Научная статья на тему 'Некоторые черты распределения и биологическое состояние минтая у восточной Камчатки осенью 1998 г. '

Некоторые черты распределения и биологическое состояние минтая у восточной Камчатки осенью 1998 г. Текст научной статьи по специальности «Биологические науки»

CC BY
214
29
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по биологическим наукам, автор научной работы — Варкентин А. И.

Вследствие низкого уровня запаса восточнокамчатской популяции минтая промысловые скопления рыб осенью 1998 г. на акватории от о.Уташуд до Кроноцкого полуострова наблюдали лишь в глубоководных каньонах Авачинского и Кроноцкого заливов. Основу уловов составляли рыбы поколений 1994-1995 гг. Показано, что распределение минтая, темп преднерестового созревания, интенсивность питания, упитанность, гепато­ и гонадосоматические индексы рыб различаются по размерным группам и полу.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Distribution and biological pattern of eastern Kamchatka pollock in autumn of 1998

The pollock concentrated just inside deep water canyons of Avachinskiy and Kronotsky Bays at the area from Utashud I. to Kronotsky Bay in autumn of 1998. The 1994-1995 years classes were dominated. The distribution, maturing, feeding, hepathic and gonadosomathic indices depended on the fish age and size.

Текст научной работы на тему «Некоторые черты распределения и биологическое состояние минтая у восточной Камчатки осенью 1998 г. »

2001

Известия Тихоокеанского научно-исследовательского рыбохозяйственного центра

Том 128

А.И.Варкентин (КамчатНИРО, г. Петропавловск-Камчатский)

НЕКОТОРЫЕ ЧЕРТЫ РАСПРЕДЕЛЕНИЯ И БИОЛОГИЧЕСКОЕ СОСТОЯНИЕ МИНТАЯ У ВОСТОЧНОЙ КАМЧАТКИ ОСЕНЬЮ 1998 Г.

Исследование минтая, воспроизводящегося в тихоокеанских водах Камчатки, ведется с 1974 г. Изучались особенности размножения рыб (Антонов, Золотов, 1987), закономерности распределения (Шунтов и др., 1988), биологические аспекты жизнедеятельности на разных этапах годового цикла, характер и возможные причины колебания численности (Антонов, 1990). Результаты исследований относятся к периоду достаточно высокого уровня запаса восточнокамчатской популяции минтая и его активного промыслового использования. Несомненный интерес представляют сведения и о периоде депрессии, в котором популяция находится с начала 90-х гг. Если весной — во время нереста рыб — научно-исследовательские работы у восточной Камчатки выполняются регулярно, то летом и осенью они не проводятся с 1986 г.

Цель настоящей работы - проанализировать данные о распределении и биологическом состоянии минтая у восточной Камчатки осенью 1998 г.

Информация собрана из промысловых уловов БАТМ "Московская Олимпиада" (АО "Океанрыбфлот") и РТМК-С "Василий Каленов" (ЗАО "Камчатимпэкс") в период с 11 октября по 13 ноября 1998 г. При поиске скоплений обследована акватория от о. Уташуд до Кроноцкого полуострова. Лов минтая осуществляли разноглубинными тралами типа РТ 112/760 с вертикальным раскрытием 40 м, горизонтальным - 60 м, размером ячеи - 55х55 мм. Оценку величины уловов производили визуально. Не менее 300 экз. минтая первоначально взвешивали для определения средней массы одной особи. Общий улов пересчитывали на один час траления в штучном и весовом выражениях. Сбор и обработку материалов проводили по стандартным методикам ихтиологических исследований (Правдин, 1966).

Всего было подвергнуто массовым промерам 12597 экз. минтая, полному биологическому и специальному анализам - соответственно 589 и 428 экз. Возраст минтая по чешуе определил П.А.Балыкин.

РЕЗУЛЬТАТЫ ИССЛЕДОВАНИЙ

По данным В.П.Шунтова с соавторами (1988), в 1986 г. минтай в пелагиали камчатско-командорского района в летне-осенний период распределялся непрерывно в пределах шельфа и свала глубин. В октябре-ноябре 1998 г. распределение промысловых уловов рыб на обследованной акватории свидетельствовало о сокращении нагульной части ареала

222

восточнокамчатского минтая. По информации П.А.Балыкина и О.Б.Тепнина (1998), в последние годы наблюдается сокращение площади нерестилищ.

