Научная статья на тему 'Описание сказочного сюжета 707 Чудесные дети в международных, национальных и региональных указателях сказочных сюжетов: сравнительный анализ'

Описание сказочного сюжета 707 Чудесные дети в международных, национальных и региональных указателях сказочных сюжетов: сравнительный анализ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
972
654
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СКАЗКИ / УКАЗАТЕЛЬ / СКАЗОЧНЫЕ СЮЖЕТЫ / ВАРИАНТЫ / МОТИВЫ / ГЕРОЙ / FAIRYTALES / INDEX / SYSTEM / TALE TYPES / VARIANTS / MOTIFS / CHARACTER

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Хэмлет Татьяна Юрьевна

Представлен сравнительный анализ описания сказочного сюжетного типа 707 в международных, национальных и региональных указателях сказочных сюжетов. Поднимается вопрос о причинах типологического сходства существующих вариантов сюжета Чудесные дети. Комментируется трансформация мифологического «близнечного» мотива в связи со становлением института брака и семьи, утрата сюжетом черт волшебной сказки и его новеллизация. Автор подробно останавливается на особенностях представления сюжета в международном сказочном указателе Антти Аарне (1910), двух его существенно дополненных и расширенных переизданиях под редакцией С. Томпсона (1928 и 1961), а также в первом русском указателе Н. П. Андреева (1929).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Description of Tale Type 707 Wonderful Children in International, National and Regional Catalogues of Tale Types: Comparative Analysis

The article presents a comparative analysis of the description of tale type 707 in the international, national, regional catalogues of tale types. The issue of the reasons for typological similarity of the existing variants of the Wonderful Children type is raised. There are commentaries on transformation of the mythological “twin” motif due to the institution of marriage and family development, the plot losing its fairytale features and becoming novelized. The author dwells upon the peculiarities of the type representation in the international tale type index by Antti Aarne (1910), its two republications, which were considerably enlarged and revised by Stith Thompson (1928 and 1961), as well as in the first Russian tale type index by Nikolai Andreev (1929).

Текст научной работы на тему «Описание сказочного сюжета 707 Чудесные дети в международных, национальных и региональных указателях сказочных сюжетов: сравнительный анализ»

Хэмлет Т. Ю. Описание сказочного сюжета 707 Чудесные дети в международных, национальных и региональных указателях сказочных сюжетов: сравнительный анализ / Т. Ю. Хэмлет // Научный диалог. - 2013. - № 5 (17) : Филология. - С. 198-219.

УДК 801.81:398.21

Описание сказочного сюжета 707 Чудесные дети в международных, национальных и региональных указателях сказочных сюжетов: сравнительный анализ

Т. Ю. Хэмлет

Представлен сравнительный анализ описания сказочного сюжетного типа 707 в международных, национальных и региональных указателях сказочных сюжетов. Поднимается вопрос о причинах типологического сходства существующих вариантов сюжета Чудесные дети. Комментируется трансформация мифологического «близнечного» мотива в связи со становлением института брака и семьи, утрата сюжетом черт волшебной сказки и его новеллизация. Автор подробно останавливается на особенностях представления сюжета в международном сказочном указателе Антти Аарне (1910), двух его существенно дополненных и расширенных переизданиях под редакцией С. Томпсона (1928 и 1961), а также в первом русском указателе Н. П. Андреева (1929).

Ключевые слова: сказки; указатель; сказочные сюжеты; варианты; мотивы; герой.

У славянских народов существует афоризм «Сто лет - не шутка!». Сто лет - это определенный рубеж, по достижении которого, безусловно, можно судить о том, пройдена ли проверка временем для какого-то определенного явления, творения, произведения. Классификационная система сказочных сюжетов Антти Аарне [Аате, 1910] прошла проверку временем. За сто с лишним лет, прошедших после выхода в свет первого международного указателя

сказочных сюжетов Антти Аарне, появились сотни национальных, региональных указателей, построенных по системе финского фольклориста А. Аарне, без которых в настоящее время не обходится ни один сказковед. Международный указатель А. Аарне трижды подвергался редактированию: в 1928, 1961 и 2004 годах. В течение ста лет постоянно расширялись географические границы охвата сказочных сюжетов, были добавлены новые сказочные сюжеты, производилось уточнение названий сказочных типов, их укрупнение, совершенствовался научный аппарат, необходимый для построения сюжетной статьи, и т. д. Но до сих пор в фольклористике так и не был сделан сравнительный анализ какой-либо одной сюжетной статьи в разных сказочных каталогах. Задача данной статьи - провести сравнительный анализ сюжетной статьи 707 Чудесные дети1 (название дается по [СУС, 1979]) в международных, некоторых региональных и национальных указателях сказочных сюжетов и проследить за происшедшими со временем изменениями в данной сюжетной статье.

Все народы мира создавали сказки о невинногонимых. К числу наиболее популярных относится сюжет 707 Чудесные дети [СУС] (Три золотых сына [Аате, 1910; АТ 1928; АТ 1961], Трое золотых детей [АТи]). С. Томпсон еще в 1946 году в своем монументальном труде «Фольклорная сказка» [Thompson, 1946] подчеркнул, что данный сюжет является одним из восьми - десяти самых распространенных сюжетов в мире. На момент написания книги «Фольклорная сказка» было известно 414 вариантов сюжета, при этом автор отметил, что на самом деле существующих вариантов в разных версиях на несколько сот больше. Поэтому сказочный сюжет Чудесные дети часто называют универсальным.

Широкое распространение данного сюжета по всему миру объясняется явлением фольклорной типологии. Б. Н. Путилов считает, что «под типологией следует, очевидно, понимать закономерную, обусловленную рядом объективных факторов повторяемость в природе и обществе, которая обнаруживает себя в предметах и явлени-

1 В нашей работе названия типов сказочных сюжетов выделены курсивом.

ях, в свойствах и отношениях, в элементах и структурах, в процессах и состояниях» [Путилов, 1976, с. 9]. Причины типологического сходства вариантов сюжета Чудесные дети во всем мире заключаются в общих закономерностях исторического развития человеческого общества. Неслучайно этот сюжет зафиксирован во всех редакциях международного сказочного указателя и почти во всех национальных и региональных сказочных каталогах, даже в странах, отделенных от основных континентов планеты морями и океанами, например, в японском указателе сказочных сюжетов Х. Икеды [П^а, 1971].

