Научная статья на тему 'Новые эпиграфические источники о моровом поветрии 1654 г. В Московской Руси'

Новые эпиграфические источники о моровом поветрии 1654 г. В Московской Руси Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
287
54
Поделиться
Ключевые слова
МОСКОВСКАЯ РУСЬ / ДРЕВНЕРУССКАЯ ЭПИГРАФИКА / НАДГРОБИЕ / НЕКРОПОЛЬ / КОСТРОМСКАЯ ОБЛ / Г. ГАЛИЧ / ДРЕВНЕРУССКАЯ ИКОНОПИСЬ / ЭПИДЕМИЯ / ЧУМА

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Авдеев Александр Григорьевич

В статье публикуются два памятника эпиграфики из г. Галича (современный районный центр Костромской обл.) — валунное надгробие середины 50-х гг. XVII в. из некрополя посадской церкви Богоявления и надпись 1778/79 гг., отчеканенная на окладе иконы Спаса Нерукотворного, находящейся в иконостасе кафедральной Введенской церкви. Оба памятника эпиграфики связаны с моровым поветрием, охватившим Русское государство в 1654-1655 гг. В статье также ставятся вопросы о хронологии и границах распространения данной эпидемии.

NEW EPIGRAPHICAL SOURSES ABOUT PLAGUE EPIDEMIC 1654 IN THE MOSCOW RUSSIA

In the article are published two epigraphical monuments from Galich (the modern regional center of Kostroma region) — a bouldery gravestone of the middle of 50 th of XVII century from a necropolis of Bogojavlenskaja churches and the inscription of 1778/79 which have been rapped out on a salary of an icon of the Saviour Not Made by Hands, of cathedral Vvedensky church being in an iconostasis. Both epigraphical monuments are connected with plague epidemic was spread in Russian state in 1654— 1655. In article also questiones the chronology and borders of epidemic spreading.

Текст научной работы на тему «Новые эпиграфические источники о моровом поветрии 1654 г. В Московской Руси»

Вестник ПСТГУ

II: История. История Русской Православной Церкви.

2012. Вып. 1 (44). С. 121-132

Новые эпиграфические источники

о моровом поветрии 1654 г. в Московской Руси1

А. Г. Авдеев

В статье публикуются два памятника эпиграфики из г. Галича (современный районный центр Костромской обл.) — валунное надгробие середины 50-х гг. XVII в. из некрополя посадской церкви Богоявления и надпись 1778/79 гг., отчеканенная на окладе иконы Спаса Нерукотворного, находящейся в иконостасе кафедральной Введенской церкви. Оба памятника эпиграфики связаны с моровым поветрием, охватившим Русское государство в 1654—1655 гг. В статье также ставятся вопросы о хронологии и границах распространения данной эпидемии.

Осенью 2008 г. при разборке сохранившегося с советских времен цементного пола во время реставрационных работ внутри алтаря церкви Богоявления г. Галича (рис. 1—2) было открыто надгробие с эпитафией, содержание которой уникально.

Для надгробной плиты использован валун кварцитового песчаника красноватого оттенка. Твердость 5 по шкале Мооса2. Форма плиты неправильная, она отколота от более крупного валуна, верхняя часть отшлифована. На боковых гранях имеются мелкие сколы, на лицевой поверхности есть отдельные выщербины. Длина валуна 230 см, ширина в головах 174 см, в центре 162,5 см, в ногах 126 см, высота от 7 до 9 см. Надпись (рис. 3) в 12 строк. Высота строк: стк. 1 — 13 см, стк. 2 — 11 см, стк. 3 — 9,2 см, стк. 4 — 10, 9 см, стк. 5, 7 и 8 — 10,4 см, стк. 6, 9 и 12 — 10,5 см, стк. 10 — 10 см. Расстояние между строками: 1—2 — 7,5 см, 2—3 — 6 см, 3—4 — 6,8 см, 4—5 — 6,2 см, 5—6 — 6,6 см, 6—7 — 9 см, 7—8 — 6,5 см, 8—9 — 7,2 см, 9—10 — 6,9 см, 10—11 — 7 см, 11—12 — 6 см.

