Научная статья на тему 'Общественное мнение о проблемах детской инвалидности и сиротства'

Общественное мнение о проблемах детской инвалидности и сиротства Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
1156
138
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
детиинвалиды / детисироты / социальная адаптация / disabled children / orphans / social adaptation

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Тугаров Александр Борисович, Лавренова Татьяна Ивановна, Лыгина Марина Аркадьевна

В статье описываются результаты социологического исследования, направленного на изучение общественного мнения о социальной адаптации детейинвалидов и детейсирот. Существуют разные точки зрения по данной проблеме, которые необходимо изучать, чтобы найти возможности для ее решения. Можно заключить, что общественное мнение отражает довольно противоречивые позиции.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article describes the results of sociological investigation. It deals with public opinion about social adaptation of the disabled children and orphans. There are different points of view about the problem that should be studied to find the opportunities to solve it. We concluded that public opinion reflects rather contradictory positions.

Текст научной работы на тему «Общественное мнение о проблемах детской инвалидности и сиротства»

ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ОБЩЕСТВЕННЫЕ НАУКИ № 16 (20)2010

IZ VESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO PUBLIC SCIENCES № 16 (20) 2010

УДК 301

ОБЩЕСТВЕННОЕ МНЕНИЕ О ПРОБЛЕМАХ ДЕТСКОЙ ИНВАЛИДНОСТИ И СИРОТСТВА

© А. Б. ТУГАРОВ, Т. И. ЛАВРЕНОВА, М. А. ЛЫГИНА Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра социологии и социальной работы e-mail: tatiana_lavr@mail.ru

Тугаров А. Б., Лавренова Т. И., Лыгина М. А. - Общественное мнение о проблемах детской инвалидности и сиротства // Известия ПГПУ им. В. Г. Белинского. 2010. № 16 (20). С. 23-31. - В статье описываются результаты социологического исследования, направленного на изучение общественного мнения о социальной адаптации детей-инвалидов и детей-сирот. Существуют разные точки зрения по данной проблеме, которые необходимо изучать, чтобы найти возможности для ее решения. Можно заключить, что общественное мнение отражает довольно противоречивые позиции.

Ключевые слова: дети-инвалиды; дети-сироты; социальная адаптация.

Tugarov A. B., Lavrenova T. I., Lygina M. A. - Public opinion about the problems of children disablement and orphanhood // Izv. Penz. gos. pedagog. univ. im. V. G. Belinskogo. 2010. № 16 (20). Р. 23-31. - The article describes the results of sociological investigation. It deals with public opinion about social adaptation of the disabled children and orphans. There are different points of view about the problem that should be studied to find the opportunities to solve it. We concluded that public opinion reflects rather contradictory positions. Keywords: disabled children; orphans; social adaptation.

Кафедра социологии и социальной работы проводит целенаправленное изучение проблем социальной адаптации детей-инвалидов, детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. В контексте социальной работы положение данных категорий детей определяется понятием «трудная жизненная ситуация», преодоление которой предполагает комплекс мер, осуществляемых государством по их социальному обеспечению, социальному обслуживанию и социальной реабилитации.

Актуальность данного исследования обусловлена противоречием между правами детей-инвалидов и детей-сирот на достойную жизнь и реальными условиями, ограничивающими возможности их полноценной реабилитации и нормального развития. Существуют трудности с получением образования детьми-инвалидами, сложно проходит социальная адаптация детей-сирот как к условиям специализированных государственных учреждений, так и при семейном устройстве. Общество не всегда и не в полной мере готово к полноценной интеграции данных категорий детей в различные сферы деятельности. Настоящее исследование является частью комплексного аналитического исследования, его цель - выявление содержания общественного мнения о различных сторонах процесса социальной адаптации указанных категорий детей.

Степень информированности населения по данному вопросу, отношение людей к проблемам сиротства или детской инвалидности, готовность участвовать в их решении - все это становится факторами, влияющими на эффективность мер государственной социальной политики по данному направлению.

