Научная статья на тему 'О социальной и вербальной природе концепта'

О социальной и вербальной природе концепта Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
190
28
Поделиться
Ключевые слова
ВЕРБАЛЬНОСТЬ / КОГНИТИВИСТИКА / COGNITIVE STUDIES / КОНЦЕПТ / CONCEPT / КОНЦЕПТОЛОГИЯ / CONCEPTOLOGY / КОНЦЕПТОСФЕРА / CONCEPTOSPHERE / ЛИНГВОКУЛЬТУРОЛОГИЯ / CULTURAL LINGUISTICS / СОЗНАНИЕ / CONSCIOUSNESS / ЯЗЫКОВАЯ КАРТИНА МИРА / LINGUISTIC WORLDVIEW / VERBALITY

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Акопов Антон Самвелович

Рассматривается концепт как главное понятие когнитивной лингвистики в его социокультурном аспекте, соотношение индивидуального и общественного в концепте и концептосфере, а также соотношение концептосферы и языковой картины мира. Особое внимание уделяется вопросу вербальности концепта, анализируются позиции различных исследователей, возможность существования невербальных концептов. Освещается неоднозначность таких понятий, как «языковое выражение» и «имя» концепта. Предпринимается попытка найти однозначные материальные критерии для выделения концептуальных единиц в сознании.

Похожие темы научных работ по языкознанию , автор научной работы — Акопов Антон Самвелович,

On the Social and Verbal Nature of Concept

The article considers the concept as the main term of cognitive linguistics and its socio-cultural aspect. We examine the relation between the social and the individual in the concept and the conceptosphere as well as correlation between the conceptosphere and the linguistic worldview. Special attention is paid to the issue of the verbality of the concept; we analyze approaches of various researches and explore the possibility of the existence of non-verbal concepts. We highlight the confusing nature of such terms as “the name” and “the verbal expression” of the concept. An attempt is made to find a material approach to isolation of conceptualized units.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «О социальной и вербальной природе концепта»

УДК 811.161.1

О СОЦИАЛЬНОЙ И ВЕРБАЛЬНОЙ ПРИРОДЕ КОНЦЕПТА

© 2015 г. А.С. Акопов

Акопов Антон Самвелович -аспирант, кафедра русского языка, Институт филологии, журналистики и межкультурной коммуникации Южного федерального университета, пер. Университетский, 93, г. Ростов-на-Дону, 344006. E-mail: anton.s.akopov@gmail.com

Akopov Anton Samvelovich -

Postgraduate Student,

Department of Russian Language,

Institute of Philology, Journalism and Intercultural

Communication of the Southern Federal University,

Universitetskii Lane, 93,

Rostov-on-Don, 344006, Russia.

E-mail: anton.s.akopov@gmail.com

Рассматривается концепт как главное понятие когнитивной лингвистики в его социокультурном аспекте, соотношение индивидуального и общественного в концепте и концептосфере, а также соотношение концептосферы и языковой картины мира. Особое внимание уделяется вопросу вербальности концепта, анализируются позиции различных исследователей, возможность существования невербальных концептов. Освещается неоднозначность таких понятий, как «языковое выражение» и «имя» концепта. Предпринимается попытка найти однозначные материальные критерии для выделения концептуальных единиц в сознании.

Ключевые слова: вербальность, когнитивистика, концепт, концептология, концептосфера, лингвокультуроло-гия, сознание, языковая картина мира.

The article considers the concept as the main term of cognitive linguistics and its socio-cultural aspect. We examine the relation between the social and the individual in the concept and the conceptosphere as well as correlation between the con-ceptosphere and the linguistic worldview. Special attention is paid to the issue of the verbality of the concept; we analyze approaches of various researches and explore the possibility of the existence of non-verbal concepts. We highlight the confusing nature of such terms as "the name" and "the verbal expression" of the concept. An attempt is made to find a material approach to isolation of conceptualized units.

