Научная статья на тему 'Одинокая старость: причины и ресурсы адаптации'

Одинокая старость: причины и ресурсы адаптации Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
1185
106
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЧУВСТВО ОДИНОЧЕСТВА / ПОЖИЛЫЕ ЛЮДИ / ОДИНОКИЕ СТАРИКИ / РЕСУРСЫ АДАПТАЦИИ / СОЦИАЛЬНОЕ САМОЧУВСТВИЕ / ОДИНОКАЯ СТАРОСТЬ / FEELING LONELY / ELDERLY / LONELY OLD PEOPLE / RESOURCES FOR ADAPTATION / SOCIAL WELLBEING / LONELY OLD AGE

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Корнилова Марина Валерьевна

Рассматриваются положительные и отрицательные аспекты одиночества в старшем возрасте, показываются плюсы и минусы жизни соло. Анализ строится на попарном сравнении основных показателей жизнедеятельности разных групп пожилых людей, классифицированных по принципу: одинокий/семейный, чувствующий себя одиноким/не ощущающий одиночества. Показываются существенные различия в социальном самочувствии, состоянии здоровья, уровне доходов и других аспектов жизни у одиноких и семейных представителей старшего поколения. Одинокие пожилые люди более мнительны и тревожны, но и более внимательны к себе и к имеющимся ресурсам, например к здоровью: среди них меньше доля курильщиков и выше доля принимающих витамины и полезные минералы, а также БАДы. «Одиночки» больше заботятся о себе и своём комфорте. Они менее доверчивы, более осторожны, у них меньше ожиданий от жизни. Соответственно одинокие пенсионеры более устойчивы и психологически ресурсны. Немаловажный ресурс адаптации к одинокой старости и вера в Бога.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LONELY OLD AGE: CAUSES AND RESOURCES OF ADAPTATION

The article discusses the positive and negative aspects of loneliness in older age, shows the pros and cons of life solo. The analysis is based on a pairwise comparison of the main indicators of life of different groups of elderly people, classified according to the principle: single/family, feeling lonely/not feeling lonely. Significant differences in social well-being, health status, income level and other aspects of life among single and family members of the older generation are shown. Lonely elderly people are more suspicious and anxious, but also more attentive to themselves and their resources, for example about health: there is less share of smokers among them, and the share of taking vitamins and useful minerals, and also dietary Supplements is higher. "Loners" care more about themselves and their comfort. They less trust, more cautious, they have fewer expectations of life. Accordingly, single pensioners are more stable and psychologically resourceful. An important resource for adaptation to lonely old age and faith in God.

Текст научной работы на тему «Одинокая старость: причины и ресурсы адаптации»

The construction of new forms and types of consumer behavior is facilitated by the use of communication technologies, primarily social projects. The article is devoted to the study of the potential of social projects as a communicative technology for the formation of ethical consumption practices.

Key words: consumption, consumer behavior, ethical consumption, ecological consumption, social project

Bocharova Olga Yevgenjevna, сandidate of sociological sciences, docent, bo-charova_olga@inbox.ru, Russia, Tula, Tula State University,

Abrosimova Olga Vyacheslavovna, assistant, abrosimovaov@yandex.ru, Russia, Tula, Tula State University

УДК 316.4

ОДИНОКАЯ СТАРОСТЬ: ПРИЧИНЫ И РЕСУРСЫ АДАПТАЦИИ

М.В. Корнилова

Рассматриваются положительные и отрицательные аспекты одиночества в старшем возрасте, показываются плюсы и минусы жизни соло. Анализ строится на попарном сравнении основных показателей жизнедеятельности разных групп пожилых людей, классифицированных по принципу: одинокий/семейный, чувствующий себя одиноким/не ощущающий одиночества. Показываются существенные различия в социальном самочувствии, состоянии здоровья, уровне доходов и других аспектов жизни у одиноких и семейных представителей старшего поколения.

Одинокие пожилые люди более мнительны и тревожны, но и более внимательны к себе и к имеющимся ресурсам, например к здоровью: среди них меньше доля курильщиков и выше доля принимающих витамины и полезные минералы, а также БАДы. «Одиночки» больше заботятся о себе и своём комфорте. Они менее доверчивы, более осторожны, у них меньше ожиданий от жизни. Соответственно одинокие пенсионеры более устойчивы и психологически ресурсны. Немаловажный ресурс адаптации к одинокой старости и вера в Бога.

Ключевые слова: чувство одиночества, пожилые люди, одинокие старики, ресурсы адаптации, социальное самочувствие, одинокая старость.

1. Актуальность и изученность темы исследования. Изучение аспектов одиночества в позднем возрасте и проблематики одинокой старости представляет интерес для исследователей разных отраслей науки, в частности для психологов и социологов.

Одиночество - это процесс и продукт «разъединения», хотя «не исключает совместности», когда человек чувствует себя одиноким, например, в семье [1, с. 39], даже при наличии супруга и детей. Согласно результатам мониторинга КЬМЗ-ИЗБ [2], 92,1 % пожилых участников опроса имеют детей, при этом,

22 % признались, что испытывают чувство одиночества, которое представляет собой «тяжелое» [3, с. 183] «болезненное переживание, связанное с потерей или дефицитом социальных и эмоциональных связей» [4, с. 134].

Пожилые люди оценивают одиночество как в негативном, так и в позитивном свете, отмечая двойственность природы одиночества как осмысленное и осознанное или вынужденное и безысходное [1].

