Научная статья на тему 'Николай Трегубов в судьбе И. А. Гончарова'

Николай Трегубов в судьбе И. А. Гончарова Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2062
91
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
И. А. Гончаров / Н. Н. Трегубов / биография / обучение / служба / русско-турецкая война / Очаков / масонство / I. A. Goncharov / N. H. Tregubov / biography / training / service / Russian-Turkish war / Ochakov / Freemasonry

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Мельник Владимир Иванович

В статье, на основании аналитического сопоставления различных документов, впервые рассматривается биография крестного отца Ивана Александровича Гончарова – дворянина Николая Николаевича Трегубова, оказавшего огромное влияние на становление личности писателя в детский и юношеский периоды. Излагается история рода Трегубова, восходящая к татарскому царевичу Касиму, получившему в XV в. от Великого князя городок Касимов. Впервые предположительно названа дата рождения Трегубова. Рассматривается первый период его службы, связанный со взятием Очакова полководцем А. Суворовым. Впервые подробно рассмотрены факты, относящиеся к масонству Николая Трегубова и предположительный круг его масонских знакомств. Указаны вероятные время, обстоятельства и место вступления Трегубова в масонскую ложу. Перечисляется состав симбирской масонской ложи «Золотой Венец», в которой много лет состоял Трегубов. Акцентирован вопрос о духовной эволюции Трегубова: будучи тяжело больным и приближаясь к преждевременной смерти, крестный отец Гончарова сознавал свое положение как наказание за грех масонства. Он резко меняет свое отношение к церкви, начинает посещать богослужения. Учтено большое участие Трегубова в жизни семьи Гончаровых: он дал детям образование и оставил свое состояние им в наследство. Рассмотрен ряд частных моментов биографии Гончарова, в частности, предполагается прямое участие Трегубова в служебной карьере Гончарова в Симбирске. Делается вывод: не будучи сам масоном, писатель, по воле случая, воспользовался покровительством Трегубова и других масонов Симбирска в начале своей служебной карьеры.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Nikolay Tregubov in the Fate of I. A. Goncharov

In the article, on the basis of the analytical comparison of various documents, for the first time is considered the biography of the godfather of Ivan Alexandrovich Goncharov – nobleman Nikolay Nikolaevich Tregubov, who had huge influence on formation of the writer’s personality in the children and youthful periods. The article describes the history of the Tregubovs, dating back to the Tatar Prince Kasim, who received from the Grand Duke the town of Kasimov in the XV century. For the first time is presumably named the date of Tregubov’s birth. The first period of his service is considered, connected with Ochakov capture by Commander A. Suvorov. For the first time in detail the facts concerning Nikolay Tregubov's Freemasonry and an assumed circle of his Masonic acquaintances are considered. Here are described the likely time, circumstances and place of entry of Tregubov to the Masonic Lodge. It lists the composition of Simbirsk Masonic Lodge «Golden Crown», where Tregubov was a member of it for many years. The question of the spiritual evolution of Tregubov is emphasized: being seriously ill and approaching premature death, Goncharov's godfather confessed his position as a punishment for the sin of Freemasonry. He suddenly changes his attitude to the Church, begins to attend Church services. The great participation of Tregubov in the life of the Goncharovs was taken into account: he educated the children and left his fortune to them. Here is reviewed a number of private moments of Goncharov’s biography, in particular, the direct involvement of Tregubov to Goncharov’s career in Simbirsk. The conclusion is: not being himself a Mason, writer by chance, used the patronage of Tregubov and other masons of Simbirsk in the beginning of his career.

Текст научной работы на тему «Николай Трегубов в судьбе И. А. Гончарова»

DOI 10.24411/2499-9679-2018-10035

УДК 82

В. И. Мельник

https://orcid.org/0000-0001-9684-8943

Николай Трегубов в судьбе И. А. Гончарова

Работа выполнена при финансовой поддержке РФФИ (Проект № 17-04-50064-ОГН: «Научная биография И. А. Гончарова»)

В статье, на основании аналитического сопоставления различных документов, впервые рассматривается биография крестного отца Ивана Александровича Гончарова - дворянина Николая Николаевича Трегубова, оказавшего огромное влияние на становление личности писателя в детский и юношеский периоды. Излагается история рода Трегубова, восходящая к татарскому царевичу Касиму, получившему в XV в. от Великого князя городок Касимов. Впервые предположительно названа дата рождения Трегубова. Рассматривается первый период его службы, связанный со взятием Очакова полководцем А. Суворовым. Впервые подробно рассмотрены факты, относящиеся к масонству Николая Трегубова и предположительный круг его масонских знакомств. Указаны вероятные время, обстоятельства и место вступления Трегубова в масонскую ложу Перечисляется состав симбирской масонской ложи «Золотой Венец», в которой много лет состоял Трегубов. Акцентирован вопрос о духовной эволюции Трегубова: будучи тяжело больным и приближаясь к преждевременной смерти, крестный отец Гончарова сознавал свое положение как наказание за грех масонства. Он резко меняет свое отношение к церкви, начинает посещать богослужения. Учтено большое участие Трегубова в жизни семьи Гончаровых: он дал детям образование и оставил свое состояние им в наследство. Рассмотрен ряд частных моментов биографии Гончарова, в частности, предполагается прямое участие Трегубова в служебной карьере Гончарова в Симбирске. Делается вывод: не будучи сам масоном, писатель, по воле случая, воспользовался покровительством Трегубова и других масонов Симбирска в начале своей служебной карьеры.

