Научная статья на тему 'Определение, классификация видов и квалифицирующие признаки доверительной собственности (траста) по праву Великобритании'

Определение, классификация видов и квалифицирующие признаки доверительной собственности (траста) по праву Великобритании Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
502
98
Поделиться
Журнал
Журнал российского права
ВАК
RSCI
Область наук

Похожие темы научных работ по праву , автор научной работы — Беневаленская Злата Энгельсиновна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Определение, классификация видов и квалифицирующие признаки доверительной собственности (траста) по праву Великобритании»



* ИЗ ОПЫТА ЗАРУБЕЖНЫХ СТРАН *

Определение, классификация видов и квалифицирующие признаки доверительной собственности (траста) по праву Великобритании

З. Э. Беневоленская

Новейшие данные юридической науки1 Великобритании придают особое значение составляющей «доброй совести» в определении термина «траст» («trust») или «доверительная собственность». «Сущность доверительной собственности — это возложение обязательств по Праву Справедливости на лицо, которое является юридическим собственником имущества (trustee), и данное возложение требует от лица действовать по доброй совести в ходе сделок с имуществом в пользу другого лица (бенефициария), которое имеет свой интерес приобретения выгоды от имущества, признаваемый Правом Справедливости»2. Доверительный собственник («trustee») «держит имущество на условиях доверительной собственности» для бенефициария3. Доверительная собственность предусматривает четыре необходимых и достаточных для ее квалификации в качестве таковой элемента:

1) доверительная собственность регулируется правом справедливости;

Беневаленская Злата Энгельсиновна —

кандидат юридических наук (г. С.-Петербург).

1 Thomas G., Hudson A. The Law of Trusts. N.Y., 2004. P. 13.

2 Ibid.

3 Ibid.

2) права бенефициария на имущество обеспечиваются защитой по праву справедливости;

3) на доверительного собственника возлагаются обязательства по праву справедливости;

4) эти обязательства доверительного собственника доверительны (фидуциарны) по своей природе4.

Трудно сказать, является ли данное определение лучшим из имеющихся в правовой науке Великобритании. Однако в нем сделан акцент на обязательствах доверительного собственника и на том, что доверительный собственник действует и исполняет свои обязательства «по доброй совести». По всей вероятности, эти элементы отношений траста («trust») ныне актуальны в правовой науке и практике Великобритании. Описываемые прецеденты последних лет подтверждают данное утверждение. В деле Westdeutsche Landesbank Grozentale v. Islington LBC (1996) Лорд Браун-Вилкинсон говорит: «Право Справедливости основывается на доброй совести обладателя юридически значимого интереса. В случае доверительной собственности «добрая совесть» юридического собственника требует от него достижения тех целей, для которых ему вверено имущество (явно выраженная доверительная

4 Thomas G., Hudson A. Op. cit. P. 14.

собственность), или тех целей, достижение которых закон возлагает на него в случае его недобросовестного поведения (constructive trust)»5.

В отличие от базового определения доверительной собственности, данного П. Лепполем6 в 60-х годах XX столетия, право Великобритании подчеркивает юридическую значимость элемента «доброй совести» в отношениях между участниками доверительной собственности.

В зависимости от того, какая сторона многогранного явления доверительной собственности приобретает актуальность в тот или иной период, меняются акценты в ее определении.

До настоящего времени в Великобритании актуально определение А. Андерхилла, который писал: «Доверительная собственность — это обязательство, предусмотренное Правом Справедливости, обязывающее лицо (именуемое trustee) по совершению сделок с имуществом, находящимся в его владении (именуемым trust property, отделенным от его собственного имущества), в пользу лиц, именуемых бенефициа-риями, каждый из которых может придать судебную защиту своим правам по этому обязательству»7. Это определение относится к 40—50 годам XX столетия, однако и по сей

5 Там же. Комментируя определение Лорда Брауна-Вилкинсона, авторы пишут, что существует разница в мотивации явно выраженной и подразумеваемой доверительной собственности с одной стороны, и конструктивной доверительной собственности с другой стороны. Первые два требуют от trustee добросовестного поведения при исполнении своих обязательств, третье является ответом на недобросовестное поведение.

