Научная статья на тему 'Организация труда и управления в колхозах на Урале в годы Великой Отечественной войны'

Организация труда и управления в колхозах на Урале в годы Великой Отечественной войны Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
145
46
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
КОЛХОЗ / УПРАВЛЕНИЕ / УРАЛ / ВЕЛИКАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ВОЙНА / ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА / МАШИННО-ТРАКТОРНЫЕ СТАНЦИИ / ОБЩЕЕ СОБРАНИЕ КОЛХОЗА / УПОЛНОМОЧЕННЫЕ / ПРАВЛЕНИЕ КОЛХОЗА / ПРЕДСЕДАТЕЛЬ КОЛХОЗА / КОЛХОЗНИКИ / АДМИНИСТРАТИВНО-УПРАВЛЕНЧЕСКИЙ АППАРАТ / ТРУДОДЕНЬ / РАСПОРЯДОК РАБОЧЕГО ДНЯ / БРИГАДА / ЗВЕНО / ЖИВОТНОВОДСТВО / KOLKHOZ / FARM MANAGEMENT / URAL / GREAT PATRIOTIC WAR / LABOR ORGANIZATION / MACHINE AND TRACTOR STATIONS / THE GENERAL MEETING OF THE KOLKHOZ / COMMISSIONERS / THE BOARD OF THE COLLECTIVE FARM / A KOLKHOZ CHAIRMAN / FARMERS / MANAGEMENT PERSONNEL / WORK-DAY / ROUTINE WORK DAY / THE TEAM LINK / ANIMAL HUSBANDRY

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мотревич В.П.

В условиях ослабления материально-технической базы сельского хозяйства и сокращения трудовых ресурсов села с началом Великой Отечественной войны требовалось организовать управление и труд в колхозах таким образом, чтобы максимально использовать имеющиеся резервы. В связи с этим одной из важнейших задач военной экономики стала перестройка форм управления и организации труда, приспособление их к новым условиям. Это проявилось, в частности, развитие звеньевой системы, создание комплексных уборочных звеньев с постоянным составом. Исследуются усилившиеся в условиях военного времени нарушение демократических основ управления колхозами. В том числе отстранение крестьян от участия в делах сельхозартелей, разбухание административно-управленческого аппарата, жесткая регламентация сверху внутреннего распорядка труда и отдыха в колхозах и т. д. В годы войны еще более усилились административно-командные методы управления колхозами, достигшие своего предела. Колхозы были лишены остатков хозяйственной самостоятельности и поставлены в полную зависимость от районного руководства. Это приводило к грубому администрированию, многочисленным злоупотреблениям со стороны партийных и советских органов, которые не несли ответственности за результаты хозяйственной деятельности колхозов. Все это отчуждало тружеников от общественного хозяйства, сковывало их инициативу, способствовало оттоку сельского населения и, в конечном счете, разрушало экономику колхозов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LABOR AND MANAGEMENT IN THE COLLECTIVE FARMS IN THE URALS IN THE GREAT PATRIOTIC WAR

In the context of a weakening of the material and technical base of agriculture and reducing the workforce of the village with the beginning of the Great Patriotic War was required to manage and work in collective farms so that the maximum use of available reserves. One of the most important tasks of the military economy was the restructuring of the forms of management and labor organization, and adaptation to the new conditions. This was manifested, in particular, development of the system, creation of complex cleaning of links with constant composition. Explores strengthened in wartime, the violation of democratic principles of management of collective farms. It's including the removal of peasants from the participation in the affairs of cooperatives contrary to regulations, swelling of administrative and managerial staff, the strict regulation of top internal regulations of work and rest in collective farms, etc. In the years of war has intensified the administrative-command methods of management of collective farms, have reached their limit. Collective farms were deprived of the residue of economic independence and delivered in a complete dependence from the district authorities. This led to a gross administration, the number of incidents of abuse from the side of party and Soviet authorities, who were not responsible for the results of economic activity of the collective. All this alienated the workers from the public economy, fettered their initiative, contributed to the outflow of the rural population and, ultimately, ruining the economy of collective farms.