Ключевые слова: И. А. Гончаров, Н. Н. Трегубов, биография, обучение, служба, русско-турецкая война, Очаков, масонство.

V. I. Melnik

Nikolay Tregubov in the Fate of I. A. Goncharov

In the article, on the basis of the analytical comparison of various documents, for the first time is considered the biography of the godfather of Ivan Alexandrovich Goncharov - nobleman Nikolay Nikolaevich Tregubov, who had huge influence on formation of the writer's personality in the children and youthful periods. The article describes the history of the Tregubovs, dating back to the Tatar Prince Kasim, who received from the Grand Duke the town of Kasimov in the XV century. For the first time is presumably named the date of Tregubov's birth. The first period of his service is considered, connected with Ochakov capture by Commander A. Suvorov. For the first time in detail the facts concerning Nikolay Tregubov's Freemasonry and an assumed circle of his Masonic acquaintances are considered. Here are described the likely time, circumstances and place of entry of Tregubov to the Masonic Lodge. It lists the composition of Simbirsk Masonic Lodge «Golden Crown», where Tregubov was a member of it for many years. The question of the spiritual evolution of Tregubov is emphasized: being seriously ill and approaching premature death, Goncharov's godfather confessed his position as a punishment for the sin of Freemasonry. He suddenly changes his attitude to the Church, begins to attend Church services. The great participation of Tregubov in the life of the Goncharovs was taken into account: he educated the children and left his fortune to them. Here is reviewed a number of private moments of Goncharov's biography, in particular, the direct involvement of Tregubov to Goncharov's career in Simbirsk. The conclusion is: not being himself a Mason, writer by chance, used the patronage of Tregubov and other masons of Simbirsk in the beginning of his career.

Keywords: I. A. Goncharov, N. H. Tregubov, biography, training, service, Russian-Turkish war, Ochakov, Freemasonry.

Отец И. А. Гончарова умер, когда будущему писателю было всего семь лет, в 1819 г. Как известно, многие заботы о воспитании детей взял на себя их крестный отец, отставной моряк, дворянин Николай Николаевич Трегубов. Влияние его на становление личности Гончарова пока еще не изучено, но уже ясно, что оно было весьма серьезным и уступало разве что влиянию матери. Од-

нако научные исследования, посвященные ему, появились, по сути, лишь в середине 1990-х гг. Мы имеем в виду статьи А. В. Лобкаревой «О родословной Н. Н. Трегубова» [9] и ряд продолжающих тему статей [7; 8].

Род Трегубовых восходил к татарскому царевичу Касиму, получившему в XV в. от Великого князя городок Касимов. Его сын царевич Даньяр,

© Мельник В. И., 2018

принимавший участие в походах Ивана III, крестился и стал носить имя Андрей. «От Андрея Трегубова и пошел род Трегубовых» [8, с. 415]. Род претендовал на княжеский титул. В 1828 г. дело слушалось на заседании Правительствующего Сената и в Общем Собрании Государственного Совета, однако в этом было отказано. Родом из Кабарды, Трегубы начали служить еще при Иоанне Васильевиче Грозном. Мать Трегубова - Екатерина Алексеевна - принадлежала к старинному роду князей Болховских. Родовые земли Трегубо-вых находились в Симбирской и Владимирской губерниях. А. В. Лобкарева приходит к выводу, что «Гончаров знал историю рода своего крестного» [8, с. 415].

К сожалению, при сравнительно высокой степени изученности родословной гончарововеды не имеют представления о жизненном пути самого Николая Трегубова. В современных биографиях Гончарова о Трегубове почти ничего не говорят. Неизвестна даже дата его рождения. Однако существует издание, претендующее дать хотя бы некоторые представления о биографии крестного отца Гончарова. Речь идет об энциклопедическом словаре «Русское масонство» [13].

Благодаря материалам указанного словаря, можно попытаться впервые дать небольшой очерк жизни Трегубова. Если верить словарю, в 1784 г. Трегубов поступил в Инженерный корпус кадетом. В 1788 г. состоял при знаменитом полководце А. В. Суворове для связи с гребной флотилией. В 1789 г. произведен в лейтенанты артиллерии и определен в Черноморский флот. На корабле «Преображение» участвовал в 1790 г. в сражениях с турецким флотом при Керченском проливе и у Гаджибея, а в 1791 г. - у Калиакрии. До 1797 г. плавал на транспортных судах в Черном море. В ноябре 1798 г. уволен от службы в чине капитан-лейтенанта, но продолжал служить артиллеристом на военном корабле. Участвовал в сражениях с французами в Средиземном море, в блокаде итальянских портов. Затем его следы обнаруживаются уже в Симбирске, где была одна из самых сильных в России масонских лож. И здесь карьера его быстро набирает высоту. В 1803-1814 гг. бывший морской офицер служит заседателем Симбирской палаты уголовного суда, становясь в 1812 г. надворным советником. В 1821-1822 гг. он уже судья палаты совестного суда, помещик. Умер Трегубов в 1849 г. [13, с. 807].

