Научная статья на тему 'Определение и общие характеристики понятия «Сленг», его роль в языке и культуре современной России'

Определение и общие характеристики понятия «Сленг», его роль в языке и культуре современной России Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
8651
1163
Поделиться
Ключевые слова
РУССКИЙ ЯЗЫК / СЛЕНГ / ЖАРГОН / АРГО / КЕНТ

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Мизюрина Татьяна Витальевна

Понятие «сленг» все больше завоевывает внимание современной филологии. В настоящее время существует большое количество определений сленга, нередко противоречащих друг другу. Бесспорным остается тот факт, что в современном русском языке сленг наиболее подвижный пласт лексики, который является точным отражением языковой картины мира представителей определенной культуры.The notion of slang gets more and more attention of modern Philology. At present there are quite a lot of definitions of slang, which often contradict each other. But it is an unarguable fact that slang is the most dynamic layer of lexis in the modern Russian and it is a precise reflection of language worldview of certain culture representatives.

Текст научной работы на тему «Определение и общие характеристики понятия «Сленг», его роль в языке и культуре современной России»

XXI в. молодежь стала более подготовленной к восприятию иноязычных единиц. Возможно, по этой причине журналисты передают иноязычные вкрапления с помощью кириллической графики. Аудитория сама может легко распознать элемент, чужой для родного языка.

С функциональной точки зрения наблюдается превалирование материалов, в которых журналисты используют варваризмы для придания оригинальности своим материалам, молодых людей, в особенности подростков, привлекает необычность, как в плане содержания, так и в плане манеры изложения.

Список литературы

1. Добросклонская, Т. Г. Медиалингвистика: системный подход к изучению языка СМИ. М.,

2008. 263 с.

2. Елистратов, В. С. Варваризация языка, ее суть и закономерности [Электронный ресурс]. URL: http :// http://www.gramota.ru/biblio/maga-zines/gramota/norma/28_12.

3. Емельянова, О. Н. Варваризмы // Стилистический энциклопедический словарь русского языка. М., 2006. С. 23-25.

4. Крюкова, И. В. Рекламное имя: от изобретения до прецедентности : монография. Волгоград, 2004. 288 с.

5. Мечковская, Н. Б. Социальная лингвистика. М., 2000. 207 с.

6. Мозовая, И. Н. Теоретические предпосылки исследования заимствованной лексики в языке рекламы [Электронный ресурс]. ИКЬ: http://www.nbuv.gov.ua/portal/natural/vdpu/ Movozn/2009_15/article/30.pdf.

7. Солганик, Г. Я. Стилистика современного русского языка и культура речи / Г. Я. Солганик, Т. С. Дроняева. М., 2008. 256 с.

8. Сорокин, Ю. С. Развитие словарного состава русского литературного языка (3090-е гг. XIX в.). Л., 1965. 565 с.

9. Химик, В. В. Болезнь языка или язык болезни? // Современная русская речь: состояние и функционирование. Вып. II. СПб., 2006. С.47-75.

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 1 (292).

Филология. Искусствоведение. Вып. 73. С. 106-111.

Т. В. Мизюрина

ОПРЕДЕЛЕНИЕ И ОБЩИЕ ХАРАКТЕРИСТИКИ ПОНЯТИЯ «СЛЕНГ», ЕГО РОЛЬ В ЯЗЫКЕ И КУЛЬТУРЕ СОВРЕМЕННОЙ РОССИИ

Понятие «сленг» все больше завоевывает внимание современной филологии. В настоящее время существует большое количество определений сленга, нередко противоречащих друг другу. Бесспорным остается тот факт, что в современном русском языке сленг - наиболее подвижный пласт лексики, который является точным отражением языковой картины мира представителей определенной культуры.

Ключевые слова: русский язык, сленг, жаргон, арго, кент.

В течение последних двадцати лет лингвисты активно переключились с изучения письменного языка на исследование и анализ непосредственного живого общения, ибо «непосредственное устное языковое общение продолжает оставаться важнейшей сферой функционирования языка». «Разговорный язык -это в некотором смысле минимальная система национального языка, филогенетически и онтогенетически первичная система, важнейшая

по диапазону общественной и индивидуальной значимости» [8. С. 87]. Изучение разговорной речи исключительно важно потому, что «разговорный язык является единственным истинным языком и нормой оценки всех прочих форм речи» [3. С. 17].

