Научная статья на тему 'О современных изменениях глобальной температуры воздуха'

О современных изменениях глобальной температуры воздуха Текст научной статьи по специальности «Науки о Земле и смежные экологические науки»

CC BY
755
100
Поделиться
Ключевые слова
вейвлет-анализ / влагосодержание атмосферы / изменения климата / ледовитость / общая энергия Солнца / ПАРНИКОВЫЕ ГАЗЫ / ТЕМПЕРАТУРА ВОЗДУХА / температура поверхности океана / тренды / угловая скорость вращения Земли

Аннотация научной статьи по наукам о Земле и смежным экологическим наукам, автор научной работы — Малинин Валерий Николаевич, Гордеева Светлана Михайловна

Рассматривается комплекс факторов, влияющих на изменения глобальной приповерхностной температуры воздуха за период ее инструментальных наблюдений. Показано, что совместное действие антропогенного фактора и крупномасштабного взаимодействия в системе океан-атмосфера является наиболее реальным механизмом современного потепления климата. Выявлена роль 70-летнего цикла изменения угловой скорости Земли в глобальных изменениях температуры.

Похожие темы научных работ по наукам о Земле и смежным экологическим наукам , автор научной работы — Малинин Валерий Николаевич, Гордеева Светлана Михайловна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «О современных изменениях глобальной температуры воздуха»

ГЛОБАЛЬНЫЙ ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ КРИЗИС: МИФЫ И РЕАЛЬНОСТЬ

УДК 551.58 ББК 26.23

В.Н. Малинин, С.М. Гордеева

о современных изменениях глобальной температуры воздуха*

Рассматривается комплекс факторов, влияющих на изменения глобальной приповерхностной температуры воздуха за период ее инструментальных наблюдений. Показано, что совместное действие антропогенного фактора и крупномасштабного взаимодействия в системе океан-атмосфера является наиболее реальным механизмом современного потепления климата. Выявлена роль 70-летнего цикла изменения угловой скорости Земли в глобальных изменениях температуры.

Ключевые слова:

вейвлет-анализ, влагосодержание атмосферы, изменения климата, ледовитость, общая энергия Солнца, парниковые газы, температура воздуха, температура поверхности океана, тренды, угловая скорость вращения Земли.

Приповерхностная температура воздуха (ПТВ) является важнейшим индикатором глобального климата. Относительно достоверные оценки ее изменений могут быть получены по результатам инструментальных наблюдений, которые ведутся лишь с середины XIX в. Межгодовой ход глобальной ПТВ, систематизированный в Четвертом отчете МГЭИК [25] и основанный на глобальных архивах гидрометеорологической информации [19; 22; 27; 30], свидетельствует о постепенном росте ПТВ в течение всего периода наблюдений. При этом средний рост глобальной температуры в течение ХХ в. составлял 0,6-0,7°С. Однако изменения ПТВ на земном шаре происходили неодинаково. Наряду с про-

межутками времени, когда отмечался рост температуры, были такие, когда она понижалась. Поэтому рассматриваемый период времени может быть разделен на три промежутка, два из которых характеризуют потепление (1880-1940 и 1976-2005 гг.), а третий - относительное похолодание (1941-1975 гг.). В табл. 1 представлены оценки линейного тренда ПТВ (величина тренда Тг в оС/10лет и коэффициент детерминации Я2) для обоих полушарий и земного шара в целом для указанных промежутков времени.

Как видно из табл. 1, до начала 1940-х гг. отмечался рост ПТВ (Тг = 0,08°С / 10 лет), особенно ярко проявлявшийся в высоких широтах северного полушария. Поэтому

Таблица 1

Оценки линейных трендов ПТВ различных периодов по данным архива HadCRUTv [11]

Период, годы Северное полушарие Южное полушарие Земной шар

R2 °С / 10 лет R2 °С / 10 лет R2 °С / 10 лет

1880-2005 0,62 0,072 0,58 0,055 0,64 0,064

1880-1940 0,64 0,109 0,32 0,046 0,59 0,077

1941-1975 0,30 -0,074 0,02 -0,014 0,21 -0,044

1976-2005 0,68 0,252 0,56 0,116 0,65 0,182

* Работа выполнена в рамках Федеральной целевой программы «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009-2013 годы (государственные контракты № П726 от 20 мая 2010 г. и № 14.740.11.0201) по направлению «Океанология».

