Научная статья на тему 'О некоторых способах языковой реализации функционально-семантического поля концепта «Автор» в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»'

О некоторых способах языковой реализации функционально-семантического поля концепта «Автор» в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
114
10
Поделиться
Ключевые слова
КОНЦЕПТ / CONCEPT / МАКРОПОЛЕ / МИКРОПОЛЕ / MICROFIELD / СЕМАНТИЧЕСКОЕ ПОЛЕ / SEMANTIC FIELD / MACROFIELD

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Степанова Юлия Викторовна

Статья посвящена одной из актуальных проблем когнитивной лингвистики изучению концепта, в частности, концепта «Автор» в романе М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита». Для достижения цели применяется полевой подход. Выделенные из романа лексические единицы распределены на макрополя, поля и микрополя, образуя лексико-семантическую сеть. Все уровни полей (макро и микро) связаны парадигматическими отношениями, формируя когнитивное пространство концепта «Автор».

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Степанова Юлия Викторовна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

«SOME METHODS OF LANGUAGE IMPLEMENTATION OF THE FUNCTIONAL-SEMANTIC FIELD OF THE CONCEPT «AUTHOR» IN THE NOVEL M. A. BULGAKOV «THE MASTER AND MARGARITA»

The article is devoted to one of actual problems of cognitive linguistics concept studying, in particular, the concept “Author” in the novel of M. A. Bulgakov “The Master and Margarita”. Field approach is applied to achieve the purpose. Allocated lexical units from the novel are distributed on macrofields, fields and microfields forming a lexical-semantic network. All levels of the fields (macro and micro) are connected by the paradigmatic relations, forming a cognitive space of a concept “Author”.

Текст научной работы на тему «О некоторых способах языковой реализации функционально-семантического поля концепта «Автор» в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита»»

ЛИНГВИСТИКА

© 2014

Ю. В. Степанова

О НЕКОТОРЫХ СПОСОБАХ ЯЗЫКОВОЙ РЕАЛИЗАЦИИ ФУНКЦИОНАЛЬНО-СЕМАНТИЧЕСКОГО ПОЛЯ КОНЦЕПТА «АВТОР» В РОМАНЕ М. А. БУЛГАКОВА «МАСТЕР И МАРГАРИТА»

Статья посвящена одной из актуальных проблем когнитивной лингвистики изучению концепта, в частности, концепта «Автор» в романе М.А.Булгакова «Мастер и Маргарита». Для достижения цели применяется полевой подход. Выделенные из романа лексические единицы распределены на макрополя, поля и микрополя, образуя лексико-семантическую сеть. Все уровни полей (макро и микро) связаны парадигматическими отношениями, формируя когнитивное пространство концепта «Автор».

Ключевые слова: концепт, макрополе, микрополе, семантическое поле

В современной когнитивной лингвистике первостепенное значение уделяется изучению природы концепта. Исследование функционально-семантического поля концепта «Автор» определяется принципиальным на сегодняшний день направлением лингвистики — антропоцентризмом, в рамках которого личность рассматривается как точка отсчета в анализе лингвистических явлений. Актуальность данной статьи определяется также общими задачами анализа концептов и установлением набора компетенций концепта «Автор» на материале романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита».

Мир, изображенный в романе, образует речевую действительность, которая влияет на читательское сознание и кладется в основу теории авторства. Познание автора входит в эстетическую цель М. А. Булгакова. Авторское «я» — глубинней-шее и важнейшее его ядро.

М. А. Булгаков как творец произведения, создавая художественный мир, не только скрывается сам, прячась в глубине произведения, но и стремится «уничтожить» следы своей деятельности. Однако языковые факты раскрывают и фиксируют авторскую деятельность в индивидуальных творческих приемах. Именно речевая совокупность приемов, которая «заменит» собой произведение, реализует концепт «Автор».

Интерпретация концепта «Автор» возможна посредством разных методик. В случае, когда мы рассматриваем лексическое пространство концепта, весьма результативным оказывается апробированный в лингвистике полевой подход.