1 Работа выполнена в рамках проекта «Свод древнерусских надписей», организованного Университетом Дмитрия Пожарского при участии Православного Свято-Тихоновского гуманитарного университета. Выражаю признательность за помощь в работе с надгробием протоиерею Александру Шастину, игумену Димитрию (Нетесину), И. А. Серобабе и А. Некрасову.

2 Геологическое определение камня принадлежит Ю. Б. Тихорскому, которому приношу искреннюю благодарность.

Рис. 1. Г. Галич. Церковь Богоявления в процессе реставрации. Вид с юго-востока. Фото автора. 2011 г.

Рис. 2. Г. Галич. Церковь Богоявления. Надгробная плита 1654—1656 гг. Вид с запада. Фото автора. 2009 г.

Рис. 3. Г. Галич. Церковь Богоявления. Надгробная плита 1654-1656 гг.

Надпись выполнена профессиональным резчиком — не исключено, что ярославским камнерезом3. Шрифт надписи носит несколько архаизированный характер. В частности, в нем встречается характерное для XVI в. двоякое написание буквы А: с центральной перетяжкой и в виде «флажка». Лигатуры: стк. 1 — лЭ в слове «лЭта», ду в слове «гоЬ; стк. 2 — слово «де» в обозначении дня, ам в слове «памит»; стк. 3 — нш в слове «ншего», стк. 4 — иї в слове «кжиї»; стк. 5 — жд в слове «рождЭною»; стк. 6 — анн в слове «їванновою»; ин и ик в слове «племиником»; стк. 8 — слове «де» в обозначении дня; стк. 9 — слово «де» в обозначении дня; стк. 10 — Эт в слове «повЭтре»; стк. 11 — ди в слове «люди», лї в слове «помеїлї»; стк. 12 — ду в слове «го!». «Скрытая» лигатура рь в виде выносного р: матерю (стк. 5), дочерю (стк. 6), григо<емъ (стк. 7). «Вензельные» написания букв: буква в в слове «ам‘росии» (стк. 3) вписана между вертикальными мачтами буквы м. Оформление окончаний строк с помощью выносных букв: гоГ (стк. 1, в лигатуре и стк. 12, в лигатуре), племиником (стк. 6), р|гом (стк. 11). Оформление окончаний слов с помощью выносных букв: 3 (стк. 2, в лигатуре), памит (стк. 2), (пре)стави‘ (стк. 4), когдано' (стк. 4), (гали)чанин (стк. 5), члвк (стк. 5), престави‘ (стк. 7), кв (стк. 8, в лигатуре), в! (стк. 9, в лигатуре), тогож (стк. 9), ‘ (стк. 9), иным многим (стк. 10), (го)родам (стк. 11), ж (стк. 11), люди (стк. 11, в лигатуре), р| вм (стк. 11), р|дм (стк. 12).

Дата: 1654 г., 22 ноября, 7 и 12 декабря с летописной приписью за 1651— 1655 гг.

лЭта /зр|г г • го!

-/ Рч .. т

мца декабри • въ • з* • на памит їже во стьіу*

Жца ншего амкро‘ии еппа медиаламкаго пре^ стави‘ ракъ кЖи" кондрать когдано‘ снъ копосо' гали чанин послцкои члв • с мате!ю ‘своею рожденою с ма риею сы їванновою дочеіи капУстинои ї с племиником 3ь григо<емъ‘ никифоровым сном* престави' марии ноикри • въ • кв' • а григореї декакьри въ • в!* • тогож годУ а ‘ галиче на посаде моровое поветре кыло ї по Уным многим го родам многии ж люди помехи во р| вм ї во • р|гом ї во р|дм го^

Филологический комментарий4. Язык эпитафии отражает отдельные черты московского просторечия (койне) XVII в. Церковнославянизм: многии (стк. 11) (стк. 11). Латинизм: амкро‘ии (стк. 3). Морфологические русизмы: Прилагательные на -ой: посацкои (стк. 5). Причастия с суффиксом -ен: рожденою (стк. 5). Просторечные формы имен: їванновою (стк. 6), григореї (стк. 8). Сочетание книжных и просторечных форм глагола: престави‘ (стк. 8), но помеїлї (стк. 11). Фонетика: Смягчение согласного (регрессивная ассимиляция): кондрать (стк. 4), декакьри (стк. 8). Озвон-

3 Подробнее см.: Авдеев А. Г. Валунные надгробия ХУТ—ХУШ вв. из Ярославской и Костромской областей // ВЭ. Вып. IV. М., 2010. С. 304—347.