6 Определение П. Лепполя: «Если сущностный элемент права доверительной собственности... объясним, то это нечто, что является общим для всех видов доверительной собственности... Сущность этого правового института... только в... вещи (res) и в предназначении этой вещи для некоторой цели» // Kee-ton G. The Law of Trusts. L., 1963. P. 3—4.

7 Thomas G., Hudson A. Op. cit. P. 15—16.

день широко цитируется авторами. Вместе с тем правило «доброй совести», актуальное в Великобритании в последнее время, находит выражение в дальнейших высказываниях Лорда Брауна-Вилкинсона о принципах доверительной собственности: «Лицо может быть доверительным собственником, пока и поскольку ему неизвестно о фактах, затрагивающих его совесть»8. Примером является следующая ситуация: если человек завладел велосипедом, он не является доверительным собственником просто в силу факта владения, но до тех пор, пока он не узнает о том, что велосипед на самом деле принадлежит другому лицу; и такое знание уже делает его недобросовестным владельцем велосипеда, не имеющим титула. В данном последнем случае имеет место доверительная собственность, подразумеваемая по закону9.

В названных нами определениях П. Лепполя, Дж. Китона, Дж. Томаса, А. Хадсона, А. Андерхилла практически не уделяется внимания учредителю доверительной собственности («settlor of the trust»). Действительно, роль его сводится в большинстве случаев к учреждению доверительной собственности; а далее, если учредитель доверительной собственности сам не является бенефициарием, то его роль ограничивается декларацией об учреждении доверительной собственности.

Однако момент и обстоятельства учреждения (возникновения) доверительной собственности, по нашему мнению, являются классифицирующим признаком для разграничения ее видов. Например, разграничение доверительной собственности на основные виды — явно выраженную доверительную собственность («express trust»), подразумеваемую доверительную собственность («implied trust»), доверительную собствен-

8Ibid. P. 16. 9 Ibid. Р. 16—17.

ность, подразумеваемую по закону («constructive trust», «resulting trust»), благотворительную собственность («charitable trust», «non-charitable (commercial) trust») — зависит от оснований возникновения доверительной собственности. Основанием же классификации на явно выраженную доверительную собственность («express trust») и подразумеваемую доверительную собственность («implied trust»), на наш взгляд, является именно характер выражения воли учредителем доверительной собственности.

Явно выраженная доверительная собственность («express trust») «сознательно создается абсолютным владельцем имущества»10, учредителем доверительной собственности, который, как правило, письменно декларирует свое намерение создать именно доверительную собственность, а не какую-либо иную правовую форму в пользу бенефи-циариев, среди которых он может назвать самого себя. Явно выраженная доверительная собственность может быть одновременно благотворительной («charitable trust»). В этом случае от учредителя требуется достаточно точная идентификация круга бенефициариев. В целом же для учреждения явно выраженной частной доверительной собственности необходимы три составляющих элемента11 :

явно выраженное намерение учредителя создать именно доверительную собственность;

определенность имущества, предназначенного для передачи в названную доверительную собственность;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

определенность целей доверительной собственности, что включает в себя определенность круга бе-нефициариев.

Если хотя бы одна из составляющих отсутствует, говорить о явно выраженной доверительной соб-

10 Thomas G., Hudson A. Op. cit. P. 55.

11 Ibid. P. 56.

ственности нельзя. В праве Великобритании даже в отношении явно выраженной доверительной собственности («express trust») само слово «траст» не имеет «магического характера». Существует такое выражение о создании доверительной собственности: «эти деньги столь же ваши, сколь и мои» (Re Keyford Ltd, 1975)12. Явно выраженная доверительная собственность, как, впрочем, и иные ее виды, требует от учредителя наличия полной дееспособности, включая полное право лица распоряжаться своим имуществом. Это правило закреплено давним прецедентом Saunders v. Vautier (1841 г.)13. Идентификация круга бенефициариев также закреплена давним прецедентом Morice v. Bishop of Durham (1805 г.). В этом последнем деле Лорд Элдон сказал, что неопределенность целей доверительной собственности «делает иллюзорными» обязанности доверительного собственника в отношении этих бенефициариев14, а равно бенефициарии не могут, будучи не определены в установленном перечне («complete list of objects»), требовать судебной защиты. Последствием несоблюдения указанных трех составляющих элементов является то, что доверительная собственность признается судом недействительной.

