Научная статья на тему 'Основные направления международного сотрудничества России в области противодействия преступности в социальных сетях'

Основные направления международного сотрудничества России в области противодействия преступности в социальных сетях Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
639
107
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТИ / ПРОТИВОПРАВНЫЕ ДЕЯНИЯ / МЕЖДУНАРОДНОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО / ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ / ИНТЕРНЕТ / SOCIAL NETWORKS / ILLEGAL ACTS / INTERNATIONAL COOPERATION / INFORMATION SECURITY / INTERNET

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Прокопенко А.Н., Старостенко И.Н.

В статье рассматриваются вопросы противодействия совершению противоправных деяний в социальных сетях в России и мире. Анализируется создание в России на национальном уровне механизмов противодействия преступлениям и правонарушениям в социальных сетях. Рассматриваются Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года и Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Анализируются угрозы, определенные в концептуальных документах об обеспечении информационной безопасности. Угрозы сравниваются с угрозами в других государствах, выявляются сходства и различия в подходах обеспечения безопасности в социальных сетях. На международном уровне анализируется сотрудничество России по обеспечению безопасности социальных сетей с государствами СНГ, ОДКБ, ШОС. Рассматриваются инициативы России на уровне Организации Объединенных Наций по созданию Правил или Конвенции безопасного использования Интернета, противодействия преступности в сфере информационно-коммуникационных технологий. Предлагаются возможные пути, которые позволят снизить угрозу использования социальных сетей в противоправных целях как на национальном, так и на международном уровнях.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

THE MAIN DIRECTIONS OF THE INTERNATIONAL COOPERATION OF RUSSIA IN COUNTERACTION OF CRIME ON SOCIAL NETWORKS

In article questions of counteraction to commission of illegal acts on social networks in Russia and the world are considered. Creation in Russia at the national level of mechanisms of counteraction to crimes and offenses on social networks is analyzed. «Basics of state policy of the Russian Federation in the field of the international information security until 2020» and the Doctrine of information security of the Russian Federation are covered. The threats defined in conceptual documents on ensuring information security are analyzed. Threats are compared to threats in other states, similarities and differences in approaches of safety in social networks come to light. At the international level cooperation of Russia in safety of social networks with the states of the CIS, the CSTO, SCO is analyzed. The initiatives of Russia at the level of the United Nations on creation of Rules or the Convention of safe use the Internet, counteractions of crime in the sphere of information and communication technologies are considered. Possible ways which will allow to reduce threat of use of social networks in the illegal purposes, both at the national level, and at the international level are offered.

Текст научной работы на тему «Основные направления международного сотрудничества России в области противодействия преступности в социальных сетях»

ТЕОРЕТИЧЕСКИЕ И ПРИКЛАДНЫЕ АСПЕКТЫ ч ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПНОСТИ

ОРГАНАМИ ВНУТРЕННИХ ДЕЛ

ОСНОВНЫЕ НАПРАВЛЕНИЯ МЕЖДУНАРОДНОГО СОТРУДНИЧЕСТВА РОССИИ В ОБЛАСТИ ПРОТИВОДЕЙСТВИЯ ПРЕСТУПНОСТИ В СОЦИАЛЬНЫЕ СЕТЯХ

THE MAIN DIRECTIONS OF THE INTERNATIONAL COOPERATION OF RUSSIA IN COUNTERACTION OF CRIME ON

SOCIAL NETWORKS

УДК 327.7:341.4

ПРОКОПЕНКО А.Н.,

кандидат технических наук, доцент (Белгородский юридический институт МВД России имени И.Д. Путилина, Россия, Белгород) aprokopenko11@mvd.ru

ALEXEY N. PROKOPENKO,

Candidate of Technical Sciences,

Associate Professor (Putilin Belgorod Law Institute of Ministry of the Interior of Russia, Belgorod, Russia)

СТАРОСТЕНКО И.Н.,

кандидат физико-математических наук, доцент (Краснодарский университет МВД России, Россия, г. Краснодар) post@krdu-mvd.ru