Степанова Юлия Викторовна — старший преподаватель кафедры иностранных языков и профессиональной межкультурной коммуникации Института истории и политических наук Тюменского государственного университета. E-mail: Stepanova_j_v@mail.ru

Вполне правомерным представляется применение полевого подхода к анализу языковых единиц в художественном тексте. Термин «поле», по И. А. Стернину, «в принципе согласуется с организацией той или иной лексико-семантической группы»1. В качестве центрального конституента полевой структуры художественного текста в нашем случае выступает образ автора, который является ядром с его периферией, образующей поля, вместе с их микрополями.

Микрополя, выделенные в тексте романа М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита» в процессе предпринятого моделирования, пересекаются и взаимодействуют друг с другом. Между всеми макро- и микрополями существуют парадигматические отношения на основании ассоциативных связей. Таким образом, они представляют собой лексико-семантическую сеть.

Интерпретация схемы представляется достаточно убедительной, если рассматривать ее как иерархию макро- и микрополей. Макрополя представлены соответственно полями и микрополями.

Набор лексических единиц каждого уровня ЛСП напрямую связан с системным структурированием лексики внутри семантического поля, когнитивно весомых компонентов текста. Разложение речевых единиц на искомые концепты позволило выявить их семантические общности в контексте интерпретации концепта «Автор».

Исследуя вопрос о языковой реализации концепта «Автор» в романе М. А. Булгакова «Мастер и Маргарита», целесообразно подвергнуть анализу макрополе «Лексико-стилистические и синтаксические средства реализации концепта «Автор»». Данное макрополе состоит из следующих полей: «Авторский стиль», «Иноязычные слова», «Ирония», «Метафора/Метонимия», «Обращение», «Описательные обороты», «Пословицы/Поговорки», «Разговорная лексика», «Сказочные описания», «Сравнения». Перечень микрополей представлен в алфавитном порядке, что способствует лингвистической унификации микрополей. В рамках статьи целесообразно рассмотреть наиболее значимые из них: поле «Ирония», поле «Метафора/Метонимия», поле «Описательные обороты», поле «Пословицы и поговорки», поле «Разговорная лексика», поле «Сравнения».

1. Поле «Ирония». Ирония — «троп, состоящий в употреблении слова в смысле обратном буквальному с целью тонкой или скрытой насмешки...»2. Прием иронии весьма характерен для романа «Мастер и Маргарита». У читателя этого мистического произведения складывается ощущение, что все не то, чем кажется, и ирония — это как раз то средство, которое помогает скрыть истинный смысл или противопоставить его смыслу явному.

Следует отметить особый вид иронии, свойственный автору-творцу, — ирония, стилизованная под сочувствие, дружеское участие. Воланд в своих разоблачениях пользуется именно этим приемом: «- Это низко! — возмутился Воланд. — Вы человек бедный... Ведь вы — человек бедный?» (Мастер и Маргарита, 530).

Прием иронии в созвучном микрополе использует окружение Воланда; в этом случае ирония не имеет скрытого характера и превращается в ехидство: «... я предпочел бы рубить дрова, вместо того чтобы принимать их здесь на площадке. — Что рубить дрова, — подхватил словоохотливый кот, — я хотел бы

1 Стернин, Попова 2003, 14.

2 Тимофеев, Тураев 1974, 185.

служить кондуктором в трамвае, а уж хуже этой работы нет ничего на свете!» (Мастер и Маргарита, 590).

Присутствует в тексте пример явной иронии, выраженный в форме легкой насмешки: «Паскудный воробушек припадал на левую лапку, явно кривлялся, волоча ее, работал синкопами, одним словом, — приплясывал фокстрот под звуки патефона, как пьяный у стойки. Хамил как умел, поглядывая на профессора нагло» (Мастер и Маргарита, 356).

Следующий пример представляет собой юмор в противоречии: «Степа разлепил склеенные веки и увидел, что отражается в трюмо в виде человека с торчащими в разные стороны волосами, с опухшей, покрытой черной щетиной физиономией, с заплывшими глазами, в грязной сорочке с воротником и галстуком, в кальсонах и в носках... — Добрый день, симпатичнейший Степан Богданович!» (Мастер и Маргарита, 387).

Ироничные замечания оставляет и автор-рассказчик, участвующий во всех событиях романа. Для этого он использует лирические отступления: «Сиреневая спина вздрогнула, но, вероятно, случайно, ибо не мог же иностранец понять то, что говорили по-русски Коровьев и его спутник (Мастер и Маргарита, 683).

