Научная статья на тему 'Общественный досуг горожан на дальневосточной окраине во второй половине XIX — начале XX В. '

Общественный досуг горожан на дальневосточной окраине во второй половине XIX — начале XX В. Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
687
74
Поделиться
Ключевые слова
ГОРОДА РОССИЙСКОГО ДАЛЬНЕГО ВОСТОКА / ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОСУГ / ПОВСЕДНЕВНАЯ ЖИЗНЬ / ОБЩЕСТВА / ПОВСЕДНЕВНЫЕ И ПРАЗДНИЧНЫЕ РАЗВЛЕЧЕНИЯ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Позняк Зиновьевна Позняк

Cтатья посвящена разнообразию форм общественного досуга в городах российского Дальнего Востока во второй половине XIX — начале XX в. Автор анализирует изменения городской досуговой культуры, рассматривает различные досуговые сообщества и практики, повседневные и праздничные развлечений горожан.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Позняк Зиновьевна Позняк,

The leisure activities of the town citizens in the Russian Far East in the second half 19 th— beginning 20 t h centuries

The article is devoted to leisure activities and recreation in the cities of the Russian Far East in the second half 19 th–beginning 20 th centuries. The author analyzes changes of the urban leisure culture, diff erent leisure communities and practices: meetings, fellowships, hobby groups, events of street casual and festive entertainment. Based on published and archive sources, it considers a variety of forms of public leisure activities of Far Eastern outskirts of the Russian Empire, as well as changes in this sphere during the period. Th e study covers the southern part of the Russian Far East (the Amur and Primorye). Rapid development of this area began in the mid XIX century. The author reveals the features of leisure inhabitants of the region, determined by the small number of the population of the cities, significant role of the military component, remoteness from European Russia, lack of infrastructure and, as a consequence, semi-isolation from the main cultural centers.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Общественный досуг горожан на дальневосточной окраине во второй половине XIX — начале XX В. »

УДК 947.081.1/083.7:394.26(571.6)

Вестник СПбГУ. Сер. 2. 2013. Вып. 1

Т. 3. Позняк

ОБЩЕСТВЕННЫЙ ДОСУГ ГОРОЖАН НА ДАЛЬНЕВОСТОЧНОЙ ОКРАИНЕ ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX — НАЧАЛЕ XX в.

Процессы модернизации, происходившие в Российской империи во второй половине XIX — начале XX в., затронули различные стороны жизни российского общества, в том числе и сферу общественного досуга. Досуг является естественным элементом жизнедеятельности человека, органично входит в структуру образа жизни. Цель статьи — показать разнообразие форм общественного досуга горожан на дальневосточной окраине Российской империи, а также изменения в этой сфере в течение рассматриваемого периода. Объектом рассмотрения являются досуговые сообщества и практики: собрания, общества, кружки по интересам, уличные повседневные и праздничные развлекательные мероприятия и пр. Исследование затрагивает южные районы Дальнего Востока России — Приамурье и Приморье, интенсивное освоение которых началось с середины XIX в. В 1850-60-х годах здесь было основано несколько военных постов, получивших в рассматриваемое время городской статус: Николаевск-на-Амуре — в 1856 г., Благовещенск — в 1858 г., Владивосток — в 1875 г., Хабаровск — в 1880 г., Никольск-Уссурийский — в 1898 г., Софийск — уездный город с 1858 по 1896 г.

В 1860-е — начале 1870-х годов дальневосточные города и военные посты были небольшими населенными пунктами [1, с. 23-24], даже города не могли похвастаться сложившимся городским обществом. Образованное население городов и постов составляли в основном офицеры и немногочисленные чиновники и купцы. В них проживало много холостяков и мало женщин. Семейные составляли отдельный круг общения. Постоянного населения было мало, наблюдался постоянный отток лиц, проживших несколько лет в регионе, и приток нового пополнения. Сообщение с европейской частью России осуществлялось морем, сухопутным путем и по Амуру. Весной и осенью во время распутицы и ледостава дальневосточная окраина оставалась отрезанной от остального мира. Это накладывало отпечаток на повседневную жизнь окраины и досуг ее обитателей.

Во Владивостоке, не получившем на тот момент городского статуса, в 1860-е — начале 1870-х годов проживали немногочисленные русские купцы, еще недавно бывшие крестьянами или отставными военными, иностранные предприниматели, некоторые из них весьма авантюрного склада, офицеры морские и сухопутные, немногочисленные гражданские чиновники, основное же население составляли нижние чины на службе и в отставке. Женщин было настолько мало, что даже переселенные сюда ссыльные каторжанки пользовались «неслыханной популярностью» и «даже в некотором роде "роль играли"» [2, с. 36].