Можно предположить, что явление фольклорной типологии,

о котором писали Б. Н. Путилов [Путилов, 1976], Е. М. Мелетин-ский [Мелетинский, 1958], проявляется не только на уровне сюжета, но и в некоторой степени на уровне сказочных каталогов, так как сказочный указатель сюжетов кратко, но достаточно четко фиксирует версии и варианты фольклорных сюжетов. Вследствие общих типологических закономерностей версии и варианты одного и того же сюжета в разных странах, на разных континентах обладают несомненной схожестью. Конечно, охватить в рамках одного исследования все существующие в настоящее время сказочные указатели невозможно, так как многие из них написаны на родных языках и не переведены на английский или русский языки. Но отметим, что, «основываясь на повторности и закономерности, характерных для фольклорного материала, В. Я. Пропп принципиально считал возможным и методологически правильным изучать часть его в целях получения общих, типовых выводов» [Путилов, 1975, с. 15].

Сюжет Чудесные дети относится к волшебным сказкам. В составе жанра таких сказок можно выделить различные по древности слои, и в сюжете Чудесные дети в частности. Корнями он уходит в мифологию. Древнейшей версией данного сюжета можно считать сказку-балладу о неистребимых золотоволосых близнецах, которую Т. В. Зуева назвала «Перевоплощения светоносных близнецов» [Зуева, 2000, с. 99]. Е. М. Мелетинский, уделивший внимание типологически закономерным причинам происхождения сказки Чудесные

дети, видит этнографическую основу сюжета в распространенном на ранней стадии развития семьи обычае убивать детей с отличительными знаками. Рождение близнецов также считалось отличительным знаком, поэтому такие дети у многих народов мира чаще всего выбрасывались в воду. Близнечная тема присутствует в мифах народов мира. Как отмечается в книге Д. Лиминга [Leeming, 2009], эта тема присутствует и в индоевропейских мифах, и в мифах племен Африки, Америки: «In some cases, one twin is good а^ one is bad» (В некоторых мифах один из близнецов хороший, а другой плохой)1 [Там же, с. 388]. Европейцам известен миф о близнецах Ро-муле и Реме: «...one must die - it effect, serve as *sacrifice - to benefit the people in question» (<...> один должен умереть, что воспринимается как жертвоприношение для защиты людей в данной ситуации) [Там же, с. 388].

В древнейших версиях сказочного сюжета Чудесные дети оба близнеца излучают небесный свет и неистребимы. Каждый раз, когда вредитель уничтожает близнецов, они возрождаются в новом облике. В сказке-балладе уже нет архаичного полиформизма образа, когда фольклорный персонаж способен быть «всем сразу» [Зуева, 2000, с. 99]. Сказка выстраивает превращения в линейную цепочку, например, близнецы - деревья - животные - снова близнецы. То есть перерождение заканчивается с приобретением близнецами первоначального вида.

В процессе развития общества постепенно на первый план выдвигались отношения между людьми. Сюжет о золотоносных близнецах претерпевает изменения в период перехода от рода к семье. Почти во всех версиях данного сюжета девушки занимаются самопросватыванием. В основе мотива лежит соответствующий брачный обычай (самопросватывание). В сказке на первом плане оказывается женщина, утверждающая свое право на единобрачие, а чудесные свойства детей остаются значимыми, более того, можно с уверенностью сказать, что «чудесные дети» занимают важное место в композиции. В завязке сюжета это предложение младшей

1 Здесь и далее перевод с английского и немецких языков автора. - Т. Х.

девушки родить детей со светоносными признаками, что позволяет ей стать избранницей царя. Динамика сказки связана со стремлением сестер лишить ее чудесной способности доказать, что она лучше и заслуживает моногамную семью. Когда рождаются чудесные дети, то среди них рождается и будущий освободитель, который помогает воссоединить семью, то есть происходит утверждение основ моногамной семьи, основанной на любви. Конечно, не у всех народов мира установилась моногамная семья. Во многих странах востока сохраняется многоженство. Поэтому в восточных версиях сюжета 707 Чудесные дети вместо старших сестер в роли «гонителей» выступают старшие жены, а невинногонимой остается, конечно, младшая (жена). Согласно поэтическим законам волшебной сказки главная идея сюжета заключается в разрешении конфликта и утверждении идеала парной семьи, а в восточных версиях сюжета, без сомнения, содержится стремление к этому.

После того как в обществе окончательно устанавливается моногамия, изменяется и сюжет. Его трансформация была вызвана новыми процессами общественного развития и оценкой брачных отношений в эпоху патриархата. Главным побуждающим фактором действий сестер-вредителей становится не заявление о своих архаических правах, а зависть, которую они испытывают к семье младшей сестры, к ее чудесным детям и мужу.

Данные версии сюжета 707 Чудесные дети, появившиеся вследствие развития общества, в котором восторжествовала патриархальная семья, можно назвать классическими. Т. В. Зуева отмечает, что художественная форма сказки волшебной (С.в.) определилась «после упадка мифологического мировоззрения»: «В это время актуальными оказались новые проблемы, порожденные распадом родового общества и порядками в патриархальной семье. Взаимоотношение ее членов, противоречия между ними легли в основу второго, исторически более позднего конфликта, разрабатываемого С.в.» [Зуева, 2002, с. 222]. Собственно сказочный конфликт - семейный. Героем становится обездоленный и невинногонимый член семьи и с помощью волшебных сил обретает счастье и богатство, а гонители на-

казываются. Таким образом, «два конфликта (мифологический и семейный), имеющие разную историческую глубину, объединились в сюжете и в образе главного героя» [Там же, с. 223].