IGOR N. STAROSTENKO,

Candidate of Physical and Mathematical Sciences,

Associate Professor (Krasnodar University Ministry of Internal Affairs of the Russian Federation, Krasnodar, Russia)

Аннотация: в статье рассматриваются вопросы противодействия совершению противоправных деяний в социальных сетях в России и мире. Анализируется создание в России на национальном уровне механизмов противодействия преступлениям и правонарушениям в социальных сетях. Рассматриваются Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года и Доктрина информационной безопасности Российской Федерации. Анализируются угрозы, определенные в концептуальных документах об обеспечении информационной безопасности. Угрозы сравниваются с угрозами в других государствах, выявляются сходства и различия в подходах обеспечения безопасности в социальных сетях. На международном уровне анализируется сотрудничество России по обеспечению безопасности социальных сетей с государствами СНГ, ОДКБ, ШОС. Рассматриваются инициативы России на уровне Организации Объединенных Наций по созданию Правил или Конвенции безопасного использования Интернета, противодействия преступности в сфере информационно-коммуникационных технологий. Предлагаются возможные пути, которые позволят снизить угрозу использования социальных сетей в противоправных целях как на национальном, так и на международном уровнях.

Ключевые слова: социальные сети, противоправные деяния, международное сотрудничество, информационная безопасность, Интернет.

Для цитирования: Прокопенко А.Н., Старостенко И.Н. Основные направления международного сотрудничества России в области противодействия преступности в социальных сетях // Проблемы правоохранительной деятельности. 2018. № 4. С. 53-59.

Abstract: in article questions of counteraction to commission of illegal acts on social networks in Russia and the world are considered. Creation in Russia at the national level of mechanisms of counteraction to crimes and offenses on social networks is analyzed. «Basics of state policy of the Russian Federation in the field of the international information security until 2020» and the Doctrine of information security of the Russian Federation are covered. The threats defined in conceptual documents on ensuring information security are analyzed. Threats are compared to threats in other states, similarities and differences in approaches of safety in social networks come to light. At the international level cooperation of Russia in safety of social networks with the states of the CIS, the CSTO, SCO is analyzed. The initiatives of Russia at the level of the United Nations on creation of Rules or the Convention of safe use the Internet, counteractions of crime in the sphere of information and communication technologies are considered. Possible ways which will allow to reduce threat of use of social networks in the illegal purposes, both at the national level, and at the international level are offered.

Keywords: social networks, illegal acts, international cooperation, information security, Internet.

For citation: Alexey N. Prokopenko, Igor N. Starostenko. The main directions of the international cooperation of Russia in counteraction of crime on social networks // Problems of Law Enforcement Activity. 2018. № 4. Рр. 53-59.

Социальные сети стали неотъемлемой частью современного информационного общества. Люди в социальных сетях общаются, играют, продают, покупают, продвигают свои интернет-ресурсы, делятся секретами профессий и рассказывают об успехах. Можно сказать, что социальные сети стали еще одной гранью мира, местом жизни для человека, заменив при этом реальное общение. Существует множество социальных сетей, однако подавляющее большинство пользователей предпочитает пять наиболее популярных из них: российские сети «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также американские Instagram, Facebook и Twitter. Близкими к социальным сетям можно признать сервисы обмена мгновенными сообщениями (мессенджеры) Viber, WhatsApp и Telegram.

Развитие социальных сетей началось в 1995 году в США с запуска сайта Classmates.com. Бурное распространение социальных сетей в США происходит в период 2003-2004 годов, когда начали свою работу такие известные платформы, как MySpace и Facebook. В России активное развитие соцсетей датируется 2005-2007 годами, когда были созданы «ВКонтакте» и «Одноклассники», а также в Facebook появился русскоязычный сегмент.

В настоящий момент социальные сети являются всемирным общественным феноменом, местом общения людей из разных стран, говорящих на разных языках. Соответственно, для осуществления противодействия преступлениям

и правонарушениям в социальных сетях необходимы согласованные усилия международного сообщества, ограничения, которые соблюдаются всеми субъектами правоотношений, вне зависимости от того, в какой стране они находятся.