Скука пронизывала досуг обывателей, из-за немногочисленности образованного общества круг общения был весьма ограниченным, новых тем для разговоров

Татьяна Зиновьевна Позняк — канд. ист. наук, Институт истории, археологии и этнографии народов Дальнего Востока ДВО РАН; e-mail: tzpoznyak@mail.ru © Т. З. Позняк, 2013

практически не было, новости из западных регионов доходили медленно и успевали устаревать. Имевшиеся в частных руках книги и газеты перечитывались по несколько раз. Обыватели, жившие в порту в те годы, делились с Д. И. Шрейдером впечатлениями о своей жизни: «...За эти долгие годы совместной жизни в малолюдном порту мы, может быть, по сто раз повествовали друг другу одни и те же истории. Было переговорено все, что мы знали, что мы слышали, все, что нас волновало и мучило, все, что нам подсказывало наше воображение.». Увлечения охотой, тайгой и местной природой быстро наскучивало, повседневные развлечения ограничивались сплетнями, картами и выпивкой. Неудивительным было распространение таких игр весьма авантюрного плана, как «игра в тигра». Игра происходила в полной темноте в комнате, откуда предварительно выносилась вся мебель. Один из участников, исполнявший роль тигра, сняв обувь, должен был передвигаться по комнате как можно мягче, другие участники вооружались револьверами и стреляли по шороху или шуму шагов в сторону «тигра» [3, с. 39-41, 44].

В первых городах — административных центрах Приморской и Амурской областей — Николаевске-на-Амуре и Благовещенске положение в сфере досуга обстояло несколько лучше, чем в военных постах. Первый к тому же был в 1850-х и в 1860-е годы местом размещения значительного воинского гарнизона. Не случайно именно здесь для проведения досуга было организовано первое собрание — морское.

Морское собрание, или офицерский клуб, появилось в Николаевске-на-Амуре в 1855 г. Для него было построено двухэтажное здание на Большой улице, на первом этаже которого располагались помещения клуба — столовая, бильярдная, зал и гостиная, на втором — комнаты для холостых офицеров. Открытие клуба 6 декабря 1855 г. было отмечено молебном, торжественным обедом и танцевальным вечером. Здесь же офицеры и их семейства отмечали Новый 1856 год. В 1850-60-е годы развлечения в клубе ограничивались любительскими спектаклями и танцевальными вечерами, которые за неимением оркестра устраивались под две скрипки и контрабас. В обычные же дни офицеры собирались здесь, чтобы поиграть в бильярд и карты, почитать книги и газеты, а также пообедать и поужинать. Самым популярным развлечением местного общества были любительские спектакли. Еще до устройства клуба, в зиму 1854 г., офицерами с участием двух дам Е. И. Невельской и Е. О. Бачмановой были поставлены пьесы «Городничий» и «Женитьба», на Новогодние праздники 1856 г. играли «Ревизора», а в течение зимы — еще три пьесы Н. В. Гоголя [4, с. 196, 206-209, 215-218]. С переводом порта из Николаевска-на-Амуре во Владивосток в 1872-73 гг. и переездом большей части населения морское собрание также переехало.

В других городах и военных постах, где военные составляли значительную часть населения, первыми центрами досуга также стали военные собрания. В Хабаровске, Владивостоке, с. Никольском они начали действовать, видимо, с середины 1870-х гг., но официально были утверждены позднее. Организация увеселительных мероприятий и просветительская работа велись в собраниях силами энтузиастов. Во Владивостоке в морском собрании, открывшемся в 1877 г., почти сразу начал действовать кружок любителей драматического искусства, с 1886 г. — музыкальный кружок, зимой 1892 г. был организован любительский оркестр под управлением К. Ф. Лунда, а летом этого же года на его базе было создано Владивостокское общество любителей оркестровой музыки и хорового пения. Благодаря появлению этих коллективов концерты, спектакли, танцевальные и литературно-музыкальные вечера, да и репетиции стали важной

частью повседневного времяпрепровождения не только членов морского собрания, но и городского общества в целом [5, с. 199-202]. Морское собрание Владивостока не было исключением, подобная работа велась и в других военных собраниях региона.

В начале 1880-х годов на окраине наблюдался подъем в организации досуга горожан: в большинстве городов наряду с военными были открыты общественные собрания, рассчитанные на удовлетворение запросов широкого круга горожан, хотя по-прежнему это касалось состоятельной части населения. К этому времени в городах формируется круг инициативных людей, прилагавших немало усилий, чтобы сделать досуг горожан насыщенным. Повседневные и праздничные практики организации досуга были сходными в любом из существующих на тот момент собраний.