Если быть более точным, то «Инженерный корпус» - это 2-й Кадетский Императора Петра Великого корпус, учрежденный с иным названием

еще в 1712 г. в Москве и перенесенный в Санкт-Петербург в 1719 г. Корпус, в котором, вероятно, учился Трегубов, был учрежден по проекту графа П. И. Шувалова, генерал-фельдцейхмейстера русской армии, 25 октября 1762 г. на базе Соединенной Артиллерийской и Инженерной дворянской школы. Первым директором корпуса был инженер-подполковник Михаил Иванович Мордвинов, выпускник Сухопутного Шляхетного кадетского корпуса 1747 года. Число кадет из дворянских детей определено было в 146 человек, позже их стало 274.

В первые годы существования корпуса кадеты выпускались по мере необходимости военных кадров, но срок их обучения не мог быть менее трех лет в кадетских и двух лет в офицерских классах. Впоследствии срок обучения в корпусе увеличился с пяти до семи лет. Согласно сведениям словаря А. И. Серкова, Н. Трегубов учился с 1784 по 1788 гг. Если учесть, что поступали в корпус мальчики восьми лет, то Трегубов мог родиться в 1776 г. Значит, в 1819 г., когда он заменил Гончаровым отца, ему было сорок три года. Отец Гончарова, Александр Иванович, был 1754 года рождения, и в 1819 г. ему было шестьдесят пять лет.

В течение первых четырех лет кадеты младших возрастов (8-12 лет) обучались арифметике, геометрии, начальным основам истории и географии, рисованию, танцам, фехтованию, а также языкам: русскому, французскому и немецкому. В офицерских классах продолжалось изучение математики, русского и иностранных языков, истории, географии. Кроме того, изучались специальные дисциплины: физика, химия, фортификация, артиллерия, гражданская архитектура, тактика, черчение, рисование. С воспитанниками проводились строевые занятия (экзерциции), практиковалась верховая езда в манеже. Будущие офицеры вели прицельную стрельбу из пушек, строили укрепления, овладевали основами минного искусства.

В 1783 г. корпусом стал командовать генерал-майор артиллерии Петр Иванович Мелиссино, который имел богатый военный опыт и репутацию одного из лучших артиллеристов своего времени. Мелиссино установил с 22 мая 1784 г. штат кадет в 400 человек. Можно предположить, что именно в период своего обучения Трегубов стал масоном, ибо известно, что Мелиссино сыграл большую роль в истории русского масонства. Находясь на службе в Яссах в 1778 г., он учредил там ложу Марса. Занимая видное положение среди петербургских масонов, создал свою «особую масонскую систему» и в тайном «конклаве» из 10

избранных лиц изучал «неизвестные и неисследованные» тайны природы, которые давали повод к высшей славе и хвале Создателя.

Возможно, Трегубов не прошел полный пятилетний курс обучения в связи с русско-турецкой войной. Если в 1788 г. он состоял при А. В. Суворове для связи с гребной флотилией, то речь может идти прежде всего об осаде Очакова, который был взят русским войсками 6 декабря 1788 г. Известно, что летом 1788 г. казачья гребная флотилия Черноморского флота под командованием А. А. Головатого не дала возможности турецкой эскадре, которая подошла к берегам Очакова в конце мая, оказывать помощь осажденному гарнизону со стороны моря. Турецкий флот был вынужден отойти к острову Березань (12 верст к западу от крепости), где находился до поздней осени. Успешные действия русского флота позволили начать осаду Очакова с суши, которая продолжалась пять месяцев - с июля и до начала декабря 1788 г.

По приказу Г. А. Потемкина Черноморская гребная флотилия была сформирована в мае 1788 г. Она состояла более чем из двух десятков канонерских лодок, имевших большую скорость и хорошую маневренность, что в некоторых случаях позволяло уничтожать большие турецкие корабли. Командование над флотилией принял А. А. Голо-ватый. Казачья гребная флотилия очень хорошо показала себя в сражениях с турецким флотом 7 и 17 июля 1788 г., а также в десантной операции на острове Березань в ноябре того же года. Было потоплено несколько турецких кораблей, взято много трофеев, хотя и флотилия понесла потери в личном составе.

Не знаем, какими источниками пользовался автор словаря «Русское масонство». Возможно, не все сведения о Трегубове в этом издании верны, так как информация о его службе на Черноморском флоте может относиться к другому Трегубо-ву, биография которого изложена в газете «Вечерний Николаев». Полный тезка, Николай Николаевич Трегубов, почитается там как один из основателей города. О. Тихончук пишет в статье «История семьи Трегубовых - история города»: «Родоначальник семейства Трегубовых - Николай Николаевич Трегубов - был свидетелем начала начал нашего города. В 1789 г., когда Потемкин с Фалеевым только мечтали о закладке первого судна на строящейся верфи, а вокруг строительства были только хижины из тростника да землянки, Николай Трегубов, окончив инженерный корпус, был определен мичманом на Черноморский флот. На

корабле „Преображение" воевал с турками, затем исходил уже на транспортных судах Черное море вдоль и поперек, а в 1798-м ушел на покой в чине капитан-лейтенанта. За верную службу государству был произведен в дворяне и навсегда осел в Николаеве...» [16].

Совершенно очевидно, что один из источников излагает факты неверно, чему виной полное совпадение фамилии, имени и отчества персонажей. Таким образом, ранняя биография Трегубова остается неясной. Где искать ее следы? Вероятно, на Черноморском или Балтийском флотах. К сожалению, воспоминания самого Гончарова не дают фактов для ответа на этот вопрос.

Сам Гончаров в воспоминаниях «На родине» говорит о нем следующее: «Добрый моряк окружил себя нами, принял нас под свое крыло, а мы привязались к нему детскими сердцами, забыли о настоящем отце. Он был лучшим советником нашей матери и руководителем нашего воспитания.

