Научная статья на тему 'Некоторые особенности современной демографической ситуации в России'

Некоторые особенности современной демографической ситуации в России Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
62
9
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ВНЕШНЯЯ (ВНУТРЕННЯЯ) МИГРАЦИЯ / ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ НАГРУЗКА / ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ПОЛИТИКА / ДЕПОПУЛЯЦИЯ / КОЭФФИЦИЕНТ ЗАМЕЩЕНИЯ ПОКОЛЕНИЙ / «ПОТОКИ И ЗАПАСЫ» В ЭКОНОМИКЕ / ПРОКРЕАЦИОННОЕ ПОВЕДЕНИЕ / ПРОКРЕАЦИОННЫЙ КРИЗИС / СУММАРНЫЙ КОЭФФИЦИЕНТ РОЖДАЕМОСТИ / ТЕОРИЯ ДЕМОГРАФИЧЕСКОГО ПЕРЕХОДА / ЭФФЕКТИВНАЯ ТЕРРИТОРИЯ / EXTERNAL (INTERNAL) MIGRATION / POPULATION PRESSURE / POPULATION POLICY / DEPOPULATION / REPRODUCTION RATE / FLOWS AND STOCKS OF AN ECONOMY / PROCREATION BEHAVIOR / PROCREATION CRISIS / AGGREGATE BIRTH RATE / THEORY OF DEMOGRAPHIC TRANSITION / EFFECTIVE AREA

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — Королёв Павел Юрьевич

В статье с критической точки зрения рассматривается ряд «устоявшихся тезисов», характеризующих современную демографическую ситуацию в Российской Федерации. Автор анализирует некоторые показатели, отражающие общие тенденции прокреационного поведения в стране, предпринимает попытку «развенчания» некоторых мнимых угроз, связанных с демографическими характеристиками и, вместе с тем, обращает внимание на угрозы реальные, требующие безотлагательного активного государственного вмешательства в вопросы народонаселения

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по социологическим наукам , автор научной работы — Королёв Павел Юрьевич

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SOME FEATURES OF MODERN DEMOGRAPHIC SITUATION IN RUSSIA

A number of «well-established theses» characterizing the present demographic situation in the Russian Federation is examined in the article from a critical point of view. The author analyses some rates reflected the general trends of procreation behavior in the country, attempts of «debunking» of some pretended threats related to demographic characteristics and, at the same time, pays attention to the real threats that require immediate active government intervention to the problems of population

Текст научной работы на тему «Некоторые особенности современной демографической ситуации в России»

НЕКОТОРЫЕ ОСОБЕННОСТИ СОВРЕМЕННОЙ Е

ДЕМОГРАФИЧЕСКОЙ СИТУАЦИИ В РОССИИ О

Р

н

Королёв П.Ю. Я

Я

В статье с критической точки зрения рассматривается ряд «устоявшихся тезисов», характеризующих современную демографическую ситуацию в Российской Федера- 2 ции. Автор анализирует некоторые показатели, отражающие общие тенденции про- СЧ креационного поведения в стране, предпринимает попытку «развенчания» некоторых н мнимых угроз, связанных с демографическими характеристиками и, вместе с тем, обращает внимание на угрозы реальные, требующие безотлагательного активного государственного вмешательства в вопросы народонаселения

а

A number of «well-established theses» characterizing the present demographic situ- О ation in the Russian Federation is examined in the article from a critical point of view. P The author analyses some rates reflected the general trends of procreation behavior in the Я country, attempts of «debunking» of some pretended threats related to demographic characteristics and, at the same time, pays attention to the real threats that require immediate д active government intervention to the problems of population q

Л

Ключевые слова: внешняя (внутренняя) миграция; демографическая нагрузка; Д демографическая политика; депопуляция; коэффициент замещения поколений; Н «потоки и запасы» в экономике; прокреационное поведение; прокреационный Д кризис; суммарный коэффициент рождаемости; теория демографического J перехода; эффективная территория И

О

Keywords: external (internal) migration; population pressure; population policy; ^ depopulation; reproduction rate; flows and stocks of an economy; procreation О behavior; procreation crisis; aggregate birth rate; theory of demographic transition; H<

effective area н

У

«Кому на Руси жить...» ^ Н.А. Некрасов ^

Рассматриваемые ниже вопросы весьма актуальны для современной России, о чем свидетельствует хотя бы факт пристального к ним внимания не только специалистов в сфере демографических дисциплин и социального направления в целом, но и средств массовой информации, зачастую рассматривающих проблемы весьма поверхностно и односторонне. Что формирует в ряде случаев не совсем корректное восприятие освещаемых проблем.

Показатели естественного движения населения, складывающиеся из параметров рождаемости и смертности, в решающей степени определены «репродуктивным», «прокреационным» или «генеративным» поведением, которые отражают состояние общества и воздействуют на формирование демографической политики государства.

Очевидно, что среди показателей, характеризующих динамику и уровень социально-экономического развития, заметное место занимает ряд демографических параметров. Вопреки устоявшемуся мнению, ни общий коэффициент рождаемости, ни даже коэффициенты смертности в «чистом виде» не позволяют судить о состоянии и развитии общества: одинаковые цифры демографической статистики различных стран не дают оснований для констатации однонаправленности социально-экономических процессов в разных регионах мира. Так, параметр коэффициента смертности: у Японии - 9,15, ФРГ - 11, в то время как у Бразилии - 6,5, Кубы - 7,5, Ирака и Филиппин -менее 5, а в США заметно выше - 8,4. Показатель Афганистана - 14,5, у России - практически такой же.

Вместе с тем, фундаментальными точками отсчета для анализа «благополучия» той или иной территории необходимо признать параметры и динамику продолжительности жизни; перинатальной, детской и младенческой смертности; структуру причин смертей.

В средствах массовой информации на уровне «научно-популярных заметок» об особенностях демографической ситуации в России сформировалось несколько устойчивых стереотипов восприятия «катастрофических проблем», которые успешно отодвинули на второй план анализ реальных опасностей в области народонаселения.

«Депопуляция»: «...в стране уже долгие годы идут процессы депопуляции и не осуществляется даже простое воспроизводство населения»1. В относительно благополучном 2012 году коэффициент естественного движения населения складывается из параметра смертности на уровне - 14 промилле и, соответственно, рождаемости - около 12 промилле, т.е. на каждую тысячу жителей страны ежегодная убыль составляет два человека («когорта из пятисот человек» каждый год сокращается на одного, т.е. в «запасе» еще 500 лет)2.