Текст научной работы на тему «Организация труда и управления в колхозах на Урале в годы Великой Отечественной войны»

» - Аграрный вестник Урала № 8 (126), 2014 г. - <

История

УДК 331.042:338.109.87(471.5)

ОРГАНИЗАЦИЯ ТРУДА И УПРАВЛЕНИЯ В КОЛХОЗАХ НА УРАЛЕ В ГОДЫ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЫ

В. П. МОТРЕВИЧ,

доктор исторических наук, профессор, заведующий кафедрой, Уральский государственный аграрный университет

(620075, г. Екатеринбург, ул. К. Либкнехта, д. 42; тел.: 89122830414; e-mail: vladimir.motrevich@mail.ru)

Ключевые слова: колхоз, управление, Урал, Великая Отечественная война, организация труда, машинно-тракторные станции, общее собрание колхоза, уполномоченные, правление колхоза, председатель колхоза, колхозники, административно-управленческий аппарат, трудодень, распорядок рабочего дня, бригада, звено, животноводство.

В условиях ослабления материально-технической базы сельского хозяйства и сокращения трудовых ресурсов села с началом Великой Отечественной войны требовалось организовать управление и труд в колхозах таким образом, чтобы максимально использовать имеющиеся резервы. В связи с этим одной из важнейших задач военной экономики стала перестройка форм управления и организации труда, приспособление их к новым условиям. Это проявилось, в частности, развитие звеньевой системы, создание комплексных уборочных звеньев с постоянным составом. Исследуются усилившиеся в условиях военного времени нарушение демократических основ управления колхозами. В том числе отстранение крестьян от участия в делах сельхозартелей, разбухание административно-управленческого аппарата, жесткая регламентация сверху внутреннего распорядка труда и отдыха в колхозах и т. д. В годы войны еще более усилились административно-командные методы управления колхозами, достигшие своего предела. Колхозы были лишены остатков хозяйственной самостоятельности и поставлены в полную зависимость от районного руководства. Это приводило к грубому администрированию, многочисленным злоупотреблениям со стороны партийных и советских органов, которые не несли ответственности за результаты хозяйственной деятельности колхозов. Все это отчуждало тружеников от общественного хозяйства, сковывало их инициативу, способствовало оттоку сельского населения и, в конечном счете, разрушало экономику колхозов.

LABOR AND MANAGEMENT IN THE COLLECTIVE FARMS IN THE URALS IN THE GREAT PATRIOTIC WAR

V. P. MOTREVICH,

doctor of historical sciences, professor, head of department, Ural State Agricultural University

(42 K. Libknehta Str., 620075, Ekaterinburg; tel: +7 (912) 283-04-14; e-mail: vladimir.motrevich@mail.ru)

Keywords: kolkhoz, farm management, Ural, the Great Patriotic war, labor organization, machine and tractor stations, the general meeting of the kolkhoz, the commissioners, the board of the collective farm, a kolkhoz chairman, farmers, management personnel, work-day, routine work day, the team link, animal husbandry.

In the context of a weakening of the material and technical base of agriculture and reducing the workforce of the village with the beginning of the Great Patriotic War was required to manage and work in collective farms so that the maximum use of available reserves. One of the most important tasks of the military economy was the restructuring of the forms of management and labor organization, and adaptation to the new conditions. This was manifested, in particular, development of the system, creation of complex cleaning of links with constant composition. Explores strengthened in wartime, the violation of democratic principles of management of collective farms. It's including the removal of peasants from the participation in the affairs of cooperatives contrary to regulations, swelling of administrative and managerial staff, the strict regulation of top internal regulations of work and rest in collective farms, etc. In the years of war has intensified the administrative-command methods of management of collective farms, have reached their limit. Collective farms were deprived of the residue of economic independence and delivered in a complete dependence from the district authorities. This led to a gross administration, the number of incidents of abuse from the side of party and Soviet authorities, who were not responsible for the results of economic activity of the collective. All this alienated the workers from the public economy, fettered their initiative, contributed to the outflow of the rural population and, ultimately, ruining the economy of collective farms.

