Научная статья на тему 'Обязательное страхование вкладов как способ обеспечения исполнения обязательств и как инструмент антикризисного воздействия на банковский сектор'

Обязательное страхование вкладов как способ обеспечения исполнения обязательств и как инструмент антикризисного воздействия на банковский сектор Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
1627
146
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
СТРАХОВАНИЕ / ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ СТРАХОВАНИЕ ВКЛАДОВ / СТРАХОВЩИК / СТРАХОВОЙ РИСК / СТРАХОВОЙ СЛУЧАЙ / OBLIGATORY INSURANCE OF CONTRIBUTIONS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Ефимова Л.Г.

В статье обязательное страхование вкладов физических лиц в банках рассматривается в качестве специального вида страхования со всеми присущими ему элементами (лица, страховой интерес, страховой риск, страховой случай, страховая сумма, страховые взносы, страховой срок). Отдельно затронуты вопросы теории частного права и некоторые проблемы применения законодательства об обязательном страховании вкладов физических лиц в банках, известные на практике как «дробление вкладов».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Obligatory insurance of contributions of physical persons in banks is considered as a special kind of insurance with all elements inherent in it (persons, insurance interest, insurance risk, insured event, the insurance sum, insurance payments, insurance term). Questions of the theory of private law and some problems of application of the legislation on obligatory insurance of contributions of physical persons in the banks, known in practice as «crushing of contributions)) are separately mentioned.

Текст научной работы на тему «Обязательное страхование вкладов как способ обеспечения исполнения обязательств и как инструмент антикризисного воздействия на банковский сектор»

Л.Г. Ефимова*

ОБЯЗАТЕЛЬНОЕ СТРАХОВАНИЕ ВКЛАДОВ КАК СПОСОБ ОБЕСПЕЧЕНИЯ ИСПОЛНЕНИЯ ОБЯЗАТЕЛЬСТВ И КАК ИНСТРУМЕНТ АНТИКРИЗИСНОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ НА БАНКОВСКИЙ СЕКТОР

Появление в российском законодательстве института обязательного страхования банковских вкладов направлено на решение двух задач. Во -первых, этот институт должен обеспечить укрепление доверия к банковской системе РФ и способствовать привлечению сбережений населения в банковскую систему РФ (ст. 1 Федерального закона от 23 декабря 2003 г. № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации»1 (далее - Закон о страховании вкладов). Это задача общегосударственная. Во - вторых, обязательное страхование вкладов должно предоставить конкретному вкладчику надежный способ обеспечения исполнения обязательств конкретным банком по конкретному договору банковского вклада. Санкционированный авторитетом государства, этот неизвестный ранее способ обеспечения исполнения обязательств, позволил стабилизировать частноправовые отношения банков с потребителями. В конечном итоге именно этот аспект обязательного страхования вкладов позволил избежать паники и массового изъятия вкладов из банков в период кризисов.

Общегосударственная задача по укреплению доверия к банковской системе РФ не может быть решена без укрепления доверия отдельно взятого вкладчика к отдельно взятому обслуживающему банку. Общие (в том числе общегосударственные)

* Доктор юридических наук, профессор кафедры предпринимательского (хозяйственного) права Московской государственной юридической академии.

1 СЗ РФ. 2003. № 52 (ч. 1). Ст. 5029.

Труды Института государства и права Российской академии наук № 4/2010

интересы складываются из интересов частных лиц, доверивших банкам свои сбережения.

В связи с изложенным целью настоящей статьи является изучение частноправовых аспектов обязательного страхования вкладов физических лиц в банках, а также практических проблем применения законодательства.

Место обязательного страхования вкладов в системе российского права

Чтобы определить место обязательного страхования вкладов в системе российского права, необходимо предварительно решить вопрос, принадлежат ли его нормы к частному или публичному праву. Название рассматриваемого института - страхование, наименование некоторых участников страховых правоотношений (страхователь, страховщик, выгодоприобретатель), типичные термины страхового права (страховая сумма, страховые платежи, страховой случай и т.п.), применяемые Законом о страховании вкладов, дают основание для вывода о частноправовой природе института страхования вкладов. Однако другие правовые особенности этого института заставляют усомниться в его частноправовой природе.

Во-первых, в отношениях по страхованию вкладов, бесспорно, наличествует публичный интерес, поскольку главной целью создания системы страхования банковских депозитов является содействие стабильности финансовой системы страны2.

Во-вторых, к числу участников страховых правоотношений отнесен Банк России - орган банковского надзора, который непосредственно не занимается страхованием, а выполняет административно-контрольные функции.

В-третьих, страховые правоотношения возникают не в силу свободного волеизъявления участников страховых правоотношений, а непосредственно в силу закона. Поэтому договор страхования, характерный для традиционного страхования, в этом случае не заключается (п. 3 ст. 5 Закона о страховании вкладов).

2 См.: Турбанов А.В., Евстратенко Н.Н. Система страхования депозитов: мировая практика и тенденции развития // Финансовое право. 2004. № 1. С. 61. 114

В-четвертых, правовое регулирование отношений по страхованию вкладов носит, главным образом, императивный характер. Участники страховых правоотношений лишены каких-либо возможностей влиять на содержание правоотношения.

В-пятых, Закон РФ от 27 ноября 1992 г. № 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации»3, который организует деятельность обычных страховщиков, не распространяется на отношения по обязательному страхованию вкладов физических лиц в банках (п. 5 ст. 1).

В-шестых, страховщиком является Агентство по страхованию вкладов (далее - АСВ) - специализированная государственная организация со специальным статусом, которая вступает в некоторые вертикальные отношения с банками-страхователями.

В-седьмых, фонд обязательного страхования вкладов формируется на основе государственно-властных предписаний, а расходование его средств имеет строго целевое назначение. Поэтому в литературе был сделан вывод о том, что фонд обязательного страхования вкладов может считаться целевым публичным фондом денежных средств4.

В-восьмых, страховые взносы носят обязательный характер, что, по мнению одних авторов, позволяет отнести их к разряду обязательных платежей5, по мнению других - к числу налогов6, по мнению третьих - к категории парафискалитетов7.

3 Российская газета. 1993. 12 янв.

4 См.: Стрельников В.В. Финансово-правовое регулирование страхования // URL: http://www.lawmix.ru/comm/1844.

5 См.: Турбанов А.В. Финансово-правовые основы создания и функционирования системы страхования банковских вкладов в Российской Федерации: Автореф. дисс. ... докт. юрид. наук. М., 2004. С. 13-14.

6 См.: Берназюк Я. О. Банки як едиш платники збору до фонду гаранту-вання вкладiв фiзичних оаб // Науковий вюник Чершвецького ушвер-ситету. Вип. 172. Чертвщ, 2003. С. 100 (здесь и далее цит. по: Стрельников В.В. Указ. соч.).

7 См.: КучеровИ.И. Налоговое право России. М., 2001. С. 40-41; Комиссарова М.В. Правовой статус банка - участника системы страхования вкладов // Юридическая работа в кредитной организации. 2008. № 2.

В-девятых, за нарушение требований Закона о страховании вкладов к банкам могут применяться меры ответственности в виде наложения запрета (ограничения) на привлечение вкладов граждан, взыскиваться неуплаченные суммы страховых взносов с начисленными пенями, которые в литературе нередко относят к мерам публично-правовой (административной и финансовой) ответственности8.

С учетом указанных особенностей в литературе был сделан вывод о необходимости включения всех норм об обязательном страховании вкладов в сферу регулирования публичного права. Так, по мнению А.В. Турбанова, страхование банковских вкладов включается в институт публичного обязательного страхования, следовательно, оно охватывается предметом регулирования финансового права9. В других работах обосновывается частноправовая природа обязательного страхования вкладов10.

Анализ особенностей обязательного страхования вкладов представляется возможным начать с нормы, которая при детальном рассмотрении никак не должна влиять на правовую природу правоотношений по обязательному страхованию вкладов. Пункт 5 ст. 1 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» исключил из сферы его действия правоотношения по обязательному страхованию вкладов. Однако указанная норма рассматривается в литературе как признак принадлежности всех норм об обязательном страховании банковских вкладов к сфере публично-правового регулирования. Так, по мнению В.В. Стрельникова, отношения по образованию, распределению и использованию фонда обязательного страхования вкладов не регулируются гражданским законодательством (п. 3 ст. 2 ГК РФ). Не случайно, пишет указанный автор, в Закон «Об организации страхового дела в Российской Федерации», содержащий, главным образом, гражданско-правовые нормы, Федеральным

8 См.: Стрельников В.В. Указ. соч.

9 См.: Турбанов А.В. Указ. соч.; Гаврилин Д.В. Особенности правового статуса агентства по страхованию вкладов как элемента банковской системы Российской Федерации: Дисс. ... канд. юрид. наук. М., 2005. С. 67-68.

10 См.: Плохута-Плакутина Ю.И. Правовая природа страхования банковских вкладов // URL: http://www.smolgrad.ru/lawdigest/short/596.htm.

законом от 20 июля 2004 г. № 67-ФЗ были внесены изменения, исключающие его применение к отношениям по страхованию вкладов. Вместе с тем применение норм гл. 48 ГК РФ, на что указывает ст. 970 ГК РФ, к данным отношениям объективно невозможно. Императивные предписания Закона о страховании вкладов настолько детально регулируют отношения в данной сфере, что реально «не оставляют места» для применения гражданского законодательства11.

Представляется возможным согласиться с мнением В.В. Стрельникова в той его части, где автор включает в сферу публичного права правоотношения по образованию, распределению и использованию фонда обязательного страхования вкладов. Однако предмет обязательного страхования банковских вкладов не ограничивается указанными отношениями. Он включают, например, отношения между страховщиком и выгодоприобретателем по поводу выплаты страхового возмещения. Стороны этих правоотношений находятся в юридически равном положении. По указанной причине нет оснований для отрицания их гражданско-правовой природы. Норма о неприменении Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» должна быть объяснена следующими причинами.

В юридической литературе высказана точка зрения на страховое право как на комплексное образование, которое включает нормы частного и публичного права, что объективно отражает наличие частных и публичных интересов в сфере страхования12. Обязательное страхование вкладов не является исключением. Соответственно Закон о страховании вкладов содержит нормы публичного права, определяющие правила организации и функционирования системы страхования вкладов, а также нормы частного права, регулирующие отношения между участниками правоотношений по непосредственному страхованию вкладов. Нормы об организации системы страхования вкладов имеют институциональное значение. По своим задачам они аналогичны

11 См.: Стрельников В.В. Указ. соч.

12 См., например: Райхер В.К. Общественно-исторические типы страхования. М.; Л.; 1948. С. 189; Брагинский М.И. Договор страхования. М., 2000. С. 133; Белых В.С., Кривошеев И.В. Страховое право. М., 2004. С. 3.

соответствующим правилам Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации». Однако Закон о страховании вкладов решает эти задачи несколько иными методами: вместо органа страхового надзора - АСВ, вместо системы лицензирования - процедура по вступлению банков в систему страхования вкладов, вместо страховых резервов отдельных страховщиков -централизованный фонд страхования вкладов и т.п. Поэтому Закон «Об организации страхового дела в Российской Федерации» оказался излишним, его правила заменены нормами Закона о страховании вкладов. Обязательное страхование вкладов -особенный, социально значимый вид страхования. Поэтому порядок образования и деятельности системы страхования вкладов урегулирован отдельным специальным законом. Таким образом, факт урегулирования правоотношений по обязательному страхованию вкладов специальным законом не решает вопроса о принадлежности его норм к сфере публичного или частного права, а только исключает применение Закона об организации страхового дела к этим правоотношениям.

Основные публично-правовые особенности обязательного страхования вкладов отчасти можно объяснить неоднородностью правоотношений, складывающихся в ходе функционирования системы обязательного страхования вкладов. Речь идет о двух основных типах правоотношений: во-первых, о правоотношениях, связанных с организацией и функционированием системы страхования вкладов, во-вторых, о правоотношениях по непосредственному страхованию вкладов. Правоотношения первой группы являются публично-правовыми. Правоотношения второй группы следует считать частноправовыми. Следствием такого разделения являются разные методы правового регулирования этих отношений. Если сгруппировать перечисленные выше особенности с учетом того вида правоотношений, в которых они проявляются, то многие такие особенности окажутся просто особенностями используемого метода правового регулирования. Так, участниками правоотношений, связанных с организацией системы страхования вкладов, являются публично-правовые образования - Банк России и АСВ, реализующие свою административную компетенцию, административные меры ответственности за недоимку по платежам в Фонд страхования вкладов.

Таким образом, правоотношения по обязательному страхованию вкладов не являются едиными, а обязательное страхование вкладов представляет собой комплексное межотраслевое нормативное образование системы права. Оно включает нормы как публичного, так и частного права. Следовательно, в сфере обязательного страхования вкладов возникают как публично-правовые, так и частноправовые правоотношения.

Можно назвать следующие публично-правовые правоотношения, которые возникают между участниками системы страхования вкладов:

правоотношения между Банком России и кредитными организациями по вступлению последних в систему обязательного страхования вкладов и по выходу из нее;

правоотношения между кредитными организациями и АСВ по постановке на учет в системе страхования вкладов путем включения в реестр банков и по снятию с учета;

правоотношения между кредитными организациями -участниками системы обязательного страхования вкладов, с одной стороны, Банком России и также АСВ - с другой стороны, по надзору за соблюдением банками законодательства о страховании вкладов;

между Банком России и АСВ по управлению деятельностью АСВ.

Понятие и содержание правоотношения по непосредственному страхованию вкладов

К сфере регулирования частного права может быть отнесено только одно правоотношение обязательственного типа. Назовем его правоотношением по непосредственному страхованию вкладов. Согласно данному обязательству банк (страхователь) обязан уплачивать страховые взносы в пользу АСВ (страховщика), а АСВ обязано при наступлении страхового случая выплатить вкладчикам банка - физическим лицам (выгодоприобретателям) определенное законом страховое возмещение.

