Научная статья на тему 'Окказионализмы как игровой ресурс набоковских текстов'

Окказионализмы как игровой ресурс набоковских текстов Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
1079
97
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
В. Набоков / игровой текст / Окказионализмы / авторские неологизмы / словотворчество / каламбур / V. Nabokov / ludic text / occasional words / author neologisms / words creation / PuN

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Зайцева Светлана Викторовна

Рассматриваются набоковские неологизмы как целенаправленное словотворчество. Исследуются причины создания писательских новообразований, типы инноваций, признаки окказионального слова, виды контекстов, представляющих художественный неологизм, степени окказиональности новообразований, игровые функции окказионализмов В. Набокова.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Nabokov's neologisms are researched in the article as deliberate word creation: the new terms are coined because basic resources of the language are insufficient for solving specific creative problems. The reasons of the author's innovations, their types, the properties of occasional words, types of contexts, ludic functions of Nabokov's neologisms are explored.

Текст научной работы на тему «Окказионализмы как игровой ресурс набоковских текстов»

УДК 80

ОККАЗИОНАЛИЗМЫ КАК ИГРОВОЙ РЕСУРС НАБОКОВСКИХ ТЕКСТОВ

© 2010 г. С.В. Зайцева

Донской государственный технический университет, Don State Technical University,

пл. Гагарина, 1, г. Ростов-на-Дону, 344010, Gagarin Sq., 1, Rostov-on-Don, 344010,

reception@dstu. edu. ru reception@dstu. edu. ru

Рассматриваются набоковские неологизмы как целенаправленное словотворчество. Исследуются причины создания писательских новообразований, типы инноваций, признаки окказионального слова, виды контекстов, представляющих художественный неологизм, степени окказиональности новообразований, игровые функции окказионализмов В. Набокова.

Ключевые слова: В. Набоков, игровой текст, окказионализмы, авторские неологизмы, словотворчество, каламбур.

Nabokov's neologisms are researched in the article as deliberate word creation: the new terms are coined because basic resources of the language are insufficient for solving specific creative problems. The reasons of the author's innovations, their types, the properties of occasional words, types of contexts, ludic functions of Nabokov's neologisms are explored.

Keywords: V. Nabokov, ludic text, occasional words, author neologisms, words creation, pun.

Появление окказионализмов - непрерывный процесс, который экстралингвистические и внутренние факторы языкового развития замедляют или ускоряют. Постоянно возникающие окказиональные единицы нуждаются в разностороннем описании и определении места в системе языка.

Статус авторских неологизмов и сегодня остается открытым, несмотря на то, что проблема окказионализа-ции имеет достаточно длительную историю изучения. Г.О. Винокур, О.А. Габинская, Е.А. Жигарев, Е.А. Земская, В.В. Лопатин, А.Г. Лыков данный термин дублируют следующими понятиями: «слова-метеоры», «ситуативные», «индивидуально-авторские неологизмы», «авторские неологизмы», «писательские новообразования», «художественные неологизмы», «экологизмы», «эфемерные инновации», «одноразовые неологизмы», «произведения индивидуального речетворчества», «сти-

листические неологизмы», «слова-самоделки», «слова-экспромты», «поэтические неологизмы».

Большинство из приведенных терминов - узкие, неудобные и не отражают в полной мере процесс окказионального словотворчества, который как практически, так и теоретически охватывает все ресурсы языка. В связи с этим термин «окказионализм», как нам кажется, наиболее предпочтителен.

Окказиональное слово (лат. occasio - случайность, фр. occasionel - случайный) - неузуальное, не соответствующее общепринятому употреблению, характеризующееся индивидуальным вкусом, обусловленное специфическим контекстом употребления. Окказионализмы могут создаваться и создаются как по нормативным словообразовательным моделям, так и в нарушение их. Любое слово в языке реализует свое значение в контексте, однако окказиональные единицы требуют формирую-

щего контекста, а не воспроизводящего, как для канонических единиц.

Понятно, что структурно-семантические исследования окказионализмов невозможны без стилистического анализа художественного произведения, так как высокотворческие, эстетически ценные окказиональные слова являются важным текстообразующим средством и отличаются исключительной семантической емкостью.

Что же побуждает художников слова к созданию индивидуально-авторских образований? Назовем основные причины.