По мнению Троцук И.В.: «одиночество может быть «вынужденным и целенаправленным (добровольный отказ от социальных пут), объективным и субъективным (ощущение полного непонимания окружающими), трактоваться предельно широко - социально-демографическая характеристика человека, не состоящего в браке или живущего отдельно от всех - или узко - как психологическое состояние, сопровождающееся отрицательными эмоциями (отчаянием, беспокойством, страхом, тревогой и пр.)» [5, с. 236].

Одна из проблем в изучении феномена одиночества - множественность трактовки и отождествление с такими понятиями как «отчуждение», «уединение», «изоляция» [4, с. 134]. Причем проблема социальной изоляции пожилых людей изучается как с точки зрения трудовой дискриминации, так и уменьшения роли пожилых в принятии решений внутри семьи [6].

Автор проанализировал публикации по теме исследования и пришел к выводу, что само понятие «одинокий» / «одинокая» применительно к человеку строится в основном на негативном жизненном опыте, но имеет и свои позитивные стороны и причины (табл. 1.).

Таблица 1

Основные аспекты интерпретации и операционализации понятия

«Одинокий»

Интерпретация Операционализация

Отрицательные аспекты Положительные аспекты

Злой, несчастный, обиженный, обездоленный Независимый, контролирующий, самостоятельный Наличие семьи: партнера и детей

Оторванный, изолированный, ненужный, покинутый, потерянный Уединенный, сам по себе, Отдельный Самооценка особенностей жизни

Бесполезный, обременяющий Осознанный, любящий себя Возможности здоровья и физическая активность

Индифферентный, апатичный, безразличный Автономный («хозяин», «правитель») Способность принимать решения; давать оценку своей жизни;

Заброшенный, «лишний человек», пассивный, беспомощный, страдающий Свободный, спокойный, суверенный, собранный, сосредоточенный Социальная и трудовая активность

Причины и реакция человека на одиночество очень разнообразны [1; с. 7]. Рассмотрим, что же по мнению разных авторов дает состояние одиночества пожилым людям и что есть «одинокая старость»?

«Одинокая жизнь для большинства пожилых людей - символ их личной независимости» [8, с. 69] (психологической, экономической, физической [3] и т.д.). Одиночество выступает источником вдохновения, свободы, покоя и уединения и представляет собой естественный процесс осознанного общения с самим собой. Одиночество способствует проявлению индивидуализма, приватности, развитию собранности, сосредоточенности, концентрации жизненных сил. «Желание пожилого человека жить отдельно от детей, вероятно, продиктовано стремлением сохранить свою свободу и независимость, остаться главой семьи, самому принимать решения» [9, с. 113].

Некоторые авторы сходятся во мнении, что одиночество оказывает также положительное влияние на состояние здоровья. Как подчеркивает Тихонов Г.М.: «жить одному, в большинстве своём, означает жить собственным хозяйством. Это также означает нести полную ответственность за себя, быть экономически независимым и, что особенно важно, оставаться относительно здоровым. Как правило, ведение индивидуального домашнего хозяйства рассматривается пожилыми людьми в качестве критерия удовлетворительной жизни» [8, с. 169].

Проанализировав теоретические разработки и результаты исследования феномена одиночества в старшем возрасте, а также социально демографические данные, сформулируем предпосылки и возможные причины одинокой старости:

1) Прежде всего распространению феномена «одинокой старости», в частности «одинокого проживания» в пожилом возрасте, способствуют глобальные демографические проблемы.

Во-первых, снижение рождаемости. В европейских странах таких, как Италия и Германия, больше 20 лет уровень воспроизводства населения ниже уровня рождаемости. В Китае больше трех десятилетий рождаемость ограничена законодательно: только один ребенок в семье. Как результат, молодая семья из двух человек может столкнуться с необходимостью оказывать помощь четверым родителям (родителям жены и мужа в связи со старостью). В странах, в которых упала рождаемость, все меньше детей способны впоследствии обеспечить помощь своим пожилым родителям. Еще одна проблема - увеличивается бездетность. Например, в Великобритании: по имеющимся оценкам, 30 % женщин, которым исполнилось 35 лет, останутся бездетными. Кто в старости будет заботиться о тех, у кого нет детей?» [10, с. 61].

Во-вторых, продолжительность жизни мужчин значительно ниже, чем у женщин, а даже будучи в браке пожилые женщины более подвержены риску прожить остаток жизни в одиночестве по причине вдовства.

2) Одиночество растет не только с возрастом, но и с благосостоянием. На первое место выходит потребность в автономии - желании быть независимым, «встать на ноги», заработать, а уже потом создать семью, или же от-

каз от семьи происходит в пользу карьеры, жизни в свое удовольствие, жизни - solo [11].

Интересна точка зрения «о существовании трех периодов старения: адаптационный (60-66 лет), период зрелой старости (67-86 лет) и период глубокой старости (87+). Эти периоды характерны и для семейных, и для одиноких пожилых людей, но у последних адаптация проходит более болезненно, а период зрелой старости менее продолжителен» [12, c. 43].

Мысли о старости вызывают страх даже в относительно молодом возрасте. Старость ассоциируется не только с неизбежностью, но и с неопределенностью. О том, что любой человек должен иметь возможность приспособиться к выходу на пенсию, много пишется и говорится: «к старости, и особенно к одинокой старости надо приспосабливаться, привыкать, адаптация к одинокой жизни имеет большое значение для лиц старших возрастов» [13, c. 32].

