Научная статья на тему 'О лесохозяйственном значении большого пёстрого дятла Dendrocopos major в южных лесах европейской части СССР'

О лесохозяйственном значении большого пёстрого дятла Dendrocopos major в южных лесах европейской части СССР Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
164
87
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — Шилова-крассова С. А.

Второе издание. Первая публикация в 1952 г. Шилова-Крассова С.А. 1952. О лесохозяйственном значении большого пёстрого дятла в южных лесах Европейской части СССР //Бюл. МОИП. Отд. биол. 57, 4: 15-24.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «О лесохозяйственном значении большого пёстрого дятла Dendrocopos major в южных лесах европейской части СССР»

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2007, Том 16, Экспресс-выпуск 381: 1335-1349

О лесохозяйственном значении большого пёстрого дятла Dendrocopos major в южных лесах европейской части СССР

С. А. Шилова-Крассова

Второе издание. Первая публикация в 1952*

Вопрос о пользе или вреде большого пёстрого дятла Dendrocopos major в южных лесных массивах вызвал большие разногласия среди авторов, изучавших биологию этого вида. В связи с этим кажется интересным привести собранные нами данные по питанию большого пёстрого дятла в лесах лесостепной полосы европейской части СССР.

Польза, которую приносит большой пёстрый дятел, создавая дупла — естественные убежища для мелких дуплогнездников, не вызывает никаких сомнений (Благосклонов 1939; Формозов и др. 1950; и др.). Гораздо больше споров возбуждает вопрос о роли дятла в уничтожении короедов, ксилофагов и открыто живущих вредных насекомых, а также о вреде, который он приносит сосновым насаждениям. П.А.По-ложенцев и Е.П.Кнорре (1935), изучавшие биологию большого пёстрого дятла в Бузулукском бору, считают его вредным, так как он уничтожает здесь большое количество семян сосны. «В течение большей части года,— пишут авторы,— (с августа по апрель) большой пёстрый дятел является безусловно вредной зерноядной птицей, понижающей урожай сосновых семян». Г.Г.Кругликов (1939), оценивая размеры вреда, приносимого большим пёстрым дятлом, сообщает, что в Горецком лесхозе на площади 1 га дятлы уничтожают 335618 семян сосны (47.7% урожая). Аналогичные данные приводит для Калининской области Д.Данилов (1937).

С другой стороны, А.А.Молчанов (1938), изучая влияние зверей и птиц на выход еловых семян, считает, что вред, причиняемый дятлами и белкой Sciurus vulgaris в этом отношении очень незначителен. А.Ф.Рудзский (1878), который считал большого пёстрого дятла вредной птицей, указывал, что уничтожение им сосновых семян не может иметь существенного значения для леса: «...было бы натяжкой считать его [большого пёстрого дятла - С.Ш.] за это вредным, так как он даже и вместе с белками может поесть лишь ничтожную часть тех семян, какие производит природа в изобилии». А.Н.Соболев (1898) сообщает по этому поводу следующее: «. большого пёстрого дятла я смело ре-

* Шилова-Крассова С. А. 1952. О лесохозяйственном значении большого пёстрого дятла в южных лесах Европейской части СССР // Бюл. МОИП. Отд. биол. 57, 4: 15-24.

шаюсь назвать полезной птицей, если не для всей России, то, по крайней мере, для лесов южных степных губерний». Д.В.Померанцев и И.Я.Шевырёв (1910) считают большого пёстрого дятла одной из самых полезных лесных птиц. А.Н.Формозов, В.И.Осмоловская, К.Н.Благосклонов (1950) указывают на большую полезную деятельность большого пёстрого дятла в уничтожении короедов и массовых от-крытоживущих вредителей. Б.А.Голов (личное сообщение), работавший в Бузулукском бору, соглашается с фактическими данными П.А.Положенцева и Е.П.Кнорре, но расходится с ними в оценке их, считая большого пёстрого дятла в этом районе безусловно полезным, так как он уничтожает здесь майских жуков.

Наши наблюдения за большим пёстрым дятлом охватывают весенне-летний период 1950 и 1951 годов. Работы проводились в Бузулукском бору Чкаловской обл., в Изюмском лесхозе Харьковской обл. (сосновые насаждения) и в августе-сентябре 1951 — в широколиственных лесах Хопёрского заповедника (Воронежская обл.).

Изюмский лесхоз

По нашим наблюдениям в Изюмском лесхозе, в середине и конце апреля большие пёстрые дятлы уже соединились в пары, повсюду слышались барабанные трели самцов, наблюдалось спаривание. Дятлы держались в этот период преимущественно в пойменном лиственном старолесье. На линейном маршруте, в 20 км, в чистом сосновом бору нами было встречено 6 дятлов (0.3 дятла на 1 км маршрута), в эти же дни в чернолесье на расстоянии 2300 м зарегистрировано более 2.9 дятла на 1 км маршрута.

