Научная статья на тему 'Оппортунизм как следствие несовершенства контрактов'

Оппортунизм как следствие несовершенства контрактов Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

962
343
Поделиться
Ключевые слова
ИНФОРМАЦИОННАЯ АСИММЕТРИЯ / ОГРАНИЧЕННАЯ РАЦИОНАЛЬНОСТЬ / НЕПОЛНЫЕ КОНТРАКТЫ / ПРЕДКОНТРАКТНЫЙ ОППОРТУНИЗМ / ПОСТКОНТРАКТНЫЙ ОППОРТУНИЗМ / НЕБЛАГОПРИЯТНЫЙ ОТБОР / МОРАЛЬНЫЙ РИСК / INFORMATION ASYMMETRY / BOUNDED RATIONALITY / INCOMPLETE CONTRACT / EX ANTE OPPORTUNISM / EX POST OPPORTUNISM / THE ADVERSE SELECTION / THE MORAL HAZARD

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Кузнецова М. А.

В статье рассматриваются основные виды оппортунистического поведения, порожденные проблемами несовершенства информационного поля и ограниченной рациональности контрагентов. Анализируются и обобщаются подходы к трактовке категорий неблагоприятного отбора и морального риска в рамках контрактных отношений.

Похожие темы научных работ по экономике и бизнесу , автор научной работы — Кузнецова М. А.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

OPPORTUNISM AS CONSEQUENCE OF IMPERFECTION OF CONTRACTS

The main kinds of opportunistic behavior generated by problems of information asymmetry and bounded rationality of economic agents are considered in the article. Approaches to treatment of categories the adverse selection and the moral hazard in contract relations are analyzed and generalized.

Текст научной работы на тему «Оппортунизм как следствие несовершенства контрактов»

М. А. КУЗНЕЦОВА

аспирант кафедры теории и истории

экономики Орловского государственного

университета

E-mail: LaCielita@yandex.ru

Тел.: 8 920 085 7710

ОППОРТУНИЗМ КАК СЛЕДСТВИЕ НЕСОВЕРШЕНСТВА КОНТРАКТОВ

В статье рассматриваются основные виды оппортунистического поведения, порожденные проблемами несовершенства информационного поля и ограниченной рациональности контрагентов. Анализируются и обобщаются подходы к трактовке категорий неблагоприятного отбора и морального риска в рамках контрактных отношений.

Ключевые слова: информационная асимметрия, ограниченная рациональность, неполные контракты, предконтрактный оппортунизм, постконтрактный оппортунизм, неблагоприятный отбор, моральный риск.

В процессе специализации и кооперирования в различных видах хозяйственной деятельности экономические агенты вступают в торговоэкономические отношения, заключают друг с другом сделки, трансакции. Реализация выгоды этих процессов требует координирования их действий, что предполагает формулировку цели и задачи координации, определение пути, приемов и методов достижения этих целей, очерчивания круга лиц, ответственных за выполнение данной работы, распределение между ними обязанностей и построение мотивационной схемы для добросовестного исполнения работы. Очевидно, что каждый экономический агент в своей деятельности преследует собственные интересы, далеко не всегда совпадающие с интересами прочих агентов или даже общества в целом, поэтому важной задачей является формирование системы стимулов, создающей заинтересованность субъектов в сообщении достоверной информации о личных предпочтениях и намерениях, что позволило бы выработать реальный план действий и успешно реализовать его.

Проблема согласованности действий и создания совместимых стимулов могла бы быть решена разработкой полного контракта.

