Научная статья на тему 'Новая интерпретация марксизма Ж. Дюмениля и Д. Фолея'

Новая интерпретация марксизма Ж. Дюмениля и Д. Фолея Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
280
78
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
трудовая стоимость / цена производства / проблема превращения / марксизм / денежное выражение трудового времени / новая интерпретация / labor value / price of production / problem of transformation / Marxism / monetary equivalent of labor time / new interpretation

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Борисов Г. В.

В работе изучается подход к теории К. Маркса, предложенный западными марксистами Ж. Дюменилем и Д. Фолеем в начале 1980-х гг. Рассматриваются понятия денежного выражения трудового времени и ценности денег, которые использовали авторы в своей интерпретации марксизма. В статье показано, что подход Ж. Дюмениля и Д. Фолея сводится к неорикардианской ценовой системе, дополненной специфическим условием инвариантности, в качестве которого выступает равенство между стоимостью и ценностью чистого продукта. Рассматривается критика новой интерпретации марксизма Ж. Дюмениля и Д. Фолея.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The article analyzes the specificities of the approach to K. Marx" theory suggested by Western Marxists G. Dumnil and D. Foley in the beginning of 1980s, in particular, the notions of monetary equivalent of labor time and the value of money. The article shows that the approach under discussion boils down to Neo-Ricardian price system expanded through the specific condition of invariance the latter is represented by the equality between the price and the value of the net product. The author provides critique of the new interpretation of Marxism by G. Dumйnil and D. Foley.

Текст научной работы на тему «Новая интерпретация марксизма Ж. Дюмениля и Д. Фолея»

ФИЛОСОФИЯ

ЭКОНОМИЧЕСКИХ

ЦЕННОСТЕЙ

новая интерпретация марксизма ж. дюмениля и Д. ФОЛЕЯ

Г.В. Борисов,

доцент кафедры истории экономики и экономической мысли экономического факультета Санкт-Петербургского государственного университета,

кандидат экономических наук bgvspb@yandex.ru

В работе изучается подход к теории К. Маркса, предложенный западными марксистами Ж. Дюменилем и Д. Фолеем в начале 1980-х гг. Рассматриваются понятия денежного выражения трудового времени и ценности денег, которые использовали авторы в своей интерпретации марксизма. В статье показано, что подход Ж. Дюмениля и Д. Фолея сводится к неорикардианской ценовой системе, дополненной специфическим условием инвариантности, в качестве которого выступает равенство между стоимостью и ценностью чистого продукта. Рассматривается критика новой интерпретации марксизма Ж. Дюмениля и Д. Фолея.

Ключевые слова: трудовая стоимость, цена производства, проблема превращения, марксизм, денежное выражение трудового времени, новая интерпретация.

УДК 330.867; ББК 65.02

На протяжении XX в. марксисты и критики Маркса приложили много усилий по выявлению и решению проблем, имеющихся в марксистской теории. Был определен целый ряд вопросов, требующих тщательного изучения. Среди них одно из первых по важности мест занимала проблема превращения трудовой стоимости в цену производства.

Механизм преобразования трудовой стоимости в цену производства был описан Марксом и затем был критически проанализирован Л. фон Борткевичем, Дж. Винтерницем, Ф. Сетоном и неорикардианцами, в частности, Я. Стидменом1. Анализируя процесс превращения стоимости в цену производства, эти ученые придерживались подхода Маркса. Они исходили из того, что трудовые стоимости априорно заданы уравнениями трудовых стоимостей, а цены производства определяются из ценовых уравнений. Анализ показал, что информация, содержащаяся в уравнениях цен производства, достаточна для определения относительных цен и нормы прибыли, выраженной в ценовых терминах, а для нахождения абсолютных величин цен требуется только одно дополнительное уравнение. Таким образом, следуя данной стратегии анализа, удовлетворить оба макроэкономических условия сохранения стоимости, постулированных Марксом, а именно, равенство между стоимостью и ценой производства совокупного выпуска и эквивалентность совокупной прибавочной стоимости общей прибыли, не представлялось возможным.

