Научная статья на тему 'Немецкая школа классической геополитики: этапы эволюции и вклад в развитие науки'

Немецкая школа классической геополитики: этапы эволюции и вклад в развитие науки Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
5315
604
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ГЕОПОЛИТИКА / КАРЛ ХАУСХОФЕР / ЖИЗНЕННОЕ ПРОСТРАНСТВО / КОНТИНЕНТАЛЬНЫЙ БЛОК

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Рукавицын Пётр Михайлович

В статье очерчены хронологические рамки функционирования немецкой геополитической школы (1919-1945 гг.), анализируются теоретический и концептуальный аспекты ее работы, вклад в развитие геополитики как самостоятельного научного направления в политологии, влияние нацистского режима на изменение характера деятельности школы. Особое внимание уделяется роли главы немецкой школы классической геополитики Карла Хаусхофера в становлении этого научного направления в Германии.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Немецкая школа классической геополитики: этапы эволюции и вклад в развитие науки»

УДК 327.2(430)091

Рукавицын П.М. Немецкая школа классической

геополитики: этапы эволюции и вклад в развитие науки

В статье очерчены хронологические рамки функционирования немецкой геополитической школы (1919-1945 гг.): анализируются теоретический и концептуальный аспекты ее работы, вклад в развитие геополитики как самостоятельного научного направления в политологии, влияние нацистского режима на изменение характера деятельности школы. Особое внимание уделяется роли главы немецкой школы классической геополитики Карла Хаусхофера в становлении этого научного направления в Германии.

Ключевые слова: геополитика, Карл Хаусхофер, жизненное пространство, континентальный блок.

В последние годы возрос интерес к геополитике - науке, изучающей важнейшие закономерности функционирования и эволюции современного мирового сообщества. В XX веке геополитические исследования проводились во многих странах мира. Сложились национальные школы геополитики, которые внесли существенный вклад в развитие геополитической науки. К их числу относится и немецкая школа классической геополитики (НШКГ).

Она начала формироваться в 1919 году, когда основатель школы генерал-майор Карл Хаусхофер уволился с военной службы и приступил к работе в Мюнхенском университете в качестве приват-доцента кафедры географии. Глава немецкой геополитической школы К. Хаусхофер был харизматической фигурой. Он вырос в профессорской семье с большими научными традициями. Его дед по отцовской линии Макс Хаусхофер был профессором пейзажной живописи в Праге, дед по материнской линии Карл Фраас - профессором, преподававшим сельскохозяйственные науки в Мюнхене. А отец основателя НШКГ Макс Хаусхофер был профессором экономики и торговой географии1. Сам Карл Хаусхофер, человек энциклопедических познаний и большого жизненного опыта, обладал непререкаемым авторитетом среди немецких геопо-

литиков и признавался ими ведущим представителем этого научного направления в Германии.

Хаусхофер не был новичком в науке. У него было опубликовано значительное число работ по геополитической проблематике. Тем не менее именно с приходом в Мюнхенский университет начался основной период его научной деятельности, принесшей ему мировую известность. В это время К. Хаусхофер приступил к популяризации своих взглядов, поиску единомышленников. Таким образом, именно 1919 год можно по праву рассматривать в качестве отправной точки формирования немецкой школы классической геополитики.

Данная школа сформировалась не только благодаря усилиям Карла Хаусхофера. Для ее появления сложился целый комплекс предпосылок объективного и субъективного порядка. Вся совокупность объективных предпосылок в той или иной степени связана с важнейшим событием в жизни немецкого народа того времени -поражением в Первой в мировой войне. Условия Версальского договора, оккупация немецкой территории войсками союзников - все это воспринималось населением Германии как национальное унижение. Потеря части территории и всех колоний, неподъемные репарации стали серьезным испытанием для молодой немец-

кой демократии и привели к череде острых внутриполитических кризисов.

В те годы в Германии существовал своего рода общественный заказ на появление такой науки, как геополитика. Великий народ, потерпевший поражение в мировой войне, и его интеллектуальная элита находились в состоянии подавленности и остро нуждались в восстановлении национального достоинства. А значит, требовалась стратегия выхода из сложившейся ситуации, которую обещала разработать новая наука - геополитика.