Понятие «подразумеваемая доверительная собственность» в течение долгих лет относилось к намерениям учредителя, т. е. доверительная собственность учреждена неявно, но она подразумевается15. В прецедентах с давних времен такое разграничение по намерению учредителя («express trust or implied trust») имеет место быть. Например, в деле Re Caplin (1865 г.) друзья,

12 Thomas G., Hudson A. Op. cit. Р. 57.

13 Penner J. E. The Law of Trusts. N.Y., 2005. P. 69.

14 Penner J.E. Op. cit. P. 78.

15 Keeton G. The Law of Trusts. L., 1963.

P. 61—62, 160.

Рис. 1

жены учредителя доверительной собственности признаны подразумеваемыми бенефициариями доверительной собственности по факту их указания в завещании жены16. Подразумеваемая доверительная собственность имеет место в отношении потомков тех лиц, которые являются бенефициариями явно выраженной доверительной собственности, и создает некоторые трудности в деятельности доверительного собственника («trustee»), а также требует порою подтверждения судом, считать или нет бенефи-циариями лиц, прямо не указанных в декларации об учреждении доверительной собственности, но косвенно подразумеваемых. Употребление термина «implied» и сегодня может касаться намерений учредителя. Однако этот термин стал употребляться в ином контексте и включать в себя доверительную собственность, подразумеваемую по закону, а именно «constructive trust» и «resulting trust». В этих случаях не учредитель, а закон подразумевает доверительную собственность. Если опираться на построение глав исследования Г. Томаса и А. Хадсона, часто цитируемого в настоящей статье, то получается определенная схема (см. рис. 1).

6 Thomas G., Hudson A. Op. cit. Р. 442.

Не вдаваясь в подробности описания доверительной собственности, подразумеваемой по закону («constructive trust» и «resulting trust»), определим природу этих двух видов. «Resulting trust» — это доверительная собственность, которая возникает в силу закона в случаях необходимости возврата имущества, находящегося у лица вследствие изменившихся обстоятельств, недостижения первоначальных правовых целей. Например, признание недействительным «express trust» приводит к тому, что у владеющего имуществом лица возникает право «resulting trust», что по закону обязывает его к возврату имущества титулованному собственнику. «Con-structive trust» возникает также из закона и независимо от признания судом. Общее правило состоит в том, что как только лицо узнает о том, что не имеет права на принадлежащее ему имущество, которым оно владеет, то это лицо сразу становится конструктивным доверительным собственником.

Отграничение доверительной собственности от смежных правовых конструкции проводилось разными авторами в разных аспектах17. Например, контракт — двустороннее соглашение (следующее из принятия оферты), созданное общим правом. Контракт заключается между двумя сторонами, которые до его заключения не имели между собой никаких отношений. В отличие от отношений по контракту доверительная собственность возникает из одностороннего акта декларирования доверительной собственности. Между учредителем доверительной собственности и доверительным

17 Дж. Китон, например, отграничивает доверительную собственность от доверенности, хранения, личного представительства // Keeton G. Op. cit. L., 1963. P. 8—12. В настоящее время проводится сравнение между доверительной собственностью и хранением, агентированием и дарением // Thomas G., Hudson A. Op. cit. Р. 43—47.

