Научная статья на тему 'Неразрывное единство философии и жизни Г. С. Сковороды'

Неразрывное единство философии и жизни Г. С. Сковороды Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
269
112
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЧЕЛОВЕК / САМОПОЗНАНИЕ / СТРАННИЧЕСТВО / СМЫСЛ ЖИЗНИ / АНТРОПОЛОГИЯ

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Смирнова М. А.

Рассказывается уникальность учения Г.С. Сковороды, основные идеи которого он стремился реализовать в собственной жизни. Дается характеристика трудов философа.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

NDISSOLUBLE UNITY OF PHILOSOPHY AND LIFE, G.S. SCOVORODA

The article considers the uniqueness of the teachings of Gregory Skovoroda. Its basic ideas he wanted to realize in their own lives. A characteristic the works of the philosopher.

Текст научной работы на тему «Неразрывное единство философии и жизни Г. С. Сковороды»

УДК 1(091)

М.А. Смирнова, аспирант, 8-953-439-84-99, smi5845@yandex.ru (Россия, Тула, ТулГУ)

НЕРАЗРЫВНОЕ ЕДИНСТВО ФИЛОСОФИИ И ЖИЗНИ Г.С. СКОВОРОДЫ

Рассказывается уникальность учения Г.С. Сковороды, основные идеи которого он стремился реализовать в собственной жизни. Дается характеристика трудов философа.

Ключевые слова: человек, самопознание, странничество, смысл жизни, антропология.

Личность Григория Саввича Сковороды имеет важное значение для истории отечественной мысли. В его мировоззрении отразились все главные особенности русской философии. По определению В.В.Зеньковского: «В истории русской философии Сковороде принадлежит очень значительное место первого представителя религиозной философии» [2, с. 81].

Жизнь Сковороды была полна резких перемен, он постоянно менял и род занятий и место жительства, а в конце жизни и вовсе стал странствовать почти как нищий, останавливаясь у своих друзей и придерживаясь строгих аскетических правил. Именно это, а также нелюбовь Сковороды к изложению своих философских взглядов в письменной форме, которой он предпочитал устные беседы, позже создали ему славу «украинского Сократа».

Г. С. Сковорода родился на Полтавщине в семье малоземельного казака. Несколько лет он учился в Киево-Могилянской академии. Затем пребывал в придворной капелле в Петербурге. В составе посольской миссии был несколько лет в Венгрии. После возвращения работал преподавателем - сначала в Переяславской семинари, а затем в Харьковском коллегиуме.

За годы, потраченные на обучение и преподавание, у него не только накапливался жизненный опыт, но и формировалось осознанное отношение к миру, его проблемам. Приобретение жизненного опыта и формирование мировоззрения происходило под действием сочетания двух взаимодополняющих факторов: его многосторонней одаренности, с одной стороны, и резко меняющейся социальной обстановки - с другой. Своеобразие исторического момента состояло в том, что это было время освобождения от феодального гнета и первоначального накопления капитала, сопровождавшегося «моральным растлением, корыстолюбием, алчностью, развратом, властью вещей, духовной опустошенностью» [5, с. 46].

«До середины XVII века Украина была политически связана с Польшей, как раз это обстоятельство и явилось толчком к церковному «возрождению», которое началось на Украине в XVI веке. Оно принесло ценнейшие плоды для церковной жизни Южной Руси, когда же в середине

XVII века Украина вошла в состав России, то она слилась с ней не только политически и экономически, - она и в религиозной области передала Москве все то, что созрело и созревало на Украине» [2, с.66].

Г.С. Сковороды обладал глубоким умом, феноменальной памятью, поэтическими способностями, исключительно музыкальным слухом и голосом; он писал стихи, сочинял музыку, играл на нескольких инструментах, имел способности к рисованию. Образованность Сковороды была очень широка: его знание античных авторов было для России XVIII века исключительным. Из древних авторов он хорошо знал Платона, Аристотеля, Эпикура, Филона, Плутарха, Сенеку, Цицерона, внимательно изучил и отцов Церкви (Дионисия Ареопагита, Максима Исповедника, Григория Богослова), испытал несомненное влияние европейской философии XV -

XVIII вв. (Николая Кузанского, Дж. Бруно, Спинозы). В этом можно видеть результат системы образования, принятой в Киево-Могилянской академии, остававшейся до конца XVIII в. одним и важнейших центров образования в России, однако главную роль в энциклопедической образованности Сковороды сыграли его собственная пытливость и ненасытное стремление освоить все богатство философской мысли, чтобы затем на этой основе дать собственное, самостоятельное решение главных философских проблем.

