Научная статья на тему 'О генезисе конституционного принципа равноправия женщин и мужчин в России и приоритетности его реализации в сфере трудовых отношений'

О генезисе конституционного принципа равноправия женщин и мужчин в России и приоритетности его реализации в сфере трудовых отношений Текст научной статьи по специальности «Право»

CC BY
1083
132
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «О генезисе конституционного принципа равноправия женщин и мужчин в России и приоритетности его реализации в сфере трудовых отношений»

О ГЕНЕЗИСЕ КОНСТИТУЦИОННОГО ПРИНЦИПА РАВНОПРАВИЯ ЖЕНЩИН И МУЖЧИН В РОССИИ

И ПРИОРИТЕТНОСТИ ЕГО РЕАЛИЗАЦИИ ВСФЕРЕ

ТРУДОВЫХ ОТНОШЕНИЙ

И.С. Сабитова

I I оспе принятия действующей Конституции Российская Федерация вступипа в дпитепьный и трудный этап утверждения конституционных ценностей, основанных на общепризнанных международно-правовых принципах приоритета прав и свобод чеповека и гражданина. Равноправие женщин и мужчин явпяется составной и специфической частью гражданского равноправия. Утверждению конституционного принципа равных прав мужчин и женщин, равных возможностей дпя их реапизации, в том чиспе в сфере трудовых отношений, предшествовапи спожные и противоречивые этапы раз-

САБИТОВА Ильсия Салиховна -

аспирант

Поволжской академии

государственной

службы

им. П.А. Столыпина

вития российского конституционного права, нашедшие свое отражение в прежних российских конституциях, а также в Декларации прав и свобод чеповека и гражданина 1991 г.

Впервые в истории отечественного конституционного права принцип равноправия женщин и мужчин бып продекларирован в Конституции РСФСР 1937 г., утвержденной чрезвычайным XVII Всероссийским съездом Советов 21 января 1937 г. [1]. В соответствии с конституционной статьей 126 женщине в РСФСР предоставпяпись равные права с мужчиной во всех обпастях хозяйственной, государственной, купьтур-ной и общественно-попитической жизни. Возможность осуществпения этих прав женщиной обеспечивапась предоставпением ей равного с мужчиной права на труд, оппату труда, отдых, социапьное страхование и образование, а также государственной охраной интересов матери и ребенка, государственной помощью многодетным и одиноким матерям, предоставпением женщине при беременности отпуска с сохранением содержания, широкой сетью родипьных домов, детских дошкопьных учреждений.

Непредвзятый исспедоватепь генезиса конституционного принципа равноправия женщин и мужчин в России обязан обратить внимание на то, что корни отдепьных попожений современной конституционной нормы равных прав женщин и мужчин и равных возможностей дпя их реапизации берут начапо в Конституции РСФСР 1937 г. При-мечатепьно также, что, вопреки известной в ту эпоху идеопогической формупе «женщина-мать, женщина-труженица», приоритет законо-датепем бып отдан равноправию прежде всего в хозяйственной жизни, то есть обеспечению женщине равного с мужчиной права на труд и оппату труда.

Конституционная норма равноправия женщин и мужчин претерпе-па существенные изменения в Конституции (Основном Законе) РСФСР, принятой 12 апрепя 1978 г. на внеочередной сессии Верховного Совета РСФСР [2]. В отпичие от предыдущей Конституции РСФСР, предоставившей женщине равные права с мужчиной, в Конституции РСФСР, принятой в «эпоху развитого социапизма», быпи нескопько смещены акценты и восторжествовап принцип: «женщина и мужчина имеют равные права». В новой советской Конституции принцип равноправия по признаку попа бып значитепьно попнее закреппен в сфере трудового равноправия женщин и мужчин. Женщинам обеспечивапись равные с мужчинами возможности в профессионапьной подготовке, в труде, вознаграждении за него и продвижении по работе. Быпи предусмотрены специапьные меры по охране труда женщин, создание усповий, позво-

ляющих женщинам сочетать труд с материнством, постепенное сокращение рабочего времени женщин, имеющих малолетних детей.

Анализ практики закрепления принципа равноправия женщин и мужчин в конституциях РСФСР и других бывших социалистических стран позволяет выделить общие закономерности. В большинстве из них в системе гражданского равноправия особо выделяется норма равноправия по признаку пола. В свою очередь, приоритет в области равноправия полов отдан равноправию женщин и мужчин в сфере социально-трудовых отношений. В обоих случаях законодатели уделяют внимание конституционному закреплению гарантий равноправия, формулируют ряд ключевых норм, гарантирующих возможности реализации равных прав.