Необходимо отметить, что в России постоянно ведется работа по изысканию новых механизмов противодействия преступлениям и правонарушениям в социальных сетях. Основной направленностью такой работы является исключение использования социальных сетей как места применения информационной пропаганды в военно-политических и террористических целях, а также для вмешательства во внутренние дела суверенных государств. Большая часть мирового сообщества ощущает свою незащищенность перед набирающими силу угрозами.

Следует отметить, что социальные сети представляют собой не только канал (или среду) для противоправных действий, напрямую нарушающих законодательство или угрожающих национальной безопасности отдельного государства или мирового сообщества в целом, но и источник угроз различного характера, направленных против отдельной личности [1].

Е.Г. Ефимов, анализируя зарубежные исследования, указывает, что социальные сети зачастую оказывают на людей личностно-деструктивное влияние. Причем оно отличается в зависимости от страны и в целом отражает те фобии, которые присущи населению конкретных государств.

Соответственно, в США основными страхами являются сексуальные домогательства и конфиденциальность информации. В Дании серьезными угрозами представляется сексуальное насилие и педофилия, запугивание и преследование, угрозы и насилие, распространение националистических идей. В Германии и Австрии, объединенных немецкоязычным контентом в социальных сетях, основными страхами являются утрата конфиденциальности данных, распространение спама, возможность потери личной информации, создание негативного имиджа, интернет-зависимость. В России главными угрозами населению представляются хакерство, нарушение режима секретности, диффамация, кибертерроризм, компьютерная педофилия [2].

Необходимо отметить, что, несмотря на отличия в «страхах», проблема деструктивного влияния социальных сетей носит не локальный или даже государственный, а глобальный, межгосударственный и всемирный характер. Соответственно, необходима разработка всеобщих подходов, которые должны сделать Интернет в целом, и социальные сети в частности, безопаснее. В связи с этим международное сотрудничество в данной сфере должно развиваться более высокими темпами, чем в настоящее время.

Деятельность Российской Федерации в данной сфере можно подразделить на два направления. Первым направлением является принятие в России концептуальных документов, в которых обращается внимание на угрозы международной информационной безопасности в целом и социальных сетей в частности. Так, в 2013 году в России был принят документ «Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года», в котором было указано, что угрозами международной информационной безопасности являются разжигание межнациональной, межрасовой и межконфессиональной вражды, пропаганда расистских и ксенофобских идей или теорий. Это обусловлено тем, что на основании указанной пропаганды и разжигаемой вражды достаточно легко с использованием социальных сетей создать ненависть, дискриминацию, а также призвать население к совершению нарушений общественного порядка, насилию, преступлениям, бунту [3]. Необходимо отметить, что в указанном документе уже упоминается опыт «арабской весны», однако в 2013 году еще не состоялся очередной украинский «майдан», который принес много информации об использовании социальных сетей для деструктивного влияния на население.

Принятая спустя три года Доктрина информационной безопасности Российской Федера-

ции достаточно прямо указывает на «наращивание рядом зарубежных стран возможностей информационно-технического воздействия на информационную инфраструктуру в военных целях»1. Доктрина одной из основных угроз называет информационно-психологическое воздействие, которое целенаправленно осуществляется организациями, созданными на этнических или религиозных основах, а также использование правозащитной риторики в дестабилизирующих целях. Целью указанных организаций и групп людей, действующих под «чутким руководством» англосаксонских и израильских разведок, является раскачивание внутриполитической и социальной ситуации в странах, находящихся в разных концах мира, организация зон нестабильности, хаоса. Основным коммуникативным средством для распространения информации указанными организациями и группами лиц являются социальные сети и мессенджеры.

Доктрина утвердила в качестве одного из направлений обеспечения информационной безопасности в области государственной и общественной безопасности противодействие использованию информационных технологий в деструктивных целях. Предусмотрено информационное противодействие экстремистской и ксенофобской пропаганде, недопущение распространения идей национальной исключительности. Кроме того, предусмотрено пресечение деятельности, направленной на подрыв суверенитета, конституционного строя и территориальной целостности России.