Можно сказать, что философская и богословская эрудиция Сковороды была очень велика и основательна, однако «даже при беглом ознакомлении с сочинениями Сковороды чувствуется его бесспорная оригинальность... в том, что он всегда самостоятельно продумывает свои идеи» [2, с. 56].

Особенность творческого поведения Григория Сковороды, которое затем отразилось и на характере его философского учения, состояла в том, что при отрицательном отношении к миру, погрязшему в корыстолюбии, он избрал такую позитивную форму борьбы со злом, при которой центр тяжести из области критики политических отношений в обществе был перемещен в сферу просвещения, культуры, нравственности и морали. Причем его собственный образ жизни полностью совпадал с тем учением, которое он сам проповедовал.

«Личность Сковороды есть индивидуальное целое, органически сочетавшее две стихии. Если душа его родилась в недрах космической жизни, понимаемой по концепции св. Максима Исповедника как Откровение божественного Логоса, то тело его родилось в стране варварской полукультуры, в стране стихийной природности. Если формой реального целого Сковороды было умопостигаемо-логическое, то материей послужила грубая, своеобразная, стихийная плоть малоросса-казака XVIII столетия» [5, с. 47].

Вполне справедливо считать Сковороду первым русским философом и высоко ценить его деятельность по просвещению слободской Украины.

Для развития русской философии Сковорода не прошел без следа. Он не напечатал ни одного из своих произведений, так что его влияние имело чисто местный характер [1].

В 1765 году Сковорода навсегда покидает службу в Коллегиуме и с этого времени начинается период «странничества», - уже до конца жизни Сковорода не имеет постоянного пристанища. Он путешествует с мешком на плечах (в мешке всегда была Библия на еврейском языке), по существу, как нищий. Иногда он подолгу гостит у многочисленных друзей и поклонников. Его аскетизм принимает суровые формы, но тем явственнее в нем духовная бодрость. Очень много времени Сковорода всегда посвящал молитве.

Сковорода в народной памяти сохранился под названием «старца»: «На Украине велся особый, почти наследственный цех нищих, называемых старцами. Они пользуются большим уважением у простого народа и сами отличаюсь себя от обыкновенных нищих-дедов и жебраков. Это люди бывалые, носители народной мудрости. Они имеют даже свою родословную. Поселяне часто ссылались на суд старцев, и в некотором отношении их можно бы назвать бродящими «судьями Мира» [5, с. 137].

Сковорода становится одним из этих старцев, живущих милостыней и гостеприимством. Он учил, что каждый человек должен выбирать жизненный путь сообразно своей внутренней сущности и нашел свое истинное место в жизни в смиренной роли странствующего нищего оставшись верен ей до конца своей жизни. «Величие этого шага столь огромно, что Сковорода в своей скромности смело может быть сопоставлен с двумя другими героическими типами философов, известных истории философии,— с Джордано Бруно и с Сократом» [5, с. 140]. Сковорода достаточно велик уже тем, что в некоторых отношениях был жизненно подобен Сократу. Современники Сковороды и те, кто слышали о нем по рассказам, были поражены и изумлены живыми явлением сократического духа у Сковороды. Смысл странствия всегда остается для него высоким и «логическим». Странствие для него — добровольный подвиг отрешения от тех обычных условий жизни, которые мешают внутренней жизни духа. Странствовал он главным образом по Украине и Малороссия, иногда заходить в Таганрог, в Воронежскую и Орловскую губернии.

Сознательно осуществляя идеалы древних стоиков, - жить согласно природе, - Сковорода менее всего быль склонен раствориться в природно-стихийной жизни, отдаться природе такой, какой она есть. Он отнесся к своей задаче мужественно, активно: «Подобно христианским отшельникам, он «не сеял, не жал», но он не мог свои посты доводит до невероятных размеров, до каких доводили христианские святые, он не мог питаться одними кореньями и водой и оставаться годами и десятилетиями без всякой людской помощи. Сковорода прибегнул к францисканскому образу жизни. Он «не сеял, не жал» и во имя Господа, во имя мудрости, пользовался бла-

годеяниями, которые оказывали ему его друзья, его почитатели и многочисленные люди, дивившиеся его необычной, чудаческой, и в то же время праведной жизни [5, с.146]. Г.С.Сковорода, в то же время, никогда не оставался в долгу перед своими благодетелями: он учил их детей, развлекал рассказами и музыкой и, главным образом, обогащал их духовно: «Считали за счастье, если Сковорода принимал что-нибудь, и уважение к нему простиралось до того, что «почитали за особенное благословение Божие тому дому, в котором он поселился хоть на насколько дней» [5, с.147].

Культурное делание Сковороды направляется по трем руслам: писание философских, богословских и литературных произведений, обширная морально-религиозная переписка с многочисленными друзьями и знакомыми и, наконец, устная проповедь и живые беседы преимущественно с народом. Сочинения Сковороды распадаются на два отдела: песни, стихотворения, переводы, басни с одной стороны, с другой - произведения философские и богословские.