В период распада жанра волшебной сказки происходит утрата в данном сюжете волшебных свойств у детей, исчезает такая деталь, как «чудесные диковинки», с помощью которых дети возвращают отца, в повествование вносятся эмоции, сказка из волшебной у всех народов мира все больше превращается в новеллистическую. Анализируя восточнославянскую сказку, об этом пишет Т. В. Зуева: «В конце XVIII-XX вв. творческие процессы развития устной сказки продолжались. <.. .> Постепенно менялась вся система фольклора: широко распространились песни литературного происхождения, со второй половины XIX в. популярность приобрела частушка, началось массовое увлечение “жестокими романсами” и пр. В таких условиях волшебная сказка наряду с другими классическими жанрами быстро устаревала. Она либо начинала переходить в детский фольклор, либо уступала место сказке новеллистической, более правдоподобной и психологичной» [Зуева, 1993, с. 197]. Сказки других народов мира также свидетельствуют о данном процессе. Например, японскую сказку «Золотой баклажан» [Seki, 1963], записанную в восьми вариантах в южной части Японии, можно рассматривать как пример такого варианта сказки Чудесные дети, в котором явственно проявились тенденции к «новеллизированию» произведения.

Обычно в международных и национальных каталогах отражены классические версии сюжета Чудесные дети [СУС] или Три золотых сына [АТ 1928; AT 1961], или Трое золотых детей [ATU].

В 1910 году в сказочном указателе Антти Аарне описание сюжетного типа 707 выглядело следующим образом:

«Die drei goldenen Sohne: die Konigin gebart Wunderkinder; sie warden vertauscht; die Konigin wird verstossen; die Suche nach dem sprechenden Vogel, demsingenden Baum und dem Wasser des Lebens» [Aarne,1910, с. 32] (в переводе с немецкого: «Три золотых сына: царица рождает замечательных детей, ее обманывают, королева изго-

няется. Поиск говорящей птицы, поющего дерева и живой воды»). Далее приводится указание на сборник братьев Гримм, вероятно, имелось в виду издание 1814 года [Grimm et al., 1812-14], и его последующие переиздания, в которых зафиксирована данная версия сюжета под номером 96, и есть ссылка на датский каталог Гранд-вига (Grundtvig) [Lunding, 1910], в котором данный сюжет располагается под номером 44 и носит название «The Disowned Queen and the Talking Bird, the Singing Tree, the Flowing Water» (Изгнанная королева и говорящая птица, поющее дерево и текущая (живая) вода) [Lunding, 1910, c. 17]. А. Аарне назвал сюжет Три золотых сына, но в первом же предложении говорится о рождении королевой замечательных детей (не сыновей!), то есть название сказочного типа не вполне соответствует его содержанию. Само описание сказочного сюжета еще достаточно кратко и схематично. Воспользоваться таким кратким описанием может только достаточно опытный фольклорист, а простому читателю по такому сжатому схематичному тексту очень трудно понять и применить полученную информацию на практике, например, соотнести прочитанную сказку с данным сказочным типом. Если обратить внимание на диковинки (поющее дерево, говорящая птица), то можно сделать вывод, что автор первого международного каталога описывает восточную версию данного сказочного сюжета, распространившуюся по всей Европе после перевода в 16 веке почти на все европейский языки сборника Страпа-ролы «Приятные ночи» и сборника «Тысячи и одной ночи» Галлона. Именно благодаря фольклорной природе восточная версия сюжета была подхвачена народами Европы. А. Аарне дает пока только две ссылки на имеющиеся письменные фиксации сказочного сюжета в Германии и Дании. Но несомненным достоинством сюжетной статьи первого международного указателя является указание не только на сборник сказок братьев Гримм, но и на действующий в то время датский сказочный каталог [Lunding, 1910]. Тем самым Антти Аарне заложил принцип указания не только на существующие сборники сказок, но и на указатели сказочных сюжетов. В дальнейшем этого принципа будут придерживаться его последователи.

В 1911 году появляются сразу два национальных указателя сказочных сюжетов, основанных на международном указателе А. Аар-не 1910 года [Aarne, 1910]. Это финский указатель сказочных сюжетов А. Аарне [Aarne, 1911] и шведский каталог сказок, соотнесенных с финскими, Оскара Хэкмена [Hackman, 1911]. Описания сказочных типов в данных каталогах нет. Указаны только номера сказочных сюжетов. Человек, работающий с данными каталогами, по замыслу авторов, должен обязательно иметь международный сказочный указатель, в котором данные описания присутствуют. В лучшем случае дается название сказочного типа. Например, в каталоге финских сказочных сюжетов есть название сказочного типа: «707 Die drei goldenen Sahne» (707 Три золотых сына) [Aarne, 1911, с. 64]. После названия даны ссылки на сборники, в которых можно найти данный сказочный сюжет. Например, упоминаются сборник Порка из шести сказок, вышедший в 1885 году [Porkka, 1885] и сборник финских сказок Шрек ^сИгес^ 1887], в котором приведен сказочный сюжет 707, записанный в Карелии. К сожалению, пользоваться национальными каталогами, в которых нет описания сюжета, а имеется только номер, достаточно трудно, так как необходимо при этом опираться на основной международный каталог.

В 1928 году каталог А. Аарне подвергся в первый раз редакции и был расширен. Редакцию выполнил профессор университета Индианы Стис Томпсон. Описание сказочного сюжета 707 Три золотых сына стало выглядеть следующим образом:

«707. Три Золотых Сына. Королева рождает замечательных детей. Они украдены. Королева изгнана. Поиски говорящей птицы, поющего дерева и воды жизни.

I. Желание выйти замуж. (а) Три девушки хвастаются, что если они выйдут замуж за короля [N 201], они родят тройню с золотыми волосами [H 71.2], с цепочкой на шее [T 555] и со звездой во лбу [H 71.1]. (в) Король подслушивает речь младшей [L 50] и женится на ней [L 162].

II. Опороченная жена. (s) Старшая сестра подменяет собакой новорожденных детей и обвиняет жену в том, что она родила щенка

[K 2115]. (b) Дети брошены в реку [S 332], но спасены мельником [R 131.2] (или рыбаком [R 131.4]).

III. Приключения детей. (а) После того, как дети выросли, старший сын решает найти своего отца [H 1381] или (b) разыскать говорящую птицу [H 1331.1], поющее дерево [H 1341] и воду жизни [H 1321]. - (с) Он и его брат, который последовал за ним, не выполняют данное задание и превращаются в мраморные колонны [D 232]. (d) Их сестра, выразившая любезность старой женщине [N 825] и послушавшая ее совета [Q 2], добивается успеха в их освобождении [R 124]и возвращается домой с волшебными предметами.

