Научная статья на тему 'Организованный досуг рабочих Средневолжского края'

Организованный досуг рабочих Средневолжского края Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
117
16
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
РАБОЧИЕ / СРЕДНЕВОЛЖСКИЙ РЕГИОН / КУЛЬТУРА / ДОСУГ / РАБОЧИЕ КЛУБЫ / ПРОЛЕТАРСКИЙ ТУРИЗМ / ТЕАТР / КИНО / WORKERS / MIDDLE VOLGA REGION / CULTURE / LEISURE / WORKING CLUBS / PROLETARIAN TOURISM / THEATER / CINEMA

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Кирсанов Роман Сергеевич

Актуальность и цели. Досуг на любом историческом этапе зачастую ассоциируется с приватностью и некоторой свободой. Но в сталинское время досуг сочетался с разными формами его осознанного целенаправленного регулирования со стороны государства. В исторической литературе не существует специальных исследований по организации отдыха рабочих Средневолжского края. Цель статьи рассмотреть организованные формы досуга рабочих Среднего Поволжья в 1928-1937 гг. Материалы и методы. Методологическую основу статьи составили принципы историзма и объективности. При написании работы использовались общенаучные методы описания, анализа, синтеза и др., а также специфические методы исторического исследования, в том числе проблемно-хронологический, сравнительно-исторический, логический. Результаты. Исследованы основные формы досуга рабочих Средней Волги в 1928-1937 гг. Выявлены положительные и отрицательные стороны организации культурного времяпрепровождения пролетариата на промышленных предприятиях. Выводы. Организованные формы досуга удовлетворяли потребности городских рабочих в отдыхе и развлечениях, но в то же время они активно политизировались под нажимом партийно-государственных структур.Background.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Leisure at any historical stage is often associated with privacy and some freedom. But at the Stalin’s time, leisure was combined with various forms of its deliberate, purposeful regulation by the state. There has not been any special researches reflected in historical literature regarding the leisure organization of workers in Middle Volga region. The purpose of the article is to consider organized leisure forms of workers from Middle Volga region in 1928-1937. Materials and methods. The methodological basis of the study included the principles of historicism and objectivity. When writing the work, general scientific methods of description, analysis, synthesis, etc., as well as specific methods of historical research, including problem-chronological, comparative-historical, logical ones were used. Results. The main forms of leisure of workers from the Middle Volga in 1928-1937 were investigated. The positive and negative aspects of the organization of cultural pastime of the proletariat at industrial enterprises have been revealed. Conclusions. Organized forms of leisure satisfied the needs of urban workers in recreation and entertainment, but at the same time they were actively politicized under the pressure of party-state structures.

Текст научной работы на тему «Организованный досуг рабочих Средневолжского края»

УДК 9; 93

DOI: 10.21685/2072-3024-2017-3-5

Р. С. Кирсанов

ОРГАНИЗОВАННЫЙ ДОСУГ РАБОЧИХ СРЕДНЕВОЛЖСКОГО КРАЯ

Аннотация.

Актуальность и цели. Досуг на любом историческом этапе зачастую ассоциируется с приватностью и некоторой свободой. Но в сталинское время досуг сочетался с разными формами его осознанного целенаправленного регулирования со стороны государства. В исторической литературе не существует специальных исследований по организации отдыха рабочих Средневолжского края. Цель статьи - рассмотреть организованные формы досуга рабочих Среднего Поволжья в 1928-1937 гг.

Материалы и методы. Методологическую основу статьи составили принципы историзма и объективности. При написании работы использовались общенаучные методы описания, анализа, синтеза и др., а также специфические методы исторического исследования, в том числе проблемно-хронологический, сравнительно-исторический, логический.

Результаты. Исследованы основные формы досуга рабочих Средней Волги в 1928-1937 гг. Выявлены положительные и отрицательные стороны организации культурного времяпрепровождения пролетариата на промышленных предприятиях.

Выводы. Организованные формы досуга удовлетворяли потребности городских рабочих в отдыхе и развлечениях, но в то же время они активно политизировались под нажимом партийно-государственных структур.

