Научная статья на тему 'О степени изученности хохлатой синицы Parus cristatus в Болгарии'

О степени изученности хохлатой синицы Parus cristatus в Болгарии Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
87
43
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «О степени изученности хохлатой синицы Parus cristatus в Болгарии»

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2010, Том 19, Экспресс-выпуск 558: 503-513

О степени изученности хохлатой синицы Parus cristatus в Болгарии

Д. Н. Нанкинов

Болгарский орнитологический центр, Институт зоологии Болгарской академии наук, бульвар Царя Освободителя, 1, София - 1000, Болгария. E-mail: nankinov@yahoo.co.uk

Поступила в редакцию 15 февраля 2010

Хохлатая синица Parus cristatus населяет территорию между Шотландией, Португалией, Францией и Уральскими горами. На севере достигает 68-й параллели (Северная Швеция и Финляндия), на юге — 36-й (Гибралтар и полуостров Пелопоннес). Изолированные гнездовья сохранились в Шотландии, Бельгии, Голландии, Северной Финляндии и в Балканских странах (Воинственский 1954; Cramp, Perrins 1993). Связь этого вида с еловыми лесами очень древняя, ещё с третичного периода, когда тёмнохвойные породы деревьев распространились из глубин Азии в Европу. Историческая связь вида с сосновыми лесами носит ещё более древний характер, поскольку области распространения сосновых лесов неоднократно расширялись ещё до появления ели и многократно — в межледниковые эпохи. Связь вида с сосновыми лесами, возможно, сформировалась и в ледниковый период, когда хохлатая синица могла быть изолирована в небольших, покрытых сосной горных районах Европы (Симкин 1990).

Хохлатая синица гнездится в болгарских горах и является одной из слабо исследованных птиц страны. Очень мало известно о её гнездовой биологии, местах обитания, распространении, численности, миграции и питании. В настоящей статье мы попытаемся обобщить все данные, накопленные нами во время полевых исследований в Болгарии, а также имеющиеся литературные сведения.

Разные исследователи выделяют от 5 до 7 подвидов хохлатой синицы (Воинственский 1954; Портенко 1954; Степанян 1978; Howard, Moore 1980; Cramp, Perrins 1993), различающиеся лишь вариациями в окраске оперения и размерами. Окраска птиц становится более светлой на севере и востоке по сравнению с югом и западом (Stugren, Kohl 1965). Вопрос о подвидовой принадлежности болгарских хохлатых синиц начал обсуждаться в орнитологической литературе в первые десятилетия ХХ века. Однако до сих пор существует большая путаница в определении подвидов хохлатой синицы в Болгарии и вообще на Балканах. По этому вопросу нет специальных исследований, выполненных на достаточно большом коллекционном материале. Впервые Hans Boetticher (1919) обращает внимание на подвидовую принадлежность

хохлатых синиц Болгарии, указывая, что в горах Рила (Южная Болгария) гнездится Parus (Lophophanes) cristatus mitratus C.L.Brehm 1831. Об этом подвиде в болгарских горах пишет и B.Rench (1934). Джеймс Харрисон и Павел Патев (Harrison, Pateff 1937), исследовавшие в конце мая 1935 года горы Родопы, сообщают, что хохлатые синицы, населяющие сосновые леса Западных Родоп, принадлежат к подвиду P. c. cristatus Linnaeus 1758. Однако год спустя вышла статья П.Патева (Pateff 1938), специально посвященная подвидам некоторых болгарских птиц, где указано, что на территории страны гнездится P. c. baschkiricus Snigirewski 1931. В июле 1936 года в горах Славянка, что на южной границе страны, наблюдали хохлатых синиц, которые были определены как P. c. cristatus (Scharnke, Wolf 1938). 5 июня 1938 в лесах над городом Банско (горы Пирин, Юго-Западная Болгария) H.Wolf добыл взрослую самку, которую A.Jordans (1940) определил как новый (балканский) подвид P. c. bureschi Jordans 1940, названный в честь доктора Ивана Буреша — тогдашнего директора Естественно-исторического музея в Софии. Этот подвид имеет более серую спину и более бледный низ, но в целом существенно не отличается от номинативного подвида. Одни систематики отрицают существование Балканского подвида, сводя его в синонимы P. c. cristatus, другие -признают его. Позднее П.Патев (1950) тоже считал, что в Болгарии и на Балканах обитает подвид P. c. bureschi, а М.А.Воинственский (1954) полагал, что это P. c. mitratus. Тогда же появилось мнение, что в Сербии и западной части Балканского полуострова гнездится P. c. mitratus, а в восточной части полуострова — P. c. bureschi (Матвеjев 1950), в Центральной и Восточной Сербии — P. c. cristatus, в Словении, Хорватии, Босне и Герцеговине, Северной Черногории и Западной Сербии — P. c. mitratus, а в Южной Сербии и Болгарии — P. c. bureschi (Matvejev, Vasic 1973), в западных частях полуострова — P. c. mitratus, в северных — P. c. cristatus, а в южных (горы Рила, Родопы, Южные Динары и горы Греции) — P. c. bureschi (Матвеjев 1976). В то же самое время высказывалось мнение (Bauer et al. 1969), что по всей Греции гнездится P. c. cristatus. На основании литературных источников мы тогда допускали (Nankinov 1992), что в Болгарии тоже гнездится, мигрирует и зимует P. c. cristatus и, возможно, также встречается P. c. mitratus, так как в Центральной и Западной Европе существует широкая зона интеграции этих двух подвидов. В вышедших после этого сводках о птицах Западной Палеарктики (Cramp, Perrins 1993) и Европы (Cook 1997) снова отрицалось присутствие P. c. cristatus в Болгарии и сообщалось, что там, а также в Южной Сербии, Албании, Македонии и Греции, обитает P. c. bureschi.