4 Благодарю канд. филол. наук А. С. Кулёву за ценные консультации по фонетическим особенностям надписей.

чение согласных: посацкои (стк. 5), зь григоремъ (стк. 7). Падение редуцированных: с (стк. 5, дважды). Диссимиляция согласных (неразличение М и Н): медиаламкаго (стк. 3). Аканье: А = О в безударном положении: медиаламкаго (стк. 3). Переход Э в е: в галиче на посаде (стк. 9), поветре (стк. 10). Еканье: григореУ (стк. 8). Смешение букв ь, ы и ъ и вследствие падения редуцированных: сы Уванновом (стк. 6). Красис: престави' ракъ (стк. 3—4), престави1 марии (стк. 7), поветре (стк. 10). Синтаксис: Характерный для приказного делопроизводства «нанизывающий» синтаксис с повторением предлога с: с матерм ... с марием сы Уванновом дочерм капУстинои У с племиником зь григоремъ‘никифоровым (стк. 6—7). Графика: Графические колебания. Написание У на месте краткого и: григореУ (стк. 8), но посацкои (стк. 5), капУстинои (стк. 6). Аллография: У ^ и: Уже (стк. 2), амкро‘ии (стк. 3), медиаламкаго (стк. 3), (ма)рием (стк. 6), Уванновом (стк. 6), У (стк. 6, 10, 11, 12), марии (стк. 7), Уны* (стк. 10), многии (стк. 11). и = а: декабри (стк. 2), памит (стк. 2), амкро‘ии (стк. 3), племинико* (стк. 6), марии (стк. 7), ноикри (стк. 8), декакьри (стк. 8). Орфография: Удвоение согласных: копосо' (стк. 4), Уванновом (стк. 6). Написание сдвоенных согласных через одно: рожденом (стк. 5).

Реально-исторический комментарий. Фамилии Копосовых и Капустиных, упомянутых в эпитафии, хорошо известны среди посадских людей Галича, Со-лигалича и Парфеньева начиная с XVI в.5 Названные в эпитафии представители галичской ветви рода связаны с Никифором Богдановым, сыном Копосо-вым, — галичским иконописцем, который в 1666 г. был послан в Москву для росписи Архангельского собора6. Публикуемое надгробие расширяет список его родственников: здесь названы его мать Мария Иванова — урожденная Капустина, сын Григорий и родной брат Кондрат Богданов, сын Копосов. Опись архива Паисиева Галичского монастыря, проведенная в 1701 г., показывает, что не все родственники иконописца умерли во время эпидемии чумы. Так, в ней упоминается «закладная 7174-го году галичанина посацкого человека Карпа Микифо-рова сына Копосова на пожню, что подле Галицкого озера»7. Есть все основания считать Карпа Микифорова сына Копосова сыном иконописца. Немаловажно то, что закладная на пожню датируется временем отъезда последнего в Москву.

Летописная приписка в конце эпитафии о «моровом поветрии» в русских городах, продолжавшемся с 1651/52 по 1653/54 гг., выходит за рамки стандартных формул древнерусских надгробий и показывает, какое сильное впечатление на современников произвела эта эпидемия. При этом публикуемое надгробие является единственным источником, сообщающим о том, что «моровое поветрие», помимо «иных многих городов», охватило и Галич.

5 Например: Копосов Иванка Андреев сын, галичский староста (март 1549 г.) (Кисте-рев С. Н. Документы о посадских людях Галича XVI — начала XVII в. // РД. Вып. 7. М., 2001. С. 238. № 3); Копосов Тихон Васильев сын. Солигаличский посадский человек (1571/72 г.) (Анхимюк Ю. В. Солигаличские акты из «Архива Волынских» // РД. Вып. 6. М., 2000. С. 29. № 4); Копосов Прокофий Федоров сын. Парфеньевский посадский человек (1627/28 г.) (РГАДА. Ф. 237 (Монастырский приказ). Оп. 1. Д. 23. Л. 112 об., 113); Капустин Фторишка (1608 г.) (Авдеев А. Г. Галичский Успенский Паисьев монастырь по документам ХУ—ХУП вв. // РД. Вып. 7. М., 2001. С. 346-347. № 7).

