Научная статья на тему 'НЕТАРИФНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИМПОРТА ПРОДУКЦИИ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ'

НЕТАРИФНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИМПОРТА ПРОДУКЦИИ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
563
123
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВНЕШНЕЭКОНОМИЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ / ИМПОРТ ПРОДУКЦИИ / ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ СТРАНЫ / ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ / ПИЩЕВАЯ ПРОДУКЦИЯ / ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЕ ЭМБАРГО / НЕТАРИФНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИМПОРТА / ТАМОЖЕННО-ТАРИФНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ / ДОКТРИНА ПРОДОВОЛЬСТВЕННОЙ БЕЗОПАСНОСТИ / ВНЕШНЯЯ ТОРГОВЛЯ

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Семин А. Н., Ковалев В. Е., Третьяков А. П., Данилова К. А.

Статья посвящена влиянию нетарифного регулирования внешней торговли, на примере импорта пищевой продукции, на продовольственную безопасность страны. Показано, что применение Россией начиная с 2014 года продовольственного эмбарго для 37 стран мира, таких как США, страны ЕС и других, привело не только к положительным, но и негативным последствиям на рынке импорта продовольствия России. В результате значительно снизилась конкуренция среди поставщиков и возникла монополизация на рынке импорта пищевых продуктов по всем товарным группам, по которым было ведено продовольственное эмбарго для отдельных стран, что привело к созданию условий по росту закупочных цен, снижению качества и ассортимента продукции. Выявились негативные последствия и на внутреннем рынке продовольственной продукции: усиление монополизации, рост цен, снижение качества и ассортимента продуктов питания. Таким образом, в результате применения нетарифного регулирования (продовольственного эмбарго) произошло снижение трех из четырех комплексных оценочных показателей продовольственной безопасности в соответствии с Доктриной продовольственной безопасности России: экономической и физической доступности продовольствия, соответствия пищевой продукции требованиям законодательства ЕАЭС о техническом регулировании.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

NON-TARIFF REGULATION OF IMPORTS AND FOOD SECURITY OF RUSSIA

The study analyzes the impact of non-tariff regulation of foreign trade, on the example of food imports, on the food security of the country. The results of the study showed that Russia’s use of a food embargo for 37 countries since 2014, such as the United States, EU countries and others, has led not only to positive but negative consequences in the Russian food import market. As a result, competition among suppliers has significantly decreased and the food import market has been monopolized by all product groups that have been subject to a food embargo for individual countries, resulting in conditions for higher purchase prices, lower quality and product range. Since the introduction of the food embargo, there have been negative effects on the domestic food market, such as increased market monopolization, rising prices, declining quality and food range. Thus, as a result of the application of non-tariff regulation (food embargo), three of the four comprehensive food security estimates have been reduced, in accordance with the Doctrine of Food Security of Russia: economic and physical accessibility of food, compliance with food products requirements of the EAEU legislation on technical regulation.

Текст научной работы на тему «НЕТАРИФНОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ ИМПОРТА ПРОДУКЦИИ И ПРОДОВОЛЬСТВЕННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИИ»

АКТУАЛЬНЫЕ ВОПРОСЫ ЭКОНОМИКИ

А. Н. Семин

В. Е. Ковалев

А. П.Третьяков

К. А. Данилова

УДК: 339.5 DOI: 10.24412/2071-6435-2021-1-24-46

Нетарифное регулирование импорта продукции и продовольственная безопасность России

Статья посвящена влиянию нетарифного регулирования внешней торговли, на примере импорта пищевой продукции, на продовольственную безопасность страны. Показано, что применение Россией начиная с 2014 года продовольственного эмбарго для 37 стран мира, таких как США, страны ЕС и других, привело не только к положительным, но и негативным последствиям на рынке импорта продовольствия России. В результате значительно снизилась конкуренция среди поставщиков и возникла монополизация на рынке импорта пищевых продуктов по всем товарным группам, по которым было ведено продовольственное эмбарго для отдельных стран, что привело к созданию условий по росту закупочных цен, снижению качества и ассортимента продукции. Выявились негативные последствия и на внутреннем рынке продовольственной продукции: усиление монополизации, рост цен, снижение качества и ассортимента продуктов питания. Таким образом, в результате применения нетарифного регулирования (продовольственного эмбарго) произошло снижение трех из четырех комплексных оценочных показателей продовольственной безопасности в соответствии с Доктриной продовольственной безопасности России: экономической и физической доступности продовольствия, соответствия пищевой продукции требованиям законодательства ЕАЭС о техническом регулировании.

Ключевые слова: внешнеэкономическая деятельность, импорт продукции, продовольственная безопасность страны, продовольственная независимость, пищевая продукция, продовольственное эмбарго, нетарифное регулирование импорта, таможенно-тарифное регулирование, доктрина продовольственной безопасности, внешняя торговля.

Введение

Агропродовольственный сектор российской экономики подвержен значительному воздействию внешних вызовов. Успешно противостоять внешним угрозам и обеспечивать для россиян возможность полноценно и качественно питаться позволяет комплексная система по управлению агропромышленным комплексом (АПК), которая объединяет все отрасли, принимающие участие в производстве сельскохозяйственной продукции, переработке, доведении ее до потребителя, а также направления социальной, сервисной, научной, информационной инфраструктуры и внешнеэкономической деятельности.

© А.Н. Семин, 2021 © В.Е. Ковалев, 2021 © А.П. Третьяков, 2021 © К.А. Данилова, 2021

Реализация данной комплексной системы происходит на базе соответствующих нормативно-правовых документов. Основные среди них: «Стратегия национальной безопасности Российская Федерация», Федеральный закон «О развитии сельского хозяйства», Государственная программа развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, «Основы государственной политики Российской Федерации в области здорового питания населения», Доктрина продовольственной безопасности Российской Федерации, Стратегия развития таможенной службы Российской Федерации, Договор о Евразийском экономическом союзе, Таможенный кодекс Евразийского экономического союза; Федеральный закон Российской Федерации «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» и другие нормативно-правовые документы.

Методология исследования

Исследование основано на комплексе общенаучных методов: абстрактно-логическом, аналитическом, методе синтеза, дедукции, индукции, монографическом и других. Авторы использовали частный научный метод — сравнительно-правового анализа законодательных и других нормативно-правовых актов, документов стратегического планирования национального и наднационального уровней. Развитие данного метода в исследовании осуществлено через формирование системы нормативов и показателей деятельности в сфере регулирования импорта и обеспечения продовольственной безопасности.

Результаты

В Доктрине продовольственной безопасности Российской Федерации (далее Доктрина) указано, что «Продовольственная безопасность Российской Федерации — это состояние социально-экономического развития страны, при котором обеспечивается продовольственная независимость Российской Федерации, гарантируется физическая и экономическая доступность для каждого гражданина страны пищевой продукции, соответствующей обязательным требованиям, в объемах не меньше рациональных норм потребления пищевой продукции, необходимой для активного и здорового образа жизни» [14].

Для оценки обеспечения продовольственной безопасности в качестве основных комплексных показателей используются:

— уровень продовольственной независимости государства;

— экономическая и физическая доступность продовольствия для населения;

— соответствие качества и безопасности пищевой продукции требованиям законодательства Евразийского экономического союза о техническом регулировании.

Более подробно рассмотрим один из четырех вышеуказанных комплексных оценочных показателей продовольственной безопасности — уровень продовольственной независимости государства.

Понятие «Продовольственная независимость Российской Федерации» трак-

туется в Доктрине как самообеспечение страны основными видами отечественной сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия [14]. Одноименный показатель рассчитывается как отношение объема отечественного производства сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия к объему их внутреннего потребления.