Но такое ли это новое и уникальное явление как для России, так и для человечества в целом? В России за 200 лет были десятки периодов депопуляции (1811-1815, 1830-1831, 1839-1840, 1848-1849, 1855-1856, 1891-1892, 1916-1921, 1933-1934, 1941-1946 годы), в том числе и с 1992 года по настоящее время. Важно - с чем связаны такие периоды: форс-мажорными обстоятельствами или объективными процессами! И то, что происходило с показателями естественного воспроизводства населения в Российской Федерации в 20 веке, неплохо объясняет уже несколько десятилетий теория демографического перехода. У страны был даже свой «демографический взрыв» - во

1 Коэффициент естественного воспроизводства населения колеблется вокруг отметки «минус 3-6». Если в 1998 году население России составляло 147 млн человек, то в 2002 - 145 млн, в 2011 - около 142 млн; и (по самым пессимистическим оценкам) может сократиться до 83 млн - к 2045 году.

2 Несмотря на наметившийся рост продолжительности жизни, снижения коэффициента смертности не ожидается из-за общего постарения населения. В результате баланс рождений и смертей почти не изменится.

второй половине 20-х годов 20 века: в 1926-1930 годах суммарный коэффициент рождаемости составлял более шести.

Графики, построенные на основе реальных и прогнозных параметров естественного воспроизводства для различных регионов мира, четко свидетельствуют о том, что Россия (и даже СССР в целом, несмотря на заметно иные показатели в республиках Средней Азии) наиболее точно повторяет динамику Европы и Северной Америки и «врЕменное отставание» (оно же - временнОе) вполне объяснимо в рамках теории демографического перехода. Европа (среди «пионеров» - Швеция и Франция) с естественной депопуляцией (в двойном прочтении: «объективной», а также без учета «маскирующего эффекта» механического движения) знакома уже давно. В начале XXI века уровень рождаемости был недостаточен для простого воспроизводства населения во всех развитых странах, за исключением США, а в 15 европейских странах нетто-коэффициент воспроизводства населения был ниже, чем в России.

Уже с середины 60-х годов прошлого века коэффициент замещения поколений в России (РСФСР) был менее единицы3. И в целом, до середины 1960-х годов естественный прирост населения России оставался высоким - более 1 % в год (исключая годы войн и голод 1932-1933 годов). Происходивший до 1992 года рост населения4 объясняется лишь благоприятным потенциалом возрастной структуры (так называемые «демографические волны») и достаточно большой продолжительностью жизни. Этот рост был бы ещё выше, если бы не «отсроченное влияние» потерь понесённых в годы Великой Отечественной войны.

Но, катастрофическое (!) падение показателей естественного воспроизводства населения, которое обрушилось на страну в начале 90-х - это, безусловно, следствие форс-мажорных обстоятельств. И, если сокращение рождаемости (пусть даже столь существенное) вписывается в рамки положений теории демографического перехода, то рост смертности, обусловленный, прежде всего, не увеличением доли лиц пожилого возраста (как в развитых странах), а сокращением продолжительности жизни - это уже российский феномен.

Напомним, что суммарный коэффициент рождаемости является усреднённым показателем количества детей, рождённых женщиной за фертильный период (условно: 15-50 лет). Простое воспроизводство населения достигается при показателе - 2,2, т.е. 22 деторождения на 10 женщин. В отдельные годы суммарный коэффициент рождаемости падал до 1,2-1,4 (в ряде субъектов Федерации - даже 1,0: Санкт-Петербург, Ленинградская, Московская, Ярославская, Ивановская, Смоленская области). В 2011 году этот параметр несколько вырос и составил - 1,6. Наиболее высокие показатели (обеспечивающие прирост населения) только в трех субъектах - в Ингушетии (2,17), Тыве (2,33) и Дагестане

3 С 1964 года, в республиках СССР ниже только на Украине и в Латвии. В относительно благополучном 1989 году - 0,95, в 2008 - 0,73, в 2012 - около 0,6.

4 Несмотря на отрицательное сальдо по внутренней миграции.

(2,42); в Чеченской республике доходило до 3,35. В принятой ещё в 2007 году Концепции демографической политики в Российской Федерации на период до 2025 года предполагалось в течение 10 лет выйти на параметр близкий к двум.

Таким образом, при существующей продолжительности жизни в Российской Федерации для простого воспроизводства населения необходим коэффициент около 2,2 (в Скандинавских странах - 2,1, но и там «на практике» - всего около 2,0).

На фоне «некоторой недоговоренности» о «естественной составляющей» среди причин сокращения численности населения страны успешно выросли многократно повторяемые мифы о современной демографической ситуации.

Миф первый - «недостаточная плотность населения». В Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года указывается: «Общее сокращение численности населения, снижение его плотности до параметров почти в три раза меньше среднемировых создадут опасность ослабления политического, экономического и военного влияния России в мире, возможность дополнительных притязаний на территорию Российской Федерации»6. Но, во-первых, плотность населения в России уже тогда была ниже среднемировой в 5 раз (разработчики Концепции даже не взглянули на эти параметры!). Во-вторых, уже прошли те времена, когда демографический контроль геополитического пространства был едва ли не самым важным. Достаточно вспомнить пример успешного опыта контроля над пространством, который продемонстрировал Китай в Синьцзян-Уйгурском автономном районе (СУАР): перейдя от неэффективного коммуникационного к демографическому, а затем и к более результативному - экономическому.

Существует масса примеров того, как плотно заселенная территория успешно контролируется другой нацией (прежде всего - экономически и идеологически). И, вместе с тем, Норвегия, и тем более, Австралия (2,8 чел/км2) и Канада (3,5 чел/км2) изобилуют неосвоенными и даже незаселенными территориями при весьма низкой средней плотности населения на квадратный километр (милю), на котором оно и процветает. А еще есть пример и Саудовской Аравии и Аляски и даже нищей Республики Бангладеш, в которой плотность свыше 1000 человек.

Далее в Концепции отмечается: «...сокращение численности экономически активного населения. вызовет дефицит рабочей силы». При сооружении пирамид или Вавилонской башни наличие «человеческого муравейника» - объективная необходимость7; экономическое освоение экологически

5 Это, конечно, далеко не мировые рекордсмены, среди которых: Сомали, Уганда - более 6, Нигер - более 7.

6 Экономика и жизнь. - 2000. - № 24.

7 Реут Д.В.: «В годы китайской культурной революции каждой семье было предписано для скорейшего развития металлургической промышленности добывать железную руду, строить у

девственных территорий, являющихся природными регенераторами для всей планеты, может быть построено исключительно на достижениях научно-технической революции (НТР).

Кстати, у наших северо-западных соседей - Норвегии, Финляндии и Швеции - плотность от 14 до 20 человек, а в Ленинградской области (с Санкт-Петербургом) - 79 (и даже без Санкт-Петербурга - 20).