Содержание правоотношения по непосредственному страхованию вкладов полностью определено Законом о страховании

вкладов. Его составляют следующие права и обязанности сторон.

Банк-страхователь обязан:

1) уплачивать страховые взносы в фонд обязательного страхования вкладов (далее - страховые взносы);

2) представлять вкладчикам информацию о своем участии в системе страхования вкладов, о порядке и размерах получения возмещения по вкладам;

3) размещать информацию о системе страхования вкладов в доступных для вкладчиков помещениях банка, в которых осуществляется обслуживание вкладчиков;

4) вести учет обязательств банка перед вкладчиками и встречных требований банка к вкладчику.

5) при наступлении страхового случая в течение семи дней после наступления страхового случая составить реестр обязательств банка перед вкладчиками и направить его страховщику;

6) при получении от АСВ дополнительных документов, обосновывающих иные данные о размере вкладов, рассмотреть их в течение 10 календарных дней со дня получения. В случае обоснованности требований вкладчика внести соответствующие изменения в реестр обязательств банка перед вкладчиками, а также направить в АСВ сообщение о результатах рассмотрения дополнительных материалов и о внесенных изменениях в реестр обязательств банка перед вкладчиками.

Страховщик - АСВ - обязан:

1) в течение семи дней со дня получения от банка реестра обязательств банка перед вкладчиками направить сообщение о месте, времени, форме и порядке приема заявлений вкладчиков о выплате возмещения по вкладам:

в банк, в отношении которого наступил страховой случай;

в «Вестник Банка России» - для опубликования;

в печатный орган по месторасположению этого банка - для опубликования;

2) в течение месяца со дня получения из банка реестра обязательств банка перед вкладчиками направить сообщение вкладчикам о месте, времени, форме и порядке приема заявлений вкладчиков о выплате возмещения по вкладам;

3) предоставить вкладчику выписку из реестра обязательств банка перед вкладчиками с указанием размера возмещения по его вкладам после представления вкладчиком документов, предусмотренных ч. 4 и 5 ст. 10 Закона о страховании вкладов;

4) выплатить вкладчику возмещение по вкладам в течение трех рабочих дней со дня представления вкладчиком в АСВ установленных законом документов, но не ранее 14 дней со дня наступления страхового случая. Выплата производится в валюте РФ в соответствии с реестром обязательств банка перед вкладчиками непосредственно самим АСВ или через банк-агент;

5) предоставить вкладчику справку о выплаченных ему суммах и вкладах, по которым осуществлялось возмещение,

6) направить в банк справку о выплаченных вкладчику суммах и вкладах, по которым осуществлялось возмещение;

7) в случае несогласия вкладчика с размером возмещения по вкладам, подлежащего выплате, предоставить вкладчику возможность представить дополнительные документы и направить их в банк для проверки;

8) уплатить вкладчику проценты при невыплате по вине АСВ согласованной суммы возмещения по вкладам в установленные сроки. Проценты начисляются на невыплаченную сумму в размере ставки рефинансирования, установленной Банком России на день фактической выплаты Агентством возмещения по вкладам.

Страховщик - АСВ - имеет право:

1) восстановить срок для обращения вкладчика с требованием о возмещении по вкладам, пропущенный по уважительным причинам, перечисленным в ч. 2 ст. 10 Закона о страховании вкладов. Восстановление срока осуществляется по заявлению вкладчика (его наследника) решением правления АСВ;

2) предъявить к банку-страхователю требования по перешедшим к АСВ правам вкладчиков в пределах сумм, выплаченных им в виде страхового возмещении. Предъявление такого требования осуществляется в ходе банкротства (ликвидации) банка, в отношении которого наступил страховой случай.

Вкладчик имеет право:

1) получать от банка, в котором они размещают вклад, и от АСВ информацию об участии банка в системе страхования

вкладов, о порядке и размерах получения возмещения по вкладам;

2) сообщать в АСВ о фактах задержки банком исполнения обязательств по вкладам;

3) обратиться в АСВ с требованием о выплате возмещения по вкладам со дня наступления страхового случая до дня завершения конкурсного производства, а при введении Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов - до дня окончания действия моратория.

Для обращении в АСВ вкладчик (наследник) представляет:

а) заявление по форме, определенной АСВ;

б) документы, удостоверяющие его личность, а при обращении наследника также документы, подтверждающие его право на наследство или право использования денежных средств наследодателя;

4) получать возмещение по вкладам в порядке и размере, установленном Законом о страховании вкладов;

5) обращаться в АСВ с заявлением о восстановлении срока для обращения вкладчика с требованием о возмещении по вкладам, пропущенного по уважительным причинам;

6) представить в АСВ дополнительные документы, подтверждающие обоснованность его требований в случае несогласия с размером возмещения по вкладам, подлежащего выплате.

Правовая природа правоотношения по непосредственному страхованию вкладов

Вопрос о частноправовой природе правоотношения по непосредственному страхованию вкладов является спорным.

Предложенная выше классификация страховых правоотношений с выделением публично-правовых правоотношений позволяет объяснить некоторые из ранее перечисленных правовых особенностей обязательного страхования вкладов: властную компетенцию Агентства, участие в страховых правоотношениях Банка России, особенности правового режима Фонда страхования вкладов, который приближается к режиму публичного имущества. Однако такой подход не в полной мере способен обосновать частноправовую природу правоотношений по непосред-

ственному страхованию вкладов. Чтобы сделать такой вывод, необходимо объяснить, почему очевидный публичный интерес в создании и нормальном функционировании системы страхования вкладов, обязательность страхования вкладов, императивность и отсутствие договора в механизме правового регулирования не препятствуют признанию частноправового характера правоотношений по непосредственному страхованию вкладов.

В связи с этим необходимо рассмотреть вопрос о том, возможно ли возникновение частноправовых правоотношений по непосредственному страхованию вкладов не в силу свободного волеизъявления его участников, а непосредственно в силу закона. Данная проблема не является новой. Частноправовая природа обязательного страхования достаточно давно была поставлена под сомнение в правовой литературе13.

Учитывая, что правоотношения по непосредственному обязательному страхованию вкладов с точки зрения механизма возникновения схожи с обязательным окладным и неокладным страхованием, существовавшим в советское время, рассмотрим аргументы противников частноправовой природы этих видов обязательного страхования.

Все приведенные советскими исследователями аргументы сводятся к признанию факта принудительности возникновения правоотношений при полном отсутствии свободы воли субъектов и основного инструмента частноправового регулирования при обязательном неокладном страховании - договора. В сочетании с правилом о принудительности взыскания недоимки по страховым взносам указанные аргументы дали основание некоторым исследователям советского времени для признания обязательного страхования институтом публичного права, и, в част-

14

ности, для отнесения страховых платежей к налогам .

Как показывает анализ современной литературы, сторонники финансово-правовой природы обязательного страхования вкладов и в настоящее время приводят аналогичные аргументы в подтверждение свой правовой позиции. Это не случайно. В пра-

13 См.: Серебровский В.И. Избранные труды по наследственному и

страховому праву. М., 1997. С. 348-368.

вовом регулировании отношений по обязательному страхованию вкладов наблюдаются схожие особенности. Общим у них является, прежде всего, обязательный характер указанных видов страхования. При этом основанием возникновения правоотношений по обязательному страхованию может быть либо закон, который обязывает к заключению договора страхования, и договор страхования, либо только закон. Основанием возникновения правоотношений по непосредственному страхованию вкладов является только закон. Договор страхования, характерный для традиционного страхования, в этом случае не заключается (п. 3 ст. 5 Закона о страховании вкладов). Однако указанное обстоятельство является недостаточным аргументом для вывода о публично-правовой природе правоотношений по обязательному страхованию. Закон в сочетании с соответствующими юридическими фактами может быть основанием возникновения как публичных, так и частных правоотношений. Так, в соответствии со ст. 8 ГК РФ гражданские права и обязанности могут возникать из актов государственных органов, а также вследствие различных действий граждан и юридических лиц.

Статьями 5, 6 и 7 Закона о страховании банковских вкладов установлено, что:

во-первых, страхование вкладов осуществляется в силу данного Закона и не требует заключения договора страхования;

во-вторых, банк считается участником системы страхования вкладов со дня его постановки на учет до дня снятия его с учета в системе страхования вкладов;

в-третьих, физическое лицо, пользу которого внесен банковский вклад, приобретает права выгодоприобретателя при заключении договора банковского вклада (договора банковского счета).

Таким образом, в силу закона правоотношения по непосредственному страхованию вкладов возникают при наличии одновременно следующих юридических фактов:

а) банк должен быть включен в реестр участников системы страхования вкладов (необходимы соответствующие акты Банка России и АСВ);

б) между банком и вкладчиком-потребителем должен быть заключен договор банковского вклада (договор банковского счета).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В результате указанных юридических фактов банковский вклад (средства на банковском счете) конкретного физического лица считается застрахованными помимо воли и желания страхователя, страховщика и выгодоприобретателя, и независимо от уплаты страхователем каких-либо страховых взносов. Таким образом, с точки зрения возникновения правоотношение лежит в плоскости публично-правовой, а с точки зрения содержания это правоотношение в подавляющей мере является гражданско-правовым15.

Иными словами, в результате указанных юридических фактов возникает частноправовое, обязательственное правоотношение, содержание которого полностью определяется законодательством. При этом стороны не в состоянии ни изменить, ни прекратить свое правоотношение до наступления других юридических фактов, с которыми закон, а не стороны, связывает изменение или прекращение страховых правоотношений.

С одной стороны, указанная императивность безусловно заставляет сомневаться в частноправовой природе рассматриваемых правоотношений. С другой стороны, императивность сама по себе не порочит вывод о частноправовой природе правоотношений по непосредственному страхованию вкладов. Гражданское право содержит достаточно много императивных норм16. Рассматриваемая императивность правового регулирования правоотношений по непосредственному страхованию вкладов может быть объяснена наличием публичного интереса в сохранении и укреплении банковской системы и является инструментом государственного вмешательства в частные отношения. Главное отличие частных правоотношений от публичных определяется ст. 2 ГК РФ иначе: для регулирования гражданских прав и обязанностей законодатель использует метод юридического равенства, а для регулирования публичных - метод власти и подчинения. Однако стороны правоотношений по непосредственному страхованию вкладов юридически равны. Например, Закон не содержит никаких норм, которые устанавливали бы властные

15 См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 352.

16 См.: Брагинский М.И. О нормативном регулировании договоров // Журнал российского права. 1997. № 1. С. 72.

полномочия ACB по отношению к выгодоприобретателю. В соответствии с п. 3 ст. 10 и п. 10 ст. 12 все споры между выгодо-приобретатем и ACB должны рассматриваться в судебном порядке.

Между АСВ и банком страхователем возникает несколько публично-правовых правоотношений, которые были рассмотрены выше. В рамках правоотношения по непосредственному страхованию вкладов страхователь несет несколько обязанностей, в том числе обязанность по своевременному и полному перечислению страховых взносов. По мнению сторонников финансово-правовой природы этих отношений, обязательный характер уплаты страховых взносов позволяет отнести их к разряду обязательных платежей17 публично-правового характера, по мнению других - к числу налогов18, по мнению третьих - к категории парафискалитетов19. Санкция за нарушение обязанности по своевременно и полному внесению страховых взносов также носит публично-правовой характер. Она применяется в виде наложения запрета (ограничения) на привлечение вкладов граждан. Поэтому ее нередко относят к мерам публично-правовой (административной и финансовой) ответственности20.

Обязательность уплаты страховых взносов действительно существует. Однако она не является убедительным аргументом для признания рассматриваемых правоотношений в качестве публично-правовых. По гражданско-правовому договору страхования страхователь также обязан платить страховые премии страховщику. Вряд ли такую обязанность можно назвать «необязательной». Законодатель исходит из принципа недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства (ст. 310 ГК РФ). В данном примере обязанность платить страховые премии возникает в силу заключения договора страхования. В случае обязательного страхования вкладов аналогичная обязанность возникает из закона и факта вступления банка в систему страхования вкладов. Однако данное обстоятельство не мо-

17 См.: ТурбановА.В. Указ. соч. С. 13-14.

18 См.: БерназюкЯ.О. Указ. соч. С. 100.

19 См.: Кучеров И.И. Указ. соч. С. 40-41; КомиссароваМ.В. Указ. соч.

20 См.: СтрельниковВ.В. Указ. соч.

жет изменить природу страховых взносов, так как является общим отличием обычного добровольного страхования от обязательного страхования вкладов. Поскольку все правоотношение в целом возникает на основании закона, закон определяет содержание обязательства между банком-страхователем и страховщиком. Поэтому каждая обязанность сторон в отдельности может иметь только тот же источник - Закон о страховании вкладов.

Таким образом, обязательность исполнения - свойство любой обязанности как публичной, так и частной. Сама по себе обязательность исполнения обязанности не свидетельствует о ее публично-правовой природе.

Закон о страховании вкладов предусматривает не одно, а несколько последствий неисполнения банком-страхователем своей обязанности по своевременному и полному внесению страховых взносов. Во-первых, у страховщика появляется право на принудительное взыскание недоимки и начисленных сумм пеней. Во-вторых, к банку может быть применена мера в виде наложения запрета (ограничения) на привлечение вкладов граждан.