Исследование проходило в два этапа: на первом этапе изучалось общественное мнение по проблеме детской инвалидности, на втором - по проблеме сиротства. Методом сбора эмпирической информации является анкетный опрос.

Рассмотрим полученные результаты в соотнесении с задачами по этапам.

I этап. Изучение общественного мнения по проблеме детской инвалидности

Задачи первого этапа: выяснить общественное мнение о возможности интеграции детей-инвалидов в дошкольное и среднее образование, о возможностях их профессиональной подготовки и трудоустройства; выяснить степень готовности будущих педагогов к работе с данной категорией детей; выяснить мнение родителей детей-инвалидов о содержании проблем их социальной реабилитации.

В современной социальной политике происходит нормативное закрепление и реализация идеи обес-

согласились бы вести занятия в таком классе. Видимо, многим учителям понадобится переподготовка, если инклюзивное образование детей-инвалидов развернется в более широком масштабе, чем сейчас. Лишь пятая часть всех опрошенных педагогов считают себя вполне подготовленными к подобной ситуации; по крайней мере, они не ожидают особых изменений в их профессиональном статусе, карьере или квалификации. На наш взгляд, даже при тех малых масштабах интеграции, которые существуют, переквалификация учителей и социальных педагогов школ является насущной задачей. По данным наших исследований, специализированные школы-интернаты для детей-инвалидов остро ощущают потребность в новых подходах к решению проблемы инклюзивного обучения своих воспитанников.

Мнения родителей и учителей сошлись в том, какие последствия они ожидают от интеграции детей-инвалидов в массовую школу: более двух третей опрошенных (73 и 69 % соответственно) полагают, что это позволит учащимся стать более толерантными, научиться взаимопомощи, хотя не исключены и конфликты между детьми. К такому мнению склоняются каждый пятый родитель и каждый четвертый педагог. Позиции респондентов в отношении влияния интеграции на образование таковы: 10 % учителей и 22 % родителей ожидают, что качество обучения возрастет, а опасаются обратного соответственно 21 % и 13 %. Возможно, такое расхождение во мнениях объясняется различиями в профессиональном опыте респондентов, а также тем, что родители более дистанцированы от школы и непосредственного опыта взаимодействия с классом и отдельными учениками в школьной ситуации не имеют. Очевидно, мнение учителей в основном связано с осмыслением их собственного опыта. Позиция же родителей в большей степени обусловлена представлениями о тех или иных последствиях влияния образования на развитие конкретного ребенка.

Интересно, что число тех, кто связывает прогресс совместного обучения с расширением демократии, значительно больше среди родителей, чем среди педагогов, хотя в целом эта связь довольно отчетливо эксплицируется обеими группами респондентов (62 и 45 % соответственно). Отвечая на вопрос о том, что препятствует сегодня образовательной интеграции детей-инвалидов, родители и педагоги были солидарны по ряду позиций. На первое место все респонденты поставили несовершенство окружающей среды, включая особенности архитектуры и дизайна, транспорта и других элементов физического пространства. Ведь равные возможности образования предполагают создание специальной образовательной среды для инвалидов (персональный наставник-помощник, специальные лифты и транспортеры во всех учебных учреждениях, специализированные клавиатуры для людей с нарушениями зрения или ограниченными возможностями физического здоровья). Примечательно, что позиции родителей и учителей в оценке состояния обустроенности среды почти идентичны. Не столь уж велики и различия относительно вопросов финансирования.

Более существенным является расхождение мнений о содержании программ, квалификации специалистов и законодательстве как ограничителях интеграции детей-инвалидов в школу. С одной стороны, возможно, профессионалы лучше знают, каковы трудности грядущей интеграции, поэтому следует довериться их более рациональной оценке. В силу профессионального опыта учителя иначе, чем родители, расценивают проблему адаптации школьной программы, свою квалификацию и правовой контекст школьного обучения, и характерно то, что это видение оказывается более пессимистичным. С другой стороны, есть вероятность того, что рассматриваемые данные отражают наличие скрытого конфликта между профессионалами и сообществом по поводу непреодолимости социальных преград, стоящих на пути интеграции детей-инвалидов в школу. Это обстоятельство лишний раз свидетельствует о сложности проблемы инклюзивного образования в нашей стране.

