Научная статья на тему 'Новый источник: воспоминания о судьбе второго секретаря Челябинского обкома ВКП(б) А. В. Лескова'

Новый источник: воспоминания о судьбе второго секретаря Челябинского обкома ВКП(б) А. В. Лескова Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
50
8
Поделиться
Ключевые слова
А. В. ЛЕСКОВ / A. V. LESKOV / ВОСПОМИНАНИЯ / MEMOIRS / ПОВСЕДНЕВНОСТЬ / EVERYDAY LIFE / ПАРТИЙНОЕ РУКОВОДСТВО / PARTY LEADERSHIP / ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБКОМ ВКП(Б) / CHELYABINSK REGIONAL COMMITTEE OF VKP(B) / "ЧЕЛЯБИНСКОЕ ДЕЛО" / "CHELYABINSK CASE"

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Федоров Алексей Николаевич

Излагаются обстоятельства создания воспоминаний Б. А. Лескова о судьбе своего отца инженера-металлурга, партийного деятеля и ученого, более 15 лет проработавшего в Магнитогорске и Челябинске. Определяются степень достоверности и информативности источника, возможности его использования в исследованиях по истории политической элиты Урала. Публикуемые воспоминания содержат сведения по родословной и семейные легенды, неизвестные факты из жизни Александра Васильевича Лескова (1906-1963 гг.), а также его старшего сына историка и писателя Валентина Александровича Лескова (1935-2013 гг.). В источнике раскрываются некоторые аспекты «челябинского дела» освобождения от должности секретарей Челябинского обкома ВКП(б) в 1950 г. Освещаются неформальные связи между высшим и региональным партийным руководством, механизмы кадровых чисток в регионах в первые послевоенные годы.

Похожие темы научных работ по истории и историческим наукам , автор научной работы — Федоров Алексей Николаевич,

New source: memoirs about the life of A. V. Leskov, the second secretary of Chelyabinsk Regional Committee of VKP(b)

The article deals with circumstances of the creation of B. A. Leskov’s memoirs about his father’s life, an engineer-metallurgist, a Party activist and a scientist, who worked in Magnitogorsk and Chelyabinsk. The degree of the reliability and informativeness of this source, and the possibilities of its use in research of the Ural political elite are defined. The published memoirs contain information on the family tree and legends, as well as unknown facts of the life of Alexander Vasilievich Leskov (1906-1963) and his eldest son, a historian Valentin Alexandrovich Leskov (1935-2013). These memoirs disclose some aspects of “Chelyabinsk case” dismissal of secretaries of the Chelyabinsk Regional Committee of VKP(b) in 1950. The memoirs contain information about informal links between higher education and regional party leadership and mechanisms of the purges in the post-war years.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Новый источник: воспоминания о судьбе второго секретаря Челябинского обкома ВКП(б) А. В. Лескова»

Вестник Челябинского государственного университета. 2015. № 6 (361). История. Вып. 63. С. 138-146.

ИСТОЧНИКОВЫЙ ДЕПОЗИТАРИЙ

УДК 92 Лесков А.В. : 329.02

ББК Т3(2) 6-8

А. Н. Федоров

НОВЫЙ ИСТОЧНИК: ВОСПОМИНАНИЯ О СУДЬБЕ ВТОРОГО СЕКРЕТАРЯ ЧЕЛЯБИНСКОГО ОБКОМА ВКП(Б) А. В. ЛЕСКОВА

Излагаются обстоятельства создания воспоминаний Б. А. Лескова о судьбе своего отца - инженера-металлурга, партийного деятеля и ученого, более 15 лет проработавшего в Магнитогорске и Челябинске. Определяются степень достоверности и информативности источника, возможности его использования в исследованиях по истории политической элиты Урала. Публикуемые воспоминания содержат сведения по родословной и семейные легенды, неизвестные факты из жизни Александра Васильевича Лескова (1906-1963 гг.), а также его старшего сына - историка и писателя Валентина Александровича Лескова (1935-2013 гг.). В источнике раскрываются некоторые аспекты «челябинского дела» - освобождения от должности секретарей Челябинского обкома ВКП(б) в 1950 г. Освещаются неформальные связи между высшим и региональным партийным руководством, механизмы кадровых чисток в регионах в первые послевоенные годы.

Ключевые слова: А. В. Лесков; воспоминания; повседневность; партийное руководство; Челябинский обком ВКП(б); «челябинское дело».

Предисловие к публикации источника

Источники личного происхождения прочно входят в арсенал историков. Несмотря на их «субъективность», к ним часто обращаются для более полного освещения исторических сюжетов, особенно когда не хватает других видов источников. Особую ценность воспоминания и дневники приобретают в биографических исследованиях, поскольку содержат немало сведений о самом герое, его окружении, приватной и общественной жизни. В отдельных случаях они позволяют устранить значительные пробелы в биографии человека. И это в полной мере относится к воспоминаниям Бориса Александровича Лескова.

Обстоятельства создания этого источника необычны. Стремление выяснить причины замены партийного руководства нашей области в 1950 г. подтолкнуло меня к поиску любой информации, касающейся этого дела. Однако об одном из героев тех событий - втором секретаре обкома партии Александре Васильевиче Лескове - необходимых сведений отыскать не удалось: даже в энциклопедии «Челябинская область» его биография доведена лишь до 1950 г., а дальнейшая судьба и вовсе «неизвестна»1. Но весной 2013 г.