Keywords: cognitive studies, concept, conceptology, conceptosphere, consciousness, cultural linguistics, linguistic worldview, verbality.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

В конце XX - начале XXI в. во многих сферах научного знания, в том числе и в лингвистике, отмечается рост интереса к когнитивизму. При этом когнитивный подход к языку, т.е. изучение связи языка и мышления, языка и процесса познания в значительной степени основывается на одном ключевом понятии - понятии концепта. Именно оно оказалось наиболее устойчивым в когнитивном языкознании среди других, выдвигавшихся в последние годы. Как отмечает С.Г. Воркачёв, «в конкурентной борьбе в российской лингвистической литературе с начала 90-х годов прошлого века столкнулись "концепт" (Арутюнова 1993; Лихачев 1993; Степанов 1997, Ляпин 1997; Нерознак 1998; и др.), "лингвокультурема" (Воробьев 1997), "мифологема" (Ляхтеэнмяки 1999; Базылев 2000), "логоэпистема" (Верещагин-Костомаров 1999; Костомаров-Бурвикова 2000, 2001), однако на сегодняшний день становится очевидным, что наиболее жизнеспособным здесь оказался "концепт", по частоте употребления значительно опередивший все прочие протерминологиче-

ские новообразования» [1, с. 41]. О концепте как о главном понятии когнитивной лингвистики пишут З.Д. Попова и И.А. Стернин [2, с. 21]. В рамках нашей работы достаточно размытое понятие концепта (о неоднозначности которого будем говорить далее) мы рассматриваем в социальном аспекте. Поскольку язык существует и подвергается анализу, в первую очередь в коммуникации именно социокультурная сторона концепта представляется наиболее «осязаемым» и значимым объектом исследования. Из этого подхода вытекает ключевой для данной статьи вопрос вербальности концепта.

Впервые понятие концепта было сформулировано С.А. Аскольдовым-Алексеевым в 1928 г., который определял его как «мысленное образование, которое замещает нам в процессе мысли неопределённое множество предметов, действий, мыслительных функций одного и того же рода» [3, с. 269]. Что примечательно, учёный уже тогда говорит о существовании разных подходов к пониманию концепта - в том числе, концепт может пониматься и

как «чисто умственное образование», и как часть объективной действительности, может подчёркиваться его общность, либо же его индивидуальность [3, с. 268-269]. Далее понятие концепта развивалось и углублялось многими исследователями, занимавшимися концептуальным подходом. Д.С. Лихачёв уточняет: «Я полагаю, что концепт существует не для самого слова, а, во-первых, для каждого основного (словарного) значения слова отдельно» [4, с. 4]. При этом отмечает его индивидуальную и одновременно национальную природу: «Какое из словарных значений слова замещает собой концепт, выясняется обычно из контекста, а иногда даже из общей ситуации. Концепт не непосредственно возникает из значения слова, а является результатом столкновения словарного значения слова с личным и народным опытом человека» [4, с. 4]. Другие известные определения концепта приводили такие исследователи, как Е.С. Кубряко-ва: «Концепт - оперативная единица памяти, ментального лексикона, концептуальной системы и языка мозга, всей картины мира, квант знания. Самые важные концепты выражены в языке» [5, с. 90-92], В. Красных: «Максимально абстрагированная идея "культурного предмета", не имеющего визуального прототипического образа, хотя и возможны визуально-образные ассоциации, с ним связанные» [6, с. 272], В.И. Карасик: «Основной единицей лингвокультурологии является культурный концепт - многомерное смысловое образование, в котором выделяются ценностная, образная и понятийная стороны» [7, с. 132]; С.Г. Воркачёв: «Концепт как операционная единица мысли - это способ и результат квантификации и категоризации знания» [1, с. 35], «концепт - это единица коллективного знания/сознания (отправляющая к высшим духовным ценностям), имеющая языковое выражение и отмеченная этнокультурной спецификой» [1, с. 41]; З.Д. Попова и И.А. Стернин: «Дискретное ментальное образование, являющееся базовой единицей мыслительного кода человека, обладающее относительно упорядоченной внутренней структурой, представляющее собой результат познавательной (когнитивной) деятельности личности и общества и несущее комплексную, энциклопедическую информацию об отражаемом предмете или явлении, об интерпретации данной информации общественным сознанием и отношении общественного сознания к данному явлению или предмету» [2, с. 24].