Таким образом, в России на государственном уровне достаточно ясно сформулирована суть проблемы использования социальных сетей и мессенджеров в деструктивных целях, а также пути противодействия этому использованию. Кроме того, принятые в последние годы изменения в Кодекс РФ об административных правонарушениях и Уголовный кодекс РФ также были направлены на противодействие противоправным деяниям в социальных сетях.

Однако полноценное разрешение проблемы использования социальных сетей и мессенджеров в преступных целях возможно только в международном, глобальном масштабе. Соответственно, вторым направлением является участие России в международных организациях и форматах с целью создания международных договоров и соглашений, позволяющих противодействовать

1Указ Президента РФ от 05.12.2016 № 646 «Об утверждении Доктрины информационной безопасности Российской Федерации» // Собрание законодательства РФ. 12.12.2016. № 50. Ст. 7074.

преступным и террористическим группировкам, иностранным разведкам и воинским подразделениям в информационно-коммуникационных сетях.

Национальные механизмы и подходы регулирования проблемы содержания информации в социальных сетях разнообразны. Так, некоторые авторы отмечают, что США поддерживают политику максимального невмешательства со стороны государства, а такие страны, как Китай, Куба, Вьетнам ведут крайне строгую цензуру. Существуют страны, где ограничивается доступ к некоторым сайтам, к таким можно отнести Францию, Великобританию, Австралию, Казахстан и многие другие страны [4].

В международном масштабе правового регулирования социальных сетей существует множество используемых механизмов, но не все аспекты общественных отношений в социальных сетях имеют на сегодня четко определенную правовую основу, что затрудняет процесс выработки единых международных правовых норм.

Необходимо отметить, что понимание важности совместных действий в данной сфере между подавляющим большинством государств растет. Увеличивается координация, объединяются усилия как отдельных государств, так и их объединений и международных организаций.

Опыт противостояния преступности в социальных сетях показал, что отдельные государства могут достигать успехов на этом пути только в результате кардинального закрытия страны от внешнего воздействия. Необходимо отметить, что это должно быть полное закрытие, как, например, в Северной Корее. Поскольку частичное закрытие, такое, например, как в Китае, не решает всех указанных проблем. Субъекты воздействия находят лиц «внутри» системы и дают им задание на подрывную и преступную деятельность. Причем эти люди информационно находятся в китайском сегменте Интернета, однако физически могут пребывать за пределами Китая, например, в Тайване. Аналогичная ситуация возникает в русскоязычном сегменте Интернета в связи с совершением украинскими гражданами преступлений в российских социальных сетях. Соответственно, преследование правоохранительными органами указанных лиц, а также пресечение противоправной деятельности существенно затрудняется ввиду враждебного отношения Тайваня к Китаю и Украины к России.

В этой связи важнейшее значение приобретает оказание правоохранительными органами разных государств взаимной помощи, организация скоординированного межгосударственного взаимодействия. Данная работа осуществляется на базе Интерпола, Организации объединенных наций, по отдельным направлениям на базе

Организации экономического сотрудничества и развития (ОЭСР) и Совета Европы. Если вопросы противодействия организации и поддержке «цветных революций» не находят понимания у наших западных «партнеров», то противостояние наркотрафику, детской порнографии, терроризму осуществляется коллективно, причем сотрудничество продолжает расширяться и увеличиваться.

Для полноценного взаимодействия необходима разработка и утверждение международно-правовых норм, выработка общих подходов, определение единых целей. Международные нормы должны стать основой для национальных норм, определить понятия, гармонизировать уголовное и административное законодательство.

Ряд соглашений заключены Россией с государствами Содружества Независимых Государств, Евразийского союза, Шанхайской организации сотрудничества.

С одной стороны, заключались двухсторонние соглашения о сотрудничестве в области информационной безопасности, например, в 2015 году такое соглашение было заключено с Китаем [5]. Аналогичные двухсторонние соглашения были заключены с Беларусью, Кубой, ЮАР, Вьетнамом. Кроме того, еще более 30 двухсторонних договоров подписаны Российской Федерацией с другими странами о взаимной защите секретной информации.