На примере общественного собрания Николаевска-на-Амуре, временно открытого в январе 1880 г. по разрешению военного губернатора Приморской области Г. Ф. Эрдмана, можно представить типичную структуру, форму организации, правила поведения и особенности времяпровождения в подобных собраниях небольших провинциальных городов. Оно состояло из действительных и почетных членов, а управление делами принадлежало выборным лицам — старшинам. В праздничные дни проводились балы, маскарады, концерты или ставились любительские спектакли, устраивались благотворительные мероприятия, например ежегодно на Пасхальной неделе — бал в пользу инвалидов. На балы, семейные танцевальные вечера, маскарады члены собрания приходили с семействами. Гостями собрания могли быть мужчины, рекомендованные двумя членами собрания, женщины, рекомендованные семейными членами, при этом фамилии и имена гостей предварительно необходимо было записать в особую книгу, внести плату за вход и получить билеты, которые не могли быть переданы другому лицу.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В уставе было регламентировано время функционирования собрания. В обычные дни оно работало с 11 часов утра до 1 часу 30 мин. ночи, с остающихся позже взималась дополнительная плата (до 2 часов — 30 коп., 2 ч. 30 мин. — 90 коп. и т. д., за последние полчаса оплата составляла 38 руб.). В 5 часов утра собрание должно было обязательно закрыться. О приближении каждого штрафа швейцар собрания за 10 мин. предупреждал посетителей колокольчиком. Это свидетельствовало об особенностях повседневного времяпрепровождения местного купечества — любители покутить засиживались в собрании до «первых петухов». В дни семейных вечеров пребывание в собрании дозволялось до 3 часов ночи, во время проведения балов, концертов и маскарадов — до 4.

В обычные дни круг развлечений ограничивался обедом, выпивкой, карточными играми и сплетнями. Посетители играли во все игры, разрешенные правительством. Обычной практикой были, видимо, споры, доходящие до рукоприкладства, вмешательство в игру зрителей, поэтому правила игры старшины постарались прописать весьма детально и вывесить для всеобщего обозрения: «Никому не воспрещается смотреть игру, но вмешиваться, учить играющих или указывать им на ошибки не дозволяется». Нарушивший правила платил штраф. Расчет по игре производился во время игры или сразу после ее окончания. Члены собрания, не оплачивающие свои долги, исключались из его состава, а за долги гостя отвечали поручители [6, л. 17-20об.].

К концу XIX в. население городов юга Дальнего Востока существенно выросло, составив, по данным переписи 1897 г., 82 000 чел. (26,4% населения региона) [7, с. 2-3; 8, с. 40-43]. Строительство Уссурийской железной дороги и начало сооружения КВЖД придало мощный толчок экономическому развитию и росту населения, что неизбеж-

но повлекло за собой развитие культурной инфраструктуры городов и сферы досуга. В конце XIX — начале XX в. возможности досугового времяпрепровождения горожан расширились. Во Владивостоке было два клуба (морское собрание и клуб приказчиков), театр (в котором играли любители), несколько обществ и кружков (два музыкальных, фотографическое, любителей гимнастики, уссурийское общество любителей охоты, благотворительное) [9, с. 41]; в Хабаровске — общественное и военное собрания, театр, несколько кружков и объединений [10, с. 44-46]; в Благовещенске — два собрания : военное и общественное, лечебно-благотворительное и два спортивных общества [11, с. 59, 61].

В городах увеличился слой горожан, нуждавшихся в разнообразном досуге и обладавших финансовыми возможностями для подобного времяпрепровождения. Кроме удовлетворения собственных потребностей, энтузиастами из среды чиновников, военных, интеллигенции, предпринимателей немало усилий было приложено для проведения идеи полезного, насыщенного досуга в народные массы. Важную роль в распространении этой идеи играли Народные дома и Общества народных чтений. Общества народных чтений как одна из форм просвещения взрослых зародились в крупных городах Российской империи в 1870-х годах. Во Владивостоке Общество народных чтений было создано в 1886 г. [12, с. 33, 35], в Хабаровске — в 1894 г. [13, с. 450], в Никольске-Уссурийском — в 1901 г. в качестве филиала Владивостокского [14, с. 121]. На их базе велась разнообразная просветительская и развлекательная деятельность. Учредители их выступали с ходатайствами об открытии Народных домов, которые стали местом отдыха и полезных развлечений народных масс, в начале XX в. они были организованы фактически во всех дальневосточных городах. Главная цель обществ — распространение полезных знаний в народе — достигалась с помощью целого арсенала средств: лекционная работа по специальным и общеобразовательным отраслям знаний, народные чтения с показом туманных картин для привлечения публики, устройство читален и библиотек, воскресных школ, вечерних классов, организация и проведение концертов, спектаклей и танцевальных вечеров. Просветительской работой и устройством полезных развлечений занимались также Общество содействия народному просвещению при Народном доме в Хабаровске, Общество содействия распространению народных развлечений и народного образования в Николаевске-на-Амуре, Кружок самообразования и Общество бесплатной народной читальни в Благовещенске, Общество содействия и устройства детских развлечений во Владивостоке и пр. [15, с. 218-220, 406].