Если же принять во внимание тот факт, что все 20 последних лет «социально-экономического реформирования» население Европейского Севера, Сибири и Дальнего Востока и даже Урала не просто эмигрирует на «большую землю», а бежит (в 90-е годы из ряда регионов его даже приходилось эвакуировать!), то на первый взгляд складывается образ «трудоизбыточного» региона или региона бедствия. И это те территории, которые с таким трудом, с колоссальными материальными затратами и человеческими потерями осваивались на протяжении более чем четырех столетий.

В связи с этим мифом «о недонаселенности» территории России необходимо внести некоторые уточнения, которые возможно несколько снизят пафос утверждений (формально верных) о лидерстве по площади занимаемой территории. Если вспомнить о таком понятии, как «эффективная территория», возникает вопрос: собственно, что «недонаселено»? Занимая первое место в мире по площади территории (как геометрическом понятии), Россия по показателю «площадь эффективной территории» - лишь пятая, пропуская вперед Бразилию, США, Австралию и Китай. В России менее чем треть территории отвечает критериям «эффективной» - это 5,5 млн кв. км (в Бразилии лишь 1/20 не отвечает критериям). Под площадью эффективной территории понимается та часть фактической территории страны, которая лежит вне пространства с экстремальными условиями (по В.А. Дергачеву)8. Огромные расстояния служат резкому удорожанию всех средств сообщения и связи, резко повышают удельные энергетические затраты, т.е. расстояние - это тяжелейшее экономическое бремя (по В.А. Дергачеву). К экстремальным территориям относят климатические зоны, в пределах которых среднегодовая температура ниже минус 20С и высота над уровнем моря которых превосходит 2000 м. Проживание на таких территориях сопряжено с постоянным стрессом и его неблагоприятными последствиями для физического и психического состояния людей. Не лишним представляется напомнить тот факт, что 65 % территории России располагается в зоне вечной мерзлоты (до 1370 м в глубину). Более 2/3 территории России (11,6-11,9 млн кв. км) относится к Северным или приравненным к ним

себя во дворе железоплавильную печь, выплавлять металл и сдавать его государству для дальнейшего централизованного использования». - Программы развития и их общий прокреацион-ный базис. - URL: http://www.nemchenko.ru/wind.php?ID=291498.

8 Владимир Александрович Дергачёв - русский геополитик, географ-экономист, профессор, доктор географических наук, создатель частного Института геополитики профессора В.А. Дер-гачёва.

территориям, расположенным к северу от 65-й параллели9. И на этих 2/3 площади страны проживает столько же, сколько в одной Москве (менее 12 млн чел.), занимающей даже с учетом расширения около 3 тыс. кв. км. Возникает вопрос: так может не население увеличивать, а Москву расселить?

По площади пашни Россия всего в 4 раза превосходит Украину (которая в 33 раза меньше Российской Федерации) и заметно уступает США и даже Индии, которая меньше России в пять с лишним раз.

«Заселяя» лишь эффективную площадь (т.е. 5,5 млн кв. км), получаем возможную среднюю плотность населения в 26 человек на кв. км (в США -32, Швеции - 20, у соседей: в Эстонии - 28, Финляндии - 15, Норвегии - 14). В Канаде с учетом лишь эффективной территории плотность возрастает только до 9 человек на кв. км (кстати, в Якутии, несмотря ни на что, плотность населения в 15 раз выше, чем на территории Нунавут в Канаде)10.

На наш взгляд, в современных условиях рассмотрение плотности населения в качестве одного из определяющих факторов социально-экономического развития страны также «однобоко», как и опора на теорию географического детерминизма. Более того, обозначим жестче - это выражение элементов своеобразного «вульгарного биологизма».

И не стоит забывать, что на этом фоне в России практически «потеряна» деревня. Имеются, конечно, некоторые элементы «рурбанизации», но исключительно рекреационного типа.

В связи с этим представляется следующее: отсутствие четкой политики освоения восточных районов страны - даже если случится желанный рост численности населения - приведет к очередному переносу границ Москвы и росту плотности в других благополучных регионах. Кстати, уже сейчас в Московской области - с учетом Москвы - плотность почти в 3 раза выше, чем в Китае. Столица как своеобразный «внутренний оффшор» необычайно притягательна как для россиян, так и для иммигрантов. Кстати, одна из глав доклада «Население России 2009» называется: «Сохраняется тенденция концентрации населения в больших городах»11. А это одна из отличительных черт государства не очень высокого уровня развития.

Миф второй - «надвигающаяся угроза так называемой демографической нагрузки».

9 В Якутии самые теплые (юг: Алдан) - минус 5,5°С, холодные - минус 16,5 °С (Артык -далеко не крайний север при влажности среднегодовой - 80 %, на островах - 85 % при минус 16) в Ленинградской области от 60 % (лето) до 85 % - зимой (только вот температура всего-то минус 8°С; в Артыке январь - минус 41, Верхоянске - минус 47).

10 Кстати, плотность населения в Солигорске в два раза выше, чем в Сингапуре, и даже выше, чем в Нью-Йорке). В Бангладеш - население больше российского, а территория менее двух «ленинградских областей» (в области проживает всего - 1,7 млн).

11 Население России 2009: Семнадцатый ежегодный демографический доклад / отв. ред. А.Г. Вишневский. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011.

В Концепции демографической политики Российской Федерации на период до 2025 года приводится следующее положение: «В связи с постарением населения возникнет опасность <...> увеличения демографической нагрузки на трудоспособное население.», - это выглядит почти кощунством «на фоне» российских беспризорников и деградации деревни, безработицы в глубинке, показателей производительности труда, уродливой структуры экономики периода деиндустриализации. Тем более, если учесть, что средний возраст россиян составляет примерно 40 лет.

Демографическая нагрузка может действовать с разных сторон: как «сверху» - со стороны пожилых людей (Европа, Япония, Россия), так и «снизу» - со стороны детей (Африка). Повышенная доля пожилого населения (так называемое дряхление мускулов), в силу того, что, как правило, является следствием высокого благосостояния в развитом обществе - достаточно успешно воспринимается и экономикой, и самим обществом, идущим по интенсивному пути с опорой на достижения НТР, а не на число «кормильцев». Толпы голодных ребятишек (в Бразилии, Индии12, Афганистане, а теперь уже и в России) - потенциально слабое «экономическое утешение» в старости для их родителей. Условия, при которых средств не хватает на стариков, -это преступление; оставшиеся без общественной поддержки дети - будущая катастрофа! Представляется, что существенный рост рождаемости в современной России способен лишь усугубить проблемы, связанные с благосостоянием, беспризорностью, а значит с преступностью, наркоманией13, физическим14 и моральным здоровьем, и, безусловно, повлечет за собой снижение уровней квалификации, образования15 (да, и образованности).