Ограниченные рамки статьи не позволяют подробно рассмотреть включенные в конституции социалистических стран положения в области трудового равноправия. В качестве примера сошлемся на ст. 20 Конституции ЧССР: «Мужчины и женщины имеют равное положение в труде» и ст. 27 Конституции ГДР: «...мужчина и женщина... имеют право на равную оплату за равный труд» [3].

Важное значение для исследования генезиса современного конституционного принципа равноправия граждан, в том числе равноправия женщин и мужчин, имеет принятая 22 ноября 1991 г. Верховным Советом РСФСР Декларация прав и свобод человека и гражданина, которая в ст. 3 закрепляет следующие положения: «Все равны перед законом и судом»; «Равенство прав и свобод гарантируется государством независимо от расы, национальности, языка, социального происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств»; «Мужчина и женщина имеют равные права и свободы»; «Лица, виновные в нарушении равноправия граждан, привлекаются к ответственности на основании закона» [4].

Уже после прекращения существования СССР, в целях совершенствования конституционного законодательства Съезд народных депутатов РСФСР 21 апреля 1992 г. принял Закон РФ «Об изменениях и дополнениях Конституции (Основного Закона) Российской Советской Федеративной Социалистической Республики». В главу 5 «Права и свободы человека и гражданина» была включена ст. 34, полностью инкорпорирующая все четыре части приведенной ст. 3 Декларации прав и свобод человека и гражданина 1991 г. [5]. Изменения коснулись только текста ч. 3, в которой формула «мужчина и женщина» была изменена на формулу «мужчины и женщины». Впервые в отечественной

Конституции бып в попном объеме утвержден общепризнанный конституционный принцип: «Мужчины и женщины имеют равные права и свободы». В то же время нормы российской Конституции 1978 г., гарантирующие равноправие по признаку попа, быпи исключены; также бып изменен порядок перечиспения попов: вместо «женщины и мужчины» в прежней редакции в новой редакции зафиксировано сочетание «мужчины и женщины».

Как известно, дпя завершения подготовки президентского проекта Конституции РФ 5 июня 1993 г. быпо созвано Конституционное совещание [6]. Статья 9 проекта нового Основного Закона быпа предпоже-на в точной редакции частей 1, 2, 3 рассмотренной статьи 34 прежней Конституции. Данная статья в основном дорабатывапась четвертой группой участников совещания, в которой быпи представпены попитичес-кие партии, профсоюзные, моподежные, иные общественные организации, массовые движения и конфессии.

Во второй части статьи, как и в Декпарации, и в действовавшей Конституции, признак попа не бып вкпючен в перечень обстоятепьств, независимо от которых государством гарантируется равенство прав и свобод. Уже к июню 1993 г. поступипа поправка администраций Упь-яновской и Астраханской обпастей, предложивших допопнить ч. 2 ст. 9 сповом «попа».

В ч. 3 указанной статьи декпарировапось: «Мужчины и женщины имеют равные права и свободы», при этом апфавитный принцип перечиспения попов бып нарушен. Предпоженная редакция президентского варианта изпожения статьи отпичапась от редакции ст. 14 проекта Конституции, подготовпенного Конституционной комиссией, образованной в соответствии с постановпением Съезда народных депутатов РСФСР от 16 июня 1990 г., где признак попа присутствовап, но отсутствовапо упоминание о равенстве прав и свобод мужчин и женщин. Обращает на себя внимание тот факт, что обстоятепьство «социапьное происхождение» (нормы Декларации прав и свобод чеповека и гражданина и действовавшей к тому времени Конституции) быпо сокращено до «происхождение». Эта редакция быпа сохранена и в Конституции РФ 1993 г. Между тем в ст. 2.2 Международного пакта об экономических, социапьных и купьтурных правах, ратифицированного СССР 18 сентября 1973 г., понятие «социапьное происхождение» вкпючено в перечень обстоятепьств, по которым запрещена дискриминация прав чеповека.

Поспе обстоятепьного обсуждения поспедней части ст. 9, Конституционное совещание, с учетом попожений Конвенции ООН о пиквида-ции всех форм дискриминации в отношении женщин, ратифицирован-

ной СССР 19 декабря 1980 г., приняло поправку четвертой группы о дополнении указанной части словами «и равные возможности для их реализации» [7, с. 519].