6 О нем см.: Словарь русских иконописцев Х^ХУН веков / Ред.-сост. И. А. Кочетков. М., 2009. С. 356.

7 РГАДА. Ф. 237 (Монастырский приказ). Оп. 1. Д. 23. Л. 106.

В отечественной историографии, основанное главным образом на актах, опубликованных в АИ8, наиболее обстоятельное описание этой эпидемии принадлежит Н. Ф. Высоцкому, медику, преподававшему в Императорском Казанском университете9. В настоящее время круг источников, сообщающих об этой эпидемии, значительно расширился, главным образом благодаря публикациям летописных сводов второй половины — конца XVII в., данных синодиков, а также Записок о путешествии по России патриарха Антиохийского Макария и ряда сказаний о чудотворных иконах. Кроме того, дополнительный материал дают редко учитываемые данные Православного церковного календаря с установленными днями празднования в память об избавлении от чумы. Поэтому разумнее говорить о двух эпидемиях, с коротким промежутком охвативших Московское государство в середине 50-х гг. XVII в. Первую летопись относят к 1654-1655 гг.10, вторую — к 1656/57 г., хотя характер поветрия в обоих случаях был идентичен: «тоюжь болезнию помирают пострелом»11.

Хотя Высоцкий определенно говорит об эпидемии чумы, но данным термином обычно обозначались и симптомы сибирской язвы12. Часть летописцев датируют начало первой эпидемии 7161 (1652/53) г., а ее завершение — 7163 (1654/55) г.13 При этом в Двинском летописце продолжительность первой эпидемии определена в год — с августа 1653 по август 1654 г.14 В публикуемом надгробии начало эпидемии соотнесено с 7162 (1653/54) г., а окончание — с 7164 (1655/56) г. Эти данные не противоречат друг другу, если отнести возникновение первых очагов эпидемии к лету — зиме 1653 г. (то есть к июню — августу 7161 и сентябрю — декабрю 7162 гг. принятого на Руси летоисчисления от Сотворения Мира), пик эпидемии — к 1654 (январю — августу 7162 и сентябрю — декабрю 7163 гг.), окончание — к зиме 1655 г. (январю — февралю 7163 г.). Официальной датой прекращения эпидемии, очевидно, следует считать 10 февраля 1655 г., когда царь Алексей Михайлович, пережидавший моровое поветрие в Вязьме, въехал в Москву15.

Что же до даты 7164 г. (сентябрь — декабрь 1655 и январь — август 1656 г.), отмеченной в публикуемом надгробии как дата окончания эпидемии, то, очевидно, она относится ко второй эпидемии, которая имела неизмеримо меньшие масштабы, и охватила Астрахань и «понизовые города» (как полагает Высоцкий,

8 АИ. Т. III. СПб., 1848. С. 442-521. № 119.

9 Высоцкий Н. Ф. Чума при Алексее Михайловиче 1654-1655. Казань, 1879.

10 Записки времени Алексея Михайловича // Тихомиров М. Н. Русское летописание. М., 1979. С. 257; Новгородский хронограф XVII в. // Там же. С. 299;. Преображенский И. Синодик, принадлежащий Железноборовскому монастырю Буйского уезда Костромской губ. // КС. Вып. 5. Кострома, 1901. Приложение. С. 230.

11 Летописец 1619-1691 гг. // ПСРЛ. Т. 31. М., 1968. С. 182; Преображенский И. Синодик... С. 230.

12 СлРЯ XI-XVII вв. Вып. 17. М., 1991. С. 256. б.у.

13 Мазуринский летописец // ПСРЛ. Т. 31. М., 1968. С. 169, 170; Двинской летописец // ПСРЛ. Т. 38. Л., 1977. С. 175.

14 Двинской летописец. С. 175.

15 Севастьянова С. К. Материал к «Летописи жизни и литературной деятельности патриарха Никона». СПб., 2003. С. 93.