В Доктрине указаны пороговые значения уровня самообеспечения по следующим основным видам продовольствия: 1) зерно — не менее 95%; 2) сахар — не менее 90%; 3) растительное масло — не менее 90%; 4) мясо и мясопродукты (в пересчете на мясо) — не менее 85%; 5) молоко и молочные продукты (в пересчете на молоко) — не менее 90%; 6) рыба и рыбопродукты (в живом весе — сырца) — не менее 85%; 7) картофель — не менее 95%; 8) овощи и бахчевые — не менее 90%; 9) фрукты и ягоды — не менее 60%; 10) соль пищевая — не менее 85%, а также семена основных сельскохозяйственных культур отечественной селекции — не менее 75% [14].

Превышение порогового значения поставок сельскохозяйственной продукции и готового продовольствия по импорту влечет потерю продовольственной независимости страны.

Одна из основных задач по обеспечению продовольственной независимости государства, в частности по объему поставок продовольствия по импорту, решается Федеральной таможенной службой Российской Федерации с помощью экономических инструментов

В соответствии с обозначенными в «Стратегии развития таможенной службы Российской Федерации» целевыми ориентирами определена миссия названного ведомства — содействие развитию международной торговли, росту товарооборота и несырьевого экспорта, обеспечение национальной безопасности Российской Федерации, полноты и правомерности взимания таможенных платежей, достижение высокого качества таможенного администрирования, создание конкурентных преимуществ для законопослушных участников внешнеэкономической деятельности [10]. Вот почему в государственной внешнеторговой политике Российской Федерации с целью создания благоприятных условий для российских экспортеров, импортеров, производителей и потребителей товаров и услуг используются специальные методы государственного регулирования внешнеторговой деятельности, предусмотренные Федеральным законом Российской Федерации «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» [15], к ключевым механизмам которого относятся:

1) таможенно-тарифное регулирование (применение импортного и экспортного таможенного тарифа);

2) нетарифное регулирование (введение количественных ограничений и иных запретов и ограничений экономического характера, препятствующих проникновению иностранных товаров на внутренний рынок, а также вывозу отечественной продукции) и другие методы [11].

В статье рассматривается влияние на продовольственную независимость России только одного инструмента — нетарифного регулирования на примере

для эмбарго, которое проявляется через запрет поставок сельскохозяйственной продукции и готового продовольствия в Российскую Федерацию для отдельных стран Запада, в ответ на принятые ими политические и экономические санкции в 2014 году в отношении России.

Необходимо подчеркнуть, что система государственного регулирования внешнеторговой деятельности в России сейчас объединяет как национальные, так и надциональные механизмы на уровне ЕАЭС, что приводит к серьезному снижению свободы действий России при принятии решений по использованию большинства инструментов торговой политики на национальном агропродо-вольственном рынке и требует согласования с другими партнерами по общему агропродовольственному рынку Евразийского экономического союза.

Сегодня введение любой дополнительной ограничительной меры в сфере внешнеторгового регулирования на уровне ЕАЭС в одностороннем порядке возможно только на основании Протокола о мерах нетарифного регулирования в отношении третьих стран (Приложение № 7 к Договору о Евразийском экономическом союзе). Раздел X упомянутого Протокола требует, чтобы введение подобных мер было надлежащим образом обосновано и учитывало веские обстоятельства, например, необходимость соблюдения общественной морали и правопорядка, необходимость охраны жизни и здоровья человека, окружающей среды, животных и растений, необходимость обеспечения обороны и безопасности и некоторые другие.

Для лучшего восприятия результатов исследования надо напомнить причину возникновения международного конфликта, в результате которого со стороны России был использован исключительный метод государственного нетарифного регулирования в виде запрета на ввоз товаров по отдельным кодам товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) сельскохозяйственной продукции и готового продовольствия.

Начиная с марта 2014 года США, страны Евросоюза (28 стран), а позднее и некоторые другие государства, не согласные с действиями России в ходе украинского кризиса, ввели политические и экономические санкции в отношении отдельных высокопоставленных российских политиков, чиновников, бизнесменов и отдельных российских компаний. Также были запрещены поставки в Россию определенных товаров, услуг, технологий, российским компаниям ограничен доступ к рынкам капитала западных банков. Ежегодно санкционный список в отношении российских компаний и физических лиц расширялся.

Россия приняла ответные санкции, в частности, 7 августа 2014 года ограничила импорт некоторых видов продовольственных товаров из стран, которые ввели против нее санкции. Президент России 6 августа 2014 года подписал Указ № 560 «О применении отдельных специальных экономических мер в целях обеспечения безопасности Российской Федерации» [9]. В соответствии с Постановлением Правительства Российской Федерации от 7 августа 2014 года № 778 «О мерах по реализации Указа Президента Российской Федерации от 6 августа 2014 года № 560» (с изменениями и дополнениями), введен запрет на ввоз в Российскую

Федерацию отдельных видов сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия, страной происхождения которых являются США, страны Европейского союза, Канада, Австралия, Норвегия, Украина, Албания, Черногория, Исландия и Лихтенштейн.

В перечень запрещенных товаров (за исключением отдельных позиций) вошли следующие виды продукции, в соответствии с кодом товарной номенклатуры ВЭД: 0103 (свиньи живые); 0201, 0202 (мясо крупного рогатого скота), 0203 (свинина); 0207 (мясо и пищевые субпродукты домашней птицы); 03 (рыба и ракообразные, моллюски и прочие); 04 (молоко и молочная продукция); 07 (овощи, съедобные корнеплоды и клубнеплоды); 08 (фрукты и орехи); 1601 (колбасы и аналогичные продукты из мяса); 19 (готовые пищевые продукты из зерна злаков, муки, крахмала или молока, за исключением отдельных позиций).

Проанализировав объем импортных поставок продовольствия странами по основным видам товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности за 2019 год, авторы составили рейтинг крупнейших стран-поставщиков продовольственных товаров по каждой товарной группе и сравнили полученные результа-тоы с аналогичными данными за 2013 год, то есть с периодом, предшествующим введению продовольственного эмбарго.

Импорт продовольствия по отдельным видам товарной номенклатуры внешнеэкономической деятельности (ТН ВЭД) и крупнейшие поставщики (Топ-10) за 2019 год по данным Федеральной таможенной службы Российской Федерации приведены в таблицах 1—7.

В соответствии с данными таблицы 1, по товарной группе номенклатуры внешнеэкономической деятельности «Мясо, мясные субпродукты» (код ТН ВЭД 02) в 2019 году 27 стран поставили в Россию продовольственной продукции почти на 1,9 млрд долларов. Основными экспортерами по данной товарной группе являются Беларусь (31,8% от общего объема данной группы), Бразилия (26,2%), Парагвай (17,8%), Аргентина (11,8%).

В совокупности четыре страны поставили 87,6% от общего объема рассмотренной товарной группы, что свидетельствует о монополизации данными государствами поставок продукции в этом секторе импорта продовольственного рынка.

Таблица 1

Топ-10 стран крупнейших поставщиков продовольствия в Россию по товарным группам: мясо, мясные субпродукты (код ТН ВЭД 02); рыба, ракообразные и моллюски (код ТН ВЭД 03).

Мясо и мясные субпродукты Рыба, ракообразные и моллюски

Топ 10 Страна Стоимость млн долларов США Доля, в общем объе-ме% Топ 10 Страна Стоимость млн долларов США Доля в общем объеме%

1 Беларусь 596,7 31,8 1 Чили 386,8 21,5

2 Бразилия 491,3 26,2 2 Фарерские острова 318,8 17,7

3 Парагвай 334,4 17,8 3 Китай 267,7 14,9

4 Аргентина 221,4 11,8 4 Беларусь 118,8 6,6

5 Чили 62,1 3,3 5 Вьетнам 108,6 6,0

6 Индия 61,3 3,3 6 Индия 96,8 5,4

7 Уругвай 24,7 1,3 7 Турция 93,3 5,2

8 Колумбия 22,3 1,2 8 Аргентина 85,0 4,7

9 Казахстан 18,9 1,0 9 Эквадор 61,0 3,4

10 Таиланд 8,3 0,4 10 Гренландия 40,0 2,2

другие 17 стран 36,6 1,9 другие 46 стран 219,7 12,4

Общий объем по товарной группе 1 877, 8 100,0 Общий объем по товарной группе 1 796,7 100,0

Источник: [8].