1 Лесков Александр Васильевич (1906 - дата смерти неизвестна), металлург, партийный руководитель. В 1931 окончил Ленинградский политехнический институт, в 1948 -Высшую партийную школу при ЦК ВКП(б). В 1932-41 на

на сайте Википедии удалось найти «свежую» статью, в которой излагалась его полная биография и заодно детали политической борьбы, развернувшейся в послевоенном Челябинске. Статья оказалась анонимной, но по изложенным в ней сведениям было понятно, что составлена она человеком, связанным с А. В. Лесковым родственными или дружескими отношениями. Благодаря дальнейшим поискам в Интернете удалось выйти на ее автора - Александра Викторовича Шведова, который и познакомил меня со своим дядей Борисом Александровичем Лесковым, младшим сыном позабытого секретаря.

Воодушевленный неожиданным вниманием к личности своего отца, Борис Александрович согласился помочь с биографическими материалами. В семейном архиве нашлись фотографии А. В. Лескова (в фондах ОГАЧО нет ни одной),

ММК: конструктор, прораб на строительстве, начальник смены, начальник мартеновского цеха, начальник огнеупорного производства, с 1940 - парторг ЦК ВКП(б). С 1941 секретарь по промышленности, с 1942 - 2-й секретарь Златоустовского горкома партии. В 1946 - 1-й секретарь Магнитогорского горкома ВКП(б), в 1948 - 2-й секретарь Челябинского горкома партии. В 1943-45 и 1949-50 в Челябинском обкоме ВКП(б): помощник 1-го секретаря, зав. отделом металлургической промышленности (1945), секретарь по кадрам (1947), 2-й секретарь (1949-50). Дальнейшая судьба Л. неизвестна. См.: Легаева О. А. Лесков Александр Васильевич. С. 336.

автобиография, составленная в июне 1962 г., трудовая книжка, дипломы о высшем техническом и партийно-политическом образовании, дипломы кандидата и доктора экономических наук, многочисленные удостоверения (члена обкома, областного Совета трудящихся) и пропуска (например, в Кремль). Сохранились материалы, связанные с подготовкой А. В. Лесковым докторской диссертации (копия приказа министра, справки и характеристики, автореферат диссертации, отзывы) и экземпляры его научных трудов, в том числе на чешском языке. Среди бумаг оказались письмо президента АН СССР академика С. И. Вавилова с благодарностью «за внимание и большую помощь» при сборе и изучении метеоритного дождя, выпавшего в Кунашакском районе 11 июня

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

1949 г., а также сценарий кинофильма «Огни над широкой рекой», соавтором которого являлся Александр Васильевич. Дополнением к этому стали машинописные тексты выступлений А. В. Лескова на собрании актива областной парторганизации (6 августа 1949 г.), партийных конференциях Железнодорожного (29 января

1950 г.) и Тракторозаводского (февраль 1950 г.) районов Челябинска. На их полях имеются пометы (подчеркивания и восклицательные знаки), сделанные старшим сыном Лескова - Валентином Александровичем, историком по образованию и призванию. К сожалению, в семейном архиве не оказалось личных писем, чему в публикуемых воспоминаниях можно найти объяснение. Зато сохранилась грампластинка с записью доклада А. В. Лескова на собрании партактива Челябинска весной 1948 г.

При ознакомлении с архивом я предложил Борису Александровичу написать воспоминания об отце, на что тот ответил согласием. Вскоре выяснилось, что прежде он пытался создать родословную семьи: собирал материалы, в том числе о Ржевском крае, откуда родом Лесковы, готовил рассказы об отце и других родственниках, составлял генеалогическое древо. Однако мой корреспондент, с его же слов, «убедился, что взвалил на себя ношу не по плечу». Составить книгу-альбом семейной хроники с названием «Как мы жили» пытался и Валентин Александрович, но не успел довершить начатое. Если учесть всё это, то становится понятным не только желание Бориса Александровича помочь документами, но и быстрое написание им воспоминаний, которые производят впечатление цельного текста.

Следует сказать, что сам автор относится к своим мемуарам осторожно: оговаривается в воспоминаниях, когда не уверен в чем-то, а в

переписке неоднократно подчеркивал, что относится «ко всем воспоминаниям нужно осторожно, сравнивая с другими материалами». В этом Борис Александрович полностью солидарен со старшим братом, который, разбирая легенды о маршале Тухачевском, заметил: «Действительное значение имеют лишь сборники документов и всякого рода стенографические отчеты. Только они (а не так называемые "воспоминания"!) создают надежный фундамент при исследовании и позволяют избегать постыдных ошибок! Только они дают возможность изобличать корыстолюбивых мошенников и лицемеров, сборище политических пройдох-"перестройщиков", число которых, к нашей беде, очень велико!»1. Впрочем, такая позиция позволила Борису Александровичу, опиравшемуся только на опубликованные документы и собственный опыт руководителя, изложить собственную версию «челябинского дела», чью справедливость вскоре удалось подтвердить архивными материалами.

Публикуемые воспоминания написаны в начале октября 2013 г. Они представляют собой машинописный текст объемом в 6 страниц, который при подготовке к публикации был незначительно дополнен.

Биографические сведения о самом авторе содержатся в начале источника, тем не менее, они нуждаются в пояснениях. Борис Александрович Лесков родился 4 декабря 1945 г. в Челябинске, где пробыл до весны 1950 г., когда вместе с семьей переехал в Запорожье. С 1955 г. и до нынешнего времени проживает в Москве. Он окончил в 1963 г. Московский металлургический техникум, а в 1988 г. и Всесоюзный заочный инженерно-строительный институт. После прохождения в 1964-1967 гг. срочной службы в Советской армии трудился техником, инженером и начальником участка ряда организаций Министерства промышленности средств связи СССР. В 1989-1991 гг. был начальником Головного центра технического обслуживания «Промсвязь-Илка-Сервис» (объединения, представлявшего комбинат Industri Luft Kalt Automattik (ГДР) в СССР), а затем работал заместителем директора и директором Арендного предприятия «Апекс» (с 1995 г. - ООО «Апекс-7»). С 2002 г. является генеральным директором ООО «Илка-Сервис».