Полученный результат о невозможности превращения стоимости в цену производства в строгом соответствии с подходом Маркса способствовал тому, что во второй половине XX в. экономисты обратились к поиску непротиворечивой формулировки трудовой теории стоимости. Одним из первых был М. Морисима, предложивший в 1973 г. теорию оптимальной трудовой стоимости, которая определялась в его подходе в терминах метода линейного программирования2. Морисима также показал, что марксова процедура преобразования стоимости в цену производства успешно выполняется в случае, когда все сектора в экономике растут с одинаковым темпом, то есть, в ситуации равновесного сбалансированного роста3.

Самое начало десятилетия 1980-х гг. было отмечено появлением еще одной попытки переосмысления теории Маркса, которую предприняли независимо друг от друга ученые-марксисты Ж. Дюмениль и Д. Фолей4. Предложенный ими вариант трудовой стоимости получил название новой интерпретации. В дальнейшем в число сторонников данного подхода входили

Э. Липиц, М. Глик, Г. Эрбар, С. Могун, Э. Кэмпбелл и др.5

Новая интерпретация марксизма базировалась на принципиально иной по сравнению с традиционной оценкой места и роли денег в марксистской теории. В более ранних версиях марксизма деньги в теоретической конструкции играли второстепенную роль. Однако экономисты последней четверти 20 века в поисках ответа на нерешенные вопросы марксизма обратились к исследованию денежной сферы экономики. Так, ученые обратили внимание на то, что в «Капитале» Маркса такие фундаментальные переменные, как постоянный и переменный капиталы с самого начала выражены в деньгах, что, по их мнению, указывало на особое место денег в теоретической конструкции6.

Основополагающим утверждением сразу нескольких влиятельных интерпретаций марксизма последней четверти 20 века была идея, идущая от Маркса, согласно которой каждой денежной единице соответствует определенное количество труда. Из этого следовало, что связь между ценовым и стоимостным пространствами обеспечивалась благодаря трудовой природе денег, а не с помощью произвольного неорикардианского условия инвариантности, для выбора которого так и не было найдено однозначного критерия.

Естественно, что схема объединения стоимостного и ценового пространств на основе описанной выше общей стратегии анализа допускала вариации на уровне конкретной реализации.

Новая интерпретация марксизма Дюмениля — Фолея опиралась на понятие денежного выражения трудового времени. Дюмениль и Фолей определяли это понятие как отношение чистого внутреннего продукта, выраженного в текущих ценах, к затратам живого производительного труда в экономике за период7. Если Y = х - Ах — вектор чистого продукта, имеющий

48

© ПСЭ, 2011

размерность (n*1), то денежное выражение трудового времени d будет равно

d = pY/lx, d > 0, d = const, (1)

где x = (x)M — вектор выпуска в n секторах (отраслях) экономики; p = (p,)(1xnl — вектор товарных цен; А = (aj)nn — матрица коэффициентов удельных прямых затрат, показывающих количество блага i, необходимое для производства 1 единицы блага вида j; l = ф(1х n) — вектор коэффициентов удельной трудоемкости продукции, каждый элемент которого показывает количество живого труда, необходимое для производства 1 единицы выпуска блага i.

В числителе выражения (1) присутствует ценность продукции, созданной в экономике в течение периода с помощью живого труда, в то время как в знаменателе находится общее количество живого труда, затраченного в течение периода. Следовательно, денежное выражение трудового времени показывает, в каком количестве денежных единиц воплотилась одна единица живого труда, использованного в экономике за период.

Концепция денежного выражения трудового времени основана на идее о том, что деньги получают ценность благодаря живому труду, представителями которого они являются. Фолей также вводит в обращение понятие ценности денег. Согласно Фолею, ценность денег равняется 1/d, представляя собой отношение трудовой стоимости чистого продукта к его цене производства. Смысл этого понятия состоит в том, что ценность денег показывает количество живого труда, приходящееся на одну денежную единицу.