Относительно высокие уловы минтая были лишь в глубоководных каньонах Авачинского и Кроноцкого заливов — зонах меандрирования Восточно-Камчатского течения. В первом из них наибольшими уловы были в центральной части залива — до 26,7 т/час трал., в среднем — 12,4 т/час трал. (рис. 1, А). Косяки рыб держались над глубинами 250 — 600 м в горизонтах 220 — 350 м. В каньоне, расположенном севернее, промыс — ловые показатели были ниже — соответственно до 22,5 и 9,6 т/час трал. Если в первом районе длина рыб изменялась от 30,1 до 67,0 см, а доминировали особи длиной 30,1—40,0 см, то во втором при схожих пределах колебаний основная масса рыб была длиной 40,1—50,0 см. При этом в обоих случаях мода приходилась на длину 39,1—40,0 см. В южной части Авачинского залива и далее на юг, вплоть до о. Уташуд, значительных скоплений минтая не обнаружено — уловы составляли в среднем 2,5 — 5,0 т/час трал. (рис. 1, А). Как и в заливах, над материковым склоном доминировали рыбы длиной 40,1—50,0 см. Однако если на траверзе бухты Мутной средняя длина составила 40,9 см, то у мыса Пиратков — 44,2 см. В первом случае доля неполовозрелого минтая достигала половины улова, преобладали самцы, а во втором — четверти улова и доминировали самки (рис. 1, Б).

В Кроноцком заливе наиболее продуктивным районом также была центральная часть. Уловы достигали 22,5 т/час трал. при среднем показателе 13,7 т/час трал. (рис. 1, А). На севере залива они были почти в пять раз ниже. Преобладали здесь крупные особи с модой 51,1—52,0 см, тогда как в центральном районе — среднеразмерные с модой 31,1—32,0 см (рис. 1, А). Обычно над глубинами рыбы длиной более 60 см встречаются редко (Шунтов и др., 1993). В данном случае доля их превышала 3 %, что оказалось рекордной величиной для всего района иссле — дований.

Практически повсеместно на глубинах 70—130 м регистрировали плотные концентрации молоди минтая длиной до 40 см (рис. 1, А). Ос — новная масса мелких рыб, очевидно, просеивалась сквозь ячею трала, поскольку уловы были невысоки. В частности, на траверзе бухты Мутной улов составил около 1 т/час трал. Длина минтая варьировала от 19,1 до 71,0 см, а мода была 32,1—33,0 см. Доля рыб длиной более 60 см соста — вила 2,5 %.

В целом основу уловов восточнокамчатского минтая в октябре — но — ябре 1998 г. составляли особи длиной 38,1—42,0 см в возрасте 3+ и 4 + (рис. 2, табл. 1). По неопубликованным данным М.А.Степаненко (исследования 1998), поколение минтая 1995 г. в восточной части Берингова моря является урожайным. По нашим данным, оно урожайное и у вос — точной Камчатки.

По нашим материалам, самки восточнокамчатского минтая созревали позднее, чем обычно (Антонов, Золотов, 1987). Если самцы становились половозрелыми при минимальной длине 30 см, а 50 %-ного созре — вания достигали при длине 39 см, то самки — соответственно при 36 и 43 см (рис. 3).

В октябре преобладал минтай на II — III стадии зрелости гонад, в но — ябре на II—III стадии были лишь самки, тогда как большая часть самцов имела гонады уже на III стадии зрелости (рис. 4). Возросла доля рыб на IV и IV — V стадиях зрелости гонад.

223

Рис. 1. Распределение промысловых уловов минтая (т/час трал.), рыб разных размерных групп (А) и физиологического состояния гонад (Б) у восточной Камчатки в октябре-ноябре 1998 г.

Fig. 1. Distribution of catches (t per 1 hour of trawling), fishes of different sized groups (А) and physiological gonad status (Б) in the east Kamchatkan waters in October-November of 1998

Скорость созревания восточнокамчатского минтая отличается в зависимости от длины рыб. Быстрее других оно протекает у особей длиной 50,1-60,0 см, а следовательно, и к размножению они приступят раньше (табл. 2). К сожалению, мы не располагаем литературными сведениями о темпах преднерестового созревания минтая у восточной Камчатки. Тем не менее упоминание о более раннем подходе на нерестилища крупных особей можно встретить в работе В.П.Шунтова с соавторами (1993). Особенности распределения и преднерестового созревания минтая разных

224

размерных групп обусловили различия и в физиологическом состоянии гонад рыб по районам лова (см. рис. 1, Б).

