Научная статья на тему '«НЕОБХОДИМО УКРЕПИТЬ ИЗУЧЕНИЕ ЗАРУБЕЖНОГО ВОСТОКА». Л.А. Мерварт – сотрудница Института истории АН СССР. 1938 г.'

«НЕОБХОДИМО УКРЕПИТЬ ИЗУЧЕНИЕ ЗАРУБЕЖНОГО ВОСТОКА». Л.А. Мерварт – сотрудница Института истории АН СССР. 1938 г. Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
30
13
Поделиться

Текст научной работы на тему ««НЕОБХОДИМО УКРЕПИТЬ ИЗУЧЕНИЕ ЗАРУБЕЖНОГО ВОСТОКА». Л.А. Мерварт – сотрудница Института истории АН СССР. 1938 г.»

В.Г. Бухерт

«НЕОБХОДИМО УКРЕПИТЬ ИЗУЧЕНИЕ ЗАРУБЕЖНОГО ВОСТОКА» Л.А. Мерварт - сотрудница Института истории АН СССР. 1938 г.

Людмила Александровна Мерварт (1888-1965), известный востоковед, этнограф и филолог, основатель индонезийской филологии в СССР1, родилась в С.-Петербурге в семье врача-терапевта А.М. Левина2. В его биографии был и такой факт: командировка весной 1897 г. в Индию (Бомбей) для борьбы с бубонной чумой3. Впечатлениями от поездки в эту страну отец, вероятно, делился с дочерью.

В 1907-1912 гг. Л.А. Мерварт училась на Высших женских (Бестужевских) курсах и Восточном факультете Петербургского университета. Вместе со своим мужем А.М. Мервартом4 - первым российским дра-видологом - Людмила Александровна приняла участие в экспедиции, организованной Петербургской академией наук в 19141918 гг. в Южную, Восточную и Северную Индию и на Цейлон5. Во время экспедиции Л.А. Мерварт побывала и на полуострове Малакка, где познакомилась с культурой местного населения.

В 1918-1923 гг. Л.А. Мерварт преподавала, в качестве доцента, в Восточном институте (Государственном Дальневосточном университете, Владивосток), а в 1923-1924 гг. -в Железнодорожной начальной школе (Харбин). По возвращении в Петроград она стала заведовать отделом Индонезии в Музее антропологии и этнографии Российской академии наук, где работал и её муж.

Трагическая полоса в жизни супругов А.М. и Л.А. Мерварт связана с «Академическим делом» 1929-1931 гг., искалечившим судьбы многих выдающихся учёных. А.М. Мерварт и его жена были отнесены к той группе привлечённых по «Академическому делу», которые обвинялись в шпионаже в пользу Германии. А.М. Мерварт был якобы

создателем этой группы6, он был арестован 13 января 1930 г., а его жена - 8 июля 1930 г.7 Людмила Александровна при пересмотре её дела в 1958 г. рассказывала, что на следствии «называла себя шпионкой и изобличала в шпионаже» мужа «под диктовку следователя» и под «угрозой уничтожения» не только её самой, но и всех её близких, «в том числе двух малолетних детей» .

Приговором Коллегии ОГПУ от 8 августа 1931 г. Л.А. Мерварт и её муж были приговорены к заключению на 5 лет в «исправительно-трудовой лагерь»9. А.М. Мерварт был отправлен в УхтПечЛаг, где и умер 23 мая 1932 г.10

Людмила Александровна была освобождена досрочно и вернулась в Ленинград в 1933 г. Она устроилась доцентом в Ленинградский восточный институт им. А. С. Ену-кидзе, готовясь преподавать малайский язык. Однако, ввиду мобилизации студентов осенью 1933 г. на работу в политотделах МТС, стала работать (с 16 ноября 1933 г.) в качестве научного сотрудника в Музее истории религии Академии наук СССР.

В 1935 г. Л.А. Мерварт перебралась в Москву, где работала научным сотрудником в Совете по изучению производительных сил (СОПС) при Академии наук СССР, заведовала его архивом11. Постановлением Президиума АН СССР от 15 мая 1936 г. Л.А. Мерварт была присуждена учёная степень кандидата общественных наук (по разделу этнографии) без защиты диссертации12.