Следует отметить, что категории «немецкая школа классической геополитики» и «немецкая геополитика первой половины XX века» совпадают не полностью. В этот период ряд крупных ученых, публиковавших труды по геополитической проблематике, не относили себя к этой школе. Речь идет в первую очередь об Адольфе Грабовском и Карле Шмитте.

Адольф Грабовский был одним из наиболее заметных представителей геополитической науки в Германии. В то же время его нельзя назвать соратником К. Хаусхо-фера и одним из основателей немецкой геополитической школы. Взгляды Хаусхо-фера неоднократно подвергались Грабов-ским достаточно жесткой критике. И он никогда не говорил о своей принадлежности к школе Хаусхофера. Особенность взглядов Грабовского заключалась в том, что он считал геополитику не наукой, а всего лишь методом научного, в первую очередь политического, исследования. В отличие от большинства его современников, занимавшихся проблемой разграничения политической географии и возникшей на ее основе геополитики, А. Грабовский постоянно подчеркивал тесную связь геополитики с политологией.

Особняком в истории германской геополитики стоит и фигура Карла Шмитта. Геополитика не относилась к числу приоритетных вопросов в кругу его научных изысканий. Он был историком и теоретиком права, философом, политологом. Это позволяет и сегодня некоторым исследователям отрицать его связь с геополитикой1 . Но трудно отрицать тот факт, что он публиковался в «Журнале геополитики».

Основные работы К. Шмитта в этой области - «Номос Земли», «Земля и море» и ряд других - посвящены именно осмыслению геополитических факторов и их влияния на цивилизацию и политическую историю. К немецкой школе классической геополитики не относились также германские геополитики левого толка. К их числу относятся в первую очередь К. Виттфо-гель и Г. Граф.

Основные этапы развития немецкой школы классической геополитики

В своем развитии немецкая школа классической геополитики прошла четыре стадии: этап формирования школы; этап ее роста и консолидации; этап разделения на профашистское и антифашистское направления; этап поддержки доминировавшим в немецкой геополитической школе профашистским направлением гитлеровского режима.

Основным содержанием первого этапа (1919-1924 гг.) стала работа по формированию германской геополитической школы и подготовка к изданию «Журнала геополитики». Решением второго вопроса занялся молодой издатель и политолог Курт Вовинкель. Он неоднократно присутствовал на публичных выступлениях Хаусхофера, и они произвели на него большое впечатление. Вовинкель предложил отставному генералу создать первый в Германии печатный орган, специализирующийся на вопросах геополитики.

Заручившись согласием Хаусхофера, К. Вовинкель основал летом 1923 г. собственное издательство, в котором он планировал издавать не только «Журнал геополитики», но и монографии по геополитической проблематике. В конце 1923 г. из числа наиболее авторитетных в этой области немецких ученых был сформирован редакционный совет «Журнала геополитики». В дальнейшем совет стал ядром немецкой геополитической школы. К. Ха-усхофер лично пригласил к сотрудничеству заведующего кафедрой географии в Ганноверском политехническом институте Эриха Обста и молодого географа и этнографа Фрица Термера. Э. Обст, в свою очередь, предложил кандидатуру Германа Лаутензаха. По рекомендации К. Во-

винкеля в состав редакционного совета вошел молодой государствовед Курт Гессе. 15-16 декабря 1923 г. в Берлине состоялась первая конференция членов редакционного совета.

Таким образом, к концу 1923 г. вокруг К. Хаусхофера сформировалась группа единомышленников, ставшая основой немецкой школы классической геополитики. Помимо редакционного совета «Журнала геополитики» в это время постепенно начал формироваться и будущий круг постоянных авторов журнала, значительная часть которых впоследствии относила себя к НШКГ. За 20 лет издания «Журнала геополитики» в нем были опубликованы материалы более чем 600 авторов, в т.ч. около 200 человек опубликовали больше двух статей, а 42 - больше четырех2.

Второй этап в истории немецкой школы классической геополитики (1924-1931 гг.) можно охарактеризовать как период ее творческого расцвета и активной работы. Эпицентром деятельности школы стало начавшееся в январе 1924 г. издание «Журнала геополитики». Журнал был центром ведения активной и широкой дискуссии по вопросам геополитики в национальном масштабе. Круг авторов журнала был достаточно широк. В нем публиковались не только немецкие ученые, но и известные зарубежные политические деятели. Значительная часть тиража расходилась за рубежом. По мнению многих современников, из немецких общественно-политических изданий он оказывал наибольшее воздействие на зарубежную аудиторию.