Как замечают исследователи, литературноязыковая норма сейчас становится менее определенной и обязательной; литературный стандарт становится менее «стандартным». Одной

из причин этого состояния языка является интенсивное проникновение в литературный язык слов и выражений, традиционно считавшихся сленговыми.

Термины, обозначающие молодежную речь, являются, безусловно, одним из актуальных вопросов современной лингвистики. Стоит отметить, что в молодежном обществе активно используются такие французские термины, как жаргон (jargon), арго (argot) и заимствованный из английской лексикологии термин сленг (slang). «Жаргонизм», «арготизм» и «слен-гизм» очень часто выступают как синонимы не только в научных статьях, но и в посвященных данному социолекту словарях.

Сленг является самым поздним понятием среди современных обозначений молодежной речи. Начиная с XIX в. в русском языке появились термины, заимствованные из французской социологической школы, - «жаргон» и «арго». Понятие «сленг» вошло в русский лингвистический оборот в 1960-е гг ХХ в.. Несмотря на тот факт, что первые исследования сленга как языкового явления в русской лексикологии относятся к столь позднему времени, важно обратиться и к его историческим истокам, так как «каждое синхронное состояние языка обусловлено предшествующим ему диахронным состоянием» [6. С. 381].

А. Липатов утверждает, что в Англии «сленг существовал уже в XIV в., однако само это речевое явление было известно под другими наименованиями, и чаще всего как cant» [6. С. 382-283]. В 1788 г. первую попытку заменить термин cant (кент) термином slang предпринял Френсис Гроуз в первом научном словаре «вульгарного» языка (1788). Он синонимичность терминов сленг и cant объяснил их общей этимологией: «оба эти слова из одного источника - потаенного языка нищих-цыган» [6. С. 382-283].

С течением времени термины нередко трактовались одинаково, иными словами, использовались «вперемежку друг с другом», и это привело к тому, что «кэнт, все больше и больше утрачивая свои речевые и лексические позиции, растворился в сленге» [6. С. 382-283].

Как известно, до сих пор в современной лингвистике существуют сомнения относительно происхождения слова «сленг». По одной из версий, англ. slang происходит от sling («метать», «швырять»). В таких случаях вспоминают архаическое to sling one’s jaw -«говорить речи буйные и оскорбительные».

Согласно другой версии, сленг восходит к slanguage, причем начальная буква s якобы добавлена к language в результате исчезновения слова thieves; то есть первоначально речь шла о воровском языке thieves’ language» [12. С. 122].

В своей работе 1966 г. «Взаимодействие литературного языка и социальных диалектов (на материале русской лексики послеоктябрьского периода)» Л. И. Скворцов предлагает различать жаргон «в узком смысле слова». Автор утверждает, что в данном случае жаргон не выходит за пределы специальной или возрастной сферы общения [7. С. 8]. Жаргон в расширительном смысле Л. И. Скворцов трактует как сленг, который, по мнению автора, удобен «для описания механизма взаимодействия литературного языка с нелитературными сферами речи, для отграничения интересующего нас круга лексики от лексики, ограниченной в своем употреблении пределами более или менее замкнутых социальных групп (жаргоны и арго)» [7. С. 61].

Л. И. Скворцов выделяет источники, за счет которых происходит формирование «молодежного сленга»: профессиональная речь, а также диалектизмы, заимствования из других языков, заимствования из других жаргонов. Описываемый период Лев Иванович определяет как время «языковой эволюции от жаргона к сленгу» [7. С. 13]. Но, несмотря на его попытки, термин сленг все еще останется неосвоенным в русской социолингвистике.

Популярность понятие сленг получил только в конце 1980-х - начале 1990-х гг. Это было связано с усилением популярности английского языка среди молодежи (большинство которой - хиппи или «хиппующие» старшеклассники и студенты), которая все чаще употребляет в своей повседневной речи англицизмы, таким образом пытаясь подражать иноземному стилю поведения.

