Научная статья на тему 'Опрос с использованием полиграфа и компетенция полиграфолога'

Опрос с использованием полиграфа и компетенция полиграфолога Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1576
139
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
ОПРОС / SURVEY / ПОЛИГРАФ / POLYGRAPH / ПОЛИГРАФОЛОГ / КОМПЕТЕНЦИЯ / COMPETENCE / POLIGRAFOLOG

Аннотация научной статьи по праву, автор научной работы — Холодный Ю.И.

В статье рассматривается проблема производства опроса с использованием полиграфа и компетенция полиграфолога.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Polygraph examination and the competence of polygraph

The paper addresses the problem of production of polygraph polygraph and competence.

Текст научной работы на тему «Опрос с использованием полиграфа и компетенция полиграфолога»

Опрос с использованием полиграфа

и компетенция полиграфолога

Холодный Ю.И.*

It is shown, that interrogation with use of a polygraph has allowed to fill up science of criminalistics with new knowledge, to expand and specify a number of its important positions.

CO oi

z

0) о о сч

о о о

CL

ce

CQ s

H

о о z о я с о

m ф

VO >5

о *

о ф

У

s

s

0

1

о *

о

s

ф

ч

я *

< s

I H

о ф

со

Как отмечалось в предыдущих статьях1, в марте 1993 г. опросы с использованием полиграфа (далее — ОИП) были разрешены к применению в оперативно-розыскной деятельности (далее — ОРД) на территории Российской Федерации.

За истекшие годы метод ОИП уверенно вошел в арсенал средств отечественной криминалистики, и применение полиграфа в правоохранительной практике неуклонно растет из года в год. В настоящее время уже не вызывает вопросов полезность и эффективность применения полиграфа в ОРД, а также — при отборе и контроле деятельности кадров.

Убедительным свидетельством тому явились материалы трёх конференций МВД России по тематике применения полиграфа, прошедших в Москве и Сочи в сентябре-декабре 2008 г.

Однако применение полиграфа в ОРД оказалось полезным не только с практической точки зрения. Анализ естественнонаучных и теоретических основ метода ОИП дал возможность пополнить криминалистику новыми знаниями, а также расширить и уточнить содержание некоторых важных положений этой науки.

Итак, что же нового внес метод ОИП в отечественную криминалистику?

1. Обнаружение ранее незамеченных свойств идеальных следов. В криминалистике устоялось мнение, что идеальные следы (образы) в сравнении с материально фиксированными следами обладают тремя отличиями, а именно:

• во-первых, идеальные следы недоступны для их непосредственного исследования;

• во-вторых, доступ к исследованию идеального следа возможен только после его материализации, которая осуществляется человеком, владеющим этим следом, с помощью его устной или письменной речи, либо путем двигательной активности (изображение рисунка, схемы);

• в-третьих, материализованные идеальные следы существенно более информативны в силу того, что способны отражать такие свойства и характеристики событий (явлений) материального мира, которые непосредственно не могут быть отражены в материально фиксированных следах. Исследование идеальных следов с позиций технологии ОИП позволило описать новые их свойства2, которые не привлекли ранее внимание криминалистической науки.

В частности, было обнаружено четвертое свойство: оно заключается в том, что материализация идеального следа происходит при совместном действии объективного фактора — забывания (естественное разрушение идеального следа) и одного или нескольких субъективных факторов, каковыми являются:

• условия и обстоятельства восприятия, запоминания и, в последующем, воспроизведения человеком событий внешнего мира;

• физическое и эмоциональное состояние человека;

• его смысловые и социальные установки;

• его культурные и национальные особенности;

• возможное действие волевого акта умышленного искажения идеальных следов, обусловленное мотивами, потребностями или интересами этого человека, и проч.

Наконец, было установлено пятое свойство идеального следа. Как известно, материально фиксированный след доступен как естественному (действие природных, техногенных, временных и иных факторов), так и умышленному разрушению (намеренные действия со стороны человека). В отличие от него, идеальный след подвержен исключительно естественному разрушению (действие объективного фактора — забывания), доступен

Доктор юридических наук, кандидат психологических наук.