Право на принудительное взыскание недоимки может быть реализовано страховщиком в рамках возникшего охранительного правоотношения, которое имеет частноправовой характер. В отличие от взыскания недоимки при обязательном окладном и неокладном страховании, которое в советское время производилась во внесудебном порядке, взыскание с банков неуплаченных ими страховых взносов, а также пеней осуществляется АСВ в судебном порядке (п. 6 ст. 37 Закона о страховании вкладов). Необходимо уточнить, что принуждение к исполнению обязанности уплатить страховые взносы осуществляется в исковом порядке, что является признаком гражданско-правового метода правового регулирования. При этом страховые взносы не могут быть квалифицированы как налоги. Как известно, отличительная черта налога как принудительного сбора заключается в отсутствии какого-либо специального эквивалента. В правоотношениях по обязательному страхованию вкладов АСВ обязано выплатить выгодоприобретателю страховое возмещение по наступлению страхового случая.

Таким образом, отношения по обязательному страхованию вкладов основываются на принципе возмездности, характерном для обычного страхования.

Применение к банку, нарушившему обязанность по своевременной и полной уплате страховых взносов, может быть применена административная мера в виде наложения запрета (ограничения) на привлечение вкладов граждан, осуществляется не страхователем - АСВ, а Банком России (ст. 74 Закона о Банке России). Между тем Банк России не является стороной правоотношений по непосредственному страхованию вкладов. Он реализует свою компетенцию в рамках надзорного правоотношения, имеющего публичную природу, которое было рассмотрено выше.

Таким образом, все аргументы противников частноправовой природы правоотношений по непосредственному страхованию вкладов не могут быть признаны убедительными. Однако необходимо признать, что бывает непросто установить четкую грань между частным и публичным правом. Чтобы исключить сомнения, предположим, что правоотношения по непосредственному страхованию вкладов можно квалифицировать как публичные. Тогда их нельзя рассматривать как страховые. Вероятно, в этом случае обязательное страхование вкладов должно быть квалифицировано не как страхование - институт частного права, а в качестве одной из государственных социальных гарантий, направленных на укрепление банковской системы.

В связи с изложенным рассмотрим признаки страхования, выработанные юридической наукой, и постараемся обнаружить (или не обнаружить) их в обязательном страховании вкладов.

В основе как обязательного, так и добровольного страхования лежит одна и та же идея - распределение необходимых для страхования сумм между отдельными хозяйствами, могущими понести ущерб от известной опасности. Однако юридическая наука не смогла предложить единого определения страхования, которое бесконфликтно объединяло бы правовые особенности как имущественного, так и личного страхования. Кроме того, не существует единого мнения относительно перечня признаков страхования и их смыслового содержания. В результате многолетних исследований был сделан вывод, что нельзя построить

общее понятие страхования. Поэтому В.И. Серебровский выход из создавшегося положения видел в выявлении признаков страхования, которые позволили бы отличить его от сходных с ним юридических явлений21. К числу таких признаков он относил следующие.

1. Страхование является правоотношением. Правоотношение может основываться на договоре (страховой договор) или на требовании закона. В зависимости от основания возникновение страхование делится на два основных вида - страхование добровольное и страхование обязательное.

Правоотношение по обязательному страхованию вкладов является двусторонним. Оно возникает между банком-страхователем и страховщиком. Выгодоприобретателем является вкладчик. В правоотношении выгодоприобретатель имеет только права и не несет никаких обязанностей. Однако такое положение выгодоприобретателя не соответствует общим правилам страхового права. В соответствии с п. 2 ст. 939 ГК РФ страховщик вправе требовать от выгодоприобретателя выполнения обязанностей по договору страхования, включая обязанности, лежащие на страхователе, но не выполненные им, при предъявлении выгодоприобретателем требования о выплате страхового возмещения по договору имущественного страхования. В отношении выгодоприобретателя по обязательному страхованию вкладов действует иное правило. Страховщик лишен возможности взыскать с выгодоприобретателя недоимку по страховым взносам, допущенную банком-страхователем. Поэтому в литературе был сделан вывод, что такое распределение

прав и обязанностей специфической особенностью только обя-

22

зательного страхования вкладов .

Такой вывод является правильным только при сравнении обязательного страхования вкладов с иными видами имущественного страхования. Однако указанное распределение прав и обязанностей нельзя считать неожиданным и необычным. Конструкция правоотношения в пользу третьего лица, используемая

21 См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 348-368, 436-464.

22 См.: Завода Е.А. Страхование вкладов физических лиц как специальный вид страхования // Банковское право. 2005. № 1. С. 16.

в обязательном страховании вкладов, аналогична обязательственному правоотношению, которое возникает в результате заключения договора в пользу третьего лица. В силу п. 1 ст. 430 ГК РФ договором в пользу третьего лица признается договор, в котором стороны установили, что должник обязан произвести исполнение не кредитору, а указанному или не указанному в договоре третьему лицу, имеющему право требовать от должника исполнения обязательства в свою пользу. В этом случае выгодоприобретатель - это лицо, в пользу которого установлено правоотношение, и, которое, во-первых, не является стороной этого правоотношения, во-вторых, приобретает в правоотношении только права. Выгодоприобретатель никогда не несет никаких обязанностей.

Представляется, что отсутствие у выгодоприобретателя каких-либо обязанностей является обычным для конструкции обязательственного правоотношения, установленного в пользу третьего лица (ст. 430 ГК РФ). Правило п. 2 ст. 939 ГК РФ является специальной нормой по отношению к ст. 430. Однако Закон о страховании вкладов, как было указано выше, исключает эти особенности (что возможно в соответствии со ст. 970 ГК РФ) и возвращается к общему правилу ст. 430 ГК РФ.

Страховое правоотношение может быть только относительным. Но в этом случае его субъекты должны быть точно известны с момента возникновения данного правоотношения. В обязательном страховании вкладов страховщик и страхователь известны друг другу, учитывая, что именно страховщик (АСВ) должен внести банк в реестр банков - участников системы страхования вкладов. Однако правоотношения по непосредственному страхованию вкладов возникают по поводу каждого договора банковского вклада (договора банковского счета) в отдельности, а не в связи с включением банка в реестр. Иными словами, мы имеет дело не с одним многосторонним правоотношением между страховщиком, банком-страхователем и всеми его вкладчиками, а между страховщиком, страхователем и конкретным вкладчиком - выгодоприобретателем. Таким образом, количество страховых правоотношений с участием одного и того же банка-страхователя соответствует количеству его вкладчиков, вклады которых считаются застрахованными в силу закона.

Между тем в нормально работающем банке (т.е. до наступления страхового случая) состав таких вкладчиков постоянно меняется: одни вносят вклады, другие - изымают. Соответственно этому одни правоотношения по страхованию этих вкладов возникают, а другие - прекращаются. В Законе о страховании вкладов отсутствует норма, которая бы обязывала банки-страхователи сообщать страховщику (АСВ) о каждом случае приема и возврата вклада, а также об изменении его размера. Поэтому страховщик никогда не узнает о конкретных страховых правоотношениях, которые существовали и прекратились до наступления страхового случая, а также о выгодоприобретателях по этим правоотношениям. В Законе о страховании вкладов содержится норма, которая обязывает банк сформировать реестр обязательств банка перед вкладчиками (п. 4 ст. 6) и представить его в АСВ в семидневный срок со дня наступления страхового случая (п. 2.1 Указания ЦБ России от 1 апреля 2004 г. № 1417-У «О форме реестра обязательств банка перед вкладчиками»). Таким образом, страховщик узнает только о тех правоотношениях по обязательному страхованию вкладов, которые осложнены наступлением страхового случая, и соответственно привели к появлению у страховщика обязанности произвести выплату страхового возмещения.

Факт отсутствия у страховщика сведений о выгодоприобретателях на момент возникновения страхованных правоотношений не порочит вывода о самой возможности существования таких страховых правоотношений. Их сторонами являются страховщик и страхователь, которые осведомлены о том, что в силу закона страховые правоотношения установлены не в пользу стороны, а в пользу третьего лица. Закон о страховании вкладов распространяется на всех вкладчиков конкретного банка, которые отвечают определенным требованиям. Поэтому действительность этих правоотношений не зависит ни от личности конкретного выгодоприобретателя, ни от того, знает ли страховщик о том, кому он будет обязан выплатить страховое возмещение при наступлении страхового случая. Поэтому реестр выгодоприобретателей может быть представлен страховщику только тогда, когда у него возникнет обязанность по выплате страхового воз-

мещения и соответственно потребность узнать, в чью пользу надлежит сделать платеж.

Представляется более сложным объяснить другой факт. В соответствии со ст. 942 ГК РФ существенными условиями договора имущественного страхования являются:

1) объект страхования - определенное имущество либо иной имущественный интерес;

2) страховой случай;

3 ) размер страховой суммы;

4) срок действия договора.

К обязательному страхованию вкладов данная норма может быть применена только по аналогии, поскольку договор в этом случае не заключается. Однако она позволяет определить, каково должно быть содержание страхового правоотношения, каковы обязанности страховщика и что страхование носит срочный характер. Учитывая, что страховой случай и размер страховой суммы определены законом, остается установить, как следует определять объект и срок страхования по конкретному вкладу (его размер, проценты условия приема и возврата и т.п.). До наступления страхового случая страховщик не интересуется этими сведениями. Закон определяет не все содержание страхового правоотношения, так как предусмотреть, невозможно заранее предусмотреть, какие вклады, кем, когда и на какую сумму будут размещены в конкретном банке-страхователе. Означает ли это, что в правоотношении по обязательному страхованию вкладов отсутствует объект страхования и что такое правоотношение не существует, поскольку не может быть безобъектных правоотношений?

По нашему мнению, что для такого вывода нет оснований, учитывая особенности обязательного страхования. Из п. 1 ст. 5 Закона о страховании вкладов следует, что страхованию подлежат все вклады, внесенные в банк-страхователь за изъятиями, установленными законодательством. Закон, по сути, навязывает сторонам страховые правоотношения независимо от их осведомленности и желания. Если банк является участником системы страхования вкладов, то любые вклады, внесенные в этот банк и отвечающие установленным в Законе признакам, считаются застрахованными вне зависимости от каких-либо конкрет-

ных обстоятельств, а также от осведомленности об этом страховщика. Поскольку желание страховщика вступать в страховые правоотношения законодателем игнорируется, его осведомленность о конкретных условиях страхования также является излишней. Поэтому страховщик может не знать о конкретных вкладах, внесенных в банк-страхователь, а также о конкретных страховых правоотношениях, в которые он вступил помимо своей воли и осведомленности. При этом страховые правоотношения возникают, изменяются и прекращаются автоматически по мере внесения новых вкладов, пополнения или полного возврата ранее внесенных. Объект же страхования в рамках конкретного страхового правоотношения определяется конкретными условиями конкретного внесенного в банк вклада.

Таким образом, правоотношение по обязательному страхованию вкладов является обязательственным, двусторонним, устанавливается в пользу третьего лица - выгодоприобретателя.

2. Рисковый (алеаторный) характер страхования. Характерный признак алеаторных правоотношений заключается в том, что предоставление, к которому является обязанной сторона, зависит от наступления неизвестного события.

Применительно к страхованию вкладов алеаторность проявляется следующим образом.

В соответствии со ст. 6 Закона о страховании вкладов банки обязаны уплачивать страховые взносы в страховой фонд со дня их постановки на учет до дня снятия с учета в системе страхования вкладов. При этом у страховщика отсутствует обязанность произвести какие-либо выплаты выгодоприобретателям до наступления страхового случая (п. 1 ст. 9 указанного Закона). Таким образом, банк-страхователь, уплачивая страховые взносы, не знает, получит ли выгодоприобретатель (вкладчик) страховое вознаграждение, а если получит, то при наличии длительного периода уплаты страховых взносов ему неизвестно, покроет ли страховое возмещение сумму уплаченных им взносов.

Статьей 44 Закона о страховании вкладов установлены требования к участию банков в системе страхования вкладов. Согласно этим требованиям не должны включаться в реестр банки, которые являются ненадежными в финансовом отношении. Таким образом, на момент постановки банка на учет в систему

страхования вкладов вероятность его банкротства является абстрактной, а факт наступления страхового случая в отношении конкретного банка - участника системы страхования вкладов неизвестен ни страховщику, ни страхователю. Поэтому страховщик не знает, придется ли ему вообще уплачивать страховое возмещение по вкладам в отношении конкретного банка -участника системы страхования вкладов.

3. Цель страхования, под которой В.И. Серебровский понимал «обеспечение возможной потребности». Из п. 1 ст. 929 ГК РФ следует, что целью имущественного страхования является возмещение страховщиком убытков, понесенных страхователем или выгодоприобретателем из-за наступления страхового случая. Цель личного страхования состоит в уплате страховой суммы безотносительно к возникновению убытков в имущественной сфере страхователя или выгодоприобретателя ( п. 1 ст. 934 ГК РФ). Исходя из этого в литературе высказана мысль, что объединяющим все виды страхования началом может быть только идея «общего обеспечения возможной потребности»23.

По мнению Е.А. Заводы, обязанность страховщика выплатить страховое возмещение возникает при наступлении страхового случая, не связанного с причинением вреда или убытков24. Такой вывод возможен, если автор: 1) не рассматривает правоотношения, складывающиеся между АСВ и вкладчиками - выгодоприобретателями, как страховые, 2) считает правоотношения по обязательному страхованию вкладов разновидностью личного страхования; 3) считает страховым риском риск потери сбережений, так как только в этом случае обязанность страховщика выплатить страховое возмещение может наступить ранее возникновения убытков у вкладчиков.

Первое и второе условие не вытекает ни из названия, ни из содержания статьи Е.А. Заводы. Остается предположить, что он основывает свои рассуждения на понятии страхового риска, под которым подразумевает риск потери сбережений (средств на счетах и во вкладах). Основываясь на этой позиции, под убытками надлежит понимать прекращение у вкладчика права требо-

23 См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 450.

24 См.: Завода Е.А. Указ. соч. С. 15.