Таблица 1. Распределение больших пёстрых дятлов по стациям в период гнездования (Изюмский лесхоз)

Типы леса Длина маршрута, км Встречено пар больших пёстрых дятлов

Всего На 1 км маршрута

Чистый сосновый бор 12.0 3 0.2

Сосняк с примесью берёзы и осины 7.5 8 1.0

Пойменный лиственный лес 5.5 5 0.9

Вторичный учёт был проведён с 24 по 28 мая в период выкармливания птенцов. Длина маршрута составляла 25 км. Как видно из таблицы 1, дятлы гнездились почти исключительно в пойменных и лиственных насаждениях, имеющих большое количество деревьев с мягкой древесиной, удобных для долбления дупел. Почти отсутствовали дятлы в этот период в чистых сосняках. Подобное распределение больших

пёстрых дятлов в гнездовой период чрезвычайно характерно для них и отмечено многими авторами (Положенцев, Кнорре 1935; Формозов и др. 1950; и др.).

Насиживание продолжалось до конца мая. Первые молодые были найдены в дупле 21 мая; 6 июня отмечены первые слётки, а в середине июня кочующие выводки молодых уже встречались постоянно. Н.Н.Сомов (1897) указывает для гнездования большого пёстрого дятла в Харьковской губернии примерно те же сроки (откладка яиц в первой половине мая).

Наша методика изучения питания большого пёстрого дятла сводилась к следующему: 1) наблюдения за кормящимися птицами в течение всего периода работы; 2) наблюдения у гнёзд в период выкармливания птенцов; 3) исследование содержимого желудков.

В середине апреля большой пёстрый дятел в Изюмском лесхозе ещё продолжал частично питаться сосновыми семенами. 17 и 19 апреля в чистом сосновом бору (кв. 173 Петровского лесничества) было встречено три дятла, которые долбили сосновые шишки, а на расстоянии 5 км в чистом спелом сосняке было найдено 9 «кузниц» со свежими, только что раздолбленными шишками. В этот же период в питании дятлов стали встречаться насекомые. С 15 апреля по 20 мая нами зарегистрировано 17 наблюдений за питанием большого пёстрого дятла, причём долбление шишек в кузницах составило 2 встречи, собирание открытоживущих насекомых — 7 встреч, долбление сухих деревьев — 8 встреч.

По данным А.Н.Формозова и В.И.Осмоловской (1950), весной большой пёстрый дятел часто кормится на земле, собирая проснувшихся насекомых, пьёт сок деревьев и начинает долбить сухостой. По данным этих авторов, в Костромской области встречи больших пёстрых дятлов, добывающих насекомых долблением, составляли 27%, сбор открытоживущих насекомых — 41%. Видимо, долбление деревьев обычно для дятла в это время.

Питание большого пёстрого дятла в период выкармливания птенцов изучалось нами преимущественно путём дежурств у дупел. Регистрировались прилёты птиц с кормом к птенцам. Наблюдатель находился в 3-4 м от дупла, не был замаскирован, и птицы обычно спокойно кормили птенцов, не обращая на него внимания. Принесённый корм можно было очень чётко рассмотреть в бинокль. За время выкармливания у двух дупел большого пёстрого дятла, расположенных в небольших осинниках среди бора, было проведено 7 дежурств, из них 3 круглосуточных, когда учитывались все принесённые за день насекомые с первого утреннего до последнего вечернего прилёта. Из 462 зарегистрированных прилётов с кормом насекомые были принесены 461 раз, в 1 случае птица принесла в гнездо паука. Растительные корма в

питании птенцов отсутствовали. Таблица 2 характеризует состав насекомых, принесённых птенцам. Из таблицы видно, что в период выкармливания большой пёстрый дятел кормил птенцов исключительно открытоживущими насекомыми. В конце мая — начале июня дятлы, долбившие деревья, были встречены нами всего два раза, причём в одном случае дятел долбил сухую осину поздно вечером, уже после того, как кончилось кормление птенцов. «Спешность в отыскивании нужного количества пищи,— пишет А.Н.Соболев (1898),— совершенно лишает этих птиц возможности добывать для птенцов насекомых, живущих в древесине или под корой, и заставляет их собирать для этой цели насекомых, ведущих открытый образ жизни». А.Н.Формозов и В.И.Осмоловская (1950) указывают, что в Шарьинском районе Костромской области в гнездовой период открытоживущие насекомые составляют в питании большого пёстрого дятла более 75%. На это же явление указывают П.А.Положенцев и Е.П.Кнорре (1935) и многие другие авторы. По нашим данным, на первом месте в питании большого пёстрого дятла в период выкармливания птенцов стояли муравьи и их коконы (табл. 2).