Сравнивая данные по товарной группе «Мясо, мясные субпродукты» (код ТН ВЭД 02) в 2019 году с аналогичными данными 2013 года, то есть до введения запрета ввоза в Россию сельскохозяйственной продукции и продовольствия для стран, которые ввели санкции в отношении России, следует отметить значительное снижение объема поставок продукции в 2019 году — в 3,5 раза, в сравнении с 2013 годом (в 2013 году — 6,7 млрд долларов, в 2019 году — 1,9 млрд долларов в текущих ценах). Произошло и существенное уменьшение количества стран-экспортеров, почти в 2 раза (с 45 стран до 27 стран). В Топ-10 крупнейших поставщиков 2013 года входило 6 стран, попавших под продовольственное эмбарго: США, Германия, Канада, Дания, Австралия, Испания.

Снижение объема импорта по данной товарной группе (код ТН ВЭД 02) было полностью компенсировано за счет увеличения отечественного производства продукции данной группы, то есть государственными мерами по программе импортозамещения. Объем отечественного производства мяса и мясопродуктов (в пересчете на мясо) в 2019 году в натуральном выражении составил 10,8 млн тонн и увеличился почти на 30% в сравнении с 2013 годом [12].

В результате исследования установлено, что уровень самообеспечения мясом и мясопродуктами как индикатор оценки обеспечения продовольственной безопасности в соответствии с Доктриной составил в 2019 году 96,7%, что существенно выше нормативного порогового значения, предусмотренного Доктриной (85%), и значительно выше фактического уровня самообеспечения в 2013 году—78,5% [5].

Исходя из вышесказанного следует вывод, что до введения продовольственного эмбарго по товарной группе «Мясо и мясные субпродукты» продовольственная независимость России не обеспечивалась в полном объеме. Использование метода государственного нетарифного регулирования внешнеэкономической деятельности в форме введения запрета на ввоз продовольствия способствовало достижению продовольственной независимости России по данной товарной группе, однако привело и к сокращению конкуренции на рынке импорта данной продукции и, соответственно, значительной монополизации рынка, снижению

ассортимента и качества товаров, а также обусловило рост закупочных цен на данную импортную продукцию.

То же произошло и на внутреннем рынке мясопродуктов (монополизация), что негативно отразилось на экономической и физической доступности продовольствия для населения, соответственно, снизило уровень других трех комплексных показателей (кроме продовольственной независимости) по оценке обеспечения продовольственной безопасности в соответствии с Доктриной продовольственной безопасности.

В 2019 году по товарной группе «Рыба, ракообразные и моллюски» (код ТН ВЭД 03) продукцию поставили в Россию 56 стран на сумму 1,8 млрд долларов (таблица 1). В тройку лидеров стран-экспортеров по данной группе вошли: Чили (21,5% от общего объема данной группы), Фарерские острова (17,7%), Китай (14,9%). В совокупности тройкой стран-лидеров поставлено 54,1% от общего объема данной товарной группы, что говорит о доминирующем положении этих стран по указанной группе продовольственных товаров.

Сравнивая данные по товарной группе «Рыба, ракообразные и моллюски» (код ТН ВЭД 03) 2019 года с 2013 годом, то есть до введения запрета (продовольственного эмбарго) для отдельных стран, следует отметить снижение объема поставок продукции (в текущих ценах) в 1,5 раза (в 2013 году — 2,8 млрд долларов, в 2019 году — 1,8 млрд долларов).

Сократилось число стран-экспортеров (на 8 стран), большинство из которых входили в Топ-10 крупнейших поставщиков 2013 года, до эмбарго: Норвегия, Исландия, Канада, США, Дания. Потребность населения в продукции данной товарной группы была частично компенсирована за счет увеличения поставок из других стран, а также силами отечественных производителей.

Использование метода государственного нетарифного регулирования в данной товарной группе, как в рассмотренной нами выше, привело к снижению конкуренции на рынке импорта данной продукции, следовательно, к снижению ассортимента и качества товаров, а также к созданию условий к росту закупочных цен на данную продукцию.

Уровень самообеспеченности рыбой и рыбопродуктами (в живом весе — сырца) составил в 2019 году 158,5%, что почти двукратно превышает нормативный порог, предусмотренный Доктриной продовольственной безопасности (85%) и существенно выше фактического уровня самообеспечения в 2013 году (112,5%).

Необходимо отметить, что уровень самообеспеченности по любому виду продовольствия, рассчитанному по методике Доктрины, является только одним из четырех комплексных показателей и не отражает многие факторы продовольственной безопасности. Поэтому при широком (полном) исследовании следует учитывать полностью все оценочные показатели обеспечения продовольственной безопасности.

В 2019 году в Россию по товарной группе «Молочная продукция, яйца, мед» (код ТН ВЭД 04) продукцию поставляли 47 стран почти на 3,0 млрд долларов

(таблица 2). Крупнейшим монопольным игроком в данной продовольственной группе является Беларусь — почти М от общего объема.

Таблица 2

Топ-10 стран поставщиков в Россию по товарным группам молочная продукция, яйца, мед (код ТН ВЭД 04); овощи и корнеплоды (код ТН ВЭД 07).

Молочная продукция; яйца; мед Овощи и корнеплоды

Доля, Доля

Топ 10 Стоимость в об- Топ 10 Стоимость в об-

Страна млн долларов США щем объе-ме% Страна млн долларов США щем объе-ме%

1 Беларусь 2062,9 69,5 1 Китай 410,4 22,4

2 Аргентина 130,5 4,4 2 Азербайджан 235,6 12,9

3 Уругвай 119,3 4,0 3 Турция 175,0 9,6

4 Новая Зеландия 115,5 3,9 4 Беларусь 168,2 9,2

5 Нидерланды 75,3 2,5 5 Израиль 159,6 8,7

6 Казахстан 58,5 2,0 6 Иран 127,7 7,0

7 Швейцария 36,9 1,2 7 Египет 121,2 6,6

8 Сербия 36,7 1,2 8 Марокко 83,4 4,6

9 Германия 32,8 1,1 9 Узбекистан 66,1 3,6

10 Франция 30,7 1,0 10 Армения 33,3 1,8

другие 37 стран 267,9 9,2 другие 67 стран 250,8 13,6

Общий объем 2 967,0 100,0 Общий объем 1 831,3 100,0

Источник: [8].

Сравнивая данные по товарной группе «Молочная продукция, яйца, мед» (код ТН ВЭД 04) с аналогичными данными за 2013 год, то есть до введения эмбарго для отдельных стран, следует отметить значительное снижение объема поставок продукции (в текущих ценах), в 1,5 раза (в 2013 году—4,4 млрд долларов, в 2019 году — 3,0 млрд долларов). В 2019 году в Топ-10 крупнейших поставщиков не вошли Украина, Нидерланды, Финляндия, Польша, Литва, Дания, которые в 2013 году занимали высокие места в рейтинге, а крупнейшим монопольным экспортером по данной товарной группе стала Беларусь, с соответствующими негативными последствиями по монополизации рынка импорта пищевой продукции.

Потребность населения в продукции данной группы была в основном компенсирована за счет увеличения поставок из Белоруссии, частично — отечественными производителями, однако ассортимент и качество продукции существенно снизились. Объем отечественного производства молока и мо-локопродуктов (в пересчете на молоко) в 2019 году в натуральном выражении составил 31,3 млн тонн и увеличился незначительно — всего на 3%, в сравнении с 2013 годом [12].