IV. Восстановление в правах детей. (а) Внимание короля приковано к детям и волшебным предметам [H 151.1]. (b) Птица правды рассказывает ему всю историю [B 132]. (с) Дети и жена восстановлены в своих правах [R 195]; золовка наказана [Q 261]» [AT 1928, с. 111-112].

Итак, Стис Томпсон сохраняет данное А. Аарне название сказочного типа 707 Три золотых сына, несмотря на то что в описании сюжета говорится о рождении королевой не трех сыновей, а двух сыновей и дочери.

Само описание значительно переработано и улучшено С. Томпсоном. Но в эту редакцию сказочного указателя при описании сюжета проникла ошибка. С. Томпсон пишет: три девушки хвастаются, что, если они выйдут замуж за короля, они родят тройню с золотыми волосами, с цепочкой на шее и со звездой во лбу, и король подслушал речь младшей. Но заметим, что в сюжете 707 Три золотых сына только одна девушка наделена способностью родить необыкновенных детей. И именно по этой причине король выбирает ее в жены. Другие же девушки обладают талантами, но не таким, как младшая. В книге европейских сказок Якобса 1916 года читаем: «The oldest said: “If I were the wife of the royal butler, I could give the whole court to drink out of one glass of water, and there would be some left.” The second said: “If I were the wife of the keeper of the royal wardrobe, with one piece of cloth I could clothe all the attendants, and have some

left”. But the youngest daughter said: “Were I the king’s wife, I would bear him two children: a son with a sun on his forehead, and a daughter with a moon on her brow”» [Jacobs, 1916, с. 52] (Старшая сказала: «Если бы я была женой королевского дворецкого, я бы смогла напоить весь двор одним стаканом воды, и еще бы и осталось». Вторая сказала: «Если бы я была женой хранителя королевской одежды, я бы смогла одеть всех придворных одним куском материала, и еще бы и осталось». А младшая дочь сказала: «Если бы я была королевской женой, я бы родила ему двух детей: сына с солнышком на лбу и дочку с луной на брови»). В сборнике «Сто любимых сказок», составленном С. Томпсоном, находим почти такой же разговор между сестрами: «The oldest said: “If I were the wife of the royal butler, I would give the whole court to drink out of one glass of water, and there would be some left.” The second said: “If I were the wife of the keeper of the royal wardrobe, with one piece of cloth I could clothe all the attendants, and have some left”. The youngest said: ‘Were I the king’s wife,

I would bear him three children: two sons with apples in their hands, and a daughter with a star on her brow”» [Thompson, 1968, с. 319] (Старшая сказала: «Если бы я была женой королевского дворецкого, я бы напоила весь двор одним стаканом воды, и еще бы и осталось». Вторая сказала: « Если бы я была женой хранителя королевской одежды, я бы одела всех придворных одним куском материала, и еще бы и осталось». А младшая сказала: «Если бы я была королевской женой, я бы родила ему трех детей: двух сыновей с яблоками в руках и дочь со звездой на брови»). Нами были проанализированы многие варианты и версии данного сюжета, встречающиеся в Европе, в Азии, в Северной и Южной Америках, Японии, но, к сожалению, описанный С. Томпсоном в международном Указателе сказочных сюжетов вариант, в котором все три девушки обладают способностью родить необыкновенных детей, не был обнаружен.

В то же время важно сказать, что автор АТ 1928 сделал описание сказочного сюжета подробным, ясным, доступным не только опытному фольклористу, но и простому читателю, что является несомненным достоинством работы.

Как мы видим из описания, Стис Томпсон учел мнение Карла Крона, одного из основателей FFC, о том, что указатель сказочных сюжетов должен быть соотнесен с отдельным каталогом мотивов. В квадратных скобках в тексте сказочного сюжета даны номера мотивов, что, по мнению С. Томпсона, должно было облегчить работу студента по соотнесению мотива и сюжета. В предисловии к изданию 1928 года автор пишет о том, что каталог мотивов находится в разработке. Таким образом, номера мотивов в каталоге были даны, а собственно каталог мотивов в то время еще не вышел из печати.

После описания сюжетного типа 707 Три золотых сына С. Томпсон дает ссылку на труды Больте и Поливки (BP) по данному вопросу. Так впервые в каталогах сказочных указателей появляется указание не только на сборники, в которых встречается данный сюжет, но и на исследования, посвященные данному сюжетному типу.

Далее перечисляются страны и указываются сборники, каталоги, в которых зафиксирован данный сюжет. И если в 1910 году Аарне дал ссылку только на Данию и Германию, то С. Томпсон в 1928 году уже существенно расширил этот ряд. Автором указаны следующие страны: Германия, Эстония, Финляндия, Швеция, Дания, Норвегия, Россия, указано и то, что данный сюжет зафиксирован у американских индейцев. Для российских фольклористов важно то, что в каталог включен сборник русских сказок А. Н. Афанасьева [Афанасьев, 1858-1863]. С. Томпсоном сохраняется традиция, начатая А. Аарне, - не только указывать сборники сказок, но и давать отсылки к изданным на тот момент национальным и региональным каталогам. Помимо приведенного А. Аарне датского каталога Грандвига [Aarne, 1910, с. 32] указаны, например, каталог финских сказочных сюжетов А. Аарне [Aarne, 1911], норвежский указатель сказочных сюжетов Кристиансена [Christiansen, 1922] и т. д.

В 1929 году выходит из печати первый русский указатель сказочных сюжетов Н. П. Андреева [АА]. При сравнении первых национальных каталогов [Aarne, 1911; Hackman, 1911] с первым русским указателем сказочных сюжетов Н. П. Андреева следует отметить, что достоинством первого русского указателя сказочных сюжетов

является то, что описание многих сюжетов переработано и приспособлено к русскому сказочному материалу. Так, описание сказочного сюжета 707 в «Указателе сказочных сюжетов по системе Аарне»

Н. П. Андреева выглядит следующим образом: «707. Чудесные дети (Царь Салтан): царь выбирает себе невесту; царица рождает чудесных (золотых и т. п.) детей; их подменивают, царица изгнана, она живет с детьми на острове (и т. п.); разные диковинки (кот-баюн, чудесное дерево и пр.) привлекают к ним царя» [АА, с. 34].