собственником может и не быть никакого контракта. Учредитель доверительной собственности может назначить самого себя доверительным собственником в отношении имущества, которым он владеет, в пользу какого-либо лица (бенефициария). Даже если учредитель доверительной собственности назначил какое-либо лицо действовать в качестве доверительного собственника, возникают обязательства из доверительной собственности, которые отсутствуют при других обстоятельствах; эти обязательства возлагаются на доверительного собственника правом справедливости и будут являться обязательствами, исполнения которых могут требовать бене-фициарии. В отличие от стороны по контракту доверительный собственник несет фидуциарные обязательства и действует по доброй совести при управлении имуществом, передаваемым в доверительную собственность. Контракт создает обязательства для его сторон, а в случае его нарушения, возмещению подлежат убытки. Право на возмещение убытков предписано общим правом на основе существующего договора. В отличие от этого в отношениях доверительной собственности обязательства доверительного собственника перед бенефициариями проистекают из декларации об учреждении доверительной собственности. Доверительный собственник в случае нарушения своих обязательств, обязан пополнить «trust fund» (т. е. имущество, переданное в доверительную собственность). Бе-нефициарий вправе требовать от доверительного собственника исполнения его обязательств, в том числе пополнения «trust fund» и необходимых компенсаций.

Главный элемент доверительной собственности состоит в том, что доверительный собственник держит имущество в пользу бенефициари-ев. Существует различие в титулах между учредителем доверительной собственности и доверительным

собственником. Учредитель доверительной собственности владеет имуществом по общему праву, доверительный собственник имеет право на имущество по праву справедливости, имеет «equitable rights». В отличие от этого в отношениях по хранению права на вещь не переходят от собственника к хранителю и вещь всегда подлежит возврату хранителем собственнику18, что и происходит с хранением вещи в гардеробе во время театрального пред-ставления19. В отношениях по хранению не употребляются понятия «обязательств по праву справедливости». И если доверительный собственник получает право доверительной собственности на вверенное ему имущество, хранитель никаких вещных прав на имущество не приобретает.

Агентские отношения проистекают из контракта. Круг полномочий агента и пределы его ответственности зависят от условий агентского договора. Агентское соглашение и отношения доверительной собственности имеют сходство в том, что являются фидуциарными. Наиболее существенное различие между отношениями принципал-агент и отношениями учредитель — доверительный собственник заключаются в том, что между учредителем и доверительным собственником может не быть никакого договора. Второе различие состоит в том, что агенту не обязательно вверяется имущество для деятельности в пользу принципала. И третье различие заключается в том, что в отношениях по агентированию не участвуют третьи лица, такие, как бе-нефициарии в доверительной собственности. Поскольку агентирование и доверительная собственность являются обязательствами фидуциарными, агент и доверительный собственник соответственно отвечают перед принципалом (агентом) и

18 Thomas G., Hudson A. Op. cit. P. 45.

19 Ibid. P. 46.

перед учредителем (доверительным собственником) в случае получения дополнительных выгод сверх их вознаграждения. Агент, получивший дополнительную выгоду от сделки, заключенной в пользу и по поручению принципала, держит эту выгоду или имущество на условиях «constructive trust» и обязан возвратить все полученное сверх вознаграждения принципалу. Это следует из закона. И в определенных случаях агент может быть доверительным собственником («constructive trust»).

Дарение предполагает безвозмездную передачу права собственности на имущество одаряемому. Одаряемый (получатель дара) становится абсолютным собственником вещи в результате такой передачи. В определенном смысле положение одаряемого сходно с положением бенефициария доверительной собственности. Учредитель доверительной собственности, имеющий абсолютное право на имущество, передавая имущество в доверительную собственность, как бы разделяет свой титул на два: доверительный собственник и бенефициарий приобретают права на имущество по праву справедливости. Эти права называются «equitable rights», что означает в данном случае вещные права по праву справедливости. Положение доверительного собственника, также наделенного титульным правом, другое: доверительный собственник должен управлять имуществом в пользу бенефициариев.

Доверительная собственность, при всем разнообразии ее видов, имеет два основополагающих и существенных признака, которые создают доверительную собственность как таковую: имущество, составляющее так называемый «trust fund», и цель, для которой это имущество предназначено.

Благотворительная доверительная собственность наиболее ярко представляет сущность доверительной собственности как правово-

го явления. Для благотворительной доверительной собственности наименее важен субъектный состав правового отношения. Данный вид доверительной собственности может иметь переменный состав доверительных собственников и переменный состав бенефициариев. При этом цель доверительной собственности остается неизменной, если документ об учреждении доверительной собственности не предусматривает пределы возможного изменения ее цели. Тем не менее цель, которой «служит» переданное в доверительную собственность имущество, присутствует всегда.