Функции иронии в тексте романа не выходят за пределы их места в реальном и виртуальном общении.

2. Поле «Метафора/Метонимия». Метафора и метонимия — неотъемлемые атрибуты любого художественного произведения. Являясь выражениями, которые не следует понимать буквально, они, тем не менее, позволяют конкретизировать, углублять смысл произведения, делать его осязаемым.

Метафора — «вид тропа, состоящий в употреблении слова в переносном значении на основе сходства или контраста. <.. .> Выражая индивидуально-авторское видение мира, метафора отличается особой экспрессивностью»3. Метонимия — «вид тропа, основанный на принципе смежности. <.> Метонимия, как и метафора, отражает индивидуально-авторское видение мира, характеризует творческую манеру художника слова»4.

В романе «Мастер и Маргарита» среди стилистических приемов метафора и метонимия наиболее частотны. При этом случаи метафоры и метонимии не дифференцируются, а лишь выделяются как единицы микрополя. Схема рассмотрения этих стилистических приемов следующая: микрополе «Гроза»; микрополе «Эмоции / Чувства / Образ мыслей»; микрополе «Музыка»; микрополе «Ггрои»; микрополе «Неодушевленные предметы». Обратим внимание на некоторые примеры:

2.1. Микрополе «Музыка». Музыка и музыкальные инструменты — немногочисленная категория в романе «Мастер и Маргарита». Но описание звуков музыки усиливает общее впечатление, производимое на читателя, подчеркивая обстановку, атмосферу, чувства персонажей. М. А. Булгаков намеренно не использует такие «избитые» выражения, как «пела скрипка» или «играла труба», а применяет необычные метафоры и ими словно «взрывает» текст. Например: «Обрушился рев труб, . взмыв скрипок окатил ее тело»; «. оркестр, стоя, окатывал Маргариту звуками» (Мастер и Маргарита, 588).

3 Карпов 2002, 127.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 Карпов 2002, 129.

Автор наделяет музыкальные инструменты человеческими чувствами и эмоциями: «Исступленно кричал ни в чем не повинный беккеровский кабинетный инструмент (Мастер и Маргарита, 561). Заслуживают внимания глаголы и прилагательные, которые автор использует вместе с «музыкальными» существительными: «... слушая сыплющийся в переулке вальс» (Мастер и Маргарита, 555); «... песня загремела...» (Мастер и Маргарита, 511); «... зудящая веселенькая музыка...» (Мастер и Маргарита, 569).

2.2. Микрополе «Герои». Метафоры, которые использует М. А. Булгаков, описывая своих героев, относятся скорее к их физическому состоянию. Например, описывая Маргариту после того как она воспользовалась кремом Азазелло, автор обращает внимание читателя на новые физические ощущения героини. Она стала другой — и все теперь ощущается по-другому: «. лунный свет ее приятно согревал... » (Мастер и Маргарита, 572); «... она отдала лицо ветру... » (Мастер и Маргарита, 572). Впереди новая жизнь, все изменилось, нет больше страха и отчаяния.

Понтий Пилат, напротив, заложник обстоятельств: жары, окружения, ненавистного города, своего положения. Постоянная внутренняя борьба, бескомпромиссность решений, невозможность делать то, что хочется, — все это М. А. Булгаков художественно отобразил следующим образом: «Пилат задрал голову и уткнул ее прямо в солнце. Под веками у него вспыхнул зеленый огонь, от которого загорелся мозг... »; «Тут в уши ему ударил несколько раз железный рубленый крик... » (Мастер и Маргарита, 347); «Тут ему показалось, что солнце, зазвенев, лопнуло над ним и залило ему огнем уши» (Мастер и Маргарита, 348).

Свита Воланда не характеризуется «серьезными» метафорами, связанными с физическим состоянием: «... Коровьев отлепился наконец от стенки... » (Мастер и Маргарита, 520); «... кот отмочил штуку...» (метафорический фразеологизм) (Мастер и Маргарита, 434).