Э. М. Береговская в своих работах уделяет особое внимание изучению современного молодежного сленга, где, по ее мнению, «все свойственные естественному языку процессы, не сдерживаемые давлением нормы, происходят во много раз быстрее и доступны непосредственному наблюдению» [4. С. 40]. В своих рассуждениях автор прибегает к различным формулировкам: «молодежному сленгу, как всякому арго, и шире - как всякому субъязыку, свойственна некоторая размытость границ»; «арго, как его ни называй - жаргон, сленг или социолект, - это не вредный паразитический нарост на теле языка» [4. С. 40].

Таким образом, Э. М. Береговская рассматривает данные термины как синонимы, а предпочтение, в свою очередь, отдает английскому сленгу, чтобы подчеркнуть «энглизиро-ванность» молодежной речи как характерную примету времени - 80-90-х гг. [4. С. 40].

В настоящее время сленг является неотъемлемой частью русского языка, и термин сленг применяют к целому ряду разнородных явлений. Несмотря на то, что социальная сущность сленга значительно изменилась, исследователи продолжают использовать это название, во-первых, потому что это традиционное понятие, прочно укоренившееся в современной лексикологии и лексикографии, а во-вторых, этот термин позволяет объединить в рамках единой категории различные слова и словосочетания, противопоставляемые литературной лексике.

Так, в понимании О. Есперсена (1925), сленг представляет собой форму речи, «которая обязана своим происхождением желанию человеческой особи отклониться от обычного языка, навязанного нам обществом» [11. С. 149]. Сленг является результатом свойственного человечеству «желания позабавиться» [11. С. 151].

Понятие сленга все больше начинает завоевывать внимание современной филологии. В настоящее время существует достаточно большое количество определений сленга, нередко противоречащих друг другу. Противоречия эти касаются, прежде всего, объема понятия: спор идет, в частности, о том, включать ли в сленг одни лишь выразительные, ироничные слова, которые являются синонимами литературных эквивалентов, или же еще и всю нестандартную лексику, использование которой осуждается в кругу образованных людей.

Рассмотрим некоторые из многочисленных научных определений сленга. В российском языкознании чаще всего приводится определение В. А. Хомякова: «сленг - это относительно устойчивый для определенного периода, широко употребительный, стилистически маркированный (сниженный) лексический пласт (имена существительные, прилагательные и глаголы, обозначающие бытовые явления, предметы, процессы и признаки), компонент экспрессивного просторечия, входящего в литературный язык, весьма неоднородный по своим истокам, степени приближения к литературному стандарту, обладающий пейоративной экспрессией» [9. С. 43-44].

В этом определении следует обратить внимание на следующий признак сленга: сленг,

по мнению В. А. Хомякова, «относительно устойчивый для определенного периода», что говорит о том, что он отражает в своей семантике процесс развития культуры народа, фиксирует и передает от поколения к поколению культурные установки и стереотипы, эталоны и архетипы [9. С. 43]. Сленг - душа всякого национального языка, в которой неповторимым образом выражаются дух и своеобразие нации. Сленговые выражения всегда направлены на субъект, то есть возникают они не столько для того, чтобы описывать мир, сколько для того, чтобы его интерпретировать, оценивать и выражать к нему субъективное отношение. Таким образом, сленг, понашему мнению, является фрагментом языковой картины мира.

Хотя сленг и относится к «экспрессивному просторечию» и входит в литературный язык, его степень приближения к литературному стандарту «весьма неоднородна», то есть можно найти примеры «почти стандартные» и «совсем не стандартные» [9. С. 43-44]. И, разумеется, сленгу присуща пейоративность как самая характерная черта: трудно представить себе сленгизм с яркой мелиоративной коннотацией, хотя, вероятно, определенная степень «стандартности» все же представима [9. С. 44]. Все выше написанное является подтверждением того, что сленг играет особую роль в трансляции культурно-национального самосознания народа и его идентификации как такового, то есть в сленге воплощено культурно-национальное мировидение.