Таблица 2. Число встреч и состав насекомых, принесённых птенцам большими пёстрыми дятлами

Пищевой объект Число встреч % Пищевой объект Число встреч %

Муравьи и муравьиные куколки 237 51.2 Личинки хрущей 6 1.2

Слепни и мухи 29 6.2 Перепончатокрылые 4 0.8

Бабочки 6 1.2 Прямокрылые 2 0.4

Гусеницы 21 4.5 Стрекозы 5 1.0

Бронзовки Cetonia 2 0.4 Прочие насекомые 16 3.4

Майский жук

Melolontha hippocastani 134 29.0

В 1951 году в Изюмском лесхозе наблюдался массовый лёт майского жука Melolontha hippocastani, который начался в 20-х числах апреля, достиг наибольшей интенсивности в первых числах мая, после чего количество жуков старо заметно уменьшаться. Выкармливание птенцов большого пёстрого дятла началось тогда, когда лёт уже шёл на убыль. Наблюдения показали, что дятлы в большом количестве собирают этих насекомых с окружающих берёз и дубков и носят в дупло. Часто, прежде чем отдать жука птенцам, взрослые птицы забивают его в щель дерева и раздалбливают клювом, как шишку в кузнице.

22 мая было проведено круглосуточное дежурство у дупла большого пёстрого дятла. Кормление птенцов продолжалось с 5 ч 48 мин (до этого времени птица боялась наблюдателя и не подлетала к гнезду) до

19 ч 53 мин. В кормлении принимали участие обе взрослых птицы. За день зарегистрировано 140 прилётов к гнезду, из которых 139 с кормом. Майские жуки были принесены птицами 39 раз — 28.1% всех прилётов. (За один прилёт дятел, как правило, приносит одного жука.) 34.5% приносов корма составляли муравьи и муравьиные коконы, остальное — прочие насекомые. 29 мая у этого же дупла было проведено повторное дежурство. К этому времени лёт майского жука уже подходил к концу. За день зарегистрировано 168 прилётов родителей с кормом. Майские жуки были принесены 31 раз (18.5% всех прилётов). Напротив, количество муравьёв в питании птенцов возросло с 34.5 до 55.5% (99 кормлений за день). Наконец, 1 июня, когда лёт майских жуков уже практически кончился, у этого же дупла регистрировались прилёты родителей с кормом в течение 4 ч. За это время птицы кормили птенцов 32 раза, причём 29 раз (90.6%) они приносили в гнездо муравьёв. Майские жуки в питании птенцов уже не встречались. Аналогичные данные были получены во время дежурства у второго дупла. Таким образом, период наиболее интенсивного уничтожения насекомых (выкармливание птенцов) у большого пёстрого дятла приходился на вторую половину лёта майского жука и совпадал с ним всего на 7-8 дней.

Очевидно, это явление закономерно для степных лесов. Лёт майских хрущей начинается здесь обычно во второй половине апреля, совпадая с распусканием листвы на берёзах, и заканчивается к концу мая. В то же время по данным многих исследователей — А.Н.Формозова и В.И.Осмоловской (1950), Н.Н.Сомова 1897), П.А.Положенцева и Е.П.Кнорре (1935) и других, большой пёстрый дятел в этих районах приступает к откладке яиц лишь в начале мая.

Таблица 3. Распределение больших пёстрых дятлов по стациям после вылета молодых (Изюмский лесхоз)

Стация Длина маршрута, км Встречено больших пёстрых дятлов

Всего На 1 км маршрута

Чистый сосновый бор 11.5 13 1.1

Сосняк с берёзой 3.5 6 1.1

Чернолесье 9.0 19 2.1

После вылета птенцов больших пёстрых дятлов из гнезда, в середине и конце июня, молодые и взрослые птицы держались, как и в гнездовой период, преимущественно в старом пойменном чернолесье, лишь изредка встречаясь в чистом сосновом бору. Количественный учёт на линейном маршруте общим протяжением в 24 км, проведён-

ном с 18 по 22 июня, показал следующее распределение больших пёстрых дятлов по стациям (табл. 3). Первые несколько дней после вылета из гнезда молодые дятлы кормились на деревьях, собирая открытожи-вущих насекомых. Уже в середине июня мы наблюдали слётков, которые пытались долбить кору усыхающих осин. С этого времени добывание корма путём долбления приобретает как для молодых, так и для взрослых птиц всё большее значение. 7 июня нами впервые были обнаружены совершенно свежие следы долбления дятла на старых сосновых пнях. В мае свежие долбления не были встречены нами ни разу. С 10 июня по 1 июля нами зарегистрировано 115 визуальных наблюдений за кормящимися дятлами. Из них добывание корма путём долбления составляло 33 встречи (28.7%).

