Научная статья на тему 'Николай Николаевич Семёнов: волжские сюжеты жизни'

Николай Николаевич Семёнов: волжские сюжеты жизни Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
252
36
Поделиться
Ключевые слова
АКАДЕМИК Н. Н. СЕМЁНОВ / САРАТОВ / САРАТОВСКИЙ УНИВЕРСИТЕТ

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Аникин В.М., Усанов Д.А.

Освещаются эпизоды биографии академика АН СССР, лауреата Нобелевской премии по химии Николая Николаевича Семёнова, связанные с его пребыванием на волжской земле

Текст научной работы на тему «Николай Николаевич Семёнов: волжские сюжеты жизни»

ИЗ ИСТОРИИ ФИЗИКИ. К 120-ЛЕТИЮ СО ДНЯ РОЖДЕНИЯ АКАДЕМИКА Н. Н. СЕМЁНОВА

УДК 53(091), 53(092)

НИКОЛАЙ НИКОЛАЕВИЧ СЕМЁНОВ: ВОЛЖСКИЕ СЮЖЕТЫ ЖИЗНИ

В. М. Аникин, Д. А. Усанов

Саратовский национальный исследовательский государственный университет имени Н. П Чернышевского E-mail: AnikinVM@info.sgu.ru

Освещаются эпизоды биографии академика АН СССР, лауреата Нобелевской премии по химии Николая Николаевича Семёнова, связанные с его пребыванием на волжской земле. Ключевые слова: академик Н. Н. Семёнов, Саратов, Саратовский университет.

Nikolai N. Semenov: Volga-Region Themes of the Life V. M. Anikin, D. A. Usanov

Some pages of the biography of Nikolai N. Semenov, Academician, Nobel Prize for Chemistry,

connected to Volga-region period of his life, are described.

Key words: Academician Nikolai N. Semenov, Saratov, Saratov University.

DOI: 10.18500/1817-3020-2016-16-2-109-121

Николай Николаевич Семёнов - единственный отечественный лауреат Нобелевской премии по химии, академик, один из основных создателей нового научного направления - химическая физика, крупный организатор научных исследований в нашей стране в области химической физики и химической кинетики в 1920-1980 гг., участник советского Атомного проекта, уроженец города Саратова. Еще при жизни Семёнова неподалеку от Саратовского государственного университета имени Н. Г. Чернышевского, при пересечении улиц Астраханской и Вавилова, был установлен бюст Николая Николаевича как дважды Героя Социалистического Труда СССР

Страницы его биографии, связанные с пребыванием на волжской земле, воссоздают его личные воспоминания [1], воспоминания его родных, друзей, учеников, коллег по работе [2], всех тех, кто запомнил его, - гениального и мудрого, простого в общении и доброжелательного, ироничного и снисходительного...

Начало биографии

В Саратов семья Семёновых приехала в 1895 г. из Царского Села после отставки главы семьи Николая Александровича с военной службы (по желанию жены Елены Александровны). В Саратове Н. А. Семёнов, которому было пожаловано личное дворянство, получил место помощника делопроизводителя Саратовского удельного

округа1. Собственно, вопрос «трудоустройства» (гражданской службы) и привел Семёновых в Саратов. Елена Александровна была интеллигентной и образованной женщиной, окончила Высшие женские (Бестужевские) курсы в Петербурге, преподавала математику. Ее отец был Царскосельским служащим2.

3(15) апреля 1896 г. у Семёновых в Саратове родился первенец, которого назвали Николаем. В. И. Вардугин в своей книге «Тайна огня» [3, с. 4] сообщает такую подробность: на крестины мальчика приехали родители Елены Александровны - Вера Николаевна и Александр Дмитриевич Дмитриевы, а также друг семьи Дмитриевых по Царскому Селу Николай Николаевич Бер3.

1 В справке Государственного архива Саратовской области говорится (см.: http://saratov.rusarchives.ru/ putgaso/0006/f_1211_.htm): «Удельный округ - административно-территориальная единица удельного управления России. Саратовский удельный округ был создан в числе других 12 удельных округов высочайше утвержденным указом от 26.12.1892 о переименовании Департамента уделов в Главное управление уделов. Во главе удельного округа стояло Управление удельного округа, наделенное административно-хозяйственными функциями. Удельный округ охватывал своей деятельностью несколько губерний, его территория делилась на удельные имения, возглавляемые управляющими, при которых состояли письмоводители. В состав Саратовского удельного округа входило 19 удельных имений, делившихся на лесо-культурные участки.

Управление удельного округа руководило сельским хозяйством: выведением новых сельскохозяйственных культур, новых пород в животноводстве, разведением лесов, а также развитием сельскохозяйственных промыслов, строительством заводов и фабрик для переработки сельскохозяйственной продукции и обработки леса. На территории удельного округа существовали сахарные, винные, ткацкие, бумажные, деревообделочные предприятия и действовали училища и ремесленные заведения для крестьян, работавших в удельных округах.

В октябре 1908 года Управление Саратовского удельного округа было ликвидировано. Удельные имения, входившие в его состав, перешли в ведение Симбирского и Самарского удельных округов. Удельные округа ликвидированы постановлением Временного правительства от 14.04.1917».

2 В списке жителей Царского Села за 1874-1877 годы можно найти такие сведения:

«Дмитриев Александр Дмитриевич -

1874 - коллежский советник, письмоводитель городской полиции в Царском Селе.