Скрытый геноцид (вполне сопоставимый с геноцидом физическим, а по «мультипликативному эффекту» превышающий его), проявляющийся в деградации части приходящего поколения, многократно усилит «демографическую нагрузку» на общество.

На первый взгляд выглядит странно (и - страшно!), но такая нагрузка со стороны молодого поколения (количественно - недостаточного, по мнению некоторых «специалистов», а реально - «качественно не соответствующего»!) может иметь куда более катастрофические последствия.

12 С удивлением воспринимались общенациональные торжества в Индии по случаю достижения миллиардного населения.

13 Только за 1993-2000 годы в России в 17,5 раз выросло число (зарегистрированных) малолетних наркоманов.

14 Более 50 % российских школьников имеют хронические заболевания.

15 В Воронеже - городе с миллионным населением - на 200 вакантных мест рабочих-станочников на механическом заводе (изготавливающем ступени «Протонов») удалось сразу отыскать лишь 20 квалифицированных претендентов. Ежегодно российские военкоматы фиксируют наличие сотен функционально неграмотных призывников.

Кстати, параметры демографической нагрузки в России вполне «европейские» и даже ниже16. И если на юге - это нагрузка со стороны детей, то в центральных субъектах - «пенсионная». Следует обратить внимание на тот факт, что именно в регионах пионерного освоения - «нагрузка» минимальная, а эти районы реальные (не номинальные) доноры бюджета (ряд из них -пока лишь потенциальные).

Тем более что сегодня в России, как это не прозвучит странно, самый большой трудовой потенциал за последние годы: казалось бы - надо из этого извлечь «выгоду», однако, это выражается в существенной безработице латентного характера (причем, это не фрикционная или структурная безработица) и в очень низкой совокупной производительности.

До последних лет депопуляция практически не затрагивала группу трудоспособного возраста, более того, из-за особенностей возрастной структуры населения и возрастных коэффициентов экономической активности доля трудоспособного населения росла17. Как прогнозируется, сокращение численности населения в трудоспособных возрастах особенно заметно отразится на рынке труда после 2015 года18.

В то же время, по сравнению со странами Северной Америки и Западной Европы, экономическая активность молодого (от 15 до 24 лет) и старшего (от 55 до 70 лет) населения России (как у мужчин, так и у женщин) является относительно низкой.

Проблема демографической нагрузки вполне решаема при условиях роста производительности труда, оптимизации занятости, увеличения продолжительности жизни (разумеется, не просто биологической, а активной)19.

Миф третий - «низкие (и неуклонно снижающиеся) показатели смертности - свидетельство роста благосостояния; а стабилизация этих показателей (и тем более - рост) - следствие социально-демографической деградации».

В качестве «неоспоримых доказательств» - плохо проанализированная статистика. Рассматриваемый в «полной изоляции» общий коэффициент смертности действительно «подтверждает»: уровень смертности в России в

16 Минимальная (Чукотский автономный округ) - 457; максимальная: 903 и 893 (Чеченская Республика и Дагестан, соответственно).

17 Благоприятно складывалось соотношение входящих в трудоспособный возраст и выходящих за его пределы поколений. Демографические тенденции 1990-2000-х годов были благоприятными и для комплектования Российской армии, основанной на всеобщем призыве. В 2002, 2005-2006 годы численность 18-летних юношей превышала 1,3 млн (в послевоенные годы цифра была выше только в конце 1970-х гг.).

18 По прогнозам: за период до 2026 года естественная убыль трудоспособного населения достигнет более 18 млн человек.

19 В связи с этим возникает необходимость реформирования системы образования: диверсификация форм профессионального образования, изменение структуры специальностей, по которым ведется подготовка, повышение качества обучения. Реформирование Российской армии - в пользу развития набора по контракту. На рынке труда должны распространяться гибкие формы занятости, соответствующие запросам экономики и возможностям учащейся молодежи.

60-е годы был самым низким среди (относительно) развитых стран, а вот в ГДР - стране самого высокого благосостояния социалистической системы - в то же время показатели смертности были высоки. Наряду с этим, в Мексике, Китае, Монголии, Бразилии смертность ниже, чем во многих «благополучных» государствах - ФРГ, Дании, Швеции, Норвегии. На первый взгляд -странно, но если сравнить показатели смертности в «детском саду» и «доме престарелых» - всё становится на свои места: необходимо учитывать возрастную структуру населения и возрастные коэффициенты смертности наций. Кстати, одна из главных причин уменьшения коэффициента смертности после 2005 года - из жизни уходит поколение, рожденное в годы Великой Отечественной войны, а в те годы рождаемость была низкой.

Ярчайшие показатели уровня социально-экономического развития страны (или, по крайней мере, её медицинского обслуживания) - перинатальная, младенческая и детская смертность, а также структура причин смертей - вот здесь-то сразу видно - «кто есть кто». Можно только предположить, какой рост смертности в ближайшие годы и десятилетия ожидает страны, переживших (переживающих) «демографический взрыв» и выделяющихся повышенной долей молодых возрастов в структуре своего населения (если, разумеется, не произойдет радикальных социально-экономических изменений и медицинских переворотов). На фоне возрастной структуры населения России в составе СССР - при средней продолжительности жизни в 66 (мужчины) и 74 (женщины) года - вполне объяснимо «проклятое наследие социализма»: увеличение доли пенсионеров и некоторый рост общего коэффициента смерт-ности20. К середине шестидесятых годов двадцатого века России (СССР) удалось практически ликвидировать свое отставание в продолжительности жизни, которая вплоть до Второй мировой войны оставалась значительно ниже уровня развитых стран. Зато, похоже, вскоре можно будет рапортовать «о достижениях социально-экономического реформирования» - снижении этих параметров, к сожалению, по вполне прогнозируемым причинам. По прогнозным данным середины 90-х годов до пенсионного возраста могли бы дожить - 54 % двадцатилетних мужчин и 88 % двадцатилетних женщин. В начале 21 века действительно отмечено сокращение смертности, но, как отмечалось ранее, из-за структурных особенностей населения. Безусловно, можно прогнозировать сокращение смертности в тот период, когда из жизни будет уходить поколение родившихся в условиях «демографической ямы» последнего десятилетия XX века.

В связи с предыдущим - Миф четвертый: «среди острейших демографических проблем России - высокая смертность».

20 Прогнозируется что естественная убыль населения несколько понизится к 2015 году, затем - к 2025 году - начнется новый рост (по материалам: Ж. Зайончковская. Иммиграция: альтернативы нет. - URL: http://www.archipelag.ru/agenda/povestka/povestka-immigration/russ-bazar/ alnernativ-net/).