Уровень самообеспечения молоком и молочными продуктами как инди-

катор продовольственной безопасности, в соответствии с Доктриной, составил в 2019 году 84,4%, что ниже нормативного порогового значения, предусмотренного Доктриной (90%), но выше фактического уровня самообеспечения в 2013 году — 77,5% [5].

Из вышесказанного следует вывод, что в 2019 году продовольственная независимость России по молоку и молочным продуктам не обеспечивалась в полном объеме, хотя уровень самообеспечения несколько вырос в сравнении с 2013 годом.

В данной товарной группе применение метода государственного нетарифного регулирования привело к значительному снижению конкуренции на рынке импорта продукции и, соответственно, к созданию условий по росту закупочных цен. В совокупности отрицательные факторы негативно отразились на экономической и физической доступности продовольствия для населения, а, следовательно, на оценке обеспечения продовольственной безопасности в соответствии с Доктриной продовольственной безопасности.

По товарной группе «Овощи и корнеплоды» (код ТН ВЭД 07) в 2019 году продукцию поставили в Россию 77 стран на сумму 1,8 млрд долларов (таблица 2). Основными экспортерами по данной товарной группе являются четыре страны: Китай (22,4% от общего объема данной группы), Азербайджан (12,9%), Турция (9,6%), Беларусь (9,2%). В совокупности они поставили более половины (54,1%) объема данной товарной группы, то есть стали доминирующими игроками рынка.

Сравнивая данные по товарной группе «Овощи и корнеплоды» (код ТН ВЭД 07) с 2013 годом, то есть до введения запрета ввоза в Россию сельскохозяйственной продукции и продовольствия для отдельных стран, следует отметить значительное снижение объема поставок (в текущих ценах), в 1,5 раза (в 2013 году — 2,9 млрд долларов, в 2019 году — 1,8 млрд долларов). Количество стран-поставщиков уменьшилось на одну треть. В результате нетарифного регулирования ВЭД в 2019 году в Топ-10 крупнейших поставщиков не вошли такие страны, как Нидерланды, Польша, Испания, которые в 2013 году занимали высокие места в Топ-10.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Объем потребности населения в продукции данной группы был только частично компенсирован за счет увеличения объема поставок другими странами (Азербайджан, Китай, Беларусь), отчасти — отечественными производителями.

Объем отечественного производства овощей и бахчевых 2019 году в натуральном выражении составил 16,1 млн тонн и увеличился на 14% в сравнении с 2013 годом [12].

Уровень самообеспечения овощами и бахчевыми, в соответствии с Доктриной, составил в 2019 году 84,4%, что меньше нормативного порогового значения, предусмотренного Доктриной (90%), а также ниже фактического уровня самообеспечения в 2013 году — 86,8% [5].

Из вышесказанного следует вывод, что продовольственная независимость России по овощам и бахчевым не обеспечивается в полном объеме. Из-за снижения конкуренции на внешнем и внутреннем рынке по данным товарам ассортимент и качество продукции существенно снизились, а цены возросли, что отрицательно

отразилось на продовольственной безопасности Российской Федерации.

«Фрукты и орехи» (код ТН ВЭД 08) в 2019 году в Россию поставляли 90 стран более чем на 4,0 млрд долларов (таблица 3).

Таблица 3

Топ-10 стран поставщиков в Россию по товарным группам фрукты и орехи (код ТН ВЭД 08); кофе, чай, пряности (код ТН ВЭД 09).

Фрукты и орехи Кофе, чай, пряности

Доля, Доля

Топ 10 Стоимость в об- Топ 10 Стоимость в об-

Страна млн долларов США щем объе-ме% Страна млн долларов США щем объе-ме%

1 Эквадор 1085,2 27,0 1 Вьетнам 196,8 17,0

2 Турция 814,9 20,3 2 Шри-Ланка 132,2 11,4

3 Китай 325,9 8,1 3 Индия 128,0 11,0

4 Азербайджан 280,6 7,0 4 Бразилия 113,2 9,8

5 Египет 242,9 6,1 5 Италия 105,5 9,1

6 ЮАР 218,3 5,4 6 Китай 75,9 6,6

7 Марокко 212,9 5,3 7 Кения 49,8 4,3

8 Молдова 199,9 5,0 8 Германия 45,2 3,9

9 Сербия 196,0 4,9 9 Индонезия 39,1 3,4

10 Аргентина 182,7 4,6 10 Колумбия 29,7 2,6

другие 80 стран 253,6 6,3 другие 97 стран 242,9 20,9

Общий объем 4 012,8 100,0 Общий объем 1 158,1 100,0

Источник: [8].

Сравнивая данные по товарной группе «Фрукты и орехи» (код ТН ВЭД 08) с 2013 годом, то есть до продовольственного эмбарго, можно отметить снижение поставок продукции (в текущих ценах), в 1,6 раза (в 2013 году 6,4 млрд долларов, в 2019 году — 4,0 млрд долларов). Количество стран-поставщиков уменьшилось почти на 1/3 часть. В результате в 2019 году в Топ-10 крупнейших поставщиков не вошли такие страны, как Польша, Испания, США, которые в 2013 году занимали высокие места в Топ-10. На рынке данной товарной группы произошло существенное снижение конкуренции.

Объем поставок по товарной группе «Фрукты и орехи» в 2019 году не был компенсирован, в том числе из-за снижения спроса на продукцию данной товарной группы в связи с ежегодным падением уровня благосостояния населения России с 2014 года по главному показателю — реальные располагаемые денежные доходы населения.

Объем отечественного производства фруктов и ягод 2019 года в натуральном выражении составил 3,5 млн тонн и увеличился только на 3% в сравнении с 2013 годом [12].

Уровень самообеспечения фруктами и ягодами составил в 2019 году 39,5%, что значительно ниже нормативного порогового значения, предусмотренного Доктриной (60%), однако имеется незначительная тенденция к росту, так как фактический уровень самообеспечения в 2013 году составлял 32,9% [5].

Уровень продовольственной независимости России по фруктам и ягодам не обеспечивается в значительных объемах. К вышесказанному важно добавить, что по товарной группе «Фрукты и орехи» (код ТН ВЭД 08) к основным проблемам самообеспечения следует отнести также факторы, связанные с климатическими и природно-географическими условиями месторасположения России, что не позволяет или затрудняет по многим позициям данной товарной группы осуществлять отечественное производство.

«Кофе, чай, пряности» (код ТН ВЭД 09) в 2019 году в Россию завозили 107 стран на сумму 1,2 млрд долларов (таблица 3). Основные экспортеры: Вьетнам (17,0% от общего объема данной группы), Шри-Ланка (11,4%), Индия (11,0%), Бразилия (9,8%) и Италия (9,1%). В совокупности эти государства поставили почти 60% объема товарной группы.

По данной товарной группе запрет на ввоз импортной продукции не производился, количество стран-экспортеров не уменьшилось. Состав крупнейших поставщиков, входящих в Топ-10, практически не изменился. Однако объем поставок по данной товарной группе в 2019 году снизился почти на 10% в сравнении с 2013 годом, что указывает на снижение уровня двух комплексных показателей продовольственной безопасности — экономической и физической доступности для населения.

По товарной группе «Масличные и прочие семена, плоды, растения для технических целей» (код ТН ВЭД 12) в 2019 году в Россию поставку продукции осуществляли 95 стран на сумму 1,7 млрд долларов. В тройку лидеров стран-импортеров вошли Бразилия, Парагвай, США (таблица 4). В совокупности ими поставлено более половины (52,6%) объема данной товарной группы, что говорит о доминирующем положении этих стран. По данной товарной группе запрет на ввоз импортной продукции также не производился.