о

О

Terra Humana

1920-40-е гг. получили название «потепление Арктики». Затем вплоть до середины 1970-х гг. отмечалось относительное похолодание, характеризуемое значимым отрицательным трендом Тг = -0,04°С / 10 лет. И только после этого произошел резкий рост ПТВ (Тг = 0,18°С / 10 лет). Естественно, в северном полушарии указанные процессы протекали более интенсивно по сравнению с южным полушарием примерно в 2 раза, причем последнее десятилетие ХХ в. оказалось самым теплым.

Рост ПТВ на земном шаре происходит неодинаково. Можно выделить районы, где потепление развивается ускоренными темпами и где оно отсутствует. В частности, для России в целом в течение ХХ в. потепление составило около 1,0°С / 100 лет, причем за последние 30 лет - 0,43°С / 10 лет [15], что почти в 2 раза превышает рост ПТВ в северном полушарии. Наиболее интенсивно потепление проявляется в Европейской части России, где за последние 30 лет повышение среднегодовых температур составило 0,48°С / 10 лет [9].

Даже после исключения линейного тренда из временных рядов ПТВ они являются существенно нестационарными. Поэтому анализ их частотной структуры традиционными статистическими методами представляется нецелесообразным. По-видимому, наиболее адекватным способом выявления их внутренних закономерностей может служить вейвлет-преобразование, которое можно представить как локализованный спектральный анализ [1]. В качестве базисных функций наиболее распространены МНАТ-вейвлет и вейвлет Морле (Мог1е1) [1; 3], однако при решении гидрометеорологических задач предпочтения заслуживает вейвлет Морле [2].

На рис. 1 приведено вейвлет-преобразование на основе вейвлета Морле ряда временного глобальной ПТВ за 18552005 гг. после исключения линейного тренда. Нетрудно видеть, что наиболее мощным по амплитуде и мало меняющимся в течение всего периода наблюдений является 60-летний цикл.

В XIX в. его период составлял около 57 лет, к концу нашего столетия он увеличился до 61 года.

В среднем его продолжительность близка к 60 годам. Значительно слабее выражено 20-летнее колебание, которое отмечается лишь в XX в. Кроме того, в отдельные промежутки времени (1870-1900 и 1950-1990 гг.) проявляется слабое 10-летнее коле-

бание. Использование вейвлет-анализа, на наш взгляд, полностью подтверждает реальность 60-летнего цикла в колебаниях ПТВгл, существование которого неоднократно отмечалось ранее [4; 5; 14; 29].

Оценим значимость выделенных циклов в стационарном приближении. На рис. 2 приведена спектрограмма временного ряда АПТВгл, рассчитанная после исключения тренда по алгоритму быстрого преобразования Фурье. Нетрудно видеть, что вклад 60-летнего цикла в дисперсию ряда, характеризуемый коэффициентом детерминации, составляет почти Я2 = 0,33. В пересчете на общую дисперсию исходного процесса вклад 60-летнего цикла равен Я2 = 0,12. Что касается 20-летнего и 9-11летнего циклов, то несмотря на их малость, они являются значимыми по критерию Стьюдента, а их вклад в общую дисперсию исходного ряда составляет соответственно 3 и 2%. Понятно, что для интервалов времени, когда эти циклы выражены сильнее, их вклад становится выше.