В рамках социально-психологического подхода интересно определение понятия «адаптация», как «процесс совладания с жизненными трудностями», через преодоление, или минимизацию негативных последствий, или избегание, или смирение [14, c. 118]. При этом женщины больше стремятся уладить проблемы с друзьями и родственниками, они более открыты и эмоциональны и, следовательно, легче и чаще выступают инициаторами общения, первыми делают шаги навстречу, в отличие от мужчин, особенно вдовцов, которым очень трудно налаживать контакты и заводить знакомства в зрелом возрасте [3].

Для того чтобы справиться с одиночеством в позднем возрасте необходимы определенные ресурсы: личностные и средовые (психологические и социальные); материальные и нематериальные [14].

Не последнюю роль в решении проблемы одиночества старшего поколения играют и принципы организации жилой среды [15].

В 60-х гг. в Дании появляется новый тип организации жилья для одиноких пожилых людей - «кохаузинг» как единое пространство единомышленников, а затем распространившееся на другие страны: США, Великобританию, Канаду, Австралию, Японию и т.д. Жизнь в таком сообществе предполагает взаимопомощь, совместное проведение досуга и использование общего имущества. Прототипом такой организации жизненного пространства может считаться «русская деревня», где все друг друга знают.

Идея о создании такой модели «отселения» пожилых людей в климатически благоприятные условия рассматривалась и в России, но только для москвичей, абсолютное большинство которых отказалось менять привычное место жительства в мегаполисе на тихую и размеренную жизнь на юге страны.

2. Цель и проблема исследования. Статья посвящена изучению ресурсов адаптации к и в процессе одинокой старости, которую мы рассматриваем как явление, представляющее собой 2 противоречия:

1) на перенаселенной планете растет количество людей в целом и пожилых в частности, но чем старше человек, тем он более одинок;

2) даже при наличии достаточности средств, для того чтобы иметь большую семью, происходит осознанный отказ от продолжения рода (childfree и даже childhate) или же в семье принимается решение о рождении и воспита-

нии только одного ребёнка, т.е. осознанный выбор в пользу карьеры и ориентации на жизнь по большей части для себя. В то же время, низкий уровень дохода также играет не последнюю роль в принятии решения об ограничении деторождения.

3. Эмпирическая база, методика, объект исследования.

В статье анализируются данные 25 волны (2016 год) «Российского мониторинга экономического положения и здоровья населения НИУ-ВШЭ (ИЬМЗ-ЖЕ)» [2]. Мониторинг проводится ежегодно по многоступенчатой территориальной выборке.

В обыденном сознании понятие «старость» прежде всего ассоциируется с достижением определенного возраста и, следовательно, снижением физических возможностей, а также с преобладанием упаднических настроений, мыслей о конце жизни, усиление тревожности и мнительности.

Но, с точки зрения социологии, данная трактовка «старости» нуждается в подтверждении или опровержении на основе имеющихся эмпирических данных, обозначенных выше.

Возраст респондентов играет определяющую роль при формировании выборочной совокупности пожилых, но не является единственным и достаточным признаком старости. Автор подходит к изучению старости как к комплексной категории, показывая, что старость - это не только и не столько возраст, сколько социальное самочувствие и адаптационные возможности, социальная активность и физическое состояние в определенном возрасте (табл.2).

Таблица 2

Интерпретация и эмпирическая операционализация понятия «старость»

Интерпретация Операционализация

Социально-демографические характеристики Пол, возраст Наличие партнера и детей

Социальное самочувствие Удовлетворенность жизнью; вера в Бога, доверие государству Тревожность (нервные расстройства, депрессии, страхи)

Адаптационные возможности Планирование и прогнозирование будущего: оценка перспектив, уверенность в себе и в своем будущем

Социальная активность Участие в общественных движениях, опыт предпринимательства

Физические возможности Физическая активность, самооценка здоровья

Общее количество респондентов - более 12,5 тыс., репрезентирующих население России, почти 1/3 из которых (30 %) составляют пожилые: 55 лет и более - женщины, мужчины - в возрасте 60 и более лет.

Численность выборки с учётом пола и возраста составила 3742 респондента: 27 % мужчин и 73 % женщин, что, примерно, соответствует половозрастной структуре пожилого населения России в целом. Условно «одинокие», не имеющие партнёра по причине развода, вдовства или никогда не состоявшие в браке - 48 % и не одинокие («семейные»), подтвердившие наличие супруга, состоящие в официальном или гражданском браке - 52 %. Ощущающие одиночество («практически всегда или «часто»), т.е. условно одинокие, - 22 %, «не одинокие» («редко» или «практически никогда» не испытывающие одиночества - 78 %.

Анализ в статье осуществляется с применением двух методических приемов: разделение массива пожилых на ощущающих одиночество и не чувствующих себя одинокими, а также разделение на имеющих партнера и живущих без «второй половинки» и сравнение между собой по определённым признакам. Показатели жизнедеятельности в каждой группе, а также по одноименным подгруппам сравнивались попарно. На основе полученных данных сделаны выводы о ресурсах адаптации к одинокой старости.

4. Результаты исследования. Сформулируем основные причины одиночества в пожилом возрасте, наличие которых позволяет определить, что есть одинокая старость и соответственно имеющиеся ресурсы адаптации у разных групп респондентов пожилого возраста к проблеме одинокой старости.