Большая часть воспоминаний Бориса Александровича посвящена отцу - Александру Васильевичу Лескову. Отдельные сюжеты касаются и жизни Валентина Александровича Лескова (1935-2013 гг.), историка и писателя. Широкая

1 Лесков В. А. Сталин и заговор Тухачевского. С. 66.

публика мало знает о нем, хотя он является автором капитального исследования о Спартаке (выдержало три издания - 1987, 1997, 2011) и таких научно-популярных книг, как «Сталин и заговор Тухачевского» (2003) и «Охота на вождей: от Ленина до Троцкого» (2005). Воспоминания позволяют и понять истоки и причины столь разнообразных научных интересов историка, и определить те личностные черты, которые определили стилистику его произведений. Особенно важно и то, что некоторые поступки историка, как и его отца, изложенные автором воспоминаний, наглядно раскрывают характер и способы борьбы, развернувшейся в советском обществе в связи с кампанией по преодолению «культа личности».

Автор воспоминаний не был очевидцем всех описанных и упомянутых им событий. Некоторые сведения он получил через «вторые руки», из личных бесед и рассказов родственников. Но в ряде случаев эти сведения подтверждаются другими источниками личного происхождения, документами и фактами, поэтому исследователю не стоит их игнорировать. В целом же данный источник, несмотря на небольшой объем и некоторую фрагментарность, представляет историю трех поколений Лесковых как органичную часть истории нашей Родины. Кроме этого, в нем освещаются некоторые обстоятельства, обычаи и тонкости бюрократических баталий военных и послевоенных лет, личные связи партийных и хозяйственных руководителей той эпохи, их повседневные интересы и заботы.

Лесков Б. А. Мои воспоминания

Прежде всего, несколько слов о себе. Я - третий ребенок - младший в семье, родился в 1945 г. в Челябинске. Старше меня были: брат - Валентин Александрович, 1935 г. рождения, и сестра -Галина Александровна, 1938 г. рождения. До 1955 г. мы все вместе проживали в г. Запорожье, куда отец был переведен с Урала и назначен заместителем, а потом и начальником мартеновского цеха завода «Запорожсталь». В 1955 г., после защиты отцом кандидатской диссертации1, мы все оказались в Москве2.

В 1959 г., после окончания мной семилетки, по настоянию отца, (очевидно, он уже не очень хорошо себя чувствовал и озаботился, чтобы я быстрее «встал на ноги», приобщившись к се-

1 В 1955 г. А. В. Лесков защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата экономических наук по теме «Пути снижения себестоимости стали».

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

2 А. В. Лесков был назначен начальником Государственного научно-технического издательства литературы по черной и цветной металлургии «Металлургиздат».

мейной профессии) я поступил в Московский металлургический техникум, который и окончил в год смерти отца - в 1963 г. К этому времени мой брат Валентин Александрович закончил учебу в МГУ им. М. В. Ломоносова по кафедре «История древнего мира», а сестра - Московский институт стали и сплавов по кафедре «Обработка металлов давлением», вышла замуж за своего однокурсника Виктора Ильича Шведова и вместе с ним получила распределение на Череповецкий металлургический комбинат.

Далее у меня последовала 3-х годичная действительная военная служба в Советской Армии. После армии я заочно учился и работал последовательно техником, инженером, прорабом, начальником участка, заместителем, а после 1995 г. и руководителем предприятия по вводу в эксплуатацию и наладке инженерного и технологического оборудования на заводах, входивших в состав Министерства промышленности средств связи СССР. Я женат, имею взрослую дочь и двух внуков.

Теперь об Александре Васильевиче и Валентине Александровиче. В Москве отец получил двухкомнатную квартиру площадью 36 кв. м на Кутузовском проспекте (до 1957 г. - Можайское шоссе), несколько наискосок от дома № 26, где были квартиры Брежнева и Андропова. В ней мы и жили, сюда моя сестра Галина Александровна привела и своего мужа Виктора Ильича, здесь же родился и их сын Саша, а затем к нам присоединилась и мама Вити Шведова Прасковья Ивановна, так как наша мама уже не справлялась с разросшейся семьей и маленьким ребенком. Галина Александровна после рождения сына продолжила учебу и не стала брать никакого академического отпуска. Жили тесно, было две кровати, на которых спали родители, диван, на котором спал Валентин Александрович, а для меня на ночь ставилась раскладушка. В другой комнате располагались Галина Александровна со своим мужем Витей Шведовым, их ребенок Саша и мама Вити Прасковья Ивановна. Из мебели в нашей комнате было три книжных шкафа, небольшой письменный стол с настольной лампой, конторка для работы стоя и два кресла. В прихожей стоял платяной шкаф; к стене была привинчена простая деревянная вешалка. Вместо крючков на ней были деревянные же колки, которые постоянно выпадали от тяжести висевшей на них верхней одежды, рядом стоял небольшой холодильник «Саратов». На кухне площадью 6 кв. м стоял простой дощатый стол. Он был покрыт клеенкой, на стене висели две открытые деревянные полки-сушки для посуды и различной утвари, напротив

стола располагалась газовая плита. Горячей воды в кухне не было, а в ванной комнате была газовая колонка. Во второй комнате была софа, детская кровать, раскладной стол и ставилась раскладушка для мамы Вити Шведова. Был телевизор, но смотрели его мало, в семье царил культ чтения. В семейной библиотеке были ПСС классиков марксизма-ленинизма: Ленина, Сталина, Маркса-Энгельса, Плеханова, а также все вышедшие в свет Стенографические отчеты съездов ВКП(б)-КПСС и Пленумов, пятьдесят томов БСЭ, специальная историческая литература Валентина Александровича. Из беллетристики: Библиотека приключений для детей, собрания сочинений Майн Рида, Жюль Верна, Джека Лондона, О. де Бальзака, Стендаля, А. Дюма-отца, М. Горького, Л. Толстого, А. Толстого, Н.С. Лескова, В. Шекспира и др. Особенной популярностью в семье пользовались книги Е. Федорова «Каменный пояс» и «Демидовы» с автографом автора.