По данным А.Н.Формозова и В.И.Осмоловской (1950), для Костромской области насекомые ксилофаги преобладают в питании больших пёстрых дятлов в течение июля и августа. Семенами дятла начинают питаться в этой области во второй половине августа и в это же время они концентрируются в сосновых лесах. В Изюмском лесхозе, где спелые сосновые насаждения занимают почти всю территорию массива, картина летнего распределения и питания большого пёстрого дятла несколько иная.

Сосновые шишки нового урожая появились в Изюмском лесхозе в середине июня, и уже 15 июня в сосняке был впервые встречен большой пёстрый дятел, долбящий в кузнице совсем ещё зелёную недозрелую шишку. К 25 июня в лесу появились кузницы дятла со свежими зелёными шишками и птицы, работающие на кузницах, стали встречаться в лесу постоянно. С 1 по 10 июля нами зарегистрировано 44 наблюдения за кормящимися дятлами, из них долбление шишек составляло 29 встреч — 65.9%. В это же время нами был проведён учёт кузниц большого пёстрого дятла со свежими и старыми шишками (табл. 4).

Таблица 4. Появление свежих сосновых шишек в кузницах большого пёстрого дятла

Даты учёта Число осмотренных кузниц Из них со свежими шишками

Число %

21 июня 60 4 6.6

28 июня 53 17 32.1

5 июля 50 28 56.0

10 июля 52 35 67.3

Увеличение числа кузниц со свежими шишками также говорит о постепенном переключении дятлов на питание семенами. Следует отметить, что урожай сосны в Изюмском лесхозе был в этом году чрезвы-

чайно плохой. Даже на опушках урожай шишек на соснах по глазомерной оценке не достигал 3 баллов. Очевидно, этим и объясняется то обстоятельство, что дятлы не полностью переключились на питание семенами и в середине июля продолжали питаться насекомыми. Тем не менее, уже в начале июля в сосняках появилось большое количество дятлов. Учёт, проведённый с 8 по 10 июля в лесных стациях, показал следующее (табл. 5).

Таблица 5. Распределение больших пёстрых дятлов по стациям после созревания сосновых шишек (Изюмский лесхоз)

Стация Длина маршрута, км Встречено больших пёстрых дятлов

Всего На 1 км маршрута

Чистый сосновый бор 16 40 2.5

Чернолесье 9 7 0.6

Таблица 6. Интенсивность долбящей деятельности больших пёстрых дятлов

на различных породах деревьев

Всего Из них со следами Без следов

Название породы обследовано долбления долбления

деревьев Число % Число %

Сосна (вне очага стенографа) 920 132 14.35 788 85.65

Лиственные породы 447 190 42.5 257 57.5

Из них:

Дуб 29 6 20.7 23 80.3

Осина 136 76 54.4 60 55.6

Всего 1367 322 23.5 1045 76.5

Если сопоставить эти данные с учётами, проведёнными до созревания сосны, то становится ясным, что даже ничтожное количество шишек привлекает дятлов в сосняки уже в начале лета.

Для того чтобы учесть интенсивность долбящей деятельности большого пёстрого дятла в Изюмском лесхозе, нами был проведён учёт сухостоя со следами его работы. Поскольку желна ВгуосориБ шаНшБ и белоспинный дятел ВвпйгосорвБ ЫисоЬвБ в Харьковской области практически отсутствуют, деревья могли быть раздолблены здесь лишь этим видом. Нами осматривались только больные или усохшие деревья со следами короедов или ксилофагов. За лето было осмотрено 1767 деревьев различных пород, из них 400 усыхающих сосен, поражённых стенографом 1рБ БвхбвпЬаЬиБ (см. ниже).

Результаты проведённого учёта представлены в таблице 6. Из неё видно, что процент заражённых деревьев, на которых кормились дят-

лы, достаточно велик даже в районе, где период долбящей деятельности этих птиц очень короток.

Б.Альтум (1881-1882) утверждает, что из 100 поражённых ксилофа-гами деревьев дятел работает на одном. Судя по приведённым выше данным, в Изюмском лесхозе из каждой сотни больных деревьев следы работы большого пёстрого дятла встречались по крайней мере на 20. Следует, однако, отметить, что наличие следов долбления дятлов на стволах совсем не говорит о том, что дерево полностью очищено птицей от вредителей. Обычно белоспинный и малый пёстрый Dendrocopos minor дятлы более тщательно обрабатывают заражённые деревья, чем большой пёстрый дятел. С другой стороны, из таблицы 6 видно, что не все породы деревьев дятел долбит одинаково охотно. Наиболее ценная для лесхоза порода - сосна - была обработана дятлом меньше всех остальных, всего на 14.35%.

В середине мая нами был обследован участок соснового леса, погибший от верхового пожара. Сосны на горелище были на 100% заражены короедом стенографом. Из 400 обследованных нами деревьев следы долбления большого пёстрого дятла оказались на 20 (5.0% всех деревьев). Дятлов в очаге не наблюдалось.