Тем не менее именно в это время в рядах геополитической школы сформировались глубокие, непримиримые противоречия между ее ведущими представителями. В НШКГ оформились два направления - профашистское и национально-консервативное. За год до прихода нацистов к власти в Германии разделявший их убеждения издатель «Журнала геополитики» Курт Вовинкель отстранил от дел Отто Мауля (сменившего в 1925 г. Ф. Термера) и Эриха Обста (а несколько ранее и Германа Лаутензаха), тем самым практически лишив их возможности активно влиять на деятельность немецкой школы классической геополитики.

С приходом А. Гитлера к власти в Германии в январе 1933 г. влияние национально-консервативного направления в НШКГ практически сошло на нет. Содержание третьего этапа в развитии немецкой геополитической школы (1932-1939 гг.) составляло активное сотрудничество профашистского направления школы с нацистским режимом. Данное сотрудничество продолжалось потом на протяжении почти всего четвертого этапа (1939-1945 гг.). Взаимодействие с нацизмом во многом перечеркнуло все то положительное, что было наработано немецкой школой классической геополитики в 1919-1931 гг.

Понимание немецкой школой задач геополитики, ее объекта и предмета

Немецкие геополитики во главе с К. Хаусхофером одной из важнейших причин поражения в войне считали ограниченный кругозор немецкой нации в целом и ее элиты в частности, их замкнутость на решении проблем местного масштаба и неспособность к глобальной оценке международной обстановки, места и роли Германии в мире. Поэтому важнейшей задачей молодой науки наряду с геополитическим воспитанием национальной элиты и народа в целом немецкие ученые считали разработку научных основ политики, которая позволила бы Германии в будущем избежать катастроф, подобных поражению в первой мировой войне3. В изданной в 1928 г. коллективной монографии «Элементы геополитики», которая является основным теоретическим трудом НШКГ, отмечалось: «Геополитика . . . изучает поддающиеся научному анализу и определяемые почвой качества и черты, которые зарекомендовали себя в ходе исторического развития и могут стать прочной научной базой для искусства политики, заложить в основу этого искусства знание, а не его отсутствие»4.

Изучение накопленного человечеством исторического опыта позволило авторам монографии сделать предположение о том, в какой степени геополитические закономерности предопределяют ход исторического развития: «Конечно, в ходе исторического развития из конгломерата человеческого своеволия и глупости мож-

но выделить только часть, в лучшем случае около 25% событий, в основе которых были определяемые землей и зависящие от нее черты. И это мы можем назвать геополитической истиной или, возможно, законом. Но разве эта четверть научной ясности в понимании политического процесса не стоит труда, затраченного на ее достижение? Даже если только часть непредсказуемого целого доступна методам научного прогноза, тогда, безусловно, имеет смысл изучать эту часть более подробно и планомерно, чем это до сих пор считало необходимым человеческое общество и, в первую очередь, руководители дипломатических ведомств. Если мы соглашаемся с этим скромным требованием, в основе которого лежит здравый смысл, тогда мы подтверждаем и право геополитики на существование»5.

Перед молодой наукой - немецкой школой классической геополитики ставилась цель стать не только географической, но и политической совестью государства. При этом высшее предназначение геополитики, как отмечал один из ведущих представителей НШКГ О. Мауль, заключалось в отстаивании национальных интересов своего отечества6. Немецкие геополитики понимали, что это можно было сделать прежде всего путем максимально объективной оценки сложившейся ситуации, анализа внешнеполитических приоритетов других государств и выработки научно обоснованных рекомендаций по отстаиванию германских национальных интересов. При этом, в отличие от политической географии, важнейшая задача геополитики, по мнению практически всех представителей этого научного направления в Германии в первой половине XX века, состояла в прогнозировании развития ситуации. «Как и политика в целом, геополитика, в конечном счете, учит прогнозированию. Не предсказанию отдельных элементов будущего, а комплексному прогнозированию исторического развития»7, - отмечал А. Грабовский.