Были у нас и альбомы с репродукциями картин и скульптур из музеев Москвы (Третьяковская галерея) и Ленинграда (Эрмитаж, Русский музей). На стенах квартиры висело четыре картины маслом (Времена года) уральского художника Г. Соловьева с видами Урала и в комнате семьи Шведовых литография картины А. К. Саврасова «Грачи прилетели». На потолке висела люстра под бронзу. Я поменял в ней истлевшую от времени проводку, и она исправно служит мне до сих пор. На телевизоре стояли часы с корпусом из каслинского литья. Венчала эти часы скульптура «Борющиеся гладиаторы», также из Касли. По существу это были каминные часы. На одной из фотографий, которая делалась в Запорожье и предназначалась для какого-то журнала, быть может, «Огонька», о жизни семьи советского инженера-металлурга, эти часы видны - они на пианино, но скульптура с них снята и стоит отдельно рядом. Видна и одна из картин - «Зима». На снимке просматриваются две вазы из горного хрусталя, часть парадного сервиза. В Москве, из-за тесноты, вся эта атрибутика хранилась на кухне в подоконнике-шкафе. Виден на этом снимке и кубок, завоеванный Валентином Александровичем на городских соревнованиях по шахматам в Запорожье. Играл он очень сильно и имел первый юношеский разряд.

Дачи у нас не было, а на летний период Государственный комитет по науке и технике выделял своим работникам дачи в Подмосковье на канале Волга-Москва. На участке, среди сосен, стояло три десятка двухэтажных деревянных домиков, каждый из них на три семьи. Газ был привозной,

из баллонов, вода из колодца, туалет недалеко от каждого из домиков. Две комнаты в таком домике мы и занимали регулярно, каждое лето.

Несмотря на тесноту, в которой мы жили, никогда никаких скандалов в семье не было, и от воспоминаний об этом времени у меня становится тепло на душе.

Отец работал очень много, вплоть до последнего дня своей жизни; ведением домашнего хозяйства и воспитанием детей в семье занималась наша мама, Антонина Спиридоновна. После возвращения со службы отец ужинал, непродолжительное время отдыхал, а затем становился за конторку, лично им сконструированную, и, стоя, работал часов до 11 ночи; при отъезде в отпуск приезжал со службы домой на автомобиле буквально за час-полтора до отхода поезда (пробок тогда не было, по Садовому кольцу в Москве я, подросток, ездил на велосипеде), забирал маму, и они ехали на вокзал к поезду в Сочи, Гагры или Цхалтубо.

Интересы отца были разнообразны. Так, например, еще в Запорожье отец совместно с драматургом Ю. Галичем написал сценарий для кинофильма «Огни над широкой рекой» («В зареве плавок»). Правда, дальше сценария дело не пошло. Он сохранился, и я его читал. По сюжету напоминает кинофильм «Большая родня» о семье кораблестроителей Журбиных, только речь идет

0 династии металлургов. По-моему, обсуждался еще один вариант названия «Сталь и шлак», т. е. подразумевались главные положительные и отрицательные герои. И я не сказал бы, что этот сценарий слабее, чем сценарий кинофильма «Большая родня». Идеологии, правда, поменьше.

Интересовали его и парусные яхты. В отроческом возрасте ему приходилось посещать яхт-клуб. Он владел морской терминологией, и связан этот необычный его интерес с тем, что его мама, Конкордия Владимировна, была внебрачной дочерью морского офицера. В младенчестве она была отдана на воспитание в крестьянскую семью, и наш отец во всех документах указывал, что ее социальное происхождение из крестьян1. После её замужества и рождения моего отца этот дед (отец Конкордии Владимировны) общался с семьей Лесковых, помогал им. Он-то и брал Александра Васильевича с собой в морской клуб, и они выходили под парусами на яхте в Финский залив в Петергофе.

1 В автобиографии, написанной в декабре 1946 г., А. В. Лесков указал: «Мать также воспитывалась в крестьянской семье, куда она была отдана из воспитательного дома». См.: Объединенный государственный архив Челябинской области (далее - ОГАЧО). Ф. П-288. Оп. 69. Д. 249. Л. 6.

К сожалению, отец как личность начал меня интересовать только в последние годы его жизни, когда я стал взрослеть и мне исполнилось 17 лет; ранее на различные темы, касающиеся истории нашей семьи, предках, жизненных ситуациях в которых он оказывался, разговоров у нас практически не было. Помню только один эпизод. Отец рассказывал, как во время войны, в лагерях заключенных начала «косить» цинга. Для лечения и профилактики им предлагался напиток из отвара хвои. Вкус его был совершенно мерзкий, и заключенные под всеми предлогами отказывались его принимать. Ответственность за их здоровье несли, в том числе, и партийные органы, на территории которых находились лагеря. Поэтому, как рассказал отец, было принято решение в зимнее время добавлять в напиток совершенно небольшое количество спирта. Это сразу сняло проблему с цингой.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вспоминал отец и об уникальном случае на Магнитогорском металлургическом комбинате (он тогда работал секретарем Магнитогорского горкома ВКП(б))1, когда в первые дни войны они взяли на себя ответственность и начали прокатывать на блюминге броневую сталь2. Такого не было нигде в мире. Это он рассказывал мне незадолго до своей кончины, и я, по образованию техник-металлург (прокатное производство), уже понимал, какую ответственность в военное время приняли на себя работники комбината. Блюминг мог бы, из-за ошибки в расчетах, запросто выйти из строя, со всеми вытекающими из этого последствиями. Мужественные были люди.