С другой стороны, были подписаны коллективные договоры по обеспечению информационной безопасности. В 2009 году было подписано Соглашение между Правительствами государств - членов Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности, которое вступило в силу 2 июня 2011 года [6]. Участниками Соглашения являются Казахстан, Киргизия, Китай, Россия, Таджикистан, Узбекистан. В 2013 году было заключено Соглашение о сотрудничестве государств - участников СНГ в области обеспечения информационной безопасности [7]. Указанное соглашение ратифицировано странами-участницами (Арменией, Беларусью, Казахстаном, Киргизией, Россией и Таджикистаном) и вступило в силу. Еще одно Соглашение о сотрудничестве государств - членов Организации Договора о коллективной безопасности в области обеспечения информационной безопасности было принято в ноябре 2017 года и еще не вступило в силу ввиду отсутствия ратификации [8].

Вопросы обеспечения безопасности в социальных сетях актуальны для всех стран мира и неоднократно поднимались на уровне Организации объединенных наций. 29 ноября 2001 года на 56 сессии Генеральной Ассамблеи ООН была

создана «Группа правительственных экспертов ООН по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности» на основании резолюции «Достижения в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности» A/RES/56/19, предложенной Россией [9].

Группа выдержала пять созывов, каждый из которых заканчивался принятием доклада о международной информационной безопасности, существующих и потенциальных угрозах. Например, доклад Группы 2014-2015 годов перечислял все существующие угрозы информационной безопасности, предлагал к принятию правила, нормы и принципы поведения государств в информационном пространстве. Однако западные страны не пожелали принять и утвердить постулаты, предложенные государствами - членами Шанхайской организации сотрудничества в области информационной безопасности:

- «информационно-коммуникационные технологии (ИКТ) должны использоваться исключительно в мирных целях;

- международное сотрудничество должно быть нацелено на предотвращение конфликтов в информационной сфере, а не на их регулирование;

- государства должны обладать суверенитетом над информационно-телекоммуникационной инфраструктурой на своей территории;

- любые обвинения в адрес государств в причастности к компьютерным атакам в обязательном порядке должны быть доказаны;

- государства не должны допускать возможности использования их территории для осуществления компьютерных атак и содействовать использованию в этих целях посредников;

- государства должны бороться с внедрением и использованием скрытых вредоносных функций и программных уязвимостей в IT-про-дукции, а также добиваться ее безопасности для пользователей» [10].

Учитывая развернутую всемирную кампанию против России и Китая, в том числе с использованием сетевых ресурсов, социальных сетей и мессенджеров, принятие вышеизложенных предложений стало невозможно, поскольку сразу ставило вне закона подразделения армий США, Великобритании и Украины, занимающиеся информационной войной. Кроме того, предложения заставляли средства массовой информации англосаксонских государств и их политиков не голословно обвинять во всем Россию или Китай, а доказывать свои обвинения, что опять же не соответствовало представлениям США, Великобритании и других стран об использовании информационного пространства.

Россия и государства - члены СНГ, ОДКБ или ШОС активно продвигают идею о государственном контроле над информационными ресурсами в пределах своих территориальных границ. В настоящий момент достигнут консенсус в данном вопросе с государствами - членами таких организаций, как ОДКБ и ШОС. Кроме того, опираясь именно на подход создания суверенного информационного пространства и отказа от трансграничной передачи персональных данных, в августе 2016 года была создана пятая Группа правительственных экспертов, включившая в свой состав представителей 25 стран. Причем всего было подано более 60 заявок и 45 стран в лице своих министров иностранных дел изъявляли желание участвовать в работе Группы. За счет того, что Россия является инициатором Резолюций Генеральной ассамблеи ООН по информационной безопасности, с ее подачи при формировании группы был соблюден географический принцип и обеспечено участие в ней Германии, Кубы, Израиля, мусульманских государств.