Д. Дж. Хейтон относит начало развития отношений благотворительной доверительной собственности к XVI в., когда она стала «средством реализации филантропических на-мерений»20. Передача имущества в «use», который ныне однозначно считают предшественником траста, даже в случае передачи имущества от монастырей мирянам21, нельзя считать благотворительной доверительной собственностью, потому что цели церкви и благотворительные цели не тождественны и представляют собою, по всей видимости, смежные или частично пересекающиеся понятия.

Понятие «благотворительность», пишет Д. Дж. Хейтон, до сих пор основывается на Законе о благотворительной доверительной собственности 1601 г.22 (далее — Закон 1601 г.). Дж. В. Китон в своем «Историческом введении» к исследованию благотворительной доверительной собственности пишет, что благотворительная активность, предшествовавшая Закону 1601 г., преследовала такие цели, как передача имущества Церкви или ее отдельным служителям с

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20 Hayton D. J. The Law of Trusts. L., 1998. P. 105.

21 Такие случаи Э. Дженкс относит ко временам феодального землевладения // Дженкс Э. Английское право. М., 1947. С. 257.

22 Hayton D. J. Op. cit.

указанием облегчить бедность вообще или в частности, польза группы лиц или общественные потребности, например ремонт храмов, мостов и дорог, выкуп заключенных, которые могли быть порабощены за грани-цей23. Буквально перечень благотворительных целей состоит в следующем: «Облегчение положения престарелых, недееспособных и бедных лиц; поддержание больных и искалеченных солдат и матросов; поддержание школ и студентов университетов; ремонт мостов, портов, гаваней, дорог, храмов, набережных, торговых путей; образование и воспитание сирот; облегчение содержания, создание или поддержание исправительных домов; замужество бедных девиц; помощь молодым торговцам и разорившимся лицам; облегчение положения и выкуп заключенных и пленных; помощь бедным гражданам в уплате налогов». Согласно положениям Закона 1601 г., цели, которые считаются благотворительными, состоят в следующем:

1) избавление от бедности;

2) продвижение образования, просвещение;

3) продвижение религии;

4) иные цели, служащие достижению общественного благополучия.

Каждая из этих целей имеет в законодательстве Великобритании определенное значение, которое основано на положительном законодательстве и судебных прецедентах. Например, понятие «бедность» не означает окончательного обнищания, а относится к тем случаям, в которых лица «близки» к такому обнищанию. Это могут быть обедневшие дворяне, женщины, стесненные в средствах. Понятие «бедность» оценивается судами в каждом конкретном случае, например при оказании помощи женам и детям бывших служащих компании за основу берется стандартное состояние лиц определенной профессии или социального

23 Keeton. G. W. The Law of Trusts. L., 1963. P. 127.

слоя24. Одним словом, право, как пишет Д. Дж. Хейтон, не стремится уравнять положение лиц, состояние которых характеризуется как «бедность». В то же время благотворительная доверительная собственность, учрежденная в цельях облегчения бедности, не должна приводить к богатству бенефициариев. В этом последнем случае доверительная собственность, конечно, возможна, но она не будет квалифицироваться как благотворительная доверительная собственность, учрежденная в целях облегчения бедности, и, скорее всего, это будет просто частная доверительная собственность, лишенная благотворительной цели. Ее вид при этом зависит от формы (явно выраженная или подразумеваемая), от обстоятельств реализации своих обязанностей доверительными собственниками («resulting, constructive trust») и других факторов.

Продвижение образования25 предполагает и определенный правовой смысл, который вложен в понятие «образование». Дж. В. Китон констатирует, что образование в этом случае имеет довольно широкий смысл. Так, например, понятие «образования» может включать обучение игре в шахматы или содержание зоологических садов. Однако имущество, предназначенное для политического образования в ассоциации или политической партии либо для достижения политических целей, не может являться основой для благотворительной доверительной собственности; в данном случае такая доверительная собственность не имеет места26. Не является благотворительной целью и цель продвижения спорта, а также случай обучения сотрудников, детей сотрудников или бывших сотрудников фирмы. Это утверждение подтверждает дело Oppenheim v. Tobacco Securities Trust (1951). Палата лордов устано-

24 Keeton G. W. Op. cit. P. 135.

25 Hayton D. J. Op. cit. 1998. P. 111.

26

Keeton G. W. Op. cit. P. 134.