Положительная рецензия представлена А. В. Черноуховым, доктором исторических наук, профессором, заведующим кафедрой Уральского федерального университета имени Первого Президента РФ Б. Н. Ельцина.

Аграрный вестник Урала № 8 (126), 2014 г. - <

История

С началом Великой Отечественной войны в условиях ослабления материально-технической базы сельского хозяйства и сокращения трудовых ресурсов села требовалось организовать управление и труд в колхозах таким образом, чтобы максимально использовать имеющиеся резервы. Поэтому одной из важнейших задач военной экономики стала перестройка старых форм управления и организации труда, приспособление их к новым условиям. Некоторые аспекты происшедших изменений в колхозах на Урале получили освещение в современной историографии [1], однако многие их сюжеты остались вне поля зрения исследователей.

В годы коллективизации одним из проявлений формирующейся в Союзе ССР системы руководства сельским хозяйством было создание политотделов МТС и совхозов. Во второй половине 1930-х гг. они стали утрачивать характер чрезвычайных партийных органов и в 1940 г. были ликвидированы. Однако в ноябре 1941 г. в условиях усиления административного нажима на деревню Политбюро ЦК ВКП (б) приняло решение о создании политотделов в МТС и совхозах [2]. Для их укрепления парторганизации городов направляли коммунистов и комсомольцев на должности начальников политотделов и их заместителей по комсомолу. В МТС ввели должности освобожденных секретарей парторганизаций.

Принятые меры сыграли положительную роль в усилении политической работы в деревне, однако наряду с этим возросла роль бюрократических методов при руководстве колхозами. Став составной частью административно-командной системы, политотделы во многом утратили политические формы руководства, подмяли советские и хозяйственные органы. Партийный аппарат на селе сосредоточил в своих руках необъятную власть. Ярким проявлением усиления административного нажима на деревню в годы войны стало широкое распространение так называемой «системы уполномоченных». Суть ее заключалась в том, что в наиболее ответственные периоды сельскохозяйственных работ обкомы партии направляли в районы, а райкомы партии — в колхозы и МТС своих представителей для оказания помощи в решении наиболее важных вопросов. Так, в апреле 1942 г., Челябинский обком партии для проверки готовности к севу направил в районы на двухнедельный срок ответственных работников [3]. Однако вклад таких уполномоченных в развитие сельского хозяйства был весьма невелик. Более того, не имея соответствующей подготовки, не зная, как и что растет на здешней земле, часто не умея даже садиться на лошадь, горожане наносили немалый вред колхозному производству.

В условиях военного времени распространенным и повсеместным явлением стало нарушение демократических основ управления колхозами. Так, согласно Уставу сельскохозяйственной артели, все основные вопросы ее жизни и деятельности должны решаться членами колхоза на общем собрании. Общее собрание артели, являясь важным органом управления делами, избирает правление и ревизионную комиссию. Для повседневного руководства работой колхоза, а также для проверки выполнения решений правления, общее собрание артели избирало председателя [4].

В 1930-е гг., и особенно период Великой Отечественной войны, эти основы управления коллективными хозяйствами оказались нарушенными. Во многих колхозах перестали созывать общие собрания, и крестьяне оказались отстранены от участия в делах сельхозартелей. На протяжении 1942-1943 гг. в Челябинской области не проводили общих собраний в колхозах им. Кирова и «Красный Урал» Кизильского района, «Восход», «Красный Урал», «Прогресс» Сосновского района и др. [5]. Все дела артели, в том распределение доходов, распоряжение материальными средствами, принятие хозяйственных планов стали решаться только правлениями колхозов или их председателями. В своей деятельности перед общими собраниями колхозников они не отчитывались по нескольку лет. При этом председатели колхозов подчинялись только районным партийным и советским органам, которые назначали и снимали председателей колхозов, часто без ведома колхозников.