Таблица 4

Топ-10 стран поставщиков в Россию по товарным группам: масличные и прочие семена, плоды, растения (код ТН ВЭД 12); жиры и масла животного или растительного происхождения (код Тн ВЭД 15).

Масличные и прочие семена, плоды, растения для технических целей Жиры и масла животного или растительного происхождения

Стои- Доля, Стои- Доля

Топ 10 мость в об- Топ 10 мость в об-

Страна млн дол- щем Страна млн дол- щем

ларов США объе-ме% ларов США объе-ме%

1 Бразилия 480,6 27,9 1 Индонезия 664,8 52,2

2 Парагвай 318,5 18,5 2 Беларусь 154,3 12,1

3 США 107,3 6,2 3 Швеция 86,0 6,8

4 Турция 101,3 5,9 4 Малайзия 81,5 6,4

5 Аргентина 87,7 5,1 5 Италия 61,6 4,8

6 Франция 87,4 5,1 6 Нидерланды 59,9 4,7

7 Германия 71,7 4,2 7 Испания 40,4 3,2

8 Китай 63,9 3,7 8 Германия 25,2 2,0

9 Индия 51,7 3,0 9 Индия 12,5 1,0

10 Румыния 43,7 2,5 10 Бельгия 10,4 0,8

другие 85 стран 307,9 17,9 другие 80 стран 76,5 6,0

Общий объем 1721,7 100 Общий объем 1 272,9 100

Источник: [8].

Количество стран-экспортеров практически не уменьшилось. В состав крупнейших поставщиков в 2019 году не вошла только Украина, которая занимала 3 место в 2013 году. Объем поставок по данной товарной группе в 2019 году существенно вырос, почти на 30% в сравнении с 2013 годом.

Индонезия — мировой лидер по производству пальмового масла и его фракций — поставляет в нашу страну более 70% продукта [1]. Всего в 2019 году в Россию было импортировано более 1 млн тонн (1060,9 тысячи тонн) этого масла на сумму более 600 млн долларов, что вполне сопоставимо по физическому весу и по стоимости с совокупным объемом импорта яблок в Российской Федерации — 934,5 тысячи тонн на сумму 585,9 млн долларов [7].

По данной товарной группе запрета и ограничений на ввоз импортной продукции не производилось. В 2019 году состав крупнейших поставщиков, входящих в Топ-10, практически не изменился в сравнении с 2013 годом, за исключением Украины, которая выбыла из десятки, в которую вошла Беларусь.

Продовольственная безопасность государства обеспечивается не только высоким уровнем самообеспечения (продовольственной независимостью), но и безопасностью пищевых продуктов, высоким уровнем качества продовольствия.

В Доктрине для оценки обеспечения продовольственной безопасности в сфере качества и пищевой безопасности продовольствия используется комплексный показатель — «Соответствие пищевой продукции требованиям законодательства Евразийского экономического союза (ЕАЭС) о техническом регулировании». Основными задачами системы технического регулирования ЕАЭС являются защита жизни и здоровья человека, животных, растений, окружающей среды.

На сегодняшний день в рамках ЕАЭС действует 47 технических регламентов (ТР), из них 12 — в сфере качества и безопасности пищевой продукции. Регламенты, касающиеся качества и безопасности пищевой продукций, разработаны Федеральной службой по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека (Роспотребнадзор) и Министерством сельского хозяйства Российской Федерации.

Среди основных технических регламентов Таможенного союза (ТР ТС): «О безопасности пищевой продукции» (ТР ТС 021/2011), «О безопасности мяса и мясной продукции» (ТР ТС 034/2013), «О безопасности рыбы и рыбной про-

дукции» (ТР ЕАЭС 040/2016), «О безопасности молока и молочной продукции» (ТР ТС 033/2013) и другие [6].

Вопрос безопасности продовольствия, качества продуктов питания особенно остро стоит в России. По официальным данным, объем фальсифицированной продукции на российском рынке, например молока, составляет 20%, а рыбы — до 50%. Контрафакт, фальсификат, серый импорт наводнили розничную торговлю продуктами питания в стране. Серьезная угроза молочной отрасли возникла со стороны импорта пальмового масла, которое широко используется в маргариновой и масложировой промышленности, кондитерской и хлебопекарной отраслях пищевой промышленности.

Проблема некачественного продовольствия остается актуальной, несмотря на принятый еще в 2000 году Федеральный закон «О качестве и безопасности пищевых продуктов», регулирующий «отношения в области обеспечения качества пищевых продуктов и их безопасности для здоровья человека». Согласно документу, качество и безопасность пищевых продуктов обеспечиваются, прежде всего, мерами государственного регулирования [13].

Эксперты Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) установили, что одним из факторов, который часто упускают из вида в борьбе с неинфекционными заболеваниями, является использование пальмового масла при производстве продуктов питания. Употребление пальмового масла ведет к ожирению и развитию хронических заболеваний желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы. ВОЗ предложила высшему руководству стран принять конкретные меры по сокращению использования пальмового масла, устранению и смягчению негативных последствий производства пальмового масла для здоровья и благополучия человека [16].

Товары из группы «Готовые продукты из мяса, рыбы, ракообразных, моллюсков» (код ТН ВЭД 16) в 2019 году в Россию поставляла 51 страна на сумму 524 млн долларов. Монопольное положение здесь занимает Беларусь — 61,0% от общего объема. Китай — на второй позиции (13,2%), Чили на третьей — 5,2%.

Сравнивая данные по товарной группе «Готовые продукты из мяса, рыбы, ракообразных, моллюсков» (код ТН ВЭД 16) в 2019 году с 2013 годом, то есть до введения эмбарго по позиции — код ТН ВЭД 1601 (колбасы и аналогичные продукты из мяса), следует отметить рост объема поставок продукции на 12,7% в 2019 году (2019 год — 524,0 млн долларов, 2013 год — 465 млн долларов, в текущих ценах).

В 2019 году в Топ-10 крупнейших поставщиков отсутствуют известные своими традициями по производству данной продукции, страны: Латвия, Украина, Венгрия, Польша, Испания, Литва. В результате произошло существенное снижение ассортимента и качества по данному виду продовольствия.

Увеличение стоимости импортных поставок по рассматриваемой товарной группе в 2019 году, в сравнении с 2013 годом, произошло за счет роста закупочных цен по данной продукции.

По товарной группе «Сахар и кондитерские изделия из сахара» продукцию

поставляли в 2019 году 83 страны на общую сумму 361 млн долларов (таблица 5). В тройку лидеров стран-импортеров по данной группе вошли Беларусь (24,2% от общего объема данной группы), Китай (10,2%), Германия (9,2%). В совокупности тройкой стран-лидеров поставлено 43,6% от общего объема данной товарной группы. Запрет на ввоз импортной продукции по ней не производился, однако поставки в 2019 году двукратно сократились в сравнении с 2013 годом. Снижение объема импорта полностью компенсировалось за счет увеличения отечественного производства, то есть государственными мерами по программе импортозамещения.

Таблица 5

Топ-10 стран поставщиков в Россию по товарным группам: готовые продукты из мяса, рыбы, ракообразных, моллюсков (код ТН ВЭД 16); сахар и кондитерские изделия из сахара (код ТН вЭд 17).

Готовые продукты из мяса, рыбы, ракообразных, моллюсков Сахар и кондитерские изделия из сахара

Топ 10 Страна Стоимость млн долларов США Доля, в общем объе-ме% Топ 10 Страна Стоимость млн долларов США Доля в общем объе- ме%

1 Беларусь 319,8 61,0 1 Беларусь 87,6 24,2

2 Китай 69,4 13,2 2 Китай 36,7 10,2

3 Чили 27,5 5,2 3 Германия 33,2 9,2

4 Таиланд 19,1 3,7 4 Казахстан 21,8 6,0

5 Перу 14,2 2,7 5 Франция 19,5 5,4

6 Казахстан 11,2 2,1 6 Турция 18,9 5,2

7 Исландия 8,5 1,6 7 Италия 16,5 4,6

8 Италия 7,4 1,4 8 Бельгия 15,1 4,2

9 Эквадор 6,6 1,3 9 Венгрия 13,2 3,6

10 Сербия 6,3 1,2 10 Польша 12,8 3,5

другие, 41 страна 34,5 6,6 другие 73 стран 86,4 23,9

Общий объем 524,4 100,0 Общий объем 361,8 100,0

Источник: [8].