умышленному искажению при материализации, но недоступен умышленному разрушению (человеку не дано намеренно, по своему усмотрению, забыть что-либо из событий прошлого).

Личностно-значимые события запоминаются на всю жизнь: «следы событий прошлого, хранящиеся в эмоциональной памяти человека, практически неуничто-жимы на протяжении всей жизни человека... В частности, удавалось успешно выявлять в памяти человека следы событий, удаленных в прошлое на 20 лет и более»3.

Именно пятое свойство — недоступность памяти человека для умышленного уничтожения в ней идеальных следов лич-ностно-значимых событий прошлого — лежит в основе прикладной эффективности метода ОИП.

2. Создание условий для объективного исследования наличия идеальных следов событий в памяти человека. До недавнего времени процесс материализации идеальных следов был субъективен и находился вне возможностей контроля со стороны внешнего наблюдателя. Материализация идеальных следов (например, в ходе допроса человека), является субъективным актом. При отсутствии у следователя информации, поступившей из независимых источников, идеальные следы не поддавались объективному изучению извне: обладатель идеальных следов мате-риализовывал их бесконтрольно (так, как считал для себя правильным) и имел возможность умышленно скрыть какую-то их часть. В таких ситуациях применение полиграфа:

1) дает возможность объективно выявлять в памяти конкретного человека идеальные следы скрываемых им событий (в том числе, уголовно релевантных или иных порицаемых обществом деяний);

2) делает идеальные следы доступными объективному исследованию до их материализации (т.е. и без материализации);

3) позволяет объективно оценить основные, принципиально важные для раскрытия и расследования преступления или профилактики правонарушений, элементы материализованного образа на наличие либо отсутствие в них умышленных искажений. Таким образом, вхождение ОИП в

систему методов и средств криминалистики качественно изменило существовавшее положение и открыло возможность

обнаруживать и исследовать идеальные следы событий, хранящиеся в памяти человека; ранее такое было принципиально невозможно4.

3. Уточнение и дополнение объектов криминалистической диагностики. Проведенные исследования привели к необходимости уточнения некоторых базисных понятий криминалистической диагностики. В частности, было установлено, что при проведении ОИП диагностирующими объектами идеальных следов, сохранившихся в памяти человека, могут выступать:

• в случае зрительного восприятия (менее 1 % ОИП) — материальные объекты, которыми могут являться предметы, фотографии людей, предметов или участков местности, карты, схемы, документы, написанные номера телефонов,

• в случае слухового восприятия (более 99 % ОИП) — семантические понятия, т.е. идеальные объекты, каковыми являются вопросы тестов, каждый из которых охватывает отдельный элемент, условие, обстоятельство или характеристику события, причастность к которому следует установить с помощью полиграфа.

Появление в криминалистической диагностике «виртуальных» диагностирующих объектов является закономерным при обнаружении и изучении идеальных следов. Но это логически приводит к мысли, что не только диагностирующими, но и диагностируемыми объектами могут быть запечатленные в памяти человека семантические понятия, которые однозначно характеризуют события и явления внешнего мира.

Практика показала, что диагностируемыми в ходе ОИП объектами5 могут являться фамилии и клички людей, адреса, наименования городов и регионов, наименование действий, даты и время событий и проч.

4. Расширение возможностей предъявления для опознания. В учебниках по криминалистике и некоторых изданиях обычно ограничиваются описанием трёх возможных исходов предъявления для опознания (далее — ПдО): «итогом ... слу-

жит логический вывод о

. 6

тождестве,

сходстве или различии» 6

В фундаментальных учебниках по криминалистике7 или специальной литературе по теории и практике ПдО можно встретить упоминание ещё о двух исходах

00 О!

О) О

о сч

о о о о.