134

вания к банку о возврате вкладов. Однако обязанность страховщика произвести выплату страхового возмещения наступает значительно раньше прекращения у вкладчика данного права. Видимо, учитывая это, Е.А. Завода и сделал неверный вывод об отсутствии у обязательного страхования вкладов цели возмещения убытков. По нашему мнению, указанный автор допустил ошибку, когда неправильно определил для себя понятие страхового риска.

Известно, что страхование подразделяется на два основных вида: имущественное и личное, критерием для разграничения которых является объект страхования - страховой интерес. При имущественном страховании объектом является имущественная сфера лица (страхователя или выгодоприобретателя), которой могут быть причинены убытки. Объектом личного страхования выступает, напротив, личный интерес. Ниже будет показано, что в обязательном страховании вкладов страхуется риск возникновения убытков, вызванных неисполнения договорных обязательств. Таким образом, страховой интерес заключается в недопущении указанного риска. Следовательно, обязательное страхование банковских вкладов является разновидностью имущественного страхования, и в силу ст. 970 ГК РФ оно отнесено к специальным видам страхования.

4. Страхование строится на началах возмездности. Эта особенность страхового правоотношения означает, что страховая организация принимает на себя риск страхователя или выгодоприобретателя за уплату известной суммы. Расчет страховых платежей осуществляет страховщик. При этом, с точки зрения В.И. Серебровского, использование в данном случае «статистических закономерностей» не является всеобщим и не может быть отнесено к числу отличительных характеристик страхования во всех его проявлениях25.

Начало возмездности характерно и для страхования вкладов. В соответствии с п. 3 ст. 6 Закона о страховании вкладов банки обязаны уплачивать страховые взносы в фонд обязательного страхования вкладов. В свою очередь АСВ обязано выплачивать страховое возмещение вкладчикам тех банков, в отноше-

нии которых наступил страховой случай. Такая обязанность возникает в течение трех рабочих дней со дня представления вкладчиком в АСВ соответствующих документов, но не ранее 14 дней со дня наступления страхового случая.

Ставки страховых взносов устанавливается советом директоров АСВ, однако Законом о страховании вкладов предусмотрены ее предельные значения (п. 7 ст. 36). АСВ обязано постоянно оценивать достаточность фонда страхования вклада для целей осуществления предстоящих выплат. В случае недостаточности фонда АСВ вправе обратиться в Правительство РФ с просьбой о выделении соответствующих денежных средств в виде бюджетного кредита, если рассчитанный правлением АСВ дефицит фонда обязательного страхования вкладов составляет не более 1 млрд руб. Кроме того, АСВ вправе установить повышенную ставку страховых взносов в соответствии с предельными значениями, предусмотренными Законом.

В 2008 г. АСВ был сделан расчет размера фонда страхования вкладов, достаточного для осуществления прогнозируемых в 2009 г. выплат возмещения по вкладам. Для прогнозирования потоков средств фонда применялась методика оценки финансовой устойчивости системы обязательного страхования вкладов, использующая статистическую обработку данных бухгалтерской и иной отчетности банков, а также данные о банкротствах банков за период с 2000 по 2008 гг. Прогноз плановых поступлений в фонд и статистически ожидаемых выплат показал, что размер фонда на протяжении 2008 г. будет достаточным для осуществления возможных страховых выплат вкладчикам, а необходимости расходов федерального бюджета для покрытия дефицита фонда в 2009 г. не будет26.

Таким образом, АСВ рассчитывает достаточность размера фонда страхования вкладов, опираясь на разные источники информации, включая статистические данные.

5. Страховая случайность. Событие, с наступлением которого связывается ответственность страховщика, как правило, не

26 См.: URL: http://www.asv.org.ru. 136

должно быть вызвано умыслом или грубой неосторожностью страхователя (страховой случай)27.

Схожие требования вытекают из п. 1 ст. 963 ГК РФ. В соответствии с ним страховщик освобождается от выплаты страхового возмещения или страховой суммы, если страховой случай наступил вследствие умысла страхователя, выгодоприобретателя или застрахованного лица. Однако законом могут быть предусмотрены случаи освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения по договорам имущественного страхования и при наступлении страхового случая вследствие грубой неосторожности страхователя или выгодоприобретателя.

С нашей точки зрения, указанная норма может применяться к обязательному страхованию вкладов в соответствии со ст. 970 ГК РФ. Закон о страховании вкладов не содержит положений, учитывающих вину страхователя или выгодоприобретателя для освобождения страховщика от выполнения обязанности по выплате страхового возмещения. Восполнить этот пробел возможно за счет субсидиарного применения п. 1 ст. 963 ГК РФ. Однако представляется, что законодатель не случайно оставил без внимания вопрос о вине страхователя или выгодоприобретателя в наступлении страхового случая. Для такого вывода достаточно вспомнить, что в соответствии со ст. 8 Закона о страховании вкладов страховым случаем признается одно из следующих обстоятельств: 1) отзыв (аннулирование) у банка лицензии Банка России на осуществление банковских операций; 2) введение Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов банка. Таким образом, страховой случай - результат действий надзорного органа, а не банка-страхователя. Очевидно, что последний не может влиять на решение надзорного органа об отзыве лицензии или введении моратория. Однако нам могут возразить: руководящие должностные лица банка, включая его единоличный исполнительный орган, могут довести финансовое состояние банка до отзыва лицензии. Это может произойти вследствие умысла (хищение имущества банка, перевод его активов на личные счета этих должностных лиц) либо неосторожности, включая грубую (непрофессиональное руководство бан-

ком). Даже если хищение имущества банка совершается единоличным исполнительным органом банка, то и в этом случае эти действия нельзя признать действиями самого страхователя, направленными на наступление страхового случая. Хищение денежных средств находится вне правоспособности банка как юридического лица. Поэтому совершение указанных действий не может осуществляться единоличным исполнительным органом от имени банка. Кроме того, вряд ли хищение денежных средств совершается преступником с целью наступления страхового случая. Он предполагает, прежде всего, личное обогащение. Непрофессиональное руководство банком - как правило, результат неопытности или недостаточной профессиональной подготовленности руководителя. Поэтому эта деятельность также не может иметь непосредственной целью наступление страхового случая. Ниже будет показано, что у страхователя отсутствует страховой интерес, т.е. он не заинтересован как в наступлении, так и в ненаступлении страхового случая.

Учитывая вышеизложенное, можно сделать вывод, что страхователь не в состоянии ни прямо, ни косвенно способствовать наступлению страхового случая.

Страхователь в силу своего положения (обычное физическое лицо - потребитель банковских услуг) не располагает возможностями оказать на Банк России какое-либо воздействие с целью принятия им решения об отзыве лицензии или введении моратория на удовлетворение требований кредиторов. Этот вывод одинаково справедлив и для случая, когда таким вкладчиком является служащий Банка России. Решение об отзыве лицензии и введении моратория готовится несколькими подразделениями Банка России, т.е. фактически оно носит коллективный характер. Кроме того, вкладчик абсолютно не заинтересован в наступлении страхового случая, поскольку страховое возмещение может оказаться меньше суммы его требований к банку.

Из изложенного следует, что в обычной жизни отсутствуют реальные механизмы воздействия страхователя или выгодоприобретателя на Банк России, способные привести к наступлению страхового случая.

Таким образом, страховой случай не может быть вызван ни умыслом, ни неосторожность ни страхователя, ни выгодоприобретателя.

6. Срочный характер ответственности страховщика. Закон о страховании вкладов содержит норму, указывающую на срочный характер страхования вкладов через обозначение периода времени, в течение которого банки являются участниками системы страхования вкладов. В соответствии с п. 2 ст. 6 указанного Закона банк считается участником системы страхования вкладов со дня его постановки на учет до дня снятия его с учета в системе страхования вкладов.

7. Ограниченность ответственности страховщика. В соответствии с п. 2 ст. 11 Закона о страховании вкладов возмещение по вкладам в банке, в отношении которого наступил страховой случай, выплачивается вкладчику в размере 100% суммы вкладов в банке, но не более 700 тыс. руб.

8. Страховщик - планомерно организованное страховое предприятие. Эта отличительная черта страхования отмечена в литературе, но была подвергнута критике В.И. Серебровским. С его точки зрения, правильным является только то, что страхование принадлежит к числу сделок, совершаемых в массовом количестве. Хозяйственно целесообразно оно может быть осуществлено только тогда, когда страховщику удастся заключить много страхований. Но сам по себе этот факт не стоит в обязательной связи с наличием планомерно организованного страхового предприятия и, кроме того, не имеет юридического значения. Поэтому мы не включаем понятие «крупного планомерно

28

организованного предприятия» в число признаков страхования .

Подвергнутый критике признак страхования, вероятно, является небезупречным. Однако нельзя не заметить, что при любом виде страхования в качестве страховщика всегда указан специальный субъект права. В соответствии с п. 1 ст. 6 Закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации» страховщиком могут быть только такие юридические лица, которые созданы специально для осуществления страхования, перестрахования, взаимного страхования и получившие лицензии

в установленном законом порядке. Таким образом, страховая деятельность для обычного страховщика должна быть исключительной и является лицензируемой.

Кроме того, общим для всех видов страхования является образование страховщиками страховых фондов (страховых резервов), предназначенных для совершения выплат при наступлении страховых случаев. Эти фонды формируются за счет страховых премий (взносов), которые внесли страхователи. Разумеется, В.И. Серебровский абсолютно прав, утверждая, что страховщик отвечает по принятым обязательствам всем своим имуществом, а не только собранным фондом премий29. Однако повсеместное образование страховых фондов невозможно игнорировать: страховые фонды являются необходимыми звеньями механизма распределения рисков, характерного для любого страхования.

Таким образом, необходимо сформулировать рассматриваемый признак страхования по-другому. Поскольку выше речь шла не только о правовых особенностях страховой организации, но и о страховых фондах, целесообразно предложить два дополнительных признака страхования:

1) страховщиком является организация, специально созданная для целей осуществления страховой деятельности;

2) формирование страховщиком страхового фонда (страхового резерва), за счет которого преимущественно производятся страховые выплаты.

Оба указанных признака в обязательном страховании вкладов присутствуют (см. гл. 3 и 5 Закона о страховании вкладов).

Таким образом, обязательное страхование вкладов (имеются в виду правоотношения по непосредственному страхованию вкладов) представляет собой разновидность гражданско-правового института страхования, а не один из видов государственной поддержки банковской системы. Поэтому правоотношения по непосредственному страхованию вкладов являются частноправовыми, что вытекает также из нормы ст. 970 ГК РФ, которая субсидиарно распространила на правоотношения по страхованию банковских вкладов нормы гл. 48 ГК РФ. Они мо-

29 См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 455. 140

гут применяться постольку, поскольку Законом о страховании банковских вкладов не установлено иное.

Основными элементами правоотношения по обязательному страхованию банковских вкладов являются: лица, страховой интерес, страховой риск, страховой случай, страховая сумма, страховая премия, страховой срок. Рассмотрим их подробнее.

Лица. Из теории страхового права известно, что в каждом страховом правоотношении участвуют два лица: страховщик и страхователь, а также могут участвовать еще два лица - выгодоприобретатель и застрахованное лицо.

Страховщиком принято называть лицо, принимающее на себя обязанность уплатить при наступлении предусмотренного события другому лицу (страхователю или выгодоприобретателю) страховое вознаграждение. В силу п. 3 ст. 4 Закона о страховании вкладов страховщиком по обязательному страхованию вкладов является АСВ. Уникальность этой государственной организации позволяет сделать вывод, что она является юридическим лицом публичного права.

Страхователем является контрагент страховщика в страховом правоотношении. В Законе о страховании вкладов страхователями названы банки, внесенные в установленном порядке в реестр банков (п. 2 ст. 4). Для целей применения указанного Закона банком признается кредитная организации, имеющая лицензию Банка России на привлечение во вклады денежных средств физических лиц и на открытие и ведение банковских счетов физических лиц (п. 1 ст. 2).

Участие в системе страхования вкладов обязательно для всех банков, привлекающих средства физических лиц - потребителей (п. 1 ст. 6). Банки становятся страхователями в силу закона, однако не автоматически, а после выполнения ими ряда условий.

Анализ законодательства о страховании вкладов позволяет выделить следующие признаки страховщика по обязательному страхованию вкладов.

Во-первых, страховщик должен быть банком, созданным и функционирующим в соответствии с банковским законодательством.

Во-вторых, банк должен обладать специальным разрешением Банка России. Роль указанного разрешения выполняют лицензии Банка России (сберегательные лицензии), предоставляющие банку право привлекать денежные средства физических лиц, не являющихся предпринимателями, т.е. право совершать сберегательные операции (генеральная лицензия; лицензия на привлечение во вклады денежных средств физических лиц в рублях; лицензия на привлечение во вклады денежных средств физических лиц в иностранной валюте).

В-третьих, в соответствии со ст. 44 Закона о страховании вкладов банк должен отвечать требованиям к участию в системе страхования вкладов. Согласно п. 1 ст. 44 банк признается удовлетворяющим требованиям к участию в системе страхования вкладов при соответствии им одновременно следующим условиям:

1) учет и отчетность банка признаются Банком России достоверными;

2) банк выполняет обязательные нормативы, установленные Банком России;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3) финансовая устойчивость банка признается Банком России достаточной;

4) к банку не применялись меры, предусмотренные ст. 74 Закона о Банке России, ст. 20 Закона о банках, и ст. 3 Закона о банкротстве кредитных организации. Основания для применения указанных меры не должны появиться после проведения Банком России тематической инспекционной проверки, проведенной в соответствии с ч. 4 ст. 45 Закона о страховании вкладов.

Указанные требования должны соблюдаться банком как на стадии вступления в систему страхования вкладов, так и в течение всего времени нахождения на учете в этой системе. Если банк отвечает этим требованиям, Банк России должен принять решение о признании банка отвечающим требованиям к участию в системе страхования вкладов.