При всей популярности лингвоконцептологии понятие концепта остаётся достаточно размытым. Ю.Е. Прохоров отмечает: «В филологии, как и в

любой науке, есть два типа терминов: свои и заимствованные. И принцип пользования ими также не оригинален: как и всюду, договориться о хотя бы приблизительно общем их понимании практически невозможно» [8, с. 74]. Об этой высокой степени неопределённости такого ключевого понятия, как «концепт», негативно отзывается А.В. Кравченко, крайне критически характеризующий проблему неоднозначности предмета концептологии. Он отмечает, что большинство дефиниций концепта в лингвистике пытаются определить его через иные, не менее неопределённые и неоднозначные понятия [9, с. 248-249], которые никак не объясняют суть этого явления. Следует признать, что понятие концепта носит «ускользающий» характер, и исследователи в значительной степени исповедуют индивидуальные подходы к его определению. Однако, несмотря на неоднозначность этого термина, в различных подходах к его пониманию можно выделить определённые тенденции, которые позволяют составить общее представление о том, как концепт воспринимается учёными-когнитивистами: в определениях концепта легко прослеживаются такие регулярно возникающие формулировки, как «ментальная единица» [10], «ментальное образование» [7], «единица памяти» [5], «единица сознания» или «единица знания» [1], «идея предмета» [6], «квант знания» [5] или «квант сознания» [7]. Эти наблюдения позволяют нам вывести базовое и в значительной степени общее для всех исследователей понимание концепта: это некая минимальная, неделимая единица, имеющая исключительно ментальную природу (так или иначе существующая в нашем сознании) и взаимодействующая и со знаниями и опытом человека, и с внешним миром.

Говоря о проблеме соотношения индивидуального и общего в понимании концепта, необходимо упомянуть понятие концептосферы. Впервые оно было предложено Д.С. Лихачёвым по аналогии с биосферой и, в особенности, ноосферой В.И. Вернадского [11], причём у него концептосфера рассматривается как общекультурное, а не сугубо лингвистическое явление. Примечательно, что Д.С. Лихачёв говорит о существовании разных концепто-сфер в рамках одного языка: «Отдельных вариантов концептосферы национального языка очень много. <...> Одна концептосфера может сочетаться с другой - скажем, концептосфера русского языка в целом, но в ней концептосфера инженера-практика, а в ней концептосфера семьи, а в ней индивидуальная концептосфера» [4, с. 5]. З.Д. Попова и И.А. Стернин определяют концептосферу как «область знаний, составленную из концептов как ее единиц» [2, с. 25]

и далее как «упорядоченную совокупность концептов народа, информационную базу мышления» [2, с. 26], что не даёт чёткого представления о её природе, однако далее исследователи также говорят о существовании «групповых концептосфер (профессиональная, возрастная, тендерная и т.д.)» [2, с. 27], которые можно сопоставлять. Таким образом, подобно Д.С. Лихачёву, авторы рассматривают существование и взаимодействие множества концептосфер.