Якубов (под этой фамилией Гончаров описывает в очерке Трегубова - В. М.) был вполне просвещенный человек. Образование его не ограничивалось техническими познаниями в морском деле... Он дополнял его непрестанным чтением -по всем частям знания, не жалел денег на выписку из столиц журналов, книг, брошюр. » [4, с. 234].

Заступивший на место отца, Трегубов отчасти смягчал строгую систему воспитания матери. Он был, по словам Гончарова, «отец-баловник. Баловство - не до глупой слабости, не до излишества - также необходимо в детском воспитании. Оно порождает в детских сердцах благодарность и другие добрые, нежные чувства. Это своего рода практика в сфере любви, добра. Сердце, как и ум, требует развития.

Бывало, нашалишь что-нибудь: влезешь на крышу, на дерево, увяжешься за уличными мальчишками в соседний сад или с братом заберешься на колокольню - она (мать - В. М.) узнает и пошлет человека привести шалуна к себе. Вот тут-то и спасаешься в благодетельный флигель, к „крестному". Он уж знает, в чем дело. Является человек или горничная с зовом: „Пожалуйте к маменьке!" - „Пошел" или „Пошла вон!" - лаконически командует моряк. Гнев матери между тем утихает - и дело ограничивается выговором вместо дранья ушей и стояния на коленях, что было в наше время весьма распространенным средством смирять и обращать шалунов на путь правый» [4, с. 235]. Гончаров всю жизнь вспоминал о нем, что это был человек «редкой, возвышенной души,

природного благородства и вместе с тем добрейшего, прекрасного сердца». «Особенно, - писал он, - ясны и неоцененны были для меня его беседы о математической и физической географии, астрономии, вообще космогонии, потом навигации. Он познакомил меня с картой звездного неба, наглядно объяснял движение планет, вращение земли, все то, что не умели или не хотели сделать мои школьные наставники» [4, с. 238].

Во многом именно Трегубову обязан Гончаров своим путешествием на фрегате «Паллада». Бывший моряк, сам освоивший Черное и Средиземное моря, видимо, мечтал о большем и, как это часто бывает, свои несбывшиеся надежды хотел воплотить в «подрастающем поколении». Он буквально заразил маленького Гончарова мечтой о кругосветном путешествии. В библиотеке Трегу-бова было множество книг о кругосветных плаваниях. Книги эти маленький Ваня «жадно поглощал». Подолгу смотрел он на морские инструменты, находившиеся во флигеле крестного: на телескоп, секстан, хронометр. В заключении бесед со своим любимым воспитанником Трегубов говаривал: «Ах, если бы ты сделал хоть четыре морские кампании... то-то бы порадовал меня!». Еще ребенком Ваня целые часы мечтательно вглядывался в широкую пелену волжских вод с высокого городского обрыва.

Очевидно, по той роли, которую сыграл крестный в его жизни (и которая нам все еще не вполне ясна), Гончаров считал встречу с Трегубовым промыслительной: «Поддаваясь мистицизму, можно, пожалуй, подумать, что не один случай только дал мне такого наставника, - для будущего моего дальнего странствия» [4, с. 239].

Влияние Трегубова и его роль в семье Гончаровых были очень велики. Например, племянник романиста Александр Николаевич Гончаров в своих воспоминаниях отмечал: «Музалевские имели очень хорошие по тому времени средства: Трегубов оставил Анне Александровне (родной сестре Гончарова - В. М.) около десяти-двадцати тысяч рублей и до двухсот десятин земли вблизи Симбирска» [16].

Трегубов в молодости был масоном и человеком скорее атеистического, чем религиозного склада. О. А. Демиховская пишет: «Н. Н. Трегубов был близок к лучшим представителям симбирского дворянства. Доказательством этому служит его масонство. В списке личного состава ложи „Ключ к добродетели" 1821 г., опубликованном Т. Соколовской, в рубрике „В. Братья 3-й степени" под номером 12 стоит имя Ник. Ник. Трегубова,

надворного советника и кавалера. Симбирская масонская ложа „Ключ к добродетели", открытая в 1817 г., была связана через В. Ивашева с „Южным обществом" декабристов. В нее входило 27 человек. Это были лучшие представители симбирского общества (П. Н. Ивашев, отец декабриста, А. А. Столыпин, граф Я. В. Толстой, А. П. Тургенев)» [5, с. 109]. Подробно тема «Гончаров и декабристы» развита в работах: Н. А. Рабкиной [12], И. В. Смирновой [14], в комментариях к «Фрегату „Паллада"» в Полн. собр. соч. И. А. Гончарова [3, с. 806-823].

Следует помнить, что Симбирск был традиционно сильным масонским центром. Лишь после 14 декабря 1825 г., когда правительство стало преследовать масонские ложи в России, все масоны в Симбирске, как отметил в своих воспоминаниях Гончаров, «пошили себе мундиры; недавние атеисты являлись в торжественные дни на молебствия в собор. „Крестный" мой. под ферулой прежнего страха, тоже вторил другим» [4, с. 247].