Сохранилось в памяти воспоминание (рассказ тети Оли) о блокаде Ленинграда немецко-фашистскими оккупантами. Тетя Оля - жена погибшего на фронте Василия Васильевича - брата отца. Наш дедушка Василий Александрович оставался вместе с тетей Олей в блокированном Ленинграде. Никто не ожидал, что блокада растянется на долгие 872 дня. Тетя Оля рассказывала, как они варили и пытались есть суп из листьев фикуса. Это мне врезалось в память. Варево было очень горькое, и есть они его не смогли. Дедушка не пережил тягот блокады, в отличие от тети Оли, а бабушку Конкордию Владимировну отец заранее вывез на Урал, всю войну она прожила у нас в семье, а после прорыва блокады вернулась в Ленинград.

Еще один момент отложился у меня в памяти,

1 В действительности А. В. Лесков был тогда парторгом ЦК ВКП(б) на ММК.

2 Подробности этого события изложены в воспоминаниях В. Э. Дымшица. См.: Дымшиц В. Э. Магнитка в солдатской шинели. С. 75-77.

как отец привлек меня к постановке опыта с приближенным моделированием продувки расплавленной стали в ванне мартеновской печи струей кислорода. Для этого он дома в ванной комнате налил полную ванну воды и при помощи пылесоса направлял в ванную под различными углами, с разных расстояний и с разными насадками струю воздуха, наблюдая за процессами, происходящими в ванной.

Память еще сохранила один фрагмент, случайно услышанный мной в разговоре мамы и отца в конце 50-х. Мама говорила о том периоде, когда Александра Васильевича освобождали от работы в Челябинском обкоме3. Она говорила отцу: «Я никогда не забуду, как мы сидели дома на кухне и жгли разные личные документы и письма в ожидании, что за тобой могут придти и тебя арестовать. И никогда не прощу ЕМУ того страха, который я пережила тогда». Причем, совершенно точно, речь шла не о Маленкове или прочем, а о ком-то другом, кто порекомендовал (настоял? заставил?) отца отказаться от разгромного выступления с критикой в адрес Первого секретаря обкома Белобородова4 на Пленуме (такова была общепринятая практика) и согласия самому быть назначенным ЦК ВКП(б) на его место5. Предполагаю, что речь могла идти о Н. С. Патоличеве6,

3 3-5 февраля 1950 г. состоялся VII пленум областного комитета партии, на котором обсуждалось постановление ЦК ВКП(б) «О недостатках в работе Челябинского обкома ВКП(б)». Пленум просил «снять т. Лескова с поста второго секретаря Челябинского обкома партии». См.: ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 14. Д. 1. Л. 11.

4 Белобородов Александр Андрианович (1903-1983) -государственный и партийный деятель. С 1938 работал в партийных и советских органах Челябинской области. С ноября 1941 - председатель Челябинского облисполкома. С марта 1946 по февраль 1950 - 1-й секретарь Челябинского обкома ВКП(б). С 1950 работал в Калининской области заведующим областным отделом коммунального хозяйства, начальником областного управления сельского хозяйства. См.: Корсаков С. Н. Белобородов Александр Андрианович... С. 351.

5 На пленуме А. В. Лесков признал ряд своих ошибок, но воздержался от критики А. А. Белобородова. В результате его обвинили не только в «политических ошибках», но и в «неискреннем поведении». См.: ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 14. Д. 2. Л. 33-43, 198-200.

6 Патоличев Николай Семенович (1908-1989) - партийный и государственный деятель, дважды Герой Социалистического Труда. В 1939-1942 - 1-й секретарь Ярославского обкома и горкома партии, с января 1942 по март 1946 - 1-й секретарь Челябинского обкома и горкома ВКП(б). С 1946 секретарь ЦК ВКП(б). В 1947 секретарь ЦК КП(б) Украины, в 1947-1950 - 1-й секретарь Ростовского обкома и горкома ВКП(б), в 1950-1956 - 1-й секретарь ЦК Компартии Белоруссии. В 1958-1985 - министр внешней торговли СССР. См.: Кибиткина Г. Н., Шмаков О. Н. Патоличев Николай Семенович. С. 68-69.

с которым отец работал лет 51, и который долгое время имел напряженные отношения с Маленковым, но, скорее всего, о В. Э. Дымшице2. С ними отец поддерживал отношения и в дальнейшем, во время его работы в Запорожье и Москве. Московские телефоны Патоличева, Дымшица я видел в записной книжке отца, а значит и связи с ними он не терял. Номера этих телефонов были необычными. Если в то время номера московских телефонов были шестизначными и первый знак был литеральным, то эти необычные номера были четырехзначными, и при них не было никакого номера коммутатора. Это были номера кремлевских АТС-1, или АТС-2, которые полагались таким номенклатурным работникам, как Патоличев и Дымшиц.