В-четвертых, банк, имеющий разрешение и соответствующий требованиям, предъявляемым к участию в системе страхования вкладов, должен быть внесен АСВ в реестр банков -участников системы страхования вкладов.

В-пятых, банк должен быть стороной хотя бы одного договора банковского вклада (банковского счета) с физическим лицом - потребителем.

Поскольку предметом обязательного страхования вкладов является страховой интерес вкладчика, правоотношение по обязательному страхованию вкладов всегда возникает в его пользу, т.е. третьего лица - выгодоприобретателя. В соответствии с п. 1 ст. 4 Закона о страховании вкладов выгодоприобретателями могут быть только вкладчики банков страхователей. Для целей применения указанного Закона вкладчиком признается гражданин РФ, иностранный гражданин или лицо без гражданства, заключившие с банком договор банковского вклада или договор банковского счета, либо любое из указанных лиц, в пользу которого внесен вклад.

Таким образом, обязательное страхование вкладов осуществляется страхователями не в свою пользу, а в пользу физических лиц -выгодоприобретателей. Поэтому этот вид страхования нельзя рассматривать как страхование предпринимательского риска. В соответствии со ст. 933 ГК РФ по договору страхования предпринимательского риска может быть застрахован предпринимательский риск только самого страхователя и только в его пользу. В случае страхования вкладов этого не происходит и риск страхуется в пользу выгодоприобретателя.

В отличие от общего правила п. 2 ст. 939 ГК РФ, которое возлагает на выгодоприобретателя выполнение неисполненных обязанностей страхователя, Закон о страховании не содержит аналогичной нормы. В силу особого социального характера обязательного страхования вкладов нет оснований для возложения на физическое лицо - выгодоприобретателя неисполненных обязанностей страхователя, и в особенности - обязанности по уплате страховых взносов.

Учитывая, что обязательное страхование вкладов является разновидностью имущественного страхования, участником указанного правоотношения не может быть застрахованное лицо.

Страховой интерес. Страховой интерес является предметом любого вида страхования. Страхователь и (или) выгодоприобретатель должны иметь основанный на законе, ином правовом акте или договоре интерес в сохранении определенного имуще-

ства (п. 1 ст. 930 ГК РФ), под которым следует понимать не только вещи, но также весь комплекс имущественных прав и обязанностей, оцениваемый в денежном выражении30.

Страховой интерес заключается в желании интерессанта сохранить принадлежащее ему на основании закона или договора благо, риск причинения вреда которому страхуется. «Без интереса нет страхования» - гласит старое страховое правило. Согласно определению Эренберга, «интерес есть отношение, в силу которого данное лицо, благодаря известному обстоятельству, может понести имущественный ущерб»31.

По мнению В.И. Серебровского, страховой интерес должен быть имущественным, юридическим, субъективным и право-

32

мерным .

Чтобы выяснить, к какому виду относится обязательное страхование вкладов физических лиц в банках, необходимо рассмотреть, в чем заключается страховой интерес, который страхуется при обязательном страховании вкладов физических лиц в банках и кому он принадлежит (страхователю или выгодоприобретателю).

На первый взгляд, страховой интерес имеет как банк-страхователь, так и выгодоприобретатель. В литературе высказана точка зрения, согласно которой интерес банка-страхователя заключается в стремлении сохранить свой бизнес. Так, Ю.И. Плохута-Плакутина считает, что имущественный интерес у банка можно усмотреть в том обстоятельстве, что вклад используется им в своей деятельности для получения прибыли, поскольку пассивная операция по привлечению вкладов является важным источником такой активной операции, приносящей доход, как размещение привлеченных во вклады денежных средств от своего имени и за свой счет (п. 2 ч. 1 ст. 5 Закона о банках и банковской деятельности)33. По нашему мнению, указанный автор не учитывает, что страхование осуществляется на случай отзыва лицензии или моратория на удовлетворение тре-

30 См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 373.

31 Цит. по: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 373.

32 См.: там же. С. 393.

33 См.: Плохута-Плакутина Ю.И. Указ. соч.

144

бований кредиторов. В этом случае вклад как «источник активной операции» продолжает оставаться в банке. Страхование вкладов не способно защитить банк от негативных последствий отзыва банковской лицензии или введения моратория.

Очевидно, что действия банка-страхователя по вступлению в систему страхования вкладов направлены на выполнение требований закона и договора банковского вклада.

В соответствии с п. 1 ст. 840 ГК РФ возврат вкладов граждан банком должен обеспечиваться путем осуществляемого в соответствии с законом обязательного страхования вкладов, а в предусмотренных законом случаях и иными способами. Таким образом, закон возлагает на банк обязанность предоставить гражданину обеспечение в виде обязательного страхования вкладов. Такая обязанность банка существует в рамках договора банковского вклада, заключенного с гражданином. Очевидно, что действия банка по вступлению в систему страхования вкладов и по уплате им страховых взносов в конечном итоге направлены на выполнение как договоров банковского вклада, заключенных с гражданами, так и требования ст. 840 ГК РФ. В случае невыполнения банком указанной договорной обязанности перед вкладчиком-гражданином последний согласно п. 4 ст. 840 вправе потребовать от банка немедленного возврата суммы вклада, а также уплаты на нее процентов в размере ставки рефинансирования Банка России и возмещения причиненных убытков. Выполняя требование об уплате процентов на сумму вклада и о возмещении убытков, банк несет гражданско-правовую ответственность.

Можно предположить, что действия банка-страхователя, направленные на возникновение страхового правоотношения, видимо, должны свидетельствовать о наличии у него интереса избежать ответственности за нарушение обязанности по своевременному возврату вклада в тех случаях, когда такое нарушение произошло в результате действий надзорного органа - Банка России (ст. 8 Закона о страховании вкладов).

Действие банка по возврату суммы вклада вкладчику-гражданину направлено на исполнение основной обязанности по договору банковского вклада. Учитывая, что вкладчик-гражданин располагает правом потребовать сумму вклада любо-

го вида в любое время (п. 2 ст. 837 ГК РФ), банк вынужден поддерживать свою готовность по возврату вклада в каждый день периода действия договора. Обязательное страхование вкладов граждан направлено на обеспечение исполнения этой обязанности. Таким образом, речь могла бы идти о наличии страхового интереса банка избежать имущественных потерь в результате возложения на него ответственности за невыполнение обязанности по договору банковского вклада о своевременном возврате суммы вклада в двух случаях, указанных в ст. 8 Закона о страховании вкладов. Учитывая сказанное, можно говорить о страховании ответственности по договору (ст. 932 ГК РФ)34.

Конструкция ст. 932 ГК РФ, на первый взгляд, подходит для обязательного страхования вкладов. Так, в соответствии с п. 1 данной статьи страхование риска ответственности за нарушение договора допускается в случаях, предусмотренных законом. В соответствии с указанным правилом Закон о страховании вкладов предусмотрел случаи, когда должно применяться обязательное страхование вкладов граждан. Как известно, страхование вкладов не является всеобщим, а ограничивается лишь случаями, которые перечислены в этом Законе.

Согласно п. 2 и 3 ст. 932 по договору страхования риска ответственности за нарушение договора может быть застрахован только риск ответственности самого страхователя. Риск ответственности за нарушение договора считается застрахованным в пользу стороны, перед которой по условиям этого договора страхователь должен нести соответствующую ответственность, - выгодоприобретателя. Применяя данное положение к обязательному страхованию вкладов, получаем внешне не противоречащую За-

34 Страхование вкладов к страхованию ответственности относит, например, В.В. Долинская (см.: Долинская В.В. Обязательное страхование: вопросы правового регулирования и классификации // Законы России: опыт, анализ, практика. 2007. № 9). В литературе высказано мнение, что страхование банковских вкладов не может являться страхованием ответственности за причинение вреда, поскольку в силу п. 1 ст. 931 ГК РФ по данной разновидности страхования страхуется де-ликтный (внедоговорный) вред, а между банком и вкладчиком существуют договорные отношения по банковскому вкладу (см.: Плохута-Плакутина Ю.И. Указ. соч.). 146

кону о страховании вкладов конструкцию: банки-страхователи страхуют свою ответственность за возможный несвоевременный возврат вкладов в пользу выгодоприобретателей-вкладчиков. Однако при ближайшем рассмотрении такой вывод вызывает сомнения в его обоснованности.

Страховым случаем признано одно из следующих обстоятельств (ч. 1 ст. 8 Закона о страховании вкладов):

1) отзыв (аннулирование) у банка лицензии Банка России на осуществление банковских операций;

2) введение Банком России в соответствии с законодательством РФ моратория на удовлетворение требований кредиторов банка.

Основания для отзыва лицензии и правовые последствия этого акта установлены ст. 20 Закона о банках. Ею предусмотрено, в частности, что с момента отзыва у кредитной организации лицензии на осуществление банковских операций наступает ряд последствий, в том числе:

прекращается начисление предусмотренных законом или договором процентов и финансовых санкций по всем видам задолженности кредитной организации, за исключением финансовых санкций за неисполнение или ненадлежащее исполнение кредитной организацией своих текущих обязательств;

приостанавливается исполнение исполнительных документов об имущественных взысканиях, не допускается принудительное исполнение иных документов, взыскание по которым производится в бесспорном порядке, за исключением исполнения исполнительных документов о взыскании задолженности по текущим обязательствам кредитной организации;

назначается временная администрация Банка России. В последнем случае Банк России может ввести мораторий на удовлетворение требований кредиторов, последствия которого установлены ст. 26 Федерального закона от 25 февраля 1999 г. № 40-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций»;

банк лишается права совершать банковские операции за исключением случаев, указанных в законе, в частности, он не вправе возвращать вклады и средства со счетов физических лиц.

Указанные последствия продолжают действовать и после признания банка несостоятельным (банкротом) (ст. 5019 указанного Закона).

Мораторий на удовлетворение требований кредиторов кредитной организации может быть введен Банком России на основании ст. 26 Закона «О несостоятельности (банкротстве) кредитных организаций» в случае приостановления полномочий исполнительных органов кредитной организации и назначения временной администрации Банка России. Срок действия моратория не может превышать трех месяцев.

Введение моратория, в частности, порождает следующие последствия:

не начисляются предусмотренные законом или договором неустойки (штрафы, пени), проценты, иные финансовые санкции и не применяются другие меры ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение кредитной организацией денежных обязательств и (или) обязанностей по уплате обязательных платежей;

не допускается взыскание по исполнительным и иным документам, взыскание по которым производится в бесспорном (безакцептном) порядке;

приостанавливается исполнение исполнительных документов, за исключением случаев, предусмотренных ст. 26 Закона о банкротстве.

Таким образом, факт отзыва банковской лицензии или введения моратория на удовлетворение требований кредиторов фактически приводит к освобождению банка от ответственности за неисполнение им обязательств по договорам банковского вклада и банковского счета. Можно сделать вывод, что отзыв банковской лицензии или введение моратория на удовлетворение требований кредиторов приводят к возникновению у банка юридической невозможности исполнения обязанностей по договорам банковского вклада и банковского счета, за которую банк не отвечает. Следовательно, у него не может быть и страхового интереса в страховании вкладов физических лиц. Это обстоятельство подтверждается практикой. До вступления в силу Закона о страховании вкладов, который обязал банки страховать

вклады и счета физических лиц, ни один банк не застраховал свою ответственность в добровольном порядке35.

Напротив, такой интерес имеется у вкладчика - выгодоприобретателя. Некоторые авторы считают, что страховой интерес вкладчика заключается в обеспечении сохранности вклада. Так, по мнению А.В. Турбанова, «вкладчик как выгодоприобретатель, т.е. один из субъектов данных страховых правоотношений, в полной мере заинтересован в сохранности и возврате вклада. Именно его интерес выступает в качестве страхового интереса»36. Сходная правовая позиция была рассмотрена выше. Обеспечение сохранности вклада не может быть страховым интересом вкладчика. Вклад представляет собой право требования к банку о возврате вклада. На момент наступления страхового случая (отзыв лицензии, введение моратория на удовлетворение требований кредиторов) указанное право вкладчика не может считаться прекратившимся. Поэтому страховой интерес вкладчика не может быть направлен на обеспечение сохранности самого вклада.

Представляется, что вкладчик заинтересован, прежде всего, в сохранении принадлежащего ему права на своевременное и беспрепятственное изъятие своих денег из банка со вклада или со счета. Именно это право может быть парализовано наступлением страхового случая. Поэтому вкладчик заинтересован в ненаступлении факта отзыва банковской лицензии или введения моратория на удовлетворение требований кредиторов. Тогда он, в лучшем случае, лишится права на беспрепятственное истребование вклада, процедура возврата которого серьезно усложнится и растянется на длительный период, а в худшем - самого вклада.

Таким образом, в процессе страхования вкладов банки страхуют не свой собственный, а чужой (вкладчика) страховой интерес.

35 Автор не принимает во внимание имевший в практике случай, когда банк добровольно застраховал возврат принятых им вкладов в сумме, не превышающей 10 руб. по каждому вкладу. Представляется, что эти действия были направлены лишь на формальное выполнение требований ст. 840 ГК РФ.

36 Турбанов А.В. Указ. соч. С. 157.

Отсюда следует, что страхование вкладов физических лиц в банках нельзя рассматривать как разновидность страхования ответственности по договору.

Страховой риск. Понятие риска является одним из основных элементов страхового правоотношения. В этом смысле риск отождествляется с той опасностью, от последствий наступления

37

которой осуществляется страхование .

Исходя из названия Закона о страховании вкладов, можно сделать вывод, что страховым риском следует считать опасность потери вкладчиками вкладов в банках - участниках системы страхования вкладов.