1. Необходимость точно выразить мысль или кратко ее представить, заменив при этом иногда даже целое предложение.

2. Потребность подчеркнуть свое отношение к предмету речи, дать ему оценку.

3. Деавтоматизация восприятия читателя.

4. Желание избежать тавтологии.

5. Установка на сохранение ритма стиха, наличие рифмы и необходимой инструментовки.

6. Создание автором игрового текста.

В теории окказиональности А.Г. Лыковым, Е.А. Земской, В.В. Лопатиным и другими исследователями выделяются определенные типы авторских инноваций, которые можно встретить, например, и в творчестве В. Набокова.

1. Фонетические окказионализмы возникают в результате задачи автора предложить как новообразование какой-либо звуковой комплекс, передающий некую семантику, обусловленную фонетическими значениями составляющих его звуков («мрик-мрак» [1, с. 171]).

2. Лексические окказионализмы создаются сочетанием узуальных основ и аффиксов в соответствии со словообразовательной нормой либо противореча ей («зетоподобные линии» [2, с. 421], «валкая лампа» [2, с. 411]).

Лексико-синтаксические и морфолого-синтаксиче-ские способы используются реже. При создании лексических неологизмов новообразования комбинируются из морфем, уже существующих в языке, при этом истинно новым в слове, которое только что создалось, является скрещение координат, а не координаты как таковые. Окказионализмы такого типа не мо-носемантизируются, а реализуют сразу несколько связанных значений, взятых из контекста, внутренние формы, значения лексемы-образца («...он вообразил жовиального господина ..., который ... нажил бы возможность ... на колени к себе забирать эхтышалунью» [3, с. 47], «От стихов она требовала только ямщикне-гонилошадейности» [4, с. 260].

3. Грамматические (морфологические) окказионализмы являются образованиями, в которых лексическая семантика и грамматическая форма противоречат друг другу. Невозможное в системе языка реализуется в авторском контексте благодаря творческому развитию толкования слова («пройма двери» [5, с. 252], «костисто-суставочно-мурашливая штука» [6, с. 205]).

4. Семантические окказионализмы - результат появления контекстуальных значений, которые преобразуют значение исходной узуальной лексемы, употребленной в

художественном контексте. Практически каждое слово с эстетическим значением образного текста характеризуется смысловым приращением, это неотъемлемая часть идиолекта писателя, текстов художественных произведений («Ну, входите, входите. Не распистоньте этот столик» [2, с. 375], «узкий, длиннопалый след Франца» [5, с. 295]).

5. Окказиональные сочетания слов представляют собой слияние лексем, сочетаемость которых противоречит закону семантического согласования, так как в лексических значениях отсутствуют общие семы. Контекстуально обусловленные семантические сдвиги в зависимом компоненте словосочетания способствуют появлению смежных значений. Среди окказиональных словосочетаний особую группу составляют те, которые мотивированы устойчивым сочетанием слов и построены на обыгрывании соотношения фразеологической производящей основы и производного окказионального словосочетания. Другое название такого рода окказионализмов - фразеологические. Например, в повести В.В. Набокова «Машенька» состояние героя характеризуется как «бесцветная тоска», в которой Ганин не в силах прервать «тусклый роман».

А.Г. Лыков выделяет девять признаков, ограничивающих русское окказиональное слово от канонического [7]:

- принадлежность к речи;

- творимость (невоспроизводимость);

- словообразовательная производность;

- ненормативность;

- функциональная одноразовость;

- экспрессивность;

- номинативная факультативность;

- синхронно-диахронная диффузность;

- индивидуальная принадлежность.

Исходя из названных признаков, окказиональное слово определяется как речевая экспрессивная единица, обладающая свойствами невоспроизводимости (твори-мости), ненормативности, номинативной факультативности и словообразовательной производности.

Окказионализм возникает в контексте, формируется им и в то же время сам часто является текстообразую-щей единицей, поэтому анализировать авторские инновации любого типа следует только с учетом его контекстных связей.

Художественный текст одновременно и целостный, и дискретный, что позволяет делить его на части. В связи с этим представляется возможным очертить круг на-боковских контекстов.

1. Нулевой контекст - тот, в котором окказионализм проявляет свою семантику полностью через внутреннюю форму, контекст избыточен при семантической интерпретации новообразования. Таким качеством самодостаточности характеризуются потенциальные слова, созданные по высокопродуктивным словообразовательным моделям («задачная» [2, с. 385], «головорубка» [5, с. 265]).