В 20-30-е гг. XIX в. наиболее представительной фигурой в масонском кругу Симбирска был предводитель местного дворянства князь Михаил Петрович Баратаев. Достаточно сказать, что его стараниями в 1817 г. в Москве была открыта ложа «Александра к тройственному спасению», а в том же году, в Симбирске, - ложа «Ключ к добродетели». Князь являлся членом привилегированной петербургской ложи «Соединенных друзей», наместным мастером российского отделения этой ложи, входил в Капитул «Феникс» (тайный и высший орган управления масонства в России), был почетным членом многих лож.

Пользуясь большим уважением, он привлек в ложу «Ключ к добродетели» многих представителей симбирского общества. Эта ложа состояла из 39 действительных и 21 почетного членов. Среди «братьев» ложи значились генерал П. Н. Ивашев, Н. Н. Трегубов, Н. А. Трегубов, сенатор и бывший симбирский губернатор Н. П. Дубенской, Г. В. Бестужев, П. П. Бабкин, М. Ф. Филатов, А. А. Столыпин, Н. И. Татаринов, И. С. Кротков, П. П. Тургенев, графы А. В. и Я. В. Толстые, А. П. и П. А. Соковнины, И. С. и С. В. Аржевити-новы, Ф. М. Башмаков, И. И. Завалишин, Н. И. и С. И. Тургеневы и др. В эту ложу, весьма влиятельную, поступали не только из уездов Симбирской губернии, но и из соседних губерний. Собрания ложи проходили в гроте, устроенном в саду его имения. Члены ложи собирались в гроте и после запрещения масонства специальным манифестом Александра I в 1822 г.

Как видим, в списке есть и семейные пары по принципу: отец-сын. Возможно, что это не только Соковнины, Аржевитиновы, но и Трегубовы. Кто такой Н. А. Трегубов? Пока остается тайной.

В том же году в Симбирскую губернию, сначала в Сенгилей, а затем в Симбирск, был выслан известный мистик и масон, вице-президент Академии художеств, издатель «Сионского вестника» А. Ф. Лабзин. Сам выбрав место ссылки, он пожелал удалиться в Симбирскую губернию, где проживало много его знакомых и единомышленников. Симбирские масоны с нетерпением ждали приезда известного русского мистика Лабзина, которого они почитали как «мученика за идею». Между прочим, некоторые источники отмечают дружбу Трегубова с Лабзиным. Так, В. А. Котельников отметил: «Вероятно, серьезные внутренние побуждения заставили его (Трегубова - В. М.) вступить в масонскую ложу, сблизиться с идеологом русского масонства А. Ф. Лабзиным» [6, с. 11]. Умер А. Ф. Лабзин в Симбирске в январе 1825 г., и был похоронен на кладбище Покровского монастыря.

Если по всей России ложи начали открываться в самом конце XVIII - в начале XIX вв., то в Симбирске первая масонская ложа «Золотой Венец» появилась еще в 1784 году. Основатель ее - один из активнейших деятелей московского масонства, член «Дружеского ученого общества», Иван Петрович Тургенев. Великим мастером ложи являлся И. П. Тургенев, а управляющим мастером - симбирский вице-губернатор А. Ф. Голубцов. В конце XVIII в. в Симбирске был построен едва ли не единственный в России масонский храм во имя Св. Иоанна Крестителя. Этот храм был выстроен в имении В. А. Киндякова. Киндяков являлся одним из немногочисленных губернских подписчиков изданий Н. И. Новикова. В храме проходили собрания симбирской масонской ложи «Златого Венца», в которой состоял в степени товарища молодой тогда еще Николай Михайлович Карамзин, будущая слава русской литературы. Основателем ложи являлся член новиковского кружка Петр Петрович Тургенев [17, с. 359-360].

О. А. Демиховская в своей статье «И. А. Гончаров и декабристы» в своей время попыталась представить писателя едва ли не как продолжателя дела декабристов, наряду с А. И. Герценом: «С годами, вместе с интеллектуальным ростом, влияние людей, окружающих Гончарова, в первую очередь Трегубова, углублялось, воспитывая в молодом человеке критический строй мыслей. Это было на протяжении всех тех лет, когда Гончаров,

учась в Москве, сначала в Коммерческом училище, а затем в университете, летом на каникулы приезжал домой. Интерес и симпатии Гончарова к декабристам укрепились в первой половине 30-х гг., когда Гончаров, будучи студентом словесного факультета Московского университета, сам составлял частицу той „компактной массы товарищества", в которой царил культ декабристов, дух романтического протеста. Как и остальная часть передовой молодежи, он был активным участником неофициальной идейной жизни университета, которая осуществлялась в студенческих тайных кружках. Лучшие из студентов чувствовали себя продолжателями дела декабристов. Герцен впоследствии вспоминал: „Мы мечтали о том, как начать в России новый союз по образцу декабристов, и самую науку считали средством"...» [5, с. 109].

Никто из советских и позднейших биографов Гончарова не упоминает о том, что Николай Николаевич Трегубов в конце жизни сильно изменился. Однако известно, что, будучи тяжело больным и приближаясь к преждевременной смерти, крестный отец Гончарова сознавал свое положение как наказание за грех. Он резко меняет свое отношение к церкви. Е. Ляцкий в своей книге о Гончарове не без сарказма пишет: «Перед смертью Якубов, этот масон и вольнодумец в Екатерининском вкусе, раскаялся и, как передает г. Потанин со слов племянника Ивана Александровича, „говел всю Страстную неделю, лакеи таскали его, безногого, к заутрене, к обедне, к вечерне и, главное, непременно к заутрене".» [10, с. 276].