12 июля 1993 г. Конституционное совещание направило в субъекты Российской Федерации доработанный проект Конституции. Статья 19 (бывшая ст. 9) была сформулирована в следующей редакции:

«Все равны перед законом и судом.

Равенство прав и свобод гарантируется государством независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств.

Мужчина и женщина имеют равные права и свободы и равные возможности для их реализации» [8].

10 ноября 1993 г. в газете «Российские вести» был опубликован одобренный Конституционным совещанием и представленный Президентом РФ на референдум 12 декабря 1993 г. проект Конституции Российской Федерации. В ч. 2 ст. 19 были внесены существенные дополнения: «Государство гарантирует равенство прав и свобод человека и гражданина независимо от пола, расы, национальности, языка, происхождения, имущественного и должностного положения, места жительства, отношения к религии, убеждений, принадлежности к общественным объединениям, а также других обстоятельств. Запрещаются любые формы ограничения прав граждан по признакам социальной, расовой, национальной, языковой или религиозной принадлежности» [9]. Части 1 и 3 указанной статьи изменений не претерпели.

Принципиально важное значение для исследования проблемы равноправия женщин и мужчин в социально-трудовой сфере имеет ст. 19 действующей Конституции РФ. Положения данной статьи явились результатом развития отечественного конституционного права в условиях реформирования российского общества, отвечают общепризнанным нормам международного права и учитывают достижения конституционного права зарубежных государств. Нормы статьи получили высокую оценку специалистов конституционного права, исследователей проблем гендерного равенства.

Разделяя в целом подобную точку зрения, возможно в порядке постановки проблемы высказать ряд замечаний как к тексту статьи, так и к отдельным научным комментариям, касающимся ее содержания. Они касаются второго предложения ч. 2 и в целом ч. 3 ст. 19 действующей Конституции.

В первом спучае провозгпашается запрет пюбых форм ограничения топько прав граждан. Очевидно, что потребуется расширитепьное топ-кование указанной контрдискриминационной нормы применитепьно и к конституционным свободам граждан, в частности при рассмотрении нормы «Труд свободен», закреппенной в ст. 37 Конституции РФ.

Необоснованно сужен, на наш взгпяд, перечень признаков принад-пежности граждан, по которым запрещаются пюбые формы ограничения их прав. Как известно, поп, раса и национапьность относятся к природным свойствам, а не к социапьным признакам. Однако в ч. 2 ст. 19 указаны топько признаки расовой и национапьной принадпежно-сти, признак попа опущен. Примечатепьно, что в Уставе Приморского края, наряду с Конституциями (Уставами) других субъектов РФ, этот «пробеп» воспопнен в ст. 20: «Запрещаются пюбые формы ограничения прав граждан по признакам социапьной, поповой, расовой, национапь-ной, языковой ипи репигиозной принадпежности» [10].

Вызывает сомнение топкование в отдепьных научных комментариях впервые закреппенного в Конституции России принципа равных возможностей дпя реапизации прав и свобод мужчин и женщин. Справед-пиво отмечая, что в ч. 3 ст. 19 провозгпашаются не топько равные права и свободы, но и равные возможности дпя их реапизации, ряд исспедоватепей необоснованно сужают концептуапьную конституционную цепевую установку, связывая ее с сохранением дифференцированных стандартов, установпением специапьных мер, пьгот и преимуществ дпя женщин с цепью выравнивания их прав с правами мужчин. Так,

Н.В. Витрук отмечает: «Примечатепьно, что наряду с провозгпашением формапьного (юридического) принципа равных прав и свобод мужчин и женщин в части 3 статьи 19 Конституции говорится о равных возможностях их реапизации, а это неизбежно связано с допустимостью и необходимостью установпения пьгот и преимуществ дпя женщин в трудовых отношениях, в сфере здравоохранения и т.д. С учетом этого в отраспевом законодатепьстве содержатся нормы о материапьной и морапьной поддержке материнства и детства, специапьных мерах по охране труда и здоровья женщин, об их пенсионном обеспечении и т.д.» [11, с. 103].

Х.Б. Шейнин отмечает: «В ч. 3 анапизируемой статьи говорится не топько о равных правах и свободах у мужчин и женщин, но и о равных возможностях дпя их реапизации. Это связано с физиопогическими особенностями женского организма, функциями, которые женщины вы-попняют в семье» [12, с. 136].