В целом, можно заметить, что если определение концепту дали многие ученые, и существуют десятки различных подходов к этому термину, то понятие концептосферы проработано значительно слабее и носит даже более неоднозначный характер. Не будем подробно останавливаться на этой проблеме в рамках данной работы, однако важно то, что именно через концептосферу мы можем рассмотреть вопрос вербальности концепта. В ходе роста популярности когнитивного подхода в лингвистике понятие концептосферы стало тесно сосуществовать с понятием языковой картины мира, и в этой связи интересно определение, которое З.Д. Попова и И.А. Стернин дают семантическому пространству языка (они рассматривают его как синоним языковой картины мира): «Семантическое пространство языка - это та часть концептосферы, которая получила выражение с помощью языковых знаков [курсив мой. - А.А.], совокупность значений, передаваемых языковыми знаками данного языка» [2, с. 44; о синонимичности с языковой картиной мира см. там же, с. 45]. С.Н. Плотникова пишет о «понимании языковой картины мира как особой категоризации и концептуализации действительности при помощи языка» [12, с. 74]. В.И. Карасик также говорит о «наличии имён концептов» как об одном из компонентов языковой картины мира [7, с. 132133], при этом под именами концептов понимается «однословное обозначение» концептуализированной единицы [7, с. 132-133]. По таким определениям можно заключить, что, подобно тому как концепты называются компонентами концептосферы (и в некотором смысле компонентами культуры, если мы говорим о лингвокультурном подходе), их языковые выражения рассматриваются как компоненты языковой картины мира. Однако здесь мы сталкиваемся с рядом противоречий.

Во-первых, существует определённая путаница на уровне терминологии. Не вполне понятно, отличаются ли друг от друга чем-нибудь «выражение концепта», «языковое выражение концепта», «название концепта», «имя концепта» и тому подобные термины. Так, В.И. Карасик говорит об именах концепта, которые, по его мнению, можно

выделять только тогда, когда у концепта есть однословное обозначение; однако этот же автор понимает языковое выражение шире, чем просто лексему: «Выражение концепта - это вся совокупность языковых и неязыковых средств, прямо или косвенно иллюстрирующих, уточняющих и развивающих его содержание» [7, с. 133] (далее В.И. Карасик приводит пример, как концепт может быть раскрыт в тексте ситуативно, вообще без прямого называния). Получается, что имя концепта присутствует в языковой картине мира, а выражение концепта - нет; но тогда возникают простые вопросы - например, как быть, если выражение концепта не имеет определённой постоянной формы, но является чисто вербальным? Может ли имя концепта состоять более чем из одного слова? Соотношение выражения и имени концепта остаётся не вполне понятным. Вербальное обозначение концепта представляется нам проблемной темой и по другой причине: хотя для когнитивных исследований и типично использовать такие формулировки, как, например, «концепт вождя в советской публицистике», надо понимать, что в подобной ситуации само слово «вождь», хотя его и можно было бы назвать «именем концепта», является лишь удобным для исследователя указанием на концепт, но оно никак не выражает всей глубины данного концепта, поскольку концепт в первую очередь является мысленным представлением, которое невозможно «сжать» до одного слова. Тем более, говоря об ассоциативном аспекте, слово «вождь» может заставить слушателя подумать, например, об индейских племенах, а не о советской действительности, поэтому в приведённом примере выражением концепта должна служить вся фраза «концепт вождя в советской публицистике», а никак не одно слово «вождь», поскольку только эта фраза должным образом обозначает границы концептуализированного представления, о котором идёт речь (вспомним слова Д.С. Лихачёва: «Какое из словарных значений слова замещает собой концепт, выясняется обычно из контекста, а иногда даже из общей ситуации» [4, с. 4]).

Во-вторых, важно заметить, что все авторы в той или иной форме сходятся на том, что концепт и концептосфера имеют ментальную природу, пребывают в сознании, в то время как с точки зрения лингвистики мы никак не можем изучать сознание непосредственно. Очевидно, что исследователи-лингвисты имеют дело только с продуктами умственной деятельности в языке и речи, т.е. взаимодействуют только с вышеупомянутыми выражениями концептов: «Значительная часть концептосферы