В Греции насчитывается 2-5 тыс. гнездящихся пар P. c. bureschi в 7 изолированных горных районах, на высотах 1000-2300 м н.у.м., в лесах

с европейской елью Picea abies, южной пихтой Abies cephalonica и чёрной сосной Pinus nigra (Handrinos, Akriotis 1997). Размеры Балканского подвида, мм: длина тела 110-135; размах крыльев 170-210; крыло: самца 67-70, самки 61.25-61.5 (Harrison, Pateff 1937); крыло 61-68 (Jordans 1940), 62.5-67.5 (Патев 1950).

Если принять, что в Болгарии гнездится P. c. bureschi, то можно допустить, что в период миграции с севера на территорию страны проникают и птицы P. c. cristatus (согласно последним исследованиям, он распространён на Скандинавский полуострове, в Европейской России, на Украине и в Румынии). На определённых участках (например, в Румынских Карпатах) граница его ареала сильно спускается к югу и подходит близко к северо-западной Болгарии. А, как известно, осенью и зимой некоторые особи этого подвида кочуют и удаляются от своих гнездовий на 50-100 км (Cramp, Perrins 1993).

Названия хохлатой синицы во всех славянских языках очень близки и связаны с наличием на голове у птицы хорошо оформленного и приподнятого хохолка из удлинённых перьев. На болгарском языке — качулат синигер (хохлатая синица), чучулатка, чючюлатка (от слова качул, чучул, чючюл, которые в других славянских языках произносятся и пишутся как хохол, чюб, чув, сор, кик, czub); на русском — Хохлатая синица, хохлушка (Гибель 1870); на украинском - синица чубата (Воинственский 1984); на сербском — чуваста сеница (Матвеjев 1950); на хорватском — kukmasta sjenica (Susic, Radovic 1988); на словенском — copasta sinica, copka, cauperca, sapelica, sapelca (Gregori, Krecic 1979); на польском — czubatka, sikora czubatka (Tomialojc 1990). Даже старое русское имя хохлатой синицы — барашек (Воинственский 1954) тоже связано с хохолком на голове у птицы. В старину на Руси барашком называли кудрявые волосы на голове, пену на воде, вздутые весенние почки вербы и ракиты (Даль 1955).