Как уже указывалось выше, вкладчик вправе требовать возврата вклада и процентов по нему в порядке, установленном договором банковского вклада. В соответствии с договором банковского счета вкладчик приобретает право требования к банку о совершении расчетных и кассовых операций в пределах остатка средств на счете. В результате наступления любого страхового случая (отзыв лицензии или введение моратория) вкладчик (владелец счета) не лишается указанного права, и размер подлежащих выплате сумм не уменьшается. О риске потери сбережений можно было бы вести речь, если бы законодатель возложил на страховщика обязанность выплатить страховую сумму, например, в случае неудовлетворения или неполного удовлетворения требований вкладчика (владельца счета) по итогам завершившегося конкурсного производства - в размере части вклада (суммы на счете), оставшейся невыплаченной. Однако обязанность страховщика наступает гораздо раньше.

Рассматривая вопрос о понятии страхового риска при обязательном страховании вкладов, следует учитывать, что законодатель обязывает страховщика произвести платежи выгодоприобретателю вне зависимости от результатов применения к банку тех мер воздействия, которые названы страховыми случаями. Например, Банк России может вернуть банку отозванную лицензию, а мораторий на удовлетворение требований кредиторов может завершиться без возбуждения процедуры банкротства финансово неустойчивого банка. В этих случаях банк сможет

37 См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 394-395. 150

выполнить свои обязательства перед вкладчиком, однако сделает это несвоевременно, т.е. ненадлежащим образом.

Исходя из этого, можно сделать вывод, что в обязательном страховании вкладов страховым риском является риск возникновения у вкладчика убытков, которые могут наступить при неисполнения или ненадлежащем исполнении банком своих обязанностей по договорам банковского вклада и банковского счета, иными словами - риск возникновения убытков, вызванных неисполнением договорных обязательств. Возникновение такой ситуации не зависит от воли страхователя, поскольку отзыв лицензии и введение моратория на удовлетворение требований кредиторов осуществляется по воле третьего лица - Банка России. Таким образом, в полном соответствии с теорией страхового права речь идет о страховом риске, т.е. о возможности наступления события случайного, непреднамеренного38.

Для окончательного обоснования высказанной точки зрения следует прокомментировать п. 2 ст. 929 ГК РФ, в котором указанный выше страховой риск не упоминается. Однако из редакции этой нормы усматривается, что перечень видов рисков, которые могут быть застрахованы в рамках имущественного страхования, является открытым и может быть дополнен, в частности, Законом о страховании вкладов.

Поскольку страховой риск является объектом страхования, можно сделать вывод, что объектом обязательного страхования вкладов является риск возникновения у выгодоприобретателя убытков, вызванных неисполнением банком своих обязательств по надлежащему исполнению договора банковского вклада и договора банковского счета вследствие юридической невозможности исполнения, за которую банк он не отвечает.

Закон о страховании вкладов ограничивает объем опасности, от наступления которой осуществляется страхование. Поэтому страхование вкладов распространяется не на все договоры о передаче в банки средств клиентуры. Для обозначения сбережений, передаваемых банкам, возврат которых должен быть застрахован, законодатель использовал термин «вклад». В соответствии с п. 2 ст. 2 Закона о страховании вкладов вклад - это

денежные средства в валюте РФ или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами или в их пользу в банке на территории РФ на основании договора банковского вклада или договора банковского счета, включая капитализированные (причисленные) проценты на сумму вклада.

Руководствуясь указанным определением, допустимо выделить четыре критерия для отграничения договоров, исполнение по которым подлежит страхованию, от сходных с ними договоров, исполнение по которым не подлежит обязательному страхованию.

1. По предмету. Предметом договоров, подлежащих страхованию, могут быть только денежные средства. Поэтому не подлежит страхованию исполнение банками тех договоров, предметом которых является безналичное имущество иного рода.

Например, вне системы страхования оказываются отношения, связанные с исполнением банком обязательств:

по договору обезличенного металлического счета, предметом которого являются драгоценные металлы в безналичной форме;

по договору счета депо, предметом которого являются бездокументарные ценные бумаги.

2. По субъектному составу. Из части 2 ст. 5 Закона о страховании вкладов вытекает, что страхование банковских вкладов распространяется только на вклады и счета физических лиц -потребителей банковских услуг.

3. По правовой природе. Не все договоры с банками, предметом которых являются денежные средства, подлежат страхованию в соответствии с Законом о страховании вкладов. Из п. 2 ст. 2 данного Закона следует, что страхование вкладов распространяется только на договоры банковского вклада и банковского счета. В свою очередь, ст. 5 содержит перечень отдельных договоров, исполнение которых не подпадает под действие данного Закона. Так, в соответствии с ч. 2 ст. 5 не подлежат страхованию денежные средства:

1) размещенные на банковских счетах (во вкладах) физических лиц, занимающихся предпринимательской деятельностью без образования юридического лица, если такие счета (вклады) открыты для осуществления предусмотренной федеральным за-

коном предпринимательской деятельности, а также размещенные на банковских счетах (во вкладах) адвокатов, нотариусов и иных лиц, если такие счета (вклады) открыты для осуществления предусмотренной федеральным законом профессиональной деятельности;

2) размещенные физическими лицами в банковские вклады на предъявителя, в том числе удостоверенные сберегательным сертификатом и (или) сберегательной книжкой на предъявителя;

3) переданные физическими лицами банкам в доверительное управление;

4) размещенные во вклады в находящихся за пределами территории Российской Федерации филиалах банков РФ.

К сожалению, ст. 5 не содержит полного перечня договоров, не подлежащих страхованию. Этот перечень может быть расширен за счет включения в него банковских договоров, которые непосредственно не относятся к договорам банковского вклада и банковского счета.

Например, банк может заниматься брокерской деятельностью на рынке ценных бумаг. В этом случае он должен заключить с клиентом брокерский договор, который, с точки зрения правовой природы, может быть квалифицирован, в зависимости от его содержания, как агентский договор, договор комиссии или договор поручения. В соответствии с брокерским договором банк получает от клиента денежные средства в качестве аванса на предстоящие расходы, допустим, для покупки ценных бумаг. Указанные средства должны быть зачислены банком на брокерский счет (балансовый счет № 30601). Этим счетом распоряжается брокер, а не его клиент. Поэтому брокерский договор не может рассматриваться как договор банковского счета, а открываемый банком лицевой счет для учета поступивших от клиента денежных средств является внутрибанковским счетом. Таким образом, средства клиента - физического лица, числящиеся на брокерском счете банка, не подлежат обязательному страхованию вкладов. Следовательно, не подлежат страхованию все средства физических лиц, принятые банком не по договорам банковского вклада и банковского счета, и зачисленные на соответствующие внутрибанковские счета. К числу таких счетов можно отнести, например, счета «аккредитивы к оплате», «вы-

ставленные аккредитивы», «средства клиентов по незавершенным расчетным операциям», «суммы, поступившие на корреспондентские счета, до выяснения» и т.п.

На практике могут возникать проблемы с разграничением внутрибанковских и «клиентских» счетов, открываемых во исполнение договора банковского счета. Для отграничения внутрибанковских и клиентских счетов можно использовать следующий формальный критерий. Все виды счетов, которые открываются во исполнение договора банковского счета и банковского вклада, перечислены в п. 2.1 Инструкции ЦБ России от 14

сентября 2006 г. № 28-И «Об открытии и закрытии банковских счетов, счетов по вкладам (депозитам)». Им предусмотрено, что банки открывают в валюте Российской Федерации и иностранных валютах:

текущие счета; расчетные счета; бюджетные счета; корреспондентские счета; корреспондентские субсчета; счета доверительного управления; специальные банковские счета; депозитные счета судов, подразделений службы судебных приставов, правоохранительных органов, нотариусов; счета по вкладам (депозитам).

Из указанного перечня следует исключить счета, которые открываются не физическим лицам - потребителям, а юридическим лицам (расчетные счета, бюджетные счета, корреспондентские счета банков, корреспондентские субсчета филиалов банков, депозитные счета судов, судебных приставов, правоохранительных органов) и гражданам, занимающимся предпринимательской и иной профессиональной деятельностью (счета нотариусов, адвокатов). В результате получится, что обязательному страхованию вкладов подлежат только средства физических лиц - потребителей, числящиеся на текущих счетах и счетах по вкладам (депозитам).

Особого внимания заслуживает упомянутый выше счет доверительного управления. Он также открывается на основании договора банковского счета. Однако сторонами такого договора являются банк и доверительный управляющий, а не фактический владелец средств. Доверительный управляющий, как правило, является юридическим лицом, в том числе банком. Действуя в качестве доверительного управляющего, банк может распоряжаться денежными средствами, переданными ему в доверитель-

ное управление физическими лицами. В соответствии с абз. 2 п. 1 ст. 1012 ГК РФ передача имущества в доверительное управление не влечет перехода права собственности на него к доверительному управляющему. Поэтому доверительный управляющий фактически распоряжается чужими денежными средствами - средствами физических лиц. В этом случае справедливо поставить вопрос о распространении на них обязательного страхования вкладов. Однако по действующему законодательству этот вопрос решается иначе. В соответствии с ч. 2 ст. 5 Закона о страховании вкладов не подлежит обязательному страхованию возврат денежных средств, переданных физическими лицами банкам в доверительное управление. Учитывая, что рассматриваемые денежные средства физических лиц практически ничем не отличаются от вкладов (за исключением юридической формы -договор доверительного управления, а не договор банковского вклада) было бы целесообразно распространить на эти отношения обязательное страхование вкладов.

4. По сумме. Страхование вкладов и средств на счетах физических лиц имеет ограниченный характер. Как уже указывалось выше, страхование вкладов осуществляется в размере, не превышающем 700 тыс. руб. по каждому вкладу (средствам на счете). Такое ограничение объясняется стремлением законодателя избежать дефицита фонда страхования вкладов.

Страховой случай. Право вкладчика на получение возмещения по вкладам возникает со дня возникновения страхового случая. До наступления страхового случая возможность привлечения страховщика к ответственности носит только вероятностный характер. Можно следующим образом определить соотношение между страховым риском и страховым случаем. Если опасность (страховой риск) предполагает только возможность наступления известного события, от последствий наступления которого совершается страхование, то страховой случай является уже событием наступившим. Страховой случай, таким образом, представляется тем решающим событием, наступление которого влечет за собой ответственность страховщика39.

Страховой случай считается наступившим со дня отзыва (аннулирования) у банка лицензии Банка России либо со дня введения моратория на удовлетворение требований кредиторов

банка40.

В соответствии со ст. 961 ГК РФ страхователь по договору имущественного страхования после того, как ему стало известно о наступлении страхового случая, обязан незамедлительно уведомить о его наступлении страховщика или его представителя. Такая же обязанность лежит на выгодоприобретателе, которому известно о заключении договора страхования в его пользу, если он намерен воспользоваться правом на страховое возмещение. Неисполнение указанной обязанности дает страховщику право отказать в выплате страхового возмещения, если не будет доказано, что он своевременно узнал о наступлении страхового случая либо что отсутствие у страховщика сведений об этом не могло сказаться на его обязанности выплатить страховое возмещение.

Применение указанного правила при обязательном страховании вкладов имеет ряд особенностей.

Так, договор страхования в этом случае не заключается, страховые правоотношения возникают в силу закона, факта включения банка в реестр банков, участвующих в системе страхования вкладов, и факта заключения с физическим лицом соответствующего договора банковского счета или банковского вклада. Следовательно, порядок уведомления страховщика, а также правовые последствия его неуведомления о наступлении страхового случая определяется не в договоре страхования, а в Законе о страховании вкладов.

В соответствии с п. 4 ч. 3 ст. 6 указанного Закона банки обязаны вести учет обязательств банка перед вкладчиками и встречных требований банка к вкладчику. В течение семи календарных дней после наступления страхового случая банк, в отношении которого он произошел, должен сформировать ре-

40 По мнению А.В. Турбанова, страховым случаем должен быть не отзыв лицензии вообще, а отзыв лицензии при наличии признаков банкротства банка (см.: ТурбановА.В. Указ. соч. С. 160-165). Такая позиция не соответствует редакции п. 1 ст. 8 Закона о страховании вкладов и поэтому не может быть признана убедительной.

156

естр обязательств банка перед вкладчиками и направить его в АСВ (ч. 1 ст. 12 вышеуказанного Закона). В течение семи дней после получения указанного реестра АСВ направляет в банк, в отношении которого наступил страховой случай, а также для опубликования в «Вестнике Банка России» и печатном органе по месторасположению этого банка сообщение о месте, времени, форме и порядке приема заявлений вкладчиков о выплате возмещения по вкладам. В течение месяца со дня получения из банка реестра обязательств банка перед вкладчиками АСВ направляет также соответствующее сообщение вкладчикам банка, в отношении которого наступил страховой случай.

Таким образом, обязанность уведомить страховщика о наступлении страхового случая законодателем возложена только на банк, в отношении которого наступил страховой случай. У выгодоприобретателя такой обязанности нет, напротив, именно страховщик обязан уведомить вкладчика-выгодоприобретателя о наступлении страхового случая. В обязанности вкладчика входит только соблюдение сроков для обращения за возмещением по складам (ст. 10 Закона о страховании вкладов).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Страховая сумма. Под страховой суммой понимается денежная сумма, которую страховщик обязуется уплатить страхователю или выгодоприобретателю при наступлении предусмотренного страхованием события (страхового случая)41. Эта сумма предназначена для возмещения действительно понесенного страхователем ущерба.

В соответствии с п. 2 ст. 837 ГК РФ по договору банковского вклада любого вида банк обязан выдать сумму вклада или ее часть по первому требованию вкладчика - потребителя. При наступлении страхового случая указанный вкладчик лишается права на беспрепятственное изъятие вклада из банка вне зависимости от того, собирается ли он им воспользоваться. Поэтому можно сделать вывод, что при наступлении страхового случая у вкладчика сразу возникают убытки, связанные с невозможностью истребования вклада из проблемного банка, поскольку этот банк не в состоянии исполнить свои договорные обязательства надлежащим образом. Определяемые таким образом убытки

вкладчика соответствуют размеру его вклада (вкладов, средств на счетах) в проблемном банке вместе с причитающимися процентами. Размер указанных убытков соответствует размеру страхового интереса вкладчика при возникновении страховых правоотношений.