Бузулукский бор

Совершенно аналогичная картина питания большого пёстрого дятла отмечена нами при исследовании этого вопроса в Бузулукском бору. 20 апреля 1950 в чистых и сложных борах Бузулукского массива ещё встречались большие пёстрые дятлы, долбившие шишки в кузницах. В желудках двух убитых птиц 21 и 28 апреля были найдены сосновые семена и незначительные остатки хитина насекомых.

Гнездование началось в Бузулукском бору позднее, чем в Харьковской области — первые птенцы появились 29-30 мая. За этот период был исследован 21 желудок больших пёстрых дятлов, из них 14 желудков молодых птиц. Все исследованные желудки содержали насекомых, растительные остатки в незначительном количестве встретились лишь в одном желудке (табл. 7).

Количество майских жуков в одном желудке не превышало 3 экз. Провести точный учёт муравьёв было затруднительно. Из щелкунов в желудках дятлов были встречены Selatosomus cruciatus, S. aeneus, Melanotus brunnipes. Максимальное количество экземпляров этих жуков в желудках достигало 5. Короедов и ксилофагов в желудках не было. Как и в Изюмском лесхозе, в Бузулукском бору период выкармливания птенцов большого пёстрого дятла совпал с окончанием лёта майских жуков. Судя по анализу желудков, в питании птенцов большое значение, так же как и в Изюмском лесхозе, имели муравьи и майские жуки. Дятлы охотно поедали также гусениц кольчатого шел-

копряда MalacoБoma neuБtгia. Нам приходилось наблюдать больших пёстрых дятлов в очагах этого вредителя, где они, подвешиваясь на тонких ветвях, склёвывали гусениц. Позднее, когда кольчатый шелкопряд окуклился, дятлы, обследуя стволы, часто питались его куколками.

Таблица 7. Видовой состав и число встреч насекомых, найденных в желудках больших пёстрых дятлов (п = 21)

Пищевой объект Число встреч % Пищевой объект Число встреч %

Майский жук Melolontha hippocastani 12 57.1 Муравьи Formicidae 11 52.4 Щелкуны Elateridae 4 19.0 Боярышница Aporía crataegi 3 14.3 Кольчатый шелкопряд Malacosoma neustria 4 19.0 Долгоносик Curculionidae 1 4.8 Красотел Calosoma sp. 1 4.8 Кивсяк Julidae 1 4.8

Вылет молодых начался во второй половине июня. Первый кочующий выводок молодых зарегистрирован 15 июня в дубовом лесу, в кв. 32 Комсомольского лесничества. К этому времени уже появился новый урожай сосны, который был в лесхозе в 1950 г. очень большим.

19 июня в чистом спелом сосняке кв. 99 Заповедного лесничества первый раз был встречен большой пёстрый дятел, который долбил в кузнице свежую шишку сосны. До середины июля дятлы, постепенно переходя на питание семенами, продолжали, однако, уничтожать и насекомых. С 25 июня по 15 июля нами добыто 8 желудков дятлов; сосновые семена обнаружены в 2 из них (25 июня, кв. 50 Комсомольского лесничества). Состав насекомых был следующим:

1. Муравьи (Formica rufa et Lasius sp.) - 4 встречи.

2. Кольчатый шелкопряд Malacosoma neustria, коконы и гусеницы — 4 встречи. В одном желудке молодой птицы 22 июня 1950 обнаружено 8 коконов.

3. Навозники Copris lunaris — 2 встречи.

4. Оса сем. Scoliidae — 1 встреча.

Во второй половине июля дятлы почти полностью перешли на питание сосновыми семенами и сконцентрировались в сосняках. Учёт, проведённый в конце июля, показал следующее распределение дятлов по стациям (табл. 8).

Таким образом, к концу июля дятлы почти совсем отсутствовали в пойменном лиственном лесу и держались в сосновых насаждениях массива. С 15 июля по 12 августа нами сделано 44 наблюдения за кормящимися дятлами, причём только один раз, в сложном бору, наблюдались 4 молодых, которые кормились на старых липах, раздалбливая кору. Во всех остальных 40 случаях дятлы долбили сосновые

шишки в кузницах (90.9% всех встреч). Из 16 желудков больших пёстрых дятлов, добытых в это время, в 15 преобладали сосновые семена. Из насекомых встречались муравьи Formica sp. и Lasius sp. В одном желудке был найден дровосек Spondylis buprestoides — единственный ксилофаг, встреченный в питании дятлов за весь период наблюдений.