Ключевые слова: рабочие, Средневолжский регион, культура, досуг, рабочие клубы, пролетарский туризм, театр, кино.

R. S. Kirsanov

ORGANIZED LEISURE OF WORKERS IN MIDDLE VOLGA REGION

Abstract.

Background. Leisure at any historical stage is often associated with privacy and some freedom. But at the Stalin's time, leisure was combined with various forms of its deliberate, purposeful regulation by the state. There has not been any special researches reflected in historical literature regarding the leisure organization of workers in Middle Volga region. The purpose of the article is to consider organized leisure forms of workers from Middle Volga region in 1928-1937.

Materials and methods. The methodological basis of the study included the principles of historicism and objectivity. When writing the work, general scientific methods of description, analysis, synthesis, etc., as well as specific methods of historical research, including problem-chronological, comparative-historical, logical ones were used.

Results. The main forms of leisure of workers from the Middle Volga in 19281937 were investigated. The positive and negative aspects of the organization of cultural pastime of the proletariat at industrial enterprises have been revealed.

Conclusions. Organized forms of leisure satisfied the needs of urban workers in recreation and entertainment, but at the same time they were actively politicized under the pressure of party-state structures.

Key words: workers, Middle Volga region, culture, leisure, working clubs, proletarian tourism, theater, cinema.

Социальные потрясения, которые пережило советское общество в первой половине XX в., без сомнения оказали огромное влияние на досуговую деятельность населения. Прежние социальные ориентиры (сословия, богатство) перестали доминировать в стиле поведения и времяпрепровождения населения. Бесспорно, что объем, структура и содержание досуга являются показателями культурных ориентиров населения, во многом влияют на его ментальные представления. Немалую роль в формировании новых культурных ориентиров сыграла организация досуга со стороны различных государственных органов. Не случайно в обществах индустриального типа возник вопрос о регулировании досуга косвенным, но вполне цивилизованным путем -посредством законодательства о продолжительности рабочего дня. На юбилейной сессии ЦИК СССР, посвященной десятилетию Октябрьской революции (1927), был провозглашен переход на семичасовой рабочий день. Однако уменьшение продолжительности рабочего дня не привело к расширению досуга. Летом 1929 г. был введен новый табельный календарь, согласно которому неделя состояла из пяти дней: четыре дня работали по семь часов, на пятый - отдыхали [1, с. 1].

В ноябре 1931 г. законодательно учреждениям был разрешен переход к шестидневной календарной системе, в которой стабильно 6, 12, 18, 24 и 30 числа были выходными [2, с. 1]. Увеличение выходных происходило за счет сокращения религиозных праздников в рамках борьбы с поповщиной, церковными обрядами и пережитками. Так, Праздник Преображения был заменен на Праздник первого дня индустриализации. Одной из установок партии в годы индустриализации стало создание человека нового общества, что подразумевало не только повышение культурного уровеня населения, но и в первую очередь воспитание человека нового социалистического типа.

Но результаты проведенного в 1933 г. исследования свободного времени рабочих показали, что величина досуга в рабочей среде не возросла по сравнению с 1923 г. Мужчины отводили на развлечения и бездеятельный отдых, на учебу и самовоспитание примерно 4,5 часа в день, а женщины -3,5 часа. При этом бездеятельный отдых стал занимать у молодых рабочих больше времени, чем у людей старших возрастов [3, с. 55]. Таким образом, правовые нормы не смогли окончательно решить проблему увеличения свободного времени в рабочей среде.

Досуговая деятельность рабочего в годы индустриализации обогатилась очень серьезным культурным содержанием. Это было связано с введением в Советском Союзе всеобщего бесплатного начального образования, борьбой с неграмотностью, расширением среднего и высшего специального образования в 30-е гг. XX в.

Опорой советской власти, по задумке ее лидеров, должен был стать рабочий класс. За годы первых пятилеток произошло его значительное увеличение. Если в 1925 г. в СССР было 8,6 млн рабочих и служащих, то в 1937 г. их стало 28,6 млн человек [4, с. 8]. Источником пополнения рабочих Средне-волжского края являлись в основном выходцы из деревни и непролетарских слоев города. Процесс социализации был очень трудным и долгим. Поэтому

в трудовых коллективах существовала очень высокая социальная напряженность, через сферу культуры государство искало механизмы влияния на вчерашних крестьян.