В результате суммарный вклад тренда и цикличностей в дисперсию глобальной ПТВ составляет Я2 = 0,64+0,12+0,03+0,02 = 0,81. Следует иметь в виду, что оценка тренда является весьма условной и полностью определяется длиной ряда. При изменении его длины тренд может появляться, исчезать, менять свою интенсивность и форму. В связи с этим будет меняться и вклад гармоник в исходный процесс. Однако не вызывает сомнений, что основная изменчивость глобальной температуры воздуха обусловлена двумя факторами - трендом и 60-летним циклом, которые в сумме описывают три четверти дисперсии, причем роль линейного тренда является преобладающей.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В настоящее время самой распространенной является гипотеза антропогенного характера формирования тренда в глобальной температуре, в соответствии с которой

Рис. 1. Вейвлет-разложение ряда среднегодовых аномалий глобальной температуры воздуха по данным архива HadCRUT3 [21].

Частота, 1/лет

Рис. 2. График спектральной плотности временных рядов аномалий глобальной приповерхностной температуры воздуха, взятой из архива HadCRUT3 (1) и аномалий длины суток (2).

определяющим признается углекислый газ. Концентрация СО2 в атмосфере с 1750 по 2005 гг. увеличилась на 35% - примерно с 280 до 379 млн-1, причем такого уровня она не достигала как минимум последние 650 тыс. лет (180-300 млн-1). Средний рост СО2 за 1880-1940, 1941-1975 и 1976-2005 гг. соответственно составил 0,33, 0,57 и 1,60 млн-1/год, т.е. возрос в 5 раз.

Известно, что основным парниковым газом является не СО2, а водяной пар, вклад которого в парниковый эффект (ПЭ) составляет примерно 60%. Вспомним, что глобальное потепление в XX в. проявлялось в нижних слоях атмосферы, а в верхнем слое тропосферы и стратосфере, наоборот, происходило похолодание. Если содержание СО2 и других парниковых газов практически постоянно по всей толще атмосферы, то водяной пар убывает по экспоненциальному закону и выше тропосферы его содержание пренебрежимо мало. Отсюда следует, что именно водяной пар может служить определяющим ПЭ фактором [11].

В работе [10] показано, что в пределах Мирового океана межгодовые колебания ВА (Ш) и температуры приводного слоя ¿(г), функционально связанной со средней температурой атмосферы ТА, тесно взаимосвязаны друг с другом. Эта связь, исклю-

Таблица2

Оценка изменений влагосодержания атмосферы и температуры воздуха над Мировым океаном [11]

Характери- стика Значения характеристики

Т, °С 22,2 22,4 22,6 22,8 23,0 23,2

мм М’ 29,6 30,0 30,4 30,8 31,3 31,7

ДТ, °С 0,0 0,2 0,4 0,6 0,8 1,0

ДWМ, мм 0,0 0,4 0,8 1,2 1,7 2,1

Д^„ ^„, % ММ 0,0 1,3 2,6 3,9 5,4 6,6

чая полярные районы, выражается формулой:

Ш = 7 8 х 103’83 ¿(2;)/(169-^(2;)) Ошибка расчета Ш по этой формуле составляет 2-4% по независимым данным. Примем, например, за начальное значение влагосодержания атмосферы над Мировым океаном (ШМ) величину ШМ = 29,6 кг/м2 (мм), которому соответствует значение ¿(£) = 22,2°С и вычислим оценки ШМ при изменении температуры с ш агом 0,2°С (табл. 2).

Из табл. 2 видно, что при изменении температуры на 0,6°С, соответствующей современному тренду глобального потепления за столетний период, ШМ увеличивается на 1,2 кг/м2 или на 4%. Вполне допустим и обратный вывод, что повышение ШМ всего на 4% через ПЭ может привести к увеличению температуры на 0,6°С. Такие малые колебания ШМ вполне возможны в результате естественных причин, связанных с крупномасштабным влагообменом в системе океан-атмосфера.