В годы войны одной из направленной на улучшение организации управления и труда мер явилось сокращение административно-управленческого и обслуживающего аппарата. До войны на его содержание в колхозах затрачивалось большое количество трудодней. Так, в Свердловской области в колхозе им. Сталина (Буткинский район) только за первое полугодие 1941 г. на содержание аппарата было израсходовано 20,0 % всех начисленных трудодней. В колхозе им. Молотова — 21, в колхозе «Новая жизнь» (Зайковский район) — 24,0 % трудодней. Поэтому в принятом в июле 1941 г. постановлении Свердловского облисполкома отмечалось, что в колхозах области «...административно-управленческий аппарат раздут» [6].

В этой ситуации в соответствии с требованиями военного времени правления многих хозяйств пересмотрели штаты административно-управленческого аппарата. В нем оставили минимальное количество людей, а остальных перевели в бригады и на фермы. В колхозе «Верный путь» (Сухоложский район Свердловский области) такое сокращение дало экономию 200 трудодней в месяц [7].

Однако сокращение аппарата производили далеко не везде. Скорее наоборот. Материалы сводных годовых отчетов колхозов тех лет показывают, что в годы войны происходил абсолютный и относительный рост трудодней, расходуемых на оплату управленцев. Так, в хозяйствах Оренбургской области удельный вес расходов трудодней на эти цели возрос с 7,4 % в 1940 г. до 11,8 % в 1943 г., а в колхозах Пермской области — с 7,3 до 11,3 %. Увеличение в колхозах административного и обслуживающего персонала еще больше усиливало нехватку рабочей силы на селе. К тому же ограниченные фонды оплаты труда приходилось распределять на большое количество трудодней, что вело к их обесцениванию

Архивные материалы тех лет свидетельствуют о том, что во многих хозяйствах даже в наиболее напряженные периоды сельскохозяйственных работ отсутствовал элементарный распорядок рабочего дня. У животноводов не было установленного времени кормления коров, дойки и уборки животноводческих помещений. В 1940 г. в Оханском районе Пермской области лишь 21 колхоз из 89 имел утвержденный распорядок дня, в Больше-Усинском

Аграрный вестник Урала № 8 (126), 2014 г.

История

районе — 15 из 65 хозяйств. В целом по области правила внутреннего распорядка имелись лишь в половине хозяйств (48,0 %), причем далеко не во всех из них они выполнялись.

В этой обстановке административно-командная система управления селом стала жестко регламентировать даже внутренний распорядок труда в колхозах и отдыха в них. Так, в начале 1944 г. Пермский областной земельный отдел разработал примерный распорядок дня в колхозах на период весенних полевых работ. В нем предусматривалось, что с 4 до 8 ч утра колхозники должны были работать в поле, с 8 до 9 ч — кормить лошадь, с 9 до 12 ч дня снова работать. С 12 до 14 ч устанавливалось время обеда и кормления лошадей. После обеда с 14 до 18 ч колхозники должны были работать, затем кормить лошадей в поле и с 19 до 22 ч вечера снова работать. Колхозникам рекомендовалось через каждые 50-60 мин работы давать лошадям 10-минутный отдых в борозде [8]. Представляется, что установление мелочной регламентации в те годы было вызвано несовершенством производственных отношений в сельском хозяйстве и означало дальнейшее усиление внеэкономического принуждения крестьянства.

