках учебной программы. В «Каталоге собраний сочинений учителей кадампы и гелугпы» Лондол-лама Агван Лобсан (klong rdol bla ma ngag nbang blo bzang, 1719 г.) приводит названия двухсот сорока девяти учебников сорока восьми самых авторитетных ученых [4]. Эти учебники были написаны на философских факультетах и для философских факультетов. По большинству из них до сих пор учатся в Тибете, Индии, Китае, Монголии и Бурятии.

Тибетские и монгольские авторы писали комментарии на наиболее основополагающие и ставшие каноническими сочинения индийских мудрецов и тибетских учителей по буддийской философии различных школ. Вместе с тем они выдвигали новые самостоятельные толкования отдельных общих и частных вопросов философии и логики в трактовке тех или иных представителей разных направлений и школ, но главным образом махаянского буддизма.

Среди сочинений монгольских ученых, написанных на тибетском языке в XVIII -нач. XX вв., имеется большое количество работ по исследованию религиозных и философских взглядов различных сект и школ индийского и тибетского буддизма. В этих работах монгольские авторы рассматривали как вопросы терминологии в рамках сиддханты (тиб. «дубмта», монг. «тогтагагсан тагалал»), так и своеобразие и разногласия представителей различных школ и направлений буддийской философии в Индии и Тибете.

Обращаясь к историческим предпосылкам написания историко-философских произведений жанра сиддханта, нельзя не затронуть социально-политическую сторону того времени, которая играла немалую роль в развитии духовной и культурной жизни общества. Как известно, вторая половина XVII в. стала периодом масштаб-

ного переустройства сложившегося к тому времени политического порядка на всей обширной территории Центральной Азии. При этом Тибет и примыкающие к нему территории также пережили в этот же временной промежуток значительные изменения политико-административной структуры, что было теснейшим образом связано и оказало сильнейшее влияние на процессы, происходившие далеко за пределами тибетского мира. Этот период стал временем естественного процесса раздела власти и влияния между претендентами на власть в Тибете, сопровождавшегося идеологическим противостоянием и открытыми вооруженными конфликтами.

Традиция Гелуг находилась в активном процессе укрепления своей политической гегемонии в центральных областях Тибета, который сопровождался ростом крупных монастырей этой традиции. Наиболее видными буддийскими учебными заведениями того периода в Тибете были школы монастырей Сэра и Лосолинг, в которых господствовала идеология Кадампской секты. По мнению П.И. Хадалова, сухой метод преподавания метафизики буддизма, формальное изучение логики не удовлетворяли последователей традиции школы Гелугпа [8, с. 4]. В связи, с чем одним из первых с критикой кадамп-ской учебной программы, литературы и методики преподавания выступил Кунчен Жамьян Шадпа. Он высказал мнение о том, что логика и теория познания не являются самостоятельными дисциплинами, а в совокупности представляют метод, при помощи которого могут быть познаны разные философские истины. Вследствие чего им был создан классический труд по истории философии «Дубта ченпо», который в монголо-бурятских монастырях считался одним из основных учебников по буддийской философии. Характерной особенностью данного труда является то, что в нем подробно излагаются почти все философские системы древней Индии как буддийские, так и небуддийские.

В сложной обстановке XVIII в., когда происходило завоевание цинским Китаем Тибета и Монголии, жили и творили учитель и ученик -Чжанжа Ролби Дорже и Туган Лобсан Чойжи Нима. Китайская дипломатия в это время предпринимала активные шаги по привлечению высшего буддийского духовенства к сотрудничеству для укрепления влияния цинов в Центральной Азии. Монастырь Гонлун, построенный в 1604 году на левой стороне реки Синин-гол, оказался местом соприкосновения китайских, тибетских и монгольских интересов и, вместе с Гумбумом и Лавраном, построенным Кунчен Жамьян Шадпой, играл большую роль в

религиозной, культурной и политической жизни Амдо и Центральной Азии.

Во внутренней политике цинской династии видное место занимала задача усиления власти пекинского правительства в Тибете и Монголии посредством покровительства буддизму и буддийскому духовенству. Император Цян Лун понимал, что издание буддийских канонов Ган-чжура, Данчжура и их перевод на монгольский язык отвечают политическим интересам династии. Из таких соображений он пришел к выводу о целесообразности издания тибетско-монгольского терминологического словаря «Источник мудрецов», который стал выдающимся памятником XVIII века не только тибетской религиозно-философской литературы, но и в равной степени монгольской.