Автор, изучив опыт коллег и статистические данные, а также проанализировав результаты исследования, определяет одинокую старость как субъективную категорию, состоящую из комплекса внутренних установок и внешних факторов жизни пожилого человека, выражающуюся в особенностях проживания и отношения к жизни. Таким образом, одинокая старость - это негативно оцениваемое пожилым человеком собственное социально-психологическое состояние, возникающее прежде всего из ограничений и жизненных потерь (финансовых, статусных, межличностных) и в связи с невосполнимыми утратами (смерть близких людей).

4.1. Внутренние предпосылки одинокой старости формируются на основе социально-психологических обстоятельств и личных установок пожилого человека относительно своей жизни.

Выражение собственной воли: желание самостоятельно и добровольно распоряжаться и контролировать свою жизнь, избегание зависимости и стремление к независимости, любовь к себе и потребность в уединении и самосохранении - сознательный выбор жизненных ценностей, ориентиров и приоритетов, на следование которым пожилой человек имеет полное право. Выбор в пользу жизни solo может быть сделан как в молодом возрасте, и тогда человек проживает всю свою жизнь для себя, так и в зрелом, когда даже при наличии детей и семьи происходит сознательное ограничение или прекращение контактов с близкими родственниками и ближайшим окружением.

Защитная реакция как следствие негативного опыта общения обусловлена потерями и обманом как со стороны ближайшего окружения, так и незнакомых людей. Сильные психологические переживания и обиды на прошлое не дают пожилому человеку уверенности в будущем. Возникает потребность отгородиться, закрыться, жить в вакууме с целью защиты от возможных будущих потерь в общении, когда быть одному означает не испытывать сильных эмоций по отношению к кому-то кто потенциально может обидеть, предать, использовать.

Социальная изолированность (ненужность, отчуждение от общества) выражается в отсутствии у пожилых людей возможностей для самореализации по достижению определенного возраста и ощущения себя неполноценными, зависимыми от общества. Пожилой человек рискует оказаться невостребованным, социально-изолированным только потому что подошел к определенному возрастному порогу: 55 лет для женщин и 60 лет для мужчин. И если в молодом возрасте пробовать новое и менять свою жизнь считается нормой, то все роли для представителей старшего поколения уже предопределены и прочно укоренились в общественном сознании. Именно поэтому люди предпенсионного возраста ощущают большее давление, безысходность и зависимость от возраста. Они понимают: впереди заслуженный отдых. Общество как бы выталкивает огромную группу самодостаточных, и еще полных сил, людей «на покой». Работодатели предпочитают более молодых специалистов, пусть даже с меньшим опытом работы; досуговая сфера по-прежнему ориентирована на детей, молодежь и людей среднего возраста.

Полностью решить вопрос с социализацией и адаптацией пенсионеров на государственном уровне пока не удается. Разнообразить жизнь (быт и досуг) неработающих пенсионеров частично помогают различные городские и федеральные программы по задействованности старшего поколения. Но проблему изоляции такие мероприятия решают лишь отчасти: с одной стороны, пожилые люди попадают в среду сверстников и единомышленников, а с другой, - имеют возможность заниматься чем-то интересным только в специально отведенных местах. Задача именно интеграции старшего поколения в социум не решается, а вот проблема социальной изоляции набирает обороты и приобретает новый негативный оттенок: дискриминацию по возрастному признаку (разделение на: «это для молодых», а «это для пожилых»).

Внешние факторы, приводящие к одиночеству и одинокой старости, представляют собой обстоятельства, возникающие без участия и помимо воли пожилого человека (например, преклонный возраст, смерть партнера и/или близких родственников и т.д.).

Достижение определенного возраста. Средний возраст пожилых респондентов в подгруппе ощущающих одиночество составляет 71,4 года, в группе не чувствующих себя одинокими - 67,8 лет. На первый взгляд разница не так уже велика. Но, результаты исследования показывают, что в наиболее старой возрастной группе респондентов (80 и более лет) доля ощущающих себя одинокими более выражена и составляет 36,2 %. Для сравнения в более молодых группах: 70-79 лет - 26,3 %, а в группе 55-59 лет - 17,6 %.

По мере увеличения возраста респондентов растет доля ощущающих себя одинокими, и если в группе молодых пенсионеров каждый шестой чувствует себя одиноким, то в группе долгожителей - уже каждый третий.

Отсутствие партнёра - это одна из основных причин одинокой старости. По результатам исследования, почти каждый второй опрошенный пожилой россиянин не имеет партнера (48 %), из них: 74,5 % по причине вдовства, разведённых и никогда не состоявших в браке 20,1 % и 5,5 % соответственно.

«Старение нередко влечёт за собой одиночество, которое вызвано рядом причин. Умирают старые друзья, и хотя их можно заменить новыми знакомыми, мысль, что ты продолжаешь своё существование не служит достаточным утешением» [3, а 181].

С точки зрения гендерных отличий, не состоявших в браке на момент опроса - 2/3 опрошенных пожилых женщин (63,1 %) и только четверть (24,5 %) мужчин. «Получается, что в старшем возрасте состоять в браке является нормой для мужчин, овдоветь - нормой для женщин» [10, а 72].

Отсюда проблема феминизации одиночества в пожилом возрасте: одинокая старость с женским лицом. По мнению Величко Г.А. «специфика российского одиночества состоит в том, что из общего числа пожилых одиноких людей в возрасте старше 60 лет число одиноких женщин составляет 80 %» [16, а 32].