Римский, финдиректор Варьете, — человек двуличный, трусливый, безответственный. М. А. Булгаков подбирает к его описанию соответствующие метафоры: «Колючие глаза Римского через стол врезались в лицо администратора, и чем дольше тот говорил, тем мрачнее становились эти глаза» (Мастер и Маргарита, 472).

Не оставил без внимания М. А. Булгаков и выступление артистов: «. на эстраде кипятился человек в красном. » (Мастер и Маргарита, 589).

2.3. Микрополе «Неодушевленные предметы». Неодушевленные предметы соотносятся в романе с классом неодушевленных существительных.

Случаи метафоризации неодушевленных существительных весьма частотны, что придает повествованию более эмоциональный оттенок. В романе «Мастер и Маргарита» ничто не случайно, каждый предмет находится на своем месте и играет определенную роль, выступая равноправным участником действа: «Бал упал на нее сразу в виде света. » (Мастер и Маргарита, 588); «Ненавидимый им город умер...» (Мастер и Маргарита, 347); «...здание театра молчало...» (Мастер и Маргарита, 469).

Данные примеры обнаруживают еще один стилистический прием — олицетворение. Это объясняет тот факт, что для М. А. Булгакова нет малозначительных предметов или второстепенных персонажей. Все, что окружает героев, имеет по

задумке писателя свою душу. Именно поэтому автор-творец переносит человеческие чувства, мысли и речи на неодушевленные предметы и явления.

3. Поле «Описательные обороты». Оборот — «то же, что конструкция»5. Описать — 1) «изобразить что-нибудь, рассказать о чем-нибудь в письменной или устной речи»6. Описательные предложения — «предложения, объединяемые (при значительном структурно-синтаксическом многообразии) общим семантическим свойством, заключающимся в более или менее наглядном (или даже картинном) изображении (представлении) предмета, обстановки и т. п.»7.

Под описательными оборотами нами подразумеваются описательные предложения, характеризующие персонаж, ситуацию, лирическое отступление. Большинство таких выражений в романе «Мастер и Маргарита» носит негативный, пренебрежительный или ироничный оттенок.

У каждого человека есть вещи, люди или ситуации, к которым сложилось определенное отношение. Создатель романа — не исключение. Выражая свою антипатию к чему-либо, М. А. Булгаков четко дает понять, что существуют две позиции: позиция автора и позиция рассказчика. Позиция автора служит для передачи сведений общего, созерцательного характера. Например: «Этот заплатанный, заштопанный, кривой и длинный переулок с покосившейся дверью нефтелавки. » (Мастер и Маргарита, 558); «Но тут маленький, костлявый и крайне недоброжелательный швейцар преградил ему путь. » (Мастер и Маргарита, 681); «... глядя из-под лохматых, как бы молью изъеденных сивых бровей... » (Мастер и Маргарита, 682); «Какой-то корявый мостик, под ним мутная весенняя речонка»; «Безрадостные, нищенские полуголые деревья» (Мастер и Маргарита, 541); «... омерзительный переулок... » (Мастер и Маргарита, 361).

Точка зрения рассказчика максимально приближена к позиции читателя: повествователь обнаруживает те эмоции, которые он бы испытывал в роли читателя. Его позиция обозначается повествовательным фоном: «... паскудном сеансе...» (Мастер и Маргарита, 666); «... треклятых его ассистентов...» (Мастер и Маргарита, 667); «В трижды проклятой квартире... » (Мастер и Маргарита, 671); «... совершилось еще что-то скандальное и пакостное» (Мастер и Маргарита, 467); «... поганого Фагота... » (Мастер и Маргарита, 468); «проклятая Гелла» (Мастер и Маргарита, 532); «... тотчас отозвался на это безобразное предложение Фагот» (Мастер и Маргарита, 439); «... проклятый бесовский кот... » (Мастер и Маргарита, 429).

Ироничным оттенком в основном отличаются описания свиты Воланда: «. омерзительные преступления против верности...» (Мастер и Маргарита, 666); «... котообразный толстяк...» (Мастер и Маргарита, 682); «Усишки на наглом лице... » (Мастер и Маргарита, 574); «рыжий разбойник» (Мастер и Маргарита, 522); «...Паскудный воробушек...» (Мастер и Маргарита, 536); «Словом был гадкий, гнусный, соблазнительный, свинский скандал...» (Мастер и Маргарита, 375).