На рис. 3 приводится межгодовой ход ШМ, рассчитанный по спутниковым данным за период 1988-2004 гг. [31]. Нетрудно видеть, что на фоне случайных колебаний выделяется резкий рост ШМ в 1998-99 гг., который возможно обусловлен экстремальным проявлением Эль-Ниньо в данный период времени. Кроме того, во временном ряде ШМ отчетливо выражен положительный тренд равный Тг = 0,04 мм/год, причиной которого, очевидно, является рост испарения с поверхности Мирового океана [13].

В соответствии с работой [11] глобальная ПТВ за период 1988-2004 гг. увеличилась на 0,28°С. За это же время, как видно из рис. 3, ШМ возросло на 0,6 мм. Отсюда следует, что при повышении влагосодержания на указанную величину глобальная ПТВ увеличивается на 0,3°С (табл. 2), т.е. отмечается удивительное согласие фактического роста ПТВ и вычисленной по изменениям ВА. Следовательно, даже простой модельный расчет показывает, что изменения водяного пара как сильного парникового газа вполне могут приводить к наблюдаемым в современный период изменениям температуры воздуха. Возможно, игнорирование роли водяного пара экспертами МГЭИК в формировании ПЭ как раз связано с его малыми изменениями. Поскольку в реальных условиях рост концентрации СО2 и ВА происходит согласованно и в одной фазе, то очевидно их воздействие на ПТВ осуществляется сов-

Среда обитания

Terra Humana

Рис. 3. Межгодовой ход осредненного над Мировым океаном влагосодержания атмосферы рассчитанного по спутниковым данным за период 1988-2004 гг. [31].

местно. Поэтому определить, какой из этих парниковых газов оказывается «главным» по влиянию на ПТВ, вряд ли возможно.

Наиболее отчетливо гипотеза антропогенного характера формирования тренда в глобальной температуре сформулирована в Третьем и Четвертом отчетах экспертов МГЭИК. Однако если в Третьем отчете признается с оговорками, что современное глобальное потепление обусловлено антропогенным причинами [24], то в Четвертом отчете это уже безоговорочно утверждается [25]. Выразителем взглядов группы МГЭИК является бывший вице-президент США Альберт Гор, который в своей книге «Неудобная правда. Глобальное потепление» пишет, что чуть ли не 98% исследователей придерживается данной точки зрения. На наш взгляд, достаточно очевидно, что подобного единомыслия, особенно в нашей стране, нет и в помине.

Правда, в «Оценочном докладе об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации» [15], подготовленном в основном учеными Роскомгидромета, все естественные факторы категорически отвергаются, и принимается единственная версия антропогенного происхождения глобального потепления. Однако почти одновременно вышла в свет монография сотрудников ААНИИ [18], в которой версия антропогенного потепления подвергается жесткой критике и принимается противоположная точка зрения, в соответствии с которой глобального потепления вообще не существует, а есть естественные циклы с противоположными фазами относительного потепления и похолодания. В частности, для современных изменений ПТВ характерен 60-летний цикл, достаточно детально описанный в работе [4] и наиболее ярко проявляющийся в Арктике в виде чередования теплых и холодных эпох.

Очевидно, вполне возможна и «промежуточная» точка зрения, в соответствии с которой современное потепление климата обусловлено не только ростом концентрации парниковых газов, но и естественными

факторами. Наиболее четко она была сформулирована академиком К.Я. Кондратьевым [8], по мнению которого глобальное потепление обусловлено не только ростом концентрации ПГ по следующим причинам:

- пространственное распределение потепления в обоих полушариях совершенно различно и не соответствует результатам численного моделирования;

- оценки «парникового потепления» дают значения, близкие к природной обусловленности климата;

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

- весьма важно, что потепление в XX в. было сконцентрировано в течение двух периодов: в 1920-40 гг. и после 1975 г. С 1940-х до начала 1970-х годов в северном полушарии имело место похолодание климата, хотя в это время промышленность интенсивно развивалась. В южном полушарии ПТВ оставалась неизменной;

- существует значительная пространственная дифференциация в изменениях климата. В некоторых регионах (в основном в северном полушарии) после 1975 г. вплоть до последнего времени продолжалось похолодание.