После русско-японской войны начался быстрый рост дальневосточных городов. На 1 января 1913 г. в городах юга Дальнего Востока, которых на тот момент было семь (Благовещенск, Зея и Алексеевск в Амурской области; Владивосток, Николаевск-на-Амуре, Никольск-Уссурийский и Хабаровск в Приморской), проживало 277 300 чел., что составляло 30,4% населения региона [16, прил. 1; 17, табл. 1].

В этот период культурное пространство дальневосточных городов уже было насыщено большим количеством развлекательных заведений. Во Владивостоке в 1911 г. действовали четыре собрания (морское, военное, коммерческое, приказчиков), четыре театра («Золотой Рог», «Пушкинский», «Народный дом» и китайский Юн-хо-зана), четыре иллюзиона («Золотой Рог», «Биограф Виктория», «Гранд-Иллюзион», «Декаданс»), цирк Сержа, три общественных сада (адмиральский, городской, загородный «Италия») и несколько скверов (имени Невельского, пожарного общества, адмирала Завойко). В Хабаровске в 1912 г. горожане могли развлечься в театрах-цирках Л. И. Ма-теуса и Товарищества Шараповой и К°, Народном Доме, гарнизонном и общественном

собраниях (последние три имели театральные залы), в Китайском театре, двух одноименных кинотеатрах — «Гранд-Иллюзион» Подпаха и Товарищества Алексеев и К°. Для устройства концертов и танцевальных вечеров использовался и зал Городской думы. Летом общественные мероприятия проходили в городском саду и скверах. В Благовещенске в 1911 г. к услугам горожан были три собрания — общественное, военное и общества приказчиков, два театра — при общественном собрании и А. И. Роганова, три синематографа — М. Г. Алексеева, «Мираж», «Синема», городской сад с верандой «Зимний сад» для устройства театральных представлений, концертов и лучшим в городе рестораном И. Л. Керкадзе. В Никольске-Уссурийском в 1913 г. горожане посещали в свободное время городской сад «Зеленый остров», военное, соединенное и коммерческое собрания, Народный Дом. В Николаевске-на-Амуре в 1911 г. действовали общественное и военное собрания, два электротеатра «Иллюзион» и «Новый Прогресс», а в Зее — общественное собрание, сад Общества любителей полезных развлечений и драматического искусства и три общества [18, с. 90-91; 19, с. 52, 71-72, 196-198; 20, с. 54; 21, с. 171, 285-286; 22]. Кроме указанных учреждений, в каждом из дальневосточных городов действовало несколько самодеятельных обществ и кружков по интересам.

Все эти развлечения были доступны состоятельным и средним слоям городского населения. Большинство собраний носило сословный или профессиональный характер, и даже в случаях, когда жесткая регламентация членства отсутствовала или провозглашался всесословный характер, они представляли собой объединения так называемого «образованного общества». Вступление в них было добровольным и осуществлялось путем подачи заявления и голосования по кандидатуре на общем собрании членов или заседании правлений. Это, казалось бы, открывало доступ в собрания представителям разных социальных групп. Однако, учитывая необходимость рекомендации действительных членов, вступительные и годовые членские взносы, плату за билеты на праздничные мероприятия, наличие штрафов и пр., доступ в члены собрания широким слоям городского населения был фактически закрыт. Годовой членский взнос в собраниях определялся правлением и варьировался в пределах от 1 до 30 руб. в год. В Никольск-Уссурийском коммерческом собрании годовой взнос составлял 15 руб., в Хабаровском общественном собрании вступительный взнос был 10 руб., членский годовой — 20 [23, с. 300, 303].

Собрания были местом проведения досуга не только их членов, каждую неделю здесь проводили и «общедоступные» вечера, но, учитывая, что плата за вход была типичным явлением, малоимущие горожане вряд ли могли их часто посещать. В Николаевском общественном собрании плата составляла в 1880 г. 1 руб. [24, л. 7], в Пушкинском театре (Собрание Приказчиков) во Владивостоке в начале XX в. — от 25 коп. до 2 руб. в зависимости от мероприятия [25].

Несмотря на сохранение элитарности досуговой сферы, основной тенденцией постепенно становится распространение доступных и массовых развлечений. Урбанизация, технические инновации и развитие рыночных отношений оказали огромное влияние не только на разнообразие видов досугового времяпрепровождения, но и на появление новых форм массовых развлечений, проникновение их в среду мещан, рабочих, крестьян.