Состав крупнейших поставщиков в 2019 году, входящих в Топ-10, практически не изменился, за исключением Украины, которая в 2013 году занимала второе место среди крупнейших экспортеров. Уровень самообеспечения сахаром и кондитерскими изделиями в пересчете на сахар составил в 2019 году 125,4%, что значительно выше нормативного порогового значения, предусмотренного Доктриной (90%).

В соответствии с данными таблицы 6, по товарной группе «Готовые продукты из зерна злаков, муки, крахмала или молока» (код ТН ВЭД 19) в 2019 году поставку продукции в Россию выполняли 77 стран на общую сумму почти 900 млн долларов. Основные импортеры по данной товарной группе: Польша (15,4% от общего объема данной группы), Германия (13,4%), Италия (9,4%), Швейцария (9,0%) и Беларусь (8,6%). В совокупности эти страны поставили почти 60% объема продукции.

Сравнивая данные по товарной группе «Готовые продукты из зерна злаков, муки, крахмала или молока» (код ТН ВЭД 19) в 2019 году с 2013 годом, то есть до введения эмбарго на отдельные товары по данной номенклатуре, в частности запрета на ввоз пищевых или готовых продуктов, изготовленных по технологиям производства сыра, следует отметить значительное падение объема поставок по данной товарной группе (в текущих ценах), почти в 1,5 раза (в 2013 году — 1228,3 млн долларов, в 2019 году —879,6 млн долларов).

Таблица 6

Топ-10 стран поставщиков в Россию по товарным группам: готовые продукты из зерна злаков, муки или молока (код Тн ВЭД 19); продукты переработки овощей, фруктов, орехов (код ТН ВЭД 20).

Готовые продукты из зерна злаков, Продукты переработки овощей, фруктов,

муки, крахмала или молока орехов

Доля, Доля

Топ 10 Стоимость в об- Топ 10 Стоимость в об-

Страна млн долларов США щем объе-ме% Страна млн долларов США щем объе-ме%

1 Польша 135,1 15,4 1 Китай 202,9 16,5

2 Германия 118,1 13,4 2 Испания 138,4 11,2

3 Италия 82,5 9,4 3 Польша 92,8 7,5

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

4 Швейцария 78,9 9,0 4 Беларусь 83,8 6,8

5 Беларусь 75,6 8,6 5 Нидерланды 78,1 6,3

6 Нидерланды 67,3 7,6 6 Бразилия 59,5 4,8

7 Ирландия 35,6 4,0 7 Таиланд 58,7 4,8

8 Китай 28,8 3,3 8 Италия 46,8 3,8

9 Франция 23,8 2,7 9 Германия 42,3 3,4

10 Бельгия 22,6 2,6 10 США 31,1 2,5

другие 67 стран 211,5 24,0 другие 82 страны 398,7 32,4

Общий объем 879,6 100,0 Общий объем 1 233,0 100,0

Источник: [8].

Страны, вошедшие в 2019 году в Топ-10 крупнейших поставщиков по данной товарной группе, значительно снизили объемы поставок в сравнении с 2013 годом, за исключением Республики Беларусь и Китая, которые увеличили экспорт в Россию. В результате импортозамещения российскими товарами произошло существенное снижение ассортимента и качества этих продуктов.

По товарной группе «Продукты переработки овощей, фруктов, орехов» (код ТН ВЭД 20) продукцию поставляли в 2019 году 92 страны на общую сумму 1,2 млрд долларов (таблица 6). Основные импортеры — пять стран: Китай (16,5% от общего объема данной группы), Испания (11,2%), Польша (7,5%), Беларусь (6,8%) и Нидерланды (6,3%). В совокупности они обеспечили 48,3% от общего

объема товарной группы. По данной товарной группе запрета на ввоз импортной продукции не было, но объем поставок в 2019 году значительно снизился — на 23% в сравнении с 2013 годом.

В 2019 году поставка продуктов группы «Какао и продукты из него» (код ТН ВЭД 18) в Россию производилась 91 страной на сумму 1,2 млрд долларов (таблица 7).

По данной товарной группе запрет на ввоз импортной продукции не производился, однако объем поставок в 2019 году в сравнении с 2013 годом снизился на 12%. Состав крупнейших поставщиков, входящих в Топ-10 в 2019 году, не изменился, за исключением лидера по объему экспорта 2013 года — Украины, которая не вошла в список Топ-10.

Таблица 7

Топ-10 стран поставщиков в Россию по товарным группам: какао и продукты из него (код ТН ВЭД 18); алкогольные и безалкогольные напитки и уксус (код ТН ВЭД 22)

Какао и продукты из него Алкогольные и безалкогольные напитки и уксус

Стои- Доля, Стои- Доля

Топ 10 мость в об- Топ 10 мость в об-

Страна млн дол- щем Страна млн дол- щем

ларов США объе-ме% ларов США объе-ме%

1 Германия 214,4 17,2 1 Италия 438,0 14,5

2 Кот-д'Ивуар 184,8 14,8 2 Франция 377,5 12,5

3 Малайзия 93,0 7,4 3 Великобритания 303,2 10,0

4 Гана 87,7 7,0 4 Грузия 250,3 8,3

5 Индонезия 84,5 6,8 5 Армения 245,3 8,1

6 Польша 67,0 5,4 6 Испания 222,2 7,3

7 Италия 60,1 4,8 7 Германия 191,1 6,3

8 Беларусь 58,1 4,6 8 США 92,7 3,1

9 Бельгия 46,8 3,7 9 Ирландия 80,9 2,7

10 Нигерия 36,9 3,0 10 Беларусь 72,2 2,4

другие 81 страна 315,6 25,3 другие 93 стран 754,7 24,8

Общий объем 1 248,9 100,0 Общий объем 3 028,1 100,0

Источник: [8].

По товарной группе «Алкогольные, безалкогольные напитки и уксус» (код ТН ВЭД 22) продукцию поставляли в 2019 году 103 страны на общую сумму 3,0 млрд долларов. В тройку лидеров стран-экспортеров вошли Италия (14,5% от общего объема данной группы), Франция (12,5%), Великобритания (10,0%). По данной товарной группе запрет на ввоз импортной продукции не производился. Объем поставок в 2019 году снизился на 11% в сравнении с 2013 годом. Состав крупнейших поставщиков, входящих в Топ-10, не изменился, за исключением Украины, которая в 2013 году занимала 4 место среди крупнейших экспортеров.

В результате введения Россией продовольственного эмбарго (или нетарифного регулирования) в отношении отдельных стран, импорт продовольствия значительно снизился, в 2019 году в 1,6 раза в сравнении с 2013 годом практически по всем товарным группам (таблица 8).