Как мы видим, автором дается описание славянской самобытной версии сюжета. По аналогии с первым международным указателем [Aame, 1910] описание сюжета дано скупо, схематично, но достаточно узнаваемо. В описании Андреев акцентирует внимание на самобытной славянской особенности сюжета - нахождение царицы с детьми на острове, в то время как у многих других народов царицу замуровывают в башню или просто изгоняют. Это связано с тем, что через русские земли проходил торговый путь, соединяющий Балтику со странами Ближнего Востока. И на этом пути располагался «остров русов», как его называли в средневековой персидской и арабской географической литературе, в пространстве между низовьями Дуная и Черным морем: «Священный остров в народном сознании мог слиться с мифологическим островом Буяном, столь часто встречающимся в заговорах» [Зуева, 1993, с. 159]. Именно образ чудесного острова сохраняет восточнославянская версия сказки Чудесные дети.

У каждого народа в сюжете упоминаются свои диковинки. Если в восточной версии сюжета диковинками являются говорящая птица, танцующая вода, поющее дерево, то в сказках восточных славян другие диковинки: кот-баюн, чудесное дерево и пр., - о них пишет автор первого русского указателя сказочных сюжетов.

После описания сказочного сюжета Н. П. Андреев дает указание на исследование Больте и Поливки [BP], посвященное данному сказочному сюжету, далее приводится несколько сборников, в которых встречается данный сюжет: сборник русских народных сказок А. Н. Афанасьева [Афанасьев, 1873], сборник братьев Соко-

ловых [Сказки..., 1915], «Записки Красноярского Подъотдела Восточно-Сибирского Отдела РГО» [Записки Краснояр. П/о Вост-сиб. отд. Р.Г.О., 1902, 1906], сборник сказок А. М. Смирнова [Смирнов, 1917], И. А. Худякова [Худяков, 1860-1861-1862] и др.

Далее Андреев ошибочно выделяет как подтип данного сюжета сказку о Бове-Королевиче: «*707 I. Бова-королевич: бежит от своего отчима, побеждает соперника и женится на красавице; разлучен с женой и возвращается в тот момент, когда она должна выйти за другого (ср.*891); снова разлучен и хочет жениться на другой, но являются его дети от первой жены и сообщают о матери» [АА, с. 34]. Он приводит три сборника, в которых зафиксирован данный сюжет [Сказки..., 1915; Худяков, 1860-1861-1862; Зеленин, 1915]. Сюжет о Бове-королевиче имеет книжное происхождение, восходит к средневековому французскому роману о подвигах рыцаря Бово д’Антоно. На Русь эта повесть попала через славянский перевод итальянской версии романа, сделанный в Дубровнике в XVI веке. Все русские, украинские и белорусские списки повести восходят к этому несохранившемуся переводу. Данный сюжет широко распространился на Руси благодаря 200 лубочным изданиям. Еще А. Н. Афанасьев в предисловии к своему изданию назвал сказку о Бове Королевиче не имеющей «ни малейших следов народности» [Афанасьев, 1986, с. 348]. В сказочном сюжете о Бове-Королевиче речь идет в основном о богатырских подвигах Бовы, у детей Бовы нет никаких чудесных признаков. И хотя воссоединение семьи происходит с помощью детей: они являются к отцу и рассказывают о матери, - дети в данном сюжете играют иную роль, отличную от сказочной функции чудесных детей. Таким образом, Бова-Короле-вич - самостоятельный сюжет, а не подтип сказочного сюжета 707 Чудесные дети. К сожалению, данная ошибка была перенесена впоследствии в СУС, поэтому в будущем предстоит решать задачу ее исправления.

В 1961 году выходит международный указатель сказочных сюжетов во второй редакции - АТ 1961. Стис Томпсон не меняет по существу описание сказочного сюжета 707 Три золотых сына. В от-

личие от АТ 1928, в АТ 1961 Motifs (мотивы)1 даются не в скобках, а в специальном разделе. Номера данным мотивам были присвоены в монументальной работе С. Томпона «Motif- Index of Folk-Litera-ture» («Мотив-индекс фольклорной литературы»), первое издание которой появилось в 1932 году [Thompson, 1932-36], а второе издание, дополненное и переработанное, - в 1955-58 годах [Thompson, 1955-58]. С. Томпсон отнес вышеприведенные мотивы к сказочному сюжету 707 Три золотых сына более пятидесяти лет назад. За это время наука шагнула далеко вперед, хотя до сих пор понятие «мотив» в российской и зарубежной фольклористике, несмотря на свою многостороннюю освещенность, представляется довольно противоречивым.

Автор статьи придерживается следующего понимания: мотив -это «простейшая повествовательная единица, элементарный сюжет или составная часть сложного сюжета» [Зуева, 2002, с. 102]. Именно в этом значении впервые выделил мотив А. Н. Веселовский, а народная художественная практика полностью подтверждает существование такого рода элементарных единиц. С. Томпсон определил мотив как «the smallest element in a tale having a power to persist in tradition» (самый маленький элемент в сказке, повторяющийся в традиции) [Thompson, 1946, с. 415]. С этим определением мы согласиться не можем.

С. Томпсон выделил 33 motifs (мотива) в сюжете 707 Три золотых сына. С нашей точки зрения, почти все отнесенные С. Томпсоном к данному сюжету мотивы нуждаются в уточнении, видоизменении, как, например, Motif (мотив) N 201 Wish for exalted husband realized (N 201 Исполнение желания получить высокопоставленного мужа). Он, безусловно, согласуется с мотивом в нашем понимании, однако, на наш взгляд, он выделен не совсем точно и нуждается в корректировке. Не указано, чье это было желание. Правильнее

1 Автор статьи использует английское слово Motif для описания мотивов С. Томпсона, так как понимание мотива в российской фольклористике отличается от понимания мотива в зарубежной фольклористике.

было бы сформулировать мотив так: N 201 Исполнение желания героини получить высокопоставленного мужа.