В 50-60 годы XVIII века Сковорода создает в основном литературные произведения. Он написал около 50 песен и стихотворений, создал цикл басен под названием «Басни Харьковские», сделал переводы ряда античных мыслителей. В своих произведениях в противовес морали, основанной на богатстве, золоте и власти, Сковорода прославляет человека «малых желаний» и ограниченных материальных потребностей. Басни Сковороды по своему идейному содержанию служат как бы прелюдией к его философскому творчеству. Уже в баснях звучит один из его главных философских принципов. Его суть состоит в признании законными и естественными только тех потребностей и стремлений человека, которые соответствуют природному, а не социальному различию людей. Мораль его басен часто превышает их непосредственный сюжет. Необходимость перехода от сочинения басен непосредственно к философскому творчеству особенно явно ощущается в морали басни «Нетопырь и два птенца — Горли-цын и Голубицын»: «Свет и тьма, тление и вечность, вера и нечестие - мир весь составляют и одно другому нужно. Кто тьма - будь тьмою, а сын света - да будет свет. От плодов их познайте их» [4, с. 91].

Исключительный интересы представляют сочинения Сковороды, носящие философский и богословский характеры. В них он пытается запечатлеть результаты всего своего жизненного опыта, выразить свои заветный мысли и через них приобщил других к тому высокому и творческому взгляду на жизнь, который быль выработан им в борьбе с самим собой и с господствующими типами миросозерцания.

Систематическое изложение взглядов Сковороды представляет собой весьма сложную задачу в связи с тем, что стиль его философствования принципиально не предполагал никакой строгой системы. В главных его сочинениях, написанных в диалогической форме, постоянно обнаруживаются явные противоречия, несовместимые точки зрения на одни и те же

проблемы, недоговоренности и неясности в определении важнейших понятий и принципов. Именно поэтому у исследователей творчества Сковороды нет единства в интерпретации и оценке главных положений его мировоззрения.

Излюбленная форма сочинений Сковороды - диалог, которая «диктуется его взволнованным душевным состоянием духовной борьбы с самим собой. Диалог есть столкновение мнений в форме диалектического состязания» [3, с. 280]. Диалоги Г.С. Сковороды проникнуты внутренней диалектикой, духовными столкновениям и исканиями, которыми была наполнена его жизнь. Сковорода никогда просто не излагает. Писанья его носят характер редкой душевной подлинности, бесспорной психической документальности. В писательской деятельности Сковороды можно различить три момента. В конце 60-х гг., в начале страннической жизни, внимание Сковороды захвачено главным образом самопознанием. В середине 70-х гг. повествует о достигнутых им духовных сокровищах, диалоги о душевном мире. Третий момент, - диалоги «Израильский змий», «Жена лото-ва» и «Потом Зммин», относящиеся ко 2-й пол. 70-х, 80-х гг. и посвящены проблеме Священного Писания. Это наиболее глубокие философские произведения Сковороды.

Важной чертой мировоззрения Г.С. Сковороды является выделение в качестве особого символического мира Библии. Его диалоги до предела насыщены образами Библии, которые всегда играют первостепенную роль, хотя и делают восприятие его текстов очень трудным для современных читателей. Библия здесь выступает в роли особой сферы реальности. Библия оказывается тем универсальным символическим языком, с помощью которого можно добиться правильного понимания смыслов бытия и прийти к истинному познанию себя самого.

В центре философских исканий Сковороды находится проблема человека, и в ее решении украинский мыслитель приближается к религиозному антропоцентризму того же самого типа, который был характерен для всей русской философии XIX - начала XX вв. Сближает Сковороду с русскими мыслителями следующего столетия и характерная для него форма философствования, пренебрегающая точность понятийных определений и рациональной строгостью построений и отдающая предпочтение художественной образности, символическому аллегоризму, своеобразному мифотворчеству. В диалоге «Наркисс» Сковорода проводит различие между эмпирическим человеком и «истинным человеком», укорененной в каждом из нас. Важнейшая задача каждого - это пройти путем самопознания к открытию в себе истинного человека. Это самопознание Сковорода понимает не как рациональный, а скорее как мистический акт, как «познание» через веру. Его итогом является мистическое слияние с Богом и «воскресение», то есть преображение человека, - по всей видимости, соответствующее тому процессу, который в православной мистике исихастского толка обозна-

чался термином «обожение» человека. Как пишет Сковорода, «истинный человек предвечному своему Отцу существом и силою равен, единый во всех нас и во всяком целый, его же царствию нет конца... А познавший нетленного и истинного человека не умирает, и смерть им не обладает, но со своим господином верный слуга вечно царствует, раздевшись, как из обветшалой ризы, из земной плоти, надев новую, сообразную его плоти плоть, и не уснет, но изменяется, приняв вместо земных рук нетленные, вместо скотских ушей, очей, языка и прочих всех членов истинные, сокровенные в Бог»[4, с. 162]. Здесь Г. С. Сковорода дает свою собственную версию мистической антропологии, в равной мере характерной как для ис-ихазма, так и для некоторых немецких философов XIV - XVI вв., от Эк-харта до Н. Кузанского и Я. Бёме.