1875 - титулярный советник, письмоводитель городской полиции в Царском Селе.

1877 - титулярный советник, письмоводитель городской полиции в Царском Селе».

(см.: Жители Царского Села. URL: http://pushkin-history.info/zhiteli-ts.s..html (дата обращения: 16.05.2016). Далее в Табели о рангах следовал чин «Коллежский асессор», который присваивался после трех лет службы в предыдущем звании. Личное дворянство давал чин титулярного советника.

3 В названном перечне жителей Царского Села имеется такая запись: «Бер Николай Николаевич, действительный статский советник. Главное Управление уделов. Московская улица, дом Мясникова» (см. : http://pushkin-history.info/zhiteli-ts.s..html).

Елена Александровна Семёнова с сыном. 1897 год [2]

Крестный отец Коли Семёнова - его тёзка Николай Николаевич Бер

Приезд Бера в Саратов отчасти можно объяснить и «тягой к родным местам»: его отец несколько лет прослужил здесь, да и он в Саратове родился в 1844 г. После военной службы Н. Н. Бер сделал «внушительную» карьеру. С 1888 г. он занимал пост чиновника особых поручений при министре императорского двора и уделов, будучи действительным статским

советником, а с 1901 г. - пост шталмейстера с титулом тайного советника4.

Через год, в 1897 г., семья Семёновых переехала из Саратова в большое село Широкий Буерак в связи с тем, что Н. А. Семёнов получил должность управляющего Вольским удельным имением. А с 1906 г. семья Семёновых уже жила на два дома - в Широком Буераке и Вольске, поскольку Николай поступил в Вольское реальное училище (к шести годам он свободно читал и научился писать). Отец постоянно оставался в селе по долгу службы, а мать и дети (в 1898 г. родилась сестра Николая Ксения) обосновались в городе Вольске. Естественно, время для семьи Семёновых делилось между прекрасным двухэтажном домом с садом в Широком Буераке и съемной «зимней квартирой» в Вольске. Достаточно подробно об этих годах жизни Семёновых рассказывается в книге В. И. Вардугина «Тайна огня» [3].

Реальное училище, открытое в Вольске в 1875 г., размещалось в просторном, с литыми чугунными лестницами доме купца Алексея Николаевича Сапожникова на Садовой улице, которому принадлежал и великолепный сад напротив дома, где в оранжереях выращивались лимоны и апельсины, росли редкие для наших

4 В мае 1896 г., спустя месяц после посещения Саратова, Н. Н. Бер занимался подготовкой народного гулянья на Ходынском поле по случаю коронации Николая II. Причастность к ходынской трагедии не могла не сказаться на нем, хотя главным распорядителем коронационных торжеств был московский генерал-губернатор великий князь Сергей Александрович. Бер скончался в своей усадьбе в Рязанской губернии в 1904 году «от припадка сердечной астмы».

широт деревья. Наследники А. Н. Сапожникова в 1854 г. подарили дом и сад городу. Попечителем Вольского реального училища в течение десятилетнего периода, предшествовавшего поступлению в него юного Николая Семёнова, был граф Анатолий Дмитриевич Нессельроде, владевший имением Царевщина в Вольском уезде и известным саратовцам двухэтажным домом на пересечении Московской и Комсомольской (бывшей Приютской) улиц.

Нужно признать, что реальному училищу в Вольске повезло на талантливых учеников. До Николая Николаевича Семёнова в училище обучался Порфирий Иванович Бахметьев (1860-1913), русский физик и биолог, открывший явление анабиоза, а в 1918 г. училище окончил Борис Петрович Токин (1900-1984), биолог, создатель учения о фитонцидах (им и предложен сам термин).

Здание Вольского реального училища таким, каким оно, вероятно, выглядело при Семёнове, изображено на дореволюционной открытке. В наши дни памятная доска на стене Вольской школы N° 16 отмечает его знаменитых учеников.

В период обучения в Вольском реальном училище Н. Н. Семёнов «заразился» химией. Впоследствии он вспоминал [1, с. 533]:

«Еще в пятом классе я увлекся химией. Один и с товарищами, дома и во дворе, я делал различные простые химические опыты. У нас был неплохой преподаватель химии, но он никогда не старался понять устремления учеников. И хотя он дал мне возможность ставить опыты в школьном кабинете, больше он мной не занимался.

Вольское реальное училище. Начало XX века

Я обратился к книгам. Беспорядочно читал все, что мог достать: учебники высшей школы, различные научно-популярные книги. Интерес к науке все возрастал, но вместе с тем я приходил в отчаяние: один я не мог переварить прочитанный материал.

Я чувствовал, что главная беда в том, что не знаю физики. Смутно сознавал я, что без нее невозможно понять химические явления. Но физику у нас преподавал учитель, которому наука была глубоко безразлична: человек болезненный и какой-то несчастный, видимо, задавленный многолетней нуждой. У него никогда не выходил ни один опыт, физику мы учили кое-как по учебнику и считали ее скучнейшим предметом».

Книгами по химии Николаю помогали родственники из Петербурга. Самодеятельные опыты и взрывы, сопровождавшие их, велись непрерывно и в Вольске, и в Широком Буераке...

Самарское реальное училище.