Таким образом, в годы войны более усилились административно-командные методы управления колхозами, достигшие своего предела. Колхозы были лишены остатков хозяйственной самостоятельности и поставлены в полную зависимость от районного руководства. Это приводило к грубому администрированию, многочисленным злоупотреблениям со стороны партийных и советских органов, которые не несли ответственности за результаты хозяйственной деятельности колхозов. Там распоряжались посторонние люди, но отвечали за состояние артельной экономики не они, а колхозники. Все это отчуждало тружеников от общественного хозяйства, сковывало их инициативу, способствовало оттоку сельского населения и, в конечном счете, разрушало экономику колхозов.

В годы войны перед сельским хозяйством индустриальных областей ставились новые задачи: расширение посевов овощных культур и картофеля, а также кормовых для животноводства, насаждение садов и т. д. Поэтому в составе бригад стали выделять звенья, обеспечивающие специализацию колхозников. Звенья специализировались на производстве тех или иных культур. При преобладании конно-ручной уборки за ними закреплялись и посевы зерновых. В зерновых районах за звеньями закреплялось от 40 до 60 га посева.

В результате в годы войны количество звеньев в колхозах увеличилось в несколько раз. Так, в Соснов-ском районе Челябинской области в 1940 г. в колхозах насчитывалось всего 30 звеньев, в 1943 г. — 143, в 1945 г. — 165 [9]. Размеры звеньев по числу трудоспособных колхозников и, особенно по площади закрепленных посевов, были неодинаковы. В колхозе «Пламя» (Красноуфимский район Свердловской области) каждая из трех полеводческих бригад имела по 5 звеньев «открытого грунта», насчитывавших по 8-9 человек каждое. В некоторых артелях шли еще дальше: чтобы повысить, индивидуальную ответственность колхозников, за ними стали закреплять отдельные грядки овощных культур. Так поступали,

к примеру, в колхозе «Память Ленина» (Кишертский район Пермской области), где с появлением всходов за каждым работником закрепляли отдельные участки овощных культур [10]. В колхозе «Заря» (Ачит-ский район Свердловской области) это делали с учетом местожительства колхозников [11].

Представляет интерес опыт организации труда колхозе им. Ворошилова (Белоярский район Свердловской области). В нем состав работников подбирали с таким расчетом, чтобы нагрузка полевых работ на протяжении года была более-менее равномерной. Для каждого звена заранее устанавливали задания по всем основным видам работ. В его состав включали лишь тех колхозников, которые непосредственно трудились в поле. Конюхи, сторожа, прицепщики и все другие, занятые на обслуживающих работах колхозники, в звено не входили. Во избежание излишнего дробления посевов и распыления сил каждому звену давали для возделывания не более 5 культур [12].

В колхозах Челябинской области широкое распространение получили комплексные уборочные звенья с постоянным составом. 28 июля 1942 г. перед началом уборки Челябинский обком партии провел областную радиоперекличку с участием секретарей райкомов, начальников политотделов МТС и совхозов. Первый секретарь обкома Н. С. Патоличев рассказал о работе политотдела Еманжелинской МТС по организации уборки урожая. В колхозах зоны действия этой МТС были созданы комплексные уборочные звенья. В звено входили косари, вязальщики снопов, подгребальщики и 2-3 школьника для сбора колосков. Это позволяло ускорить уборку и уменьшить потери. Обком поддержал этот почин и призвал сельчан следовать, примеру еманжелинцев [13].

Формировались комплексные уборочные звенья и в других областях. В колхозе «Закаленный боец» Алапаевского района Свердловской области было организовано комплексное звено на вязке снопов (звеньевая Е. Литвинова). Между членами звена были строго распределены все обязанности. Во время уборки в звене из восьми человек один из колхозников готовил вязки и клал рядом с горстями скошенного хлеба. Двое работников выравнивали горсти и клали их на готовые вязки. За ними шел еще один колхозник и вязал снопы. Через определенные промежутки времени они менялись, так как все время вязать снопы было тяжело. Следом шли два члена звена, которые ставили снопы в суслоны, и еще двое собирали колоски граблями. Работая, таким образом, это звено ежедневно перевыполняло норму [14]. Создание комплексных уборочных звеньев, несомненно, способствовало улучшению организации труда в колхозах, облегчало индивидуальный учет труда, позволяло более эффективно использовать ресурсы колхозов и шире применять дополнительную оплату. При недостатке техники и преобладании конно-руч-ного труда звеньевая система в колхозах способствовала росту выработки.