Самые ранние сведения о хохлатой синице в Болгарии мы находим в статье Г.К.Христовича (1890). В конце XIX века он многократно встречал эту птицу в сосновых лесах Западных Родоп, где в апреле и июле добыл несколько особей. Писал, что это оседлая птица, хотя сомневался в её строгой оседлости, так как осенью, в последние дни сентября, находил хохлатых синиц и у подножья гор. Именно в этих горах, в лесах в окрестностях сёл Батак и Ракитово, 9 июля 1893 O.Reiser (1894) отмечал взрослых и молодых хохлатых синиц. Ещё тогда считалось (Клайн 1903; Юркевич 1904), что эта птица живёт во всех хвойных лесах Болгарии. Некоторые более поздние сообщения о наблюдении хохлатых синиц: с 1916 по 1919 год — в горном массиве Рила (Boetticher 1919); в горах Рила и Родопы, она была многочисленна в лесах Чам Кория (нынче курорт Боровец), дважды слышали её голос в северных предгорьях Родоп, в окрестностях Асеновграда, на высоте

400 м н.у.м., встречали её и в сосновых лесах горы Витоша (Harrison, Pateff 1933); 17-22 июля 1936 — горы Славянка (Sharnke, Wolf 1938); горы Рила, Пирин, Родопы (Jordans 1940); 23 июня 1957 — в молодом хвойном лесу у хижины Бындерица в горах Пирин (Balat 1962); в мае 1965 года — в горах Рила и Пирин (Thonen 1968); горы Рила (Grossier 1970); 23-25 июля 1974 — в горах Родопы (Ernst 1978); летом 1968 и 1969 годов — в горах Пирин (Симеонов 1975); в Триградско-Ягодинском районе и в сосново-лиственных лесах курорта Пампорово (Нанкинов 1982б, 1987), в заповеднике им. В.Коларова (Дончев 1982) и на Добро-станском хребте в горах Западные Родопы (Петров 1988) и др. Таким образом, до конца ХХ века хохлатую синицу встречали только в южноболгарских горах Родопы, Рила, Пирин и Славянка. Впервые её обнаружили в горах Стара-планина (в заповеднике «Стенето») 22 июля 1996 (Nankinov, Nankinov 1999), а в последние десятилетия появились и другие сообщения о встрече вида в горах Стара-планина (Николов 2007). Мы многократно встречали хохлатых синиц в разных районах Родопских гор: летом 1964, 1965, 1968, 1975, 1982 и 2002 годов в лесах по горному хребту Чернатица (в районах Пампорово, Изгрев, Персенк, Вырховрых, Бряноштица), в 1976-1980 — в заповеднике Кастракли; в горах Рила (летом 1987 г.) — в районе курорта Мальовица; летом 1998 — в биосферном заповеднике Парангалица; летом 1999 — между курортом Мальовица и верховьями реки Джерман у Семи Рильских озёр и в других местах. Летом 2003 и 2004 годов во время широкомасштабных исследований территории Болгарии по проекту «Натура—2000» участники проекта регистрировали хохлатых синиц во многих районах гор Родопы, Рила, Пирин, Славянка, Витоша, Средна гора, Центральная и Западная Стара-планина.

В Болгарии хохлатая синица гнездится в хвойных и смешанных (хвойно-лиственных) горных лесах до верхней границы лесной зоны, примерно между 1000 и 2100 м н.у.м. В прошлом, в годы с высокой численностью вида некоторые пары, возможно, гнездились и в лесах, расположенных ещё ниже. Например, сто лет назад пару хохлатых синиц наблюдали 13 мая в городском парке Софии (Andersen 1905).

При исследовании птиц в сосновых лесах болгарских гор нельзя не заметить, что хохлатая синица любит селиться в местообитаниях московки Parus ater. На этот факт обращал внимание ещё полвека назад П.Патев (1950), который писал: «Распространение хохлатой синицы в Болгарии совпадает с распространением московки». Хохлатая синица заселяла в основном старые дупла дятлов или сама выщипывала гнездовые дупла в трухлявых стволах деревьев, а московка гнездилась ниже, среди корневищ, в земляных нишах, среди камней, в углублениях стен и пней. Мы находили пары московок и хохлатых синиц, гнездившихся всего в 30 м друг от друга, и у них не наблюдалось аг-

рессивного поведения. 21 июня 1975 на склонах родопской вершины Персенк мы видели, как хохлатая синица с кормом в клюве влетела в гнездо московки, где находились птенцы. Наверное, она помогала их выкармливать. В литературе известны случаи, когда пухляки Parus montanus кормили птенцов хохлатой синицы (Jacquat 1973) или когда пара хохлатых синиц приносила корм птенцам большого пёстрого дятла Dendrocopos major (Willenegger, Ravussin 1995). Надо отметить, что во время выкармливания птенцов взрослые особи как хохлатой синицы, так и московки ведут себя очень доверчиво по отношению к людям, проходящим или отдыхающим недалеко от их гнезда.