Таблица 8. Распределение по стациям больших пёстрых дятлов после созревания сосны (Бузулукский бор)

Стация Длина маршрута, км Встречено больших пёстрых дятлов

Всего На 1 км маршрута

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Чернолесье 4.90 1 0.2

Сложный бор 10.34 21 2.1

Чистый сосновый бор 6.00 6 1.0

Наши данные по питанию дятла в Бузулукском бору полностью совпадают с материалами П.А.Положенцева и Е.П.Кнорре (1935), исследовавшими этот вопрос в этом же районе. По данным этих авторов, период зерноядности большого пёстрого дятла в Бузулукском бору растягивается на 9 месяцев, с начала июля до конца апреля каждого года. Во время гнездования большой пёстрый дятел питался только откры-тоживущими насекомыми. Авторы описывают случаи, когда в одном и том же месте одновременно добывали больших пёстрых, малых пёстрых и белоспинных дятлов, причём в желудках последних всегда содержались личинки короедов (Acanthocinus aedilis, Ips sexdentatus и многие другие), а желудки большого пёстрого дятла были наполнены муравьями или семенами сосны.

Хопёрский заповедник

Дополнительный материал по питанию и распределению большого пёстрого дятла собран нами в Хопёрском заповеднике. Наблюдения проводились в январе, августе и сентябре 1951 г. Как уже было указано выше, на территории Хопёрского заповедника преобладают высокоствольные пойменные и нагорные лиственные леса, сосняки занимают лишь 4% всей территории, из них спелые насаждения — ещё меньшую площадь.

По данным И.В.Измайлова (1940), большой пёстрый дятел широко распространён в заповеднике и встречается во всех типах леса. Зимой количественный учёт больших пёстрых дятлов был проведён с 27 января по 3 февраля 1951. В сосняках на 2.5 км маршрута было встречено 7 дятлов, или около 2.8 на 1 км. В лиственном лесу на расстоянии 20 км большой пёстрый дятел был встречен только 1 раз. Таким обра-

зом, в этот период они сконцентрировались в сосняках и перешли на питание шишками. Для выяснения распределения дятлов по стациям в конце лета и ранней осенью нами был проведён маршрутный количественный учёт общим протяжением в 17 км. Маршрут охватил две стации — пойменный лиственный лес (дубраву с большой примесью вяза и осины) и участок спелого сосняка в кв. 148. Учёты проводились с 10 по 15 августа 1951 в ранние утренние часы (табл. 9).

Таблица 9. Распределение больших пёстрых дятлов по стациям в августе (Хопёрский заповедник)

Стация Длина маршрута, км Встречено больших пёстрых дятлов

Всего На 1 км маршрута

Пойменный лиственный лес 16.4 20 1.2

Спелые сосновые насаждения 1.0 4 4.0

Из таблицы 9 видно, что, как и в других исследованных районах, в Хопёрском заповеднике большой пёстрый дятел после гнездовья перешёл в сосняки. Однако несмотря на то, что урожай сосны в заповеднике был относительно хорошим (до 4 баллов в центре массива), даже в августе дятлы ещё встречались в лиственных насаждениях. Если в Изюмском лесхозе уже в июле, при очень плохом урожае шишек, дятлы почти полностью отсутствовали в чернолесье (табл. 5), здесь они встречались в пойме в августе и сентябре ещё достаточно часто. За время работы нами зарегистрировано 14 наблюдений за птицами, кормившимися в пойменном лесу. Во всех случаях они добывали насекомых, раздалбливая сухие деревья. Видимо, здесь для перемещения в очень маленькие по площади сосняки дятлам нужно проделывать слишком дальние кочёвки. Поэтому в осенний период многие птицы остаются в лиственном лесу, где находят достаточное количество насекомых.

Весной 1951 г. на территории Хопёрского заповедника на площади около 40 га возник большой очаг сосновой совки Panolis flammea. Мы обратили внимание на концентрацию здесь больших пёстрых дятлов. Учёт, проведённый в очаге и рядом с ним, в той же стации, показал резкую разницу в распределении дятлов в этих участках (табл. 10).

Заметное увеличение численности большого пёстрого дятла в очаге объясняется, видимо, тем, что на усыхающих соснах во второй половине лета появились вторичные вредители. При осмотре стволов деревьев были обнаружены следы деятельности короедов и ксилофагов. На каждой сосне в большом количестве встречался подкорный клоп Aradus cinnamomeus. За период работы в очаге зарегистрировано 14

наблюдений за питанием дятлов, причём в 11 случаях дятлы собирали насекомых со стволов сосен, отшелушивая кору, и только в 3 случаях долбили шишки. Нами осмотрено 116 усыхающих сосенок, заражённых клопами, 39 из них (33.6%) были частично обработаны большими пёстрыми дятлами. Следует отметить, что урожай шишек в очаге был ничтожным. Очевидно, в питании дятлов, обитающих здесь, сосновые семена играли небольшую роль. Это подтверждается учётом кузниц, данные которого приводятся в таблице 11.