С указанными доводами трудно не согласиться. К сказанному можно добавить, что рост концентрации СО2и других газов может быть частично вызван природными факторами, в частности процессами крупномасштабного взаимодействия атмосферы и океана. В среднем за год Мировой океан поглощает 92,3 Гт/год СО2, а выделяет обратно в атмосферу - 90 Гт/год, т.е. чистое поглощение составляет 2,3 Гт/год [28]. Эта величина составляет примерно одну треть от эмиссии СО2 в атмосферу за счет выбросов ископаемого топлива. Как известно, поглощение СО2 приходится на умеренные и высокие широты океана, а выделение его - на низкие широты. Во второй половине ХХ в. отмечается рост температуры воды Мирового океана и уменьшение общей ледовитости Северного Ледовитого океана (СЛО). Вследствие этого уменьшается альбедо, увеличивается поглощенная океаном радиация и происходит дальнейшее повышение температуры воды в СЛО. Поэтому в высоких широтах северного полушария поглощение океаном СО2 уменьшается, а в низких широтах, наоборот, должно происходить увеличение потока СО2 в атмосферу. Как итог, результирующий поток СО2 в атмосферу возрастает и Мировой океан уже может выступать в климатической системе не как стабилизатор ПЭ, а как его ускоритель.

Рис. 4. Временной ход изменений потока общей энергии Солнца (Total Solar Irradiance): 1, 2 - результаты реконструкции, основанные на наблюдениях в сочетании с моделями взаимодействия Земля-Солнце (1 - [26] и 2 - [22]); 3 - результаты прямых измерений с ИСЗ [20].

Очевидно, указанный процесс будет способствовать повышению ПТВ. Одновременное совместное действие антропогенного фактора и крупномасштабного взаимодействия в системе океан-атмосфера - это возможно наиболее реальный механизм формирования тренда в ПТВ.

Итак, концентрация СО2, влаго-содержание атмосферы, температура воздуха и воды океана, ледо-витость полярных районов - это все процессы, которые протекают согласованно и изменения одного из них вызывают изменения других. Допустим, первоначальный положительный импульс получает температура воздуха. Это неминуемо сказывается на повышении поверхностной температуры и теплосодержания океана, повышении испарения, увеличения ВА, дополнительной эмиссии СО2 в атмосферу, уменьшения ледовитости СЛО, повышения альбедо, которые в конечном счете определяют последующее нагревание атмосферы. При этом антропогенный фактор можно рассматривать в виде своеобразного спускового механизма мощных процессов в системе океан-атмосфера, который приводит их в действие и одновременно не допускает их самокомпенсации.

Что касается причин возникновения 60летнего цикла, то, по мнению авторов работы [4] он, по всей вероятности, обусловлен влиянием «диссимметрии солнечной системы». Это понятие обозначает смещение центра Солнца относительно центра масс солнечной системы под влиянием планет (главным образом, Юпитера и Сатурна). Ее воздействие на земную атмосферу может осуществляться как через солнечную активность, так и вследствие изменений расстояния между Землей и Солнцем, связанных с явлением «диссимметрии» [5]. Авторами обнаружен по данным работы [22] 60-летний цикл в изменениях общей энергии Солнца (Total Solar Irradiance - TSI), амплитуда которого достигает 4,0 ватт/м2, что по их мнению не только свидетельствует в пользу этой теории, но и дает основание для объяснения обнаруженного увеличения роли 60-летних циклов с широтой и оппозиции их влияния на климатические изменения в Арктике и Антарктике. Так, вклад тренда в дисперсию в широтной зоне 70-85° с.ш. составляет 13%, а 60-летнего цикла - 39%.