Третий анкетный опрос проводился среди родителей детей-инвалидов, состоящих на обслуживании в комплексных центрах социальной помощи семье и детям Октябрьского, Первомайского, Железнодорожного, Ленинского районов г. Пензы. В опросе приняли участие 90 человек. После редактирования в дальнейшей обработке и анализе использовано 82 анкеты.

Поскольку предлагаемое исследование не является репрезентативным для всех родителей детей с ограниченными возможностями, его назначение видится в постановке проблем, получения представления об основных проблемах и тенденциях, связанных с инклюзивным образованием.

Родители опрашивались по месту жительства. изучены социальные карточки этих семей. По социально-демографическим параметрам опрошенные распределились следующим образом. женщины составили 95 %, мужчины - 5 %; в возрасте от 21 до 30 лет -25 %, от 31 до 40 лет - 53 %, от 41 до 50 лет - 14 %; образование начальное - 1 %, среднее - 74 %, высшее -25 %. Распределение по роду занятий: руководители различного уровня составили 5 %, специалисты и служащие - 29 %, рабочие - 10 %, в малом бизнесе заняты 5 %, пенсионеры составляют 13 %, домохозяйки -13 %, безработные - 7 %, другое - 6 %. Абсолютное большинство интервьюируемых составляют полные (нуклеарные) семьи 76 %, неполные семьи - 24 %. У половины опрошенных дети младше 8 лет, у 1/3 - от 9 до 14, остальные имеют детей от14 до 18 лет.

На первое место среди экономических, социальных, психологических, этических проблем семьи выдвигают материальное положение. Всего 5 % опрошенных родителей относятся к категории высокооплачиваемых (предприниматели, руководители предприятий, фирм). 36 % родителей не имеют постоянного места работы. Остальные респонденты располагают весьма скромным достатком, который, в основном, складывается из заработной платы мужа (78 %), заработной платы матери (57 %) и социальной пенсии ребенка по инвалидности (59 %). В ряду других источников опрошенные назвали: пенсию своих родителей

де, у которого нередко наблюдается проявление таких эмоциональных состояний, как чувство страха, обиды, боязни, стыда, зачастую имеющих крайнюю степень выраженности. Однако именно о нейтральном отношения говорит большая часть опрошенных студентов -будущих педагогов (66%). На этом фоне необоснованной выглядит уверенность 67 % студентов в своей готовности к работе с детьми с ОВЗ.

Полученная в ходе изучения общественного мнения информация дает основания утверждать, что на сегодняшний день в обществе сосуществуют противоречивые оценки проблем социальной адаптации детей-инвалидов. Интеграция инвалидов в социум (в том числе и расширение образовательных возможностей для детей-инвалидов) не может быть успешной, пока она не будет осознана большинством населения как насущная гуманитарная ценность. Следовательно, с одной стороны, необходимо предпринимать усилия по формированию позитивного отношения к данной категории лиц, а с другой стороны, продолжать научное изучение этой проблемы.

2 этап. изучение общественного мнения по проблеме сиротства

Методом стихийной выборки было опрошено 384 человека, в том числе: мужчин - 36,2 %, женщин -63,8 %. По возрасту респонденты распределились следующим образом: до 25 лет - 31,5 %, от 26 до 35 лет -22,4 %, от 36 до 45 лет - 23,7 %, от 46 до 55 лет - 11,7 %, более 55 лет - 11,4 %.

По образованию структура выборки выглядит следующим образом: среднее - 17,45 %, среднее специальное - 20,83 %, неоконченное высшее - 12, 24 %, высшее - 45,87 %.