Неблаговидную роль в уходе Л.А. Мер-варт из СОПС сыграл, очевидно, известный историк и архивист Г. А. Князев13, «сигнализировавший» 17 июня 1936 г. в Секретариат Академии наук СССР о непригодности Л.А. Мерварт для заведывания архивом

СОПС, поскольку она человек «с не вполне ясным прошлым». Между тем в архиве СОПС «могут храниться не подлежащие оглашению результаты экспедиционных исследований»14.

После реорганизации СОПС Л.А. Мер-варт пришлось подыскивать себе новое место работы. Её привлекала возможность попасть в Институт истории АН СССР, куда она и устроилась на работу по рекомендации президента АН СССР В. Л. Комарова15. Он писал о ней 7 декабря 1937 г. сотруднице этого института Ф.А. Хейфец16, что Л.А. Мерварт «знает жизнь колоний и соответствующую литературу по истории империализма» и «может быть очень полезна в изучении истории колониальной экспансии»17. 29 января 1938 г. В. Л. Комаров направил Л.А. Мерварт к директору Института истории АН СССР академику Б.Д. Грекову18 для переговоров о приёме её на работу19.

С деятельностью в составе Института истории АН СССР Л.А. Мерварт связывала надежды на осуществление разработанного ею плана реорганизации в Москве научно-исследовательской работы в области востоковедения. План был изложен ею в записке «О свёртывании в Москве научной работы в области востоковедения в настоящее время», датированной 26 марта 1938 г., которая, видимо, предназначалась для руководства Академии наук СССР.

Л.А. Мерварт тревожило сворачивание в Москве работы по изучению, прежде всего, зарубежного Востока. Она исходила из необходимости срочно «укрепить изучение зарубежного Востока и предотвратить окончательное распыление кадров московских востоковедов». Её план состоял в том, чтобы: а) побудить Академию наук СССР довести до конца проект создания при её Президиуме Особого Бюро для изучения производительных сил пограничных с СССР стран; б) дать согласие на образование в составе Института истории АН СССР группы восточных и колониальных стран, которую Л.А. Мерварт предполагала возглавить; в) перевести в Москву Институт востоковедения АН СССР, а если это в ближайшем будущем осущест-

вить будет невозможно, то немедленно учредить в Москве его филиал (разместить его Л.А. Мерварт предлагала в освобождаемом помещении Коммунистического университета трудящихся Востока).

Работать в Институте истории АН СССР Л.А. Мерварт пришлось недолго (с 1 февраля по 1 июля 1938 г.), она была уволена «по сокращению штатов»20. Л.А. Мерварт рассчитывала, что её привлекут в качестве сотрудника в создаваемый сектор истории колониальных и зависимых стран21, и вместе с тем полагала, что дирекция Института истории АН СССР «сознательно затягивает» создание сектора22. Вскоре после увольнения Л.А. Мерварт сектор всё же был создан постановлением Президиума АН СССР от 15 июля 1938 г.23. Его возглавил С.Н. Ростовский24, под редакцией которого сектор подготовил к изданию известный учебник «Новая история колониальных и зависимых стран»25. Л.А. Мерварт же, у которой после смерти мужа на иждивении осталось двое детей, пришлось искать новое место работы. В 1938-1942 гг. она преподавала на кафедре иностранных языков Московского нефтяного института26.

Попытка Л.А. Мерварт вернуться в Институт истории АН СССР с тем, чтобы принять участие в работе сектора истории колониальных и зависимых стран, не удалась, в январе 1939 г. ей было отказано на том основании, что она является не историком, а этнографом27.

После начала Великой Отечественной войны сын Л.А. Мерварт вступил (16 октября 1941 г.) в народное ополчение Краснопресненского района г. Москвы. Он погиб в бою 26 февраля 1942 г.28.

В последующие годы Л.А. Мерварт трудилась над изучением памятников малайской и индонезийской литератур, выступая в качестве переводчика29, а также редактора и комментатора30 изданий.

Знавший Л.А. Мерварт в последний период её жизни Б.Б. Парникель31 писал о ней: над переводами Л.А. Мерварт работала так, как привыкла жить, - «устремлённо и неспешно, не страшась трудностей, во всём сохраняя присущую ей одной интонацию»32.