«Домашний университет»

В 1910 г. Н. А. Семёнов получил назначение на должность ревизора Самарского удельного округа, и семья переехала в Самару. В фондах Центрального государственного архива Самарской области сохранилось прошение коллежского советника Н. А. Семёнова на имя директора Самарского реального училища о переводе сына его Николая из Вольского реального училища в Самарское [4]. В общей ведомости учеников Самарского реального училища на 1911— 1912 учебный год Семёнов Н. Н., «сын чиновника, рожденный 3 апреля 1896 г.», значится учащимся 6-го класса [4]. В Самаре Семёновы

поселились на улице Саратовской (ныне Фрунзе) в доме № 140, позднее переехали в дом Курлина на улице Троицкой (ныне Галактионовская) [4]. Близким другом Николая в Самаре станет его одноклассник Петр Сидоров, который впоследствии женится на его сестре Ксении.

Буквально перед поступлением Семёнова в училище, в 1909 г., его здание было реконструировано на средства семьи Субботиных (функционировало же оно с 1880 г.). Здание приобрело облик, который сделал его культурно-исторической достопримечательностью Самары. Были пристроены новые учебный и жилой корпуса с квартирами для педагогов. В училище располагались 14 основных и параллельных классов, химическая лаборатория, естественно-исторический кабинет, классы музыкальные и рисования, библиотека с большим количеством книг. По своим размерам, оборудованию, постановке учебного дела реальное училище заметно выделялось среди других учебных заведений Самары. В 1910 г. число учащихся в нем достигло 546 чел., в 1913-1914 годах - 620 чел.5 Среди них основную массу составляли выходцы из «низших сословий» (мещане, крестьяне) -73.3%. Учились и потомственные дворяне (3.3%). В 1897-1901 гг. в Самарском реальном училище обучался будущий писатель, граф Алексей Николаевич Толстой. Еще раньше, в 1889 г., училище с отличием окончил Глеб Максимилианович Кржижановский, с именем которого прежде всего ассоциируется план электрификации России 20-х годов двадцатого столетия (план ГОЭЛРО).

5 ИИЬ: Ьйр8://ги^1арейа.о^^1а/Самарское_реаль-ное_училище.

Здание Самарского реального училища после реконструкции в 1909 году

Самарский период для молодого Семёнова ознаменовался не только завершением обучения в реальном училище, но и знакомством с человеком, значительно определившем его дальнейшую судьбу или, по крайней мере, утвердившим его в выборе дальнейшего жизненного пути.

Для сравнения обратим внимание на аналогичную ситуацию, имевшую место в биографии другого российского научного корифея - Петра Николаевича Лебедева, основателя первой российской физической научной школы мирового уровня, гениального экспериментатора, доказавшего существование светового давления. Интересом к физике Лебедева «зажег» военный инженер-электротехник Александр Николаевич Бекнев, друг семьи Лебедевых, показавший 12-летнему Пете Лебедеву некоторые домашние опыты с электричеством.

Для Николая Семёнова роль «Бекнева» сыграл Владимир Иванович Кармилов, молодой преподаватель физики Самарского реального училища. Родом из Аткарского уезда Саратовской губернии, сын многодетного сельского учителя, Кармилов в 1912 г. окончил с отличием физико-математический факультет Казанского университета. Он был направлен в Самару «по распределению», поскольку учился в университете на казенный кошт. Подробно о В. И. Кармилове, учителе и друге Н. Н. Семёнова, физике-инноваторе в области магнитобиологии и магнитотерапии, рассказано в [5]. Отметим только, что в дополнение к школьным занятиям Кармилов организовал для реалистов «домашний университет», собрания которого, как правило, проходили в доме у Семёновых, где у Николая была оборудована специальная комната для проведения химических и физических опытов. Об этих занятиях физикой Семёнов вспоминал так [1, с. 533, 534]:

«... В один прекрасный день к нам в класс вошел новый преподаватель. Маленького роста, с круглым лицом, с голубыми мечтательными глазами. Это был наш новый учитель физики Владимир Иванович Кармилов. Он недавно окончил Казанский университет, был очень молод и скромен до застенчивости.

Надо напомнить, что дело происходило в начале века, а это было время настоящей революции в физике. Именно тогда закладывались основы великолепного здания современной физики, были открыты новые теории, которые произвели переворот в тогдашней науке.

Наш новый учитель начал свои занятия с того, что ввел нас в курс всех этих новых учений. Мы учились в седьмом классе (всего в реальном

В. И. Кармилов. 1912 год (впервые опубликовано в [3])

училище было семь классов). Перед нами открылся новый увлекательный мир науки, пусть туманный и малопонятный, но вызывающий горячее стремление проникнуть в него и овладеть им. Ожил для нас старый учебник физики, и предмет, считавшийся самым скучным из всех школьных предметов, сразу стал самым интересным. На его уроках всегда была полная тишина - нет дисциплины крепче, чем та, что держится на любви и уважении.

Школьная программа стала для нас тесна. Урок не вмещал всех вопросов, которые нас интересовали. И у нас родилась мысль собираться для изучения этих вопросов вне школы. Собственно говоря, это был кружок, но мы называли его «домашнийуниверситет». Мы готовили и обсуждали различные доклады по физике, химии, астрономии, биологии. Собирались чаще всего у меня.