Я думаю, что, по образному выражению У. Черчилля, в Челябинске в то время происходила «подковерная борьба», и Александр Васильевич Лесков принимал в ней участие. Вследствие этого в феврале 1950 г. он вместе с Белобородо-вым был освобождён от занимаемых должностей «за непринятие мер к зажимщикам критики» (именно к директору Челябинского тракторного завода И. М. Зальцману3). Эти события послужи-

1 С февраля 1943 г. по февраль 1945 г. А. В. Лесков был помощником Н. С. Патоличева, а затем до апреля 1946 г. работал в обкоме партии заместителем секретаря и заведующим отделом металлургической промышленности. См.: ОГАЧО. Ф. П-288. Оп. 69. Д. 249. Л. 2.

2 Дымшиц Вениамин Эммануилович (1910-1993) - инженер, организатор строительства, Герой Социалистического Труда (1980). С июля 1939 г. по сентябрь 1946 г. работал управляющим трестом «Магнитострой», в 1946-1950 гг. -управляющим трестом «Запорожстрой». С 1950 - начальник Главного управления по строительству предприятий свинцовой промышленности, с 1954 - зам. министра строительства предприятий металлургической промышленности СССР. В 1957-1959 являлся главным инженером строительства Бхилайского металлургического завода (Индия). См.: Подлужнова Л. И., Стоякин И. В. Дымшиц Вениамин Эмма-нуилович. С. 210.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3 Зальцман Исаак Моисеевич (1905-1988) - организатор танкового производства, Герой Социалистического Труда

(1941), лауреат Государственной премии СССР (1946), генерал-майор инженерно-танковой службы (1945). Работал мастером, начальником турбинного цеха, гл. инженером завода «Красный путиловец» в Ленинграде. В 1938-41 возглавлял ленинградский Кировский машиностроительный завод, где организовал производство тяжелых танков КВ. В октябре 1941 - феврале 1942 и с июля 1943 директор Кировского завода в Челябинск. Одновременно в 1941-42 зам. наркома, в 1942-43 нарком танковой промышленности. В первые послевоенные годы под руководством 3альцмана на ЧТЗ были начаты проектирование и изготовление опытных образцов трактора С-80. В 1949 в связи с обвинением по «Ленинградскому делу» снят с должности, исключен из КПСС и направлен в Муром, затем в Орел, где работал мастером на заводе «Трансмаш». После реабилитации (1955)

ли основой для романа Г. Е. Николаевой «Битва в пути» (в котором время действия отнесено к 1953 г.) и одноименного кинофильма.

Впрочем, это только моя гипотеза, прямых разговоров, а тем более никаких документов, на эту тему в нашей семье не было. Но и в моей производственной жизни подобные случаи встретились два раза. В КПСС я не состоял, но эти эпизоды протекали на партхозактивах, у меня на глазах. Конечно, масштаб этих событий не шел ни в какое сравнение с событиями в Челябинске, да и «калибр» людей был помельче, но страсти бушевали прямо шекспировские, и бывало, что «выплескивались из-под ковра». Во время выступления одного из секретарей партийного бюро РТИ АН СССР (а тот зачитывал протокол решения предыдущего партхозактива) находившийся в президиуме его оппонент из противоборствующей партийной группировки вскочил и громогласно обвинил выступавшего, что последний держит лист с этим решением вверх ногами и зачитывает пункты решения, которых на самом деле там и нет. В те времена, когда я работал начальником участка, меня обязывали присутствовать на всех открытых партийных собраниях Объединения, несмотря на то, что я был беспартийным. А закрытых партийных собраний я что-то и не припомню. На одном из собраний, в средине 80-х годов, коммунист Николай Егорович Старых выступил и со слезами в голосе (не преувеличиваю!) рассказал, что ему звонят домой по телефону и всячески угрожают за его выступления на партийных собраниях. Естественно, звонки анонимны. Так что и случаи травли в партийной среде имели место быть.

Сейчас, по прошествии более полувека, я не думаю, что Александр Васильевич чувствовал себя особенно ущемленным Судьбой из-за этого жизненного эпизода в Челябинске. Он был карьеристом в хорошем смысле этого слова, и основное получал удовольствие от самой работы, которую выполнял впоследствии, а все материальные блага при этом были у него на втором плане. Нынешним трудоголикам, которые ставят во главу угла все-таки личное благополучие, совершенно этого не понять.

В середине 1956 г. отец участвовал в заседании комитета ООН по металлургии в г. Женеве4.

работал гл. инженером в Ленгорлесе, позднее возглавил строительство опытно-механического завода в Ленинграде, был его первым директором. См.: Дружинина Э. Б. Зальцман Исаак Моисеевич. С. 375.

4 За границей А. Лесков побывал четыре раза: в Венгрии (май-сентябрь 1953 г., обмен производственно-техническим опытом), Швейцарии (апрель-май 1956 г., участие в работе

Думаю, что эта командировка стала возможной не без поддержки Н. С. Патоличева, который работал в то время заместителем министра иностранных дел СССР.

В конце 50-х гг. В. Э. Дымшиц, работая главным инженером на строительстве Бхилайского металлургического комбината в Индии, предлагал отцу возглавить партийный комитет строительства, но, как я упомянул, мама решительно этому воспротивилась («... не прощу ЕМУ.»), и отец от этого предложения отказался, так как в добавок к этой причине он уже работал над докторской диссертацией1, к возвращению на партийную работу не стремился, да и климатические условия в Индии ему не подошли бы.