-о£>

<$о-

№ 1

Заявление Л.А. Мерварт в Институт истории АН СССР о приёме на работу

В Институт истории Академии наук СССР Людмилы Александровны Мерварт кандидата общественных наук, М. Харитоньевский, 41, к. 63, Общежитие Академии наук. К 2-94-56.

Заявление Прошу предоставить мне работу в Институте истории АН СССР.

Я окончила Высшие женские курсы и Университет в Ленинграде по романо-гер-манскому отд[елению] ист[орико-] филологического] факультета, работая одновременно на индийском отд[елении] Восточного фак[ультета]. По окончании курсов была оставлена при кафедре германской филологии для приготовления к профессорскому званию. В течение этого времени представила работу: «Фабиан Франк33 - отец немецкого школьного языка» (напечатана в «Записках Неофилологического общества при Петроградском34 университете» за 1916 г.35).

В 1914 г. была командирована Академией наук в Индию и на о[стро]в Цейлон, для изучения этнографии и сбора этнографических коллекций. В Индии, Цейлоне, Ассаме, Бирме и Индокитае, и Малайе провела свыше четырёх лет. Собранные коллекции составляют в настоящее время индийский отдел Музея антропологии и этнографии И[нститута] а[нтропологии] [и] этнографии] Академии наук. В это время напечатала в журнале «Ceylon Antiquary» (Colombo) за 1916 г. работу - «A Hindu Goddess in the Buddhist Pantheon».

Возвращаясь в Академию и не будучи в состоянии выехать из Владивостока в Ленинград ввиду гражданской войны, приняла участие в основании Дальневосточного университета, где заведовала кафедрой германской филологии и в то же время организовала библиотеку Университета.

Когда удалось доставить, собранные в Индии, коллекции в Ленинград из Коломбо, Калькутты и Мадраса, где они хранились, в

1924 г. вернулась в Ленинград и стала работать в Музее антропологии и этнографии Академии наук научным сотрудником I разр[яда].

В 1931 г. была сослана по делу Академии наук (дело акад[емиков] Тарле36, Платонова37 и др.), но по пересмотру дела была возвращена обратно, реабилитирована и продолжала работать в Академии наук научным сотрудником I разр[яда] в Музее истории религии (религии Востока).

За это время мной был напечатан ряд работ в изданиях Академии наук, Academia, Географического общества и изд[ательства] П.П. Сойкина38, а также сдано в печать несколько статей в «Театральную энциклопедию» («Малайский театр», «Бхавабхути39» и др.).

Переселившись в 1935 г. по семейным обстоятельствам в Москву, продолжала работать в Академии наук, в Совете по изучению производительных сил. Здесь организовала изучение производительных сил пограничных с СССР стран Востока и кроме того составила научный архив СОПС'а и заведовала им. В Москве я напечатала статью в «Вестнике Академии наук» (1935, № 12)40 и сдала две статьи в «Большую Советскую Энциклопедию» («Индийский театр», «Яванский язык»).

15-го мая 1936 г. Президиум АН утвердил меня в степени кандидата общественных наук без защиты диссертации.

Весной 1937 г. СОПС, реорганизуясь, свернул совершенно изучение зарубежных стран и упразднил должность заведующего научным архивом. В это время и на всё лето Оргкомитет XVII Международного геологического конгресса привлёк меня к работе, как на самом конгрессе, так и в экскурсиях до и после конгресса.

Заканчивая к настоящему времени эту работу, я прошу Вас использовать меня в Институте истории Академии наук.

Владею английским, французским, немецким, голландским, малайским, скандинавскими, классическими и другими языками.

Л. Мерварт

22 окт[ября] 1937 г.

АРАН. Ф. 1577 (Институт истории Академии наук СССР). Оп. 1. Д. 73. Л. 6-7. Автограф.