Рассматривая основные черты таких контрактов,

Я.И. Кузьминов и М.М. Юдкевич отмечают, в нем должно быть абсолютно точно определено, что © М.А. Кузнецова

все его участники обязаны делать в каждом возможном случае развития событий; устанавливать такое распределение издержек и выгод в каждом из этих случаев, что каждая из сторон находила бы соблюдение его условий оптимальным для себя вариантом; предусматривать абсолютно все случаи несоблюдения какой-либо из сторон тех или иных условий контракта и соответствующие этому санкции [4]. П. Милгром и Дж. Робертс подчеркивают, что для заключения и выполнения такого контракта необходимо соблюдение ряда требований:

- Каждая из сторон должна была бы предвидеть все возможные обстоятельства, которые могут оказаться важными для нее в период действия контракта и вызвать у нее желание пересмотреть предусмотренные соглашением действия и расчеты, максимально точно охарактеризовать такие возможные обстоятельства, а также обладать способностью понять, какие из них имели место в действительности в конкретной ситуации.

- Контрагенты должны иметь желание и возможность определить и согласовать эффективный способ действий для каждой из возможных ситуаций, а также связанные с этими действиями взаимные расчеты.

- Стороны должны стремиться выполнять положения контракта после его заключения, что предполагает, во-первых, отсутствие желания у

ЭКОНОМИКА

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

них в дальнейшем пересмотреть условия соглашения; во-вторых, наличие возможности у каждого из участников беспрепятственно проверять, выполняются ли условия контракта, а в случае нарушения осуществлять предусмотренные для этого действия [6].

В реальности заключению и обеспечению выполнения полного и совершенного контракта препятствуют непреодолимые трудности. «Ограниченность предвидения, неточность языка, издержки, связанные с расчетом различных вариантов и составлением плана, - все то, что в совокупности именуется ограниченной рациональностью, - приводят к неполному учету всех возможных обстоятельств» [Там же]. Поэтому большинство заключаемых соглашений отличается несовершенством, и чем сложнее предмет договоренностей - тем больше вероятность возникновения непредсказуемых ситуаций. Не существует способов, которые позволили бы сторонам беспрепятственно, мгновенно и без издержек передавать друг другу всю доступную им информацию. Будучи ограниченными в своих возможностях, люди стараются поступать «условно рационально», стремясь заключить наиболее предпочтительные для себя договоренности [2, с. 34].

Выражением ограниченной рациональности экономических агентов на уровне их взаимодействия друг с другом являются неполные контракты, которые отражают «неспособность хозяйствующих субъектов предугадать и отразить в условиях контракта все события, имеющие отношение к делу» [11, с. 81]. Согласно подходу Г. Литвинцевой, «неполнота контрактов - следствие радикальной неопределенности, состоящее в невозможности учета всех возможных в будущем событий и структуризации на этой основе взаимоотношений между экономическими агентами» [5]. Другой немаловажной причиной того, что реальные контракты практически всегда являются неполными, отмечают ограниченные когнитивные способности хозяйствующих субъектов. Экономические агенты склонны избегать излишне детализированные контракты в силу того, что чем сложнее контракт, тем большие издержки, связанные со сбором и анализом информации, они понесут.

Неполнота контрактов в сочетании с характерной для большинства взаимодействий

асимметрией информации, трактующейся как «неравномерное распределение между участниками рынка информации об условиях осуществления рыночной сделки и намерениях друг друга» [3], открывает возможности для оппортунистического поведения со стороны их участников. Как отмечает А.Е. Шаститко, «в основе оппортунистического поведения лежит несовпадение экономических интересов, обусловленное ограниченностью ресурсов, неопределенностью и, как следствие, несовершенной специфициро-ванностью условий контракта» [9, с. 253]. При условии, что издержки, связанные с уклонением от условий контракта, оказываются меньше, чем выгоды, которые оно принесет, экономический агент будет склонен в своем поведении к той или иной форме оппортунизма.