По мысли создателей рассматриваемой интерпретации марксизма, именно понятия денежного выражения трудового времени и ценности денег являются ключом к пониманию взаимосвязи между стоимостным и ценовым подходами, присутствующими в теории Маркса. Привлекательность предложенной Дюменилем и Фолеем концепции состоит в том, что величина денежного выражения трудового времени позволяет преобразовать трудовые переменные в денежные величины и наоборот. Однако реализация этой привлекательной идеи наталкивается на трудности. Очевидно, что буквально следуя данной стратегии, то есть, переводя все стоимости в цены производства с помощью величины денежного выражения трудового времени, мы получим ситуацию, при которой цена любого товара пропорциональна его стоимости с коэффициентом пропорциональности d 8. Тогда цены будут определяться на основе известных z и d и, за исключением вырожденных случаев, не будут удовлетворять ценовой системе.

Если случай полной пропорциональности между стоимостями и ценами исключить из рассмотрения, то стратегия Дюмени-ля и Фолея позволяет преобразовать из стоимостных терминов в ценовые единицы выражения переменный капитал и прибавочную стоимость. В то же время, предложенный ими метод не обеспечивает преобразования постоянного капитала.

Чтобы показать это, рассмотрим стоимостную систему вида

z = zA + l, (2)

и ценовую систему

p = (1 + r)(pA + Wl), (3)

где z = (z){Un) — вектор стоимостей товаров, измеренных в единицах труда; r — денежная норма прибыли; W W> 0 — денежная ставка заработной платы.

Совокупные затраты на постоянный капитал и рабочую силу, а также совокупная прибыль, выраженная в ценах производства, будут равны, соответственно, pAx, Wlx и px - (pAx + Wlx).

В отличие от Маркса, Дюмениль и Фолей определяют стоимость единицы рабочей силы не как количество труда, заключенное в потребляемых рабочим товарах, а в виде отношения денежной заработной платы к денежному выражению трудового времени W/d, 0 < W/d < 1. Этот прием позволяет преобразовать в соответствии с предложенной ими методологией денежные трудовые затраты и прибыль в переменный капитал и прибавочную стоимость. Если разделить трудовые затраты на денежное выражение трудового времени d, то мы получим величину (W/d)lx, которая в терминах подхода Дюмениля-Фолея трактуется как совокупный переменный капитал, равный произведению стоимости единицы рабочей силы W/d на совокупное количество труда lx.

Для того чтобы превратить совокупную прибыль П в общую прибавочную стоимость, необходимо разделить величину прибыли на d:

П/Ш = (рх - рАх - Мх)Ш = р(х - Ах)/Ш - Мх/Ш = pY/d - Мх/б (4) Из определения чистого продукта находим его трудовую стоимость с помощью умножения слева на вектор г: zY = гх - гАх. (5)

Тогда, из стоимостной системы (2) и выражения (5) следует, что

1х = гх - гАх =

Подставляя полученный результат в уравнение для денежного выражения трудового времени (1), получаем

zY = pY/d (6)

Используя полученный результат в выражении (4), находим П/Ш = zY - (тш)1х (7)

В правой части выражения (7) мы имеем разность между трудовой стоимостью чистого продукта zY и совокупным переменным капиталом (тУ)1х, или величину прибавочной стоимости. Таким образом, в рамках данного подхода совокупная прибыль, совокупные денежные трудовые затраты и ценность чистого продукта пропорциональны, соответственно, совокупной прибавочной стоимости, совокупному переменному капиталу и стоимости чистого продукта с коэффициентом пропорциональности Ш. В случае, когда Ш = 1, совокупная прибыль будет равна общей прибавочной стоимости, поэтому можно говорить о выполнении одного из макроэкономических условий Маркса.

Из полученных результатов также непосредственно следует, что в подходе Дюмениля-Фолея доли необходимого и прибавочного труда в стоимости чистого продукта по определению становятся равны долям заработной платы и прибыли в ценности чистого продукта. Вследствие этого, норма эксплуатации, выраженная как доля совокупной прибыли в национальном доходе, совпадает с соответствующим показателем, выраженным в трудовых единицах9.

Очевидно, что подход Дюмениля-Фолея по ряду позиций существенно отличается от теории Маркса. Фолей признавал, что предложенная им и Дюменилем модель является интерпретацией теории Маркса, а не решением проблемы превращения, так как из-за использования ими понятия денежного выражения трудового времени основные категории — стоимость рабочей силы, прибавочная стоимость и др. — получили иное определение по сравнению с оригинальными понятиями Маркса10.