№ 2

Записка Л.А. Мерварт «О свёртывании в Москве научной работы в области востоковедения в настоящее время»

Доказывать важность для СССР изучения Востока в настоящее время не приходится. Советский Восток у нас и изучается в целом ряде разнообразных научно-исследовательских учреждений. В то же время зарубежный Восток, знакомство с которым необходимо как для лучшего понимания наших восточных областей и республик, так и само по себе, особенно ввиду капиталистического окружения СССР, - не только изучается совершенно недостаточно, но за последнее время всякая работа в этой области прекращается или во всяком случае чрезвычайно свёртывается. Это свёртывание происходит особенно усиленно за последние год-два и охватывает, прежде всего, изучающие Восток научно-исследовательские учреждения, расположенные в Москве. Явление, тем более нежелательное, что именно в Москве находятся те центральные государственные и партийные учреждения и организации, которые в первую очередь нуждаются в точных востоковедных сведениях и материалах, с одной стороны, и которые, с другой, должны давать направление и установки исследовательским работам в этой области.

Прекратили и свернули свою работу по Востоку следующие учреждения:

1. КУТВ (Коммунистический университет трудящихся Востока) зимой 1936-37 г[г]. выделил всю работу по национальным и колониальным проблемам зарубежного Востока и передал её отпочковавшемуся от него НИИНК (Научно-исследовательскому институту национально-колониальных проблем). Сам КУТВ занимается теперь только исследованием СССР и вообще быстро свёртывается.

2. НИИНК (Научно-исследовательский институт национально-колониальных проблем) осенью 1937 г. свернул 12 из своих отделов, а к январю 1938 г. уже и почти все остальные. Библиотеку же свою совершенно закрыл для пользования.

3. Институт восточных языков им. Нариманова с января 1937 г. начал уменьшать объём своих работ и с октября 1937 г. перешёл к закрытию своих отделов. Так, в октябре было закрыто индийское отделение. Студенты младших курсов переведены на другие отделения, а старшим было предложено переводиться в Ленинград или взять свои документы. В настоящее время свёртывается персидское отд[еление].

4. МАИ (Международный аграрный институт) в 1937 году почти целиком прекратил всякую работу по зарубежным странам и закрыл соответствующие отделы. Библиотеку свою сделал совершенно недоступной для востоковедов.

5. Институт этнических и национальных культур народов Востока прекратил свою работу по зарубежному Востоку и преобразовался в Институт языка и письменности народов СССР.

6. Музей Московского университета частью законсервировал свои интересные коллекции по зарубежному Востоку, частью передал их Музею народоведения, сам же преобразовался в Антропологический музей и в настоящее время, зимой 1937-38 г[г]. совсем закрыт.

7. Музей народоведения преобразован в Музей народов СССР. Его богатейшие собрания находятся в ящиках41, где они совершенно недоступны никакому изучению и подвергаются порче.

8. Музей восточных культур с осени 1937 г. фактически закрыт, так как несколько его зал взято под выставку китайской живописи, а все остальные под выставку музыкальных инструментов СССР. Коллекции же музея снесены в чердачные и подвальные помещения, где подвергаются порче и недоступны для исследования.

9. Антирелигиозный музей, обладающий большими коллекциями, особенно по север-

ному буддизму, свёрнут и целиком законсервирован с осени 1937 г.

10. ЦУНХУ42 - Иностранный сектор вёл большую работу по колониальным странам. Работа прекращена осенью 1937 г.

11. Академия материальной культуры осенью 1937 г. перешла в ведение Академии наук, преобразовалась в Институт материальной культуры, с заданием изучать археологию СССР, т.е. превратилась по существу в Институт археологии СССР. Все работы, не относящиеся к территории СССР, из плана этого Института исключены, и отдел Востока бывшей Академии материальной культуры упразднён.

12. Институт географии Академии наук ведёт работу по географии СССР. Отдел вне союзных стран упразднён в 1937 г.

13. Институт Китая был влит в Институт мирового хозяйства и мировой политики в качестве самостоятельного сектора Китая.

14. Институт мирового хозяйства и мировой политики в 1936-37 г[г]., перейдя вместе во всеми остальными учреждениями Коммунистической академии в ведение Академии наук, слил ряд восточных секторов (в том числе и сектор Китая) в общий сектор колониальных и зависимых стран. С осени 1937 г. сильно свёртывает всю научно-исследовательскую работу по Востоку (включая и Тихоокеанский кабинет). Библиотека его сделана совершенно недоступной для востоковедов.