Среди овдовевших респондентов, доля условно одиноких составляет 35,2 %, т.е. каждый третий респондент, переживший смерть партнера, ощущает себя одиноким, а вот среди никогда не состоявших в браке - эта цифра несколько меньше - 31 %, скорее всего за счет выработанной с годами привычки - жить одному/одной. А среди тех, кто состоит в первом и повторных браках, доля ощущающих себя одинокими не превышает 10 %.

Соответственно ощущение одиночества у пожилых людей зависит от наличия супружеских отношений в старшем возрасте. А восприятие одиночества среди тех, кто внезапно остался в одиночестве по причине вдовства сильно отличаются от тех, кто никогда не состоял в браке, либо же пережил развод [3].

Как установил Тихонов Г.М. «В противовес утвердившемуся мнению степень жизни в одиночку у пожилых людей не так высока. Большинство старых людей живут одни потому, что их партнер умер. <...> Другой фактор, обусловливающий диспропорциональность числа одиноких старых женщин, - это различие в повторном браке вдов и вдовцов. Овдовевшие женщины реже вступают в повторный брак, чем овдовевшие мужчины» [8, а 69].

Формальность контактов в семье. Принято считать, что если у пожилого человека есть семья, в которую входят супруг и дети, то проблема одиночества и одинокой старости не является актуальной. Но результаты исследования показывают, что каждый четвертый пожилой респондент (24,7%), ощущающий одиночество, имеет партнера (состоит в официальном/гражданском браке). «Одиночество вдвоём» достаточно распространенная проблема, характерная не только для людей среднего возраста, которые вынуждены сохранять семью ради воспитания детей в полной семье и соответственно жить вместе, но и для пожилых людей. В ситуации со стариками такая вынужденность продиктована как материальными причинами (многолетним совместным бытом, общим жи-

льём), так и психологическими (привычка, страх остаться в одиночестве, осуждение со стороны членов семьи и прежде всего взрослых детей в случае разрыва отношений).

У более 90 % респондентов обоего пола есть дети, в возрасте старше 18 лет. Но выросшие дети заняты обустройством быта и построением своей семьи, и общение с родителями становится редким, поверхностным, приобретает оттенок повинности, долга, «обязаловки»; теряется глубина и душевная привязанность между взрослыми детьми и пожилыми родителями; происходит разрыв семейных связей, возникает отчужденность от семьи, статус пожилого члена семьи замещается на прислугу («хозяйственный резерв»), формируется «эксплуататорский подход» [1, с. 45].

Как отмечает Козлова Т.З. «взрослые дети отдаляются от родителей, иногда лишь физически, но чаще из стремления быть самими собой и иметь время и возможность заниматься своими собственными проблемами и взаимоотношениями. Со старостью приходят опасения, вызванные ухудшением здоровья и страхом смерти. И если болезнь приобретает хроническую или тяжелую форму, появляется страх умереть после того, как надоешь семье, и у нее не останется больше никаких чувств к тебе, и тогда умрешь не только один, но и одиноким» [3, с. 181].

Разрушение деловых связей. Согласно результатам исследования только четверть пожилых респондентов продолжают работать. Завершение трудовой деятельности и выход на пенсию приводит к дестабилизации повседневного ритма жизни пожилого человека. Утрата прежнего социального статуса, потеря должности/престижа, приводит к сужению роли в обществе, ощущению обрыва между «вчера» и сегодня» и неопределенности «завтра».

Соответственно и доля ощущающих себя одинокими значительно больше в группе пожилых респондентов, не имеющих работы (совокупная доля по ответам «практически всегда» и «часто» составляет 13,6 % у работающих и 23,5 % у неработающих).

Падение уровня доходов. Для российских пенсионеров отсутствие работы и выход на пенсию сопровождается не только психологическим дискомфортом, но и означает резкое падение дохода, в отличие, например, от европейцев или американцев. Нередко это приводит к снижению значимости пожилого члена семьи, а следовательно, и сокращению внутрисемейного общения.

По результатам исследования размеры пенсий одиноких и семейных пожилых респондентов отличаются незначительно, составляя в среднем 14383 руб. для одиноких и 14020 руб. для имеющих семью. При этом чаще всего одинокие пожилые респонденты указывали 12 тыс. рублей, семейные - 15 тыс. рублей (значение моды).

В инструментарии исследования содержится отдельный блок вопросов, для определения могут ли респонденты позволить себе конкретные жизненно-важные действия, касающиеся вопросов питания, улучшения жилищных условий, накоплений на крупные покупки, проведения отпуска в России и заграницей, оплаты дополнительных занятий и образования в вузе для детей. Фактически все вышеперечисленные вопросы косвенно направлены на определение до-

хода респондентов старшего возраста. Результаты исследования показывают, что материальные возможности большинства пенсионеров (80 % - одинокие; 89,7 % - семейные) позволяют лишь покупать заявленные в анкете продукты питания (мясо, птицу или рыбу), купить себе всё остальное, могут лишь единицы, но при попарном сравнении, доли положительных ответов, в подгруппе семейных в среднем в 2 раза выше, чем в группе одиноких.

Кроме того, те формы досуга, которые были доступны ранее, из расчета имевшегося дохода, становятся менее доступны и, соответственно, происходит потеря точек соприкосновения с людьми, некогда разделявшими общие хобби и увлечения. В данной ситуации пожилой человек либо находит единомышленников в других сферах, либо, не найдя себе «место», остается один.