Россия в рамках Группы предложила следующие положения, которые должны были лечь в основу Правил Резолюции:

- «универсальность, т.е. общая система правил для всех государств;

- миротворческий характер, т.е. правила должны распространять соблюдение государственного суверенитета и неприменения силы;

- государственноцентричность, т.е. соблюдение условий, при которых будет сформирована модель, в рамках которой будут четко определены роль и обязанности всех факторов, а ведущая роль при этом должна оставаться за государством;

- рамочный характер: правила должны быть рамочными политическими договоренностями, а не техническими мерами, чтобы создать так называемый международно-правовой защитный «зонтик», под которым будут приниматься более узкие специальные, в том числе технические, меры;

- постоянство действий: правила должны действовать постоянно без разделения на мирное и военное время, т.к. международное право пока не располагает необходимой терминологией для разделения. Несмотря на то, что Правила относятся к так называемому мягкому праву, не должно складываться впечатление, что их можно безнаказанно нарушать» [10].

Несмотря на поддержку большинства государств мира указанные положения не были одобрены экспертами Группы. В первую очередь это произошло потому, что предложенные подходы прямо противоречат американскому видению развития Интернет и сферы ИКТ. По американскому варианту, активно продвигаемому уже несколь-

ко лет, на территории США создано несколько глобальных облачных хранилищ, в которых все человечество должно содержать информацию, в том числе персональные данные и секретную информацию, а американские спецслужбы имеют полный доступ для изучения ее в своих целях.

Вторым предложением России в последние годы был проект Конвенции ООН о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности, распространенный в октябре 2017 года в ООН в качестве документа 72-й сессии Генассам-блеи. Целями предложенной Конвенции являются:

- принятие мер по предупреждению противоправных деяний в сфере информационно-коммуникационных технологий;

- обеспечение выявления, расследования и наказуемости использования информационно-коммуникационных технологий в преступных целях на внутригосударственном и международном уровнях;

- развитие международного сотрудничества в сфере ИКТ, подготовка кадров, обмен информацией, оказание технической помощи.

Необходимо отметить, что проект Конвенции, как и предложенные выше Правила, в своей основе опирается на принципы суверенитета, невмешательства во внутренние дела стран и равенства договаривающихся государств. Однако по перечисленным выше причинам, при активном противодействии США, проект Конвенции ООН о сотрудничестве в сфере противодействия информационной преступности пока не принят и обсуждается.

Третьим предложением России на уровне ООН в сфере обеспечения безопасности Интернета в целом и социальных сетей в частности является создание Конвенции безопасного функционирования и развития Интернета.

Концепция Конвенции предполагает, что управление Интернетом должно быть разделено на два уровня - государственный и международный.

При этом на государственном уровне появится возможность защиты своего национального сегмента Интернета, как с точки зрения программного обеспечения, так и с точки зрения критической инфраструктуры. Обеспечение прав и свобод пользователей, а также защита прав граждан в Интернете также возлагается на национальный уровень.

Межгосударственному уровню должны быть делегированы функции управления критической инфраструктурой, ее дублирования и децентрализации, а также разработки стандартов и правил, обязательных для выполнения на национальном уровне. Для этого предлагается создать международную организацию под эгидой ООН, которая будет осуществлять международное управление Интернетом.

Реализация такого подхода не позволит одному государству или группе государств критично вмешиваться в работу сети, самостоятельно управлять доступом в сеть, определять правила поведения для других стран.

Проект Конвенции не касается вопросов защиты персональных данных, свободы слова и средств массовой информации, анонимности в глобальной сети, интеллектуальной собственности и других отдельных направлений, требующих международного регулирования.

Однако, как и с предыдущими двумя инициативами России, наши западные «партнеры» не желают урегулирования в данной сфере и предлагают оставить все в современном беспорядке. Подобный подход понятен, поскольку организации, управляющие развитием Интернета, в настоящее время находятся под контролем правительства США. К ним относятся Совет по архитектуре Интернета, Консорциум всемирной паутины, Корпорация по управлению доменными именами и 1Р-адресами и другие организации.

Второй проблемой является подход малых государств, которые не желают тратить большие средства на создание национальной архитектуры сети, считая, что ничего опасного в том, чтобы доверить управление своими данными США, нет.