С точки зрения контрактного процесса, выделяют предконтрактное (ex ante) и постконтракт-ное (ex post) оппортунистическое поведение [9, с. 253]. Первый тип А.Е. Нестеренко определяет как ситуацию, когда один из партнеров вводит в заблуждение другого до заключения контракта, что наглядно иллюстрирует пример с занижением риска наступления страховых случаев клиентами страховых фирм с целью уменьшения размера страховых взносов [7, с. 322]. Постконтрактный оппортунизм - это уклонение от добросовестного и надлежащего выполнения обязательств перед партнером после заключения контракта [Там же, с. 323]. Согласно А.С. Скоробогатову, каждому из этих типов соответствует своя форма проявления оппортунизма, являющаяся одновременно формой асимметричности информации, а именно, предконтрактный оппортунизм проявляется в скрытой информации, порождающей впоследствии проблему неблагоприятного отбора (adverse selection), а постконтрактный оппортунизм - в скрытых действиях, приводящих к проблеме морального риска (moral hazard) [8].

Термин «ухудшающий» или «неблагоприятный отбор», используемый для обозначения группы проблем, порождаемых предконтракт-ной информационной асимметрией, возник в страховом деле. «Ухудшающий отбор представляет собой одну из форм предконтрактного оппортунизма; он возникает из-за наличия частной информации, которой клиенты страховых компаний располагают до приобретения ими контрактов страхования, в то время, когда они

ЭКОНОМИКА

оценивают выгодность такого приобретения» [6]. Покупателями страховых полисов становятся, как правило, люди, располагающие частной информацией относительно своего положения, позволяющей им предполагать весьма вероятным получение по данному полису выплат, превышающих по величине их средний размер. Применительно к данной ситуации примером служат выпускаемые страховой компанией полисы индивидуального медицинского страхования, гарантирующие покрытие медицинских расходов в связи с беременностью и родами, большую часть покупателей которых, вероятнее всего, составят женщины, собирающиеся в ближайшем будущем стать матерями. Их планы, представляющие собой частную информацию, являются ненаблюдаемой характеристикой покупателей данных полисов, оказывающей значительное влияние на уровень издержек страхования. Как отмечают П. Милгром и Дж. Робертс, в США, где большинство систем медицинского страхования организуется частными фирмами, предложение полной оплаты расходов по беременности и родам приводит к настолько интенсивному ухудшающему отбору, что от практики данного вида страхования вынуждены были полностью отказаться [6].

Проблема неблагоприятного отбора обусловлена также стремлением индивидов сэкономить на издержках измерения и «возникает при наличии распределения по качеству, закрытого для потребителя» [4]. Использование минимального набора измеряемых параметров в качестве условия сделки приводит к тому, что объектам полученной выборки будут присущи свойства по уровню ниже ожидаемых, соответствующие худшему набору параметров, которые не учитывались примененной классификацией.

Явление неблагоприятного отбора достаточно ярко проиллюстрировано на примере рынка «лимонов» в работе Дж. Акерлофа, анализирующей взаимоотношения продавцов и покупателей на рынке подержанных автомобилей [1]. Уровень качества предлагаемых машин различен, но покупателю сложно идентифицировать этот уровень в момент покупки, особенно при отсутствии времени и опыта. Кроме того, покупатель не информирован в вопросе предыстории предлагаемой ему машины. Следовательно, он в меньшей степени, чем продавец, осведомлен в вопросе ее качества.