В период правления императора Цян Луна Чжанжа Ролби являлся главным придворным ламой китайских буддистов в Пекине. Именно он стал руководителем коллегии 40 образованнейших ученых по составлению данного словаря.

«Хрустальное зерцало» («Дубта-шэлчжи-мэлон») Туган Лобсан Чойжи Нимы было также написано по просьбе крупных ученых и деятелей того времени. Это был один из периодов активной деятельности тибетских монахов в Китае и Монголии. Интересы автора «Хрустального зерцала» охватывали не только научную, но и политическую сферы деятельности, в которых он продолжал работу своего учителя.

Активная политическая и научнопросветительская деятельность Чжанжа Ролби Дорже и Туган Лобсан Чойжи Нимы определялась, вероятно, глубоким стремлением продолжить распространение буддизма Махаяны во все сферы жизни народов Центральной Азии и, кроме того, стремлением укрепить власть и влияние буддийского духовенства.

Таким образом, в процессе исторического развития феодализма в Тибете духовные феодалы-ламы благодаря поддержке, оказанной монгольскими и в особенности маньчжурской династиями, которым было выгодно ослабление светских наследственных владетелей в Тибете, оказались на длительный срок победителями в своей вековой борьбе с феодалами светскими. В связи с этим государственное устройство Тибета приобрело ярко выраженные теократические черты. В руках буддийских монастырей и лам сосредоточились верховная власть, наука, философия и искусство. Вследствие этого тибетские исторические сочинения, в подавляющем большинстве написанные представителями духовенства, которое присвоило себе монопольное пра-

во на грамотность и образованность, имеют клерикальный характер.

Так, в тибетской и монгольской средневековой традициях сформировался особый род литературы, специально посвященной истории возникновения различных религиозно-

философских учений, школ и сект не только буддизма, но и небуддийских религий, как брахманизм, бонпо и др. Эта литература была широко известна среди тибетских, монгольских и бурятских буддийских ученых под термином «дубта» (тиб. grnb-mth'a), что в европейской буддологической литературе стало более популярным в санскритском варианте как «сиддханта».

Тибетский термин «grub mth'a» означает «разряд учения», «результат решения», «постановление», «сформировавшееся учение» (установившийся взгляд) и соответствует санскритскому термину «siddhanta» в значении «сформировавшееся учение», под которым понимается история религиозно-философских учений, школ и сект буддизма в странах Азии [6, с. 40].

Этот особый жанр возник в рамках обширного класса тибетской исторической литературы, называемого «истории религии или доктрины» (чойнчжуны - тиб. chos ‘byung). По А.И. Вострикову, это название объединяет и сочинения по истории религии, и «общие исторические труды сводного характера, в которых изложение истории религии дается вместе с изложением светской истории страны» [1, с. 89]. По своему содержанию «истории религии» (чойнчжуны) достаточно разнообразны. Поскольку посвящены либо истории Тибета и буддизма в Тибете, либо истории распространения буддизма в Китае, Индии, Монголии и т.д., либо изложению светской и духовной истории всех или некоторых из народов этих стран вместе. Кроме того, в этот же класс входят произведения, посвященные истории распространения буддизма в какой-нибудь отдельной области или местности, а также сочинения, излагающие историю того или иного буддийского течения или монастырской школы. Название жанра в тибетской литературе, как правило, зафиксировано в заглавии сочинения. Тибетская историческая литература дает возможность часто наблюдать переплетение жанров в одном произведении, несмотря на вынесенное в заглавие наименование жанра.

Предположительно, непосредственными источниками возникновения сиддханты в Тибете послужили сочинения Васумитры «Самаявадхо-парачаначакра» и Бхавьи «Таркаджвала», которые были переведены на тибетский язык и включены в Данчжур. В «Самаявадхопарачана-

чакра» излагается различие взглядов 18 древнеиндийских буддийских школ. «Таркаджвала» представляет собой объемное сочинение, в котором подробно охарактеризованы существовавшие в древней Индии различные мировоззрения, насчитывавшие от 310 до 363 разных направлений.

Наиболее известными сиддхантами на тибетском языке являются сочинения Чжанжа-хутухты Ролби Дорже (1717-1786) и Кунчен Жамьян Шадпа Дорже (1649-1723), а также большой историко-философский труд Туган Лобсан Чойжи Нимы (1737-1802) «Дубта-шэлчжи-мэлон», который был завершен автором в 1802 г., буквально накануне его смерти.