Таким образом, Дюмениль и Фолей предложили еще одно решение проблемы превращения стоимостей в цены производства, в котором стоимостная и ценовая системы дополняются равенством между стоимостью и ценностью чистого продукта в качестве условия инвариантности. По мнению создателей рассматриваемого подхода, именно в этом равенстве состоит сущность марксовой теории, поскольку оно гласит, что вся новая ценность в экономике создается живым трудом. Как отметил Ф. Моселей, новая интерпретация марксизма отличается тем, что в ней марксово равенство между суммой стоимостей и цен интерпретируется в терминах чистого продукта, а не валового выпуска. При этом оно выполняется одновременно с выполнением равенства между совокупной прибылью и совокупной прибавочной стоимостью11.

Как и прочие варианты решения проблемы превращения, решение Дюмениля-Фолея не позволяет сохранить оба макроэкономических условия сохранения стоимости и провести полное преобразование всех затрат и выпусков в цены производства. Трудности возникают в связи с преобразованием постоянного капитала, величина которого в стоимостном пространстве задается выражением гАх, а в ценовом пространстве, соответственно, рАх. Из модели Дюмениля-Фолея следует, что за исключением вырожденных случаев гАх не будет равно рАх/Ш, поэтому второе макроэкономическое условие Маркса — равенство стоимости совокупного выпуска его ценности, или рх = гх, — не выполняется в рамках данного подхода12.

Невыполнение условия рх = гх подразумевает, что денежные единицы в рамках подхода Дюмениля-Фолея имеют нетрудовую природу. Соответственно, понятие денежного выражения трудового времени получает не то значение, какое можно было бы предположить, исходя из его названия. Действительно, величина Ш не может использоваться на микроэкономическом уровне для перевода трудовой стоимости отдельных товаров в ценовые единицы, так как это приведет к возникновению пропорциональности между г и р. Концепция денежного выражения трудового времени не имеет силы и на макроэкономическом уровне из-за того, что условие рх = гх не выполняется.

Следовательно, предложенная Дюменилем и Фолеем переменная денежного выражения трудового времени не имеет концептуального значения, а представляет собой всего лишь математический коэффициент пропорциональности, который используется для создания специфического условия инвариантности (1). Из этого следует, что подход Дюмениля-Фолея не дает преимуществ по сравнению с другими предложенными решениями.

Моселей также отметил среди недостатков данного решения и то, что средняя норма прибыли имеет разное значение в зависимости от того, в стоимостных или в ценовых единицах она выражается13. Наконец, Дж. Сотирчос и Дж. Стаматис показали, что если использовать традиционное марксистское определение стоимости рабочей силы, то подход Дюмениля-Фолея неявно предполагает ситуацию, при которой в экономике товары производятся и потребляются не независимо друг от друга, а лишь в составе постоянного продуктового набора, выступающего как составное квазиблаго.

Действительно, решение Дюмениля-Фолея основывается на предпосылке о том, что стоимость одной единицы рабочей силы равна М/Ш. Именно это предположение позволяет интерпретировать разность zY - (тУ)1х, находящуюся в правой части выражения (7), как прибавочную стоимость. С точки зрения мар-ксового подхода, в котором стоимость рабочей силы определяется стоимостью товаров, входящих в потребительскую корзину рабочих, правая часть выражения (7) не имеет смысла.

Обозначим вектор товаров, потребляемых рабочими как Ч, а вектор товаров, из которых состоит прибавочный продукт, как Ф. По определению, Y = Ч + Ф. В решении Дюмениля-Фолея принимается, что, во-первых, стоимость чистого продукта пропорциональна его ценности (условие (6)), и во-вторых, такое же условие выполняется для обеих составных частей, из которых состоит чистый продукт, то есть имеют место следующие равенства:

еЧ = рЧШ, (8)

еФ = рФШ. (9)

Благодаря особому определению стоимости рабочей силы, в модели Дюмениля-Фолея равенства (8)-(9) автоматически выполняются при выполнении выражения (6). Если же мы придерживаемся традиционного марксистского определения стоимости рабочей силы, то для выполнения требования Дюмениля-Фолея о наличии пропорциональности между стоимостями и ценностями товаров, входящих в Ч и Ф, требуется в явном виде ввести в модель одно дополнительное условие — любое из выражений (8)-(9). Таким образом, общая система уравнений будет состоять из ценовой системы и двух условий инвариантности, поэтому она будет переопределена, не имея, в общем случае, решения.