4. Поле «Пословицы/Поговорки». Поговорка — «устойчивое в речевом обиходе изречение, образно определяющее какое-либо жизненное явление»8. Посло-

5 Тимофеев, Тураев 1974, 274.

6 Александрова 1989, 580.

7 Тимофеев, Тураев 1974, 289.

8 Карпов 2002, 185.

вица — «устойчивое в речевом обиходе, ритмически организованное изречение, в котором зафиксированы практический опыт народа и его оценка определенных жизненных явлений»9.

Русские пословицы и поговорки — это большой этнический культурно-исторический пласт. Это мудрость русского народа, тонко подмеченные детали из повседневной жизни. Они несут в себе большой эмоциональный заряд и сакральный смысл. М. А. Булгаков называет их «шуточками - прибауточками» (Мастер и Маргарита, 411). Пословицы автор адаптирует к разным рядам сходных ситуаций. Например, Коровьев в своем лексиконе использует пословицы «Денежка счет любит»; «Свой глазок — смотрок» (Мастер и Маргарита, 411). В речи других персонажей используются поговорки: «А за квартиру Пушкин платить будет?»; «Лампочку на лестнице, стало быть, Пушкин вывинтил?»; «Нефть, стало быть, Пушкин покупать будет?» (Мастер и Маргарита, 484).

5. Поле «Разговорная лексика». Разговорная лексика — это «слова и выражения, преимущественно употребляющиеся в разговорном стиле речи. В рамках разговорной лексики различается литературно-разговорная и литературно-просторечная лексика. Литературно-разговорная лексика придает речи непринужденный, зачастую фамильярный характер. Литературно-просторечная лексика граничит с внелитературной лексикой и выражает отрицательную или ироничную оценку, к ней примыкают профессионализмы и жаргонизмы»10.

В тексте романа М. А. Булгаков использует и литературно-разговорную и литературно-просторечную лексику. Разговорная лексика придает повествованию непринужденный, нередко фамильярный характер, что сближает языковую палитру персонажа с речью читателя, рядового обывателя.

Показательно в данном случае слово «натурально» в значении «действительно так», которое используют и Азазелло, и Бегемот, и Коровьев: « — Натурально, — ответил Азазелло» (Мастер и Маргарита, 605); « — Ну, натурально, они! (Мастер и Маргарита, 547).

Довольно часто автором употребляются слова и выражения исключительно разговорного, даже жаргонного стиля. Поскольку речь героев является главным способом отражения их внутренней сущности, М. А. Булгаков как тонкий психолог не мог не использовать этот факт. Зачастую речь его героев не только проста, но и приближена к речи простонародной или фольклору. Например: «. странные враки неизвестного гражданина» (Мастер и Маргарита, 547); «. Бегемот находится именно там, валяя дурака (Мастер и Маргарита, 676); «. оттяпает мне голову. » (Мастер и Маргарита, 575).

Поле «Сравнения». Сравнение — «троп, основанный на сопоставлении по общему признаку одного предмета или явления с другим. Сравнение выражается: а) оборотами со сравнительными союзами; б) творительным падежом; в) формой сравнительной степени прилагательного или наречия; г) лексически (при помощи слов подобный, похожий)»11.

Сравнение как художественный прием — довольно распространенное явление, но в романе «Мастер и Маргарита» число сравнений невелико, в отличие от

9 Карпов 2002, 191.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10 Карпов 2002, 217.

11 Карпов 2002, 276.

метафор и описательных выражений. Этот стилистический прием используется для выявления в объекте сравнения важных для читателя свойств и реализуется в сравнительных оборотах, образованных при помощи союзов как и будто: «. Аннушка, как змея, выскользнула из-за двери»; «Белогрудый твердыми, как поручни автобуса, и столь же холодными пальцами, ничего более ни говоря, сжал Ан-нушкино горло. » (Мастер и Маргарита, 626); «У ног прокуратора простиралась неубранная красная, как бы кровавая, лужа...» (Мастер и Маргарита, 629); «... хрустя крахмалом, взметнулась белая, как бедуинский бурнус, другая (скатерть). » (Мастер и Маргарита, 691); «... Поплавский выхватил из кармана паспорт, как кинжал (Мастер и Маргарита, 520); «Затем мгновенно, как будто из мозга выхватили иголку, утих висок ... » (Мастер и Маргарита, 553); «Воланд положил свою тяжелую, как будто каменную, и в то же время горячую, как огонь, руку, на плечо Маргариты.» (Мастер и Маргарита, 580); «...он чист, как хрусталь» (Мастер и Маргарита, 411).