Из теории страхового права известно, что страховой интерес устанавливает предельный размер страховой суммы. Страховая же сумма, в свою очередь, является пределом для страхового вознаграждения, которое страховщик действительно выплачивает страхователю или выгодоприобретателю, по отношению к коему страховая сумма играет роль крайнего предела, выше какового не может подниматься страховое вознагражде-

42

ние .

Законом о страховании установлены ограничения по страховому возмещению (страховой сумме), которое может оказаться меньше страхового интереса конкретного вкладчика (выгодоприобретателя).

Размер возмещения по вкладам каждому вкладчику устанавливается исходя из суммы обязательств по вкладам банка, в отношении которого наступил страховой случай, перед этим вкладчиком. При исчислении суммы обязательств банка перед вкладчиком в расчет принимаются только вклады, застрахованные в соответствии со ст. 5 указанного Закона. Как уже говорилось выше, возмещение по вкладам в банке, в отношении которого наступил страховой случай, выплачивается вкладчику в размере 100% суммы вкладов в банке, но не более 700 тыс. руб. Если вкладчик имеет несколько вкладов в одном банке, суммарный размер обязательств которого по этим вкладам перед вкладчиком превышает эту сумму, возмещение выплачивается по каждому из вкладов пропорционально их размерам. Если страховой случай наступил в отношении нескольких банков, в которых вкладчик имеет вклады, размер страхового возмещения исчисляется в отношении каждого банка отдельно.

В указанную сумму предельного возмещения по вкладам включаются денежные средства в валюте РФ или иностранной валюте, размещаемые физическими лицами или в их пользу в

42 См.: Серебровский В.И. Указ соч. С. 404-405. 158

банке-страхователе (т.е. сумма внесенных ими средств), а также капитализированные (причисленные) проценты на сумму вклада. Не капитализированные проценты не подлежат страхованию и в страховое возмещение не включаются.

Размер возмещения по вкладам рассчитывается исходя из размера остатка денежных средств по вкладу (вкладам) вкладчика в банке на конец дня наступления страхового случая. В случае если обязательство банка, в отношении которого наступил страховой случай, перед вкладчиком выражено в иностранной валюте, сумма возмещения по вкладам рассчитывается в валюте РФ по курсу, установленному Банком России на день наступления страхового случая.

Кроме того, в соответствии с п. 7 ст. 11 Закона о страховании вкладов размер исчисленного в указанном выше порядке страхового возмещения может быть уменьшен, если банк, в отношении которого наступил страховой случай, выступал по отношению к вкладчику также в качестве кредитора. В этом случае размер возмещения по вкладам определяется исходя из разницы между суммой обязательств банка перед вкладчиком и суммой встречных требований данного банка к вкладчику, возникших до дня наступления страхового случая.

Таким образом, можно говорить лишь о частичном обеспечении возвратности вкладов, внесенных в банковскую систему РФ.

Страховые взносы. В соответствии со ст. 954 ГК РФ под страховой премией понимается плата за страхование, которую страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, установленные договором страхования. При определении размера страховой премии, подлежащей уплате по договору страхования, страховщик вправе применять разработанные им страховые тарифы с учетом объекта страхования и характера страхового риска. Страховая премия может вноситься не сразу за весь срок страхования, а по частям, за определенные промежутки времени, на которые этот срок разделен. Указанные части страховой премии получили название «страховые взносы» (п. 3 ст. 954).

В Законе о страховании вкладов термин «страховая премия» не употребляется. Однако законодатель широко использует термин «страховые взносы».

Уплата страховых взносов в фонд обязательного страхования вкладов является основной обязанностью банков - участников системы страхования вкладов. Размер страховых взносов, порядок их расчета и уплаты установлен Законом о страховании вкладов и нормативными правовыми актами АСВ.

Статья 35 указанного Закона о страховании вкладов устанавливает несколько сроков исполнения основной обязанности банков - участников системы страхования вкладов:

момент возникновения и прекращения у банка обязательства по уплате страховых взносов;

периоды времени, когда уплата страховых взносов приостанавливается;

непосредственно сами страховые периоды. Данная статья предусматривает, что страховые взносы подлежат уплате банком со дня его внесения в реестр банков и до дня отзыва (аннулирования) лицензии Банка России или до дня исключения банка из реестра банков в соответствии с п. 2 и 3 ч. 3 ст. 28 Закона о страховании вкладов. Первым расчетным периодом для уплаты страховых взносов признается период со дня внесения банка в реестр банков до дня окончания календарного квартала включительно, в котором банк был внесен в реестр банков. Введение Банком России моратория на удовлетворение требований кредиторов банка приостанавливает обязанность банка уплачивать страховые взносы на время действия моратория. При этом банк обязан уплатить страховые взносы за расчетный период, в течение которого введен мораторий, включительно по день, предшествующий его введению.

Моменты возникновения и прекращения обязанности банка по уплате страховых взносов должны, на первый взгляд, совпадать с общим сроком действия страховых правоотношений для банка - участника системы страхования вкладов. Однако законодатель использует иной подход. Ниже будет показано, что общий срок состояния банка в страховых правоотношениях начинается с момента внесения этого банка в реестр и заканчивается с момента исключения банка из реестра банков - участ-

ников системы обязательного страхования вкладов. Однако п. 1 ст. 35 Закона о страховании вкладов предусматривает, что обязанность платить страховые взносы может закончиться раньше -с момента отзыва (аннулирования) лицензии Банка России. При этом данная норма не предполагает прекращения страховых правоотношений по следующим причинам. Отзыв (аннулирование) банковской лицензии является страховым случаем (п. 1 ст. 8 указанного Закона). Страховые взносы, как известно, являются платой страховщику за принятие им на себя страхового риска. При наступлении страхового случая страховой риск считается наступившим. Поэтому исчезает основание для уплаты страховых взносов, однако страховые правоотношения не прекращаются, а преобразуются - возникает обязанность страховщика уплатить страховую сумму. Таким образом, момент прекращения обязанности банка - участника системы обязательного страхования вкладов не совпадают с моментом прекращения страховых правоотношений.

Как уже говорилось выше, исполнение обязанности банка по уплате страховых взносов приостанавливается на время действия моратория Банка России на удовлетворение требований кредиторов банка. Введение такого моратория - также один из страховых случаев, однако эта мера в отличие от отзыва (аннулирования) банковской лицензии изначально носит временный характер. Поэтому обязанность банка платить страховые взносы не прекращается, а только приостанавливается.

Расчетным периодом для уплаты страховых взносов является календарный квартал года.

Статьей 36 Закона о страховании вкладов предусмотрено, что расчетная база для исчисления страховых взносов (далее -расчетная база) определяется как средняя хронологическая за расчетный период ежедневных балансовых остатков на счетах по учету вкладов. По вкладам в иностранной валюте ежедневные балансовые остатки определяются в валюте РФ по официальному курсу, устанавливаемому Банком России ежедневно. Ставка страховых взносов не может превышать 0,15% расчетной базы за последний расчетный период. В случаях, предусмотренных указанным Законом, ставка страхового взноса может быть увеличена до 0,3% расчетной базы, но не более чем на два рас-

четных периода в течение 18 месяцев. Ставка страховых взносов не может превышать 0,05% расчетной базы с расчетного периода, следующего за расчетным периодом, в котором сумма денежных средств фонда обязательного страхования вкладов, включая денежные средства, инвестированные АСВ в порядке, установленном Законом, превысит 5% общей суммы вкладов в банках.

При изменении ставки страховых взносов новая ставка страховых взносов вводится не ранее 45 дней после принятия Советом директоров АСВ решения о ее изменении и начинает действовать с расчетного периода, следующего за кварталом, в течение которого принято соответствующее решение. Действующая процентная ставка страховых взносов в фонд обязательного страхования вкладов установлена решением Совета директоров АСВ от 23 сентября 2008 г. (протокол № 3, разд. 1) в размере 0,1% расчетной базы за расчетный период (календарный квартал года).

Расчет страховых взносов и перечисление их в фонд страхования вкладов осуществляется банками самостоятельно. Механизм подсчета страховых взносов установлен Законом о страховании вкладов и Порядком расчета страховых взносов, утвержденным решением Совета директоров АСВ ГК от 3 февраля 2004 г. (протокол № 3). Данный Порядок регулирует отношения, связанные с исчислением расчетной базы и расчетного периода для уплаты страховых взносов в фонд обязательного страхования вкладов и иные отношения, касающиеся порядка расчета страховых взносов, а также предусматривает особенности исчисления страховых взносов за неполный расчетный период.

Механизм перечисления банками рассчитанных ими сумм страховых взносов в фонд обязательного страхования вкладов установлен Законом о страховании вкладов и Порядком уплаты страховых взносов, утвержденным решением Правления АСВ от 5 февраля 2004 г. (протокол № 2).

Данный порядок определяет особенности перечисления страховых взносов на счет АСВ в Банке России, на котором учитываются денежные средства фонда обязательного страхования вкладов, регулирует отношения, связанные с неуплатой, несвоевременной, неполной или излишней уплатой суммы страховых

взносов, определяет последствия неисполнения банком обязанностей по их уплате.

Уплата страховых взносов производится в течение 25 дней со дня окончания расчетного периода путем перевода денежных средств на счет АСВ в Банке России, на котором учитываются денежные средства фонда обязательного страхования вкладов. Обязанность по уплате страховых взносов считается исполненной банком с момента списания денежных средств с корреспондентского счета банка в Банке России. Сумма излишне уплаченных страховых взносов (пеней) за расчетный период подлежит зачету в счет погашения задолженности банка по взносам (пеням) за другие расчетные периоды или в счет предстоящих платежей либо возврату в случае прекращения банка уплачивать страховые взносы. Уплата страховых взносов осуществляется в валюте РФ и автоматически приостанавливается банками с расчетного периода, следующего за расчетным периодом, в котором сумма денежных средств фонда обязательного страхования вкладов, включая денежные средства, инвестированные АСВ, превысит 10% общей суммы вкладов в банках. Уплата страховых взносов автоматически возобновляется банками с расчетного периода, следующего за расчетным периодом, в котором сумма денежных средств фонда обязательного страхования вкладов, включая денежные средства, инвестированные АСВ в порядке, установленном Законом о страховании вкладов, составит менее 10% общей суммы вкладов в банках.

Контроль правильности расчета сумм страховых взносов осуществляет АСВ на основании анализа отчетности банков, получаемой АСВ от Банка России, и разъяснений банков, получаемых по запросу АСВ, а также в ходе проверок банков, проводимых Банком России с участием работников АСВ.

В ст. 37 Закона о страховании вкладов предусмотрены меры ответственности за нарушения банками - участниками системы обязательного страхования вкладов своей обязанности по перечислению страховых взносов. В соответствии с ч. 1-5 ст. 37 за их несвоевременную или неполную уплату установлена ответственность в форме пени. Пеня взимается за просрочку уплаты страховых взносов с учетом сроков, установленных Законом о страховании вкладов. Она уплачивается сверх страховых взно-

сов и исчисляется в процентах от своевременно неуплаченной их суммы. Процентная ставка пени за один календарный день просрочки соответствует ставке рефинансирования Банка России, действовавшей в соответствующий период, деленной на 360 календарных дней. Пени начисляются за каждый календарный день просрочки начиная со дня, следующего за установленным днем уплаты страховых взносов.

АСВ имеет право требовать от банков произвести перечисление неуплаченных страховых взносов и начисленных пеней и информировать Банк России о факте неуплаты.

Взыскание денежных сумм неисполненных обязательств банков по уплате страховых взносов, а также пеней осуществляется в судебном порядке. Указанные денежные суммы подлежат зачислению на счет АСВ по учету денежных средств фонда обязательного страхования.

Вопрос о юридической природе страховых взносов, уплачиваемых банками в фонд страхования вкладов, вызывает большой интерес в литературе. В частности, указываются следующие особенности страховых взносов, уплачиваемых банками.

Во-первых, Законом о страховании вкладов установлен принцип равенства ставки страховых взносов для всех банков -участников системы страхования вкладов43. При этом в нем предусмотрены единый порядок уплаты страховых взносов, единые правила подсчета расчетной база, расчетный период, размер ставки. Во-вторых, страховые взносы, уплачиваемые банками в фонд страхования вкладов, являются разновидностью обязательных платежей, устанавливаемых специальным феде-

44

ральным законом . В-третьих, страховые взносы не входят в налоговую систему и уплачиваются в специальный фонд, а не в бюджет государства, а также имеют строго целевое назначение

43 См.: ЛялинД.Ю. Фонд обязательного страхования вкладов: правовые и организационные проблемы формирования // Банковское право. 2005. № 3.

44 См.: Амерханова М.Р. Правовые основы функционирования системы обязательного страхования банковских вкладов // Финансовое право. 2005. № 6.

их использования45. Поэтому отнесение их к налогам или сборам является некорректным. В-четвертых, в данном Законе определены публичные экономические и социальные цели уплаты страховых взносов и формирования фонда страхования вкла-

46 дов46.

На основе указанных особенностей авторами был сделан вывод об отнесении таких взносов к категории парафискалите-

47

тов .

По нашему мнению, с этим нельзя согласиться. Страховые взносы уплачиваются банками - участниками системы страхования вкладов в рамках гражданского страхового правоотношения, природа страховых взносов также должна носить гражданско-правовой характер. Они уплачиваются страхователями и представляют собой плату за принятие страховщиком страхового риска выгодоприобретателя. Перечисленные выше особенности страховых взносов, действительно, существуют, однако они присущи практически любому виду обязательного, а не добровольного страхования.