народа представлена в семантическом пространстве его языка, что и делает семантическое пространство языка предметом изучения когнитивной лингвистики» [2, с. 44]. В то же время, из приведённой цитаты следует, что, по мнению З.Д. Поповой и И.А. Стер-нина, не вся концептосфера представлена в языковой картине мира, а только её часть. Сходным образом Е.С. Кубрякова полагает, что в языке отражены не все концепты, а только самые важные из них [5, с. 90-92]. З.Д. Попова и И.А. Стернин также пишут: «С нашей точки зрения, концепт не обязательно имеет языковое выражение - существует много концептов, которые не имеют устойчивого названия (курсив мой. - А.А.) и при этом их концептуальный статус не вызывает сомнения (ср. есть концепт и слово "молодожены", но нет слова "старожены", хотя такой концепт в концептосфере народа несомненно есть)» [2, с. 25]. Здесь идёт речь о названии концепта и о его языковом выражении (которые авторы не разделяют), и из цитаты следует, что такое название/выражение должно быть одним словом, что вызывает у нас закономерный вопрос: если у концепта нет однословного названия, значит ли это, что он вообще не присутствует в языке? Если это так, то каким образом с точки зрения лингвистики можно делать утверждение, что такой концепт вообще существует? Такое утверждение выглядело бы голословным, потому что его было бы невозможно подтвердить языковым материалом. В то же время, если признать существование концепта, обозначенного З.Д. Поповой и И.А. Стерниным как «старожёны», вполне очевидно, что в диалоге между знакомыми с этим концептом коммуникантами один может вызвать образ этого концепта в сознании другого, использовав просто описательный метод - и подобное описание (например, «люди, давно состоящие в браке» или «пожилая женатая пара») будет являться ничем иным как языковым выражением концепта, хотя и не будет его однословным «именем». Конечно, можно предположить существование невербальных концептов в рамках индивидуальных концептосфер, когда мы говорим о каких-либо идеях и представлениях в сознании отдельного индивида (которые тот просто не желает привносить в коммуникацию), однако их ненаблюдаемость делает их интересность как объекта лингвистического исследования сомнительной.

Из вышеизложенного следует:

1. Если концепт находит какое-либо выражение в языковой коммуникации, это автоматически означает, что он имеет какое-либо вербальное выражение, хотя это выражение может не иметь определённой неизменной формы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2. С позиций лингвистики у нас нет возможности утверждать факт существования какого-либо концепта, который никак не выражен в языке.

3. Любое название концепта (т.е. такое вербальное выражение, которое имеет более или менее неизменную и общеизвестную форму, позволяет легко указать на него) является всего лишь его условным обозначением, которое служит для указания на него в лингвистических исследованиях или в коммуникации, не выражает всей ассоциативной глубины его значений и требует употребления в определенном лингвистическом и/или экстралингвистическом контексте.

В завершение хотелось бы отметить, что весь вопрос вербальности концепта, по нашему мнению, имеет смысл рассматривать только когда речь идёт именно о возможности (реальной или потенциальной) вербализации концепта. Если же говорить о том, как концептуальные единицы кодируются в человеческом сознании, то нам представляется сомнительным, что такое разностороннее явление, как концепт, может кодироваться с помощью только вербальных средств, однако этот вопрос лежит за пределами данной работы и, возможно, за пределами лингвистики.

Литература

1. Воркачев С.Г. Счастье как лингвокультурный концепт. М., 2004. С. 9-40.

2. Попова З.Д., Стернин И.А. Когнитивная лингвистика. М., 2007.

3. Аскольдов-Алексеев С.А. Концепт и слово // Русская словесность. От теории словесности к структуре текста. Антология / под ред. В.П. Нерознака. М., 1997. С. 267-279.

4. Лихачев Д.С. Концептосфера русского языка // Изв. РАН. 1993. № 1. С. 3-9.

5. Кубрякова Е.С., Демьянков В.З., Панкрац Ю.Г., Лузина Л.Г. Краткий словарь когнитивных терминов. М., 1996.