Таблица 10. Численность больших пёстрых дятлов в очаге сосновой совки и в здоровом сосняке 12-13 августа 1951 (Хопёрский заповедник)

Стация Длина маршрута, Встречено больших пёстрых дятлов

км Всего На 1 км маршрута

Кв. 112, сосняк 20 лет, очаг сосновой совки Кв. 112, сосняк 20 лет, без заражения 4.85 1.50 12 1 2.47 0.66

Таблица 11. Число кузниц большого пёстрого дятла в очаге сосновой совки и в здоровом сосняке

Длина Количество

Стация Дата учёта маршрута, кузниц

км Всего На 1 км

Кв. 112, сосняк, очаг сосновой совки 12.08-9.09.1951 5.71 30 5.2

Кв. 112, сосняк без заражения 15-23.08 1951 1.37 25 18.2

Таким образом, в очаге кузниц большого пёстрого дятла было почти в 3 раза меньше, чем в здоровых сосняках. Некоторые авторы утверждают, что дятлы не могут концентрироваться в очагах массовых вредных насекомых. «С развитием короедов в какой-нибудь местности,— пишет Б.Альтум (1881-1882),— число дятлов в ней не увеличивается». Этой же точки зрения придерживаются П.А.Положенцев и Е.П.Кнорре (1935). Наши наблюдения в очаге сосновой совки достаточно ясно показали, что дятлы легко концентрируются в небольших участках, сильно заражённых насекомыми. По данным Т.В.Кошкиной (устн. сообщ.), в Воронежском заповеднике дятлы в большом количестве собирались в участках усохшего дубового леса. Плотность их здесь была в 3 раза выше, чем в здоровой дубраве. В.В.Груздев (1950) сообщает, что на участках леса, где было много бурелома, поражённого насекомыми, численность большого пёстрого дятла была значительно выше по сравнению с другими участками леса.

На основании изложенного выше материала можно сделать следующие выводы. В тех южных лесных массивах, где значительно пре-

обладают спелые сосновые насаждения, большой пёстрый дятел в течение всего года, за исключением гнездового периода, питается преимущественно сосновыми семенами. Добывание насекомых путём долбления длится очень короткий срок — с конца апреля по конец июня, когда ещё не созрели сосновые шишки. В этот период дятлы держатся на участках чёрного леса и долбят преимущественно кору лиственных пород. Известную пользу в сосняках большие пёстрые дятлы приносят поеданием соснового подкорного клопа в местах его массового размножения. Птенцов взрослые птицы выкармливают только от-крытоживущими насекомыми.

Естественно, что для лесного хозяйства особенно существенно уничтожение дятлами скрытоживущих насекомых: короедов и ксило-фагов, которые недоступны другим насекомоядным птицам и борьба с которыми крайне сложна. В южных борах именно эта сторона деятельности большого пёстрого дятла очень ограничена. Как уже было указано выше, в период выкармливания птенцов дятел уничтожает довольно большое количество майских жуков. Взрослые птицы, очевидно, питаются майскими жуками с самого начала их появления. Однако выкармливание птенцов — период наиболее интенсивного уничтожения насекомых — у большого пёстрого дятла как правило начинается уже в самом конце лёта майских хрущей и совпадает с ним всего на 7-8 дней. В таком случае значение его в уничтожении насекомых в южных борах вполне можно приравнять к деятельности любой другой зерноядной птицы, которая приносит известную пользу, питаясь майскими жуками в период их массового лёта и уничтожая других вредных насекомых, но которую вряд ли можно считать одной из самых полезных птиц леса.

Что касается уничтожения дятлами сосновых семян, то вряд ли он может принести этим существенный вред южным лесхозам. При достаточном урожае сосны план сбора шишек обычно выполняется там на 100%. К тому же, ведение лесного хозяйства в этих районах базируется на искусственных посадках сосны, а не на естественном её возобновлении. В тех участках боров, где сосна возобновляется плохо, это, во всяком случае, зависит не от недостатка естественного осеменения.

Совершенно другое значение большой пёстрый дятел имеет в южных лиственных лесах, где в связи с отсутствием сосны в послегнездо-вой период он вынужден питаться насекомыми, а поздней осенью и зимой добывать их долблением. В этом вопросе прежде всего следует сослаться на подробные материалы Д.В. Померанцева и И.Я.Шевы-рёва (1910), которые изучали этот вопрос в Велико-Анадольском лесничестве. «Те дятлы, которые кочуют по южным степным лесам,— пишут авторы,— питаются в это время по-прежнему насекомыми, добывая их под корой или в древесине деревьев. Появляясь у нас в Велико-