Большие надежды органы государственной власти возлагали на кинематограф. Он должен был способствовать укреплению советской идеологии в сознании рабочих, «организовывать мысли и чувства зрителя в нужном пролетариату направлении», способствовать углублению «классового самосознания рабочих» [5, с. 169]. В. И. Ленин предавал огромное значение данному жанру искусства: «Пока народ безграмотен, из всех искусств важнейшими для нас являются кино и цирк» [6, с. 579]. Таким образом, по мысли лидера советского государства, кино должно было нести важную идеологическую нагрузку. В советских картинах рассказывали о революционной борьбе, о борьбе с внутренними врагами, о счастливой жизни советских людей, о преодолении всевозможных трудностей. В то же время следует заметить, что политизация киноискусства не происходила исключительно под давлением партийно-государственной власти. В кинематографе, как и в других областях, находились люди, формулировавшие идеи, принципы и подходы, созвучные интересам власти. Так, например, во время работы Всесоюзного партийного совещания по вопросам кино, проходившего в Москве в марте 1928 г., среди его участников было распространено письмо группы известных режиссеров (Г. В. Александрова, С. М. Эйзенштейна, Г. М. Козинцева и др.). Видные кинематографисты сетовали на отсутствие «твердой идеологической диктатуры» и призывали создать при Агитпропе ЦК ВКП(б) особый орган, ставящий «исчерпывающие задания политического и культурного порядка» [7, с. 14, 15]. Тем самым кинематограф рассматривался как поле битвы за формирование общественного сознания рабочих. Одним из сильных идеологических инструментов стал показ перед началом киносенсов хроникально-документального кино, которое рассказывало о передовом рабочем опыте передовиков и новаторов, о положении дел на стройках пятилетки. По замыслу коммунистической партии, посмотрев эти фильмы, рабочие должны были еще больше приобщиться к индустриализации и социалистическому соревнованию. Своего рода это было психологическим стимулом к поднятию производительности труда. Естественно, такие картины были не выгодны с коммерческой точки зрения для показа в городских кинотеатрах. Приходилось сооружать киноустановки непосредственно на заводах. «5-го декабря рабкоры "Коммуны" и работники печати... смотрели картину "Борьба за жизнь". В ней показаны два периода в жизни нефтяных промыслов Баку. Первый - дореволюционный, когда в погоне за сверхприбылью нефтепромышленники совершенно не заботились о техническом оборудовании производства, об ограждении машин. Гнилые тросы и пышки ежедневно губили рабочих. И вот - пришла советская власть. Наступает период восстановления и расцвета промыслов. Их техническое оборудование улучшается, несчастные случаи на производстве значительно уменьшаются» [8, с. 3]. Мы можем видеть, что уже с самого начала индустриализации кино стало идеологическом оружием в деле построения социализма.

Из года в год популярность кинематографа как искусства все росла, этому способствовал переход на звуковое кино. В 1930 г. закончена работа над первыми полнометражными звуковыми документальными фильмами

«План великих работ» и «Симфония Донбасса», снятыми режиссерами Абрамом Роомом и Дзигой Вертовым по той же системе. Год спустя создана первая художественная кинокартина «Путевка в жизнь» со звуком, записанным по системе «Тагефон». К 1934 г. произошел полный переход советского кинопроизводства к звуковому кино.

В 1927 г. в Самаре начала работать студия кинохроники, обслуживавшая Среднее Поволжье. В том же году ею был создан документальный фильм «Старая и новая Самара». В киножурналах 30-х гг. рассказывалось о прибытии в край первых тракторов, о поисках И. Л. Рудницким полезных ископаемых в Орско-Халиловском районе, о начале разработки сланца в Кашпире. Хроникально-документальные фильмы освещали успехи передовиков промышленности и сельского хозяйства, важнейшие явления жизни Самарского края.