со

н о

0

1

о я с о

т ф

ю

>5

о *

о ф

У

2

0

1

о *

о

2

ф

13

я <

I

н

о ф

со

CO

Ol

z

0) о о сч

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

о о о

Q.

et

CQ s

I-

о

0

1

о я с о т ф VO >s о

о ф

у

S

2

0

1

о *

о

2 ф d

я *

<

S I

н

о ф

со

этого следственного действия: «в практике судопроизводства возможно ложное опознание и ложное неопознание. Ложное опознание может быть связано с тем, что при первичном восприятии объекта не были вычленены его опознавательные признаки, а также забыванием этих признаков в напряженной обстановке опознания... Ошибочное опознание ... может быть следствием различных внушающих воздействий на лицо, легко поддающееся внушению» 8.

Однако в доступной специальной литературе не удалось найти упоминаний о возможности существования шестого исхода ПдО.

Упомянутые выше четвертая и пятая особенности идеального следа позволили показать, что ПдО имеет шестой исход, ранее неизвестный отечественной криминалистике 9 — умышленное неопознание, т.е. намеренное сокрытие опознающим факта опознания предъявлявшегося ему для опознания объекта. Как показала мировая и отечественная практика, выявление с помощью ОИП умышленного неопознания является тривиальной задачей: тестирование на полиграфе в указанных целях используют во многих странах уже многие десятки лет.

5. Расширение возможностей криминалистической профилактики правонарушений и преступлений. Появление скрининговых10 ОИП в США в 1930-е годы было обусловлено тем, что работодатель — государственное учреждение или коммерческая организация — стремился использовать труд лиц, которые, выполняя свои служебные обязанности, не нанесли бы ему ущерба, вреда, а также соблюдали установленную дисциплину.

Скрининговые ОИП дают возможность оценить степень соответствия работника требованиям работодателя, провести «выбраковку» лиц, не удовлетворяющих таким требованиям, и, тем самым, обезопасить работодателя от возможных негативных последствий в будущем. С помощью полиграфа у человека выявляют: скрываемые факты его криминального прошлого; совершенных им уголовно-наказуемые деяния, оставшиеся нераскрытыми; личные особенности (наклонности), чреватые «сползанием» личности в противоправную деятельность; искажения анкетных или биографических данных, и проч.

Как упоминалось выше, с середины 1990-х годов федеральные ведомства и не-

государственные учреждения России взяли на вооружение скрининговые проверки на полиграфе.

Таким образом, вхождение ОИП в практику работы с кадрами внесло весомый вклад в развитие одного из наименее разработанных разделов отечественной криминалистической науки — криминалистическую профилактику11: применение полиграфа при отборе и контроле деятельности кадров превращает ОИП в частный метод криминалистической профилактики преступлений и правонарушений, связанных с исполнением служебных обязанностей.

6. Образование нового направления раздела «Криминалистическая техника». После легализации полиграфа в России криминалистика на протяжении ряда лет не знала, как реагировать на его применение в ОРД, но вскоре этот вопрос был решен, и ОИП был определен ведущими российскими криминалистами в качестве одного из «нетрадиционных средств получения значимой для расследования преступлений информации» и отнесен к разделу «Криминалистическая техника»12. Одновременно формировалось мнение, согласно которому «совокупность научно-прикладных знаний об использовании психофизиологического метода «детекции лжи» с помощью полиграфа (или иных аппаратно-программных средств) должна рассматриваться в качестве самостоятельной отрасли криминалистической техники, которая входит в состав раздела «Криминалистическая техника», . и занимается практикой применения технико-криминалистических методов и средств обнаружения в памяти человека следов событий, значимых для раскрытия и расследования преступлений» 13.