Сленг, по мнению В. А. Хомякова, - это «особый периферийный лексический пласт, лежащий как вне пределов литературной разговорной речи, так и вне границ диалектов общенационального языка, включающий в себя, с одной стороны, слой специфической лексики и фразеологии профессиональных говоров, социальных жаргонов и арго преступного мира,

и, с другой, слой широко распространенной и общепонятной эмоционально-экспрессивной лексики и фразеологии нелитературной речи» [9. С. 111].

О. С. Ахманова частично соглашается с точкой зрения В. А. Хомякова, предлагая следующую трактовку понятия: «сленг - 1) разговорный вариант профессиональной речи; 2) элементы разговорного варианта той или иной профессиональной или социальной группы, которые, проникая в литературный язык или вообще в речь людей, не имеющих прямого отношения к данной группе лиц, приобретают

в этих языках особую эмоционально-экспрессивную окраску» [1. С. 419].

Как видим, в первой дефиниции сленг - это просто ряд слов не-терминов, использующихся в терминологическом значении, вроде дворник или запаска у автомобилистов. Такие слова не годятся для официальной инструкции, но удобны для делового разговора профессионалов.

Во втором случае это уже нечто совершенно иное: перед нами слова, уже покинувшие профессиональную сферу. Вероятно, в качестве примера можно было бы привести шестерку: в воровском мире одно из значений этого слова -«человек, прислуживающий ворам» [2. С. 287]. В современном разговорном русском языке шестерка - презрительное обозначение любого незначительного человека, возможно (но необязательно) с криминальными наклонностями. Очень важно еще одно отмеченное

О. С. Ахмановой качество: все подобные сленговые выражения ярко экспрессивны. В связи с этим можно предположить, что в языке закрепляются именно те образные выражения, которые ассоциируются с культурно-национальными эталонами и стереотипами. При употреблении в речи они воспроизводят свойственный для той или иной лингвокультурной общности менталитет или характер, что, безусловно, подтверждает тот факт, что сленг отражает языковою картину мира индивида или сообщества.

Большинство зарубежных ученых придерживается мнения о том, что воздействие экс-тралингвистических условий существования языка сказывается только на его лексико-семантическом составе: возникает большая или меньшая в количественном отношении прослойка «социально окрашенных» слов, которая, собственно, и определяет характер и существо социальных диалектов. Действительно, язык во всех своих проявлениях и разновидностях (в том числе и в сленге) предстает как сугубо социальное явление: было бы неверным считать, что основные факторы, регулирующие существование и развитие языка, носят только «внутриязыковой характер» или что язык представляет собой некую «саморегулирующуюся систему», а социальные факторы -это только «периферийные влияния». Человек и его язык нерасторжимы. Как справедливо указывает профессор Р. А. Будагов, «общественная природа языка определяет не только условия его бытования, но и все его функции, особенности его лексики и фразеологии, грамматики и стилистики» [5. С. 24].

Один из ведущих зарубежных сленгологов мира Эрик Партридж определяет сленг как «бытующие в разговорной сфере весьма непрочные, неустойчивые, никак не кодифицированные, а часто и вовсе беспорядочные и случайные совокупности лексем, отражающие общественное сознание людей, принадлежащих к определенной социальной или профессиональной среде» [5. С. 67]. Сленг рассматривается как сознательное, преднамеренное употребление элементов общелитературного словаря в разговорной речи в чисто стилистических целях: для создания эффекта новизны, необычности, отличия от признанных образцов, для передачи определенного настроения говорящего, для придания высказыванию конкретности, живости, выразительности, зримости, точности, краткости, образности, а также чтобы избежать штампов, клише. Это достигается использованием таких стилистических средств, как метафора, метонимия, синекдоха, литота, эвфемизм.

Сленг нередко рассматривается в психологическом аспекте как продукт «духовного» творчества (в том числе и индивидуального) представителей отдельных социальных и профессиональных группировок, служащий выражением определенного «духа» или «ступени сознания» людей, принадлежащих к той или иной общественной среде. Важную роль в распространении этой концепции сленга сыграло известное положение немецкого лингвиста Вильгельма фон Гумбольдта о том, что «видение мира», использование и интерпретация (самооценка) языка у представителей отдельных социально-профессиональных групп не совпадает полностью с «видением мира» и владением языком на уровне всего языкового коллектива.