2. Контекст ближайшего окружения или миникон-текст - контекст строки или строфы, предложения или абзаца, достаточный для выявления семантики новооб-

разования («В зачаточном пиджаке без одного рукава стоял обновляемый Лужин...» [2, с. 409]).

3. Контекст произведения или макроконтекст используется для анализа авторских неологизмов, семантика которых эксплицируется только в пределах всего художественного текста («И то сказать, рассуждала она, наше лихолетье сбивает с панталыку, и понятно, что время от времени русопят обращается к зеленому утешителю.» [2, с. 396]).

4. Контекст творчества учитывается при исследовании эволюции в употреблении автором окказионализмов («У него получалось, что старый дворянский род Набоковых произошел не от каких-то псковичей, живших ... на обочье, и не от кривобокого, набокого ... , а от обрусевшего шестьсот лет назад татарского князька по имени Набок» [8, с. 170]).

5. Историко-культурный контекст, или вертикальный, необходим при анализе значения художественных неологизмов («аксаково-тургенево-толстовская дичь» [8, с. 183], «жорж-сандово-царственное» [4, с. 196]).

6. Словообразовательный контекст - это сопровождающий авторский комментарий, прямо информирующий о механизме образования и семантике окказионального слова («Я ничего не помню из этих пьесок, кроме часто повторяющегося слова "экстаз", которое уже тогда для меня звучало как старая посуда: "экс-таз"» [4, с. 150]).

Опираясь на классификацию Р.Ю. Намитоковой, можно выделить разные степени окказиональности новообразований применительно к набоковским текстам [9]:

1. Окказионализмы I степени - это стандартные, потенциальные образования, созданные в соответствии с деривационными нормами современного русского литературного языка («мешательно» [2, с. 380], «обычай-ность» [5, с. 258]).

2. Окказионализмы II степени - частично нестандартные образования, в которых отступление от нормы не порождает трудностей семантической интерпретации («самодовольная косность гроба» [8, с. 145], «облая громада» [5, с. 279]).

3. Окказионализмы III степени - полностью нестандартные образования, семантическая интерпретация которых трудна, а отступление от деривационной нормы значительно. Такие образования не имеют аналогов среди авторских инноваций («спальмировать» [10, с. 148], «профершпилился» [6, с. 497]).

Исследуя окказиональное в художественных текстах, необходимо осуществлять словообразовательный, сем-ный, морфологический, контекстуальный, стилистический анализ, применяя описательный и исторический методы исследования. Актуален вопрос и лексикографического описания художественных новообразований. Окказионализмы не фиксируются в словарях русского языка, в том числе в словарях-справочниках «Новые слова и значения», в информационных лексикографических бюллетенях «Новое в русской лексике» за исключением тех слов, которые представлены полужирным шрифтом и в угловых скобках. Некоторая часть лексических авторских неологизмов отражена в «Русском словаре языкового расширения» А.И. Солженицына, но

в нем нет контекста употребления и сопутствующих словообразовательных, семантических комментариев.

Еще в 1957 г. вопрос о создании словаря окказионализмов был поставлен Н.И. Фельдман. О.И. Александрова [11] в 1969 г. сформулировала основные принципы создания подобного справочника:

- словарь должен быть не только таковым, но и словообразовательным;

- в первую очередь необходимо отразить продуктивные типы индивидуального словообразования;

- следует выяснить вопрос о месте авторских неологизмов в языковой системе;

- важно отметить наличие общих принципов функционирования окказионализмов в художественной речи;

- словарь должен отражать историю авторских инноваций (время создания, случаи его заимствования).

Итак, проблема исследования окказионального в художественном тексте - общелингвистическая, имеющая непосредственное отношение к лексикологии, лексикографии, словообразованию, морфологии, синтаксису и стилистике. Более того - это вопрос общефилологический, так как сугубо лингвистической или литературоведческой стилистики в строгом понимании нет.