К настоящему моменту отечественная криминалистика выработала «критерии, по которым можно судить о существовании нового направления криминалистической техники:

• решение специфических криминалистических задач, которые не ставятся при исследовании подобных объектов в других сферах человеческой деятельности;

• специфика объектов исследования и в то же время их распространённость, частая встречаемость на местах происшествий;

• методологическая и методическая разработанность данного направле-

ния»

б)

в)

Указанные критерии позволили констатировать, что криминалистические диагностические исследования с применением полиграфа:

«а) нацелены на решение специфических криминалистических задач, связанных с исследованием идеальных следов преступлений; характеризуются распространенностью (неуклонно нарастающий объем прикладного применения ОИП в правоохранительной практике) и спецификой объектов исследования (аппаратурный подход к исследованию памяти человека в криминалистических целях); обладают методологической и методической разработанностью (т.е. обеспечены собственной частной криминалистической теорией)» 15. Как следствие, криминалистические диагностические исследования с применением полиграфа вошли в отечественную криминалистику как самостоятельное направление и в 2008 г. впервые были включены в учебник криминалистики16 в раздел «Криминалистическая техника» в качестве отдельной главы17.

Но процесс получения новых криминалистических знаний, на которые наталкивает метод ОИП, по нашему мнению, далеко не завершен.

Применение аппаратно-программных средств объективного исследования идеальных следов событий, хранящихся в памяти человека, обязывает по-новому взглянуть ещё на некоторые положения, которые кажутся общепринятыми и устоявшимися.

Очевидно, что одним из основополагающих в теории и практике судебной экспертизы является понятие субъекта экспертной деятельности.

Как правильно указывает Т.В. Аверьянова, с понятием субъекта экспертной деятельности «достаточно тесно связано и такое понятие, как «компетенция эксперта»» 18. Близким ему по сути, но не идентичным по содержанию является понятие «компетентность эксперта».

Различие двух последних понятий очевидно. Первое — описывает «область существования» эксперта как вида сведущего лица: эта «область» охватывает «комплекс знаний в области теории, методики и практики экспертизы определенного рода, вида» 19. Второе понятие характеризует конкретного эксперта с квалификационной точки зрения, то есть на-

сколько он удовлетворяет предъявляемым к нему требованиям20.

Предпринятый анализ литературы по данной проблематике показал, что компетенция и компетентность — понятия, которые, в целом, разработаны достаточно полно и, по-видимому, не вызывают особого интереса у ученых и специалистов (достаточно отметить, что в учебной литературе эти понятия, за редким исключением, не рассматриваются). В специальных изданиях компетенция рассматривается как совокупность, прежде всего, профессиональных знаний из предметной области конкретного рода или вида экспертизы, дополненная необходимым объёмом процессуальных знаний, которые требуются эксперту для качественного осуществления им своих профессиональных обязанностей.

Рассматривая понятие «компетенция» с позиций технологии ОИП целесообразно привести слова М.С. Строговича, высказанные им более полувека назад: говоря о компетенции эксперта, он считал, «что всегда и при всех условиях эксперт может рассматривать факты лишь с точки зрения своей научной специальности (выделено нами — Ю.Х.), а поэтому вопросы правового характера к его компетенции не относятся» 21.

Очевидно, что вопрос о компетенции эксперта-полиграфолога является одним из ключевых в формировании научно-методической базы судебно-психофизиоло-гической экспертизы (далее — СПфЭ).

По-видимому, впервые вопрос о компетенции полиграфолога, был поставлен в «Видовой экспертной методике производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа» (далее — «Видовая методика»)22. В ней, в частности, говорилось, что — первое — «формулирование вывода о существовании события либо отдельных обстоятельств преступления в компетенцию полиграфолога не входит»23, и — второе — «в компетенцию полиграфолога входит формулирование вывода о степени информированности обследуемого лица о событии, его деталях, интересующих инициатора ПФИ (психофизиологического исследования — Ю.Х.), обусловленных наличием (отсутствием) в памяти человека образов, сформировавшихся в связи со случившимся» 24.

Ранее нами был начат анализ25 того, что входит и что не входит в компетенцию полиграфолога, но из-за ограниченности объёма статьи удалось рассмотреть лишь

со

О!