Если бы информация была симметричной, то есть если бы покупатель владел той же информацией о качестве всех выставленных на продажу автомобилей, что и продавец, на рынке установилось бы эффективное равновесие. Следовательно, цена, которую готов заплатить покупатель за каждую конкретную машину, определялась бы, исходя из ее качества. В условиях асимметрии информации, напротив, покупатель не располагает сведениями о качестве конкретной машины. Поэтому предлагаемая им цена определяется на основе среднего качества представленного на рынке товара, которое, в свою очередь, определяется на основе известного покупателю распределения качества. Учитывая эти обстоятельства, продавец выставляет на продажу только те машины, качество которых лежит в нижней части распределения, так как продажа наиболее качественных машин становится для него невыгодной. В результате это приводит к тому, что среднее качество предлагаемых на рынке автомобилей падает, происходит вытеснение «хороших» товаров «плохими», а вслед за этим снижается и цена, которую покупатель готов заплатить за машину. Соответственно, окончательная цена, устраивающая покупателя, в определенный момент оказывается равной нулю, и рынок перестает существовать. Таким образом, возникая из-за несовершенства информации, явление неблагоприятного отбора приводит к неэффективности функционирования рыночного механизма спроса и предложения и, в конечном итоге, к исчезновению рынка.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Другим характерным примером неблагоприятного отбора является найм работников, осуществляющийся на основе лишь простых и явных критериев, например, наличие университетского диплома, без учета иных факторов, влияющих на их производительность. Вследствие неполноты информации, новые работники отбираются случайно из числа претендентов с дипломами, и им назначается заработная плата среднего уровня. Это привлекает тех кандидатов, которые хотя и соответствуют этому критерию, могут не обладать другими преимуществами. Наниматели, использующие при приеме на работу столь ограниченный набор факторов, при условии, что другие работодатели руководствуются при найме более широким списком критериев для кандидатов, осуществляют неблагоприятный отбор,

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

привлекая в свою организацию худших в смысле эффективности труда работников.

Несовпадение интересов экономических агентов способно привести, таким образом, к тому, что лица, обладающие наиболее важной информацией, могут уклониться от предоставления полных и точных сведений лицу, принимающему решение. Однако даже если предположить, что на стадии заключения контракта ни одна из сторон не располагает какой-либо частной информацией, в процессе его осуществления может возникнуть проблема отсутствия необходимых данных для проверки адекватности выполнения условий соглашения или ее труднодоступности, обусловленной высокими издержками, что создает возможности для нарушения соглашения в целях удовлетворения личных интересов. В этом случае говорят о наличии проблемы «субъективного риска, который является формой посткон-трактного оппортунизма, возникающей тогда, когда действия, влияющие на уровень эффективности, не поддаются свободному наблюдению, вследствие чего лицо, выполняющее эти действия, может предпочесть удовлетворить свои личные интересы за счет других» [6]. Данное явление выступает информационной проблемой, поскольку обусловлено трудностью или дороговизной осуществления контроля и обеспечения желаемого поведения, которые делают бессмысленным составление контракта, определяющего конкретный тип поведения, при невозможности проследить за корректностью его исполнения, что свидетельствует о неполноте контрактации. П. Милгром и Дж. Робертс при толковании проблемы субъективного риска используют термин «агентские отношения», применяемый в экономической науке «для обозначения ситуаций, в которых один индивид - исполнитель (agent) действует от имени другого индивида — поручителя (principal) и должен реализовывать цели, поставленные перед ним поручителем», обуславливая ее возникновение с несовпадением индивидуальных приоритетов и интересов этих субъектов и неспособностью поручителя без труда определить, «продиктованы ли сообщения и действия исполнителя заботой о его интересах или же эгоистическими интересами самого исполнителя» [6].

Обобщая подходы Т. Эггертсона, Я.И. Кузь-минова и М.М. Юдкевич, можно сказать, что мо-

ральная угроза (субъективный риск) - явление, возникающее на этапе приведения контракта в исполнение вследствие невозможности осуществления сопряженного с чрезмерно высокими издержками беспрерывного и полного контроля за действиями контрагента, предусмотренными заключенным договором, приводящее к сокращению количества измеряемых параметров, служащих индикаторами качества исполнения условий соглашения, что, в свою очередь, может побудить одну из сторон контракта пренебречь ненаблюдаемыми показателями и уклониться от сути своих обязательств, выражающих интересы контрагента [10, с. 59; 4].