Вместе с тем в годы войны в организации труда в колхозах продолжали сохраняться и даже усилились многие серьезные недостатки. В апреле 1943 г. газета «Правда» писала о том, что «... во многих колхозах бригадиры вплоть до начала полевых работ не знали, где они будут сеять, какие средства им выделяет ар-

Аграрный вестник Урала № 8 (126), 2014 г. - < JiJ^^l

История

тель, бригадиров и звеньевых часто сменяли, переме- щественно на ручном труде. Правда, тогда животно-щали без всякого на то основания» [15]. В условиях воды не занимались заготовкой кормов — это делали военного времени в большинстве хозяйств обезлич- работники полеводства. С 1943 г. животноводы так-ка в использовании земли даже усилилась, так как же стали принимать участие в кормопроизводстве. создаваемые звенья оказывались недолговечными. Принимаемые меры по изменению организации Так, в Пермской области из созданных весной 1941 г. труда оказали, несомненно, положительное влияние 6,0 тыс. звеньев к концу года осталось только 600 на состояние колхозной экономики, однако полно-[16]. В животноводстве организация труда не пре- стью компенсировать разрушающее воздействие во-терпела больших изменений, так как и до войны, эта йны они не могли. Подавляющее большинство сель-отрасль сельского хозяйства базировалась преиму- скохозяйственных артелей на Урале к концу войны

находились в упадке. Литература

I. Корнилов Г. Е., Мотревич В. П. Колхозное производство на Урале в период Великой Отечественной войны. Свердловск, 1985. 50 с.; Колхозы Урала в годы Великой Отечественной войны // В. И. Ленин и опыт социалистического строительства на Урале. Свердловск : ВПШ, 1990. С. 91-92; Мотревич В. П. Сельское хозяйство Урала в годы Великой Отечественной войны // Государственная власть и крестьянство в XX — начале XXI века. Сборник статей. Коломна : КГПИ, 2008. С. 225-233; Он же. За пределами возможного. Колхозы Молотовской области в годы Великой Отечественной войны. Ретроспектива // Пермский историко-архивный журнал. 2008. № 6. С. 12-20; Он же. Сельское хозяйство на Урале в годы Великой Отечественной войны // Аграрный вестник Урала. 2012. № 3 (95). С. 33-36; Он же. Советский трудодень — зарплата «крепостных» колхозников в условиях тоталитарного государства // Аграрный вестник Урала. 2013. № 3. С. 37-43.2. Коммунистическая партия Советского Союза в резолюциях и решениях съездов, конференций и пленумов ЦК. 9-е изд. Т. 7. М., 1985. С. 260-261.

3. Челяб. рабочий. 1942. 15 апр.

4. Примерный устав сельскохозяйственной артели. М., 1941. С. 23, 25.

5. Архив Министерства сельского хозяйства Челябинской области (далее — АМСХЧО). Оп. 18. Св. 133. Д. 101. Л. 1112.

6. Колхозная правда (орган Буткинского райкома ВКП (б) и районного Совета депутатов трудящихся). 1941. 22 мая; Государственный архив Свердловской области (далее — ГАСО). Ф. 88. Оп. 1. Д. 5106. Л. 1. Постановление Свердловского облисполкома от 21 июля 1941 г. № 1748.

7. ГАСО. Ф. 88. Д. 5039. Л. 164.