В лесах Родопских гор хохлатая синица всегда малочисленнее московки. На 5 московок приходится 1 хохлатая синица (Grossler 1965). А в еловых лесах Болгарии (Нанкинов 2006) по численности среди синиц хохлатая занимает третье место после московки и большой синицы Parus major. В насаждениях чёрной сосны в возрасте 70-250 лет, растущих в заповеднике Кастракли на площади 129.5 га на высоте 10001200 м н.у.м., с 1976 по 1979 год обитало от 4 до 7 пар хохлатых синиц, которые гнездились в старых дуплах чёрного дятла Dryocopus martius и большого пёстрого дятла (Нанкинов 1982а). В те же годы в соседних сосновых лесах численность вида была намного выше, и на 1 км маршрута было учтено: 24 мая 1976 в местности Кабите — 5 пар, 26 и 27 апреля 1977 и 7 июня 1979 в окрестностях хижины Орфей — соответственно, 5, 6 и 7 пар. В смешанных хвойно-лиственных лесах Родопских гор (ель европейская, бук Fagus silvatica и сосна обыкновенная Pinus sylvestris) в районе курорта Пампорово на площади 800 га обитало 25 пар хохлатых синиц. Среди синиц по численности они уступали только московкам — 157 пар. В этих лесах численность большой синицы не превышала 7 пар (Нанкинов 1987). Примерно такое же соотношение в численности синиц наблюдали и в горных лесах Болгарии из обыкновенной сосны. Здесь хохлатые синицы селились в старых лесах, растущих на более высоких участках гор, где имелось больше дупел дятлов и сухих стволов деревьев (Нанкинов 1997). С.Симеонов (1975) установил, что в горах Пирин в гнездовой период хохлатые синицы встречаются только в сосновых лесах из Pinus peuce (по-болгарски — белая мура, эндемик северной и центральной части Балканского полуострова). Здесь было учтено 20 особей на 1 км2, и в лесах из обыкновенной сосны — 9 особей на 1 км2. На Добростанском хребте гор Западные Родопы в гнездовой период (май-июнь) хохлатые синицы были отмечены только в лесах из чёрной сосны — 20 ос./км2 и белой пихты Abies alba — 13 (Петров 1988). Леса из чёрной сосны росли на высоте 1200-1400 м н.у.м. Их возраст составлял 15-90 лет и в высоту они достигали 14-25 м. В их состав входили отдельные деревья обыкновенной сосны, белой пихты, бука, а также можжевельник Juniperus communis

и другие виды кустарников. Леса из белой пихты расположены на высоте 1100-1400 м н.у.м. (возраст 80-120 лет, высота до 22 м). Там росли отдельные деревья граба Carpinus betulus, бука, чёрной сосны, хмелеграба Ostrya carpinifolia, клёна Acer platanoides, лещины Corylus avellana и другие. Согласно другим работам (Мичев, Петров 2000), численность хохлатых синиц (на 1 км2) в лесах Родопских гор следующая: чёрная сосна - 10 пар, белая пихта - 6, обыкновенная сосна - 4 и европейская ель — 2 пары. Популяции птиц, размножающихся в сосновых лесах Средней Европы, имеют неодинаковую плотность и состав в зависимости от возраста деревьев и конкретных условий района (высота над уровнем моря, экспозиция, влажность почвенного покрова, густота и т.д.). Хохлатая синица доминирует в 25-45-летних сосновых лесах, где плотность её популяции составляет 10 пар на 10 га (Dierschke 1973).

В Болгарии хвойные леса занимают 537043 га и растут они обычно на высоте 1300-2100 м н.у.м., хотя естественные леса из белой пихты в горах Стара-планина есть и на высоте 400 м, а хвойные посадки встречаются ещё ниже, у подножия гор и на равнинах. В горах Родопы, Рила, Пирин и Славянка существуют сплошные пояса хвойных лесов, а в других местах они представлены фрагментарно. Коллектив орнитологов, работающих по европейскому проекту «Натура-2000», установил, что в хвойных лесах Болгарии гнездится от 13 до 17 тыс. пар хохлатых синиц (Нанкинов и др. 2004), т.е. в среднем на 32-41 га хвойных лесов приходится 1 пара. Существуют и другие оценки численности этого вида в Болгарии: 5-10 тыс. пар на гнездовании и 1-50 тыс. особей на зимовке (Костадинова 1997), 1-10 тыс. пар (Snow, Perrins 1998), 710 тыс. пар (Николов 2007).