Наиболее выразительной чертой антропологической концепции Сковороды является активное использование понятия «сердца» в описании человека, которое имеет библейские истоки. «Сердце» - это глубочайшая божественная сущность каждого человека, то есть тот же самый истинный человек. При использовании этого понятия акцент делается на целостности и мистической невыразимости указанной сущности, которой подчинены как все внешние проявления личности, так и ее основные «силы» - разум, воля, чувства: «. истинный человек есть сердце в человеке, глубокое же сердце и одному только Богу познаваемое не иное что есть, как мыслей наших неограниченная бездна, просто сказать, душа, то есть истое существо и сущая иста, и самая эссенция (как говорят), и зерно наше, и сила, в которой единственно состоит сродная жизнь и живот наш, а без нее мертвая тень мы.» [4, с. 162]. В дальнейшем понятие сердца - именно в этом смысле как отражение истинной цельной сущности человека, соединяющей его с Богом, - станет одним из часто упоминаемых и активно используемых в русской философии. Его можно найти у славянофилов, у Н. Бердяева и Б. Вышеславцева, в поздних работах И. Ильина.

В своей совокупности мысль сочинений Сковороды едина, цельна и верна себе: «Самопознание - корень и ствол, душевный мир - плоды в ветви, умозрение о книге книг - вершины все того же дерева, которое взращивал Сковорода всю свою жизнь. Все его произведения проникнуты единым философским замыслом» [5, с. 202].

Отдаваясь литературной и учительской деятельности, Г.С. Сковорода отнюдь не забывал своего основного жизненного решения и продолжал вести странническую, нищую, бродячую жизнь. Шли годы, десятилетия, а Сковорода все странствовал по своим друзья, всегда пешком, из одного конца Украины или Малороссии в другой. Единственно, что появилось в нем нового, - это черты старческой суровости к себя. Основная цель его жизни — «новая земля не мертвых, но живых людей» [4, с. 198]. В 1788 г., уже почти перед смертью, он пишет: «Мнози глаголют, что делает в жизни Сковорода, чем забавляется? Аз же о Господе радуюсь. Веселюся о Бозе

Спасителе моем» [4, с. 198]. Очевидно, что жизнь этого человека производила огромное впечатление на современников: «И добрая и худая слава распространилась о нем по всей Украине, Малоросски и далее. Стихи его делались народными песнями. В его краю многие его изречения вошли в пословицы» [4, с. 201].

Г.С. Сковорода принадлежал к философам, которые настаивали на неразрывном единстве философии и жизни и для которых их философия была естественным выражением их жизненных поисков. Это качество также можно считать одной из характерных черт философской традиции в России. Для Сковороды это означало непосредственное единство мистического философствования и непосредственных мистических переживаний, о наличии которых в его жизни свидетельствовали знавшие его люди. Так Сковорода в смиренном образе нищего странника сумел стать одним из влиятельнейших русских людей XVIII столетия.

Список литературы

1. Введенский А. Судьбы философии в России М. : Типо-литогр. Т-ва И. Н. Кушнерев, 1898. 43 с.

2. Зеньковский В.В. История русской философии. Ленинград: ЭГО, 1991. Т. 1, Ч. 1.221 с.

3. Отечественная философская мысль XI-XVII в. и греческая культура: сб. науч. тр. / АН Украины. Ин-т философии; редкол.: В. М. Ни-чик и др. Киев: Наук. думка, 1991. 340 с.

4. Сковорода Г.С. Соч.: в 2 т. М., 1973. Т. 1. 511 с.

5. Эрн В. Григорий Савич Сковорода. Жизнь и учение. М.: Товарищество типографии А. И. Мамонтова, 1912. 342 с.

M.A. Smirnova

INDISSOLUBLE UNITY OF PHILOSOPHY AND LIFE, G.S. SCOVORODA

The article considers the uniqueness of the teachings of Gregory Skovoroda. Its basic ideas he wanted to realize in their own lives. A characteristic the works of the philosopher.

Key words: person, knowledge, peregrinacion, the meaning of life, antropología.

Получено 15.10 .2012

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.