вила, что, несмотря на то, что количество работников компании British American Tobacco Co. Limited более чем 110 тысяч человек, обучение детей сотрудников и бывших сотрудников компании не является благотворительностью; личной связи между учредителем благотворительной доверительной собственности и бенефициариями не может быть. Иначе говоря, благотворительная доверительная собственность должна представлять собой некий публичный, общественный интерес, в противном случае она становится обычной частной доверительной собственностью, как, например доверительная собственность в пользу кровных родственников учредителя доверительной собственности, хотя бы и на цели образования.

Закон 1601 г. не упомянул о такой цели благотворительности, как продвижение религии. Он затронул лишь благотворительную цель ремонта храмов. Однако суды вскоре установили, что право справедливости позволяет распространить действие Закона 1601 г. на продвижение религии, и данная цель долгие годы считалась целью благотворительной. Однако если в те времена благотворительной считалась доверительная собственность, учрежденная для содействия общепринятой религии, то теперь благотворительная доверительная собственность может быть учреждена для продвижения ислама, буддизма, иудаизма, сикхизма; не считаются религией саентология и масонство. В самой церковно-религиозной деятельности не все действия могут являться предметом реализации благотворительной доверительной собственности, и момент общественной значимости и публичности также весьма важен. Например, установление частного надгробия или памятника не содержит признака благотворительности, однако уход за церковным двором, в том числе за находящимися в нем памятниками или надгробиями, представляет собою благотво-

рительную цель. Понятие «общественной пользы» во всех этих случаях определяет суд, а не Церковь.

Так называемые иные цели благотворительной собственности формируются по аналогии закона и аналогии права. Например, уход за крематорием является благотворительной деятельностью по аналогии с уходом за колумбарием, по аналогии с уходом за церковным двором, по аналогии с преамбулой Закона 1601 г., предусматривающей в качестве благотворительной деятельности ремонт храмов. Прослеживание аналогии не является необходимым, если предмет доверительной собственности и ее цель не могут быть истолкованы иначе, как служащие обществу и основным общественным потребностям, и если нет особых обстоятельств, которые указывают на нераспространение действия Закона 1601 г. на рассматриваемый случай. Этот вывод сделан в судебных прецедентах 1972 г., равно как и другой вывод о том, что главным отличительным признаком благотворительной доверительной собственности является ее благотворительная цель, причем даже в случае, если круг бенефициариев поддается более или менее ясному описанию. В этом последнем случае весьма важным является понятие «слой общества» («section of the public»), например развитие культурного, духовного и образовательного благосостояния уэльсцев в г. Лондоне — это благотворительная цель, имеющая своими бенефициариями всех уэльсцев, проживающих в г. Лондоне.

Отдельно следует сказать о доктрине «cy pres». Суть ее заключается в том, что в отличие от иных видов доверительной собственности цель благотворительной доверительной собственности, указанная ее учредителем, может быть подвергнута некоторой модификации. При этом судом избирается иная цель, наиболее близкая к первоначальной цели. Д. Дж. Хейтон пишет, что «если неблаготворительная соб-

ственность не может быть реализована», то возникает доверительная собственность, подразумеваемая по закону независимо от признания ее таковой судом («resulting trust») и обязывающая возвратить имущество учредителям или его наследникам, если учредитель доверительной собственности умер. Однако в случае, если благотворительная доверительная собственность не может быть реализована, то может быть применена доктрина «cy pres»

и имущество по решению суда или комиссии по благотворительности используется для иной благотворительной цели, близкой по смыслу к первоначальной благотворительной цели. Принципиальным основанием для вынесения подобного решения является однозначно толкуемое намерение учредителя создать благотворительную доверительную соб-ственность27.

23 Hayton D. J. Op. cit. 1998. P. 119.