она была занесена войсками, возвращавшимися из-под Смоленска)16. Однако эта дата важна тем, что дает нам terminus post quem времени создания публикуемого надгробия.

Обозначение времени смерти посадских людей Галича, вырезанное на публикуемом надгробии, хорошо соотносится с хронологической последовательностью эпидемии в 1654 г., выявляемой в комплексе с иными источниками:

3 июня — прекращение эпидемии в Рыбинской слободе17;

18 июня — прекращение эпидемии в Угличе18;

20 июля — начало эпидемии в Москве19;

не позднее 24 июля — начало эпидемии в Казани20;

24 июля — эвакуация царской семьи из охваченной моровым поветрием Москвы в Троице-Сергиев монастырь21;

4 августа — начало эпидемии в Торжке22;

10 августа — начало эпидемии в Калуге23;

середина августа — начало эпидемии в Звенигороде и Переславле Рязанском24;

18 августа — начало эпидемии в Соли Галичской25;

22—28 августа — пик эпидемии в Москве и окрестностях. Эпидемия доходит до Троице-Сергиева монастыря, откуда царская семья эвакуирована в Ка-

лязин26;

23 августа — начало эпидемии в Коломне27;

31 августа — начало эпидемии в Нижнем Новгороде28;

1 сентября — начало эпидемии в Вологде и Костроме29;

сентябрь — эпидемия начинается в Городце, Ярославском, Тверском и Ста-рицком уездах30;

16 Высоцкий Н. Ф. Чума. С. 12.

17 Богоматерь. Полное иллюстрированное описание Ея земной жизни и посвященных Ея имени чудотворных икон / Под ред. Е. Поселянина. М., 1909. С. 334; см. также: Севастьянова С. К. Материалы... С. 87.

18 Богоматерь. С. 354, 659—662; см. также: Севастьянова С. К. Материалы. С. 87.

19 ГИМ ОР. Собрание И. Е. Забелина. № 463/551. Л. 23 об. Патриарх Антиохийский Макарий, будучи в Коломне, узнал о начале эпидемии в Москве накануне заговенья на Успенский пост, то есть между 24—28 июля (см.: Путешествие Антиохийского патриарха Макария в Россию в половине XVI века, описанное его сыном, архидиаконом Павлом Алеппским / Пер. с араб. Г. Муркоса. М., 2005. С. 213).

20 Богоматерь. С. 389; см. также: Севастьянова С. К. Материалы. С. 87.

21 Севастьянова С. К. Материалы. С. 87.

22 Высоцкий Н. Ф. Чума. С. 9.

23 Там же.

24 Там же.

25 ГИМ ОР. Собрание И. Е. Забелина. № 463/551. Л. 53 об. — 54.

26 Севастьянова С. К. Материалы. С. 88—89; ср.: Новгородский хронограф. С. 299.

27 Там же. С. 88.

28 Высоцкий Н. Ф. Чума. С. 9.

29 Сказание о моровой язве // Вологда. Краеведческий альманах. Вып. 2. Вологда, 1997. С. 623, 626; Баженов И. В. Сорок два старинных сборника Костромского Богоявленского монастыря // КС. Вып. 4. Кострома, 1897. С. 99 (отд. II).

30 Высоцкий Н. Ф. Чума. С. 9, 10.

13 октября — прекращение эпидемии в Казани;

между 18-23 октября — прекращение эпидемии в Вологде;

19 ноября — прекращение эпидемии в Ярославле31; вторая половина ноября — спад эпидемии в Москве32;

23 ноября — 12 декабря — разгар эпидемии в Галиче;

6 декабря — прекращение эпидемии в Соли Галичской33; около 25 декабря — прекращение эпидемии в Коломне34.

Помимо указанных городов, моровое поветрие охватило центральные уезды35. Карта, составленная Высоцким, позволяет заключить, что крайней северо-западной точкой распространения эпидемии являлась Старая Руса; на западе чума достигла Ржева, на юге — Рыльского уезда, на востоке — Нижнего Новгорода. Северо-восточным пределом распространения чумы на карте Высоцкого показана Кострома. Публикуемое надгробие позволяет включить в район эпидемии Галич. Крайней северо-восточной точкой распространения морового поветрия сохранившиеся источники позволяют считать Соль Галич-скую36.