Первые вопросы анкеты предполагали получение информации о представлениях населения по количеству детей-сирот в Пензенской области, а также о степени актуальности проблемы сиротства для нашего города. Данные вопросы не требовали от респондентов точного знания конкретных цифр, они носили, в первую очередь, функциональный характер, позволяя опрашиваемым настроиться на основные содержательные вопросы. Тем не менее, ответы на 1 и 2 вопросы достаточно информативны. Так, только 45 % респондентов верно ориентируются в масштабах изучаемого явления, остальные 55 % явно недооценивают его -33,3 % считают, что в Пензенской области насчитывается от 500 до 1000 детей-сирот; 20,5 % думают, что детей-сирот в области от 100 до 500 человек; наконец, есть и такие, кто считает, что их не более 100 (так ответили 5 человек - 1,3 %).

Актуальность проблемы сиротства респондентам было предложено оценить по пятибалльной шкале. Средний балл оценки составил 3,5. При этом несколько выше оценивают степень актуальности женщины, чем мужчины (соответственно 3,8 и 3,2 балла).

Полученные данные отчасти объясняются тем, что большая часть населения непосредственно не сталкивается в своей жизни с данной проблемой, они судят о ней достаточно поверхностно. В частности,

«практически не сталкивались» в повседневной жизни с подобными ситуациями 32 % респондентов; сталкивались редко - 42,4 %. Для 20,8 % ситуации, связанные с проблемами сиротства в том или ином виде, возникают достаточно часто, и лишь 4,8 % встречаются с ними очень часто. Очевидно, что такой разный жизненный опыт формирует соответствующие представления: пока проблема не затрагивает личное пространство человека, она не осознается как важная, актуальная.

Для выяснения оценок населения по конкретным аспектам и характеристикам изучаемого явления было задано несколько вопросов. Характерно, что большая часть респондентов получает знания о проблеме сиротства из средств массовой информации (75,5 %), остальные узнают об этом от друзей или родственников (12,9 %), в профессиональной среде (10 %), 1,6 % используют другие источники. Если соотнести эти цифры с предыдущими ответами, можно сделать вывод, что средства массовой информации либо не объективно освещают данную проблему, либо намеренно сглаживают ее остроту. В свою очередь, население, потребляющее такую информацию и не сталкивающееся с проблемой сиротства лично, не расценивает ее как очень актуальную.

не удивительно, что многие респонденты не имеют достаточно адекватных представлений. несмотря на то, что по российскому законодательству государство полностью берет на себя содержание детей-сирот, более половины респондентов (53 %) считают, что государство недостаточно заботиться о них. Вопреки реальному положению дел, значительное количество респондентов (38,6 %) полагают, что государственные учреждения для детей-сирот недостаточно финансируются, поэтому там плохие условия для содержания детей.

Общее распределение адекватных и неадекватных оценок подтверждается ответами на вопрос 6 -о «социальных» сиротах. Менее половины (45,8 %) ответили правильно, что речь идет о детях, лишенных родительского попечения. Остальные мнения разделились следующим образом: 32,3 % считают, что «социальные» сироты - это дети, которые содержатся в социальных приютах; 21,9 % убеждены, что это дети из асоциальных семей. Таким образом, 54,2 % неверно представляют себе статус «социального» сироты. Разумеется, дети, лишенные родительского попечения, могут содержаться в социальных приютах, равно как и происходить из асоциальной семьи. Однако они могут содержаться и в других учреждениях, и быть устроены в замещающую семью, и уж совершенно не обязательно их родная семья является асоциальной. Вопрос касался формального статуса «социальных» сирот и должен был выявить, различают ли респонденты детей-сирот, и детей, оставшихся без попечения родителей. иначе говоря, понимают ли они, что дети-сироты - это дети, родители которых умерли, а «социальные» сироты - это именно лишенные родительского попечения. В оценках по данному вопросу общественное мнение обнаруживает отстраненность значительной части общества как от проблемы в целом, так и от самих детей,

оказавшихся в подобной трудной жизненной ситуации. Ведь до 80 % всех детей-сирот составляют именно «социальные» сироты.