Таблица 8

Структура импорта продовольственных товаров России в 2019, 2013 годах по основным товарным группам, применяемым таможенными органами и участниками внешнеэкономической деятельности

код ТН ВЭД Наименование товарной группы 2019 2013 2019/ 2013,%

Стоимость млн долларов США Доля в общем объе-ме% Стоимость млн долларов США Доля в общем объе-ме%

02 Мясо и мясные субпродукты 1 877, 8 7,9 6 748,2 17,5 27,8

03 Рыба, ракообразные и моллюски 1 796,7 7,5 2 863,0 7,4 62,8

04 Молочная продукция; яйца 2 967,0 12,4 4 407,6 11,4 67,3

07 Овощи и корнеплоды 1831,3 7,7 2 881,8 7,5 63,5

08 Фрукты и орехи 4 012,8 16,8 6 401,9 16,6 62,7

09 Кофе, чай, пряности 1 158,1 4,8 1 261,8 3,3 91,8

12 Масличные и прочие семена, плоды, растения 1721,7 7,2 1 356,3 3,5 126,9

15 Жиры и масла животного или растительного происхождения 1 272,9 5,3 1 236,0 3,2 103,0

16 [отовые продукты из мяса, рыбы, ракообразных, моллюсков 524,4 2,2 465,1 1,2 112,7

17 Сахар и кондитерские изделия 361,8 1,5 652,4 1,7 55,5

18 Какао и продукты из него 1 248,9 5,2 1404,3 3,6 88,9

19 [отовые продукты из зерна злаков, муки или молока 879,6 3,7 1228,3 3,2 71,6

20 Продукты переработки овощей, фруктов, орехов 1 233,0 5,2 1 600,5 4,1 77,0

22 Алкогольные, безалкогольные напитки и уксус 3 028,1 12,7 3 407,4 8,8 88,9

Прочие виды продовольствия 1 854,5 7,8 2 732,6 7,1 67,9

Всего импорт продовольственных товаров 23 890,8 100,0 38 647,2 100,0 61,8

Примечание: Указанные в данной и предыдущих таблицах наименования товарных групп ТН ВЭД приведены авторами в сокращенном виде. В полном

виде наименования товарных групп приводятся в Классификаторе ТН ВЭД [4].

Если до введения эмбарго в 2013 году в тройку лидеров по объему поставок продовольствия в Россию входила продукция товарных групп ТН ВЭД: «Мясо и мясные субпродукты», «Фрукты и орехи», «Молочная продукция; яйца; мед» на совокупную сумму 17,5 млрд долларов, то после применения государственного нетарифного регулирования ВЭД, в 2019 году в тройку лидеров по объему импорта продуктов питания вошли те же две товарные группы: «Фрукты и орехи», «Молочная продукция; яйца; мед», а вместо «Мясо и мясные субпродукты» вошла продукция ТН ВЭД «Алкогольные, безалкогольные напитки и уксус». Совокупная сумма поставок данных трех товарных групп в 2019 году составила 10,0 млрд долларов, что почти в 1,8 раза меньше, чем в 2013 году.

Количество стран-поставщиков продовольствия в Россию существенно уменьшилось, особенно в тех товарных группах, которые подлежали нетарифному регулированию (эмбарго), в результате этого значительно снизилась конкуренция среди поставщиков и возникла монополизация на рынке импорта пищевых продуктов практически по всем товарным группам (ТН ВЭД).

Чтобы не допустить снижения продовольственных ресурсов в стране и компенсировать падение объема продовольствия, Россия вынуждена была принять экономические и финансовые меры по импортозамещению продовольствия по отдельным видам продукции, что не по всем видам продукции выгодно и экономически целесообразно.

Общие выводы исследования

Внешнеэкономическое регулирование на рынке сельскохозяйственной продукции и готового продовольствия является одним из важных факторов обеспечения высокого уровня продовольственной безопасности страны.

Перед внешней торговлей в области импорта постоянно стоит задача, которая имеет два противоположно направленных вектора решения. С одной стороны, это защита отечественных производителей сельхозпродукции и готовой продовольственной продукции от слишком высокой конкуренции на внутреннем рынке со стороны зарубежных поставщиков и достижение продовольственной независимости страны, а с другой стороны развитие, расширение отечественного продовольственного рынка за счет увеличения зарубежных поставок продовольственных товаров, с целью расширения ассортимента пищевой продукции и достижения свободной конкуренции.

Эффективное решение данной задачи возможно только с помощью оптимального сочетания двух экономических инструментов государственного регулирования внешнеторговой деятельности: таможенно-тарифного регулирования и нетарифного регулирования (введение ограничений и запретов).

Исключительная сложность в поиске данного баланса сопряжена с тем, что для тарифного и нетарифного регулирования внешней торговли в России сегодня действует несколько уровней принятия решений. Национальный уровень

в настоящий момент оказывается в тени наднационального с учетом развития Евразийского экономического союза и существования в рамках данного интеграционного объединения единой таможенной территории с участием России, Белоруссии, Казахстана, Киргизии и Армении.

Заключение

В ходе исследования выявлено, что последствия нетарифного регулирования (продовольственного эмбарго) неоднозначны.

С одной стороны, данный метод способствовал усилению продовольственной независимости государства в основном по одному виду продовольствия. В частности, быстро удалось достичь порогового уровня самообеспечения, уже через один год после введения продовольственного эмбарго, по мясу и мясопродуктам (фактически в 2015 году— 88,4%, при нормативе — 85%).

По таким видам продовольствия, как зерно, рыба и рыбопродукты, картофель, сахар, растительное масло пороговый уровень продовольственной независимости был обеспечен ранее, до применения в 2014 году нетарифного регулирования. По другим видам (молоко и молокопродукты, овощи и бахчевые, фрукты и ягоды, соль пищевая) он не был достигнут, более того, самообеспеченность практически не изменилась.

Нетарифное регулирование дает положительный эффект, когда отечественный рынок пищевой продукции не монополизирован крупными агрохолдингами и крупными торговыми сетями (как в России), а в условиях свободной конкуренции.

С другой стороны, введение продовольственного эмбарго привело к негативным последствиям на внутреннем рынке продовольствия: усилилась монополизация рынка, выросли цены, снизились качество и ассортимент продуктов питания. Эмбарго приводит к тому, что отечественный товаропроизводитель-монополист не стремится к росту эффективности производства, повышению качества продукции и снижению затрат, а поднимает цены на товарную продукцию с целью получения высокой прибыли.

Таким образом, в результате применения нетарифного регулирования (продовольственного эмбарго) произошло снижение трех из четырех комплексных оценочных показателей продовольственной безопасности, в соответствии с Доктриной: экономической и физической доступности продовольствия для населения, соответствия пищевой продукции требованиям законодательства ЕАЭС о техническом регулировании.

Применение нетарифного регулирования привело к негативным последствиям и на рынке импорта продовольствия. В результате значительно снизилась конкуренция среди поставщиков и возникла монополизация на рынке импорта пищевых продуктов по всем товарным группам, по которым было ведено продовольственное эмбарго для отдельных стран, что также привело к созданию условий по росту закупочных цен, снижению качества и ассортимента продукции.

Литература

1. Бизнес и жизнь в Индонезии. URL: https://indonesia-trade.ru (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

2. Иванов О.Б,, БухвальдЕ. М. Национальная безопасность и экономика высоких рисков // ЭТАП: Экономическая Теория, Анализ, Практика. 2020. № 3. С. 7-22.

3. Иванов О.Б,, БухвальдЕ. М. Проблема импортозамещения в стратегиях развития российских регионов // ЭТАП: Экономическая Теория, Анализ, Практика. 2017. № 4. С. 24-41.