Разумеется, столь масштабная эпидемия, «которой не знали уже в течение восьмидесяти лет»37, произвела сильное эмоциональное чувство на современников. Огромное количество умерших, оставшихся без христианского погребения из-за своей многочисленности, нехватки гробов, высокой смертности среди священников; разлагающиеся трупы, заполонившие улицы «яко дрова», и терзающие их «яко звери лютые» одичавшие псы; толпы беженцев, спасающихся от эпидемии; спекуляция предметами погребального ритуала и массовое мародерство — вот типичные картины «морового поветрия», которые рисуют источ-ники38. Естественно, эпидемия вызвала обострение религиозного чувства, так как главной ее причиной сочли наказание «грех ради наших за наши великие неправды»39. Во многих городах Руси — Москве, Рыбинской слободе, Угличе,

31 В Ярославле эпидемия прекратилась в первое воскресенье Рождественского поста (см.: Горшкова В. В., Добрякова О. И., Полознев Д. Ф., Рутман Т. А. «Золотой век» Ярославля. Опыт культурографии русского города XVII — первой трети XVIII века. Ярославль, 2004. С. 51). Точная дата установлена мною по: Черепнин Л. В. Русская хронология. М., 1944. Табл. Х.

32 Неопубликованный «Летописец написан из старых летописцов, что учинилос в Московском государьстве и во всей Руской земле» относит спад эпидемии в Москве «за Филипово заговено 163 году» (ГИМ ОР. Собрание И. Е. Забелина. № 463/551).

33 ГИМ ОР. Собрание И. Е. Забелина. № 463/551. Л. 54.

34 Путешествие Антиохийского патриарха Макария. С. 241.

35 Полный список местностей, охваченных эпидемией, см.: Высоцкий Н. Ф. Чума. С. 21— 25. Табл. I и карта; см. также: Соловьёв С. М. История России с древнейших времен. Т. 10 // Соловьёв С. М. Сочинения. Т. V. М., 1990. С. 607—608.

36 ГИМ ОР. Собрание И.Е. Забелина. № 463/551. Л. 53 об. — 54.

37 Путешествие Антиохийского патриарха Макария. С. 214.

38 Мазуринский летописец. С. 182; Путешествие Антиохийского патриарха Макария. С. 239-243.

39 Новгородский хронограф. С. 299; ср.: Мазуринский летописец. С. 182; Сказание. С. 623; Лествицын В. И. Другая редакция Сказания о Спасопробоинской церкви г. Ярославля. Ярославль, 1874. С. 19.

Ярославле и Казани — прекращение «моровой язвы» связывалось с крестными ходами и усердными молитвами перед чудотворными иконами40.

В Вологде прибегли к традиционному на Руси способу — строительству обыденного Спасского храма41, а местный иконописец по обету за один день написал храмовую икону. Это нашло отражение и в памятниках эпиграфики. В коллекции Вологодского музея-заповедника сохранился список со святыни, выполненный в 1755 г. со следующей записью, выгравированной на окладе: «Начата бысть писати сия икона образа Господа нашего Иисуса Христа в богоздан-ном граде на Вологде в лето 7163 года, месяца октября в 23 день, на память свята-го апостола Иакова, брата Господня по плоти, того же дни написася сей святый обрас Господен во дни царствования благочестиваго Государя и Царя и Великаго Князя Алексея Михайловича всея России самодержца во славу и хвалу Вседержителя Бога и всех святых, угодивших Ему от века. Аминь»42.

Аналогичное воспоминание о моровом поветрии 1654-1655 гг. сохранилось еще в одном памятнике галичской эпиграфики. В местном чине иконостаса соборного Введенского храма г. Галича, справа от царских дверей находится список с этой иконы, писаный в XVIII в. (рис. 4). В нижней части латунного позолоченного оклада иконы, в фигурном картуше, украшенном чеканным орнаментом в виде плодов и крестов, отчеканена четырехстрочная надпись, по палеографическим признакам датируемая второй половиной XVIII в. (рис. 5):