Низкая социальной и физическая активность. О досуговой деятельности и других активностях пенсионеров данных в базе RLMS - HSE в открытом доступе не содержится, поэтому проанализировать данный показатель можно только косвенно, например, в контексте организации собственного дела. Изучение опыта предпринимательской деятельности конечно показывает, что абсолютное большинство пожилых респондентов и одиноких, и не чувствующих себя одинокими никогда не пытались открыть свой бизнес (94,8 и 93,1 соответственно). Но доля тех, кто пытался всё же чуть выше в группе не ощущающих себя одинокими (6,1 % против 4,8 %).

А вот проблемы со здоровьем явно более характерны именно для респондентов, ощущающих себя одинокими. За последние 30 дней, предшествующих дате опроса, 76,3 % одиноких испытывали проблемы со здоровьем (в группе не ощущающих одиночества аналогичный показатель 58,5 %). И доля инвалидов заметно выше в группе ощущающих себя одинокими (31,4 % против 21,4 %). Соответственно и доля тех, кто не занимается физкультурой больше среди чувствующих себя одинокими (72,9 и 67 %).

Но здоровые привычки более выражены именно среди «одиночек»: ниже доля курящих (11,8 и 14,4 % соответственно) и выше доля принимавших за последние 30 дней на момент опроса какие-либо витамины, минеральные вещества, биологически активные добавки (18,3 и 15,5 %).

Ухудшение социального самочувствия. Среди пожилых людей, ощущающих одиночество («практически всегда», «часто») совокупная доля счастливых значительно ниже, чем в условной группе не чувствующих себя одинокими («редко», «практически никогда»): 12,7 и 37,4 % соответственно. А «совсем несчастными» являются 12 % - условно одиноких и менее 1 % условно не одиноких.

Почти каждый третий пожилой респондент (29,1 %), ощущающий одиночество, подтвердил и наличие серьезных нервных расстройств и депрессий за предшествующий опросу год. Доля испытывающих подобные психологические проблемы в группе не чувствующих себя одинокими в три раза ниже и составляет 9,5 %.

Соответственно и доля удовлетворенных жизнью в целом гораздо больше в подгруппе не ощущающих себя одинокими - 48,9 % (по совокупности от-

ветов «полностью удовлетворены» и «скорее удовлетворены»), против 21,2 % в группе ощущающих себя одинокими.

Старики нередко обращаются к Божьей помощи, ищут успокоения в вере, становятся более набожными. Результаты исследования показывают, что среди пожилых людей, не имеющих партнера, более 2/5 (43 %) относят себя к категории верующих в Бога, среди семейных доля верующих - не более 1/3 (29,8 %). Религия дает верующим пожилым людям чувство уверенности в будущем (для 58,1 % семейных и 62,3 % - одиноких).

Обращение к Богу связано не только с одиночеством, но и с возрастом. И 38,8 % верующих пожилых респондентов, не имеющих супруга, признались, что верят в Бога с детства, а еще 57 % стали верующими, когда повзрослели.

Очевидные социально-психологические и материальные трудности, сопутствующие одинокой старости, заставляют задуматься, какие у одиноких пенсионеров есть ресурсы (возможности) адаптации, кроме веры в Бога?

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Ответы на вопрос о краткосрочной перспективе будущего не выявили существенной разницы между ощущающими одиночество и не чувствующих себя одинокими: 2/3 респондентов обеих групп считают, что в их жизни и через год ничего не поменяется (64,7 и 66,9 % соответственно). Но доля пессимистов неизменно выше в группе одиноких (28,7 % были уверены, что через год будут жить хуже чем на момент опроса, а в группе не чувствующих себя одинокими -

20.8 %), а оптимистов - в группе не ощущающих себя одинокими (12,4 % против 6,6 %).

И тем не менее, очень обеспокоены тем, что в ближайшие 12 месяцев (согласно дате проведения опроса) не смогут обеспечивать себя самым необходимым - 43 % условно одиноких и 26,3 % условно не одиноких.

Одинокие люди в принципе более тревожны, а одинокие старики в особенности. В конкретной ситуации опасности, например в тёмное время суток,

18.9 % условно одиноких чувствуют себя совсем не безопасно, а среди семейных таких только 8,5 %. Проблема недоверия людям также характерна для одиноких пожилых людей: каждый второй одинокий пенсионер (50 %) отметил, что в отношениях с другими людьми всегда надо быть осторожным.

5. Выводы.

Одинокая старость - это результат взаимодействия пожилого человека с социальной средой, при этом не всегда справедливый и адекватно воспринимаемый. Основные причины одинокой старости: желание быть одному (основанное либо на осознанности жизни в одиночку, либо на страхе быть с кем-то), отчуждение от общества (ненужность, изолированность).

Проблема одиночества в старшем возрасте будет существовать всегда, вне зависимости от времени и традиций, уже хотя бы потому, что одинокая старость - это социально-демографическая тенденция и результат естественного воспроизводства населения, при котором рождаемость падает, а продолжительность жизни (особенно у женщин) - растет. Соответственно увеличивается и доля пожилого населения в общей демографической структуре населения. Но, чем старше человек, тем ближе одинокая старость. Согласно результатам проведенного исследования доля долгожителей (80 и более лет), ощущающих себя

одинокими, значительно превосходит долю одиноких «молодых пенсионеров». Уходят из жизни сверстники, друзья, ближайшие родственники, и человек остаётся один. Поэтому по достижению старческого возраста - одинокая старость приобретает статус неизбежности.