На протяжении первых пятилеток самой острой проблемой была нехватка посадочных мест. Если в 1928 г. в области было лишь 73 киноустановки, то в начале 1941 г. их стало уже 23 422 [9, л. 89]. В Пензе работало и того меньше - всего лишь два кинотеатра и 40 киноустановок [10, л. 89]. В этих условиях рабочие клубы стали брать инициативу в свои руки.

Репертуар был представлен как художественными, так и документальными фильмами с пропагандой социалистических идеалов.

Большое недовольство рабочих вызывали также высокие цены на билеты. Рабочие оставляли в газетах скептические комментарии про организацию массовых просмотров кино: «Увлечение коммерческой стороной клубов следует приостановить. Клуб - это не лавочка для выкачивания из кармана рабочего пятаков, а место, где рабочий желает получить культурный отдых. Если нельзя показывать картин бесплатно, то плату на киносеансы устанавливать самую минимальную, чтобы только покрыть расходы по кино» [11, с. 4].

Но, несмотря на эти две достаточно серьезные проблемы, просмотр кинокартин стал нормой досуга в повседневной жизни рабочего. Кино было доступно пролетариату и материально, и интеллектуально.

Совершенно по-другому складывалась ситуация с театрами. Несмотря на то что в городах Средневолжского края работали десятки театров, представители пролетариата посещали их мало. Профсоюзы требовали от театралов максимально учитывать пожелания пролетариата. Театры оказались в тяжелом положении, ведь работать надо было на заказ, при этом учитывая вкусы всех слоев города. Создавая свой репертуар, коллектив самарского театра многократно обращался к драматургии М. Горького. Из сезона в сезон со сцены не сходили «На дне», «Враги», «Мещане», «Варвары». В числе первых в стране театр поставил «Егора Булычева».

В помещении Куйбышевского драматического театра 1 июня 1931 г. «Борисом Годуновым» М. Мусоргского открывала свой первый сезон Сред-неволжская краевая опера. Наряду с постановкой классических произведений театр в первые же годы своего существования обращается к произведениям современных композиторов. В 1931-1938 гг. на его сцене идет один из первых советских балетов «Красный мак» Р. Глиера, ставятся оперы «Тихий Дон» (1936) и «Поднятая целина» (1938) И. Дзержинского, «Броненосец Потемкин» О. Чишко (1937).

В условиях начавшейся модернизации на многих предприятиях Среднего Поволжья не было богатых премиальных фондов. Вот здесь и пригодились билеты в театр. В практику вошло вручение бесплатных билетов передовикам производства, тем самым советская власть решила сразу две проблемы: стимулирование рабочих и наполняемость театров. И результат не заставил себя ждать. В городах Среднего Поволжья посещаемость театра семьями рабочих с 1933 по 1937 г. выросла более чем в два раза в основном за счет бесплатных билетов [12, л. 176-181]. В 1936 г. Куйбышевскому драматическому театру было присвоено имя А. М. Горького. 1 июня 1931 г. начал работу оперный театр, но все равно в рассматриваемый период до рейтингов кино театру было далеко. Однако для стахановцев и инженерно-технических работников театральные постановки стали вполне обыденным явлением.

При рабочих клубах заводов Средневолжского края создавались театральные кружки, в которых каждый рабочий мог себя попробовать в роле актера. Так, при заводе № 15 в Чапаевске (Самарский округ) в такой кружок входило 48 человек [13, л. 25-28]. В конце 1920-х гг. подобные кружки были созданы при Средневолжском заводе О.С.Н.Х. (Самарский округ) и при Заводе № 50 (Пензенский округ) [14, л. 29, 76]. Периодически драмкружки показывали свое творчество: «В воскресенье, 27 ноября, драматический кружок при клубе пищевиков и транспортников конторы горкомхоза показал пьесу "Камера пыток". Пришли рабочие с женами и детьми, полностью забили красный уголок - 180 человек набралось» [8, с. 3].

В начале 30-х гг. в Самаре был создан специально для рабочих театр «Темп», который выступал с гастролями на многих промышленных предприятиях региона.