О) О

о сч

о о о о.

со

н о

0

1

о я с о

т ф

ю

>5

о *

о ф

У

2

0

1

о *

о

2

ф

13

я <

I

н

о ф

со

CO

Ol

z

0) о о сч

о о о

Q.

et

CQ s

I-

о

0

1

о я с о т ф VO >s о

о ф

у

S

2

0

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1

о *

о

2 ф d

я *

<

S I

н

о ф

со

2)

второе из высказанных суждении и показать, что оно сформулировано некорректно.

ОтправноИ точкоИ компетенции эксперта, вообще, и эксперта-полиграфо-ло-га, в частности, является его «научная специальность» (по М.С. Строговичу), с позиции котороИ эксперт «может рассматривать факты».

УПК РФ указывает: «при производстве по уголовному делу подлежат доказыванию:

1) событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления); виновность лица в совершении преступления, форма его вины и мотивы; ...» (статья 73).

В случае проведения СПфЭ следует учитывать ряд общих и частных положениИ, а именно:

1) экспертиза «имеет целью установление обстоятельств, входящих в предмет доказывания по уголовному делу либо имеющих значение доказательственных фактов» 26;

2) полиграфолог исследует объект экспертизы — память человека, направленного для производства исследования по конкретному делу27 — «лишь с точки зрения своеИ научноИ специальности»;

3) диагностируя (т.е. исследуя) с помощью регистрации физиологических реакциИ подэкспертного идеальные следы событии прошлого, хранящиеся в его памяти, полиграфолог констатирует их наличие или отсутствие;

4) при методически корректном обращении к памяти подэкспертного диагностика отсутствия в неИ идеальных следов обстоятельств события прошлого, явившегося основанием для направления этого человека на экспертизу, свидетельствует о его незнании этого события;

5) при методически корректном обращении к памяти диагностика наличия в неИ идеальных следов обстоятельств события, явившегося основанием для проведения экспертизы, свидетельствует о знании человеком этих обстоятельств и, как следствие, самого события;

6) констатируя наличие или отсутствие в памяти тех или иных обстоятельств события, которые были определены вопросами, поставленными следствием или судом перед СПфЭ, и указывая в выводах заключения эксперта эти

обстоятельства, полиграфолог не дает правовую оценку деИствиИ подэкс-пертного, поскольку «вопросы правового характера к его компетенции не относятся».

Из сказанного логически вытекает, что указанное в «ВидовоИ методике» суждение — «формулирование вывода о существовании события либо отдельных обстоятельств преступления в компетенцию полиграфолога не входит» — является некорректным: оно объединяет истинное и ошибочное.

Вывод «о существовании события . преступления», деИствительно, не входит в компетенцию полиграфолога (как и любого иного эксперта). ЭтоИ азбучноИ истине судебно-экспертноИ науки эксперт обязан следовать всегда.

Но суждение о том, что «формулирование вывода о существовании ... отдельных обстоятельств . в компетенцию полиграфолога не входит» — является ошибочным. Полиграфолог может и должен указать в выводах заключения эксперта «время, место, способ (т.е. те или иные деИствия подэкспертного — Ю.Х.) и другие обстоятельства совершения преступления» (статья 73 УПК РФ), если таковые были диагностированы: получение с помощью полиграфа сведениИ об обстоятельствах совершения преступления входит в компетенцию полиграфолога. И подготовленное полиграфологом заключение эксперта является источником сведениИ, «на основе которых суд, прокурор, следователь, дознаватель в порядке, определенном настоящим Кодексом, устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела» (статья 74 УПК РФ).

В силу того, что полиграфолог имеет дело с идеальными следами событиИ прошлого, ему удаётся установить деИствия, которые совершал (или не совершал) по-дэкспертныИ в прошлом, обстоятельства этих деИствиИ и, пороИ, их мотивы. Поэтому нередко складывается мнение, что полиграфолог выходит за рамки «своеИ научноИ специальности» и вторгается в правовую оценку этих деяниИ.