Анадоле уже в начале августа, они энергично охотятся за личинками и гусеницами ксилофагов, которые и составляют их исключительную пищу». В 11 желудках больших пёстрых дятлов, собранных в Велико-Анадольском лесничестве ранней весной, зимой и осенью, содержалось 384 личинки Со1еор1ега. Из них 374 8со1уШае и 10 ВиргевШае, т.е. ксилофаги составляли подавляющее количество всех насекомых. По данным А.Н.Формозова и В.И.Осмоловской (1950), в лиственных насаждениях Богдинского опорного пункта (Астраханская обл.) большой пёстрый дятел имеет существенное значение в уничтожении златок: за сезон 1948-1949 гг. дятлы освободили от личинок златок 38.6% пирамидальных и 65% канадских тополей от общего числа деревьев, имевших следы обитания вредителей. Наблюдения В.В.Груздева (1950) в Борисоглебском лесном массиве, где сосновые насаждения отсутствуют, показали, что в августе и сентябре большие пёстрые дятлы держались на участках ослабленного и поражённого насекомыми древостоя или слетались в полосы перестойного леса, сильно заражённого насекомыми. По данным этого же автора (устн. сообщ.), в Дьяковском лесхозе Саратовской области, где спелые сосняки занимают ничтожную площадь, в июле дятлы постоянно кормились на усыхающих берёзах, вётлах и тополях. Наконец, по нашим данным в Хопёрском заповеднике, где сосновые насаждения занимают очень небольшую площадь, большой пёстрый дятел осенью охотно держится в пойме и кормится ксилофагами, перекочёвывая в сосняки только зимой.

Видимо, существующие в литературе разногласия по вопросу о пользе или вреде большого пёстрого дятла объясняются тем, что разные авторы изучали этот вид в разных типах леса, одни — в южных лиственных массивах и посадках, другие в спелых сосновых насаждениях. Нам думается, что значение большого пёстрого дятла для леса в первую очередь определяется типом насаждений в массиве. В частности, в южных степных борах польза, приносимая большим пёстрым дятлом, во всяком случае значительно меньше, чем в лиственных массивах.

Литература

Благосклонов К.Н. 1939. О значении дупел дятлов в лесном хозяйстве // Сб. науч.

студенческих работ Моск. ун-та 9: 68-82. Груздев В.В. 1950. Лесохозяйственные мероприятия и птицы леса // Охрана природы 12: 117-132.

Данилов Д.Н. 1937. Урожай семян ели и его использование белкой, клестами и

большим пёстрым дятлом // Бюл. МОИП. Нов. Сер. Отд. биол. 46, 5: 292-298. Измайлов И.В. 1940. Фауна птиц и млекопитающих Хопёрского государственного заповедника // Тр. Хопёрского заповедника 1: 98-173. Кругликов Г.Г. 1939. Вред, причиняемый белкой и дятлом лесосеменному хозяйству //Лесное хоз-во 1: 79-81.

Молчанов А.М. 1938. Вред, причиняемый урожаю еловых семян птицами и белкой // Лесное хоз-во 6: 68-69. Положенцев П. А., Кнорре Е.П. 1935. О лесохозяйственном значении большого пёстрого дятла для Бузулукского бора // Материалы по изучению природы Среднего Поволжья 1: 37-60. Померанцев Д.В., Шевырёв И.Я. 1910. Значение насекомоядных птиц в лесу и степи. (Исследования по вопросу о питании птиц) // Тр. по лесному опытному делу в России 24: 1-99. Рудзский А.Ф. 1878. О роли дятла в лесоводстве // Лесной журн. 3. Соболев А.Н. 1898. Дятлы и их роль в хозяйстве русских лесов // Изв. С.-Петерб. лес. ин-та 2: 25-91.

Сомов Н.Н. 1897. Орнитологическая фауна Харьковской губернии. Харьков: 1-680. Формозов А.Н., Осмоловская В.И., Благосклонов К.Н. 1950. Птицы и вредители леса: Значение птиц в регулировании численности вредных насекомых леса и лесных посадок. М.: 1-182. Altum B. 1981-1982. Forstzoologie. Berlin.

ISSN 0869-4362

Русский орнитологический журнал 2007, Том 16, Экспресс-выпуск 381: 1349-1353

Особенности гнездования славки-черноголовки Sylvia atricapilla

И. В. Прокофьева

Российский государственный педагогический университет, Набережная реки Мойки, д. 48, Санкт-Петербург, 191186, Россия

Поступила в редакцию 18 марта 2007

Численность славок-черноголовок Sylvia atricapilla в Ленинградской области, где мы работали с 1955 по 1989 г. в бассейне Луги, довольно высока (Bozsko 1968). Правда, садовых славок S. borin здесь ещё больше, о чём говорят находки гнёзд тех и других: за указанный период мы нашли 139 гнёзд садовых славок и 61 гнездо черноголовок (Прокофьева 2007). Тем не менее, учитывая обычность последних, мы считаем полезным привести в настоящей статье сведения об особенностях гнездования S. atricapilla на территории Ленинградской области и сравнить их с материалами, полученными в бывшей Балашовской области в 1952 г.

В дополнению к сказанному отметим, что даже в самом Санкт-Петербурге славки-черноголовки входят в «ядро» орнитофауны, которое составляют 20 видов птиц (Храбрый 1983).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.