Предвесеннее оживление среди хохлатых синиц Болгарии заметно в солнечные и сравнительно тёплые зимние дни, в некоторые годы еще в середине января. Тогда слышна тихая, неполная песня самцов, которую А.В.Бардин называет предвесенней подпесней (Мальчевский, Пукинский 1983), а Г.Н.Симкин (1990) — предвесенним бормотанием или имитационной подпесней. Такие песни можно услышать не только среди птиц, находящихся в горах в районе своих гнездовых участков, но и среди особей, совершивших вертикальные кочёвки и зимующих далеко от места гнездования, у подножия гор или в населённых пунктах, например в парках города Софии. В конце зимы и начале весны (особенно в марте) в солнечные дни самцы преследуют друг друга, а их песни становятся интенсивнее. Синицы заняты также поиском мест для будущего гнездования. Они занимают дупла, выдолбленные дятлами, или сами выщипывают дупла в трухлявых стволах деревьев. Зачищают также сгнившую древесину сломанных стволов и там помещают свои гнёзда. Одно такое дупло уходило вертикально вниз, а

гнездо было построено на глубине 15 см от входа в дупло. Иногда хохлатые синицы устраивают гнёзда в старых гнёздах белок Sciurus vul-garis, хищных и врановых птиц (Клайн 1903).

Гнездо строит самка. Редко ей помогает самец, который в период строительства интенсивно поёт, охраняет территорию, сопровождает и кормит самку. В дупло птицы затаскивают много мха, лишайника, нежные стебли и листья трав, а внутренность гнезда выкладывают шерстью, птичьим и растительным пухом, мелкими пёрышками, паутиной, волосинками и ватой. Согласно старым авторам, самка хохлатой синицы откладывает 5-11 яиц (Пешев, Боев 1962), 6-11 яиц (Симеонов 1983); «насиживает дважды в году: в апреле откладывает 8-10 яиц, а в июне — 6-8 яиц» (Клайн 1903). Мы находили полную кладку всего из 4 яиц (в мае 1976 г. в горах Родопы, западнее хижины Орфей). Из литературы известно, что хохлатые синицы откладывают 4-7 яиц (Мальчевский, Пукинский 1983; Симкин 1990). В период насиживания, которой длится 15-17 дней, самец кормит насиживающую самку. Птенцы находятся в гнезде 20-21 день.

Считается (Симеонов 1983), что после вылета из гнезда вся забота о выводке ложится на самца, ещё несколько дней он их кормит и кочует с ними, а тем временем самка строит новое гнездо и откладывает яйца второй кладки. Ранее было установлено (Нанкинов 1987, 1997), что вылет птенцов в сосновых и хвойно-лиственных горных лесах происходил с последних дней мая до конца июля, и у некоторых пар допускалась возможность второй кладки. Нам кажется, что второй цикл размножения имеет намного меньше половины пар хохлатых синиц Болгарии. Об этом мы судим также по интенсивности пения самцов в конце мая — июне и на основе исследования 9 гнёзд, в которых были установлены точные даты вылета птенцов. В 5 из них птенцы вылетели в период с 23 по 26 июня, а это значит, что кладка яиц у них происходила в первой декаде мая. Самый ранний выводок покинул гнездо 5 июня, а самый поздний — 19 июля, т.е. у них откладка яиц началась, соответственно, примерно в середине апреля и в начале июня. Таким образом, период размножения хохлатых синиц в Болгарии, от откладки первого яйца до вылета птенцов, растянут с середины апреля до конца второй декады июля, т.е. занимает около 100 дней. Однако мы уверены, что этот период ещё более длительный, и кладки хохлатых синиц могут начинаться уже в первые дни марта, а последние птенцы вылетают до середины августа. На севере ареала вида после разорения гнезда большая часть хохлатых синиц даже не делает попыток за-гнездиться повторно и переключается на интенсивное запасание семян сосны. Доминирующее стремление к запасанию корма в известной степени мешает хохлатой синице переключиться на повторную гнездовую активность. Вождение выводка у них длится дольше, чем у

других синиц (до месяца и более), и приступить к новому размножению (по окончанию забот о первом выводке, т.е. после распада выводка и ухода молодых с родительской территории), обычно бывает уже поздно (Бардин 2005).