В первую очередь речь идет о кинематографе. Синематограф братьев Люмьер впервые демонстрировался в Париже в 1895 г., а на следующий год уже проник в Россию, и на Дальний Восток, в частности. Первый кинотеатр во Владивостоке был устроен

в 1896 г. Хегбергом в специально построенном павильоне напротив магазина торгового дома «Кунст и Альберс», в котором действовала на тот момент единственная в городе электростанция. Однако он не просуществовал и месяца. Следующая неудачная попытка была сделана С. Маржецким, который вскоре продал свой аппарат А. А. Иванову, владельцу строившейся гостиницы «Тихий океан» с театром при ней. В августе 1897 г. кинотеатр Иванова начал работать. Сеансы начинались в 8 часов вечера, перед началом играл оркестр, в перерывах к услугам публики был буфет и ресторан [26, с. 50-52].

После русско-японской войны среди дальневосточных горожан кино стало уже популярным и достаточно обыденным развлечением. К 1914 г. на дальневосточной окраине сложилась разветвленная кинематографическая сеть: во Владивостоке действовало 6 кинотеатров, в Благовещенске — 4, в Хабаровске, в Никольске-Уссурий-ском, Николаевске-на-Амуре — по 2, в Зее — 1 [27, с. 41-42, 171, 285; 28, с. 196]. Стоимость билетов зависела от программы показа, удобства мест и расстояния от экрана. Например, 25 сентября 1911 г. в кинотеатре «Золотой Рог» Владивостока демонстрировалась картина «Роковые соблазны», цена билетов составляла в ложе 4 руб., в партере — 1 руб., на балконе — 75 коп. и на галерее — 50 коп. В других кинотеатрах города в это же время самые дешевые билеты стоили 25 коп. В декабре 1911 г. цены на самые дешевые билеты в городских иллюзионах выросли до 35 коп. [29].

Еще одним проявлением этой тенденции были изменения в сфере театрального искусства. Театр на российском Дальнем Востоке был весьма популярен, его развитие в течение рассматриваемого времени прошло значительный путь от любительских спектаклей в 1860-1880-е годы до появления специализированных театральных залов, где гастролировали столичные артисты разнообразных жанров, работали постоянные драматические труппы. Посещение театров было доступно в основном состоятельным горожанам. Например, после русско-японской войны на спектакли профессиональных трупп во Владивостоке билеты в ложи стоили до 25 руб., первые ряды — 5,50-4,50 руб., задние ряды партера и галерка — дешевле; в Благовещенске в зале Общественного собрания билеты на первый ряд стоили 3,5-4 руб. Демократизация театра проявлялась в появлении «общедоступных театров», где цены на билеты снижались за счет большей вместимости залов, удешевления декораций и костюмов. Любительские труппы, ориентировавшиеся на массовую аудиторию, сознательно удерживали цены на билеты на более низком уровне в сравнении с профессионалами. Спектакли любительской труппы в театре А. И. Роганова в Благовещенске публика смотрела на галерке за 10 коп. Неудивительно, что при столь низких ценах и прекрасном репертуаре спектакли этого кружка шли при полном аншлаге [30, с. 186, 193].

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Более демократичные цены на билеты были и в театрах фарсов. Фарсы основывались на сексуально-фарсовой интриге, эксплуатировали темы адюльтера, карьеры ценой внебрачных интимных связей, быта богатых содержанок и пр. Основными потребителями их на дальневосточной окраине были военнослужащие. Всплеск популярности театров миниатюр пришелся на военные 1914-1915 годы. Действие в них строилось по дивертисментному принципу — сочетание нескольких жанров и типов драматических и комедийных произведений. Кроме фарсов, небольших пьес выступали куплетисты, рассказчики, танцовщицы, фокусники и даже демонстрировались кинофильмы. Привлечению публики способствовали и свободные правила посещения: можно было в любой момент войти в зал и выйти из него, разрешалось не снимать верхнее платье, билеты были относительно дешевы, а театральный вечер — сравнительно коротким.

Театр стремился соответствовать современным веяниям времени, ускорявшемуся ритму жизни; нововведения, весьма негативно воспринимавшиеся театральными критиками, отражали тенденцию трансформации элитарного театрального искусства в массовое, рассчитанное на публику со средними и низкими доходами, не имевшую много свободного времени для проведения досуга [31, с. 161-164].

Одним из любимых развлечений горожан разного достатка и звания были цирковые представления. Спецификой дальневосточных городов были представления на открытых площадках китайских артистов — акробатов, гимнастов, жонглеров, фокусников с медведями и т. п. Во Владивостоке китайские цирковые артисты часто выступали в летнем театре городского сада. Выступления проходили летом и ранней осенью в воскресные и праздничные дни. Вход в сад был бесплатным, а на представления, которых обычно было несколько в течение вечера (в 16, 18 и 20 часов), можно было попасть по билетам, стоившим от 25 коп. до 1 р. 50 коп. в зависимости от удобства мест [32]. В каждом дальневосточном городе к концу XIX в. были уже и стационарные цирки. В Благовещенске осенью 1886 г. австрийский подданный Э. В. Ламбергер построил деревянное здание цирка на площади за Кафедральным собором [33]. Во Владивостоке в цирке Н. С. Сержа, кроме выступления цирковых артистов, можно было посмотреть спортивные состязания борцов, атлетов, боксеров [34].