Авторские окказионализмы являются, как правило, элементом языковой игры. Восприятие жизни и действительности как игры издревле присуще человеческому сознанию. Язык и речь тоже могут быть интерпретированы как игра. Й. Хейзинга отмечает, что «дух, формирующий язык, всякий раз перепрыгивает играючи с уровня материального на уровень мысли. За каждым выражением абстрактного понятия прячется образ, метафора, а в каждой метафоре скрыта игра слов. Так человечество все снова и снова творит свое выражение бытия, рядом с миром природы - свой второй, измышленный мир» [12, с. 17].

Игрой в широком смысле можно считать всякое поэтическое творчество. Окказиональность является одной из основных ее составляющих. Нечеткость стилистических границ, отсутствие строгой дифференциации (особенно на уровне словообразования), нестабильность нормы делают затруднительным разграничение продуктивных и непродуктивных способов образования слов, потенциальных и окказиональных лексем.

Языковая игра активизирует скрытые возможности языка, заставляет размышлять о противоречивых, парадоксальных явлениях его функционирования. Такая поэтика позволяет расширить понятие языкового знака, увеличивая границы текста в целом.

Охарактеризуем те способы, которые специфичны для порождения окказионализмов в творчестве В. Набокова.

1. Контаминация - соединение двух узуальных слов, порождающих третье - художественный неологизм. От междусловного наложения этот способ отличается тем, что часть одного слова устраняется, но остается в смысле, который позволяет двояко толковать семантику новообразования. Поэтому данный метод называют каламбурным («эскапакости» [10, с. 364] («эскапада» - экстравагантная выходка и «пакости»), «Курилкуильти» [10, с. 372]).

2. Слияние - использование в качестве основы слова, словосочетания или предложения. В узуальном словообразовании этот способ непродуктивен, тогда как в производстве окказиональных слов достаточно действен («ямщикнегонилошадейность» [4, с. 260], «эхтышалу-нья» [3, с. 47]).

3. Образование по конкретному образцу - наиболее частотный прием порождения авторских инноваций. Шаблоном может служить как производное слово, так и непроизводное, при этом отчетливо осознается связь с прообразом. В качестве структурирующего формата активнее применяются не аффиксы, а фрагменты изначального слова. Так же возможно нагнетание ряда единиц одного словообразовательного типа, где узуальные производные способствуют порождению окказионализмов («фрески Врублева» [4, с. 225]).

4. Построение слов с вымышленными корнями встречается во многих стилях речи. Употребление выдуманных, асемантических корней свойственно русскому языку. Есть глаголы, предназначенные для выполнения роли «слов-пустышек, слов-заменителей, способных обозначать почти любое действие. Глагол дает лишь эмоциональный ключ, семантику дополняют контекст и конситуация» [13, с. 195]. Более ярко синтагматическая обусловленность значения глагольного корня представлена в префиксальных образованиях, где значение корня конкретизирует не только контекст, но и префикс.

5. Употребление аффиксов в качестве базовых основ порождает новые слова разных частей речи («угластый коридор» [1, с. 124], «шеистое дерево» [8, с. 235]).

6. Каламбурная паронимическая игра со словом направлена на появление авторских инноваций и способствует созданию окказиональной членимости обычного слова («жарко, жанно-дарково» [10, с. 256]).

Языковая игра с окказионализмами реализует две тенденции: с одной стороны, демонстрирует возможности словообразовательной системы, с другой - показывает пределы ее действия. Анализ новообразований подтверждает, что в языковую компетенцию автора-слово-творца входит владение механизмом построения новых слов как по моделям общеязыкового принципа, так и окказиональным. «Поэты и любые словотворчески одаренные лица не только заполняют пустые клетки словообразовательной системы, но и действуют вне общеязыковой системы, за ее пределами» [13, с. 203].

В русскоязычной прозе В. Набокова наблюдается включение в языковую игру большого количества лексических и семантических окказионализмов, а также сочетаний слов. Основная часть лексических новообразований создана по существующим в языке моделям: продуктивным, малопродуктивным и непродуктивным. Тем не менее семантика индивидуально-авторских слов более многопланова, чем при толковании словообразовательных значений составляющих их элементов, само сочетание которых оказывается окказиональным и весьма емким. Так, словотворчество наряду с другими приемами языковой игры является яркой чертой стиля писателя. Новые лексические единицы не только создают экспрессивные номинации, но и используются в качестве основы стилистических фигур и каламбурных сочетаний.