Вопрос 10, также, как и предыдущий (вопрос 6), был направлен на выявление представлений респондентов о детях-сиротах. Предлагая наиболее распространенные стереотипные суждения, мы предложили опрашиваемым выбрать те, с которыми они согласны. При этом только один вариант из предложенных являлся объективно подтвержденным - «негативный жизненный опыт затрудняет для детей-сирот создание собственной семьи». Однако с этим согласился лишь каждый четвертый (25,4 %), что означает дополнительное подтверждение недостаточно адекватных представлений большинства респондентов о данной категории детей и их проблемах.

Каковы именно заблуждения респондентов, показывает распределение ответов по другим вариантам: 27,8 % считают, что дети-сироты более устойчивы к жизненным потрясениям, что, конечно, не соответствует действительности.

26,3 % уверены, что большинство детей-сирот склонны к правонарушениям, опять-таки вопреки реальной ситуации относя их поведение к социально негативному типу. к этой части респондентов примыкают и те 19,5 %, кто полагает, что среди беспризорных дети-сироты составляют большинство. Здесь мы наблюдаем особенности формирования общественного мнения, когда один пример, факт, известный человеку, распространяется на весь класс явлений. Возможно, выбравшие последние варианты знают именно такие примеры, в которых некий правонарушитель или задержанный правоохранительными органами маленький бродяга является сиротой. Но это не значит, что сироты среди них преобладают.

Вместе с тем, значительная часть респондентов все же понимает содержание проблем социальной адаптации детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. Так, 34,8 % считают, что какие бы меры государственной поддержки детей-сирот ни предпринимались, сирота всегда будет чувствовать свою ущемленность; 12,2 % полагают, что государство делает все необходимое для поддержки детей-сирот; 6,8 % уверены, что в государственных специализированных учреждениях дети обеспечены всем необходимым; еще 7,2 % думают, что в таких учреждениях дети окружены заботой со стороны сотрудников. наиболее точно оценивают ситуацию 43,5 % респондентов, которые считают, что в государственных учреждениях дети обеспечены всем необходимым в материальном отношении, но испытывают недостаток родительской любви. Действительно, это ключевая проблема.

Мы предложили респондентам оценить те трудности, с которыми ребенок сталкивается в интернатном учреждении (вопрос 8), причем допускался выбор до 3-х вариантов. Суммируя все выборы, мы получили возможность их проранжировать, распределив по местам следующим образом:

1 - «переживания из-за потери родителей, расставания с семьей»;

2-3 - «трудности в общении со сверстниками», «резкая смена привычного образа жизни»;

4 - «ограниченность связей с социальной средой»;

5 - «утрата связи с привычным кругом сверстников»;

6 - «трудности в общении со взрослыми».

Мнение респондентов не является единым, оно

дифференцированно по всем вопросам в той или иной степени. Тем не менее, и в данном вопросе проявилось преобладание позиции, отражающей действительное положение вещей.

В дополнение к предыдущему был предложен вопрос 9 - о возможностях выпускников интернатных учреждений в сравнении с «домашними» детьми. для 57 % респондентов очевидно, что дети, воспитанные в родной семье, имеют больше возможностей для самореализации; 18 % респондентов считают, что возможности выпускников интернатных учреждений и детей, воспитанных в родных семьях, равные; 13 % полагают, что в интернатных учреждениях ведется целенаправленная воспитательная и образовательная деятельность, обеспечивающая разностороннее развитие воспитанников; 12 % в первую очередь видят преимущество детей-сирот при получении образования. Таким образом, 43 % респондентов не считают, что дети, вышедшие из интернатных учреждений, более ограничены в своих возможностях по сравнению с детьми, выросшими в семьях.