Но такое мнение не соответствует истине. ДеИствительно, полиграфолог «с точки зрения своеИ научноИ специальности»: • провел исследование памяти человека на предмет наличия в неИ соответствующих идеальных следов;

• констатировал факт наличия или отсутствия этих следов;

• логически пришел к суждению о существовании или отсутствии этих обстоятельств в прошлом данного человека (почему они обнаружились или не обнаружились в его памяти), и этим ограничился.

Следует обратить внимание на то, что экспертная практика иногда вынуждает экспертов некоторых экспертных специальностей, оставаясь в границах «своей научной специальности», давать оценку действий тех или иных лиц. Т.В. Аверьянова отмечает, что «специалист в области автотехнической экспертизы в своём заключении иногда вынужден отмечать, соответствуют ли действия того или иного участника дорожного движения предписанным правилам... Такая же ситуация складывается при проведении пожарно-технических экспертиз, когда эксперт вынужден указать в заключении, какие правила пожарной безопасности нарушены. Но и в том и в другом случае эксперт не решает основного вопроса — об ответственности за нарушение этих норм, о вине тех или иных должностных лиц или иных граждан» 27. Полиграфолог, выявляя обстоятельства события по идеальным следам, также не решает вопрос об ответственности подэкспертного, поскольку, по М.С. Строговичу, «решение (этого вопроса — Ю.Х.) принадлежит следователю, прокурору и суду, а не эксперту» 28.

Завершая статью, попытаемся предположить, почему авторы «Видовой методики» допустили при её подготовке целый ряд неточностей.

По-видимому, недостаточно глубокое владение предметной областью и теоретическими аспектами ОИП привело авторов методики к тому, что, забыв указать предмет СПфЭ, они ошибочно определи-

ли объект СПфЭ29, который, кстати, уже был описан ранее30.

Ошибка в определении объекта СПфЭ, в свою очередь, неизбежно повлекла за собой ошибочное определение задач и формулирование вопросов СПфЭ31, хотя «основные вопросы, решаемые с помощью исследования на полиграфе» 32 также были описаны ранее. За этим последовали неудачные рекомендаций по подготовке выводов СПфЭ, которые уже были проанализированы нами33, и, наконец, некорректное определение самой компетенции полиграфолога при выполнении ОИП в форме СПфЭ. К сожалению, перечисленное не исчерпывает перечень изъянов упомянутой «Видовой методики».

И хотя один из авторов методики в 2006 г. указала, что «работа по оптимизации Видовой экспертной методики производства психофизиологических исследований с использованием полиграфа, безусловно, должна быть продолжена» 34, однако, в последующем такая «работа по оптимизации» методики её авторами, по-видимому, не проводилась.

Сложившаяся ситуация с методикой выполнения ОИП в форме СПфЭ — этого нового вида экспертизы, необходимость применения которого в практике не вызывает сомнений, — является следствием того, что государственные экспертные учреждения не торопятся решать эту сложную задачу. Образовавшийся «методический вакуум», как сумели, заполнили специалисты из негосударственного экспертного учреждения.

Неужели экспертному сообществу придётся согласиться с теми из специалистов, которые полагали «недопустимым организацию частных экспертных контор, качество работы которых было бы невозможно контролировать» 35?

Литература и примечания

1. Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: период становления (статья первая) // Вестник криминалистики. 2008. Вып. 1(25). С. 25-33; Холодный Ю.И., Сычев М.П. 15 лет применения «детектора лжи» в России // Деловая слава России. Межотраслевой альманах. 2009. Вып. 2. С. 48-51 и др.

2. Холодный Ю.И. Опрос с использование полиграфа и психическое отражение // Тольятти: Вестник Волжского университета им. В.Н. Татищева. Серия «Юриспруденция». 2001. Вып. 18. С. 205-209.