Некоторые мотивы подлежат объединению: H1320. Quest for miraculous objects or animals, H1331.1.1. Quest for Bird of Truth, H1333.1.1. Quest for singing tree, H1321.5. Quest for singing water, HI321.4. Quest for dancing water, HI321.1. Quest for Water of Life (water which will resuscitate) (H1320. Поиски волшебных предметов или животных, H1331.1.1. Поиски Говорящей Птицы, H1333.1.1. Поиски поющего дерева, H1321.5. Поиски поющей воды, H1321.4. Поиски танцующей воды, H1321.1. Поиски Воды Жизни (воды, которая воскрешает) следует объединить в один, потому что поиск данных волшебных предметов, растений, животных в сюжете неразделим: H1320. Поиски диковинок (волшебных предметов, волшебных растений, волшебных животных и т. д.).

В то же время некоторые мотивы подлежат исключению. Например, Motif (мотив) Q2. Kind and unkind (Q2. Добро и зло), выделенный Томпсоном, на самом деле не является мотивом, элементарным сюжетом.

Безусловна заслуга С. Томпсона в том, что он проделал огромный труд по созданию каталога мотивов. Но, вероятно, в будущем встанет задача редакции всего каталога повествовательных мотивов Томпсона [Thompson, 1955-58], его доработки, чтобы также решить и еще одну задачу, стоящую перед фольклористикой - синхронизировать понимание мотива во всем мире и тем самым облегчить работу фольклористов.

После раздела «Motifs» («Мотивы») по уже установившейся традиции в АТ 1961 сначала указан теоретический труд Больте и Поливки [BP], добавлена статья о сюжете, напечатанная в «Журнале американского фольклора» [JAFL XXVI, с. 230], а потом идет перечисление сборников и региональных, национальных указателей, в которых встречается сюжет 707 Три золотых сына. По сравнению с АТ 1928 в АТ 1961 охвачен гораздо больший материал по данному сюжету. Указаны сборники Андерсона [Anderson,

1927, 1929, 1933], Эспинозы [Espinoza, 1946-47], Страпаролы,

правда, в библиографии С. Томпсон пропустил сборник Страпаролы [Thompson, 1961a], но, вероятнее всего, имелось в виду издание 1898 г. [Straparola, 1898]. Указаны многие региональные и национальные каталоги сюжетов. Например, вышедший в 1940 году латвийский указатель сказочных сюжетов [Medne, 1940]. Мы видим значительное расширение географического охвата территорий, на которых записан данный сюжет. К уже упомянутым в АТ 1928 странам (Германии, Эстонии, Финляндии, Швеции, Дании, Норвегии, России, США - индейское население) добавлены Литва, Латвия, Исландия, Ирландия, Франция, Испания, Австрия, Италия, Румыния, Венгрия, Чехия, Словения, Сербия, Хорватия, Польша, Албания, Греция, Турция, Индия, Чили, Доминиканская республика, острова Кабо-Верде, Карибские острова, а также есть ссылки на то, что данный сюжет в США распространен и среди испаноговорящего населения и франкоговорящего населения. Но можно также заметить, что в АТ 1961 еще не разработаны принципы, в соответствии с которыми приводятся те или иные сборники народных сказок или указатели. Например, в русском отделе указаны антология М. К. Азадовского «Русская сказка. Избранные мастера» [Азадовский, 1932], рукопись Указателя Андреева по украинской сказке [Андреев, рукопись] и сборник сказок А. Н. Афанасьева [Афанасьев, 1957]. При этом не упоминается «Указатель сказочных сюжетов по системе Аарне» Н. П. Андреева [АА], охватывающий сюжеты русских сказок, включенные в основные фольклорные сборники, хотя данный указатель С. Томпсону известен: об этом каталоге русских сказочных сюжетов Томпсон писал в предисловии ко второму изданию [Thompson, 1961], ссылался на АА в разделе «Библиография» [Thompson, 1961a], и в самом международном указателе АТ 1961 есть отсылки к АА в описаниях других сюжетов [АТ 1961, с. 207, с. 244 и т. д.], например, сюжета 565 The Magic Mill (Волшебный горшочек) и версии 707B* The Wandering Husband (707B* Странствующий муж) [АТ 1961, с. 244]. Но по какой-то причине при описании сюжета 707 Три золотых сына АА пропущен. Если бы такая ссылка существовала, то Томп-

сону не нужно было бы отдельно указывать сборник А. Н. Афанасьева, а пользователи каталога АТ 1961 приобрели бы возможность познакомиться с другими сборниками русских народных сказок, в которых встречается данный сюжет, например, со сборником М. К. Азадовского «Сказки Верхнеленского края» [Азадовский, 1925], со сборниками Б. М. и Ю. М. Соколовых «Сказки и песни Белозерского края» [Сказки..., 1915] и т. д.

Далее С. Томпсон приводит подтип 707 A, называет данный подтип первоначальным, дает ему название Введение к Трем Золотым Сыновьям. Описание подтипа очень скупое, речь идет о людоеде, нет ни слова о светоносных признаках детей. Отнесение данного сюжета к типу 707 Три золотых сына весьма сомнительно.

Далее автор ошибочно выделяет подтип 707 A* Девственница рождает Дитя. Дело в том, что у ребенка («дитя») нет ни светоносных, ни каких-либо других чудесных признаков, более того, он оказывается неродным, появляется в результате аферы, и, в основном, речь идет о получении принца в качестве «приза».

Последний подтип, который выделен в АТ 1961, - сюжет о странствующем муже. Он полностью заимствован из каталога Н. П. Андреева [АА], только в АА данный сюжет называется Бова-Королевич [АА, с. 34]. Как уже было сказано ранее, это отдельная сказка, не имеющая отношения к данному сказочному сюжету.

В 1966 году выходит Указатель-диссертация Э. Баумена «Type and motif-index of the folktales of England and North America» («Тип и мотив-индекс сказочных произведений Англии и Северной Америки») [Baughman, 1966a], который основывается на AT 1928 и АТ 1961. Но в Указателе-диссертации Эрнста Баумена вообще не отмечено ни одного сказочного произведения под номером 707. После сюжета 706 The Maiden Without Hands (Девушка без рук) сразу идет сюжет 710 Our Lady’s child (Сын нашей госпожи). Эрнст Баумен ошибается, так как и среди англоязычного населения США до сих пор существуют варианты сказочного сюжета 707 Чудесные дети.

(Продолжение следует).