Страховой срок. Момент возникновения и прекращения страхового правоотношения. Как известно, страховщик принимает на себя ответственность только в рамках определенного отрезка времени. Поэтому установление срока является непре-

48 г\г

менным свойством страхового правоотношения . Об этом указано в пп. 4 п. 1 ст. 942 ГК РФ, где срок определен в качестве существенного условия договора страхования.

Обычно выделяют общий срок страхования и промежуточные сроки - страховые периоды, к истечению которых приурочены сроки уплаты страховых взносов.

Как уже указывалось выше, страхование вкладов является обязательным, оно осуществляется в силу закона и не требует заключения договора страхования. По указанной причине страховые правоотношения должны возникать непосредственно на

45 См.: АмерхановаМ.Р. Понятие, признаки и основные элементы страхового взноса (уплачиваемого в фонд обязательного страхования банковских вкладов) // Банковское право. 2005. № 5.

46 См.: Кучеров И.И. Указ. соч. С. 40-41.

47 См.: там же; КомиссароваМ.В. Указ. соч. С. 71.

48 См.: Серебровский В.И. Указ. соч. С. 411.

основании закона. Соответственно срок для обязательного страхования должен также определяться законом. Закон о страховании вкладов не устанавливает общего срока действия страхового правоотношения. В связи с этим можно было бы предположить, что такие правоотношения являются бессрочными, однако это не так.

В отличие от общего правила возникновения страховых правоотношений с момента уплаты страховой премии или ее первого взноса (п. 1 ст. 957 ГК РФ) страховые правоотношения возникают независимо от уплаты страховых взносов банками -участниками системы обязательного страхования вкладов.

На основе буквального толкования п. 2 ст. 6 и п. 1 ст. 28 Закона о страховании вкладов в литературе был сделан вывод, что юридическим фактом, порождающим возникновение страхового обязательства, является внесение банка в реестр банков49.

С учетом предложенной выше классификации правоотношений, складывающихся в рамках обязательного страхования вкладов, на публично-правовые и частноправовые данный вывод требует уточнения.

Прежде всего следует различать моменты возникновения публично-правовых и частноправовых правоотношений по обязательному страхованию вкладов. Так, момент возникновения публичных правоотношений между АСВ и банком по поводу участия последнего в системе страхования вкладов, действительно, определяется фактом внесения этого банка в реестр банков - участников системы страхования вкладов. Это правоотношение соответственно прекращается с момента снятия указанного банка с учета в системе страхования вкладов.

Что касается момента возникновения (и прекращения) правоотношений по непосредственному страхованию вкладов, то он должен определяться иначе.

Как уже указывалось, банк становится участником системы обязательного страхования вкладов с момента включения в реестр банков - участников системы обязательного страхования

49 См.: Васнев В.В. Правовая природа обязательного страхования вкладов физических лиц в банках Российской Федерации // Правоведение. 2004. № 3. С. 107-117.

вкладов. Однако для возникновения правоотношения по непосредственному страхованию вкладов недостаточно факта наличия страховщика (АСВ) и страхователя (банка, включенного в реестр). Выше было показано, что банки-страхователи фактически не имеют страхового интереса. Поэтому возникновение страхового правоотношения возможно не ранее появления хотя бы одного выгодоприобретателя со своим страховым интересом, который должен заключить с банком один из двух договоров: договор банковского вклада или договор банковского счета.

В ходе работы по включению банков в реестр участников системы страхования вкладов, проводившейся сразу после вступления в силу Закона о страховании вкладов, сложилась особая ситуация. Банк, отвечающий требованиям к участию в системе страхования вкладов, уже имел ранее заключенные договоры банковского вклада и договоры банковского счета с физическими лицами. Поэтому факт включения этого банка в реестр, действительно, породил возникновение правоотношений по непосредственному страхованию вкладов в отношении всех вкладчиков - физических лиц, разместивших свои средства в банке на дату его вступления в систему страхования вкладов. Создалось ошибочное впечатление, что именно факт включения банка в реестр участников системы страхования вкладов приводит к возникновению правоотношений по непосредственному страхованию вкладов. Однако такой вывод является верным только для рассматриваемого случая. Возникновение правоотношений по непосредственному страхованию вкладов в описанной ситуации объяснялось наличием у банка потенциальных выгодоприобретателей уже на дату его вступления в систему страхования вкладов.

Впоследствии ситуация изменилась. Банк, желающий привлекать средства физических лиц, должен был сначала доказать соблюдение им требований, предъявляемых к участию в системе страхования вкладов, добиться включения его в реестр и получить сберегательную лицензию и лишь затем приобретал право заключать договоры банковского вклада и договоры банковского счета с физическими лицами. В данном случае момент включения банка в реестр не совпадет с моментом заключения банком первого договора с физическим лицом-потребителем, и по-

этому момент возникновения страховых правоотношений надлежит увязывать с фактом появления в банке - участнике системы страхования вкладов - первого вклада физического лица.

Следовательно, по общему правилу, банк становится участником правоотношения по непосредственному страхованию вкладов в качестве страхователя не с момента включения его в реестр банков - участников системы страхования вкладов, а позднее - с момента появления у него первого вкладчика или клиента по договору банковского счета, отвечающего требованиям Закона о страховании вкладов.

Однако банк-страхователь вступает не в одно, а в несколько правоотношений по непосредственному страхованию вкладов, количество которых определяется количеством имеющихся у него выгодоприобретателей (вкладчиков или клиентов банк). При этом с каждым выгодоприобретателем может быть заключено несколько договоров банковского вклада или договоров банковского счета. Тогда чем может быть обоснован вывод, что количество правоотношений по непосредственному страхованию вкладов определяется количеством не договоров банковского вклада или банковского счета, заключенных с физическими лицами, а самих физических лиц? Как уже указывалось выше, если вкладчик имеет несколько вкладов в одном банке, суммарный размер обязательств которого по этим вкладам перед вкладчиком превышает 700 тыс. руб., возмещение выплачивается по каждому из вкладов пропорционально их размерам. Таким образом, количество вкладов у одного вкладчика в одном банке значения не имеет. В этом случае имеется один объект страхования - суммарный страховой риск по всем вкладам одного вкладчика, внесенным в один и тот же банк.

Соответственно необходимо определить момент возникновения и момент прекращения каждого из этих правоотношений в отдельности.

Поскольку правоотношения по непосредственному страхованию вкладов возникают в отношении каждого вкладчика в отдельности, достаточно определить, в какой момент эти правоотношения считаются возникшими для конкретного физического лица - клиента банка (страхователя). Иными словами, необхо-

димо установить, когда вклад конкретного вкладчика должен считаться застрахованным, а сам вкладчик приобретет статус выгодоприобретателя.

В случае заключения договора банковского счета возможен вывод, что страховые правоотношения возникают с момента заключения этого договора. Однако это не так. Действие Закона о страховании вкладов распространяется на вклады физических лиц - потребителей. Термин «вклад» определен в п. 2 ст. 2 Закона о страховании вкладов прежде всего как денежные средства, а лишь затем указано, на каком правовом основании они должны быть внесены в банк. Учитывая, что договор банковского счета является консенсуальным, возможна ситуация, когда этот договор уже заключен, а денежные средства на счет еще не поступили. Представляется, что в таком случае нельзя делать вывод о возникновении страховых правоотношений, поскольку отсутствует вклад и связанный с ним страховой интерес. Момент возникновения страховых взаимоотношений в указанном случае совпадает с моментом зачисления денежных средств на ранее открытый банковский счет.

Иной вывод может быть сделан в случае, когда денежные средства внесены в банк на основании договора банковского вклада. Указанный договор является реальным и для его заключения необходимо наличие состава юридических фактов, а именно: заключение самого договора и внесение суммы вклада на депозитный счет вкладчика. Следовательно, при внесении вклада наличными деньгами одновременно с заключением договора момент его заключения совпадет с моментом внесения суммы вклада. Поэтому допустим вывод, что вкладчик вступит в страховые правоотношения с момента заключения договора банковского вклада.

В случае внесения суммы вклада в банк в безналичном порядке момент заключения договора банковского вклада и момент внесения в банк суммы вклады совпадать не будут. Поэтому вопрос о моменте возникновения правоотношения по непосредственному страхованию вкладов в этом случае должен быть решен иначе.

В Рекомендациях о порядке информирования банками вкладчиков по вопросам страхования вкладов (п. 6), принятых

решением Правления АСВ от 30 июня 2005 г. (протокол № 48), указано, что при внесении физическими лицами денежных средств во вклады путем почтовых переводов уведомлять вкладчиков о том, что такие денежные средства будут являться застрахованными, следует с момента заключения соответствующих договоров банковского вклада (счета). Из этого следует, что, по мнению АСВ, страховые правоотношения должны считаться возникшими не с момента внесения средств, а с момента заключения соответствующих договоров, с чем нельзя согласиться. При внесении вклада в безналичном порядке момент заключения договора банковского вклада не может определяться датой оформления договора как документа, поскольку для возникновения правоотношения необходимо поступление суммы вклада в обслуживающий банк. Средства, направляемые во вклад с помощью почтового перевода, следует считать внесенными в обслуживающий банк только с момента их зачисления на корреспондентский счет этого банка. В рассматриваемом случае момент возникновения страховых правоотношений по договору банковского вклада и по договору банковского счета совпадет: им следует считать момент поступления соответствующих денежных средств на корреспондентский счет обслуживающего банка - участника системы страхования вкладов.

Момент прекращения правоотношений по непосредственному страхованию вкладов и момент прекращения публично правовых страховых правоотношений также должен различаться.

Публично-правовые правоотношения между АСВ и конкретным банком - участником системы страхования вкладов следует считать прекратившимися со дня снятия банка с учета в системе страхования вкладов в соответствии со ст. 28 Закона о страховании вкладов.

Момент прекращения частноправовых правоотношения по непосредственному страхованию вкладов надлежит определять по моменту прекращения их для конкретного вкладчика или клиента банка-страхователя.

Необходимо назвать два вида юридических фактов, которые, по общему правилу, должны приводить к прекращению страховых правоотношений для конкретного вкладчика или клиента по договору банковского счета. Это прекращение соответ-

ствующего договора по любому основанию с полной выплатой средств либо исполнение страховщиком своей обязанности. В частности, речь может идти о надлежащем исполнении договора банковского вклада путем полной выплаты суммы вклада вместе с причитающимися процентами либо о расторжении договора банковского счета, либо о получении вкладчиком страхового возмещения.

Однако имеется особый случай, когда момент прекращения страховых правоотношений для конкретного физического лица -клиента банка не настолько очевиден. В частности, банк может быть исключен из системы страхования вкладов. Например, такие последствия наступают в случае прекращения у банка права на привлечение во вклады денежных средств физических лиц и на открытие и ведение банковских счетов физических лиц в связи с заменой или признанием утратившей силу сберегательной лицензии Банка России. Очевидно, что в этом случае банк лишается права обслуживать физических лиц, т.е. привлекать новые вклады и открывать новые счета, а также производить какие -либо операции по ранее открытым счетам и вкладам за исключением возврата клиенту его средств. Однако банк не может обязать физических лиц забрать свои деньги по ранее открытым вкладам (счетам). В связи с этим возникает вопрос: прекращаются ли страховые правоотношения в отношении ранее внесенных вкладов при утрате банком права на привлечение средств физических лиц?

Часть 3 ст. 28 Закона о страховании вкладов позволяет разграничивать правовые последствия двух юридических фактов: 1) утраты банком права на привлечение денежных средств физических лиц - потребителей в силу отзыва, аннулирования или признания утратившей силу сберегательной лицензии Банка России; 2) удовлетворения требований физического лица по ранее заключенным договорам банковского вклада и банковского счета.

В случае утраты банком права на привлечение средств физических лиц он лишается возможности заключать новые договоры банковского вклада или банковского счета с физическими лицами - потребителями, а также принимать суммы для пополнения принятых вкладов и ранее открытых счетов. Вместе с тем

ранее заключенные договоры сохраняют силу (см., например, п. 5 и 6 ст. 48 Закона о страховании вкладов). При этом факт утраты банком сберегательной лицензии не является основанием для исключения его из системы страхования вкладов (ст. 28 указанного Закона). Поэтому можно сделать вывод, что в случае утраты банком права на привлечение средств физических лиц, во-первых, он не выбывает из страховых правоотношений, во-вторых, правоотношения по непосредственному страхованию вкладов в отношении прежних выгодоприобретателей сохраняют силу. Ранее принятые вклады и средства на банковских счетах физических лиц - потребителей остаются застрахованными.

При удовлетворении требований физического лица по ранее заключенным им договорам банковского вклада и банковского счета, банк, лишенный сберегательной лицензии, исключается из системы страхования вкладов. Из ст. 28 указанного Закона также следует, что удовлетворение требований вкладчиков может осуществляться, во-первых, путем предоставления возмещения по вкладам, произведенным АСВ, во-вторых, путем самостоятельного исполнения банком своих обязательств перед вкладчиком.

Таким образом, страховые правоотношения с участием конкретного физического лица (вкладчика, клиента банка) в рассматриваемом случае прекращаются при наличии следующего сложного состава юридических фактов: факта утраты банком сберегательной лицензии по различным основаниям и факта удовлетворения требований этого вкладчика (клиента банка) путем предоставления ему страхового возмещения, либо исполнения договора банком, т.е. полной выплаты суммы долга.

В свою очередь, банк, лишенный сберегательной лицензии, считается участником публично-правовых страховых правоотношений до полного исполнения обязательств по последнему договору банковского вклада (банковского счета), заключенному с потребителем. С этого момента он исключается из реестра банков - участников системы обязательного страхования вкладов, и публично-правовые страховые правоотношения для него прекращаются.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.