15. Комиссия содействия научным связям с Турцией Академии наук фактически прекратила свою работу с весны 1937 г.

16. СОПС АН СССР (Совет по изучению производительных сил) весной 1937 г. прекратил начатую и развёртывавшуюся в нём с зимы 1935-36 г[г]. работу по изучению производительных сил пограничных с СССР стран Востока. На предмет невыполнения постановления Президиума АН от 13 марта 1937 г. о проведении сводных работ по Ирану, Турции и Афганистану (которые выполнялись СОПС'ом), новое руководство СОПС'а даже дало Президиуму заведомо неверную информацию (о работе Л.П. Левитского43 «Минеральные богатства Турции»44).

17. Особое Бюро при Президиуме АН, учреждённое Президиумом АН в ноябре 1936 г. специально для изучения производительных сил пограничных стран Востока, не сорганизовалось и к работе не приступало.

Каждое из перечисленных семнадцати учреждений имеет какие-нибудь свои причины для свёртывания и упразднения научно-исследовательской работы по зарубежному Востоку, но такое почти одновременное появление причин для прекращения работ по этому вопросу и притом почти у всех учреждений в Москве, которые им занимаются, - не может не вызвать изумления. Оно должно заставить насторожиться всякого, особенно же Академию наук, которая «для того, чтобы осуществить свою основную цель - использовать научные достижения для строительства нового социалистического общества... как штаб всей советской науки, должна консолидировать, объединить вокруг себя научно-исследовательские учреждения СССР.» (статья през[идента] АН акад[емика] В. Л. Комарова «Науку - на высший уровень». Правда, 1.1.1938 г.).

Прежде всего, необходимо укрепить изучение зарубежного Востока и предотвратить окончательное распыление кадров московских востоковедов. Для этого было бы желательно сорганизовать и заставить приступить к работе Особое Бюро при Президиума АН для изучения производительных сил пограничных с СССР стран, которые оно должно изучать сперва путём привлечения всего литературного и архивного материала, а в дальнейшем и путём организации научно-исследовательских экспедиций, чисто советских, а если это окажется нужным, то и совместных с научными силами изучаемых стран. Изучаться должны как природные ресурсы (геология, флора, фауна), так и промышленность и её распределение, земледелие, животноводство, т.е. продукция и потребности соседей СССР. Необходимо также изучение путей сообщения, транспорта, торговли, а также состава, характера и быта населения, как с точки зрения предоставляемой ими рабочей силы, так с точки зрения его потребностей как возможных потребителей СССР.

Проект организации такого Бюро, которое, как уже сказано выше, уже учреждено Академией наук в ноябре 1936 г., но не сконструировалось своевременно, и теперь не закрыто, а просто забыто, должен быть составлен самим Бюро, когда оно будет сконструировано. Важно только, чтобы он включал разработку указанных выше проблем и имел бы разделы (или работников) по каждой из пограничных с СССР стран, расположенных от Средиземного моря (т.е. Турции) до Тихого океана включительно, и работал бы в тесном контексте с Госпланом, т.е. ставил себе задания и очерёдность их выполнения, строго сообразуясь с их актуальностью и потребностями народного хозяйства СССР.

Затем следовало бы поддержать и организационно оформить предположение Института истории образовать в своём составе группу восточных и колониальных стран.

Как Особое Бюро, так и группа восточных и колониальных стран в составе Института истории Академии наук нуждаются в производственной базе, прежде всего в литературе. Лучше всего было бы перевезти в Москву Институт востоковедения АН, с его ценнейшей библиотекой. Сделать это в настоящее время ещё затруднительно ввиду отсутствия помещения, но совершенно необходимо немедленно же организовать в Москве его филиал. Книжную базу для него должны были бы составить те востоковедные библиотеки, которые уже имеются в Москве, но мало или вовсе недоступны для использования. Таковы: библиотека Научно-исследовательского института национальных и колониальных проблем (НИИНКП); библиотека Международного аграрного института (Отдел Востока); библиотека Государственной] академии истории материальной культуры (Отдел Востока); библиотека бывшей научной Ассоциации востоковедов, или по крайней мере та её часть, которая хранится в Институте языка и письменности народов СССР, в качестве обменного фонда, т.е. специально для разбазаривания; библиотека Музея народов СССР (та очень значительная её часть, кото-