Литература

1. Азадовский М. К. Сказки Верхнеленского края I М. К. Азадовский. -Иркутск : Восточно-сибирск. отд. Рус.геогр. о-ва, 1925. - 142 с.

2. Азадовский М. К. Русская сказка : избранные мастера I М. К. Азадов-ский. - Москва, Ленинград : Academia, 19З2. - 411 с.

3. Андреев Н. П. Указатель украинских сказок по сюжетам : рукопись I

Н. П. Андреев II Архив Тбилисского государственного литературного музея им. Георгия Леонидзе.

4. Афанасьев А. Н. А. Н. Афанасьева народные русские сказки : в 8 выпусках I А. Н. Афанасьев ; издание 2-е К. Солдатенкова и Н. Щепкина. -Москва : Типография Эрнста Барфкнехта и К° ; Типография Грачева и К° , 1858-186З. - Вып. 1. - Москва : Типография Эрнста Барфкнехта и К°, 1858. -ХХШ, 1ЗЗ с. - Вып. 2. - Москва : Типография Грачева и К°, 1859. - 218 с. -Вып. З. - Москва : Типография Грачева и К°, 1860. - 148 с. - Вып. 4. -Москва : Типография Грачева и К°, 1860. - 180 с. - Вып. 5. - Москва : Типография Грачева и К°, 1861. - 264 с. - Вып. 6. - Москва : Типография Грачева и К°, 1861. - З72 с. - Вып. 7. - Москва : Типография Грачева и К°, 186З. - З44 с. - Вып. 8. - Москва : Типография Грачева и К°, 186З. - 688 с. -(Печ. с изд. 1857 г.).

5. Афанасьев А. Н. Народные русские сказки : в З томах I А. Н. Афанасьев. - Москва : Художественная литература, 1957. - Т. 1. - 515 с. - Т. 2. -509 с. - Т. З. - 572 с.

6. Афанасьев А. Н. Народные русские сказки : в 4 книгах I А. Н. Афанасьев ; издание второе, вновь пересмотренное, К. Солдатенкова. - Москва : типография Грачева, 187З. - Кн. I. - XVI, 5З6 стр. - Кн. II. - 572 с. - Кн. III. -558 с. - Кн. IV. - 570 с.

7. Афанасьев А. Н. Предисловия А. Н. Афанасьева к «Народным русским сказкам» I А. Н. Афанасьев II Народные русские сказки А. Н. Афанасьева : в З томах.- Москва : Наука, 1985-1986. - Т. З. - Москва : Наука, 1986. - С. З45-З55.

8. Зеленин Д. К. Великорусские сказки Вятской губернии I Д. К. Зеленин. - Петроград : Типография А. В. Орлова, 1915. - 650 с.

9. Зуева Т. В. Волшебная сказка I Т. В. Зуева. - Москва : Прометей, 199З. - 240 с.

10. Зуева Т. В. Русский фольклор : словарь-справочник I Т. В. Зуева. -Москва : Просвещение, 2002. - ЗЗ4 с.

11. Зуева Т. В. Древнеславянская версия сказки «Чудесные дети» : [«Перевоплощение светоносных близнецов» : варианты и версии сюжета] I Т. В. Зуева II Русская речь. - 2000. - № 2. - С. 97-105.

12. Мелетинский Е. М. Герой волшебной сказки / Е. М. Мелетинский. -Москва : Издательство восточной литературы, 1958. - 262 с.

13. Путилов Б. Н. Проблемы фольклора в трудах В. Я. Проппа / Б. Н. Путилов // Типологические исследования по фольклору. - Москва : Наука, 1975. - 319 с.

14. Путилов Б. Н. Методология сравнительно-исторического изучения фольклора / Б. Н. Путилов. - Ленинград : Наука, 1976. - 243 с.

15. Сказки и песни Белозерского края : с вводными статьями, фотографическими снимками и географической картой / Императорская Академия Наук, Отделение русского языка и словесности ; сост. Б. Соколов, Ю. Соколов. - Москва : Печатня А. И. Снегиревой, 1915. - CXVIII, 665 с.

16. Смирнов А. М. Сборник великорусских сказок / А. М. Смирнов. -Петроград : Тип. Россшской академш наук, 1917.- 990 с.

17. Худяков И. А. Великорусские сказки / И. А. Худяков ; издание К. Солдатенкова и Н. Щепкина. - Москва : Типография Грачева и К°, 18601862. - [Вып. 1]. - 1860. - [8], 148 с.

18. Aarne A. Finnische Marchenvarianten / A. Aarne. - Hamina : Suomal-aisen Tiedeakatemian Kustantama, 1911. - 200 p.

19. Aarne A. Verzeichnis der Marchentypen / A. Aarne. - Helsinki : Suoma-lainen Tiedeakatemia, 1910. - 63 p.

20. Anderson W. Novelline popolari sammarinesi / W. Anderson. - 3 vols. -Tartu : Tipografia C. Mattiesen, 1927, 1929, 1933.

21. Baughman E. W. Type and motif-index of the folktales of England and North America / E. W. Baughman. - The Hague : Mouton and Co., 1966. -606 p.

22. Christiansen R. The Norwegian Fairy-tales, a short summary / R. Christiansen. - Helsinki : Suomalainen tiedeakatemia, 1922. - 40 p.

23. Espinosa A. M. Cuentos populares espanoles / A. M. Espinosa. - Madrid : Consejo Superior de Investigaciones Cientificas, 1946-47. - 250 p.

24. Grimm J. Kinder- und Hausmarchen / J. Grimm, W. Grimm. - Lindai : Antiqua-Verl., 1812-14.

25. Hackman O. Katalog der Marchen der finnlandischen Schweden : mit Zugrundelegung von Aarnes Verzeichnis der Marchentypen / O. Hackman. -Leipzig : Druck von Breitkopf & Hartel, 1911. - 38 p.

26. Ikeda H. A Type and Motif Index of Japanese Folk-literature / H. Ikeda. -Helsinki : Suomalainen Tiedeakatemia, 1971. - 375 p.

27. Jacobs J. European Folk and Fairy Tales / J. Jacobs. - New York : Putnam, 1916. - 298 p.

28. LeemingD. The Oxford companion to World Mythology / D. Leeming. -New York : Oxford University Press, Inc., 2009. - 512 p.