Истинное Изокраженіе мїра с чюдотворной 1коны Всемилостив Спаса НерУкотвореннаго его пресвитаго Окраза . иже изкави Градъ Яро отъ лежащия смертоносныя язвы Мороваго повітрїя в лето . отъ Со зданіе Міра зрХа написанъ Сей святый окразъ зспз от рождес по пл

Характерно, что резчик не рассчитал объема текста, и окончания строк в результате оказались «срезанными», а окончание надписи с переводом года от Сотворения Мира в год от Рождества Христова — не поместилось. Дата, стоящая в конце надписи, — 7287 год от Сотворения Мира — соответствует 1778/79 г. от Рождества Христова и сообщает время создания списка с иконы и оклада. Характерно, что икона расположена на том же месте, что и чудотворный образ Спаса Нерукотворного в Спасо-Пробоинской церкви Ярославля, с которым Сказание об этой иконе связывает прекращение морового поветрия в 1654 г. 43 Возможно,

40 Лествицын В. И. Другая редакция. С. 19—20; Богоматерь. С. 334, 354, 389, 545—547, 659—652.

41 Вологодская летопись // ПСРЛ. Т. 37. Л., 1982. С. 177; Летописец Ивана Слободского // ПСРЛ. Т. 37. С. 199, 202; Сказание. С. 625—626; о символике обыденных храмов см.: Уваров А. С. Обыденные, единодневные церкви // Древности. Труды МАО. Т. I. Вып. 2. М., 1867. С. 43, 46 (отд. пагинации); Зеленин Д.К. Обыденные полотенца и обыденные храмы // Живая старина. 1911. Вып. 1. С. 18—19.

42 Сказание. С. 620.

43 Лествицын В. И. Другая редакция. С. 19—20; см. также: Буланин Д. М. Сказание об иконе Спаса Нерукотворного и построении обыденной церкви в Ярославле // СККДР. Вып. 3 (XVII в.). Ч. 4. Т—Я. Дополнения. СПб., 2004. С. 622—623. О местоположении чудотворного образа в Спасо-Пробоинском храме см.: Израилев А., прот. Чудотворный Нерукотворенный об-

Рис. 4. Г. Галич. Введенский кафедральный храм. Часть местного чина иконостаса с иконой Спаса Нерукотворного

Рис. 5. Г. Галич. Введенский кафедральный храм. Пластина на окладе иконы

Спаса Нерукотворного

галичская икона была создана «в воспоминание» о тяжелой эпидемии оспы, разразившейся в 1776 г. в Санкт-Петербурге44. В этом отношении интересны как сопоставление двух аналогичных событий, происшедших с более чем вековой разницей, так и обращение к опыту преодоления эпидемий первой половины 50-х гг. XVII в.

Последнее, о чем надлежит дать ответ, это — как «чумное» захоронение вместе с надгробием оказалось в алтаре Богоявленской церкви, семантически упо-добясь погребениям раннехристианских мучеников, над которыми обычно совершалась литургия.

Как кажется, никакой «сверхъидеи» создатели храма не преследовали. Род посадских людей Копосовых, естественно, мог отличаться благочестием, но смерть погребенных под публикуемой плитой людей никак не связана с представлениями о мученической кончине. На мой взгляд, изначально захоронение было совершено на погосте церкви Богоявления, и его дальнейшая история связана с историей перестройки этого храма.

Сохранившиеся источники характеризуют его как приходский храм посадских людей Галича. «На посаде у Рыбного ряду приходной храм во имя Богоявление Христово» назван в дозорной книге Галича, составленной в октябре 1619 г.45 В 1625/26 г. он упоминается уже с приделом во имя св. Николая Чудотворца46. В XVII—XVIII вв. здесь сложился некрополь, следы которого прослежены внутри храма, а также за его пределами к северу и западу47. В мае 1667 г. «под трапезою на левой стране за печью» храма был погребен местный юродивый, сын галич-ского купца Стефан Трофимович Нечаев, очень скоро ставший почитаемым в Галичском уезде как местный святой48. В июне 1683 г. по челобитью священников этой церкви Евдокима и Савина Иванова, «да прихожан посадских людей Гаврила Нечаева с товарищи» была выдана патриаршая благословенная грамота на строительство нового Богоявленского храма «во имя Николы Чудотворца, да в приделе святаго великомученика Георгия, а на верху тоя церкви и придела построить другую церковь каменную же во имя Богоявления Господня в приделе преподобных чюдотворцов Зосимы и Савватия». Еще одна благословенная грамота на освящение «новопостроенныя церкви Богоявления Господня да Николая Чудотворца каменныя» была выдана в 7195 (1686/1687) г. Но «за недострой-кою» в тот год был освящен лишь Никольский придел. Строительство храма

раз Господа нашего Иисуса Христа, находящийся в городе Ярославле, в Спасо-Пробоинском обыденном храме. М., 1895. С. 3.