Таблица 1

Возрастной состав и средняя длина по возрастным группам восточнокамчатского минтая в октябре-ноябре 1998 г.

Table 1

Walleye pollock age composition and average length on age groups for east Kamchatka in October-November, 1998

Возраст, лет

ПоказателЬ 1+ 2+ 3+ 4+ 5+ 6+ 7 + 8+ Более 8 + Доля, % 1,37 12,57 27,96 25,29 4,98 6,97 5,74 2,86 2,8

Длина, см 26,6 32,0 38,0 40,4 45,7 47,9 51,2 54,0 -

Рис. 2.Размерный состав минтая у восточной Камчатки осенью 1998 г.

Fig. 2. Walleye pollock length curve in the east Kamchatka waters in the autumn of 1998

Рис. 3. Численность (%) половозрелого восточнокамчатского минтая в зависимости от длины осенью 1998 г.

Fig. 3. Mature Walleye pollock (%) account depending on length in the autumn of 1998

Рис. 4. Стадии зрелости гонад минтая у восточной Камчатки в октябре (А) и ноябре (Б) 1998 г.

Fig. 4. Walleye pollock gonad maturity for east Kamchatka in October (A) and November (Б), 1998

Установлено, что показатели физиологического состояния рыб различались в зависимости от пола и длины. Так, средняя упитанность самок длиной менее 50 см была выше, чем рыб длиной более 50 см (табл. 3). Для самцов картина была обратная. Наибольшие значения для обоих полов отмечены у рыб длиной 40,1-50,0 см, а наименьшие — до 30 см.

По относительной массе печени самки также превосходили самцов. Самым высоким среди самок гепатосоматический индекс был у рыб

995

длиной 40,1-50,0 см, среди самцов — 30,1-40,0 см; наименьшим — у молоди и "сверхкрупного" минтая.

Если гепатосоматический индекс с увеличением длины снижался, то гонадосоматический, наоборот, возрастал (табл. 3). К тому же у самцов во всех размерных группах он был выше, чем у самок, что объясняется их более ранним преднерестовым созреванием.

Таблица 2

Соотношение стадий зрелости гонад минтая по размерным группам у восточной Камчатки осенью 1998 г.

Table 2

Relation of Walleye pollock gonad maturity on sized groups in the east Kamchatkan waters in the autumn, 1998

Длина, см

II

II — III

Степень зрелости гонад, % III III — IV IV IV-

V

V

N, шт.

< 30 30,1—40,0 40,1—50,0 50,1—60,0

> 60 Доля, %

< 30 30,1—40,0 40,1—50,0 50,1—60,0

> 60 Доля, %

100 90,3 40,24 0,1

56,9

100 67,28 15,39 0,63

43,53

9,37 40,81 52,41 70,1 28,19

26,43 40,03 11,06 20 25,9

0,3

17.5 42,77 27,84

13.6

5,48 37,69 55,32 30

21,47

Самки

0,04 0,66 2,15 1,03 0,61 Самцы

0,77 13,32 30,69 40 7,91

0,22 0,82

0,21

0,03 2,4 1,88 10 1,1

0,26 0,51

0,18

0,17 0,21

0,08

0,1 0,02

0,21 0,02

195 2711 2286 975 97 6264

275 3102 2417 479 10 6283

Таблица 3

Показатели физиологического состояния минтая по размерным группам у восточной Камчатки осенью 1998 г.

Table 3

Walleye pollock physiological status on sized groups for east Kamchatka in the autumn of 1998

Длина, Гепатосомати- Гонадосомати — Ср. наполне-

см Упитанность ческий индекс, ческий индекс, ние желудка,

% % % % балл

Самки

< 30 0,02 — 0,2 (0,1)* 1,23

30,1—40,0 0,12- -6,79(1,01) 5,77—12,24 (9,02) 0,66

40,1—50,0 0,27 — -11,48 (4,9) 5,56—13,93 (9,12) 0,75 — 4,17 (2,21) 0,78

50,1—60,0 0,33 -8,03 (1,36) 5,2—12,5 (8,84) 0,88—9,97 (3,29) 0,74

> 60 0,67 7,03 (2,66) 3,3—12,21 (7,63) 1,78 — 26,73 (4,79) 0,79

Самцы

< 30 0,02 — -0,27 (0,11) 3,85—11,11 (7,11) 1,32

30,1—40,0 0,14- -5,19 (0,63) 5,77— 12,5 (8,97) 1,08 — 2,08 (1,59) 0,67

40,1—50,0 0,2 — 13,03 (3,76) 5,81 — 11,38 (8,51) 0,81 — 10,38 (4,52) 0,66

50,1—60,0 0,22- -5,89 (1,51) 5,77—10,9 (8,16) 1,44 — 8,55 (5,03) 0,64

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

> 60 1,4 — 5,59 (2,94) 5,31—9,66 (7,25) 2,39—6,88 (5,03) 0,5

* Минимум — максимум (средняя).