Трегубов скончался весной 1849 г. Любопытно, что в бумагах Гончарова, несомненно, глубоко переживавшего это событие (подробности были ему рассказаны при встрече с матерью, братом Николаем и сестрой Анной в Москве в конце июня того же года), не осталось никакого упоминания о нем. Это подтверждает, что некоторые чрезвычайно важные события личной жизни Гончаров переживает скрыто - и притом длительный период времени. Лишь в некоторых случаях он реагирует некрологом на смерть близких и очень близких друзей (Е. Е. Барышов, Н. А. Майков). Еще одна форма реакции на потерю близких людей (В. Г. Белинский, Н. И. Надеждин, Н. Н. Тре-губов) - это мемуары («В университете», «Заметки о личности Белинского», «На родине») или даже художественное произведение. Так, Трегубова Гончаров вспоминает в очерке «На родине» (1888), а первого своего духовника, священника Федора Троицкого, а вместе с ним и любимого

профессора Николая Ивановича Надеждина, - в романе «Обрыв» (священник Николай Иванович).

Как следует из воспоминаний Гончарова, Тре-губов сыграл важную роль в его судьбе. До конца эта роль еще не раскрыта. Ясно, что крестный, как человек образованный, дал толчок самым серьезным устремлениям и интересам будущего писателя. Когда в 1834 г. Гончаров окончил Московский университет и приехал в Симбирск, Н. Н. Трегу-бов составил ему протекцию - и его пригласили служить секретарем губернатора Александра Михайловича Загряжского (1796-1883), между прочим, дальнего родственника Н. Н. Пушкиной.

В очерке «На родине» писатель рисует почти пародийную картину: губернатор упрашивает вчерашнего студента занять должность губернского секретаря и убеждает, что ничего сложного в этом нет и что «все это пустяки»:

- Позвольте спросить, на какую должность вам угодно пригласить меня? - спросил я.

- Ба! Разве я еще не сказал? На место секретаря. Вы будете управлять канцелярией...

Я - юноша - едва не пожал плечами от удивления перед легкомыслием этого - чуть не старика.

- Позвольте напомнить, - начал я, помолчав, -что я только что со школьной скамьи и никакими делами не занимался. Я совершенно неопытен. Как я могу управлять группой чиновников, уже служивших, опытных?.. Я мог бы, пожалуй, принять в губернии место учителя в гимназии, какого-нибудь инспектора уездных училищ, что-нибудь в этом роде, а дела губернской администрации мне вовсе не знакомы...

Здесь полился у него ряд доводов, построенных больше на софизмах, шатких предположениях... «Подайте прошение», - заключил он.

- У меня и аттестата еще нет, - отговаривался я. - Из Москвы послано в Петербург и еще не получено утверждение министра. Я не могу поступить на службу...

Он вскочил с места, и я встал.

- Так вот что мы сделаем, - горячо перебил Уг-лицкий, - вы вступите в отправление должности с завтрашнего же дня, а когда получите аттестат, мы вас утвердим с этого числа.

«Эк загорелось! Ужели он все дела решает так проворно?» - думалось мне.

- Позвольте подумать, - защищался я, - посоветоваться с родными... У меня уже письма есть в Петербург от Андрея Михайловича... Я еще не знаю!..

Мне во что бы то ни стало хотелось отделаться от этого неожиданного предложения. Меня тянуло в Петербург.

- Faites ça, je vous prie! - нежно, певучим голосом упрашивал он меня, как балованный ребенок. - Вы до получения аттестата уже привыкнете и будете в делах как дома. Ведь это все пустое! - с презрением заключил он, указывая на груду бумаг на столе» [4, Т. 7, с. 276-277].

Симбирский губернатор входил в петербургскую масонскую ложу «Соединенных друзей», -может быть, поэтому и не отказал своему собрату Трегубову. Более того, вероятно не обошлось без участия «главного масона» Симбирска -М. П. Баратаева, поскольку он в то время был еще и предводителем губернского дворянства. Дело о секретарстве Гончарова было решено твердо. Вот откуда полукомическая сцена: вчерашнего студента губернатор упрашивает занять высокую чиновничью должность.

Неизвестно, знал ли о подоплеке событий в то время сам Гончаров, но ко времени написания очерка «На родине», конечно, уже догадывался, из чьих рук было получено им секретарское место при губернаторе.

Неизвестно, какими соображениями руководствовался будущий писатель, скорее всего, просто очень привлекательным показалось начать службу не скромным незаметным чиновником, - а сразу на виду, в секретарях у губернатора, но только двадцатитрехлетний Иван Александрович остался-таки в Симбирске. В любом случае, на наш взгляд, начало служебной карьеры Гончарова указывает на покровительственное участие в его судьбе масонов Симбирска - прежде всего благодаря стараниям Н. Н. Трегубова. Можно предположить, что далее уже, вероятно, сам Загряжский, который, уезжая из Симбирска в Петербург, захватил с собою своего секретаря, помог ему устроиться в Департамент внешней торговли Министерства финансов. Не будучи сам масоном, писатель, скорее всего, по воле случая воспользовался их покровительством, хотя и давал клятву при поступлении на государственную службу в том, что с тайными обществами (а значит, и с масонами) не связан (такую присягу о непринадлежности к тайным обществам Гончаров подписал 6 июня 1835 г. при поступлении на службу в Петербурге [1, с. 19]). Очевидно, что оценивал он ситуацию чисто по-житейски: не доносить же на своего крестного, которому стольким обязан! Так что поступок Гончарова был вполне сознательным компромиссом, на которые он шел ино-

гда в своей служебной деятельности [2].