Исследовательница Н.Г. Бабенко выявляет шесть причин, которые способствуют созданию окказионализмов художниками слова:

1) необходимость точно выразить мысль (ресурсов узуальных слов для этого может быть недостаточно);

2) стремление автора кратко выразить мысль (в таком случае новообразование позволяет заменить словосочетание и даже целое предложение);

3) потребность подчеркнуть свое отношение к предмету речи, дать ему свою характеристику, оценку;

4) стремление деавтоматизировать восприятие (своеобразный облик слова обращает внимание на его семантику);

5) потребность избежать тавтологии;

6) необходимость сохранить ритм стиха, обеспечить рифму, добиться нужной инструментовки [14, с. 5].

В предложенной классификации не назван самый очевидный мотив использования окказионализмов -стремление добиться комического эффекта. «Вместе с тем именно в комических (юмористических и сатирических) текстах . наиболее часты окказионализмы, и в рамках этой проблемы их рассматривает В.З. Санников в своей фундаментальной работе [15]. .Суть в том, что все отмечаемые Н.Г. Бабенко причины сугубо прагматического свойства. Ею не учитывается эстетический фактор, который ... наиболее значим. Едва ли можно предположить, что В. Набоков обращается к окказиональным словам, потому что узуальных слов ему не достает, чтобы выразить мысль, или исключительно лаконизма ради. Едва ли кто-то всерьез поверит, что его главной целью становится именно деавтоматизация восприятия» [16, с. 151].

Для В. Набокова основным эстетическим принципом является игра ресурсами языка, удовольствие от текста, который обыгрывается как на лексическом, грамматическом, так и на фонетическом уровне. Нормативный текст не может быть игровым. Создаваемые путем нарушения ограничений авторские новообразования способствуют возникновению языковой игры.

Словотворчество - типичное явление для художественной речи, а новообразования в разряде сложных прилагательных - частный случай проявления двух тенденций: стремление к индивидуализации художественной речи и усиление экспрессивности, которые тесно связаны и взаимообусловлены, так как тенденция к индивидуальности проявляется в создании слов, вызванном в свою очередь потребностью экспрессивного воздействия на читателя. Большей частью окказиональные прилагательные создаются по готовым словообразовательным моделям, которые сложились в системе русского языка. Причем преобладают формы, распространенные в современном русском языке («прозрачно-бессонная ночь» [8, с. 242], «тревожно-размашистый чудак» [8, с. 182], «серебристо-зубристые горные высоты» [10, с. 296]).

В художественной речи наблюдается конструирование таких моделей, которые непродуктивны для языка, но активизируются у отдельного писателя. Происходит дальнейшее развитие словообразовательной системы, что выражается в различного рода отклонениях в про-

цессе словотворчества от структурной схемы языковой модели. Нарушение регулярности, образование нового слова по видоизмененной системе не только экспрессивно выделяет инновации, но и увеличивает информативность того или иного сложения («коробочно-об-жулю-пространство-бесфинтифлюшечный стиль» [6, с. 411], «певуче-ручьистая вещь» [8, с. 184], «деликвен-точка» [10, с. 142]).

В целом такие приемы и способы, как нарушение словообразовательных норм, возрождение словообразовательных моделей с угасшей продуктивностью, соединение в одно словесное целое семантически или стилистически несоединимых с позиции логики компонентов, различного рода приемы персонификации, олицетворения, имеющие место в определенных контекстах писателей, и другие не менее значимые приемы способствуют осуществлению основной функции окказиональных сложных прилагательных - функции материализации и передачи индивидуально-авторского видения действительности, способного активизировать воображение и сознание читателя, развивающего эстетический вкус.

Индивидуально-стилистические неологизмы создаются писателями, поэтами с определенной целью. Е.А. Земская отмечает собственно номинативную, конструктивную, компрессивную, экспрессивную и стилистическую цели. Игровая стилистика набоковских текстов расширяет предложенную функциональную типологию.

По мнению Г.Ф. Рахимкуловой, «следует указать на определенный параллелизм игровых функций окказионализмов и каламбуров, номенклатура которых в значительной степени совпадает. Такое совпадение едва ли правомерно толковать как случайное. По-видимому, следует предположить наличие определенных общих свойств игрового текста, которое проявляется в процессе его создания при использовании автором всех основных типов манипуляций со словом» [16, с. 180].