В 1741-1742 гг. коллегией монгольских ученых во главе с Чжанжа Ролби Дорже (17171786) был составлен тибетско-монгольский терминологический словарь «Источник мудрецов», который был включен в собрание его сочинений как руководящее пособие при переводе с тибетского языка на монгольский канонических сводов буддизма Ганчжур и Данчжур. В пятом разделе «Источника мудрецов» дается общее определение сиддханты, как оно представляется пониманию самих последователей того или иного учения, а также термины, посредством которых трактуются рассматриваемые учения: «Общее определение сиддханты: исследование соответствующим образом различия [школ] по трем [аспектам] - как основа, путь и результат, или же по трем [методам] - как взгляд, медитация и поведение, - изложение [всего этого] в каждом конкретном случае, предельно [ясно] определив собственным разумом, что это действительно истина, и термины, посредством которых выражаются все эти изложения, - все это и получило название сиддханты» [7, с. 10].

Развитие подобного жанра литературы было обусловлено тем, что в Тибете, где постепенно складывались феодальные социальноэкономические отношения и соответствующие им политические формы государственного устройства, в VIII-XIV вв. стали появляться различные религиозные секты и философские направления, которые в основном следовали учению древнеиндийских буддийских школ. По этой причине многие тибетские ученые средневековья скрупулезно изучали древнеиндийские источники по истории буддийских школ и сект и

стремились разобраться в различиях их религиозно-философских доктрин. В силу этого на свет появились фундаментальные труды жанра сидд-ханта (дубта).

Несомненно, что жанр дубта в Тибете, как и многие другие жанры, продолжал традицию древней Индии. В сочинениях этого жанра ставилась на первое место задача изложения и сравнительного исследования небуддийских и буддийских религиозно-философских систем, сложившихся в древней Индии, и затем с возможной тщательностью перенесенных на тибетскую почву. Очевидно, что дубта в Тибете как жанр исторической литературы использовалась преимущественно для описания индийского буддизма по всем его направлениям.

Литература

1. Востриков А.И. Тибетская историческая литература. - М.: Восточная литература, 1962.

2. Дивное руководство по Ганчжуру / пер. Д. Дашиева.

- Чамдо, 1806.

3. Донец А.М. Доктрина зависимого возникновения в тибето-монгольской схоластике. - Улан-Удэ: Изд-во БНЦ СО РАН, 2004.

4. Лондол-лама Агван Лобсан. Каталог собраний сочинений Учителей Кадампы и Гелугпы.

5. Маланова Т.М. Тибетский канон Ганчжур и Данчжур как движущаяся система текстов // Источниковедение и текстология памятников средневековых наук в странах Центральной Азии: сб. науч. тр. - Новосибирск: Наука, 1989.

6. Пубаев Р.Е. История буддийской сиддханты в освещении Сумба-хамбо в сочинении «Пагсам-чжонсан» // Буддизм и средневековая культура народов Центральной Азии - Новосибирск: Наука, 1980.

7. Пубаев Р.Е. Тибетская историко-философская литература // Источниковедение и историография истории буддизма. - Новосибирск: Наука, 1986.

8. Хадалов П.И., Ямпилов Л.Ж., Дандарон Б.Д. Описание сочинений Гучен-Чжамьян-Шадпа-Дорчже. - Улан-Удэ: Изд-во БКНИИ СО АН, 1962.

9. Chandra L. A newly discovered urga edition of the Tibetan Kanjur // A catalogue of the urga Kanjur by G. Bethlen-falvy. - Delhi, 1980.

10. Imaeda Yoshiro. Catalogue du Kanjur tibetain de 1'Edition de 'Jang Sa-tham. - Tokyo, 1982.

11. The Nyingma edition of the sDe-dge bka'-'gyur and bstan-'gyur. - NY.: Dharma Press, 1981.

12. Vogel С. Vagbhata's astanga-hrdayasamhita. - Wiesbaden, 1965.

Гулгенова Арюна Цыденжабовна, кандидат исторических наук, г. Улан-Удэ, e-mail: pressrb@mail.ru. Gulgenova Aryuna Tsydenzhabovna, candidate of historical sciences, Ulan-Ude, e-mail: pressrb@mail.ru.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.