Интересен тот факт, что термин сленг, как отмечает известный американский лингвист Ч. Фриз, «настолько расширил свое значение и применяется для обозначения такого количества различных понятий, что крайне затруднительно провести разграничительную линию между тем, что является сленгом и что нет» [10. С. 52].

Целый ряд английских исследователей использует «слово сленг просто как синоним жаргона, арго или кэнта» [12. С. 23]. Наиболее детально высказался по поводу дефиниции термина сленг автор словаря сленга Р. Спирс. Он отмечает, что «термин сленг первоначально использовался для обозначения британского криминального жаргона в качестве синонима слову кэнт (cant). С годами сленг расширяет

свое значение и в настоящее время включает в себя различные виды нелитературной лексики: жаргон, просторечия, диалекты и даже вульгарные слова» [13. С. 10-11].

Таким образом, сленговые выражения, отображающие типовые ситуации и представления, начинают играть роль символов, эталонов, стереотипов культуры. Сленг представляет собой продукт языкового народного сознания как материализацию опыта поколений и отдельных представителей данного народа соответственно. Кроме того, сленг отражает какое-либо явление действительности, наблюдаемое людьми с древних времен, и поэтому являющееся частью коллективного опыта народа.

Концепция Р. Спирса позволяет вывести сленг из криминального жаргона и подчеркивает, что в это понятие входит целый список различных видов нелитературной лексики. В этом его позиция соприкасается с позицией

Ч. Фриза. Ученые утверждают, что сленг значительно отличается по характеру употребления от других вариантов языка - диалекта (регионального или социального) и жаргона (профессиональных терминов). Люди, которые говорят на одном диалекте, обладают общим региональным или культурным фоном; те, которые говорят на одном жаргоне (электрики, хирурги, экономисты, военные летчики или адвокаты) закончили однотипные учебные заведения или имеют общий производственный опыт. Сленг же может объединять самые различные группы людей на основе общности одинаковых установок, направленных против истеблишмента и обостренного негативного отношение к социальным условностям или традиционным ценностям.

Как замечает Э. Партридж, сленг привлекателен для носителей языка. Ученый выделяет пятнадцать случаев, когда люди прибегают к сленгу:

- в веселом расположении духа, молодой по возрасту или по состоянию души, ради забавы или ради удовольствия;

- желающий поупражняться в остроумии, оригинальности, продемонстрировать необычное чувство юмора;

- чтобы быть не похожим на других, поразить новизной выражения;

- живописно, красочно, сочно высказаться, дать либо положительную, либо отрицательную оценку, избежав скучных, надоевших шаблонов;

- безошибочно привлечь к себе внимание, даже поразить;

- уйти от клише, выразить свои мысли в сжатой, концентрированной энергичной форме;

- обогатить язык (такая цель редко ставится кем-либо преднамеренно, кроме хорошо образованных людей; исключением является «кокни»; такие сленгизмы рождаются не спонтанно, но как плод раздумий, литературных усилий);

- придать весомость, основательность, конкретность абстрактной мысли, приземлен-ность идеальному концепту, непосредственность и безотлагательность отдаленной перспективе;

- либо приглушить остроту, либо, наоборот, подчеркнуть, усилить эффект отказа, отклонения, неприятия, отречения; снизить па-фосность или вообще избавиться от помпезности, излишней серьезности в разговоре или на письме; смягчить трагедию, облегчить или приукрасить мысль о неизбежности смерти, перефразировать идею сумасшествия, замаскировать уродство или выразить сочувствие по поводу переживаемого позора (например, от предательства, неблагодарности) и таким образом помочь собеседнику вынести все и «держаться»;

- найти нужный тон с подчиненными или польстить начальнику, установить непринужденный контакт с аудиторией или в доступной форме изложить суть дела;

- создать более легкую атмосферу общения, дружеских встреч;

- стимулировать установление глубоких долгосрочных дружеских или интимных отношений;

- показать, что говорящий разделяет определенное направление, входит в некий коллектив, объединенный общим родом занятий, профессией, принадлежит к артистической или интеллектуальной среде; короче, обозначить, что говорящий «в курсе дела», «свой», и таким образом установить контакт;

- и в связи с этим, наоборот, показать или доказать, что кто-то не «в курсе дела», не принадлежит к «своим»;

- чтобы не быть понятыми другими, не принадлежащими к данной группе, но присутствующими при разговоре (это чаще всего дети, студенты, влюбленные, члены политической организации, криминальные элементы в тюрьме или на свободе и др.) [12. С. 176].