Решение можно получить, если допустить, что У, Ч и Ф пропорциональны друг другу:

Ч = (1 - а) У Ф = а Y, 0 <а <1.

В последнем случае, условия инвариантности станут линейно зависимыми, поэтому останется только одно независимое условие. Рассматривая эту проблему, Сотирчос и Стаматис пришли к выводу о том, что такой случай описывает не реальную экономику, а ситуацию, когда единицей производства и потребления является некий товарный набор, в который каждый отдельный товар входит в той же пропорции, что и в чистый национальный продукт14.

Таким образом, Фолей был прав, настаивая на том, что подход, предложенный им и Дюменилем, является не столько решением проблемы превращения, сколько новой интерпретацией самой теории Маркса, так как без переопределения основных понятий их модель сводится к описанию вырожденных случаев.

Оригинальной идеей, отличающей подход Дюмениля-Фолея от прочих направлений марксистской теории, является предпосылка о том, что стоимость рабочей силы задается не реальной потребительской корзиной, а рассчитывается на основе денежной заработной платы. Гипотеза о денежном выражении трудового времени не носит новаторского характера, являясь новым воплощением старой концепции распоряжения трудом, предложенной еще А. Смитом. Согласно этой концепции, ценность товаров определяется количеством труда, которое можно приобрести в обмен на эти товары на рынке. Авторы подхода объединяют эту старую концепцию с марксистским положением о том, что, во-первых, постоянный капитал переносит свою стоимость на продукт, и во-вторых, добавленная стоимость создается живым трудом, принимая, что ценность (а не стоимость) чистого продукта определяется количеством живого труда, использованного в экономике, или pY = Ш 1х.

Хотя новая интерпретация марксизма, предложенная Дюменилем и Фолеем, решила некоторые проблемы марксовской формулировки трудовой теории стоимости, она сама оказалась несвободной от недостатков. Противоречия, имеющиеся в подходе Дюмениля и Фолея, свидетельствовали о том, что он, по всей видимости, не может быть принят в качестве окончательного варианта трудовой теории стоимости. Однако сам по себе факт появления этой попытки переосмыслить марксизм после аналогичных усилий, предпринятых М. Морисимой, убедительно подтверждал то, что в 1970-80-х гг. марксистская экономическая теория вступила в новую стадию реформирования основных постулатов трудовой теории стоимости для того, чтобы найти непротиворечивый метод преобразования стоимости в цену производства.

Литература

1. Bortkiewicz L. von. Value and Price in the Marxian System. International Economic Papers. 1952. Issue 2. P. 5-60.

2. Dumenil G. Beyond the Transformation Riddle: A Labour Theory of Value. Science and Society. 1983-1984. Vol. 47. Issue 4. P. 427-450.

3. Foley D. K. Recent Developments in the Labor Theory of Value. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 1. P. 1-39.

4. Foley D. K. The Value of Money, the Value of Labour Power and the Marxian Transformation Problem. The Review of Radical Political Economics. 1982. Vol. 14. Issue 2. P. 37-47.

5. Lipietz A. The So-Called “Transformation Problem” Revisited. Journal of Economic Theory. 1982. Vol. 26. Issue 1. P. 59-88.

6. Loranger J.-G. A Profit-rate Invariant Solution to the Marxian Transformation Problem. Capital and Class. 2004. Vol. 82. P. 23-58.

7. Morishima M. Marx in the Light of Modern Economic Theory. Econometrica. 1974. Vol. 42. Issue 4. P. 611-632.

8. Morishima M. Marx’s Economics. A Dual Theory of Value and Growth. Cambridge: Cambridge University Press, 1973.

9. Moseley F. The “New Solution” to the Transformation Problem: A Sympathetic Critique. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 2. P. 283.