Конечно, душой всего этого был Владимир Иванович. Он пробудил у ребят живой и горячий интерес к науке. Я твердо решил посвятить ей свою жизнь, поступить в университет, изучить физику и математику, чтобы в дальнейшем применить их к химии».

Блестяще (с занесением на «золотую доску») окончив реальное училище в 1913 г., Семёнов летом того же года поступил на физико-математический факультет Петербургского университета. Это было вполне осознанное решение. Еще в

опросном листе учеников 7-го класса Самарского реального училища Н. Семёнов значится единственным из всего выпуска, изъявившим желание поступить в Петербургский университет [4]. В архивах сохранились его аттестат и свидетельство, дающие право «поступать в высшие учебные заведения с соблюдением правил, изложенных в уставах оных, по принадлежности» [4]. Таким правилом для университетов было знание латинского языка, изучавшегося только в гимназиях. Твердое стремление учиться в столичном университете позволило Семёнову (не без помощи Кармилова) преодолеть этот «языковой» барьер: подготовившись за короткий срок, он сдал недостающий экзамен по древнему языку при 1-й мужской Самарской гимназии.

Дружба и взаимопомощь сохранятся у Н. Н. Семёнова и В. И. Кармилова на всю жизнь. Летом 1914 года, в канун Первой мировой войны, они вместе совершили поездку на Алтай

[3], после которой они сфотографировались в Самаре. В военные годы семья Семёнова, по свидетельству его дочери Л. Н. Семёновой, будет жить в Перми у Кармилова [2, с. 208], где тот обоснуется с начала 20-х годов, работая доцентом Пермского государственного университета, а затем и Пермского медицинского института. Здесь развернется его научная деятельность в области магнитологии и магнитотерапии. А в Институте химической физики, организованном Н. Н. Семёновым, будет работать целая династия Кармиловых [5]. «Отец, - сообщала В. И. Вардугину его дочь Людмила Владимировна в содержательном письме от 5 сентября 1983 г., - поддерживал постоянный контакт с Николаем Николаевичем до конца своей жизни. Отношения их были теплыми и дружественными. Папа относился к Николаю Николаевичу с огромной любовью, всегда восхищался им как ученым, человеком, другом».

Н. Н. Семёнов (слева) и В. И. Кармилов. Самара, 1914 год [2, 3]

Всесоюзный съезд физиков, 1928 год

В 1928 г. Н. Н. Семёнов как участник VI Всесоюзного съезда физиков с широким международным представительством приехал в Саратов уже зрелым ученым. За его плечами была двухлетняя работа в вузах Томска - в университете и технологическом институте, откуда он вернулся в Петроград по приглашению А. Ф. Иоффе (у Абрама Федоровича он начал заниматься научной работой еще будучи студентом второго курса); работа под руководством академика А. Ф. Иоффе в Государственном физико-техническом рентгеновском институте и Физико-техническом институте; совместные

исследования с П. Л. Капицей (дружба Семёнова и Капицы нашла художественное отражение в их совместном портрете, написанном художником Б. М. Кустодиевым в 1921 г.). К съезду физиков Семёнов «пришел» и как создатель теорий цепных разветвлённых реакций, горения и взрывов, принесших ему в скором времени мировую славу. На съезде Н. Н. Семёнов представил доклад «Die Theorie der explosiven Gasreaktionen» (название дается по статье [7], в которой Макс Борн подробно осветил ход физического съезда).

Съезд был «передвижным»: проведя 5-9 августа 1928 г. заседания в Москве, его участники добрались на поезде до Нижнего Новгорода, где

провели заседание 10 августа, а затем на пароходе «Алексей Рыков» посетили (опять же с научными выступлениями) Казань (11 августа) и Саратов (15 августа). По пути в Саратов проплыли и мимо тех мест, где Семёнов провел свое детство. В Большой физической аудитории третьего корпуса Саратовского университета, построенного в 1914 г. как Физический институт, состоялось заключительное заседание съезда [8, 9].

Отличительной особенностью съезда физиков 1928 г. являлось участие в нем выдающихся ученых, что дело его особенно ценным в плане знакомства «из первых уст» с современными на то время проблемами физики. Пять участников съезда впоследствии получили Нобелевские премии: в 1934 г. - Поль Дирак («за разработки новых, перспективных форм атомной теории»6), в 1936 г. - Петер Дебай («за вклад, который он внес в наши знания о структуре молекул своими исследованиями дипольных моментов, а также дифракции рентгеновских лучей и электронов в газах»), в 1954 г. - Макс Борн («за фундаментальные работы в области квантовой механики и, прежде всего за статистическую интерпретацию волновых функций»), в 1956 г. - Николай Николаевич Семёнов («за исследования механизма химических реакций»), в 1962 г. - Лев Давыдо-вич Ландау («за пионерскую теорию конденсированных сред, прежде всего жидкого гелия»). В 1934 г. Макс Борн был избран иностранным членом Академии наук СССР. Среди докладчиков съезда были и другие видные физики, например Леон Бриллюэн, причисляемый сегодня к основателям физики твердого тела, молодые ученые Дмитрий Дмитриевич Иваненко, изложивший в 1932 г. в журнале «Nature» нашедшую подтверждение гипотезу о структуре атомного ядра (протоны и нейтроны), и Андрей Андреевич Андронов, которому принадлежит пионерский вклад в развитие теории нелинейных колебаний (его доклад назывался «Предельные циклы Пуанкаре и теория колебаний»). Секретарем и докладчиком съезда был Сергей Иванович Вавилов. За «открытие, объяснение и использование эффекта», носящего название эффекта Вавилова-Черенкова, обнаруженного в 1934 г., А. А. Черенкову, И. М. Франку и И. Е. Тамму в 1958 г. была присуждена Нобелевская премия. Можно назвать и другие блестящие имена, украсившие программу съезда физиков 1928 г.