Очевидно, что обеспечение реапизации конституционного принципа

равенства прав и свобод женщин и мужчин и равных возможностей для их реализации не может исчерпываться установлением льгот для женщин. Во-первых, речь идет в широком смысле об обеспечении государством преодоления гендерной асимметрии полов во всех сферах общественной жизни (к примеру, в сфере равноправия и равных возможностей трудящихся - женщин и мужчин с семейными обязанностями). Во-вторых, государство - и это главное - гарантирует равные права, а не права на льготы, о чем ясно и недвусмысленно сказано в рассматриваемой статье. Понятно, например, что для обеспечения реализации таких ключевых прав в сфере трудового равноправия женщин и мужчин, как право на профессиональное обучение и повышение квалификации, право на рабочее место и право на равную оплату за труд равной ценности требуется не льготный порядок их осуществления, не так называемая «позитивная дискриминация», а неукоснительное следование букве закона, обеспечение и защита указанных прав законодательной, исполнительной и судебной властью.

Некоторые исследователи усматривают «особенности» реализации принципа равноправия женщин и мужчин на предприятиях различных форм собственности. «Частные лица, - считает В.А. Четвернин, - вправе ставить мужчин и женщин в формально неравные условия при приеме на работу (частные лица не обязаны гарантировать равноправие); они вправе нанимать только мужчин (или только женщин), вправе объявлять о конкурсном приеме на работу только мужчин, несмотря на то что предлагаемую работу могут выполнять и женщины... Другое дело, что государственные предприятия, организации и учреждения не вправе ставить женщин в формально неравные условия с мужчинами (если специфика работы или службы не требует ее выполнения преимущественно мужчинами), ибо в своей сфере государство гарантирует равноправие» [13, с. 107]. Подобные утверждения могут быть расценены как признание существования в Российской Федерации конституционных прав и свобод женщин и мужчин двух видов: одних - для трудящихся, занятых на частных, и других - для работающих на государственных предприятиях.

По нашим подсчетам, в действующей Конституции России более чем в 60 из 137 статей содержится около ста норм, регулирующих основные равные права и свободы женщин и мужчин и освещающих гарантии их реализации. Анализ состояния реального осуществления конституционного принципа равных прав и свобод женщин и мужчин в традиционных для науки конституционного права трех группах прав и свобод - личных, политических и социально-экономических - свиде-

тельствует о наименьшем уровне их реализации в третьей, последней группе. Речь идет прежде всего о гендерном неравенстве, латентной и открытой дискриминации женщин в сфере трудовых отношений, в обеспечении занятости и равной оплаты за труд равной ценности. От решения этой центральной проблемы зависит установление подлинного равноправия женщин и мужчин как в сфере трудовых, так и непосредственно не связанных с трудом отношений.

В триаде предтрудового, трудового и посттрудового равноправия женщин и мужчин равенство в сфере труда является основным фактором , воздействующим на обеспечение равноправия женщин и мужчин как до начала, так и после окончания трудовой деятельности. С одной стороны, равные права в труде предопределяются обеспечением равных стартовых возможностей женщин и мужчин при выборе жизненного пути, рода деятельности, уровнем общего и профессионального образования. С другой стороны, только трудовое равноправие, прежде всего в сфере справедливой и равной оплаты за труд, равной ценности и обеспечения равной занятости женщин и мужчин, гарантирует их равные права в пенсионном обеспечении.

При внимательном рассмотрении почти ста норм действующей Конституции, составляющих своего рода хартию равных конституционных прав и свобод женщин и мужчин, обращает на себя внимание то обстоятельство, что ареал зон дискриминации женщин по признаку пола обусловлен более низким, чем у мужчин, уровнем жизни, имущественным положением, которые, в свою очередь, базируются на дискриминации в сфере трудовых отношений.

В силу меньших, чем у мужчин, доходов, размеров их заработной платы, право на избрание в органы государственной власти (ст. 32), право на предпринимательскую деятельность (ст. 34), право на выбор места пребывания и право свободного выезда за пределы Российской Федерации (ст. 27), право на пользование учреждениями культуры, доступ к культурным ценностям (ст. 44) реализуются женщинами с гораздо большими трудностями, чем мужчинами.

Признанием эксклюзивной значимости трудового равноправия полов в системе равных прав женщин и мужчин является и включение соответствующих статей в действующие конституции многих европейских и других государств.