С увеличением степени зрелости гонад и соответственно их относительной массы упитанность и гепатосоматические индексы самцов уменьшались (рис. 5, А). Наибольшие значения последнего зафиксированы у особей с гонадами на II-III стадии зрелости. Для самок картина была иной: максимальными энергетические показатели были у рыб на III — IV стадии, после чего они также снижались (рис. 5, Б).

226

Рис. 5. Динамика физиологических показателей самцов (А) и самок (Б) минтая в зависимости от стадии зрелости гонад у восточной Камчатки осенью 1998 г.

Fig. 5. Dynamics of Walleye pollock males (A) and females (Б) physiological status depending on gonad maturity in the east Kamchatkan waters in the autumn of 1998

Заключение

Относительно высокие уловы минтая на акватории от о. Уташуд до Кроноцкого полуострова в октябре-ноябре 1998 г. были лишь в глубоководных каньонах Авачинского и Кроноцкого заливов. Такая картина свидетельствует о сокращении нагульной части ареала по сравнению с 80-ми гг. вследствие низкой численности восточнокамчатской популяции минтая.

Основу уловов составляли особи поколений 1994-1995 гг. длиной 36,1-42,0 см.

Минтай длиной 30,1-40,0 см тяготел к глубоководным каньонам Авачинского и Кроноцкого заливов, рыбы длиной 40,1-50,0 см - к свалам глубин, молодь (менее 30 см) - к шельфовым водам, "сверхкрупные" рыбы (более 60 см) - к шельфу и глубоководным районам северной части Кроноцкого залива.

Физиологические показатели минтая изменялись в зависимости от пола и длины рыбы. Средняя упитанность самок длиной менее 50 см была выше, чем самок длиной более 50 см. Для самцов картина была обратной. Наибольшие значения для обоих полов отмечены у рыб длиной 40,1-50,0 см, а наименьшие - длиной до 30 см. По относительной массе печени самки также превосходили самцов. Самый высокий гепатосо-матический индекс среди самок был у рыб длиной 40,1-50,0 см, среди самцов - 30-40 см, наименьший - у молоди и "сверхкрупного" минтая. Гонадосоматический индекс с увеличением длины возрастал и у самцов он был выше, чем у самок. Наибольшая упитанность и относительная масса печени были у самцов с гонадами на II-III стадии зрелости, у самок - на III — IV. По мере созревания эти показатели снижались.

В 1998 г. половозрелыми самцы восточнокамчатского минтая становились при длине 30 см, а самки - 36 см; 50 %-ного созревания первые достигали при длине 39 см, вторые - 43 см.

Литература

Антонов Н.П. Биология и динамика численности восточнокамчатского минтая: Дис.... канд. биол. наук. - Владивосток, 1990. - 152 с.

Антонов Н.П., Золотов О.Г. Особенности размножения восточнокамчатского минтая // Популяционная структура, динамика численности и экология минтая. - Владивосток: ТИНРО, 1987. - С. 123-132.

227

Балыкин П.А., Тепнин О.Б. Динамика вод и нерест минтая Theragra chal — cogramma (Pallas) (Gadidae) у восточной Камчатки // Исследования биологии и динамики численности промысловых рыб камчатского шельфа. — Петропавловск-Камчатский: КамчатНИРО, 1998. — Вып. 4. — С. 7—15.

Правдин И.Ф. Руководство по изучению рыб. — М.: Пищ. пром-сть, 1966. — 376 с.

Шунтов В.П., Волков А.Ф., Ефимкин А.Я. Состав и современное состояние сообществ рыб пелагиали тихоокеанских вод Камчатки и Курильских островов // Биол. моря. — 1988. — № 4. — С. 54 — 62.

Шунтов В.П., Волков А.Ф., Темных О.С., Дулепова Е.П. Минтай в экосистемах дальневосточных морей. — Владивосток: ТИНРО, 1993. — 426 с.

Поступила в редакцию 18.08.2000 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.