6. Красных В. «Свой» среди «чужих»: миф или реальность? М., 2003.

7. Карасик В.И. Языковой круг: личность, концепты, дискурс. Волгоград, 2002. 477 с.

8. Прохоров Ю.Е. К проблеме «концепта» и «кон-цептосферы» // Язык, сознание, коммуникация: сб. статей / отв. ред. В.В. Красных, А.И. Изотов. М., 2005. Вып. 30.

9. Кравченко А.В. Что изучает концептология? // Фукционально-когнитивный анализ языковых единиц и его аппликативный потенциал: материалы 1 -й между-нар. конф. 5-7 окт. 2011. Барнаул, 2011. С. 248-251.

10. Никитин М.В. Развернутые тезисы о концептах // Вопросы когнитивной лингвистики. 2004. № 1. С. 53-64.

11. Вернадский В.И. Несколько слов о ноосфере // Труды по философии естествознания. М., 2000. С. 308-315.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

12. Плотникова С.Н. Холистичность языковой картины мира // Вестн. ИГЛУ. Сер. Филология. 2011. № 1. С. 70-77.

References

1. Vorkachev S.G. Schast'e kak lingvokul'tumyi kontsept [Happiness as Linguocultural Concept]. Moscow, 2004, pp. 9-40.

2. Popova Z.D., Sternin I.A. Kognitivnaya lingvistika [Cognitive Linguistics]. Moscow, 2007.

3. Askol'dov-Alekseev S.A. [The Concept and the Word]. Russkaya slovesnost'. Ot teorii slovesnosti k strukture teksta. Antologiya [Russian Literature. From the Theory of Literature to the Structure of the Text. Anthology]. Ed. V.P. Neroznaka. Moscow, 1997, pp. 267-279.

4. Likhachev D.S. Kontseptosfera russkogo yazyka [Con-ceptosphere ofRussian Language]. Izv. RAN. 1993, no 1, pp. 3-9.

5. Kubryakova E.S., Dem'yankov V.Z., Pankrats Yu.G., Luzina L.G. Kratkii slovar' kognitivnykh terminov [Brief Dictionary of Cognitive Terms]. Moscow, 1996.

6. Krasnykh V. «Svoi» sredi «chuzhikh»: mif ili real'nost? ["Ours" among "Theirs": Myth or Reality?]. Moscow, 2003.

7. Karasik V.I. Yazykovoi krug: lichnost', kontsepty, diskurs [Linguistic Circle: Personality, Concepts, Discourse]. Volgograd, 2002, 477 p.

8. Prokhorov Yu.E. K probleme «kontsepta» i «kont-septosfery» [On the Problem of "Concept" and "Conceptos-phere"] Yazyk, soznanie, kommunikatsiya: Col of art.

V.V. Krasnykh, A.I. Izotov. Moscow, 2005. Issue 30.

9. Kravchenko A.V. [What Does Conceptology Study?]. Fuktsional'no-kognitivnyi analizyazykovykh edinits i ego applikativnyi potentsial: materialy 1-i mezhdunar. konf. 5-7 okt. 2011 [Functional-cognitive Analysis of Linguistic Units and its Applicative Potential: materials of Int. Conf. 5-7 October. 2011]. Barnaul, 2011, pp. 248-251.

10. Nikitin M.V. Razvernutye tezisy o kontseptakh [Detailed Abstracts of Concepts]. Voprosy kognitivnoi ling-vistiki. 2004, no 1, pp. 53-64.

11. Vernadskii V.I. [A Few Words about the Noos-phere]. Trudy po filosofii estestvoznaniya [Works on Philosophy of Science.]. Moscow, 2000, pp. 308-315.

12. Plotnikova S.N. Kholistichnost' yazykovoi kartiny mira [Holistic Nature of Linguistic World View]. Vestnik IGLU. Ser. Filologiya. 2011, no 1, pp. 70-77.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Поступила в редакцию 12 марта 2015 г.