Важную роль в 20-30-е гг. XX в. в культурной жизни пролетариата приобрели рабочие клубы. Подобные учреждения начали создаваться в СССР с середины 1920-х гг. Профсоюзные клубы на Средней Волге создавались согласно решению Средневолжского краевого центрального комитета профсоюзов. Обслуживая работников данного предприятия и членов их семей, рабочий клуб не являлся закрытым для других. Членами кружков могли стать и не состоящие в профсоюзах люди. Так, при Велозаводе (Пензенский округ) в 1929 г. членами рабочего клуба было 13 944 человека, а Союз металлистов по Самаре включал в себя около 20 тыс. человек [15, л. 2, 10]. В подобные учреждения входили семьи рабочих, выходцы из других слоев города. Зачастую в рабочий клуб определенного крупного предприятия приходили рабочие из других промышленных предприятий, в которых данные учреждения отсутствовали.

Один из самых крупных рабочих клубов региона был при заводе им. Л. В. Володарского (Ульяновский округ), который имел календарь массовой работы на год, включающий как культурные мероприятия, так и спортивные. Рабочим еженедельно показывали кино и различные драматические постановки. Профсоюз регулярно для своих рабочих доставал билеты в театры города. Для семей рабочих проводились тематические вечера. Для любителей спорта работал кружок физкультуры, который регулярно проводил соревнования по зимним и летним видам спорта [16, л. 9, 99, 100, 113, 114].

Огромной популярностью пользовались литературные вечера. В феврале 1931 г. в клубе завода им. А. Масленникова состоялось торжественное заседание общественных организаций, посвященное 100-летию со дня смерти Пушкина, на заседание пришли примерно 1 тыс. трудящихся [17, с. 90].

Как известно, исторически Среднее Поволжье было многонациональным районом. В некоторых районах русское население составляло менее 50 %. Это привело к созданию национальных клубных учреждений. В Куйбышеве до 1934 г. существовал клуб нацменьшинств, который имел несколько секций: татарскую, мордовскую, немецкую, чувашскую, еврейскую, армяно-грузинскую [18, л. 17]. В это же время в Ульяновске существовал татарский клуб. В данных учреждениях, кроме привычных мероприятий, проходили и различные национальные праздники, конкурсы, игры.

Огромное значение с точки зрения идеологии в годы индустриализации приобрело оформление стенгазет и «красных уголков». Так, при рабочем клубе завода № 15 города Троцка (Самарский округ) выпускалась газета, при которой создали кружок рабкоров. В столовой был организован красный уголок, где содержалась необходимая политинформация [13, л. 25-28]. Власть пыталась использовать даже обеденный перерыв для воспитания человека социалистического типа. В газетах писали о предприятиях и людях: их заботах, бедах и успехах. Главными героями становились сами рабочие различных профессий: сварщики, плавильщики, фрезеровщики и т.д. Здесь публиковался передовой опыт ударников и стахановцев. И каждому рабочему, попавшему на страницу прессы, было приятно видеть свое имя. Своего рода это тоже был мотивирующий момент для каждого трудиться еще лучше.

Ежегодно на предприятиях региона проводился смотр стенгазет. Лучших награждали различными памятными призами. Но все-таки очень много юнкоровских кружков игнорировали эти мероприятия [19, с. 3].

Особой популярностью пользовались кружки художественной самодеятельности. Они, в свою очередь, и явились видом массового отдыха. При заводе № 42 (Самарский округ) существовал целый музыкальный ансамбль, который регулярно выступал с концертами на предприятиях региона [20, с. 4]. Но в начале 1930-х гг. художественная самодеятельность широкого распространения не получила. Это было связано с недостатком кадров и плохой материальной базой.

В рабочих клубах были и негативные явления. Кружки на некоторых предприятиях и вовсе переставали работать или занимались чем-то другим. На пензенском заводе «Маяк революции» ячейки Международной организации помощи борцам революции, Общества друзей радио, драмкружок и другие замерли. Кружок физкультуры действовал с большими перебоями. В клубе строителей каждый вечер наблюдалась поголовная пьянка. На первом гос-мехзаводе клуб напоминал танцевальный зал [21, с. 3].