Кроме естественных и неминуемых причин возникновения одинокой старости (достижение определенного возраста и уход из жизни ближайшего окружения), формируются и укрепляются вполне преодолимые и устранимые причины одиночества в позднем возрасте, связанные с безразличием, невостребованностью, отчуждением пожилых людей от общества. Проблема социальной изолированности (ненужности, отчуждения от социума) уже была выделена автором как один из социальных рисков пожилых [17, с. 21] и нуждается в отдельном исследовании в контексте одинокой старости.

Укреплению тенденции одинокой старости способствует и спад рождаемости, имеющий социальные, психологические и экономические причины. Приверженность идеи бездетности, жизни для себя, построения карьеры, а не семьи более характерны для нынешнего поколения мужчин и женщин детородного возраста, проживающих в нашей стране. Отсутствие желания и/или возможности у взрослых детей заводить собственную семью диссонирует с общепринятыми представлениями пожилых родителей о семейной жизни, а желание молодых жить отдельно - с преемственностью поколений. С другой стороны, нынешние пенсионеры далеко не всегда решают ограничиваться ролью бабушек и дедушек и также хотят жить своей жизнью и по своим правилам. И теперь уже представления родителей о независимой и свободной жизни противоречат стереотипам взрослых детей о конце жизни, наступающим по достижению пенсионного возраста и необходимостью посвятить себя исключительно заботе о внуках. Мировоззрение, жизненные ориентиры, ценности и потребности молодежи и старшего поколения очень отличаются. В обеих ситуациях возникает недопонимание, конфликты и, как следствие, отчуждение и даже разрыв родственных связей.

Свой вклад вносит и научно-технический прогресс, разделяющий молодежь и пенсионеров, детей и родителей на 2 группы: сильно ресурсных и слаборесурсных. Пожилые люди ощущают себя ненужными после окончания трудовой деятельности, не знают, как построить свою жизнь и где себя применить. Это следствие утраты семейных контактов и потери связей с трудовым коллективом. Только каждому четвертому пенсионеру удаётся продолжать трудовую деятельность и не выпасть из современного ритма жизни. Невостребованность на рынке труда - один из главных барьеров социальной адаптации старшего поколения.

Показатели социального самочувствия заметно хуже именно у одиноких пожилых людей. Преодолевать возрастные изменения здоровья и социально-психологические трудности особенно сложно одиноким представителям старшего поколения. Но по результатам проведенного исследования они менее доверчивы, более осторожны, у них меньше ожиданий от жизни. Соответственно одинокие пенсионеры более устойчивы и ресурсны психологически.

Ещё один из ресурсов адаптации к одинокой старости - вера в Бога. Религия дает одиноким верующим старикам чувство уверенности в будущем. Именно одинокие пенсионеры более набожны и религиозны.

Неизбежный спутник одинокой старости и одна из её причин - материальное неблагополучие, связанное с падением уровня дохода. И если старикам, имеющим семью, партнера, могут помочь близкие и дальние родственники, то одиночки могут и должны рассчитывать только на себя. По результатам исследования жизнь одиноких пенсионеров более спланирована, и они знают, что их благополучие зависит только от них. Понимая такие обстоятельства жизни, одинокие пожилые люди более ответственно относятся к имеющимся ресурсам (например, к здоровью): среди них меньше доля курильщиков и выше доля принимающих витамины и полезные минералы, а также БАДы.

Универсального способа адаптации к завершающему периоду жизни человека не существует. Адаптация к старости, особенно одинокой, основана прежде всего на конкретных личностных ресурсах и возможностях отдельно взятого человека и его окружения. Но это не значит, что процесс адаптации к старости, и особенно одинокой, должен быть сугубо личным делом пожилого человека. Помощь в адаптации, соответствующая потребностям старшего поколения, должна предлагаться и оказываться на государственном уровне. А вот право выбора должно всегда оставаться за пожилым человеком.

Причины и способы адаптации к одинокой жизни в старшем возрасте заслуживают дальнейшего изучения как в контексте неудовлетворительных государственных мер социализации и адаптации к жизни на пенсии, так и в контексте социальных рисков.

Список литературы

1. Елютина М., Трофимова О. Одинокое проживание и переживание одиночества в позднем возрасте // Журнал исследований социальной политики. 2017. Т.15. №1. С. 37 - 50.

2. Корнилова М.В. «Российский мониторинг экономического положения и здоровья населения НИУ-ВШЭ (RLMS-HSE)», проводимый Национальным исследовательским университетом «Высшая школа экономики» и ООО «Демо-скоп» при участии Центра народонаселения Университета Северной Каролины в Чапел Хилле и Института социологии Федерального научно-исследовательского социологического центра РАН. [сайт]. [2016]. URL: http://www.cpc.unc.edu/projects/rlms и http://www.hse.ru/rlms (дата обращения: 10.04.2019).

3. Козлова Т.З. Социальное время пенсионеров: этапы самореализации личности. М., 2003. 228 с.

4. Пузанова Ж.В. «Одиночество» как предмет эмпирического анализа // Социология: 4М. 2009. № 29. С. 132 - 154.

5. Троцук И.В. Как стать счастливым: новые смыслы одиночества в современном мире / рецензия на книгу: Кляйненберг Э. Жизнь соло: Новая социальная реальность // Социология власти. 2014. №3. С. 233 - 247.