для оценки уровня информированности населения о возможных формах устройства детей-сирот было задано еще два вопроса (11, 14). Вопрос 11 являлся открытым, на него респонденты отвечали самостоятельно. Вопрос 14 был закрытым, и респонденты лишь выбирали из предложенных вариантов ответа, причем выбор не ограничивался. На вопрос 11 («Какие формы семейного устройства детей-сирот Вы знаете?») ответы распределились так:

- усыновление (35,7 %);

- опека и попечительство (25,5 %);

- приемная семья (18,2 %);

- патронатная семья (8,9 %);

- не дали ответа (11,4 %).

Характерно, что никто из отвечавших не назвал более одной формы, что уже говорит, как минимум, о неполном знании этого вопроса.

Поскольку на вопрос 14 («Как Вы считаете, какие формы семейного устройства детей-сирот закреплены законодательно?») количество выборов не могло ограничиваться, ответы представлены в рейтинговой форме:

1 - усыновление (59,4 %);

2 - опека и попечительство (56,5 %);

3 - приемная семья (30,7 %);

4 - патронатная семья (12,2 %);

5 - замещающая семья (3,6 %).

данные результаты можно оценить положительно, так как явно преобладают правильные оценки (усыновление, опека и попечительство, приемная семья).

Последний блок задач и вопросов касался готовности респондентов оказывать помощь детям-си-

ротам, а также готовности принять ребенка-сироту в свою семью.

На вопрос 13 («Приходилось ли Вам лично помогать детям-сиротам?») всего лишь 5,9 % ответили, что делают это регулярно. Значительная часть респондентов (42,4 %) готовы помочь, если к ним обратятся по конкретному случаю. Еще 28,3 % испытывают жалость к детям-сиротам, но не знают, чем им помочь. Почти четверть респондентов (23,4 %) знают о проблемах детей-сирот, но считают, что решать их должно государство. Таким образом, подавляющее большинство крайне далеки от реальной помощи детям-сиротам, хотя более 70 % не отвергают такую возможность.

Вполне логично выглядит распределение ответов на вопрос 12 («Могли бы Вы принять ребенка-сироту в свою семью?»). Никогда об этом не думали -32,5 % респондентов. Категорически отрицают такую возможность 13,3 %. Среди тех, кто не определился (их в совокупности 45.8 %) большая часть склоняется к негативному решению (26,3 %), меньшая - к позитивному (19,5 %). И только 8,4 % ответили, что это возможно.

итак, проведенный опрос общественного мнения показал, что из четырех гипотез подтвердились три (2, 3, 4). Первая гипотеза не подтвердилась, так как нельзя утверждать, что большинство респондентов недостаточно адекватно представляют, как организована жизнь детей-сирот в детских интернатных

учреждениях. Все же значительная часть дала правильные ответы.

Верным оказалось предположение о том, что многие респонденты знают об основных формах устройства детей-сирот, в том числе о помещении их в детские интернатные учреждения, об усыновлении, о помещении в приемную семью, и в меньшей степени информированы об учреждениях системы социальной защиты, о патронатных семьях (гипотеза 2).

Со всей очевидностью подтвердились предположения о том, что не более половины респондентов готовы оказывать помощь детям-сиротам, так как многие считают, что это - обязанность государства; а также о том, что большинство респондентов не готово принять ребенка-сироту в свою семью (гипотезы 3 и 4).

В заключение следует пояснить, что полученные результаты составляют часть эмпирической базы комплексного аналитического исследования по проекту 3.2.1/4976 «Разработка организационных, нормативно-правовых основ управленческого межведомственного взаимодействия в оказании помощи детям, попавшим в трудную жизненную ситуацию» аналитической ведомственной целевой программы «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 годы)».

Благодарности. Работа выполнена при финансовой поддержке АВЦП «Развитие научного потенциала высшей школы (2009-2010 гг.», проект № 3.2.1/4976.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.