Несмотря на утверждения старых и современных авторов, что Хохлатая синица «оседлая птица, которая и зимой держится малочисленными стаями в районе своей гнездовой территории» (Пешев, Боев 1962), каждый год часть популяции вида (наверное, большинство молодых особей) совершает вертикальные миграции. О послегнездовых кочёвках и о возможных более отдалённых передвижениях части популяции хохлатых синиц мы можем судить на основе того, что осенью и зимой они появляются в лесах, где летом мы их не встречали Они проникают в защищённые от ветров лесистые склоны гор, спускаются в лесистые ущелья, в предгорья, а в очень холодные и многоснежные зимы останавливаются на равнинах, в хвойных посадках и в городских парках. Кормятся и на сосновых и еловых деревьях среди новостроек (жилой район Люлин в Софии - 1-15 января 1998 и в начале февраля 2010). Среди ветвей хвойных птицы и ночуют. Осенью первые хохлатые синицы совершают вертикальные миграции и спускаются в подножия гор во второй половине сентября — начале октября. В городе Софии они появляются после 23 октября (Нанкинов 1982б) и задерживаются до марта. В некоторые годы в конце лета — начале осени отдельные особи поднимаются выше в горы, в альпийскую зону, и появляются по кустарникам у самых высоких вершин болгарских гор. В сентябре 1961 года их встречали у пика Мальовица, на 2730 м н.у.м. (Muller, Muller 1965). Нет сомнения в том, что в очень холодные и многоснежные зимы часть популяции хохлатых синиц Болгарии совершает и горизонтальные миграции на юг к Беломорской Фракии (Северная Греция и Европейская Турция). Как уже было упомянуто (Cramp, Perrins 1993), осенью и зимой некоторые хохлатые синицы удаляются от места вывода на 50-100 км. В период кочёвок они порой улетают далеко за пределы области гнездования и появляются в Сибири, Казахстане и Средней Азии (Симкин 1990).

Хохлатые синицы собирают корм в кронах хвойных деревьев, в кустах и среди травяного покрова. В состав их питания входят гусеницы и взрослые насекомые, пауки, семена сосны и других деревьев. Пауки составляют 38.5% корма хохлатых синиц, гусеницы — 22.1%, взрослые бабочки, жуки и семена хвойных деревьев — 24.4% (Бардин 1977). Почти круглый год можно наблюдать, как хохлатые синицы запасают корм, пряча его в расщелинах и нишах стволов, на ветвях деревьев и в других местах.

Основной разоритель гнёзд хохлатых синиц — это большой пёстрый дятел, который в некоторых местах уничтожает до 60% всех гнёзд вида

(Мальчевский, Пукинский 1983; Бардин 2005). В местах обитаниях хохлатой синицы охотятся ястребы — перепелятник Accipiter nisus и тетеревятник A. gentilis. К числу врагов этих синиц в Болгарии относятся и совы, так как остатки хохлатой синицы были найдены в погадках серой неясыти Strix aluco (Oluch, Benda 1996).

Подводя итоги, можно сказать, что хохлатая синица всё ещё остаётся недостаточно изученным видом болгарской фауны. Целью нашей статьи было обобщить всю имеющуюся информацию об этой птице на территории страны. В таком виде статья станет основой для более подробных будущих исследований. В хвойных лесах Болгарии хохлатую синицу можно легко привлечь с помощью развески искусственных гнездовий и таким образом изучать размножение, кочёвки, миграции и другие стороны её биологии. В Болгарии хохлатая синица находится под охраной Закона о биологическом разнообразии.

Литература

Бардин А. 1977. Питание гнездовых птенцов гаичек и хохлатой синицы // Тр. Самарканд. ун-та 324: 90-101. Бардин А.В. 2005. К вопросу о второй кладке у хохлатой синицы Parus cristatus //

Рус. орнитол. журн. 14 (288): 456-464. Даль В. 1955. Толковый словарь живого великорусского языка. Том 1 (А - З). М.: 1-699.

Воинственский М.А. 1954. Семейство Синицевые Paridae // Птицы Советского

Союза. М., 5: 725-797. Воинственский М.А. 1984. Птахи. Киев: 1-304.