Достаточно уверенно можно утверждать, что 60-летний цикл в изменениях TSI отсутствует. На рис. 4 представлены 3 ряда TSI: один основан на результатах

прямых измерений с ИСЗ [20] и потому имеет сравнительно короткую длину, а два других - это результаты реконструкций, основанные на наблюдениях в сочетании с моделями взаимодействия Земля-Солнце [22; 26]. Нетрудно видеть, что в межго-довых колебаниях TSI, в том числе в ряде [22] присутствует только 11-летний цикл. Характерной особенностью временного хода TSI является наличие в первую половину прошлого столетия положительного тренда. Впрочем, многие исследователи подвергают сомнению сам факт его существования, поэтому в других реконструкциях TSI тренд отсутствует.

Что касается ряда TSI, полученного на основе прямых измерений с ИСЗ, то он почти полностью совместим с рядом [26] и показывает некоторое уменьшение потока общей энергии Солнца. Итак, в течение рассматриваемого интервала времени 60летний цикл в TSI отсутствует, поэтому его существование в межгодовых колебаниях ПТВ не может быть объяснено изменениями потока общей энергии Солнца.

Другой внешний фактор, который может оказывать воздействие на климатические процессы - это неравномерность угловой скорость вращения Земли (УСВЗ). Отметим, что физические основы взаимодействия атмосферных процессов и УСВЗ в различных масштабах времени достаточно подробно изложены в работах Н.С. Сидо-ренкова [16; 17]. В частности, им показано, что периоды ускорений вращения Земли (уменьшения длительности суток) совпадают с эпохами отрицательных аномалий частоты появления атмосферной циркуляции и с повышением темпов роста температуры Северного полушария. Механизм этой связи изложен в работе [6], в которой на основе логических рассуждений рассматривается

Среда обитания

Terra Humana

причинно-следственная цепочка процессов в системе океан-атмосфера от изменений УСВЗ к изменениям ПТВ. Показано, что корреляция между УСВЗ и аномалиями ПТВ северного полушария при десятилетнем осреднении равна 0,81, а для зоны 85-30° с.ш. она возрастает до 0,91 [6].

На рис. 5 представлено вейвлет-разложение аномалий длины суток за 18552005 гг. на основе вейвлета Морле. Наиболее мощным по амплитуде и мало меняющимся в течение всего периода наблюдений является 70-летний цикл. Другие циклы значительно слабее и выражены лишь на ограниченных промежутках времени. Поэтому на графике спектральной плотности аномалий длины суток (рис. 2) есть только 70-летний цикл, вклад которого в дисперсию временного ряда после исключения из него тренда составляет около Я2 = 0,64. Так как вклад тренда за данный интервал времени равен Я2 = 0,23, то вклад 70-летнего цикла в общую дисперсию временного ряда составляет 49%.

Таким образом, принципиальная особенность временного ряда УСВЗ состоит в том, что в его межгодовой изменчивости преобладающей является цикличность, а не тренд, как во временном ряде ПТВ.

На рис. 6 приводится временной ход вейвлет-коэффициентов 60-летнего и 70летнего циклов. Нетрудно видеть, что из-за разницы в периоде циклов постоянно происходит смещение их фаз. Если в конце XIX в. температура запаздывала по отношению к УСВЗ, то в конце XX в. наоборот, она стала ее опережать. И только в середине прошлого столетия (в 1910 и 1943 гг.) температура и угловая скорость находились почти точно в противофазе. При уменьшении длины суток и соответственно увеличении скорости вращения Земли глобальная температура увеличивается. С 1943 г. начинается обратный процесс - угловая скорость замедляется и соответственно уменьшается температура. Именно поэтому в работах [6; 16] для прошлого столетия выявлена высокая корреляция между температурой и угловой скоростью после исключения из временных рядов линейного тренда.