По мнению большинства представителей немецкой школы классической геополитики, объектом изучения как политической географии, так и геополитики яв-

лялось государство (К. Вовинкель и возглавлявшееся им профашистское направление НШКГ в течение длительного времени даже пытались представить геополитику частью нацистского учения о государстве). Различия между двумя науками существовали в первую очередь в предмете исследования. Если политическая география описывала основные характеристики того или иного государства: его географическое положение, численность и состав населения, структуру экономики и т.д., то геополитику интересовало влияние географического, социального, экономического и других факторов на формирование внутренней и внешней политики государства.

Это ключевое положение прослеживается в ряде публикаций немецких геополитиков на протяжении многих лет. Наиболее четко оно было сформулировано в изданной в 1936 г и затем неоднократно переиздававшейся монографии Отто Мауля «Сущность геополитики»8. Автор монографии с 1925 по 1931 г. входил в состав редакционного совета «Журнала геополитики» и относился к числу ученых, определявших облик НШКГ до прихода к власти нацистов. Содержание его монографии не обсуждалось на страницах «Журнала геополитики», а значит, по сути, замалчивалось. Причиной этого было неоднозначное отношение к О. Маулю лидера профашистского направления школы К. Вовинкеля, который пользовался большим влиянием в НШКГ в 30-40-е годы.

Концептуальные аспекты деятельности НШКГ

Наряду с разработкой фундаментальных проблем представители НШКГ значительное внимание уделяли решению концептуальных и прикладных задач. Так, ими был сформулирован ряд оригинальных концепций.

В качестве ключевой теории, оказавшей наибольшее влияние на ход мировой истории, по нашему мнению, следует выделить концепцию борьбы за жизненное пространство (Lebensraum). Категория «лебенсраум» была введена в научный оборот Фридрихом Ратцелем задолго до формирования НШКГ Основатель НШКГ

К. Хаусхофер считал проблему жизненного пространства одним из важнейших вопросов геополитической науки в целом. В статье «Основы, сущность и цели геополитики», опубликованной в 1928 г. в сборнике «Элементы геополитики», он подчеркивал, что эта молодая наука при правильном ее понимании являлась одним из наиболее эффективных средств борьбы за справедливое распределение жизненного пространства на Земле9.

Ведь многие страны, по мнению Хаус-хофера, обладая небольшой территорией, сильно страдали от перенаселения на фоне изобилия малозаселенных земель в основных европейских колониальных державах. Так, в британской, французской, бельгийской и нидерландской колониальных империях плотность населения в 20-х годах прошлого века составляла 7, 9, 15 и 26 человек на 1 кв. км соответственно, в то время как в Германии, Южной и Центральной Японии, Италии цифры были абсолютно иные: 133, 200 и 140 человек на 1 кв. км10.

Немецкие геополитики считали справедливым возвращение Германии территорий, отторгнутых по Версальскому договору, воссоединение компактно проживающих в соседних государствах немецких диаспор с рейхом, а также возврат немецких колоний. Наиболее активным сторонником возвращения Германии в число колониальных держав был Карл Хаусхофер. Вариант расширения жизненного пространства страны за счет африканских колоний, несмотря на противодействие К. Вовинкеля, оставался предметом пристального внимания немецких геополитиков вплоть до начала второй мировой войны.

Карл Хаусхофер считал благом для своего отечества объединить в его границах все территории, населенные этническими немцами, а в случае невозможности это сделать переселить своих соотечественников на территорию рейха. Ведь после первой мировой войны за границами рейха оказалось, по подсчетам НШКГ, около 30% от общего числа немцев11. Идеальным, по мнению немецких геополитиков, было бы совмещение национальных и государственных границ. Но, по признанию К. Хаусхофера, его школе, несмотря

на продолжительные дискуссии по вопросу определения принципов проведения справедливых границ на этнически неоднородных территориях, так и не удалось прийти к решению этой проблемы12.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Вопрос о нехватке жизненного пространства для немецкого народа считали ключевым и германские фашисты. Положение о необходимости его расширения содержалось в программе НСДАП, провозглашенной в 1920 г Но Гитлера, в отличие от Хаусхофера, не интересовали бывшие немецкие колонии. В качестве потенциального жизненного пространства для Германии он в первую очередь рассматривал европейскую территорию Советского Союза.