Гибель К. 1870. Птицы, полезные для земледелия, лесоводства и садоводства по

истреблению вредных животных. СПб: 1-199. Дончев С. 1982. Птиците в резервата «В. Коларов» и околностите му (Западни

Родопи) // Екология 10: 35-43. Клайн Е. 1903. Птиците в България // Български ловец 5, 3: 21-24. Костадинова И. (съст.) 1997. Орнитологично важни места в България, БДЗП,

Природозащитна поредица. Книга 1. София:1-176. Мальчевский А.С., Пукинский Ю.Б. 1983. Птицы Ленинградской области и

сопредельных территорий: История, биология, охрана. Л., 2: 1-504. Матвеjев С. 1950. Распространена и живот птица у Срби (Ornithogeographia

Serbica). Београд: 1-362. Матвеjев С. 1976. Преглед фауне птица Балкансков полуострва. I део. Детли-

ти и птице певачице. Београд: 1-365. Мичев Т., Петров Ц. 2000. Птиците на Родопите. София: 1-122. Нанкинов Д. 1982а. Екологичен преглед на птиците в резервата «Кастракли» и

Триградско-Ягодинския район на Родопите // Екология 10: 22-34. Нанкинов Д. 1982б. Птиците на град София // Орнитол. информ. бюл. 12: 1-386. Нанкинов Д. 1987. Видов състав на гнездовата орнитофауна в района на пла-

нинския курорт «В. Коларов» в Западните Родопи // Acta zool. bulg. 35: 65-77. Нанкинов Д. 1997. Състав на орнитофауната в бялборовите екосистеми // Наука за гората 3/4: 84-95.

Нанкинов Д. 2006. Проучвания върху птиците на смърчовите гори (Picea abies (L.) Karsten) в България // Природна среда и структура на смърчовите гори в Рила планина. София: 113-129.

Нанкинов Д., Дуцов А., Николов Б., Борисов Б., Стоянов Г., Георгиев Д., Попов Д., Домусчиев Д., Киров Д., Тилова Е., Николов И., Иванов И., Дичев К., Попов К., Караиванов Н., Тодоров Н., Шурулинков П., Стан-чев Р., Алексов Р., Цонев Р., Далакчиева С., Иванов С., Марин С., Стайков С., Николов С., Николов Х. 2004. Численост на националните по-пулации на гнездящите в България птици // Зелени Балкани. Пловдив: 1-32.

Николов С. 2007. Качулат синигер Parus cristatus // Атлас на гнездящите птици в България. София: 542-543.

Патев П. 1950. Птиците в България. София: 1-364.

Петров Ц. 1988. Орнитологични проучвания в Добростански дял (Западни Родо-пи) // Изв. на музеите от Южна България 14: 25-45.

Пешев Ц., Боев Н. 1962. Фауна на България - Гръбначни. Кратък определител. София: 1- 520.

Портенко Л.А. 1954. Птицы СССР. М.; Л., 3: 1-255.

Симеонов С. 1975. Орнитологичен анализ на гнездовата орнитофауна в моно-типните иглолистни гори в България // Екология 1: 55-63.

Симеонов С. 1983. В синевата на планинските върхове. София: 1-248.

Симкин Г.Н. 1990. Певчие птицы. М.: 1-400.

Степанян Л.С. 1978. Состав и распределение птиц фауны СССР. Воробьинооб-разные Passeriformes. М.: 1-392.

Христович Г. 1890. Материали за изучаване българската фауна // Сб. за народни умотворения 2: 185-225.

Юркевич М. 1904. Двадцатипятилетие итоги Княжества Болгарии 18791904. Опыть собрания материалов. Том I. Книга 1. Землеведение. София: 1398.

Andersen K. 1905. Beobachtungen über den Zug der Vögel in Sofia-Bulgarien // Aquila 12: 241-281.

Balat F. 1962. Contribution to the knowledge of the avifauna of Bulgaria // Prace Brn. Zan. CAV 34: 445-496.

Bauer W., Helversen O.,von., Hodge M., Martens J. 1969. Catalogus Faunae Graeciae. Pars II. Aves. Thessaloniki: 1-203.

Boetticher H. 1919. Ornithologische Beobachtungen i der Muss-Alla Gruppe (Rila Gebirge), 1916-19 // J. Ornithol. 67, 3: 233-257.