Летом горожане свободное время чаще проводили на открытом воздухе — в городских садах и на улицах, в пригороде — в лесу, на даче, на морском побережье и на речных островах. Одной из форм проведения досуга были массовые народные гулянья и прогулки. В воскресные и праздничные дни, в обычные дни по вечерам горожане фланировали по центральным улицам городов, рассматривая публику, останавливаясь для беседы со знакомыми и друзьями.

Сады, парки и бульвары были особым развлекательным пространством в городах. Городские власти и различные общества заботились об их благоустройстве — озеленении, устройстве мест для увеселений — открытых летних сцен, закрытых театров, беседок для оркестров, буфетов, танцевальных площадок, спортивных сооружений и пр. В выходные и праздничные дни они становились основным местом проведения увеселительных, благотворительных, спортивных мероприятий. Поводами для массовых народных гуляний становились знаменательные исторические даты или события, значимые для местного общества, сбор пожертвований в пользу различных обществ, учебных заведений и пр. В программе таких увеселений, кроме благотворительных лотерей, были показ кинофильмов, цирковые или театральные представления, концерты, танцы под музыку военных или частных оркестров, фейерверки и иллюминация.

Во Владивостоке в начале XX века общественные гуляния в городском саду обычно начинались в 13-14 часов, днем вход был бесплатным, а на вечернее представление — по билетам. Массовые праздники часто устраивались в загородном саду «Италия» на мысе Чуркин (на противоположной наиболее заселенной стороне бухты Золотой Рог). Весело и оживленно прошло благотворительное мероприятие местного отделения Российского общества покровительства животным 22 июля 1911 г. Несмотря на платный вход (25 коп. с правом бесплатного проезда на катере туда и обратно, дети до 10 лет пропускались бесплатно), оно привлекло 4000 посетителей. В нем принимали участие три оркестра: два играли в саду, один — на Адмиральской пристани, откуда отправлялся катер, перевозивший посетителей. На открытой сцене выступала труппа китайских артистов из 20 чел. В программе были также танцы, детские развлечения — карусели,

качели, гигантские шаги, а вечером сад освещался прожекторами с эскадры, стоявшей в бухте Золотой Рог, и был устроен фейерверк. Последних посетителей катерами перевезли обратно в город в 12 часов ночи [35].

Среди летних развлечений, доступных широким слоям городского населения, было купание в различных водоемах. Летом в дальневосточных городах устраивались специально оборудованные купальни. Популярным среди горожан летом было катание на лодках, шампунках. Во Владивостоке местом таких увеселений была бухта Золотой Рог, в городах, расположенных на Амуре, прогулки на лодках устраивались по реке. На страницах владивостокских газет горожане выражали недовольство подобными развлечениями, так как они сопровождались обильными «возлияниями». В лодку усаживалась публика, прихватив с собой спиртные напитки и закуску. Выбравшись на середину залива Золотой Рог, отдыхающие распивали спиртные напитки, выбрасывая бутылки прямо за борт, играли на музыкальных инструментах, громко распевали песни. Случалось, дело доходило до драк или избиения лодочника-китайца, а иногда подвыпившие шлюпочники не удерживали лодку на плаву и переворачивались вместе с горе-гуляками [36].

Организацией общественных развлечений на воде занимались общества — спортивные и спасания на водах. Во Владивостоке, например, яхт-клуб был не только клубом состоятельных горожан — владельцев яхт и катеров, но и проводил спортивные и развлекательные мероприятия для широкой публики. Летом 1911 г. были организованы спортивные гонки по акватории бухты Золотой Рог, приуроченные к посещению Владивостока американской эскадрой. Для удобства публики и широты обзора на середине залива были установлены разукрашенные баржи, на которых играл оркестр. Публику на баржи с Адмиральской пристани доставляли катера. Плата за билеты составляла 1 руб. для взрослых и 50 коп. для детей и учащихся. В программе состязаний были гонки для четверок, пятивесельных вельботов, шестерок, десяти- и двенадцати-весельных катеров, а также мелких судов — парусинок, тузиков, яликов, шампунок. В перерывах между гонками были проведены соревнования по прыжкам в воду и в плавании на 100 метров [37].