Среди концептуальных разработок НШКГ всеобщую известность приобрела и концепция континентального блока. Работу над ней Карл Хаусхофер начал в 1913 г. Основу концепции составляла идея стратегического союза Германии, России и Японии, которую глава НШКГ также относил к континентальному типу цивилизации, в их противостоянии Великобритании и США.

В феврале 1925 г. К. Хаусхофер опубликовал в «Журнале геополитики» программную статью «Восточноевразийский блок будущего». В ней он в сжатой форме изложил свои взгляды в рамках разрабатывавшейся концепции. В частности, он признал, что решение такой масштабной задачи, как формирование континентального блока, - дело крайне сложное, рассчитанное на долгую перспективу и требующее подготовки общественного мнения в странах, которые в будущем составят этот блок. В числе потенциальных участников блока наряду с Германией, Китаем, Японией и Россией глава НШКГ называл также Австрию, Болгарию, Турцию и, что особенно интересно, государства Латинской Америки. Объединяющим их началом, по его мнению, должно было стать экономическое сотрудничество и противодействие беспощадной эксплуатации со стороны США и других западных держав - оплота расовых предрассудков и колониализма в мире13. На протяжении нескольких десятилетий Хаусхофер мечтал о реализации своей концепции и приветствовал любые шаги по улучшению от-

ношений между Германией, Советским Союзом и Японией.

Третьей важнейшей концептуальной разработкой НШКГ стала концепция объединения Европы. С одной стороны, она являлась частью концепции формирования панобра-зований. Но с другой стороны это была самостоятельная теоретическая разработка немецких геополитиков, реализованная на практике во второй половине XX века. Причем реализована она в соответствии с принципами, которые отстаивали учёные в период между двумя мировыми войнами.

Объединение Европы, по мнению немецких геополитиков, было возможно только на добровольной основе. В этой связи профессор Р. Хенниг отмечал, что страны, которые в будущем войдут в состав европейского союза, должны будут проявлять уважение к чужой культуре, языку, религии и государственному устройству, что в Европе ранее встречалось крайне редко14. Германия как наиболее экономически развитое государство должна была, по мнению представителей НШКГ, стать лидером будущего союза европейских стран.

С началом второй мировой войны практически все концептуальное наследие немецкой школы классической геополитики усилиями его профашистского направления было предано забвению, а деятельность национально-консервативного направления была фактически парализована.

Говоря о вкладе НШКГ в развитие науки, следует отметить, что она первой среди национальных школ поставила вопрос о самостоятельном статусе геополитики. Ее представители выявили сходство и различия объекта и предмета исследования геополитики и политической географии. Усилиями немецких ученых геополитика из науки, которую поначалу не отличали от политической географии, стала частью политологии.

В своем развитии немецкая геополитическая школа прошла ряд этапов. Если период с 1919 по 1931 г. был отмечен активной работой представителей школы над теоретическими и концептуальными аспектами геополитики, открытым стол-

кновением мнений по спорным вопросам, то затем в НШКГ произошел окончательный раскол по принципу отношения к нацизму. С этого момента в рамках школы профашистски настроенным ученым открыто противостояло национально-консервативное научное направление.

Сегодня некоторые исследователи говорят о «злоупотреблении» Третьим рейхом идеями германской школы геополитики. Но это не так. На самом деле значительное число ученых не устояло перед соблазном идеологического обслуживания стремящегося к мировому господству режима. Поэтому нацисты не злоупотребляли идеями НШКГ. Они использовали их в собственной интерпретации по мере необходимости применительно к конкретной политической ситуации. При этом большая часть представителей немецкой геополитической школы, объединенных в рамках ее профашистского направления, с одобрением относились к подобному применению геополитических теорий.

Вызывает сожаление позиция, занятая главой школы - генералом К. Хаусхофе-ром. Учитывая его связи в высших эшелонах власти, трудно предположить, что он был плохо информирован об истинных планах фашистского режима. Далеко не со всеми намерениями нацистов он был согласен. Но отойти от дел, сославшись на возраст, было выше его сил. Для него, как отмечает крупнейший исследователь его жизни и творчества Х.-А. Якобсен, были характерны такие качества, как тщеславие и неравнодушие к различного рода титулам и наградам15. Вероятно, руководимый именно этими качествами, он был готов сотрудничать с кем угодно ради сохранения дела своей жизни - германской геополитики.