6 Выдержки из решений о присуждении Нобелевских премий цитируются по книге В. Чолакова «Ученые и открытия» (М. : Мир, 1987. 368 с.).

Организатором и президентом съезда являлся академик Абрам Федорович Иоффе, одним из многочисленных7 учеников которого был Н. Н. Семёнов. В сборнике «Воспоминания об А. Ф. Иоффе» Семёнов написал о нем такие слова: «Я думаю, что во все времена ни у одного народа не было физика, который бы, подобно Иоффе, вырастил огромное число крупных ученых из своих учеников» [10, с. 9].

Вскоре после съезда физиков, в 1929 г., Н. Н. Семёнов был избран членом-корреспондентом АН СССР, а в 1932 г. - академиком. Степень доктора и звание профессора Семёнов получил только после возвращения в Советском Союзе к «жизни» этих квалификационных регалий: в 1946 г. Н. Н. Семёнову была присуждена ученая степень доктора химических наук, а в 1950 г. он был утвержден в ученом звании профессора. 15 октября 1931 г. на базе руководимого Семёновым физико-химического сектора Ленинградского физико-технического института был образован Институт химической физики, руководство которым Николай Николаевич осуществлял вплоть до своего 90-летия, отмечавшегося в 1986 г.

Встречи с волжанами

С конца 30-х годов прошлого века Николай Николаевич Семёнов был в курсе дел, которые велись в Саратовском университете в области химической физики, «отцом» которой он являлся. Первым к нему из Саратова стал регулярно приезжать советоваться молодой, только что перешагнувший двадцатипятилетний жизненный рубеж, аспирант химического факультета СГУ Александр Давидович Степухович. В 1938 г. Степухович досрочно защитил кандидатскую диссертацию, а после войны, став в 1946 г. доцентом кафедры теоретической физики физического факультета, организовал и специальную лабораторию химической физики. В 1950 г. состоялся первый выпуск студентов, специализировавшихся по химической физике. «Среди первых выдающихся выпускников, воспитанников Александра Давидовича, - отмечается в [6], - Ф. М. Митен-ков, академик, Герой Социалистического Труда, Лауреат Ленинской и Государственной премий, и Л. М. Тимонин, профессор, лауреат Ленин-

7 Из сформированной А. Ф. Иоффе ленинградской научной школы вышло 10 академиков: А. П. Александров, А. И. Алиханов, Л. А. Арцимович, П. Л. Капица (нобелевский лауреат), И. К. Кикоин, Ю. Б. Кобзарев, Г. В. Кур-дюмов, И. В. Курчатов, Л. Д. Ландау, П. П. Лукирский, Н. Н. Семёнов, В. М. Тучкевич, Ю. Б. Харитон.

ской премии, дважды лауреат Государственной премии. Будучи дипломниками Александра Давидовича, они изучали кинетику цепного распада этана, а впоследствии исследовали цепные ядерные превращения, работая в крупнейших научных центрах страны».

В 1956 г. Николай Николаевич Семёнов получил высшее международное научное отличие - Нобелевскую премию в области химии за исследования в области разветвленных цепных химических реакций, проводившиеся им еще в 30-е годы. «Напарником» академика по премии был англичанин Сирил Норманн Хиншелвуд, который «по-джентльменски» совершенно справедливо отдавал пальму первенства в изучении разветвленных цепных реакций именно Н. Н. Семёнову

Получение Нобелевской премии существенно укрепило официальный статус Николая Николаевича, а также прервало досужие домыслы в его адрес. В дополнение к усложняющимся официальным обязанностям в Академии наук СССР (академик-секретарь, вице-президент) он дважды (в 1962 и 1966 гг.) избирался в Верховный Совет СССР, законодательный орган страны. 12 июня 1966 г. Семёнов стал депутатом Верховного Совета седьмого созыва от Стерлитамакско-го избирательного округа № 512, куда входили избиратели города Ишимбая, расположенного на реке Белая - самом крупном притоке Камы, и Ишимбайского района. Это нефтеносный район Башкирии, и Николай Николаевич, хорошо знакомый с проблемами переработки нефти, не был для своих избирателей «свадебным генералом». Он неоднократно приезжал в Уфу и Ишимбай, помогал в переоснащении предприятий химической промышленности, строительстве жилья, работе научных организаций Башкирии. В 1974 г. он был в Уфе по случаю 250-летнего юбилея Российской Академии наук (деятельность Башкирского филиала академии была возобновлена в 1967 г.).

Что же касается Саратова, то в лице А. Д. Сте-пуховича и его учеников Н. Н. Семёнов получил талантливых пропагандистов развиваемого им научного направления. Как подчеркивается в [6], профессор А. Д. Степухович «своими многочисленными трудами по исследованию заторможенного и инициированного крекинга углеводородов <...> внёс большой вклад в развитие теории радикально-цепных реакций, лежащей в основании активно развивающейся науки - химической физики. <.> С Институтом химической физики АН СССР и академиком Н. Н. Семёновым свя-

заны отечественные кинетические исследования и, в частности, научные интересы профессора

A. Д. Степуховича и его школы, посвящённые исследованию кинетики и механизма цепных химических реакций в газовой и жидкой фазах».