И опять же здесь необходимо дифференцировать понятие по возрастным группам и по регионам России. Показатели детской, младенческой и перинатальной смертности всё еще ближе к параметрам развитых стран, чем к среднемировым: в среднем - около 44; в РФ - 7,321, в США - 6,3; максимальный в Анголе - 180, минимальный в Сингапуре и Японии - 2,2-2,3. Если в России 98 % девочек доживает до среднего возраста матери, то лучшие показатели в мире - 99 %. Но разрыв до последнего времени рос, причем в «глубинке» эти параметры недопустимо высоки. Отставание от лучших мировых показателей детской смертности, составлявшее в начале 90-х годов 40 %, увеличилось до 300 %. Рост материальной дифференциации как по социальным группам, так и по регионам России ещё в большей степени не позволяет однозначно оценивать ситуацию по этому вопросу. Следует отметить, что если официально в России признается материальное неравенство между децилями верхних и нижних групп населения в пределах 20 раз, то подсчеты на уровне элементарной арифметики дают реальный параметр - не менее 100 раз.

Миф пятый - частично затронутый в связи с вопросами депопуляции -«в России «ненормально» низкая рождаемость, «нормальная» - это обеспечивающая хотя бы простое воспроизводство, а лучше - расширенное». Вот уж где нет такой «проблемы», так это в «развитых» Афганистане и Чаде22. В России конца 19 века суммарный коэффициент рождаемости достигал 7,5. Напомним, что для простого воспроизводства в современных условиях достаточным является показатель 2,2, а для того времени - около 5,0. В начале XXI века ни одна страна Африки не может «похвастать» таким показателем, но согласно теории демографического перехода, подобное - суженное - воспроизводство на данном этапе вполне ожидаемо и предсказуемо. Хотя некоторые демографы считают, что для стран традиционной культуры этот переход произойдет уже после вымирания сохраняющих пассивную позицию европейцев. Завершение формирования депопуляционного тренда рождаемости произошло уже к началу 70-х годов прошлого века. Разумеется, набор факторов, определяющих показатели рождаемости, так велик и «территориально специфичен», что скорость прохождения этапов демографического перехода достаточно индивидуальна.

Процитируем высказывания некоторых демографов по этому вопросу: «.в примитивном и традиционном обществах экономически рациональным типом воспроизводства населения является такой, при котором максимизировалось число детей» (согласно Дж. Колдуэллу)23. Современное общество предполагает полную бездетность, «которая не реализуется в силу социальных, психологических и физиологических факторов <...> тради-

21 В Санкт-Петербурге и Москве показатели практически «европейские».

22 Самая высокая рождаемость в Европе - в самой отсталой стране континента - Албании.

23 Захарова О. Исследования демографических процессов и детерминации рождаемости. URL: http://www.gumer.info/bibliotek_Buks/Sociolog/yadov/13.php.

ционный способ воспроизводства населения подрывает не столько «модернизация», затрагивающая главным образом макроуровень общества, сколько «вестернизация», <...> приобщение к западному образу жизни со всеми его атрибутами: образованием, женской эмансипацией, средствами массовой информации, ценностями и стереотипами поведения»24.

По мнению специалистов: «.мы оказались в точке бифуркации, сформированной трендами глобализации и прокреационного истощения Европы. Перенесение центра прокреационной ответственности с уровня семьи (что было характерно для традиционных культур) на уровень государства стоит странам европейской культуры (в широком смысле, включая США и Израиль) в среднесрочной исторической перспективе места под солнцем»25. На фоне «стареющего» населения суммарные коэффициенты рождаемости в Российской Федерации теперь вполне «европейские»26. Некоторое увеличение рождаемости, фиксируемое в последние 2-3 года и якобы являющееся результатом «успешной демографической политики» государства (в частности, предоставление т.н. «материнского капитала»), - очередной «миф»? - в значительной степени объясняется «демографической волной», связанной с достаточно многочисленной когортой женщин репродуктивного возраста (в связи с некоторым увеличением рождаемости в 1983-1986 годах)27. Эффективные меры демографической политики 80-х привели к тому, что в 1987 году Россия оказалась в ряду развитых стран с самой высокой рождаемостью, с параметром суммарного коэффициента - 2,23 (в 1980 году - 1,88).

Соответственно, вполне можно предположить провал воспроизводства после (примерно) 2015 года, если вновь (см. «Миф третий») обратить внимание на «статистический провал рождаемости» в начале 90-х годов28.

Вопрос влияния материальной поддержки со стороны государства на рост рождаемости требует особого рассмотрения. Но на наш взгляд, никакой «материнский капитал» не в состоянии обеспечить сколь-нибудь существенного роста рождаемости, он скорее играет реально важную роль лишь в одном - как фактор материальной помощи, и на прокреационную мотивацию потенциальных родителей оказывает лишь незначительное влияние. По мнению европейских специалистов, в современных условиях финансирование семей в рамках демографической политики может увеличить суммарный

24 Там же.

25 Реут Д.В. / Научный фонд Г.П. Щедровицкого. - URL: http://www.fondgp.ru/gp/personalia/1990/21.

26 Средний возраст россиянина в начале XXI века около 40 лет (в 1989 году - 34,7; в странах Африки - около 17-18). Суммарные коэффициенты рождаемости по регионам 1,1-1,9.

27 Следует учесть, что средний возраст матери при рождении ребенка 26-27 лет - отсюда и рост рождаемости в двухтысячные.

28 В 2010 году численность 18-летних юношей была меньше 1 млн (в 2002, 2005, 2006 годах превышала 1,3 млн).

коэффициент рождаемости на 0,04-0,0729. Вряд ли можно считать детей товаром «эластичного спроса» («будут стоить дешевле - возьмем больше!»). Перефразируя классика: «разруха не в кошельках и карманах, разруха - в головах»... По словам известного советского и российского демографа Л.Е. Дар-ского: «.сведение круга потребностей, удовлетворяемых с помощью детей, лишь к эмоционально-психологическим, создало предпосылки для ограничения числа детей в семье, поскольку для наиболее адекватного удовлетворения этой потребности нужен в каждый момент только один ребенок».

По мнению социологов и демографов, существенное различие в коэффициенте рождаемости для европейских стран и стран традиционной культуры объясняется особенностями положения семьи в структуре общества. Под прокреационным потенциалом понимается время женщины, в традиционной культуре посвящаемое семье, а также материальная обеспеченность семьи, семейный уклад и вменяемые женщине социумом стереотипы поведения. Современной европейской семье осталась роль «посредника во взаимосвязи личности и общества», взамен государство подарило населению систему социального обеспечения. «До сих пор ни одной развитой стране мира не удалось конвертировать экономическое богатство в прокреационную успешность»30.