10. Seton F. The «Transformation Problem». The Review of Economic Studies. 1957. Vol. 24. Issue 3. P. 149-160.

11. Sotirchos G. and Stamatis G. A Note on Foley’s Article “The Value of Money, the Value of Labor Power and the Marxian Transformation Problem”. International Journal of Political Economy. 1998-1999. Vol. 28. Issue 4. P. 47-54.

12. Steedman I. Marx after Sraffa. Surrey: Unwin Brothers Ltd., The Gresham Press, 1977.

13. Steedman I. Positive Profits with Negative Surplus Value. The Economic Journal. 1975. Vol. 85. Issue 337. P. 114-123.

14. Steedman I. The Irrelevance of Marxian Values. In: Caravale G.A. (ed.) Marx and Modern Economic Analysis. Vol. I. Aldershot: Edward Elgar, 1991.

15. Winternitz J. Values and Prices: A Solution of the So-called Transformation Problem. The Economic Journal. 1948. Vol. 58. Issue 230. P. 276-280.

1 Cm.: Bortkiewicz L. von. Value and Price in the Marxian System. International Economic Papers. 1952. Issue 2. 1952. P. 5-60; Winternitz J. Values and Prices: A Solution of the So-called Transformation Problem. The Economic Journal. 1948. Vol. 58. Issue 230. P. 276-280; Seton F. The «Transformation Problem». The Review of Economic Studies. 1957. Vol. 24. Issue 3. P. 149-160; Steedman I. Marx after Sraffa. Surrey: Unwin Brothers Ltd., The Gresham Press, 1977; Steedman I. The Irrelevance of Marxian Values. In: Caravale G. A. (ed.) Marx and Modern Economic Analysis. Vol. I. Aldershot: Edward Elgar, 1991; Steedman I. Positive Profits with Negative Surplus Value. The Economic Journal. 1975. Vol. 85. Issue 337. P. 114-123.

2 Morishima M. Marx's Economics. A Dual Theory of Value and Growth. Cambridge: Cambridge University Press, 1973.

3 Morishima M. Marx in the Light of Modern Economic Theory. Econometrica. 1974. Vol. 42. Issue 4. P. 611-632.

4 Dumenil G. Beyond the Transformation Riddle: A Labour Theory of Value. Science and Society. 1983-1984. Vol. 47. Issue 4. P. 427-450; Foley D. K. The Value of Money, the Value of Labour Power and the Marxian Transformation Problem. The Review of Radical Political Economics. 1982. Vol. 14. Issue 2. P. 37-47.

5 Lipietz A. The So-Called “Transformation Problem” Revisited. Journal of Economic Theory. 1982. Vol. 26. Issue 1. P. 59-88; Moseley F. The “New Solution” to the Transformation Problem: A Sympathetic Critique. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 2. P. 283.

6 Moseley F. The “New Solution” to the Transformation Problem: A Sympathetic Critique. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 2. P.

289-290.

7 Foley D. K. Recent Developments in the Labor Theory of Value. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 1. P. 21.

8 Cm.: Sotirchos G., and Stamatis G. A Note on Foley's Article “The Value of Money, the Value of Labor Power and the Marxian Transformation Problem”. International Journal of Political Economy. 1998-1999. Vol. 28. Issue 4. P. 47-54.

9 Foley D. K. Recent Developments in the Labor Theory of Value. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 1. P. 21.

10 Ibid. P. 22-23.

11 Moseley F. The “New Solution” to the Transformation Problem: A Sympathetic Critique. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 2. P. 284.

12 Foley D. K. Recent Developments in the Labor Theory of Value. Review of Radical Political Economics. 2000. Vol. 32. Issue 1. P. 24.

13 Loranger, J.-G. A Profit-rate Invariant Solution to the Marxian Transformation Problem. Capital and Class. 2004. Vol. 82. P. 36.

14 Sotirchos G., and Stamatis G. A Note on Foley's Article “The Value of Money, the Value of Labor Power and the Marxian Transformation Problem”. International Journal of Political Economy. 1998-1999. Vol. 28. Issue 4. P. 51-53.