Cook M. 1997. Parus cristatus. Crested Tit // The EBCC Atlas of European Breeding Birds: 638-639.

Cramp S., Perrins C. (eds.) 1993. The Birds of the Western Palearctic. Oxford Univ. Press., 7: 1-577.

Dierschke F. 1973. Sommervogelbestande nordwestdeutscher Kiefernforsten // Vogelwelt 94, 6: 201-225.

Ernst S. 1978. Ornithologische Ergebnisse einer Exkursion 1974 durch Bulgarien // Beitr. Vogelk. 24, 5: 281-294.

Gregori J., Krecic I. 1979. Nasiptice. Ljubljana: 1-327.

Grössler K. 1965. Ornithologische Beobachtungen in den Rhodopen (Süd-Bulgarien) // Zool. Abhandl. und Staat. Mus. Tierk. Dresden 28, 5: 103-111.

Grössler K. 1970. Kleiner Beitrag zur Kenntnis der Vogelwelt der Rila-Gebirges (West-Bulgarien) // Beitr. Vogelk. 16: 1-6.

Handrinos G., Akriotis T. 1997. The Birds of Greece. London: 1-336.

Harrison J., Pateff P. 1933. A contribution to the ornithology of Bulgaria // Ibis 13, 4: 589-611.

Harrison J., Pateff P. 1937. An ornithological survey of Thrace, the Islans of Samothraki, Thasos and Thasopulo in the North Aegean, and observations in the Struma Valley and the Rhodope Mountains, Bulgaria // Ibis 14, 1: 582-625.

Howard R., Moore D. 1980. A Complete Check List of the Bird of the World. Oxford Univ. Press: 1-701.

Jacquat M. 1973. Quatre mesanges de deux especes pour nourrir une niche // Nos oiseaux 32: 116-117.

Jordans A. 1940. Ein Beitrag zur Kenntnis der Vogelwelt Bulgariens // Mitt. Naturw. Inst. Sofia 13: 49-152.

Matvejev S., Vasic V. 1973. Catalogus faunae Jugoslaviae. IV/3. Aves. Ljubljana: 1118.

Muller H.-G., Muller H. 1965. Ornithologische Beobachtungen aus dem Rila-Gebirge // Beitr. Vogelk. 10: 287-292.

Nankinov D. 1992. Check list of bird species and subspecies in Bulgaria // Avocetta 16: 1-17.

Nankinov D., Nankinov N. 1999. Avifauna of the National Park Central Balkan // Monticola 8, 81: 125-148.

Oluch J., Benda P. 1996. Contribution to the feeding ecology of Strix aluco and Bubo bubo (Aves: Strigiformes) in Southwestern Bulgaria // Acta Soc. Zool. Bohem. 60: 43-46.

Pateff P. 1938. Neue und bis jetzt unbekannt gebliebene Vögel Bulgariens // Mitt. Naturw. Inst. Sofia 11: 119-120.

Reiser O. 1894. Materialien zu einer ornis balcanica. II. Bulgarien. Wien: 1-204.

Rensch B. 1934. Beitrag zur Kenntnis der Vogelwelt der Bulgarischen Gebirge // Or-nithol. Monatsb. 42, 1: 1-9.

Scharnke H., Wolf A. 1938. Beitrage zur Kenntniss der Vogelwelt Bulgarisch -Macedoniens // J. Ornithol. 86, 3: 309-327.

Stugren B., Kohl S. 1965. Variationsstatistische Untersuchungen an Haubenmeisen (Parus cristatus L.) //Acta univ. lundensis 2, 14: 1-22.

Susic G., Radovic D. 1988. Hrvatska ornitoloska nomenklatura zapadnog pale-arktika I nekih vrsta ostalih zoogeografskih regija // Ornitologija u Hrvatskoj. Zagreb: 213-263.

Thonen W. 1968. Ornithologische Beobachtungen in bulgarischen und rumanischen Gebirgen // Ornithol. Beob. 65, 1: 11-17.

Tomialojc L.1990. Ptaki Polski rozmieszczenie I liczebnosc. Warszawa: 1-462.

Willenegger L., Ravussin P.-A. 1995. Une niche de Pic epeiche (Dendrocopos major) nourrie par des Mesandes hupees (Parus cristatus) // Nos oisesux 43: 179-180.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.