Несмотря на большое количество трактований настоящего понятия, мы дадим свое, собственное определение термина сленг. «Сленг -

это относительно устойчивый для определенного периода, широко употребительный, стилистически маркированный (сниженный) лексический пласт (имена существительные, прилагательные и глаголы, обозначающие бытовые явления, предметы, процессы и признаки), обладающий пейоративной экспрессией, покрывающий целиком русские термины жаргон и арго, а отчасти и грубое просторечие».

Стоит отметить, что сленг - это одна из подсистем языка. Системы языка обычно основываются на различных возможностях наложения и снятия запретов (запреты на вхождение и выход лексем, запреты на изменения и неизменность значений, определяющих синхронное существование лексико-семантической системы, как в литературном языке, так и в сленге). Сленг имеет свою собственную норму, существующую наряду с нормой литературного языка, а сленговая лексика в подавляющем большинстве случаев основывается на метафоре.

Список литературы

1. Ахманова, О. С. Словарь лингвистических терминов. М., 1966. 512 с.

2. Балдаев, Д. С. Словарь тюремно-лагерно-блатного жаргона (речевой и графический портрет советской тюрьмы) / Д. С. Балдаев,

В. К. Белко, И. М. Исупов. М., 1992. 325 с.

3. Балли, Ш. Французская стилистика. М.,

2009. 398 с.

4. Береговская, Э. М. Молодежный сленг: формирование и функционирование // Вопр. языкознания. 1996. № 3. 241 с.

5. Будагов, Р. А. Введение в науку о языке. М., 1996. 536 с.

6. Липатов, А. Т. Сленг в аспекте его диахронии // Социальные варианты языка-II : материалы междунар. науч. конф., 24-25 апр. 2003 г. Н. Новгород, 2003. 396 с.

7. Скворцов, Л. И. Взаимодействие литературного языка и социальных диалектов (на материале русской лексики послеоктябрьского периода). М., 1996. 284 с.

8. Скребнев, Ю. Введение в коллоквиали-стику / под ред. О. Б. Сиротининой. Саратов, 1985. 210 с.

9. Хомяков, В. А. Нестандартная лексика в структуре английского языка национального периода : автореф. ... канд. филол. наук. Л., 1980. 168 с.

10. Fries, Ch. Introduction to American College Dictionary. N. Y., 1947. 358 p.

11. Jespersen, O. Mankind, nation and individual from a linguistic point of view. Oslo, 1925.

12. Partridge, E. Slang Today and Yesterday. L., 1979. 258 p.

13. Spears, Richard A. Slang and Euphemism. N. Y., 1982. 423 p.

Вестник Челябинского государственного университета. 2013. № 1 (292).

Филология. Искусствоведение. Вып. 73. С. 111-115.

Т. И. Перовская

МОРФОЛОГИЧЕСКИЕ ОСОБЕННОСТИ ДЕРИВАТОВ С КОМПОНЕНТОМ VIP / ВИП / ВИ АЙ ПИ

Рассматривается инициальное сокращение VIP как существительное мужского рода, которое склоняется по законам русского языка. Демонстрируется активное участие аббревиатуры в образовании композитов, показана широкая ее сочетаемость. Используются лексикографические источники, в которых отражается частеречная принадлежность аббревиатуры, морфологические признаки и синтаксическая роль, что дает полное представление о грамматико-деривационных возможностях словообразовательного потенциала аббревиатуры.

Ключевые слова: аббревиатура, акроним, деривация, неологизм, словообразовательное гнездо, частеречная принадлежность.