Принимая во внимание 3 основных фактора (тренд, обусловленный совместным действием процессов в системе океан-атмосфера и антропогенного фактора, а также 60-летний и 70-летний циклы), можно объяснить причины современных изменений глобальной температуры воздуха. В течение 1910-1940 гг. отмечается одновременное повышение глобальной температуры за счет 60-летнего и 70-летнего циклов. Если учесть тенденцию роста температуры за счет повышения концентрации парниковых газов, то становится понятным эффект потепления 1920-40-х годов. Затем в течение следующего тридцатипятилетия (1941-1975 гг.) оба цикла действуют на понижение ПТВ, в то время как парниковые газы - на ее повышение. Поэтому отмечается слабое похолодание. Наконец, после 1975 г. до начала XXI в. все три фактора временно совпадают, причем по сравнению с началом XX в. отмечается резкое усиление действия парниковых газов, что вызывает сильный рост температуры воздуха. Примерно до 2015 г. УСВЗ должна расти и по-прежнему будет поддерживать повышение ПТВ. Далее начнется обратный процесс. Однако нельзя утверждать, что это вызовет процесс похолодания климата, ибо содержание парниковых газов (ВА, СО2, и др.) весьма велико, а процессы крупномасштабного взаимодействия в системе океан-атмосфера однонаправлено работают в сторону нагревания атмосферы.

1860 1880 1900 1920 1940 1960 1980 2000

Рис. 5. Вейвлет-разложение аномалий длины суток (скорости вращения Земли) по данным [16].

ЯілОіло»лОілОілОіА9ілоілоілОіП9ілоілоілоілои-іо

Рис. 6. Временной ход вейвлет-коэффициентов 60-летнего и 70-летнего циклов: 1 - температура воздуха, 2 - длина суток.

Список литературы:

221

[1] Астафьева Н.М. Вейвлет-анализ: основы теории и примеры применения // Успехи физических наук. Т. 166. - 1998, № 11. - C. 1145-1170.

[2] Белоненко Т.В. Северо-западная часть Тихого океана. Исследование изменчивости уровня океана в системе вод Куросио-Ойясио на основе спутниковой альтиметрической информации. - Lambert Academic Publishing, 2010. - 218 p.

[3] Витязев В.В. Вейвлет-анализ временных рядов. - СПб.: Изд. СПбГУ, 2001.

[4] Гудкович З.М., В.П. Карклин, В.М. Смоляницкий, И.Е. Фролов. О характере и причинах изменений климата Земли // Проблемы Арктики и Антарктики. - 2009, № 1 (81). - С. 15-23.

[5] Гудкович З.М., Карклин В.П., Фролов И.Е. Внутривековые изменения климата, площади ледяного покрова, евразийских арктических морей и их возможные причины // Метеорология и гидрология. - 2005, № 6. - С. 5-14.

[6] Дзюба А.В., Панин Г.Н. Механизм формирования многолетних направленных изменений климата в прошедшем и в текущих столетиях // Метеорология и гидрология. - 2007, № 5. - С. 5-27.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

[7] Доклад об особенностях климата на территории Российской Федерации за 2006 год./ Федеральная служба по гидрометеорологии и мониторингу окружающей среды.- 2007.- Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.meteorf.ru

[8] Кондратьев К.Я., Донченко В.К. Экодинамика и геополитика Т.1. Глобальные проблемы. - СПб., 1999. - 1032 с.

[9] Крышнякова О.С., В. Н. Малинин. Тренды в колебаниях температуры воздуха и осадках на Европейской территории России // Известия РГО. Т.141. - 2009, вып.2. - С. 23-30.

[10] Малинин В.Н. Влагообмен в системе океан-атмосфера. - Л.: Гидрометеоиздат, 1994. - 197 с.

[11] Малинин В.Н. Межгодовые изменения климата и уровня Мирового океана // Сб. докл. российско-британской конф. «Киотский протокол: экономические аспекты».- СПб.: Даниэль, 2006. - С. 68-80.

[12] Малинин В.Н., Гордеева С.М. Физико-статистический метод прогноза океанологических характеристик. - Мурманск: ПИНРО, 2003. - 164 с.

[13] Малинин В.Н., Шевчук О.И. Эвстатические колебания уровня Мирового океана в современных климатических условиях // Изв. РГО. Т. 140. - 2008, вып.4. - С. 20-30.