6. Григорьева Н.А., Сизова И.Л. Траектория старения женщин в современной России // Мир России. 2018. Т.27. №2. С. 109-135.

7. Прохорова М.В. Феномен одиночества пожилых людей: социологический анализ: дис. ... канд. социол. наук. Нижний Новгород, 2007. 22 с.

8. Тихонов Г.М. Одиночество и старость: проблема стереотипа // Клиническая геронтология. 2006. №11. С. 68 - 73.

9. Бухалова Н.А. Семья - основа бытия пожилого человека и гарант активной и гарант активной старости // Вектор науки ТГУ. 2012. № 2 (20). С. 110 - 113.

10. Арбер С. Старение и гендер в глобальном контексте: роль семейного статуса* / пер. с англ. Е.В. Вьюговской, А.А. Ипатовой // Мониторинг общественного мнения: Экономические и социальные перемены. 2016. № 2. С. 59 -78.

11. Кляйненберг Э. Жизнь соло. Новая социальная реальность [сайт]. [2012]. URL: https://libking.ru/books/foreign_psychology/630594-erik-klyajnenberg-zhizn-solo-novaya-socialnaya-realnost.html (дата обращения: 06.05.2019).

12. Воронин Г.Л. Захаров В.Я., Козырева П.М. Одинокие пожилые: доживают или активно живут? // Социологический журнал. 2018. Т. 24. №3. С. 32 - 55.

13. Гехт И.А. Одинокая старость: медико-социальные аспекты // Клиническая геронтология. 2006. №4. С. 31- 35.

14. Романова И.В. Роль личностных факторов и ресурсов одиноких женщин в формировании адаптационных стратегий и их эффективности // Вестник ЧитГУ. 2011. №2 (69). С. 117 - 128.

15. Покачалова А.В. Принципы формирования жилой среды для одиноких пожилых людей // Наука образование и экспериментальное проектирование: тезисы докладов международной научно-практической конференции профессорско-преподавательского состава, молодых ученых и студентов. М.: МАРХИ, 2014. С. 155-156.

16. Величко Г.А. Одиночество пожилых людей: социально-психологический анализ // Научные труды СЗИУ РАНХиГС. Т. 5. Вып. 1 (13). С. 30-36.

17. Корнилова М.В. Институт социальной защиты населения в условиях усиления социальных рисков (на примере социального обслуживания пожилых граждан г. Москвы): автореф. дис. ... канд. социол. наук. 2012. 22 с.

Корнилова Марина Валерьевна, канд. социол. наук, ст. науч. сотр., mmrr@mail.ru, Россия, Москва, Институт социологии Федерального научно-исследовательского социологического центра Российской академии наук.

LONELY OLD AGE: CAUSES AND RESOURCES OF ADAPTATION.

M.V. Kornilova

The article discusses the positive and negative aspects of loneliness in older age, shows the pros and cons of life solo. The analysis is based on a pairwise comparison of the main indicators of life of different groups of elderly people, classified according to the principle: single/family, feeling

lonely/not feeling lonely. Significant differences in social well-being, health status, income level and other aspects of life among single and family members of the older generation are shown.

Lonely elderly people are more suspicious and anxious, but also more attentive to themselves and their resources, for example about health: there is less share of smokers among them, and the share of taking vitamins and useful minerals, and also dietary Supplements is higher. "Loners" care more about themselves and their comfort. They less trust, more cautious, they have fewer expectations of life. Accordingly, single pensioners are more stable and psychologically resourceful. An important resource for adaptation to lonely old age and faith in God.

Key words: feeling lonely, elderly, lonely old people, resources for adaptation, social well-being, lonely old age.

Kornilova Marina Valerievna, candidate of sociological sciences, senior research fellow, mmrr@,mail.ru, Russia, Moscow, Institute of Sociology of the Federal Center of Theoretical and Applied Sociology of the Russian Academy of Sciences.

УДК: 314.74:316.6

ЖИЗНЕННЫЕ СТРАТЕГИИ ИНОСТРАННЫХ ТРУДОВЫХ МИГРАНТОВ: ОБЩЕСТРУКТУРНЫЕ И СПЕЦИФИЧЕСКИЕ

КОМПОНЕНТЫ

К.Н. Сердюков

Актуализируется проблематика жизненных стратегий иностранных трудовых мигрантов. Рассмотрены важнейшие составляющие самого понятия «жизненная стратегия». С учетом миграционной специфики уделено особое внимание механизму адаптации. В качестве фазы реализации и конкретизации жизненной стратегии предлагается рассматривать сформированную совокупность поведенческих стратегий социального субъекта. На данном основании представлена общая классификационная система стратегий поведения социальной общности. В заключение обозначается ряд принципиальных позиций автора относительно собственно раскрываемой категории, а также аспектов ее контекстуального осмысления.

Ключевые слова: жизненные стратегии, поведенческие стратегии, внешняя миграция, иностранные трудовые мигранты, социальная общность.

Жизнь современного общества претерпевает кардинальные изменения на фоне стремительного развития глобализационных процессов. В данных условиях наблюдается интенсификация и усложнение структуры миграционных потоков, развитие временных видов миграции [1]. Особенности социально-экономического положения, а также действующая миграционная политика определяют основные тенденции и особенности миграционных процессов тех или иных стран/регионов.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.