Новой и популярной формой досуга рабочих стал пролетарский туризм. В 1929 г. было основано Общество пролетарского туризма и экскурсий (ОПТЭ). Уже в мае этого же года организация подобных обществ произошла в крупнейших городах Средневолжского края. К середине 1930-х гг. в Самаре действовало 99 ячеек ОПТЭ, в Ульяновске - 44, в Сызрани - 30, в Чапаевске -18, в Пензе - 13 [22, л. 2]. Далее доля рабочих в ячейках общества по разным городам региона только увеличивалась.

Большой интерес стали представлять производственные экскурсии в другие города. Рабочие Среднего Поволжья были частыми гостями на промышленных предприятиях Москвы и Ленинграда. Для ознакомления с новинками техники в Самаре в 1929 г. был организован Дом науки и техники [23, с. 3]. Также представители пролетариата посещали различные совхозы, где их знакомили с успехами коллективизации. В июне 1930 г. Самарское ОПТ организовало двухнедельник пролетарского туризма по пяти направлениям:

1) совхоз «Красная Звезда»;

2) совхоз «Красное знамя»;

3) кирпичные заводы около Безымянки;

4) кирпичный завод на Самарке;

5) силикатный завод [24, с. 4].

На страницах газет стал пропагандироваться самодеятельный туризм. Особой популярностью стали пользоваться сплавы по рекам: «Жигулевская кругосветка» в Сызрани и Самаре, «Свияжская кругосветка» в Ульяновске.

Туризм давал горожанам в общем и рабочим в частности высокую долю самостоятельности и даже независимости в организации своего досуга, что нравилось пролетариату. С другой стороны, это очень сильно беспокоило правительство. В апреле 1936 г. указом Президиума ЦИК СССР было решено ликвидировать ОПТЭ. Партия видела нецелесообразным дальнейшее развитие туризма на добровольных началах. Все имущество передали ВЦСПС. Однако самодеятельный туризм окончательно не исчез.

Особую популярность у рабочего класса в указанный период приобрели занятия физкультурой и спортом. Кружки физкультуры и спорта в 1928-1937 гг. были самыми многочисленными, а спортивные мероприятия самыми посещаемыми.

Приобщение к физкультуре рабочих было доступным. Так, для членов профсоюзов билет на каток на ул. Либерсона в Пензе стоил всего лишь 10 коп. [25, с. 4]. Такой же каток располагался и в Самаре на городском стадионе. И для членов профсоюзов тоже были льготные билеты [26, с. 3].

Регулярно проводились соревнования между профсоюзными организациями. Каждые выходные в зимний период проводились соревнования по хоккею, конькобежному спорту, совершались лыжные вылазки. Проводились целые окружные мероприятия. Летом на постоянной основе происходили соревнования по футболу и легкой атлетике. Об этих мероприятиях было известно всем заранее, так как объявления про них печатались в газетах «Волжская коммуна», «Трудовая правда», «Пролетарский путь» и др.

Заводские кружки физкультуры были совершенно бесплатны для занятия спортом. Так, при заводе № 42 в летний период 1929 г. занималось около 100 человек, из них 25 % - женщины. Были секции легкой атлетики, игровых (футбол, баскетбол и др.) и водных видов спорта. Основным недостатком работы кружка данного предприятия было плохое состояние игровой грунтовой площадки [27, л. 1-3].

Областные советы физкультуры всеми силами пытались пробудить интерес к физкультуре, которая должна была отвлекать от асоциального образа жизни, который получил распространение среди городского населения в общем и пролетариата в частности. Для этого проводились физкультурные и санитарные консультации [28, с. 4].

На некоторых предприятиях региона все же наблюдалось незначительное вовлечение рабочих в занятие физкультурой и спортом. Так, на Оренбургском мясокомбинате на 1934 г. из 127 рабочих физкультурой и спортом занимались 19 человек. В этот же год на Богатовском маслозаводе (Самарский округ) из 289 рабочих в физкружок входили 55 человек [29, л. 46, 47].

Туризм, физкультура и спорт стали средствами борьбы советской власти за пропаганду здорового образа жизни и отучения рабочих от различных форм проявления девиантности.