В то же время следует отметить, что такие видные представители национально-консервативного направления НШКГ, как Э. Обст, О. Мауль и Г. Лаутензах, не запятнали себя связями с Третьим рейхом. К ним примкнули несколько менее известных ученых.

Нацисты воспользовались беспринципностью профашистского направления НШКГ. Они практически полностью конт-

ролировали его деятельность и блокировали работу национально-консервативного направления геополитической школы. При этом, по нашему мнению, утверждения о сильном влиянии НШКГ на политическое руководство Третьего рейха не имеют под собой достаточных оснований. Наиболее заметным каналом данного влияния были дружеские контакты К. Хаусхофера с заместителем А. Гитлера по партии Р. Гес-сом до мая 1941 г. (когда последний совершил известный полет в Великобританию). Но не стоит переоценивать степень воздействия самого Гесса на Гитлера - оно было весьма относительным (а вот влияние фюрера на своего заместителя по партии было поистине безграничным).

В то же время бесспорным является тот факт, что при помощи НШКГ нацистам удалось внедрить в общественное сознание ряд положений, которые, как казалось немецким геополитикам, соответствовали германским национальным интересам того периода (о несправедливости Версальского договора, о необходимости борьбы за расширение жизненного пространства и т.д.). Данные положения были трансформированы нацистами в броские лозунги и использованы ими для оправдания собственных политических целей. Таким образом, объективно НШКГ в лице ее профашистского направления оказывала содействие руководству Третьего рейха.

1 См.: Hipler B. Hitlers Lehrmeister. St. Ottilien, 1996. S. 20.

2 См., напр.: Филиппов А. Карл Шмитт. Расцвет и катастрофа. Прилож. к кн. «Шмитт К. Политическая теология». М.: КАНОН-пресс-Ц., 2000. С. 266.

3 См.: Sprengel R. Kritik der Geopolitik: ein deutscher Diskurs; 1914-1944. Berlin. Akademie Verlag, 1996. S.31-32.

4 См.: Haushofer K. Apologie der deutschen «Geopolitik»//Jacobsen H.-A. Karl Haushofer. Leben und Werk. Boppard am Rhein. Bd. I. 1979. S. 645.; Haushofer K. Pflicht und Anspruch der Geopolitik als Wissenschaft // Zeitschrift fbr Geopolitik. 1935. S. 444.

4 Haushofer K., Obst E., Lautensach H., Maull O. Bausteine zur Geopolitik. Berlin. 1928. S. 30-31.

5 Ebd. S. 47-48.

6 См.: Maull O. Das Wesen der Geopolitik. Leipzig. 1941. S. 25.

7 Grabowsky A. Raum als Schicksal. Das Problem der Geopolitik. Berlin. 1933. S. 43.

8 См.: Maull O. Das Wesen der Geopolitik. Leipzig. 1941. S. 37-38.

9 См.: Haushofer K. Grundlagen, Wesen und Ziele der Geopolitik// Bausteine zur Geopolitik. Berlin. 1928. S. 41.

10 См.: Хаусхофер К. Границы в их географическом и политическом значении// О геополитике. М.: Мысль, 2001. С. 108-109.

11 См.: Heymann E. Nationali^tenpolitik// Zeitschrift fbr Geopolitik. 1928. S. 929.

12 См.: Haushofer K. Apologie der deutschen «Geopolitik»//Jacobsen H.-A. Karl Haushofer. Leben und Werk. Boppard am Rhein. Bd. I. 1979. S. 643.

13 См.: Haushofer K. Der Ost-Eurasiatische Zukunftsblock// Zeitschrift fbr Geopolitik. 1925. S. 86-87.

14 См.: Hennig R. Geopolitik. Die Lehre vom Staat als Lebewesen Leipzig, Berlin. 1928. S. 319.

15 Jacobsen H.-A. Karl Haushofer und der Nationalsozialismus// Karl Haushofer. Leben und Werk. Boppard am Rhein. Bd. I. 1979. S. 450.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.