Библиографический список

1. Алексеев, А. Д. Летопись жизни и творчества И. А. Гончарова [Текст] / А. Д. Алексеев. - М.-Л. : АН СССР, 1960.

2. Беспалова, Е. К. И. А. Гончаров и симбирские масоны (к вопросу о реалиях очерка «На Родине») [Текст] // Русская литература. - 2002. - № 1. - С. 124-135.

3. Гончаров, И. А. Полн. собр. соч. и писем: В 20 т. : Т. 3 [Текст] / И. А. Гончаров. - СПб., 2000. -С. 806-823.

4. Гончаров, И. А. Собрание сочинений. В 8 томах. Вступ. ст. С. М. Петрова [Текст] / И. А. Гончаров. -М. : Гослитиздат, 1952-1955.

5. Демиховская, О. А. И. А. Гончаров и декабристы [Текст] // Русская литература. - 1975. - № 4.

6. Записки Николая Александровича Мотовилова [Текст]. - М. : Отчий Дом, 2005.

7. Котельников, В. А. Иван Александрович Гончаров [Текст] / В. А. Котельников. - М. : Просвещение, 1993.

8. Лобкарева, А. В. Новые материалы к родословной Н. Н. Трегубова, крестного отца И. А. Гончарова [Текст] // Краевед. зап. / Ульянов. обл. краевед. музей им. И. А. Гончарова. - Ульяновск, 2006. -Вып. 12. -С. 175-178.

9. Лобкарева, А. В. Новые материалы к родословной Н. Н.Трегубова, крестного отца И. А. Гончарова [Текст] // И. А. Гончаров: Материалы Междунар. науч. конф., посв. 195-летию со дня рожд. И. А. Гончарова. - Ульяновск, 2008. - С. 410-415.

10. Лобкарева, А. В. О родословной Н. Н. Трегубова [Текст] // И. А. Гончаров: (Материалы междунар. конф., посвящ. 180-летию со дня рожд. И. А. Гончарова). - Ульяновск, 1994. - С. 303-308.

11. Ляцкий, Е. Гончаров. Жизнь, личность и творчество. Критико-биографические очерки. Изд. 3-е. [Текст] / Е. Ляцкий. - Стохгольм, 1920.

12. Рабкина, Н. А. Гончаров и декабристы [Текст] // Вопросы литературы. - 1989. - № 3. -С. 247-254.

13. Серков, А. Русское масонство. 1731-2000 гг. Энциклопедический словарь [Текст] / А. Серков. -М. : Российская политическая энциклопедия, 2001. -1224 с.

14. Смирнова, И. В. Некоторые аспекты темы «И. А. Гончаров и декабристы» [Текст] // И. А. Гончаров: Материалы Междунар. науч. конф., посвящ. 195-летию со дня рождения И. А. Гончарова: Сб. ст. рус. и зарубеж. авт. / сост. А. В. Лобкарева, И. В. Смирнова, Е. Б. Клевогина. - Ульяновск, 2008. - С. 416-424.

15. Тихончук, О. История семьи Трегубовых - история города [Текст] // Вечерний Николаев. 22 сентября 2007 г. (№ 111-112).

16. Трофимов, Ж. И. А. Гончаров: «... Алаевы встречаются на каждом шагу...» [Текст] // Ульяновская правда. - 2000. - 24 октября.

17. Ульяновская-Симбирская энциклопедия. T. 1. [Гекст]. - Ульяновск, 2000. - С. 359-360.

Bibliograficheskij spisok

1. Alekseev, A. D. Letopis' zhizni i tvorchestva I. A. Goncharova [Tekst] / A. D. Alekseev. - M.-L. i AN SSSR, 1960.

2. Bespalova, E. K. I. A. Goncharov i simbirskie masony (k voprosu o realijah ocherka «Na Rodine») [Tekst] // Russkaja literatura. - 2002. - № 1. - S. 124-135.

3. Goncharov, I. A. Poln. sobr. soch. i pisemi V 20 t. i T. 3 [Tekst] / I. A. Goncharov. - SPb., 2000. - S. 806-823.

4. Goncharov, I. A. Sobranie sochinenij. V 8 tomah. Vstup. st. S. M. Petrova [Tekst] / I. A. Goncharov. - M. i Goslitizdat, 1952-1955.

5. Demihovskaja, O. A. I. A. Goncharov i dekabristy [Tekst] // Russkaja literatura. - 1975. - № 4.

6. Zapiski Nikolaja Aleksandrovicha Motovilova [Tekst]. - M. i Otchij Dom, 2005.

7. Kotel'nikov, V A. Ivan Aleksandrovich Goncharov [Tekst] / V. A. Kotel'nikov. - M. i Prosveshhenie, 1993.

8. Lobkareva, A. V Novye materialy k rodoslovnoj N. N. Tregubova, krestnogo otca I. A. Goncharova [Tekst] // Kraeved. zap. / Uljanov. obl. kraeved. muzej im. I. A. Goncharova. - Uljanovsk, 2006. -typ. 12. - S. 175-178.

9. Lobkareva, A. V. Novye materialy k rodoslovnoj N. N.Tregubova, krestnogo otca I. A. Goncharova [Tekst] // I. A. Goncharovi Materialy Mezhdunar. nauch. konf., posv. 195-letiju so dnja rozhd. I. A. Goncharova. -Ul'janovsk, 2008. - S. 410-415.