Таким образом, формы проведения досуга в рабочей среде в годы первых пятилеток были весьма разнообразными. На развитие этих форм влияли различные факторы: с одной стороны, интересы, традиционные воззрения, уровень образованности рабочих, а с другой - интересы партийно-государственной власти. Театры, кино, рабочие клубы, а также многие другие формы проведения досуга удовлетворяли потребности городских рабочих в отдыхе и развлечениях, способствовали их культурному росту. В то же время они активно политизировались под нажимом партийно-государственных структур и при деятельном участии части интеллигенции, готовой обслуживать политико-идеологические требования власти. Это позволяет говорить о сочетании досуговыми организациями социокультурных и политических функций.

Библиографический список

1. О переходе на непрерывное производство в предприятиях и учреждениях Союза ССР : постановление СНК СССР от 26.08.1929. - М., 1929. - 1 с.

2. О непрерывной производственной неделе в учреждениях : постановление СНК СССР от 21.11.1931 № 984. - М., 1931. - 1 с.

3. Лебедев-Патрейко, В. И. Бюджет времени рабочей семьи / В. И. Лебедев-Патрейко. - Л. : ЛНИИКХ, 1933. - 150 с.

4. Кирсанов, Р. С. Будни рабочих на предприятиях Среднего Поволжья в 19281937 гг. / Р. С. Кирсанов, И. Н. Камардин // История: факты и символы. - 2017. -№ 1 (10). - С. 7-13.

5. КПСС о культуре, просвещении и науке : сб. документов / сост.: В. С. Викторов, А. С. Конькова, Д. А. Парфенов. - М. : Политиздат, 1963. - 552 с.

6. Ленин, В. И. Беседа В. И. Ленина с А. В. Луначарским // Полное собрание сочинений : в 55 т. / В. И. Ленин. - М. : Политиздат, 1958. - Т. 44. - С. 726.

7. Искусство кино. - 1964. - № 4.

8. Волжская коммуна. - 1928. - 14 декабря.

9. Государственный архив Самарской области (ГАСО). Ф. Р-2521. Оп. 4. Д. 929.

10. Государственный архив Пензенской области (ГАПО). Ф. Р-2394. Оп. 1. Д. 1535.

11. Волжская коммуна. - 1928. - 6 декабря.

12. Государственный архив Российской Федерации (ГАРФ). Ф. Р-373. Оп. 21. Д. 49.

13. Самарский областной государственный архив социально-политической истории (СОГАСПИ). Ф. Р-13. Оп. 1. Д. 3.

14. СОГАСПИ. Ф. Р-9431. Оп. 2. Д. 64.

15. СОГАСПИ. Ф. Р-9431. Оп. 2. Д. 65.

16. Государственный архив Ульяновской области (ГАУО). Ф. Р-454. Оп. 1. Д. 238.

17. Климочкина, А. Ю. Бытовая культура советских горожан в 1930-е гг. / А. Ю. Климочкина // Вестник Самарского государственного университета. - 2006. -№ 10/1 (50). - С. 86-93.

18. СОГАСПИ. Ф. Р-714. Оп. 1. Д. 148.

19. Волжская коммуна. - 1930. - 7 февраля.

20. Волжская коммуна. - 1930. - 29 мая.

21. Трудовая правда. - 1931. - 16 января.

22. СОГАСПИ. Ф. Р-1141. Оп. 41. Д. 178.

23. Волжская коммуна. - 1929. - 28 мая.

24. Волжская коммуна. - 1930. - 10 июня.

25. Трудовая правда. - 1928. - 1 февраля.

26. Волжская коммуна. - 1928. - 1 января.

27. СОГАСПИ. Ф. Р-9432. Оп. 2. Д. 62.

28. Волжская коммуна. - 1929. - 2 февраля.

29. СОГАСПИ. Ф. Р-9362. Оп. 2. Д. 83.

References

1. O perekhode na nepreryvnoe proizvodstvo v predpriyatiyakh i uchrezhdeniyakh Soyuza SSR: postanovlenie SNK SSSR ot 26.08.1929 [On transition to continuous production at factories and organizations of the USSR: the ordinance of CPC USSR from 26.08.1929]. Moscow, 1929, 1 p.