Конституция Греции (ст. 22) предусматривает, что «все трудящиеся независимо от пола... имеют право на равную оплату за равноценную работу». В соответствии со ст. 37 Конституции Италии «трудящаяся женщина имеет те же права и при одинаковом труде получает

одинаковое с трудящимся мужчиной вознаграждение». Вызывает особый интерес п. 1 ст. Э5 Конституции Испании: «Все испанцы обязаны трудиться и имеют право на труд, на свободный выбор профессии ипи рода деятепьности, на продвижение по спужбе, а также на заработную ппату, необходимую дпя поддержания социапьно обоснованного уровня семьи. Не допускается ни в коем спучае дискриминация по попу». Конституция Швейцарии (п. Э ст. В «Равноправие») гарантирует: «Мужчина и женщина равноправны. Закон обеспечивает их равное правовое и фактическое попожение, прежде всего в семье, обучении и труде. Мужчина и женщина имеют право на равную заработную ппату за равный труд» [14].

Приоритет трудового равноправия попов в системе равных прав и свобод женщин и мужчин и равных возможностей дпя их реапизации нашеп свое подтверждение и в тексте единой европейской Конституции, подписанной 29 октября 2004 г. в Риме гпавами государств и правитепьств и министрами иностранных деп 25 государств - чпенов Европейского Союза. В ст. ВЭ второй части европейской Конституции «Равноправие мужчин и женщин» с учетом общепризнанных норм международного права и развития конституционного права государств Европы в этой сфере закреппен современный общеевропейский конституционный принцип равноправия женщин и мужчин:

«1. Равноправие мужчин и женщин допжно быть обеспечено во всех обпастях, в том чиспе в обпасти трудоустройства, работы и вознаграждения за труд.

2. Принцип равноправия не явпяется препятствием дпя сохранения ипи принятия мер, предусматривающих особые преимущества дпя недостаточно представпенного попа» [15].

С учетом изпоженного и сегодня, в усповиях реформирования экономики в Российской Федерации, и в будущем в качестве приоритетного, системообразующего фактора реапизации равноправия по признаку попа спедует признать обеспечение равных возможностей дпя реапизации равных прав и свобод женщин и мужчин в сфере трудовых отношений. Иными сповами, сердцевиной отношений, предопредепяющих усповия и параметры режима равноправия попов в России, допжно стать реапьное трудовое равноправие женщин и мужчин.

На наш взгпяд, признание приоритетности и системообразующего характера института трудового равноправия женщин и мужчин поз-вопит с бопьшей эффективностью добиваться реапизации равных правомочий попов во всех сферах жизни общества. Представпяется, что именно на этом направпении открываются новые перспективы гене-

зиса конституционного принципа равноправия женщин и мужчин в Российской Федерации.

БИБЛИОГРАФИЧЕСКИЙ СПИСОК

1. Конституция (Основной Закон) Российской Советской Федеративной Социапистической Респубпики II Конституция (Основной Закон) СССР. Конституции (Основные Законы) Союзных Советских Со-циапистических Респубпик. М., 1972.

2. Конституция (Основной Закон) Российской Советской Федеративной Социапистической Респубпики II Конституция (Основной Закон) Союза Советских Социапистических Респубпик. Конституции (Основные Законы) Союзных Советских Социапистических Респубпик. М., 19В5.

3. Конституции социапистических государств. М., 19В7.

4. Декларация прав и свобод чеповека и гражданина II Конституционное право России: Сб. конст.-прав. актов: В 2 т. I Отв. ред. О.Е. Кута-фин. М., 2001.

5. Закон РФ от 21 апрепя 1992 г. № 270В-1 «Об изменениях и допопнениях Конституции (Основного Закона) Российской Советской Федеративной Социапистической Респубпики» II ВСНД РФ и ВС РФ. 1992. № 20. Ст. 10В4.

6. Указ Президента РФ от 20 мая 199Э г. № 71В II Собрание актов Президента и Правитепьства РФ. 199Э. № 21. Ст. 190Э.

7. Конституционное совещание: Стенограммы. Материапы. Документы, 29 апрепя - 10 ноября 199Э г. М., 1995. Т. В.

В. Там же. М., 1996. Т. 17.

9. Там же. Т. 20.

10. Устав Приморского края II Права чеповека и нормативные акты субъектов Российской Федерации: Сб. док. М., 2000.

11. Научно-практический комментарий к Конституции Российской Федерации I Под ред. В.В. Лазарева. М., 1997.

12. Комментарий к Конституции Российской Федерации I Под общ. ред. В.Д. Карповича. 2-е изд., доп. и перераб. М., 2002.

13. Конституция Российской Федерации: Пробпемный комментарий I Отв. ред. В.А. Четвернин. М., 1997.

14. Конституции государств Европы: В Э т. М., 2001.

15. Treaty establishing European Constitution. Luxemburg: Office of official publications of European's Community, 2005.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.