Валентин Александрович, по примеру отца, тоже всю жизнь работал на износ. Постоянно корпел в Ленинке, Исторической и других библиотеках, был полностью погружен в свою очередную тему (или рукопись), которую разрабатывал, как из истории Древнего мира, так и Новейшей истории, делал массу выписок, конспектов и не очень-то общался на все другие темы с отцом. И я не помню, чтобы о событиях именно в Челябинске он расспрашивал отца. Александр Васильевич был очень сдержан в этом и других подобных вопросах. В 1953 г. начало выходить в свет второе издание Большой Советской Энциклопедии. В одном из первых вышедших томов была помещена биография Л. П. Берии с его портретом. После известных событий и расстрела Л. П. Берии в одном из последующих томов был приложен лист, который надо было вклеить на то место в предыдущем томе, где была статья о Берии, а эту статью уничтожить. Отец, умудренный предыдущим опытом жизни, так и поступил, вызвав впоследствии большое неудовольствие Валентина Александровича, который считал, что эту статью надо было сохранить, как важный документ эпохи.

В памяти у меня сохранился еще один интересный эпизод. В 1961 или 1962 г., времени так называемой «оттепели», в Москве появилось уже много реабилитированных бывших членов ВКП(б), которые после процессов 30-х гг. и позднее, заслуженно и не очень, отбывали сроки в лагерях. Естественно, что среди них было немало бывших троцкистов, бухаринцев, зиновьевцев и

XVI сессии Европейской экономической комиссии ООН), Бельгии (май 1956 г., участие в международной промышленной выставке в Брюсселе), Чехословакии (1960 г., публикация монографии на чешском языке).

1 В 1961 г. А. В. Лесков защитил диссертацию на соискание ученой степени доктора экономических наук по теме «Кислород в черной металлургии».

прочих, осужденных по разным делам фракционеров. Все они были чрезвычайно остервенело настроены к прошлому. Примерно так же, как зачастую и сейчас можно услышать по телевизору. И вот, Валентин Александрович где-то в общественном месте ввязался в дискуссию с ними о роли личности Сталина. А дискутировал он всю свою жизнь очень жестко, невзирая на личности, возраст и количество оппонентов, подкрепляя свое мнение большим количеством документов и материалов. И так как он все-таки уже был профессионалом, и к этому времени у него уже было очень много материалов, шедших вразрез с мнением реабилитированных, то после того, как он высказал свою точку зрения, с сомнением отозвался о решениях ХХ съезда КПСС и нелестно о Н. С. Хрущеве, оппоненты, перейдя на личности и кучей навалившись на него, скрутили ему руки за спиной и с перекошенными от злобы лицами отволокли его в милицию. Пришлось вмешаться в это дело отцу и вызволять из милиции Валентина Александровича. Каким образом он сгладил эту ситуацию и замял скандал, я не представляю. Мне было в то время около 15 лет, и отец рассказал об этом только маме, а отнюдь не мне.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

После окончания университета Валентин Александрович некоторое время преподавал историю в техникуме пищевой промышленности, затем уехал в Смоленск и работал на кафедре истории в местном педагогическом вузе. Его семинары были настолько интересны (я и сам всегда с удовольствием слушал его на тему о фракционной борьбе в ВКП(б) в 30-е гг., которую он определял как «дикая, неистовая», и его рассказы значительно выигрывали по сравнению с такими же лекциями, которые нам читали в институте), что некоторое время после его увольнения из Смоленска к нему от его бывших студентов приходили открытки и поздравительные телеграммы. Но эта популярность стоила ему работы. Как зачастую бывает, кто-то «настучал» на него, что он «неправильно», «не в русле современного видения» освещает события, происходившие в партии в период фракционной борьбы, отклоняется от утвержденных программ и конспектов и т. п. и т. д., и в институте с ним по-тихому расстались.

Вернувшись в Москву, Валентин Александрович ради «хлеба насущного» работал методистом в Институтах повышения квалификации руководящего состава разных министерств, а последние 10 лет, перед пенсией, вообще уволился с работы и полностью отдался своему любимому делу -написанию книг. Семьи у него никогда не было, в быту он был очень скромен и неприхотлив, я

бы сказал даже аскетичен, и ничто не мешало ему жить так, как он хотел. Единственная страсть у него была - это книги. Их он собирал всю жизнь, и его библиотека составляла более 5000 томов литературы, касавшейся сферы его интересов. Сам он считал ее уникальной.

Галина Александровна Шведова (Лескова) после окончания института жила и работала со своим мужем сначала в Череповце, а затем в Запорожье. Но личная жизнь не сложилась, и они развелись. Витя Шведов вернулся в Череповец, и так как по характеру он был эпикурейцем: любил спорт, женщин, баловался водочкой, то остаток жизни, несмотря на полученное высшее образование, не захотел обременять интеллектуальными заботами и проработал просто вальцовщиком, или, скорее, оператором прокатного стана. Жизнью своих детей он никогда не интересовался и с ними не общался, но алименты на них платил исправно.

В октябре 1963 г. по линии Московского городского комитета КПСС1 отцу было поручено прочитать для научного сообщества Москвы лекцию «О перспективах развития науки и техники в нашей стране». Месяцев за 10 до этого он перенес инсульт, но речь у него восстановилась, и он продолжил работать, не делая себе больших поблажек, и не счел возможным отказаться от партийного поручения, сославшись на состояние здоровья.

Лекция должна была состояться в Московском доме ученых на ул. Пречистенка. Это недалеко от нынешнего Храма Христа Спасителя, а тогда бассейна «Москва». Я напросился поехать с отцом, мне было интересно послушать его лекцию. И тут, прямо в вестибюле Дома ученых, перед началом лекции, ему стало плохо, и 16 октября 1963 г. он скончался у меня на руках от сердечной недостаточности, как принято говорить, «на боевом посту». В этот последний год своей жизни отец работал директором НИИ организации

1 С 1959 г. и до самой смерти А. В. Лесков работал внештатным лектором Московского ГК КПСС, часто выезжал в другие области для чтения лекций по экономике для партийных и хозяйственных работников.