По словам С.П. Капицы: «.по мере того, как растет способность наслаждаться жизнью, наблюдается значительное снижение ненасытного стремления к преследованию линейных целей - стремления, оказывающего, судя по всему, магическое воздействие на людей в западном индустриальном мире и во всем нашем обществе. Я говорю об убежденности в том, что «больше» означает «лучше», что неограниченный рост валового национального продукта способен осчастливить всех нас»31. Переход к малодетной семье, согласно взглядам Л.Е. Дарского, «.связан, прежде всего, с переоценкой ценностей, с изменением этической системы, господствующей среди населения»32. Депопуляция неумолимо прогрессирует. «Разруха в головах», пожалуй, даже усиливается.

Важно отметить не только тот факт, что в России мал брутто-коэффици-ент воспроизводства, но нетто-коэффициент - ещё заметно ниже33! Что связано как с состоянием здоровья, сокращением репродуктивной функции, так

29 How does the social network influence the Impact of Policies: докл. на Европ. конф. по народонаселению (EPC - 2010). - Сентябрь 2010 г.

30 Реут Д.В. О влиянии демографических аспектов здравоохранения на стратегию управления // Экономика здравоохранения. - 2011. - № 7-8. - С. 9-13.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

31 Капица С.П. Очерк теории роста человечества: демографическая революция и информационное общество. - М.: ЛЕНАРД, 2008. - 128 с.

32 Дарский Л.Е. Изучение плодовитости браков // Вопросы демографии. - М.: Статистика, 1970. - С. 212.

33 В 2008 году - 0,73.

и снижением прокреационной мотивации. Последнее даже привело к ныне модному течению «фричайлд». С одной стороны, доля рождений вне зарегистрированного брака обнаружила тенденцию к снижению, с другой - «девушки при вступлении в брак всё более стремятся выбирать потенциальных женихов с устойчивым социальным и экономическим статусом»34. Поиск «гарантов» и «наследства» сокращает продолжительность репродуктивного периода (не в физиологическом, а социальном значении): процесс старения материнства продолжается, что, безусловно, соответствующим образом сказывается на суммарном коэффициенте рождаемости35. «Характерный для капиталистической социальности императив личного успеха любой ценой потребовал массовых человеческих жертв: множество семей <...> ради сохранения достигнутого уровня потребления откладывало и продолжает откладывать рождение детей на неопределенное время. Катастрофические последствия общеевропейского социального эксперимента французских энциклопедистов - вследствие инерционности процесса - становятся очевидными только сейчас»36.

Приходится констатировать тот факт, что Россия вступила в прокреацион-ный кризис развитых стран европейской культуры. Только посредством гигантских усилий и затрат (сопоставимых с решением глобальных экологических или энергетических проблем) возможна оптимизация прокреационной функции через осуществление мегапрограмм по восстановлению прокреационного потенциала. Сложность решения задачи в значительной степени определена необходимостью коренного изменения условий, в которых формируется мотивация репродуктивного поведения, что несоизмеримо затратней в сравнении с традиционным «материальным поощрением». Решить эту проблему значительно сложнее в условиях, когда потребительский потенциал страны выступает не как преимущество емкого рынка, а в качестве целевой жизненной установки, где в качестве движущей силы выступает идеология консюмеризма.

Среди реальных демографических проблем, а, возможно, даже опасностей для России (наряду с вопросами «качественных параметров миграционного сальдо») - низкие параметры средней продолжительности жизни в совокупности с потерей «жизненного потенциала». Несмотря на достижения науки, общемировой прогресс в развитии медицины, продолжительность жизни в стране за последнее десятилетие 20 века не только не выросла (что объективно

34 Население России 2009: Семнадцатый ежегодный демографический доклад / отв. ред. А.Г. Вишневский. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011.

35 При этом в последние годы число разводов поддерживается на одном и том же высоком уровне, а возраст расторгающих брак снижается. В 2002 году общий коэффициент разводимости достиг исторически рекордной величины: 5,9 на 1000. По материалам: Население России 2009: Семнадцатый ежегодный демографический доклад / отв. ред. А.Г. Вишневский. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011.

36 Реут Д.В. Необходимость трансформации экономики и института управления экономики на новом этапе мирового развития // Вестник СамГу. - 2011. - № 1/1 (82). - С. 149-150.

должно было бы происходить и происходило в подавляющем большинстве стран мира), но даже не стабилизировалась, а заметно сократилась37.

Показатели СССР (и тем более РСФСР) встали в один ряд с показателями наиболее развитых стран уже в 60-е годы ХХ века. За 10 послевоенных лет прирост продолжительности жизни составил у мужчин - 8 лет, у женщин - 10. И это в условиях очень высокой доли инвалидов и снижения «потенциала здоровья», что, разумеется, связано с последствиями военного периода.

Печально, но проведенный нами анализ показал: в 2010 году - средняя ожидаемая продолжительность жизни при рождении у женщин - такая же, какой была в 1986 году, а у мужчин - ниже, чем в год исторического полета Гагарина (напомним - в 1961 году), т.е. 50 лет назад.

В стране заметна потеря «жизненного потенциала», т.е. утрата возможности «компенсировать» (как в «благополучных странах») низкий естественный прирост активной продолжительной жизнью. В Российской Федерации живут не просто «недостаточно долго», но и «недостаточно полноценно». В России отмечается рост числа «избыточных смертей», т.е. разница между фактическим количеством смертей и гипотетическим (по коэффициентам смертности развитых стран). Так в отдельные годы избыточное число смертей у мужчин составило 60 % (в трудоспособном возрасте мужчины умирают в 5 раз чаще, чем женщины). По параметрам продолжительности жизни в начале века Россия занимала: у женщин - приблизительно сотое место в мире, у мужчин этот показатель на 40-50 ступеней ниже. Не лишним будет отметить, что нигде в мире не было такого разрыва в средней продолжительности жизни между мужчинами и женщинами как в России - до 12 лет38. Это один из ярчайших показателей уровня социальной «успешности» государства. Анализ показал: в возрастной группе 65 лет и старше в России на 1000 женщин приходится лишь 430 мужчин, в то время как в Канаде - 790, а в Австралии - 850.

Страшная статистика: в 1965 году из каждой тысячи мужчин, достигших 20 лет, 732 имели шанс дожить до 60 лет, а в начале 21 века - почти на 200 меньше (539). У современного 15-летнего подростка шанс дожить до 60 лет не более 50 %.