10. Lobkareva, A. V. O rodoslovnoj N. N. Tregubova [Tekst] // I. A. Goncharovi (Materialy mezhdunar. konf., posvjashh. 180-letiju so dnja rozhd. I. A. Goncharova). -Ul'janovsk, 1994. - S. 303-308.

11. Ljackij, E. Goncharov. Zhizn', lichnost' i tvor-chestvo. Kritiko-biograficheskie ocherki. Izd. 3-e. [Tekst] / E. Ljackij. - Stohgol'm, 1920.

12. Rabkina, N. A. Goncharov i dekabristy [Tekst] // Voprosy literatury. - 1989. - № 3. - S. 247-254.

13. Serkov, A. Russkoe masonstvo. 1731-2000 gg. Jenciklopedicheskij slovar' [Tekst] / A. Serkov. - M. i Rossijskaja politicheskaja jenciklopedija, 2001. - 1224 s.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

14. Smirnova, I. V. Nekotorye aspekty temy «I. A. Goncharov i dekabristy» [Tekst] // I. A. Goncharovi Materialy Mezhdunar. nauch. konf., posvjashh. 195-letiju so dnja rozhdenija I. A. Goncharovai Sb. st. rus. i za-rubezh. avt. / sost. A. V Lobkareva, I. V Smirnova, E. B. Klevogina. - Ul'janovsk, 2008. - S. 416-424.

15. Tihonchuk, O. Istorija sem'i Tregubovyh - istorija goroda [Tekst] // Vechernij Nikolaev. 22 sentjabija 2007 g. (№ 111-112).

16. Trofimov, Zh. I. A. Goncharov: «... Alaevy vstrechajutsja na kazhdom shagu...» [Tekst] // Ul'janovskaja pravda. - 2000. - 24 oktjabrja.

17. Ul'janovskaja-Simbirskaja jenciklopedija. T. 1. [Tekst]. - Ul'janovsk, 2000. - S. 359-360.

Reference List

1. Alekseev A. D. Chronicle of life and creativity of I. A. Goncharov / A. D. Alekseev. - M.-L. : Academy of Sciences of the USSR, 1960.

2. Bespalova E. K. I. A. Goncharov and the Simbirsk masons (to a question of sketch realities «In the homeland») // the Russian literature. - 2002. - No. 1. -Page 124-135.

3. Goncharov I. A. Complete works of works and letters: In 20 v.: V. 3 / I. A. Goncharov. - SPb., 2000. -Page 806-823.

4. Goncharov I. A. Complete works. In 8 volumes. Foreword of S. M. Petrova / I. A. Goncharov. - M. : Gos-litizdat, 1952-1955.

5. Demikhovskaya O. A. I. A. Goncharov and Decembrists // Russian literature. - 1975. - No. 4.

6. Nikolay Aleksandrovich Motovilov's notes. - M. : Otchy Dom, 2005.

7. Kotelnikov V. A. Ivan Aleksandrovich Goncharov / V. A. Kotelnikov. - M. : Prosveshchenie, 1993.

8. Lobkareva A. V New materials to a family tree of N. N. Tregubov, I. A. Goncharov's godfather // the Local historian / Ulyanov Regional Local Historian Museum named after I. A. Goncharov. - Ulyanovsk, 2006. - the Issue 12. - Page 175-178.

9. Lobkareva A. V New materials to a family tree of N. N. Tregubov, I. A. Goncharov's godfather // I. A. Goncharov: Materials of international scientific conference devoted to the 195 anniversary from the date of. I. A. Goncharov's birthday. - Ulyanovsk, 2008. -Page 410-415.

10. Lobkareva A. V On a family tree of N. N. Tregubov // I. A. Goncharov: (Materials of international scientific conference devoted to the 180 anniversary from the date of birth of I. A. Goncharova). - Ulyanovsk, 1994. - Page 303-308.

11. Lyatsky E. Goncharov. Life, personality and creativity. Critical-biographic essays.The 3rd edition / E. Lyatsky. - Stokhgolm, 1920.

12. Rabkina N. A. Goncharov and Decembrists // Literature Questions. - 1989. - No. 3. - Page 247-254.

13. Serkov A. Russian freemasonry. 1731-2000. Encyclopedic dictionary / A. Serkov. - M. : Rossiiskaya Politicheskaya Entsyklopediya, 2001. - 1224 pages.

14. Smirnova I. V. Some aspects of a subject «I. A. Goncharov and Decembrists» // I. A. Goncharov: Materials of international scientific conference devoted to the 195 anniversary since the birth of I. A. Goncharov: collection of articles by Russian and foreign authors / author A. V. Lobkareva, I. V. Smirnova, E. B. Klevogina. - Ulyanovsk, 2008. - Page 416-424.

15. Tikhonchuk O. History of the Tregubovs - history of the city //Evening Nikolaev. On September 22, 2007 (No. 111-112).

16. Trofimov Zh.I. A. Goncharov: «... the Alayevs meet everywhere ...» // Uliyanovskaya Pravda. - 2000. -October 24.

17. Ulyanovsk-Simbirsk encyclopedia. V. 1. - Ulyanovsk, 2000. - Page 359-360.

Дата поступления статьи в редакцию: 06.03.2018 Дата принятия статьи к печати: 16.05.2018

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.