4. Классификатор ТН ВЭД. URL: https://classifikators.ru/tnved (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

5. Национальный доклад о ходе и результатах реализации в 2019 году Государственной программы развития сельского хозяйства и регулирования рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия (Утвержден распоряжением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2020 год № 1684-р]. URL: http://government.ru/docs/37271/ (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

6. Официальный перечень технических регламентов Евразийского эконо -мического союза (технических регламентов Таможенного союза) (Утвержден Решением Коллегии ЕЭК № 52 от 2 апреля 2019 года. Агенство РСТ). URL: https://www.rctest.ru/perechen-tekhnicheskikh-reglamentov-evraziyskogo-ekonomicheskogo-soyuza-tekhnicheskikh-reglamentov-t.php (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

7. Официальный сайт Федеральной таможенной службы. URL: http://cus-toms.gov.ru/ (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

8. Официальный сайт. Внешняя торговля России. URL: https://russian-trade.com/statistics/by-country/south-ossetia/export/2019/ (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

9. Постановление Правительства Российской Федерации от 7 августа 2014 года № 778 «О мерах по реализации указов Президента Российской Федерации от 6 августа 2014 года № 560, от 24 июня 2015 года № 320, от 29 июня 2016 года № 305, от 30 июня 2017 года № 293, от 12 июля 2018 года № 420 и от 24 июня 2019 года № 293» (с изменениями и дополнениями). URL: https://base.garant.ru/70712500/53f89421bbdaf741eb2d1ecc4dd b4c33/ (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

10. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 23 мая 2020 года № 1388-р «Об утверждении стратегии развития таможенной службы Российской Федерации до 2030 года». URL: http://customs.gov. ru/storage/document/document_file/2020-06/03/2030.pdf (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

11. Регулирование внешнеэкономической деятельности. Нетарифное регулирование. URL: http://www.catback.ru/articles/theory/ved/regulir.htm (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

12. Росстат. Сельское хозяйство, охота и лесное хозяйство. URL: http://www. perepis -2020. ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enter-prise/economy/# (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

13. Семин А. Н., Третьяков А. П. Аграрный сектор экономики в системе продовольственной безопасности государства. Екатеринбург: Уральское изд-во, 2016. 158 с.

14. Указ Президента Российской Федерации от 21 января 2020 года № 20 «Об утверждении Доктрины продовольственной безопасности Российской Федерации». URL: http://docs.cntd.ru/document/564161398 (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

15. Федеральный закон от 8 декабря 2003 года № 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (с изменениями и дополнениями) URL: https://base.garant.ru/12133486/ (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

16. Sowmya Kadandale, Robert Marten & Richard Smith. Производство пальмового масла и неинфекционные заболевания. Бюллетень Всемирной организации здравоохранения. URL: https://www.who.int/bulletin/ volumes/97/2/18-220434-ab/ru/ (дата обращения: 1 февраля 2021 года).

References

1. Business and life in Indonesia. Available at: https://indonesia-trade.ru (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

2. Ivanov O. B., Buchwald E. M. National security and the economy of high risks. ETAP: Ekonomicheskaya Teoriya, Analiz, Praktika [ETAP: Economic Theory, Analysis, Practice], 2020. no. 3, pp. 7-22 (in Russian).

3. Ivanov O. B., Buchwald E. M. The problem of import substitution in the development strategies of Russian regions. ETAP: Ekonomicheskaya Teoriya, Analiz, Praktika [ETAP: Economic Theory, Analysis, Practice], 2017, no. 4, pp. 24-41 (in Russian).

4. Classifier of the HS Code. Available at: https://classifikators.ru/tnved (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

5. Nacional'nyy doklad o hode i rezul'tatah realizacii v 2019 godu Gosudarst-vennoy programmy razvitiya sel'skogo hozyaystva i regulirovaniya rynkov sel'skohozyaystvennoy produkcii, syr'ya i prodovol'stviya (Utverzhden raspo-ryazheniem Pravitel'stva Rossiyskoy Federacii ot 26 iyunya 2020 goda No. 1684-r)]. [National report on the progress and results of the implementation in 2019 of the State Program for the Development of Agriculture and Regulation of Markets for Agricultural Products, Raw Materials and Food (Approved by Order of the Government of the Russian Federation No. 1684-r of June 26, 2020)]. Available at: http://government.ru/docs/37271/ (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

6. Oficial'nyy perechen' tekhnicheskih reglamentov Evraziyskogo ekonomi-cheskogo soyuza (tekhnicheskih reglamentov Tamozhennogo soyuza) (Utver-

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

zhden Resheniem Kollegii EEK No. 52 ot 2 aprelya 2019. Agenstvo RST) [The official list of technical regulations of the Eurasian Economic Union (Technical Regulations of the Customs Union) (Approved by the Decision of the EEC Board No. 52 of April 2, 2019. The PCT Agency)]. Available at: https://www. rctest.ru/perechen-tekhnicheskikh-reglamentov-evraziyskogo-ekonomich-eskogo-soyuza-tekhnicheskikh-reglamentov-t.php (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

7. Official website of the Federal Customs Service. Available at: http://customs. gov.ru/ (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

8. Official website. Foreign trade of Russia. Available at: https://russian-trade. com/statistics/by-country/south-ossetia/export/2019/ (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

9. Postanovlenie Pravitel'stva Rossiyskoy Federacii ot 7 avgusta 2014 goda No. 778 "O merah po realizacii ukazov Prezidenta Rossiyskoy Federacii ot 6 avgusta 2014 goda No.560, ot 24 iyunya 2015 goda No. 320, ot 29 iyunya 2016 goda No. 305, ot 30 iyunya 2017 goda No. 293, ot 12 iyulya 2018 goda No. 420 i ot 24 iyunya 2019 goda No. 293" (s izmeneniyami i dopolneniyami). [Resolution of the Government of the Russian Federation No. 778 of August 7, 2014 "On Measures to implement Presidential Decrees No. 560 of August 6, 2014, No. 320 of June 24, 2015, No. 305 of June 29, 2016, No. 293 of June 30, 2017, No. 420 of July 12, 2018, and No. 293 of June 24, 2019" (as amended)]. Available at: https://base.garant.ru/70712500/53f89421bbdaf741eb2d1ecc4dd b4c33/ (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

10. Rasporyazhenie Pravitel'stva Rossiyskoy Federacii ot 23 maya 2020 goda No. 1388-r "Ob utverzhdenii strategii razvitiya tamozhennoy sluzhby Rossiyskoy Federacii do 2030 goda" [Order of the Government of the Russian Federation No. 1388-r of May 23, 2020 "On Approval of the Strategy for the Development of the Customs Service of the Russian Federation until 2030"]. Available at: http://customs.gov.ru/storage/document/document_file/2020-0 6/03/2030. pdf (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

11. Regulation of foreign economic activity. Non-tariff regulation. Available at: http://www.catback.ru/articles/theory/ved/regulir.htm (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

12. Rosstat. Agriculture, hunting, and forestry. Available at: http://www. perepis-2020.ru/wps/wcm/connect/rosstat_main/rosstat/ru/statistics/enter-prise/economy/# (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

13. Semin A. N., Tretyakov A. P. Agrarnyy sektor ekonomiki v sisteme prodovol'st-vennoy bezopasnosti gosudarstva [The agrarian sector of the economy in the system of food security of the state], Yekaterinburg: Ural Publishing House, 2016. 158 p. (in Russian).

14. Ukaz Prezidenta Rossiyskoy Federacii ot 21 yanvarya 2020 goda No. 20 "Ob utverzhdenii Doktriny prodovol'stvennoy bezopasnosti Rossiyskoy Federa-cii" [Decree of the President of the Russian Federation No. 20 of January 21,

2020 "On the approval of the Doctrine of Food Security of the Russian Federation"]. Available at: http://docs.cntd.ru/document/564161398 (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

15. Federal'nyy zakon ot 8 dekabrya 2003 goda no. 164-FZ "Ob osnovah gosu-darstvennogo regulirovaniya vneshnetorgovoy deyatel'nosti" (s izmeneniyami i dopolneniyami) [Federal Law No. 164-FZ of December 8, 2003 "On the Fundamentals of State Regulation of Foreign Trade Activities" (as amended)]. Available at: https://base.garant.ru/12133486/ (accessed: February 1, 2021) (in Russian).

16. Sowmya Kadandale, Robert Marten & Richard Smith. Palm oil production and non-communicable diseases, Bulletin of the World Health Organization. Available at: https://www.who.int/bulletin/volumes/97/2/18-220434-ab/ru/ (accessed February 1, 2021).

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.