Единичный пример бессоюзного сравнения в виде предложения с составным именным сказуемым отражен во фрагменте: «Маргарита не могла бы сказать, из чего сделан повод его коня, и думала, что возможно, что это лунные цепочки и самый конь — только глыба мрака, и грива этого коня — туча, а шпоры всадника — белые пятна звезд» (Мастер и Маргарита, 717).

Таким образом, функционально-семантическое поле концепта «Автор» может реализоваться в тексте через лексико-стилистические особенности авторской речи. При анализе текста романа обнаруживается много деталей, свойственных именно идиостилю М. А. Булгакова. Это касается выбора и употребления слов, грамматических конструкций, тонко подмеченных нюансов, касающихся людей, быта, идеологии, правил и т. д. Что касается непосредственно авторского лексикона, то М. А. Булгакову свойственно прежде всего значительное употребление разговорной лексики, с помощью которой автор открыто проявляет себя и свою позицию, причем не всегда напрямую, а через диалоги персонажей. Среди других стилистических приемов одно из ведущих мест в романе занимают метафора и метонимия. Здесь позиция автора заключается в том, что выражения, которые не понимаются буквально, позволяют конкретизировать, углублять смысл произведения, делать его осязаемым. Еще одним приемом, характеризующим М. А. Булгакова как знатока внутренней стороны человеческой натуры, является ирония. В этом мистическом произведении ирония — именно то средство, которое позволяет скрыть истинный смысл высказывания. В романе «Мастер и Маргарита» булгаковскую иронию характеризует специфический прием стилизации под сочувствие или дружеское участие. М. А. Булгаков часто применяет описательные обороты, характеризующие ситуацию, предмет, явление или человека. В романе проявляются два оттенка: негативный и ироничный. Остроумным и содержательным культурно-историческим пластом являются пословицы и поговорки, определяющие именно русскую (славянскую) литературу. Для М. А. Булгакова они представляют очень важный элемент, несущий большой эмоциональный заряд и сакральный смысл. Разговорная лексика отражена в основном в речи героев. Она настолько колоритна, что позволяет судить об авторской индивидуальности.

Следовательно, макрополе «Лексико-стилистические и синтаксические средства реализации концепта «Автор»» дает обширный материал для анализа ин-

дивидуально-авторской картины мира. Проведенный анализ позволяет судить об авторе как о человеке образованном, высококультурном, придерживающимся высоких нравственных принципов, сохранившем в себе чувство справедливости и веру в людей, верящим в свободу творческой реализации.

ЛИТЕРАТУРА

Александрова З. Е. (ред.) 1989: Словарь синонимов русского языка. Практический справочник. М.

Булгаков М.А. 2002: Мастер и Маргарита. Белая гвардия. М.

Карпов А. К., Фролов Н. К., Шурыгин Н. А. 2002: Учебный словарь лингвистических терминов и понятий. Нижневартовск.

Стернин И. А., Попова З. Д. 2003: Очерки по когнитивной лингвистике. Воронеж.

Тимофеев Л. И., Тураев С. В. (ред.) 1974: Словарь литературоведческих терминов. М.

«SOME METHODS OF LANGUAGE IMPLEMENTATION OF THE FUNCTIONAL-SEMANTIC FIELD OF THE CONCEPT «AUTHOR» IN THE NOVEL M. A. BULGAKOV «THE MASTER AND MARGARITA»

J. V. Stepanova

The article is devoted to one of actual problems of cognitive linguistics - concept studying, in particular, the concept "Author" in the novel of M. A. Bulgakov "The Master and Margarita". Field approach is applied to achieve the purpose. Allocated lexical units from the novel are distributed on macrofields, fields and microfields forming a lexical-semantic network. All levels of the fields (macro and micro) are connected by the paradigmatic relations, forming a cognitive space of a concept "Author".

Key words: concept, macrofield, microfield, semantic field