философско-методологическая основа теории когнитивного маркетинга

О.В. Фирсанова,

профессор кафедры маркетинга Санкт-Петербургского государственного университета экономики и финансов, доктор экономических наук o.firsanova@mail.ru

В статье рассмотрена система мыследеятельностной методологии, разработанная отечественными учеными-ме-тодологами в 60-е годы 20 века с позиций ее применимости как философско-методологической основы для теории когнитивного маркетинга, дано представление о диадном характере предмета указанной теории, основном содержании ее методологических принципов.

Ключевые слова: система мыследеятельностной методологии, когнитивный маркетинг, взаимодействие субъектов рынка, ментальные процессы

ББК 65.291.3:88.491 УДК 339.138 339.133.017:159

Современные проблемы маркетинга как практической деятельности условно можно разделить на два класса. К первому классу можно отнести проблемы на рынках с низкой конкуренцией, решаемые инструментами традиционного маркетинга (системой «4Р»). Второй класс проблем имеет место на рынках с растущей конкуренцией, где инструменты традиционного маркетинга не являются достаточным средством для достижения желаемых компаниями рыночных позиций. Здесь источником формирования отличительных конкурентных преимуществ являются когнитивные процессы и потребителей, и партнеров, и менеджмента1. Маркетинг, в предметных границах которого сегодня ведутся исследования проблем управления когнитивными процессами, получил название когнитивного.

Когнитивный маркетинг никак не означает альтернативу традиционному маркетингу. Данный вид маркетинга является более сложным в качественном отношении теоретическим продолжением традиционного маркетинга, его появление стало возможным только лишь в результате теоретико-методологического развития научной школой профессора Г.Л. Багиева (СПбГУЭФ) концепции маркетинга взаимодействия [1].

Его название состоит из двух понятий — «маркетинг» и «когнитивный». Первое из них принадлежит прикладной экономической науке, второе же является продуктом когнитивной психологии. Термин «маркетинг» определяет объект экономических исследований — рынок как совокупность обремененных стоимостью ментальных взаимодействий людей — носителей мыслительных процессов, осуществляемых в ходе обмена. Термин «когнитивный» определяет в свою очередь предмет теории — взаимодействующие когнитивные схемы мышления участников рынка.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Здесь существенную методологическую сложность представляет тот факт, что когнитивный маркетинг является про-

дуктом некоего симбиоза маркетинга и психологии. Возникает вопрос о его научной принадлежности, определении того, к какой области научных знаний его необходимо отнести — экономической либо психологической. Как утверждал Й. Шумпетер, науки отличаются не предметом исследования, а методом. Это означает, что метод исследования теории когнитивного маркетинга должен «вписываться» в философско-методологическое содержание экономической теории, как фундамента всех прикладных экономических наук. В противном случае, все теоретические положения и научно-методические разработки в рамках этой теории нельзя признать состоятельными. Причем, утверждений, что когнитивный маркетинг только лишь заимствует из когнитивной психологии схемы мышления субъектов, не внося в них изменения, не развивая их, принимая их как изначально заданные, тем самым оставаясь в предметной области маркетинга как прикладной экономической науки, явно недостаточно. Для состоятельности теории когнитивного маркетинга как частного случая экономической науки, требуется соответствующее доказательство — философско-методологическое обоснование.

В силу специфики начального предельного2 понятия рынка, где определяющим являются ментальные взаимодействия субъектов (приведено выше), наиболее соответствующей предмету теории когнитивного маркетинга по своему философско-методологическому содержанию является система мыследеятельностной методологии (далее СМД-методология, по определению ее авторов). Существенный вклад в ее создание внесли ученые: И.В. Блауберг, С.В. Емельянов, Э.Л. Наппельбаум, В.Э. Мильман, Г.П. Щедровицкий, Э.Г. Юдин и др. Фундаментально же эта методология опирается на работы А.Н. Леонтьева, Л.С. Выгодского, А.Р. Лурия и др. Ее появление явилось результатом попыток соединения в единой онтологической схеме научных

5 1

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.