Свою докторскую диссертацию А. Д. Степухович защитил в 1958 г. в Институте химической физики Академии наук СССР. Показательно, что официальными оппонентами при его защите выступили крупные учёные - Г. А. Разуваев,

B. В. Воеводский и К. П. Лавровский8. И в том же 1958 г. на физическом факультете Саратовского университета была создана первая в стране кафедра химической физики, которую А. Д. Сте-пухович возглавлял в течение последующих двадцати четырех лет. Он определял направления научных исследований как кафедры, так и лаборатории химической физики, по теоретическому и экспериментальному изучению физических основ химической кинетики атомно-молеку-лярных и радикально-цепных превращений в газофазных и жидкофазных системах.

Н. Н. Семёнов был хорошо знаком с сотрудниками физического и химического факультетов СГУ, которые регулярно приезжали на стажировки в Институт химической физики и на возглавлявшуюся им же кафедру химической кинетики химического факультета Московского университета. Саратовцев у Семёнова всегда ждал радушный прием, приглашали их на торжественные мероприятия.

Приезжающих удивляла необыкновенная творческая атмосфера, царившая в Институте химической физики. Так, аспиранты непременно стремились выступить на двухчасовых, регулярно проводимых научных семинарах. «Ларчик открывался просто»: на этих семинарах Семёнов так быстро и глубоко вникал в работу, что своими вопросами и советами помогал определить направления дальнейшей деятельности аспиранта. Поэтому поначалу казавшаяся странной фраза, звучавшая порой в очереди (!) из аспирантов: «Пропустите меня, пожалуйста, а то я совсем не знаю, что мне делать дальше!» - имела для осведомленных и самого стремящегося выступить совершенно определенный смысл.

8 Для официальных оппонентов А. Д. Степуховича год 1958-й оказался весьма приятным: Григорий Алексеевич Разуваев получил первую в СССР Ленинскую премию по химии и был избран в члены-корреспонденты Академии наук (впоследствии - академик, Герой социалистического труда); Владислав Владиславович Воеводский стал членом-корреспондентом Академии наук (в 1964 г. избран академиком). Константин Петрович Лавровский был членом-корреспондентом Академии наук СССР с 1953 г

Эту способность Николая Николаевича «на лету» схватывать суть проблемы отмечали многие. Так, Л. Г. Щербакова писала: «Удивительная черта Николая Николаевича как ученого всегда восхищала меня: вобрав сказанную информацию, он шел дальше, его замечания и вопросы могли

составить программу работы на годы вперед. Впоследствии я поняла, почему многие ученые хотели показать Николаю Николаевичу результаты своих исследований, они хорошо знали, что получат объективное доброжелательное мнение и ценные идеи по дальнейшему их развитию» [2, с. 222].

П Р О Г Р А М М А

1. Вступительное слово— президент АН СССР академик М. В. Келдыш Vi ж

2. Доклад академика Н. Н. Семенова ЛЖ

3. Приветствия df

-

Заседание состоится 1.1 а пред я 1966 г. в 15 часов в Актовом зале МГУ (Ленинские горы, МГУ) Адрес юбилейной комиссии: Москва В —71, Ленинский проспект, 14 Секция химико-технологических и 'биологических наук Президиума АН СССР тел. И 4-П7-01 ПРИГЛАСИТЕЛЬНЫЙ БИЛЕТ

) И'ПМйг Тнр. 25Й0 ЗА к. 2 и тип. Инд ил »Наука»;

Приглашение на 70-летний юбилей Н. Н. Семёнова, адресованное саратовцам

В октябре 1983 г. сотрудников Саратовского университета ждал сюрприз: академик Н. Н. Семёнов неожиданно приехал в Саратов с небольшой делегацией сотрудников Института химической физики (член-корреспондент (впоследствии - академик) Академии наук СССР Александр Евгеньевич Шилов, кандидат (впоследствии - доктор) химических наук Лидия Григорьевна Щербакова (супруга Н. Н. Семёнова), кандидат технических наук Антонина Федоровна Абашкина, помощник Н. Н. Семёнова Павел Семенович Костиков).

Этот приезд имел интересную предысторию, связанную с написанием саратовским журналистом Владимиром Ильичем Вардугиным повести о Н. Н. Семёнове «Тайна огня», название которой было созвучно с одной из разработанных Семёновым теорий - горения и взрывов. Любезно приглашенный в Москву для бесед с академиком в июне 1982 г. Вардугин затем в течение года собирал дополнительные материалы, связанные в основном с детскими и юношескими годами Семёнова, работал в архивах, просматривал старые газеты, получил воспоминания от сестры

Семёнова - Ксении Николаевны, проживавшей в Краснодаре. В июне 1983 г. он повез показать книгу Семёнову, а при завершении встречи пригласил его (от себя) в Саратов.

Нужно сказать, что Н. Н. Семёнов получал приглашение посетить город еще в 1981 г. от В. К. Гусева, первого секретаря областного комитета партии. Приглашение это было связано с открытием в Саратове памятника Семёнову как дважды Герою Социалистического Труда (таково было положение о героях труда). Семёнов тогда не поехал, считая открытие «памятника себе», мягко говоря, не совсем скромным. А тут неожиданный звонок Вардугину: «Едем!».