рая касается зарубежного Востока и является остатком от бывшего Музея народоведения, не нужным в библиотеке Музея народов СССР). Все эти библиотеки необходимо немедленно объединить в одном помещении, создать при этом ядре востоковедной библиотеки сводный каталог всего состава книг по востоковедению в Москве, и понудить остальные востоковедные библиотеки гор. Москвы вступить в крепкий организационный обменный контакт с этой библиотекой Филиала Института востоковедения АН на предмет свободного и широкого взаимного обслуживания читателей. В такой библиотечный обменный контакт должны войти следующие библиотеки: прежде всего все три библиотеки Института мирового хозяйства АН (основная, им. Сэн Катаямы45 и библиотека бывшего сектора колониальных стран); библиотека Музея восточных культур; библиотека Отдела Востока Ин[сти-ту]та мировой литературы им. Горького; библиотека МГУ и Кабинета кафедры колониальных стран; библиотека Восточного института им. Нариманова; библиотека Исторического музея; библиотека им. Ленина; библиотека Торговой палаты и библиотека в ЦУНХУ.

Такая реорганизация уже явится достаточной производственной базой для немедленного открытия в Москве Филиала Института востоковедения АН.

Помещение для него тоже нетрудно найти. Ввиду сокращения деятельности, почти пустует помещение Международного аграрного ин[ститу]та (ул. Коминтерна) и Научно-исследовательского ин[ститу]та национальных и колониальных проблем (ул. Горького, 18-а), громадное помещение КУТВ'а в настоящее время тоже постепенно освобождается и заселяется случайным образом, а между тем оно так велико, что могло бы послужить не только базой для Филиала, но и временным, до постройки нового здания АН, помещением для всего Института востоковедения АН, если бы его перевести в Москву целиком немедленно. 26 III 1938 [г.]

Л. Мерварт

АРАН. Ф. 1577 (Институт истории Академии наук СССР). Оп. 1. Д. 27. Л. 1-8. Машинопись с авторской правкой, подпись - автограф.

Примечания

1 О ней см.: Алиева Н.Ф. Л.А. Мерварт (18881965) - зачинатель индонезийской филологии в СССР // Слово об учителях: Московские востоковеды 30-60-х гг. М., 1988. С. 139-146; Она же. Людмила Александровна Мерварт: К 120-летию со дня рождения (1888-1965) // Малайско-индонезийские исследования. М., 2008. Вып. XVIII. С. 13-28.

2 Левин Александр Михайлович (1861-1932) - врач-терапевт, профессор женского Медицинского института (с 1899 г.).

См.: Левин А.М. Отчет о командировке в Индию в 1897 г. для изучения чумной эпидемии. СПб., 1897.

4 Мерварт Александр Михайлович (Густав-Герман Христианович) (1884-1932) - востоковед, этнограф и лингвист, учёный хранитель Музея антропологии и этнографии АН СССР (с 1924 г.).

5 См.: Мерварт А.М. и Л.А. В глуши Цейлона (путевые заметки экспедиции Академии наук в Индию и на Цейлон в 1914-1918 гг.). Публ. подг. Н.Г. Краснодембская // Кунсткамера. Этнографические тетради. СПб., 1997. Вып. 11. С. 326351; 1998. Вып. 12. С. 333-376.

6 Академическое дело 1929-1931 гг. СПб., 1993. Вып. 1. Дело по обвинению академика С.Ф. Платонова. С. VI.

7 Там же. С. 9. По другим сведениям, Л.А. Мерварт была арестована 2 июля 1930 г. (См.: Брачёв В.С. «Дело историков» 1929-1931 гг. СПб., 1997. С. 121).

8 Академическое дело 1929-1931 гг. С. XXXVIII.

9 Там же. С. XLVIII.

10 Там же. С. XLIX.

11 АРАН (Архив Российской академии наук). Ф. 407 (Центральная квалификационная комиссия Академии наук СССР). Оп. 6. Д. 133. Л. 1об.