Наряду с этим, структура причин смерти - ещё одна проблема в ряду «демографических». Россия (по вполне теперь уже понятным причинам) так и не закончила «второй эпидемиологический переход» - преодоление массовых смертей от сердечнососудистых заболеваний. «Запад» и Советская Россия осуществили первый переход - в основном справились со смертоносными

37 В 2009 году ожидаемая продолжительность жизни россиян составила в среднем 68 лет, для мужчин - 62 года, для женщин - 74 года. В 1990 году ожидаемая продолжительность жизни мужчин составляла 63 года, а в 2000-м - 58 лет, продолжительность жизни женщин достигла в 1990 году 74 лет, а в 2000-м она снизилась на два года. В 2009 году продолжительность жизни мужчин в возрасте 15 лет (48,7 года) была на 3,3 года ниже, чем в 1987 году (52,0 года).

38 Близкий параметр - в Белоруссии.

инфекциями (в отличие от многих других стран). Развитые страны осуществили и второй переход, а Россия именно по классу сердечнососудистых заболеваний имеет массовое отклонение от норм39.

Но, и абсолютные показатели «инфекционного и паразитарного генезиса» смертности в 90-е годы выросли в десятки и даже сотни раз!

Огромную долю (до 15 % - в трудоспособном возрасте этот показатель заметно выше) составляют так называемые «неестественные» или «социальные» причины - несчастные случаи, криминальные убийства, самоубий-ства40, боевые действия, алкогольные41 и наркотические отравления.

Справедливости ради необходимо отметить, что по данным ВОЗ было доказано - «менее всего здоровье человека зависит от состояния медицины: оно примерно на 50 % определяется образом жизни, на 20 % - наследственностью, на 20 % - качеством окружающей среды и только на 10 % -здравоохранением»42, - комментарии применительно к России, как говорится, излишни... особенно, что касается «образа жизни».

Таким образом, реальную угрозу национальной безопасности России представляет количественная и качественная депопуляция, состоящая из трех слагаемых: низкой рождаемости, «сверхсмертности», снижения продолжительности активной жизни.

Наряду с этим серьезную угрозу национальной безопасности несет активно культивирующийся Миф о необходимости притока иностранной рабочей силы в Российскую Федерацию.

Хорошо известен тот факт, что население и европейских стран, и России давно растет (или хотя бы не столь существенно уменьшается) за счет механического движения населения. Так, в 2009 году естественная убыль населения России была на 99 % скомпенсирована миграционным приростом, при этом учтен лишь поток «официальных» мигрантов.

Николай Алексеевич Некрасов мог бы сейчас задаться «редуцированным» вопросом: «Кому на Руси жить.».

39 В качестве примера: для российского мужчины смертельно опасен уже первый инфаркт, в развитых странах, как правило - третий - четвертый.

40 Россия по относительным показателям случаев суицида - традиционно среди «лидеров». По числу самоубийств во всех возрастных группах Россия находится на шестом месте - после Литвы, Кореи, Казахстана, Беларуси и Японии. Россия занимает первое место в Европе и одно из первых мест в мире по уровню смертности от самоубийств в возрастной группе 15-19 лет (19-20 случаев на 100 тыс. в год) // Газетами. - 16.05.2011. - URL: http://news.rambler.ru/9917782/.

41 В конце XX века число алкогольных психозов за 10 лет выросло в 10 раз. Вместе с тем, статистические параметры позволяют опровергнуть тезис о трезвости населения России в XIX веке. Если допустить, что возрастная структура населения 1870 года была такой же, как в 1897 году (первая российская перепись населения), то окажется, что коэффициент внезапной смертности от пьянства в возрасте 15 лет и старше равен 3 %, а показатель 2009 года в том же возрасте - 30 %.

42 Егорова С.В. Здоровье как социально-психологическая проблема // Совместный российско-американский научно-популярный журнал «Партнерство через образование». - URL: http://www. sipkro.ru/partnerstvo/index.php-id=1133&lng=.htm.

Среди традиционно отмечаемых отрицательных последствий иммиграции, как правило, не звучат два важных предостережения: первое - рабский труд «пришлых» развращает «аборигенов», и второе - прямо ведет к деквалификации национальных кадров.

Ж. Зайончковская замечает: «Еще совсем недавно утверждение, что труд в России будет в большем дефиците, чем инвестиции, наталкивалось на скептические усмешки слушателей. А сейчас в Москве встречается зазывающая работников реклама, которая начинается так: «У нас много денег, но нет людей»»43. Но не потому ли возникает «потребность в мигрантах», что. «много денег»? Очередной «золотой дождик» (в виде высоких цен на традиционные статьи экспорта), освеживший кошельки россиян в первом десятилетии нового века, позволил очень быстро забыть о тяжелейшем социально-экономическом положении девяностых. Возросшее благосостояние общества привело к реанимации принципа: «Белую работу делает белый, чёрную работу - чёрный». Но мало кто задумывается о том, насколько эфемерно это благополучие и как долго оно продлится. Российское общество уже давно живет не по средствам. Но это тема для другого анализа.

Да, никто и не просчитывал реальную экономическую эффективность использования дешевых рук («мозгов»), тем более, с учетом нагрузки на основные фонды и инфраструктуру44. К сожалению, руководство страны не видит, что здесь налицо подмена таких экономических категорий, как «ПОТОКИ» и «ЗАПАСЫ»45. Так ли в стране мигранты реально «усиливают потоки», как «проедают» запасы»? В связи с этим не выдерживает критики утверждение: «Патерналистский взгляд на миграцию ошибочен в принципе. Мигранты - не иждивенцы, они сами зарабатывают и сами, как и местные жители, должны заботиться о своем обустройстве.»46. Но каков баланс между вкладом мигран-

43 Зайончковская Ж. Иммиграция: альтернативы нет. - URL: http://www.archipelag.ru/agenda/ povestka/povestka-immigration/russ-bazar/alnemativ-net/.

44 Раздача рекламок и живая реклама, вереница потрепанных авто на извозе, продажа в палатках китайской бижутерии и пр. - видимо жизненно необходимы российской экономике. Наиболее профессиональные мигранты прибывают из стран Таможенного союза: Белоруссии, которая выделяется очень высокой долей лиц как с высшим (28,6 %), так и со средним образованием (тоже 28,6 %), а также из Казахстана.

В то же время в Конгрессе США обсуждается проект иммиграционной реформы, согласно которому могут отменить лотерею Green Card, позволяющую получить визу около 50 тысячам человек в год. Карта дает возможность иммигрировать в Америку почти любому, при наличии у него среднего образования, но в центре внимания иммиграционной реформы - привлечение высокообразованных специалистов.