Естественно, Владимир Ильич понимал, что этот визит носит не личный, а общественно значимый характер, и поставил в известность о приезде Н. Н. Семёнова руководство города и области. 1 октября делегацию Института химической физики встретили цветами на вокзале, а затем в течение трех дней показывали город, знакомили с исследовательскими институтами, Радищевским художественным музеем, панорамой города со стороны Волги.

Делегация Института химической физики АН СССР и руководство города Саратова. Слева направо: А. В. Россошанская, Н. Б. Еремин, Л. Г. Щербакова, П. С. Костиков, В. И. Вардугин, Ю. А. Мысников, Н. Н. Семёнов, А. Е. Шилов, А. И. Кузяев. Октябрь 1983 г.

3 октября 1983 г. Н. Н. Семёнов и другие члены его «делегации» встретились с преподавателями химического и физического факультетов Саратовского университета.

Главный вопрос, который интересовал Н. Н. Семёнова на этой встрече, - как физики «взаимодействуют» с химиками. Высказал он и свое глубокое сожаление по поводу кончи-

ны (в мае 1982 г.) А. Д. Степуховича. Но их опосредованная «встреча» в Саратове все-таки состоялась: Николаю Николаевичу были переданы увидевшие свет в 1983 г. две части книги А. Д. Степуховича «Лекции по теории цепных реакций». Сам он оставил памятную надпись на одной из своих книг.

Н. Н. Семёнов беседует с доцентом Р. В. Синицыной.

3 октября 1983 г.

Приезду Н. Н. Семёнова в Саратов Вардугин посвятил последнюю главу своей книги. Повесть была подписана в печать в январе 1986 г., и Вардугин сразу же, когда был отпечатан тираж, отвез несколько экземпляров книги ее герою (Семёнов тогда уже сильно прихварывал). На своем экземпляре Вардугин получил автограф Николая Николаевича: «Дорогому автору. С благодарностью Н. Семёнов». В апреле 1986 г. Владимир

Ильич получил приглашение на торжественное мероприятие, посвященное 90-летию академика Н. Н. Семёнова. А 25 сентября 1986 г. Николая Николаевич не стало...

¡1. Н. СЕМЕНОВ

О НЕКОТОРЫХ ПРОБЛЕМАХ XИМИЧИСЕОЙ КИНЕТИКИ И РЕАКЦИОННОЙ СПОСОБНОСТИ

(СВОБОДНЫЕ РАДИКАЛЫ И ЦЕПНЫК РЕАКЦИИ)

Второе переработанное и дополненное издание

¿рьъ&^к-^-' С ТУ

10Ш РV

¿¡м №3

■3ДАТЕЛЬСТВЛ АКАДЕМИИ НАУК СССР

Автограф Н. Н. Семёнова

Спустя некоторое время защитили докторские диссертации выпускники кафедры химической физики, сотрудники СГУ: в 1992 г. - Марк Давидович Гольдфейн, а в 2005 г. - Николай Владимирович Кожевников.

История книги «Тайна огня» имела свое продолжение. В сентябре 1987 г., то есть уже после смерти Николая Николаевича, в журнале «Наука и жизнь» появилась рецензия на книгу В. И. Вардугина, которая называлась «Голубые глаза, или Еще о биографической прозе». Примеры найденных рецензентами в тексте некоторых несоответствий приводились в качестве иллюстрации того, что автор книги не отразил в своей книге в должной мере как личную жизнь, так и многогранную деятельность своего героя и всей (!) его научной школы. Рецензия завершается фразой: «Голубые глаза хороши (именно такими показались Вардугину глаза прожившего долгую жизнь человека. - Авт.), только мне полюбилися карие». Нужно сказать,

что сам Николай Николаевич (возможно, с высоты своих лет, мудрости и миропонимания) не обратил особого внимания на эти неточности в тексте. Наоборот, он был благодарен автору за то, что тот снял «покров» с его первых лет жизни. А сейчас, спустя 30 лет после выхода книги, нам кажется, что ее автор разглядел в умных глазах (курсив наш. - Авт.) своего героя «тайну огня» его души.

...Памятник Н. Н. Семёнову в Саратове открывали в мае 1981 г. в отсутствие здравствовавшего виновника торжества. Но в один из дней пребывания в Саратове Николай Николаевич и Лидия Григорьевна побывали около него. Свидетельством этого является фотография, опубликованная в [3].

Заключение

Приведем в заключение оценку роли Николая Николаевича Семёнова, которую он играл и продолжает играть в науке, данную одним из наиболее любимых его учеников - академиком Александром Евгеньевичем Шиловым [11]:

«Н. Н. Семёнов традиционно рассматривается как ученый, открывший разветвленные цепные реакции и давший теорию цепных реакций, а также теорию цепного и теплового взрыва. Слов нет, эти достижения Н. Н. Семёнова неоспоримы и сами по себе очень значительны. Мы не должны при этом забывать, что Н. Н. Семёнов фактически предвидел открытие и ядерных цепных реакций. Он сам и его ученики внесли большой вклад в осуществление ядер-

ного проекта в СССР. Однако, как ни велики эти достижения, вклад Н. Н. Семёнов в современную науку значительно шире, и развитие науки в XXI веке, несомненно, будет происходить под знаком Семёновских предвидений.