Г.Ф. Рахимкулова выявляет ряд игровых функций набоковских окказионализмов [16]:

1) функция маркировки скрытого авторского присутствия, выражающаяся чаще всего на лексическом уровне в виде каламбурных имен-анаграмм, в которых угадывается сам автор. Например, словосочетание «набокая ваза» [6, с. 415], в котором прилагательное образовано от «наклониться на бок» и указывает на присутствие писателя;

2) аллюзивная функция в комбинации с оценочной или иронической («Фрески Врубеля» [4, с. 225]);

3) функция конструирования реалий вымышленных миров («нетки» - «абсолютно нелепые предметы: всякие такие бесформенные, пестрые, в дырках, в пятнах, рябые, шишковатые штуки, вроде каких-то ископаемых...» [17, с. 138]);

4) функция показа психоэмоционального состояния персонажа реализуется тогда, когда герой набоковских текстов оказывается не в силах использовать привычные слова и нормы языка («.меня занимают, держат душу за полу вот такие подборы, подрости, лезут, мокрые, прощаться.» [17, с. 166]);

5) функция раскрытия внутренней словесной игры в сознании творца текста позволяет автору раскрыть суть игровых манипуляций со смыслом, помогающих художнику создавать текстовую реальность. («И в разговоре татой ночи душа нетататот ... безу безумие без-очит, тому тамузыка татот...» [4, с. 241-242]);

6) орнаментальная функция, выступающая в сочетании с определенными элементами набоковской фоники, с ритмическим рисунком предложения или абзаца, а также ритмами и созвучиями. Например, окказиональное прилагательное «набокий» в одном ряду с «на об-чье-кривобокого-набокого» [8, с. 170].

Таким образом, главный принцип, лежащий в основе набоковского игрового стиля, - языковая игра. Текст, стиль которого является игровым, не лишен содержательности, однако его формальные свойства важнее, так как получение эстетического наслаждения читателем зависит в первую очередь от игровых ресурсов, присущих тексту. Словотворчество у В. Набокова имеет целенаправленный характер и в главных своих тенденциях вполне отвечает особенностям развития словотворчества в поэзии и прозе русской литературы. Однако создание оригинальных окказионализмов соответствует стремлению писателя к раскрепощению за счет актуализации всех потенциальных возможностей творческого развития языка на фонетическом, лексическом и грамматическом уровнях.

Литература

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Набоков В.В. Пнин // Собр. соч. Американский период : в 5 т. СПб., 1999-2000. Т. 3. 701 с.

2. Набоков В.В. Защита Лужина // Собр. соч. Русский период : в 5 т. СПб., 1997-1999. Т. 2. 704 с.

3. Набоков В.В. Волшебник // Там же. Т. 5. 832 с.

4. Набоков В.В. Дар // Там же. Т. 4. 608 с.

5. НабоковВ.В. Король, дама, валет // Там же. Т. 2. 704 с.

6. Набоков В.В. Отчаяние // Там же.

7. Лыков А.Г. Современная русская лексикология (русское окказиональное слово). М., 1976.

8. Набоков В.В. Другие берега // Собр. соч. Русский период. Т. 5. 832 с.

9. Намитокова Р.Ю. Авторские неологизмы: словообразовательный аспект. Ростов н/Д, 1986.

10. Набоков В.В. Лолита // Собр. соч. Американский период. Т. 2. 670 с.

11. Александрова О.И. Окказиональные безаффиксные существительные женского рода в поэтических произведениях начала ХХ века : краткий анализ и материалы для словаря. Горький, 1969.

12. Хейзинга Й. Homo ludens. М., 1992. 464 с.

13. Земская Е.А. Словообразование как деятельность. М., 1992. 220 с.

14. Бабенко Н.Г. Окказиональное в художественном тексте. Структурно-семантический анализ : учеб. пособие. Калининград, 1997. 84 с.

15. Санников В.З. Русский язык в зеркале языковой игры. М., 1999. 544 с.

16. Рахимкулова Г.Ф. Олакрез Нарцисса. Проза Влади- 17. Набоков В.В. Приглашение на казнь // Собр. соч.

мира Набокова в зеркале языковой игры. Ростов н/Д, Русский период. Т. 4. 608 с.

2003. 320 с.

Поступила в редакцию 8 декабря 2008 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.