3. Холодный Ю.И. Правовое регулирование применения полиграфа при обеспечении информационной безопасности Российской Федерации // Бизнес и безопасность в России. 2004. № 38. С. 110.

4. Подшибякин А.С., Холодный Ю.И. Об уточнении и дополнении объектов криминалистической диагностики // Российская юридическая доктрина в XXI веке: проблемы и пути их решения. Научно-практическая конференция (3-4 октября 2001 г.). Саратов, 2001. С. 225-227.

5. «Виртуальные» диагностируемые и диагностирующие объекты рассматривались в статье — Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза., Вып. 1(25). С. 25-33.

6. Суворова Л.А. Идеальные следы в криминалистике. М.: Юрлитинформ, 2006. С. 118.

7. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г., Россинская Е.Р. Криминалистика. М.: Норма-Инфра.М, 1999.

8. Еникеев М.И. Основы общей и юридической психологии. Учебник для вызов. М.: Юристъ, 1996. С. 516.

СО

О!

О) О О

сч

о о о о.

со

н о

0

1

о я с о

т ф

ю

>5

о *

о ф

У

2

0

1

о *

о

2

ф

13

я <

I

н

о ф

со

9. Холодный Ю.И. Криминалистическая полиграфология и её применение в правоохранительной практике // Информационный бюллетень № 21 по материалам Криминалистических чтений «Запросы практики — движущая сила развития криминалистики и судебной экспертизы». М.: Академия управления МВД России, 2003. С. 14-19.

10. Определение «скрининговые» произошло от английского «screen» — просеивать, проверять на благонадежность.

11. Холодный Ю. И., Савельев Ю. И. Полиграф на страже государственных секретов // Системы безопасности. 1996. № 4. С. 92-94; Холодный Ю.И. Опрос с использованием полиграфа как системная мера криминалистической профилактики преступлений // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Второй Всероссийский «круглый стол», 20-21 июня 2002 г. Сборник материалов к 200-летию МВД России. Р-н-Д.: РЮИ МВД РФ, 2002. С. 282-292.

12. Аверьянова Т.В., Белкин Р.С., Корухов Ю.Г.. Криминалистика.

13. Холодный Ю. И.., Подшибякин А. С. Криминалистическая полиграфология — новое направление в криминалистике, занимающееся исследованием «идеальных следов» // Криминалистика: актуальные вопросы теории и практики. Второй Всероссийский «круглый стол», 20-21.07.2002 г. Сборник материалов к 200-летию МВД России. Р-н-Д.: РЮИ МВД России, 2002. С. 296.

14. Криминалистика / Под ред. А.Ф. Волынского. М.: Закон и право: ЮНИТИ-ДАНА, 2000. С. 20.

15. Холодный Ю.И. Криминалистическая полиграфология как новое направление раздела «Криминалистическая техника» // Теория и практика криминалистики и судебной экспертизы. М.: Академия управления МВД России, 2003. С. 74.

16. Холодный Ю.И. Криминалистические диагностические исследования с применением полиграфа. Глава 15. // Криминалистика: учебник для студентов вузов / под ред. А.Ф. Волынского, В.П. Лаврова. М.: ЮНИТИ-ДАНА: закон и право, 2008. С. 302-317.

17. Представленный выше материал является практически неизвестным широкому кругу криминалистов и даже тем из них, кто целенаправленно интересуется теоретическими аспектами идеальных следов. Например, Л.А. Суворова, позаимствовав дословно (Суворова Л.А. Идеальные следы., С. 148) кое-что у автора этой статьи (Холодный Ю.И. Правовое регулирование., С. 110) и позабыв при этом упомянуть цитируемый источник, не упомянула в своей работе то новое, что удалось установить отечественной криминалистике об идеальных следах к началу 2006 г. 18

18. Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза. Курс общей теории. М.: НОРМА, 2008. С. 184.

19. Белкин Р.С. Криминалистическая энциклопедия. М.: НОРМА, 2001. С. 260.