Таким образом, все три инициативы России, предложенные в последние годы на уровне ООН, натолкнулись на принципиальное нежелание США и других англосаксонских государств урегулировать отношения в Интернете на равноправных основах.

Подводя итог проведенному анализу, можно сформулировать следующие предложения, которые позволят снизить угрозу использования социальных сетей в противоправных целях.

На национальном уровне необходимо рассмотреть вопрос о создании межведомственной комиссии по правовому регулированию функционирования социальных сетей и мессенджеров. Межведомственная комиссия должна осуществить ревизию законодательства в данной сфере, на основании которой представляется целесообразным разработать специальное законодательство, направленное на пресечение противоправных действий в социальных сетях посредством устранения законодательных пробелов и правовых коллизий, ввести понятийный аппарат, определяющий четкие границы ответственности. В настоящий момент наблюдаются существенные разночтения в формулировках понятий, что не способствует правоприменению.

На международном уровне представляется целесообразным продолжить практику заключения двухсторонних договоров об обеспечении информационной безопасности с другими странами. Кроме того, необходимо продолжить усилия по созданию

Конвенции ООН по безопасному функционированию и развитию Интернета. В условиях противодействия западных государств усилиям России можно сосредоточиться в указанной Конвенции на вопросах пресечения преступлений в Интернете, необходимость противодействия которым никем не оспаривается. К таким преступлениям относятся, например, детская порнография, наркобизнес, терроризм и т.п. После урегулирования указанных вопросов можно продолжить попытки урегулирования социальных сетей и Интернета в целом.

Таким образом, можно констатировать, что, несмотря на понимание всеми участниками международного сообщества важности противодействия противоправным деяниям в социальных сетях, установление всеобщих правил в данной сфере пока невозможно. Усилия России, Китая и их партнеров и единомышленников пока не дают результата. Разные подходы к правовому регулированию, разные цели, которые ставят перед собой государства, не позволяют достичь консенсуса и принять Конвенцию ООН в данной сфере.

Литература

1. Милославская З. Россия в социальных сетях: какой ущерб от виртуальной жизни? [Электронный ресурс]: URL http://tass. ru/obschestvo/612732/ (дата обращения 12.11.2018).

2. Ефимов Е.Г. Социальные Интернет-сети (методология и практика исследования). - Волгоград: Волгоградское научное издательство, 2015. - 168 с.

3. Основы государственной политики Российской Федерации в области международной информационной безопасности на период до 2020 года: утв. Президентом РФ 24.07.2013 № Пр-1753 // Текст документа приведен в соответствии с публикацией на сайте http://www.scrf.gov.ru/ по состоянию на 24.04.2015.

4. Доклад Рабочей группы по управлению Интернетом - Шато де Босси, 2005. [Электронный ресурс]: URL http://www.un.org/ ru/development/ict/ (дата обращения 12.11.2018).

5. Соглашение между Правительством Российской Федерации и Правительством Китайской Народной Республики о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности ( заключено в г. Москве 08.05.2015) // Бюллетень международных договоров. 2016. № 11. С. 82-88.

6. Соглашение между Правительствами государств-членов Шанхайской организации сотрудничества о сотрудничестве в области обеспечения международной информационной безопасности (Вместе с «Перечнями основных понятий и видов угроз, их источников и признаков»): Заключено в г. Екатеринбурге 16.06.2009 // Бюллетень международных договоров. 2012. № 1.

7. Соглашение о сотрудничестве государств - участников Содружества Независимых Государств в области обеспечения информационной безопасности: Заключено в г. Санкт-Петербурге 20.11.2013 // Бюллетень международных договоров. 2015. № 10. С. 7-13.

8. Соглашение о сотрудничестве государств - членов Организации Договора о коллективной безопасности в области обеспечения информационной безопасности (заключено в г. Минске 30.11.2017) [Электронный ресурс]: http://www.mid.ru

9. С. Бойко. Группа правительственных экспертов ООН по достижениям в сфере информатизации и телекоммуникаций в контексте международной безопасности: взгляд из прошлого в будущее [Электронный ресурс] / Журнал «Международная жизнь». 2016. № 8. URL: https://interaffairs.ru/jauthor/material/1718 (дата обращения 10.11.2018).