8. Рабинович М., Соколов Т. Организация весенних полевых работ. Молотов, 1944. С. 21-22; Государственный архив Пермского края (ГАПК). Ф. 493. Оп. 8. Д. 4. Л. 21.

9. АМСХЧО. Оп. 18. Св. 133. Д. 1011. Л. 101-102.

10. Социалистическое сельское хозяйство. 1945. № 1-2. С. 81; ГАСО. Ф. 1824. Оп. 1. Д. 822. Л. 7-8.

II. Шелест П. Колхоз в дни войны. Свердловск, 1945. С. 63.

12. Чаплыгин В. Как созданы звенья в колхозе имени Ворошилова. Свердловск, 1943. С. 10-11.

13. Вопросы истории КПСС. 1965. № 2. С. 69.

14. Лихоманов М. И. Хозяйственно-организаторская работа партии в деревне в первый период Великой Отечественной войны (1941-1942 гг.). Л., 1975. С. 125.

15. Правда. 1943. 17 апр.

16. Социалистическое сельское хозяйство. М., 1952. № 6-7. С. 28.

References

1. Kornilov G. E., Motrevich V. P. Collective farm production in the Urals during the Great Patriotic War. Sverdlovsk, 1985. 50 p.; Collective Urals during the Great Patriotic War // Lenin and the experience of socialist construction in the Urals. Sverdlovsk : IPS, 1990. P. 91-92; Motrevich V P. Agriculture Urals during the Great Patriotic War // State Power and the Peasantry in the XX — beginning of XXI century. Collection of articles. Kolomna : KGPI, 2008. P. 225-233; Ibid. Beyond the possible. Molotov collective farms in the area during World War II. Celebrity // Permian historical archives journal. 2008. № 6. P. 12-20; Ibid. Agriculture in the Urals in the Great Patriotic War // Agrarian bulletin of the Urals. 2012. № 3 (95). P. 33-36; Ibid. Soviet labor day — salary "serfs" farmers in a totalitarian state // Agrarian bulletin of the Urals. 2013. № 3. P. 37-43.

2. Communist Party of the Soviet Union in Resolutions and Decisions of Congresses, Conferences and Central Committee plenums. 9th ed. Vol. 7. M., 1985. P. 260-261.

3. Chelyabinsk. worker. 1942. April 15.

4. The Model Charter of the Agricultural Artel. M., 1941. P. 23, 25.

5. Archive of the Ministry of Agriculture of the Chelyabinsk region (hereinafter — AMSKHCHO). Op. 18. St. 133. D. 101. L. 11-12.

6. Kolhoznaya pravda (organ Butkinsky Regional Committee of the CPSU (b), and the District Council of Deputies). 1941. May 22; State Archive of the Sverdlovsk region (hereinafter — SASR). F. 88. Op. 1. D. 5106. L. 1. Decision Sverdlovsk Region Executive Committee on July 21, 1941. № 1748.

7. SASR. F. 88. D. 5039. L. 164.

8. Rabinovich M., Sokolov T. Organization of spring field work. Molotov, 1944. P. 21-22; State Archive of Perm Region (GAPK). F. 493. Op. 8. D. 4. L. 21.

9. AMSKHCHO. Op. 18. St. 133. D. 1011. L. 101-102.

10. Socialist agriculture. 1945. № 1-2. P. 81; SASR. F. 1824. Op. 1. D. 822. L. 7-8.

11. Shelest P. Collective farm during the war. Sverdlovsk, 1945. P. 63.

12. Chaplygin V How were created links on the farm Voroshilov. Sverdlovsk, 1943. P. 10-11.

13. Questions of Party History. 1965. № 2. P. 69.

14. Likhomanov M. I. Economic-organizational work of the party in the village in the first period of the Great Patriotic War (1941-1942.). L., 1975. P. 125.

15. Pravda. 1943. April 17.

16. Socialist agriculture. M., 1952. № 6-7. C. 28.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.