29. LundingA. The system of tales in the folklore collection of Copenhagen / A. Lunding. - Helsinki: Suomalainen Tiedeakatemia, 1910. - 63 p.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

30. Medne A. Latviesu dzivnicku posakas / A. Medne. - Riga : Latviesu Folkloars Kratuves Izdevums, 1940. - 191 p.

31. O’Sullivan S. Notes to the tales / O’Sullivan // Folktales of Ireland / edited and translated by Sean O’Sullivan. - Chicago : University of Chicago Press, 1966. - Р. 267.

32. Porkka V. Uber den ingrischen Dialect : 6 marchen / V Porkka. - Helsingfors : J. C. Frenckell & Sohn, 1885. - 147 p.

33. Schreck E. Finnische Marchen / E. Schreck. - Weimar : H. Bohlau, 1887. - 286 p.

34. Seki K. Folktales of Japan Edited / K. Seki. - Chicago : University of Chicago Press, 1963. - 222 p.

35. Straparola G. F. The Facetious Nights : 4 vols / G. F. Straparola . -London : Priv. print. for members of the Society of Bibliophiles, 1898. - V 1-4.

36. Thompson S. Motif-Index of Folk-Literature : a Classification of Narrative Elements in Folktales, Ballads, Myths, Fables, Mediaeval Romances, Ex-empla, Fabliaux, Jest-Books, and Local Legends / S. Thompson. - Helsinki : Suomalainen Tiedeakatemia, 1932-36. - V 1-6.

37. Thompson S. The folktale / S. Thompson. - New York, Chicago, San Francisco, Toronto, London : The Dryden press, 1946. - 510 p.

38. Thompson S. Motif-Index of Folk-Literature : a Classification of Narrative Elements in Folktales, Ballads, Myths, Fables, Mediaeval Romances, Exempla, Fabliaux, Jest-Books, and Local Legends : 6 vols. / S. Thompson. -Bloomington : Indiana University Press, 1955-58. - V 1-6.

39. Thompson S. Preface to the second revision / S. Thompson // Aarne А. The Types of the Folktale : A Classification and Bibliograph Antti Aaarne’s. Verzeichnis der Marchentypen / А. Aarne ; translated and enlarged by S. Thompson. - Helsinki : Suomalainen Tiedeakatemia, 1961 (1964, 1973). -P. 5-9.

40. Thompson S. Abbreviations and bibliography / S. Thompson // Aarne А. The Types of the Folktale : A Classification and Bibliograph Antti Aaarne’s. Verzeichnis der Marchentypen / А. Aarne ; translated and enlarged by S. Thompson. - Helsinki : Suomalainen Tiedeakatemia, 1961a (1964a, 1973a). - P. 10-18.

41. Thompson S. One Hundred Favorite Folktales / S. Thompson. - Bloomington : Indiana University Press, 1968. - 439 p.

Источники и принятые сокращения

1. АА - Андреев Н. П. Указатель сказочных сюжетов по системе Аарне / Н. П. Андреев ; отв. вып. С. Ф. Ольденбург, Учен. секр. В. Комаров ; Государственное Русское Географическое Общество, Отделение этнографии, Сказочная Комиссия. - Ленинград : Изд. Гос. рус. географ. о-ва, 1929. -120 с.

2. Записки Краснояр. П/o Вост-сиб. отд. Р.Г.О. - Записки Красноярского Подотдела Восточно-Сибирского Отдела Р.Г.О. - Красноярск : Енисейская губернская типография, 1902. - 199 с.; Томск : Паровая типография Н. И. Орловой, 1906 - 290 с.

3. СУС - Сравнительный указатель сюжета. Восточнославянская сказка / сост. Л. Г. Бараг, И. П. Березовский, К. П. Кабашников, Н. В. Новиков. -Ленинград : Наука, 1979. - 438 с.

4. AT 1928 - Aarne А. The Types of the Folk-tale : A Classification and Bibliography. Antti Aaarne’s. Verzeichnis der Marchentypen / А. Aarne ; translated and enlarged by S. Thompson. - Helsinki : Academia scientiarum fennica,

1928. - 279 с.

5. AT 1961 - Aarne А. The Types of the Folktale : A Classification and Bib-liograph Antti Aaarne’s. Verzeichnis der Marchentypen / А. Aarne ; translated and enlarged by S. Thompson. - Helsinki : Suomalainen Tiedeakatemia, 1961 (1964, 1973). - 588 p.

6. ATU - The types of international folktales : A Classification and Bibliography Based on the System of Antti Aarne and Stith Thompson by Hans-Jorg Uther. - 3 vols. - Helsinki : Suomalainen Tiedeakatemia, 2004. - 619 p., 536 p., 285 p.

7. BP - Bolte J. Anmerkungen zu den Kinder- und Hausmarchen der Bruder Grimm : 5 vols / J. Bolte, G. Polivka. - Leipzig, 1913-32.

8. JAFL - Journal of American Folk-Lore (Журнал американского фольклора).

© Хэмлет Т. Ю., 2013

Description of Tale Type 707 Wonderful Children in International, National and Regional Catalogues of Tale Types: Comparative Analysis

T. Hamlet

The article presents a comparative analysis of the description of tale type 707 in the international, national, regional catalogues of tale types. The issue of the reasons for typological similarity of the existing variants of the Wonderful Children type is raised. There are commentaries on transformation of the mythological "twin" motif due to the institution of marriage and family development, the plot losing its fairytale features and becoming novelized. The author dwells upon the peculiarities of the type representation in the international tale type index by Antti Aarne (1910), its two republications, which were considerably enlarged and revised by Stith Thompson (1928 and 1961), as well as in the first Russian tale type index by Nikolai Andreev (1929).

Key words: fairytales; index; system; tale types; variants; motifs; character.

Хэмлет Татьяна Юрьевна, соискатель кафедры русской литературы, Московский педагогический государственный университет (Москва), член американского фольклорного общества местожительство в настоящее время - США (Коннектикут), Tatiana.y.hamlet@gmail.com.

Hamlet, T., PhD seeker, Department of Russian Literature, Moscow State Pedagogical University (Moscow), member of American Folklore Society (USA, CT), Tatiana.y.hamlet@gmail.com.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.