Пользуясь тем обстоятельством, что контракт несовершенен в силу невозможности предусмотреть все возможные случаи его несоблюдения какой-либо из сторон и соответствующих санкций, субъект моральной угрозы сознательно совершает очевидное ему отклонение в выполнении предмета договора, не предоставляя другому участнику контракта информации о сущности своих действий. Я.И. Кузьминов и М.М. Юдкевич отмечают, что при этом они используют «зоны безответственности», возникающие в результате неполноты контрактов или слабости мониторинга и классифицируемые по этим признакам на зоны безответственности первого и второго рода соответственно [4]. Наглядным примером является ситуация со служебным водителем, который в рабочее время при отсутствии непосредственных должностных заданий может поспать в машине или использовать ее для получения собственной выгоды. В этом случае водитель попадает в зону безответственности первого рода, поскольку нет нарушения явных условий контракта. Зону безответственности второго рода иллюстрирует ситуация в области медицины, когда врач, оплата труда которого не зависит от объема оказанных услуг, при отсутствии полного мониторинга сокращает объем лечения пациента.

Впервые термин «субъективный риск» был применен в индустрии страхования и характеризовал «тенденцию изменения поведения застрахованных клиентов (страхователей) в таком направлении, которое приводит к увеличению выплат страховой компании» [6]. Так, люди, обладающие страховкой, могут пренебрегать соблюдением предосторожностей, позволяющих

ЭКОНОМИКА

не допустить потерь или свести их к минимуму. В данной области экономики А. С. Скоробогатов; Я.И. Кузьминов и М.М. Юдкевич с некоторыми вариациями в терминологии выделяют три основных типа моральной угрозы: недобросовестное поведение; пренебрежение рисками; сверхнормативное потребление услуг, оплачиваемых в результате страховки [8, с. 19; 4]. Первый тип предполагает, что страхователь может намеренно вызвать страховой случай с целью получения возмещения, например, поджечь дом. Пренебрежение рисками отражает ситуации, в которых страхователь, заключив соответствующий контракт, уже не стремится проявлять осторожность в полном объеме в отношении объекта сделки, непреднамеренно увеличивая тем самым вероятность наступления страхового случая, как, например, автомобилист, начавший игнорировать некоторые правила дорожного движения после страхования своей машины. Сверхнормативное потребление услуг, оплачиваемых в результате страховки, применительно к медицинскому страхованию проявляется в нецелесообразном учащении посещений врача. Однако нельзя не согласиться с П. Милгромом и Дж. Робертсом в том, что «хотя термин «субъективный риск» имеет негативное содержание, не все изменения в поведении людей, вызванные наличием страхования, являются нежелательными для общества, например, увеличение числа посещений женской консультации может привести к улучшению здоровья матерей и детей, что вполне соотносится с целями общества» [6]. Возмещение потерь от субъективного риска возможно страховой компанией путем установления ею достаточно высокого страхового взноса, способного покрыть дополнительные издержки.

Субъективный риск, тем не менее, препятствует осуществлению взаимовыгодных соглашений между людьми по причине того, что зачастую издержки, которые несет страховщик, не компенсируются дополнительными выгодами, получаемыми страхователем при изменении его поведения. Это связано с тем, что не все возможные издержки и выгоды учитываются страхователем при принятии решения при заключении контракта, и, кроме того, продиктовано самой природой страхования. Так, взяв машину напрокат, экономический субъект несет все издержки,

связанные с ее эксплуатацией, и, вероятно, будет вести себя более осторожно, но если он полностью застрахован, то никакой дополнительной выгоды от такой осторожности он не получит.

Сфера возникновения проблемы субъективного риска различна, характерна для любой ситуации, при которой лицо, чьи личные интересы носят разнонаправленный характер с интересами группы, а проверка и контроль точности и достоверности предоставляемых им сведений и осуществляемых действий затруднены, имеет искушение поступить неэффективно или предоставить искаженную информацию.