12 АРАН. Ф. 2 (Секретариат Президиума Российской академии наук). Оп. 6. Д. 4. Л. 135; Ф. 407. Оп. 6. Д. 133. Л. 3; Ф. 411 (Управление кадров Российской академии наук). Оп. 30. Д. 679. Л. 5.

13 Князев Георгий Алексеевич (1887-1969) -историк, архивист, директор Архива АН СССР в Ленинграде (1929-1963).

14 АРАН. Ф. 407. Оп. 6. Д. 133. Л. 15.

15 Комаров Владимир Леонтьевич (18691945) - ботаник, академик (с 1920 г.) Российской академии наук, президент (с 1936 г.) АН СССР.

16 Хейфец Фанни Ароновна (1896-?) - историк, сотрудница Института истории АН СССР.

17 АРАН. Ф. 1577 (Институт истории Академии наук СССР). Оп. 4. Д. 73. Л. 3.

18 Греков Борис Дмитриевич (1882-1953) -историк, директор Института истории АН СССР (с 1937 г.), академик АН СССР (с 1935 г.).

19 АРАН. Ф. 1577. Оп. 4. Д. 73. Л. 4.

20 Там же. Л. 8.

22

Там же. Л. 10-10 об. Там же. Л. 11.

23 АРАН. Ф. 1577. Оп. 5. Д. 136. Л. 1.

24 Ростовский Сергей Николаевич (19031981) - историк, научный сотрудник Института востоковедения АН СССР (с 1958 г.).

25 Новая история колониальных и зависимых стран / Под ред. С.Н. Ростовского и др. М., 1940. Т. 1.

АРАН. Ф. 411. Оп. 30. Д. 679. Л. 1об. Там же. Ф. 407. Оп. 6. Д. 133. Л. 23-24. Там же. Ф. 411. Оп. 30. Д. 679. Л. 3об.

29 См.: Сказание о Сери Раме: Индонезийская Рамаяна. М., 1961; Сказание о санг Боме. М., 1973.

30 См.: Сказки и легенды Южного Сулавеси. М., 1958; Неверман Г. Голос буйвола: Малайские (индонезийские) народные песни. М., 1961; Кало Г. Бидасари. Индонезийские сказки. М., 1967.

31 Парникель Борис Борисович (1934-2004) -востоковед-малаист, сотрудник Института мировой литературы им. А.М. Горького АН СССР (с 1969 г.).

32 Парникель Б. Предисловие // Сказание о санг Боме. М., 1973. С. 3.

33 Франк Фабиан - немецкий грамматик XVI в.

34 В тексте «Ленинградском».

35 См.: Левина-Мерварт Л. К вопросу о роли немецких грамматиков XV-XVI вв. и их школ в образовании немецкого литературного языка // Записки Неофилологического общества при Императорском Петроградском университете. Петроград, 1916. Вып. VIII. Сборник в честь проф. Ф.А. Брауна. С. 128-140.

36 Тарле Евгений Викторович (1874-1955) -историк, академик АН СССР (с 1927 г.).

37 Платонов Сергей Фёдорович (1860-1933) -историк, профессор Петербургского университета (с 1894 г.), академик Российской АН (с 1920 г.).

38 Сойкин Пётр Петрович (1862-1938) - книгоиздатель.

39 Бхавабхути - древнеиндийский санскритский драматург VIII в.

40 Мерварт Л. Арктические экспедиции 1934 г. за рубежом // Вестник Академии наук СССР, 1935. № 12. Ст. 65-68.

41 Далее зачёркнуто: «в неотапливаемом помещении бывшего Ново девичьего монастыря».

42 ЦУНХУ - Центральное управление народно-хозяйственного учёта Госплана СССР.

43 Левитский Леонид Павлович (1899-?) -востоковед, геолог, экономист, преподаватель Харьковского института народного хозяйства, учёный секретарь Всеукраинской научной ассоциации востоковедения (ВУНАВ).

44 Эта работа Л.П. Левитского, получившая высокую оценку академика А.Е. Ферсмана, осталась неизданной, так как её автор был репрессирован.

45 Катаяма Сэн (1859-1933) - деятель японского и международного коммунистического движения.