44 Борисенков Е. П., Пасецкая В. М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы. М., 1988. С. 366.

45Авдеев А. Г. Отрывок из дозорной книги Галича 1620 г. // Костромская земля. Краеведческий альманах. Вып. 4. Кострома, 1999. С. 85.

46 Холмогоровы В. И. и Г. И. Материалы для истории Костромской епархии. Отд. 1. Галичская десятина с пригороды Солигаличем, Судаем, Унжею, Кологривом, Парфеньевым и Чухломою жилых данных церквей 1628-1710 и 1722-1746 гг. Кострома, 1895. С. 10; ср.: Памятники архитектуры Костромской области. Каталог. Вып. III. Город Галич. Галичский район. Кострома, 2001. С. 115 (первое упоминание храма здесь отнесено к 1635 г.).

47Авдеев А. Г. Раскопки Галича // АО-2001 г. М., 2002. С. 84-85.

48 Лихачев Д. С., Панченко А. М., Понырко Н. В. Смех в Древней Руси. Л., 1984. С. 212; см. также: ГИМ ОР. Собрание И.Е. Забелина. № 463/551. Л. 55, 56.

завершилось к октябрю 1706 г., когда церковь и была освящена49. Поскольку новый кирпичный храм размерами превосходил прежнюю деревянную церковь и занял восточный участок приходского некрополя, захоронение людей, умерших во время эпидемии, как раз и оказалось на месте будущего центрального алтаря нижнего храма. А так как со времени эпидемии прошло чуть больше 30 лет, и оно еще представляло потенциальную опасность, его не стали ни разбирать, ни переносить останки в иное место, а оставили in situ. Этим, собственно, и объясняется столь необычное расположение «чумного» захоронения в алтаре храма.

Список сокращений

АИ — Акты исторические, собранные и изданные Императорскою Археографическою комиссиею АО — Археологические открытия ВЭ — Вопросы эпиграфики ГИМ — Государственный исторический музей КС — Костромская старина

МАО — Московское Императорское археологическое общество НИОР — Научно-исследовательский отдел рукописей ОИДР — Императорское общество Истории и Древностей Российских ОР — Отдел рукописей

ПСРЛ — Полное собрание русских летописей

РГАДА — Российский государственный архив древних актов

РГБ — Российская государственная библиотека

РД — Русский дипломатарий

СККДР — Словарь книжников и книжности Древней Руси СлРЯ XI—XVII вв. — Словарь русского языка XI—XVII вв.

Ключевые слова: Московская Русь, древнерусская эпиграфика, надгробие, некрополь, Костромская обл., г. Галич, древнерусская иконопись, эпидемия, чума.

New EPIGRAPHICAL SOURSES ABOUT PLAGUE EPIDEMIC

1654 in the Moscow Russia A. Avdeev

In the article are published two epigraphical monuments from Galich (the modern regional center of Kostroma region) — a bouldery gravestone of the middle of 50th of XVII century from a necropolis of Bogojavlenskaja churches and the inscription of

49 Холмогоровы В. И. и Г. И. Материалы для истории Костромской епархии. С. 10—12.

131

1778/79 which have been rapped out on a salary of an icon of the Saviour Not Made by Hands, of cathedral Yvedensky church being in an iconostasis. Both epigraphical monuments are connected with plague epidemic was spread in Russian state in 1654— 1655. In article also questiones the chronology and borders of epidemic spreading.

Keywords: Moscow Russia, Old-Russian Epigraphy, Gravestone, Necropolis, Kostroma Region, Galitch, Old-Russian Iconography, Epidemic, Plague.