управления и нормативов, готовились документы для присвоения ему научного звания профессор.

Похоронен Александр Васильевич Лесков на Введенском кладбище. Это бывшее Немецкое кладбище в районе Лефортово, заложенное в ХУШ в. жителями немецкой колонии в Москве. На этом кладбище захоронены сподвижники Петра I генералы Лефорт и Гордон, генерал Пален, французы - летчики эскадрильи (позднее авиаполка) «Нормандия-Неман», спортивный комментатор и актер МХАТа Николай Озеров, его брат, кинорежиссер знаменитой эпопеи «Освобождение» Юрий Озеров, балерина Лепешинская и еще много других. Не обошлось и без захоронения в 90-е гг. членов преступных группировок.

Список литературы

1. Дружинина, Э. Б. Зальцман Исаак Моисеевич / Э. Б. Дружинина // Челябинская область: энциклопедия. Челябинск: Камен. пояс, 2008. Т. 2. С.375.

2. Дымшиц, В. Э. Магнитка в солдатской шинели / В. Э. Дымшиц. М.: Архитектура, 1995. 194 с.

3. Кибиткина, Г. Н. Патоличев Николай Семенович / Г. Н. Кибиткина, О. Н. Шмаков // Челябинская область: энциклопедия. Челябинск: Ка-мен. пояс, 2008. Т. 5. С. 68-69.

4. Корсаков, С. Н. Белобородов Александр Андрианович / С. Н. Корсаков // Челябинская область: энциклопедия. Челябинск: Камен. пояс, 2008. Т. 1. С. 351.

5. Легаева, О. А. Лесков Александр Васильевич / О. А. Легаева // Челябинская область: энциклопедия. Челябинск: Камен. пояс, 2008. Т. 3. С. 336.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

6. Лесков, В. А. Сталин и заговор Тухачевского / В. А. Лесков. М.: Вече, 2003. 496 с.

7. Подлужнова, Л. И. Дымшиц Вениамин Эм-мануилович / Л. И. Подлужнова, И. В. Стоякин // Челябинская область: энциклопедия. Челябинск: Камен. пояс, 2008. Т. 2. С. 210.

Сведения об авторе

Федоров Алексей Николаевич - кандидат исторических наук, доцент кафедры теории и истории государства и права Института права Челябинского государственного университета. alex_boss@list.ru

Bulletin of Chelyabinsk State University. 2015. № 6 (361). History. Issue 63. P. 138-146.

NEW SOURCE: MEMOIRS ABOUT THE LIFE OF A. V. LESKOV, THE SECOND SECRETARY OF CHELYABINSK REGIONAL COMMITTEE

OF VKP(B)

A. N. Fedorov

Candidate of Historical Sciences; Associate Professor of the Department of State and Law Theory and History,

Chelyabinsk State University. alex_boss@list.ru

The article deals with circumstances of the creation of B. A. Leskov's memoirs about his father's life, an engineer-metallurgist, a Party activist and a scientist, who worked in Magnitogorsk and Chelyabinsk. The degree of the reliability and informativeness of this source, and the possibilities of its use in research of the Ural political elite are defined. The published memoirs contain information on the family tree and legends, as well as unknown facts of the life of Alexander Vasilievich Leskov (1906-1963) and his eldest son, a historian Valentin Alexandrovich Leskov (1935-2013). These memoirs disclose some aspects of "Chelyabinsk case" -dismissal of secretaries of the Chelyabinsk Regional Committee of VKP(b) in 1950. The memoirs contain information about informal links between higher education and regional party leadership and mechanisms of the purges in the post-war years.

Keywords: A. V. Leskov; memoirs; everyday life; party leadership; Chelyabinsk regional committee of VKP(b); "Chelyabinsk case".

References

1. Druzhinina E. B. Zal'tsman Isaak Moiseevich [Zaltsman Isaak Moiseevich]. Chelyabinskaya oblast': en-tsiklopediya [Chelyabinsk region: encyclopedia]. Chelyabinsk, Kamennyy poyas, 2008, p. 375. (In Russ.).

2. Dymshits V. E. Magnitka v soldatskoy shineli [Magnitogorsk in the soldier's overcoat]. Moscow, 1995, 194 p. (In Russ.).

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

3. Kibitkina G. N., Shmakov O. N. Patolichev Nikolay Semenovich [Patolichev Nikolai Semenovich]. Chelyabinskaya oblast': entsiklopediya [Chelyabinsk region: encyclopedia]. Chelyabinsk, Kamennyy poyas, 2008, pp. 68-69. (In Russ.).

4. Korsakov S. N. Beloborodov Aleksandr Andrianovich [Beloborodov Alexander Andrianovich]. Chelyabinskaya oblast': entsiklopediya [Chelyabinsk region: encyclopedia]., Chelyabinsk, Kamennyy poyas, 2008, p. 351. (In Russ.).

5. Legaeva O. A. Leskov Aleksandr Vasil'evich [Leskov Alexander Vasilievich]. Chelyabinskaya oblast': entsiklopediya [Chelyabinsk region: encyclopedia]. Chelyabinsk, Kamennyy poyas, 2008, p. 336. (In Russ.).

6. Leskov V. A. Stalin i zagovor Tukhachevskogo [Stalin and Tukhachevsky conspiracy]. Moscow, 2003, 496 p. (In Russ.).

7. Podluzhnova L. I., Stoyakin I. V. Dymshits Veniamin Emmanuilovich [Dymshits Benjamin Emmanu-ilovich]. Chelyabinskaya oblast': entsiklopediya [Chelyabinsk region: encyclopedia]., Chelyabinsk, Kamennyy poyas, 2008, p. 210. (In Russ.).