[14] Монин А.С., Сонечкин Д.М. Колебания климата по данным наблюдений. - М.: Наука, 2005. - 192 с.

[15] Оценочный доклад об изменениях климата и их последствиях на территории Российской Федерации. Т.1. Изменения климата. - М.: Росгидромет, 2008. - 227 с.

[16] Сидоренков Н.С. Атмосферные процессы и вращение Земли. - СПб.: Гидрометеоиздат, 2002. - 366 с.

[17] Сидоренков Н.С. Нестабильность вращения Земли // Вестник РАН. Т.74. - 2004, № 8. - С. 701-715.

[18] Фролов И.Е., Гудкович З.М., Карклин В.П., Ковалев Е.Г., Смоляницкий В.М. Научные исследования в Арктике. Т. 2. Климатические изменения ледяного покрова морей Евразийского шельфа. - СПб.: Наука, 2007.- 136 с.

[19] Brohan, P. et al. Uncertainty estimates in regional and global observed temperature changes: A new dataset from 1850 // J. Geophys. Res. - 2006, № 111. - D12106, doi:10.1029/2005JD006548.

[20] F^hlich C., J. Lean. Solar Radiative Output and its Variability: Evidence and Mechanisms. // Astron. and Astrophys. Rev. - 2004, № 12. - P. 273-320, doi: 10.1007/s00159-004-0024-1

[21] Temperature data (HadCRUT3 and CRUTEM3) / Climatic Research Unit, University of East Anglia, UK. -Интернет-ресурс. Режим доступа: http://www.cru.uea.ac.uk/cru/data/temperature/ , free.

[22] Hoyt D.V., Schatten K.H. A discussion of plausible solar irradiance variations, 1700-1992 // J. Geophys. Res. - 1993, № 98. - P. 18895-18906.

[23] Hansen, J. et al. A closer look at United States and global surface temperature change.// J. Geophys. Res. -2001.- 106.- Pp. 23947-23963.

[24] Climate Change 2001: The Scientific Basis. Contribution of Working Group I to the Third Assessment Report of the Intergovernmental Panel on Climate Change / Eds. Houghton, J.T. et al. - Cambridge; New York: Cambridge university press, 2001. - 881 p.

[25] Climate Change 2007: The Physical Science Basis. Intergovernmental Panel on Climate Change Fourth Assessment Report Climate Change 2007 / Bernstein L. et al. (eds.). - Cambridge, United Kingdom and New York, Cambridge University Press, 2007. - 940 р.

[26] Lean J. Evolution of the Sun’s Spectral Irradiance Since the Maunder Minimum // Geophysical Research Letters. - 2000, Vol. 27, № 16. - P. 2425-2428.

[27] K.M. Lugina, P.Ya. Groisman, K.Ya. Vinnikov, V.V. Koknaeva, and N.A. Speranskaya. Monthly surface air temperature time series area-averaged over the 30-degree latitudinal belts of the globe, 1881-2005 // Trends: A Compendium of Data on Global Change. - Carbon Dioxide Information Analysis Center, Oak Ridge National Laboratory, U.S. Department of Energy, Oak Ridge, Tenn., U.S.A., 2006. doi: 10.3334/CDIAC/ cli.003

[28] Land-Use, Land-Use Change and Forestry: A Special Report of the Intergovernmental Panel on Climate Change (IPCC). - Cambridge Univ. Press, 2000.

[29] Minobe S.A. 50-70 year climatic oscillation over the North Pacific and North America // Geophys. Res. Lett. - 1997, № 24. - P. 683-686.

[30] Smith, T.M., R.W. Reynolds. A global merged land and sea surface temperature reconstruction based on historical observations (1880-1997) // J. Clim. - 2005, № 18. - P. 2021-2036.

[31] Trenberth K.E., Fasullo J., L. Smith. Trends and variability in column-integrated atmospheric water vapor // Climate Dynamics. - 2005, № 24. - P. 741-758, DOI 10.1007/s00382-005-0017-4.

Среда обитания