45 Потоки и запасы - от англ. flow a stocks. Потоки обозначают совокупность полезностей, приведённых или использованных в указанный период времени. Запасы - это количество товаров, услуг, денег на данный момент времени. Источник: Бункина М.К., Семенов А.М., Семенов В.А. Макроэкономика. - М.: Дело и Сервис, 2003. - 544 с.

Понятия «поток» и «запас» являются основополагающими в экономической теории. Показатели потоков характеризуют экономические процессы за определенный период (например, производство товаров и услуг, выплаты заработной платы и тп.), а величины запасов - состояние объекта на конкретную дату -начало или конец рассматриваемого времени (например, наличие основных фондов на начало года и тп.).

46 Зайончковская Ж. Иммиграция: альтернативы нет. - URL: http://www.archipelag.ru/agenda/ povestka/povestka-immigration/russ-bazar/alnernativ-net/.

тов в создание и использованием ими инфраструктуры (и прежде всего - социальной)? Безусловно, социальной системе страны придется отреагировать на изменения, связанные с миграцией. Конечно, это уже «совсем другая история», но вопрос сей требует очень пристального рассмотрения.

В связи с этим, ещё один многократно повторяемый Миф: «среди конкурентных преимуществ России - квалифицированные кадры и высокий уровень образования», все это, к сожалению, «рассосалось» к началу XXI века. Уже рефреном звучит по всей стране: «мне бы платили - я бы работал.», - с каждым годом в это заявление верится все труднее, в связи с тотальной деквалификацией. Не работал бы - потому как не умеет! И виной тому - как это ни парадоксально - очередная «нефтегазовая манна небесная». И это на фоне достаточно «красивой» статистики. Так, по оценкам ОЭСР, Россия является мировым лидером по доле лиц в возрасте от 25 до 65 лет с уровнем образования, соответствующим третьей ступени (54 %). По доле лиц, имеющих высшее образование (21 %), Россия уступала только США (30 %), Израилю (27 %), Норвегии (31 %), Нидерландам (28 %), Новой Зеландии, Дании и Канаде (по 25 %).Уровень образования занятого населения ещё выше. Почти 75 % занятых имеют профессиональное образование, в том числе 27 % -высшее. Но это лишь весьма формальные статистические параметры: достаточно сопоставить производительность труда в этих странах с российскими показателями и обратить внимание на факт стремительного «обесценивания весьма формального образования».

Вызывают опасения важнейшие угрозы национальной безопасности России в связи со стихийным развитием миграционных процессов (как эмиграции, так и - ещё в большей степени - иммиграции): деквалификация национальных трудовых ресурсов, а также достижение запредельной нагрузки на социальные программы и инфраструктуру страны.

Остается надеяться, что Россия как страна-реципиент никогда не столкнется с «полным набором» проблем, связанных с иммиграцией. Россия, хотя и является реципиентом, теряет со своими эмигрантами вполне сопоставимые ресурсы с теми, что приобретает в связи с въездом иммигрантов (не только «утечка мозгов», но и образования, квалификации, здоровья, культурного и предпринимательского потенциала), т.к. Россия - реципиент только по количественным параметрам, по качественным до последнего времени - донор, безусловно. Хотя это донорство, похоже, иссякает в связи с растущей невостребованностью по причине снижения уровня квалификации. На этом фоне весьма показателен факт: Таджикистан наводнен китайскими рабочими, которые строят различные объекты на территории страны. Китайские компании возводят электростанции, дороги, мосты, тоннели, заводы, линии электропередач и рынки. Очевидно, что уровень квалификации таджикских мигрантов в Российскую Федерацию не позволяет последним найти применение в этих проектах, и всё чаще на просторах России можно встретить пребывающих в праздности

молодых людей из этой республики47. В целом снижается уровень образования и профессиональной подготовки мигрантов: по данным выборочных опросов трудовых мигрантов из стран СНГ, 50 % мигрантов не имеют профессионального образования. Мигранты приезжают в основном из небольших городов и сел. Происходит сдвиг к бедной части социального спектра48.

Разумеется, среди проблем «миграционного генезиса» и ещё целый ряд актуальных вопросов, которые в отличие от сугубо экономических просто невозможно буквально «просчитать» и выразить посредством просто статистических параметров. Здесь и рост ксенофобии и национализма49, и как следствие, отвлечение от реальных проблем, протестных настроений и средств для решения этих проблем, и такая «тонкая материя», как потеря национальной идентичности. В этом же ряду - «интернационализация» и криминогенной обстановки, и инфекционной ситуации, и рост алкоголизма среди иммигрантов50. И даже усиление в среде иммигрантов хорошо известного демографам явления под лирическим названием «грусть больших городов» с соответствующими особенностями и негативными последствиями.

По А.Г. Вишневскому: «.массовая иммиграция из развивающихся стран ведет к концентрации иммигрантов в нижней части социальной пирамиды. Изначально готовые на любые социально-экономические условия, «по прошествии некоторого времени они начинают ощущать себя представителями дискриминируемого меньшинства, для которого закрыты многие возможности»51. Вырисовывается и проблема последующих поколений иммигрантов. Прошедшие социализацию в России дети переселенцев «.не будут мириться со сложившимся положением. Второе поколение иммигрантов будет бороться с дискриминацией и ксенофобиями и - проблема в способах, к которым они прибегнут в этой борьбе. Крайне опасно обращение части из них к националистическим фундаменталистским настроениям. Дистанция же от фундаментализма к экстремизму может быть коротка. «Анклавизация», появление этнических микрорайонов - наиболее серьезная опасность ускорения процесса сегрегации наименее приспособленных

47 Впрочем, как и из других стран-доноров. В связи с чем возникает вопрос о законности происхождения источников существования переселенцев.

48 Население России 2009: Семнадцатый ежегодный демографический доклад / отв. ред. А.Г. Вишневский. - М.: Изд. дом Высшей школы экономики, 2011.

49 В том числе теперь уже и в отношении аборигенов. Европа испытывает последствия подобных настроений и поведения со стороны «пришлого населения» (и, прежде всего, их потомков) не первый год. Например, во французской судебной практике появились дела о расизме в отношении людей, принадлежащих к белой расе. По мнению С. Хантингтона, «миграция выступает центральной проблемой нашего времени, [поскольку] факторы, позволявшие ассимилировать прежние волны иммиграции - в середине XIX столетия и в канун Первой мировой войны, - сегодня уже не действуют». - International Herald Tribune. - 02.02.2001.

50 Можно предположить, что экспонентальный рост алкоголизма среди иммигрантов - очередная «этно-миграционная угроза».

51 Пистрякова С.А. Проблемы иммиграции: толерантность против ксенофобий и дискриминации. - М.: Московское бюро по правам человека, «Academia», 2008. - 64 с.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.