Спортивные общества, появившиеся в дальневосточных городах в конце XIX в., занимались не только пропагандой спорта и здорового образа жизни, организацией досуга любителей спорта, но и массовых развлечений горожан. Занятия спортом и участие в спортивных соревнованиях не стали массовым явлением в рассматриваемое время, однако посмотреть на состязания собиралась многочисленная публика, и эти мероприятия в начале XX в. стали обычной практикой в развлекательной культуре дальневосточных городов. Спектр спортивных развлечений для состоятельной публики был весьма широк — футбол, крикет, гольф, теннис, скэтинг-ринг (ролики), конькобежный спорт и хоккей, бильярд и кегельбан, фехтование и призовая стрельба по мишеням, велосипедный спорт, конные скачки, легкая атлетика, сокольская гимнастика и пр.

Большинство общественных развлечений предназначалось состоятельным горожанам, тем не менее гуляния в городских садах посещали и малоимущие. Они не оставались в стороне от участия в благотворительных базарах и лотереях. Доступными развлечениями были катание на качелях, каруселях, горках, сооружавшихся на городских площадях во время массовых народных гуляний, приуроченных к праздникам. Здесь же устанавливались балаганы, где проходили театральные представления, играли

военные оркестры, выступали цирковые артисты. В Благовещенске в марте 1889 г. управа разрешила благовещенскому мещанину Григорию Борщевскому в неделю Св. Пасхи поставить на площади карусель с взысканием в доход города 100 рублей [38, л. 14-14об.]. На Пасхальные праздники 1897 г. в Благовещенске на базарной площади давал представление канатоходец Блондин с дочерью: он ходил по канату с корзинами, кинжалами, тачкой; выступление вызвало большой прилив публики, встречавшей его весьма восторженно [39, с. 371].

Однако в массе своей крестьяне, рабочие, нижние чины в свободное время отдыхали от непосильного труда, чинили изношенную одежду, готовили еду, спали, либо предавались «низменным удовольствиям». Во Владивостоке в праздничные дни рабочие и нижние чины заполняли пивные лавки, расположенные на Первой речке около батарей. Там они напивались, устраивали драки [40]. Судя по многочисленным жалобам обывателей Благовещенска, подобное времяпровождение было распространенным явлением. В июне 1879 г. в управу поступила жалоба домовладельца дворянина А. И. Пищетовского о поведении посетителей питейного дома Е. Скрябина. Он написал, что как раз напротив его усадьбы среди бела дня «какой-то не особенно пьяный мужчина по форме из рядовых морского ведомства... расположился с оборванной пьяной женщиной в полунагом состоянии и совершал, не стесняясь тот акт, который производится между людьми только в тайне.» [41, л. 6-7об.].

Досуг жителей дальневосточных городов имел много общего с большинством провинциальных российских городов, региональная специфика была связана с малочисленностью населения на начальном этапе существования городов, значительной долей военных в составе населения, отдаленностью окраины от Европейской части России, неразвитостью инфраструктуры и потому информационной оторванностью от основных культурных центров. В течение рассматриваемого периода на дальневосточной окраине произошло существенное расширение спектра развлечений, внедрение новых массовых видов досуга. Возможности проведения свободного времени жителями дальневосточных городов были дифференцированы, существовал ряд форм досуга, недоступных малоимущим слоям городского населения, — собрания, большая часть обществ и любительских кружков. Однако быстрая урбанизация, индустриализация в России сопровождалась социальными и культурными преобразованиями, которые затронули и дальневосточную окраину. Коммерциализация досуговой сферы за счет появления новых форм зрелищ массовых и доступных по цене и изменение старых в расчете на привлечение более широкой публики внесла больше демократизма в сферу досуга, приобщая к развлекательной культуре различные слои городского населения. Местная интеллигенция вносила свой вклад во внедрение в массы полезных развлечений через Народные дома, просветительские и спортивные общества.

Источники и литература

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1. Позняк Т. З. Города дальневосточной окраины: условия и факторы роста (вторая половина XIX — начало XX в. // Ойкумена. Регионоведческие исследования. Владивосток, 2007. №3 (4). С. 22-36.

2. Матвеев Н. П. Краткий исторический очерк г. Владивостока. Владивосток: Уссури, 1990. 304 с.

3. Шрейдер Д. И. Наш Дальний Восток. (Три года в Уссурийском крае). СПб.: Тип. А. Ф. Девриен, 1897. 468 с.

4. Петров А. И. Амурский щит. Записки первостроителя Николаевска-на-Амуре. Хабаровск: Хабар. книж. изд-во, 1974. 410 с.

5. Андриец Г. А. Собрания как форма организации досуга на юге Дальнего Востока России (конец XIX — начало XX в.) // Векторы культуры Тихоокеанской России. История и современность: сб. науч. тр. Владивосток, 2006. C. 193-214.

6. Российский государственный исторический архив Дальнего Востока (РГИА ДВ). Ф. 1. Оп. 1. Д. 800. 34 л.

7. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Амурская область. Т. 72, тетр. 2. СПб., 1905. 68 с.

8. Первая Всеобщая перепись населения Российской империи, 1897 г. Приморская область. Т. 76, тетр. 1. СПб.: Издание ЦСК МВД, 1899. 50 с.

9. Шрейдер Д. И. Наш Дальний Восток. (Три года в Уссурийском крае). СПб.: Тип. А. Ф. Девриен, 1897. 468 с.

10. Всеподданнейший отчет Приамурского генерал-губернатора генерал-лейтенанта Духовского. 1893, 1894 и 1895 годы. СПб.: Тип. Ю. Н. Эрлих, 1895. 192 с.

11. Обзор Амурской области за 1896 год. СПб.: Б. и., 1897. 34 с., прил.

12. Владивосток. Штрихи к портрету. Владивосток: Дальневост. книж. изд-во, 1985. 304 с.

13. Бурилова М. Ф. Общество старого Хабаровска (конец XIX — начало XX вв.): по семейным фотоальбомам и прочим раритетам. Хабаровск: РИОТИП, 2007. 528 с.

14. Коляда А. С., Кузнецов А. М. Никольск-Уссурийский: штрихи к портрету. Уссурийск: Изд-во УГПИ, 1997. 224 с.

15. Котляр Н. В. Российские общественные организации Дальнего Востока в конце XIX — начале XX в.: дис. ... канд. ист. наук. Владивосток, 2004. 283 с., прил.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

16. Обзор Приморской области за 1912 год. Владивосток: Тип. Примор. обл. правл., 1914. 146 с., прил.

17. Приложение к Всеподданнейшему отчету военного губернатора Амурской области за 1912-1913 гг. Благовещенск: Тип. «Благовещенск» Торг. Дома И. Я. Чурин и К, 1915. 102 с., прил.

18. Торгово-промышленный справочник г. Владивостока и пригородов. Владивосток: Тип. Р. Э. Шрейт-ман, 1912. 269 с.

19.Сибирский торгово-промышленный календарь на 1911 год. СПб.: Тип. Э. Ф. Мекс, 1911. 1412 с.

20. Обзор Приморской области за 1912 год. Владивосток: Тип. Прим. обл. правл., 1914. 146 с., прил.

21. Адрес-календарь и Торгово-промышленный указатель Дальнего Востока и Спутник по Маньчжурии, Амуру и Уссурийскому краю. Вып. 10 / сост. И. С. Кларк. Владивосток: Тип. Прим. обл. правл., 1914.

22. РГИА ДВ. Ф. 755. Оп. 2. Д. 940. 12 л.

23. Котляр Н. В. Российские общественные организации Дальнего Востока в конце XIX — начале XX в.: рукопись дис. ... канд. ист. наук. Владивосток, 2004. 283 с., прил.

24. РГИА ДВ. Ф. 1. Оп. 1. Д. 800. 34 л.

25. Далекая окраина. 1910. 6 нояб.

26. Филатов Ю. В гостях у прапорщика Комарова. Владивосток: Б. и., 2004. 180 с.

27. Адрес-календарь и Торгово-промышленный указатель Дальнего Востока и Спутник по Маньчжурии, Амуру и Уссурийскому краю / сост. И. С. Кларк. Владивосток: Тип. Прим. обл. правл., 1914. Вып. 10.

28. Сибирский торгово-промышленный календарь на 1911 год. СПб. .: Тип. Э. Ф. Мекс, 1911. 1412 с.

29. Далекая окраина. 1911. 25 сент., 3 дек.

30. Преснякова Л. В., Пресняков С. В. Летопись театральной жизни дальневосточного региона по материалам столичной прессы (конец XIX — начало XX вв.). Владивосток: Изд-во ВГУЭС, 2005. 352 с.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

31. Шавгарова А. В. Становление и развитие театральной культуры на Дальнем Востоке России (вторая половина XIX — начало XX вв.): дис. ... канд. ист. наук. Владивосток, 2002. 242 с.

32. Далекая окраина. 1911. 3 июня.

33. РГИА ДВ. Ф. 755. Оп. 2. Д. 327. 10 л.

34. Далекая окраина. 1911. 1 июля.

35. Далекая окраина 1911. 17, 23 июля.

36. Далекая окраина. 1911. 1 июля.

37. Далекая окраина. 1911. 14 августа.

38. РГИА ДВ. Ф. 755. Оп. 2. Д. 440. 23 л.

39. История Амурской области с древнейших времен до начала XX в. Благовещенск: Зея, 2008. 424 с.

40. Далекая окраина. 1911. 3 июля.

41. РГИА ДВ. Ф. 755. Оп. 2. Д. 162. 10 л.

Статья поступила в редакцию 13 сентября 2012 г.