Итак, несовпадение интересов участников трансакций в совокупности с присущей большинству экономических отношений информационной асимметрией создает предпосылки для предконтрактного оппортунистического поведения лица, владеющего большим объемом информации, что проявляется в уклонении от предоставления полных и достоверных сведений контрагенту либо в сознательном введении его в заблуждение до заключения договора, порождая впоследствии проблему неблагоприятного отбора. Наряду с ограниченной рациональностью, препятствующей точному учету всех возможных вариантов развития событий, это обстоятельство образует непреодолимые трудности для составления и заключения полного контракта, абсолютно точно определяющего обязанности сторон в каждой из ситуаций. Несовершенство контракта открывает возможности для постконтрактного оппортунистического поведения, становясь причиной явления морального риска, суть которого сводится к удовлетворению собственных интересов за счет других путем сознательного отклонения субъекта моральной угрозы в выполнении предмета договора вследствие неосуществимости беспрерывного контроля за его действиями.

УЧЕНЫЕ ЗАПИСКИ

Библиографический список

1. АкєрлоФ Дж. Рынок «лимонов»: неопределенность качества и рыночный механизм. Пер. Николаенко Е.И. [Электронный ресурс] // THESIS. 1994. Вып.5. С. 91-104. Сайт: http://www.hse.ru. Режим доступа к ресурсу: http://www.hse.ru/science/igiti/thesis5/5_1_4Akerl.pdf

2. Деньгов В.В., Грегова Е.Я. Теория контрактов: новейший раздел современной микроэкономической теории [Текст] // Вестник Санкт-Петербургского университета. 2003. Сер. 5. Вып. 1 (№ 5). С. 31-39.

3. Козачок И.В., Краснова С.Г. Экономическая сущность асимметрии информации и ее влияние на функционирование рынка [Электронный ресурс]. // Журнал «Сибирская Финансовая Школа». 2007. №2. Сайт: http://www.sifbd.ru. Режим доступа к ресурсу: http://www.sifbd.ru/magazine/article/9S3

4. Кузьминов Я.И., Юдкевич М.М. Институциональная экономика: Курс лекций [Электронный ресурс]. М.: МФТИ, 2002. 237 с. // Сайт: http://window.edu.ru/. Режим доступа к ресурсу: http://window.edu. ru/window/catalog?p_rid=39070&p_rubr=2.2.7б.4.2

5. Литвинцева Г. Словарь терминов по институциональной экономике [Электронный ресурс] / Сайт: http://vocable.ru. Режим доступа к ресурсу: http://vocable.ru/dictionary/9б/word/%CD%E5%EF%EE %EB%ED%EE%F2%E0+%EA%EE%ED%F2%F0%E0%EA%F2%EE%E2/

6. Милгром П., Робертс Дж. Экономика, организация и менеджмент [Электронный ресурс]. СПб.: Экономическая школа, 1999. Сайт экономической школы: http://www.seinst.ru. Режим доступа к ресурсу: http://www.seinst.ru/files/milgromch5.pdf, http://www.seinst.ru/files/milgromchб.pdf

7. НестеренкоА.Н. Экономика и институциональная теория. [Текст]. М.: Эдиториал УРСС, 2002. 41бс. S. Скоробогатов А. С. Институциональная экономика. Курс лекций. [Электронный ресурс]. СПб.:

ГУ-ВШЭ, 200б. // Сайт: http://ie.boom.ru. Режим доступа к ресурсу: http://ie.boom.ru/skorobogatov/ themeб.htm

9. Шаститко А.Е. Новая институциональная экономическая теория [Текст]. М.: Экономический факультет МГУ, ТЕИС. 2002. 591 с.

10. Эггертссон Т. Экономическое поведение и институты [Текст]. М.: Дело, 2001. - 408 с.

11. Шаститко А. Неполные контракты: проблемы определения и моделирования [ Текст]. // Вопросы экономики. 2001. №б. С. 80-99.

M.A. KUZNETCOVA

OPPORTUNISM AS CONSEQUENCE OF IMPERFECTION OF CONTRACTS

The main kinds of opportunistic behavior generated by problems of information asymmetry and bounded rationality of economic agents are considered in the article. Approaches to treatment of categories the adverse selection and the moral hazard in contract relations are analyzed and generalized.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Key words: information asymmetry, bounded rationality, incomplete contract, ex ante opportunism, ex post opportunism, the adverse selection, the moral hazard.