10. С. Бойко. Формирование системы международной информационной безопасности: российские подходы и инициативы [Электронный ресурс] / Журнал «Международная жизнь». 2018. № 5. URL: https://interaffairs.ru/jauthor/material/2021 (дата обращения 10.11.2018).

= References =

1. Miloslavskaya Z. Rossiya v social'nyh setyah: kakoj ushcherb ot virtual'noj zhizni? [EHlektronnyj resurs]: URL http://tass.ru/ obschestvo/612732/ (data obrashcheniya 12.11.2018).

2. Efimov E.G. Social'nye Internet-seti (metodologiya i praktika issledovaniya). - Volgograd: Volgogradskoe nauchnoe izdatel'stvo, 2015. - 168 s.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Osnovy gosudarstvennoj politiki Rossijskoj Federacii v oblasti mezhdunarodnoj informacionnoj bezopasnosti na period do 2020 goda: utv. Prezidentom RF 24.07.2013 № Pr-1753 // Tekst dokumenta priveden v sootvetstvii s publikaciej na sajte http://www.scrf. gov.ru/ po sostoyaniyu na 24.04.2015.

4. Doklad Rabochej gruppy po upravleniyu Internetom - SHato de Bossi, 2005. [EHlektronnyj resurs]: URL http://www.un.org/ru/ development/ict/ (data obrashcheniya 12.11.2018).

5. Soglashenie mezhdu Pravitel'stvom Rossijskoj Federacii i Pravitel'stvom Kitajskoj Narodnoj Respubliki o sotrudnichestve v oblasti obespecheniya mezhdunarodnoj informacionnoj bezopasnosti ( zaklyucheno v g. Moskve 08.05.2015) // Byulleten' mezhdunarodnyh dogovorov. 2016. № 11. S. 82-88.

6. Soglashenie mezhdu Pravitel'stvami gosudarstv-chlenov SHanhajskoj organizacii sotrudnichestva o sotrudnichestve v oblasti obespecheniya mezhdunarodnoj informacionnoj bezopasnosti (Vmeste s «Perechnyami osnovnyh ponyatij i vidov ugroz, ih istochnikov i priznakov»): Zaklyucheno v g. Ekaterinburge 16.06.2009 // Byulleten' mezhdunarodnyh dogovorov. 2012. № 1.

7. Soglashenie o sotrudnichestve gosudarstv - uchastnikov Sodruzhestva Nezavisimyh Gosudarstv v oblasti obespecheniya informacionnoj bezopasnosti: Zaklyucheno v g. Sankt-Peterburge 20.11.2013 // Byulleten' mezhdunarodnyh dogovorov. 2015. № 10. S. 7-13.

8. Soglashenie o sotrudnichestve gosudarstv - chlenov Organizacii Dogovora o kollektivnoj bezopasnosti v oblasti obespecheniya informacionnoj bezopasnosti (zaklyucheno v g. Minske 30.11.2017) [EHlektronnyj resurs]: http://www.mid.ru

9. S. Bojko. Gruppa pravitel'stvennyh ehkspertov OON po dostizheniyam v sfere informatizacii i telekommunikacij v kontekste mezhdunarodnoj bezopasnosti: vzglyad iz proshlogo v budushchee [EHlektronnyj resurs] / ZHurnal «Mezhdunarodnaya zhizn'». 2016. № 8. URL: https://interaffairs.ru/jauthor/material/1718 (data obrashcheniya 10.11.2018).

10. S. Bojko. Formirovanie sistemy mezhdunarodnoj informacionnoj bezopasnosti: rossijskie podhody i iniciativy [EHlektronnyj resurs] / ZHurnal «Mezhdunarodnaya zhizn'». 2018. № 5. URL: https://interaffairs.ru/jauthor/material/2021 (data obrashcheniya 10.11.2018).

(статья сдана в редакцию 28.11.2018) Проблемы правоохранительной деятельности 4'18

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.