2. O nepreryvnoy proizvodstvennoy nedele v uchrezhdeniyakh: postanovlenie SNK SSSR ot 21.11.1931 № 984 [On continuous production weeks at organizations: the ordinance of CPC USSR from 21.11.1931 № 984]. Moscow, 1931, 1 p.

3. Lebedev-Patreyko V. I. Byudzhet vremeni rabochey sem'i [Time budget of a laboring family]. Leningrad: LNIIKKh, 1933, 150 p.

4. Kirsanov R. S., Kamardin I. N. Istoriya: fakty i simvoly [History: facts and symbols]. 2017, no. 1 (10), pp. 7-13.

5. KPSS o kul'ture, prosveshchenii i nauke: sb. dokumentov [CPSS on culture, education and science: collected documents]. Comp. by: V. S. Viktorov, A. S. Kon'kova, D. A. Par-fenov. Moscow: Politizdat, 1963, 552 p.

6. Lenin V. I. Polnoe sobranie sochineniy: v 55 t. [Complete collection of works: in 55 volumes]. Moscow: Politizdat, 1958, vol. 44, p. 726.

7. Iskusstvo kino [The art of cinema]. 1964, no. 4.

8. Volzhskaya kommuna [The Volga commune]. 1928, 14 Dec.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

9. Gosudarstvennyy arkhiv Samarskoy oblasti (GASO) [State Archive of Samara Region (GASO)]. F. R-2521. Op. 4. D. 929.

10. Gosudarstvennyy arkhiv Penzenskoy oblasti (GAPO) [State Archive of Penza Region (GAPO)]. F. R-2394. Op. 1. D. 1535.

11. Volzhskaya kommuna [The Volga commune]. 1928, 6 Dec.

12. Gosudarstvennyy arkhiv Rossiyskoy Federatsii (GARF) [State Archive of the Russian Federation (GARF)]. F. R-373. Op. 21. D. 49.

13. Samarskiy oblastnoy gosudarstvennyy arkhiv sotsial'no-politicheskoy istorii (SOGASPI) [Samara Regional State Archive of Sociopolitical History (SOGASPI)]. F. R-13. Op. 1. D. 3.

14. SOGASPI. F. R-9431. Op. 2. D. 64.

15. SOGASPI. F. R-9431. Op. 2. D. 65.

16. Gosudarstvennyy arkhiv Ul'yanovskoy oblasti (GAUO) [State Archive of Ulyanovsk Region (GAUO)]. F. R-454. Op. 1. D. 238.

17. Klimochkina A. Yu. Vestnik Samarskogo gosudarstvennogo universiteta [Bulletin of Samara State University]. 2006, no. 10/1 (50), pp. 86-93.

18. SOGASPI. F. R-714. Op. 1. D. 148.

19. Volzhskaya kommuna [The Volga commune]. 1930, 7 Febr.

20. Volzhskaya kommuna [The Volga commune]. 1930, 29 May.

21. Trudovayapravda [Labor truth]. 1931, 16 Jan.

22. SOGASPI. F. R-1141. Op. 41. D. 178.

23. Volzhskaya kommuna [The Volga commune]. 1929, 28 May.

24. Volzhskaya kommuna [The Volga commune]. 1930, 10 Jun.

25. Trudovaya pravda [Labor truth]. 1928, 1 Febr.

26. Volzhskaya kommuna [The Volga commune]. 1928, 1 Jan.

27. SOGASPI. F. R-9432. Op. 2. D. 62.

28. Volzhskaya kommuna [The Volga commune]. 1929, 2 Febr.

29. SOGASPI. F. R-9362. Op. 2. D. 83.

Кирсанов Роман Сергеевич Kirsanov Roman Sergeevich

аспирант, Пензенский государственный Postgraduate student, Penza State

университет (Россия, г. Пенза, University (40 Krasnaya street,

ул. Красная, 40) Penza, Russia)

E-mail: kirsanov14f@mail.ru

УДК 9; 93 Кирсанов, Р. С.

Организованный досуг рабочих Средневолжского края / Р. С. Кирсанов // Известия высших учебных заведений. Поволжский регион. Гуманитарные науки. - 2017. - № 3 (43). - С. 49-58. БОТ: 10.21685/2072-3024-2017-3-5

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.