20. Компетенцию и компетентность именуют также, соответственно, объективной и субъективной компетенцией: под первой понимают «объём знаний, которыми должен владеть эксперт», а под второй — «степень, в которой конкретный эксперт владеет этими знаниями» (Россинская Е.Р. Судебная экспертиза в гражданском, арбитражном, административном и уголовном процессе. М.: НОРМА, 2005. С. 88).

21. Цит. по — Аверьянова Т.В. Судебная экспертиза., С. 186.

22. Видовая экспертная методика производства психофизиологического исследования с использованием полиграфа // Инструментальная детекция лжи: реалии и перспективы использования в борьбе с преступностью: Материалы международного научно-практического форума. Саратов: СЮИ МВД России,

g 2006. С. 90-96.

О 23. Там же, С. 95. (Это суждение повторяется: Комиссарова Я.В. Применение специальных знаний при рас-СЧ следовании преступлений // Криминалистика. М.: Юристъ, 2007. С. 338; КомиссароваЯ.В. Тактикадо-

проса и очной ставки // Криминалистика. Учебник. М.: ООО «Издательство «Элит»», 2008. С. 339.) 24. Так же, С. 95. (С незначительными редакционными изменениями это суждение повторяется: Комисса-Q рова Я.В. Применение специальных знаний., С. 337; Комиссарова Я.В. Тактика допроса., С. 338.)

О 25. Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза с применением полиграфа: период ста-

CL

новления (статья вторая) // Вестник криминалистики. 2009. Вып. 1(29). С. 27-35. 26. Орлов Ю.К. Заключение эксперта., С. 5. 2J 27. Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза. (статья первая). 5 28. Аверьянова ТВ. Судебная экспертиза., С. 190. 29. Там же, С. 186.

н 30. «Видовой объект экспертной методики — физиологические проявления протекания психических про-

0 цессов, связанные с восприятием, закреплением, сохранением и последующим воспроизведением чело-

1 веком информации о каком-то событии» (Видовая экспертная методика., С. 93). 31. Холодный Ю. И. Опрос с использованием полиграфа и судебно-психо-физиологическая экспертиза //

Роль и значение деятельности профессора Р. С. Белкина в становлении и развитии современной криминалистики: Материалы Международной научной конференции (к 80-летию со дня рождения Р. С. Белей кина). М.: АУ МВД России, 2002. С. 422-426.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

" 32. «Экспертные задачи могут быть определены в форме вопросов следующего содержания: 1. Выявляются ли в ходе психофизиологического исследования с использованием полиграфа реакции, свидетельствую-

2 щие о том, что гражданин(ка) — Ф.И.О. располагает информацией о деталях случившегося? 2. Вследствие отражения каких обстоятельств могла быть получена обследуемым лицом эта информация? Могла

т ли она быть получена в момент события?» (Видовая экспертная методика., С. 93).

О

m

vo

>: о

33. Подшибякин А.С., Фесенко А.В. Холодный Ю.И. Полиграф на страже государственных интересов // Мир безопасности. 1999. № 6. С. 34-39; Колкутин В.В., Зосимов С.М., Пустовалов Л.В., Харламов С.Г.,

2

0

1 Аксенов С.А. Судебные экспертизы. М.: «Юрлитинформ», 2001. С. 167. § 34. Холодный Ю.И. Судебно-психофизиологическая экспертиза. (статья вторая).

0 35. Комиссарова Я.В. Прикладные аспекты использования полиграфа в уголовном судопроизводстве России // Инструментальная детекция лжи: реалии и перспективы использования в борьбе с преступностью. Саратов: СЮИ МВД России, 2006. С. 10.

36. Комиссарова Я.В. Процессуальные и нравственные проблемы производства экспертизы на предвари-

Ч тельном следствии. Автореф. дисс. .канд. юрид. наук. Саратов, 1996. С. 20

л *

< s

1 H

о ф

со

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.