Еще в начале XX века Н. Н. Семёнов пришел к выводу об огромной роли физики в развитии химии будущего. Его собственные научные открытия и весь ход развития науки XX века подтвердил это предвидение. В основе химических процессов лежат физические законы, управляющие образованием и разрывом связей, и для дальнейшего развития химии необходимо понять эти законы. Появилась новая наука - химическая физика, одним из основных создателей которой был Н. Н. Семёнов. Он

много сделал для внедрения физического мышления в умы химиков. Конечно, традиционное развитие химии по пути создания эмпирических зависимостей продолжалось и в XX веке. Однако химическая физика постепенно становилась и уже стала теоретической основой всей химии и дальнейшее развитие химии немыслимо без этой ее теоретической основы.

Во второй половине XX века Н. Н. Семёнов выдвинул как главную перспективу развития химии ее взаимодействие с биологией, которое должно обогатить обе науки. Химическая физика все более охватывает химические процессы в биологических системах, становится теоретической основой науки о жизни. Возникает новая наука, биохимическая физика, которая в XXI веке должна стать одной из основных, если не основной, в понимании молекулярных механизмов процессов, происходящих в живых организмах. Не случайно эта наука возникла именно в России, и ее дальнейшее развитие, несомненно, будет связано с именем Н. Н. Семёнова и именами его учеников. Предвидение Н. Н. Семёнова о необходимости тесного взаимодействия трех наук - физики, химии и биологии (естественно дополненное союзом с математикой) как важнейшего научного направления для будущего существования человечества полностью сбывается в наши дни. Наука о жизни становится важнейшей в последующем развитии естественных наук, и она будет развиваться в XXI веке под знаком Семёновских идей.

Н. Н. Семёнов любил работать с молодежью и придавал этой работе огромное значение. Он руководил кафедрой химической кинетики Московского государственного университета, был одним из основателей Московского физико-технического института. Он создал замечательную «семёновскую школу», которая приобрела мировую славу и добилась выдающихся достижений. Своим учителем Н. Н. Семёнова считали не только те, кто работал с ним рядом, но и очень многие ученые России и других стран, знавшие его труды и слушавшие его выступления, в том числе даже и некоторые нобелевские лауреаты. Наконец, он был интереснейшей личностью, глубоко чувствовал искусство и художественную литературу, интересовался философией. Он любил слушать людей и сам увлеченно рассказывал о событиях своей жизни, научных открытиях, исторических личностях. Сказать, что он умел слушать с неподдельным интересом, значит не сказать ничего. Это умеют многие. Но

так живо включаться в дело, входя во все детали, нетерпеливо ждать нового результата, не давая покоя ученикам, из известных мне людей мог только Н. Н. Семёнов.

Умение предвидеть роль физики в развитии химии XX века, осознать исключительную роль биологии в будущем развитии химии, способность самому погружаться в решение важнейших проблем, воодушевлять учеников и сотрудников - все это характеризует Н. Н. Семёнова как уникальное явление в отечественной и мировой науке».

Список литературы

1. Семёнов Н. Н. Избранные труды : в 4 т. / отв. ред. А. Е. Шилов, Г. Б. Сергеев. М. : Наука, 2006. Т. 4 : О времени и о себе. 2006. 611 с.

2. Воспоминания об академике Николае Николаевиче Семёнове / отв. ред. А. Е. Шилов. М. : Наука, 1993. 302 с. (Серия «Ученые России. Очерки, воспоминания, материалы»).

3. Вардугин В. И. Тайна огня : Повесть о Н. Н. Семёнове. Саратов : Приволж. кн. изд-во, 1986. 144 с.

4. Максакова О.С. «Я не мыслю другой жизни, как жизнь вместе с наукой». URL: http://rgantd-samara. ru/activity/articles/6777/

5. Аникин В. М. Физик-инноватор, земляк, учитель и друг Н. Н. Семёнова Владимир Иванович Кар-милов // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Физика. 2016. Т. 16, вып. 1. С. 44-54.

6. Гольдфейн М. Д., Карнаухова Л. И., Кожевников Н. В. Профессор Александр Давидович Сте-пухович - организатор научной школы в области химической физики в Саратов // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Физика. 2011. Т. 11, вып. 2. С. 85-90.

7. Born M. VI Kongreß der Assoziation der russischen physiker // Die Naturwissenschaften. 1928. Bd. 16, heft 39. September. S. 741-743. DOI: 10/1007/ BF01506295.

8. Усанов Д. А. Международные встречи российских физиков в прошлом и настоящем // Изв. вузов. Прикладная нелинейная динамика. 2013. Т. 21, № 3. С. 127-143.

9. Аникин В. М. «Приобретать уменье делать физические измерения и исследования» : к 100-летию физического образования и физической науки в Саратове // Изв. Сарат. ун-та. Нов. сер. Сер. Физика. 2014. Т. 14, вып. 1. С. 53-58.

10. Семёнов Н. Н. А. Ф. Иоффе и его школа // Воспоминания об А. Ф. Иоффе. Л. : Наука. Ленингр. отд-ние, 1972. С. 5-10.

11. Шилов А. Е. Н. Н. Семёнов и его роль в науке. URL: http://www.chph.ras.ru/semenov.html.