Научная статья на тему 'Некоторые аспекты становления института юридической ответственности врачей'

Некоторые аспекты становления института юридической ответственности врачей Текст научной статьи по специальности «Государство и право. Юридические науки»

CC BY
296
54
Поделиться
Ключевые слова
ВРАЧЕВАНИЕ / СВОД ЗАКОНОВ / ПОЛОЖЕНИЕ ВРАЧА / НЕУДАЧНОЕ ЛЕЧЕНИЕ / ОТВЕТСТВЕННОСТЬ ВРАЧА / НАКАЗАНИЕ

Аннотация научной статьи по государству и праву, юридическим наукам, автор научной работы — Семено Андрей Валерьевич, Сучкова Татьяна Евгеньевна

В работе авторы рассматривают истоки формирования института юридической ответственности медицинских работников. Раскрывая тему работы, авторы анализируют нормы права, отражающие правовой статус врачей, содержащиеся в древних законодательных памятниках, с целью определения правовых оснований наступления юридической ответственности медицинских работников в соответствии с законодательством древних цивилизаций.

Some aspects of formation of institute of legal responsibility of medical personnel

In article the authors considers sources of formation of institute of legal responsbiity of medical personnel. Opening a work theme, the authors analyzes the norms of the right reflecting a legal status of doctors, containing in ancient legislative monuments, for the purpose of definition of legal grounds of approach of legal responsibility of medical personnel according to the legislation of ancient civilistions.

Текст научной работы на тему «Некоторые аспекты становления института юридической ответственности врачей»

(ред. от 30.11.2011) // Собрание законодательства РФ. 1998. Ст. 785.

3. См., напр.: Постановления Девятого арбитражного апелляционного суда от 26.03.2008 № 09АП-1501/ 2008-ГК по делу № А40-22977/07-57-188; от 22.11.2007 № 09П-14597/2007-ГК по делу № А40-29978/07-81-233 [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-правовой системы «Консультант Плюс». Загл. с экрана.

4. Гражданский кодекс РФ (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (ред. от 30.11.2011) // Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. Ст. 3301.

5. Постановление Пленума ВАС РФ «О некоторых вопросах применения Федерального закона "Об акционерных обществах"» от 18.11.2003 № 19 // Вестник ВАС РФ. 2004. № 1.

6. Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 11.01.2002 № 66 «Обзор практики разрешения споров, связанных с арендой» // Вестник ВАС РФ. 2002. № 3.

7. См.: Путеводитель по корпоративным спорам. Крупные сделки общества с ограниченной ответственностью [Электронный ресурс]. Доступ из справ.-пра-вовой системы «Консультант Плюс». Загл. с экрана.

8. Цит. по: Сальникова Л. Ошибки при оформлении и заключении крупных сделок // Финансовая газета. 2011. № 36.

9. Тихомиров М. Ю. Совершение обществом с ограниченной ответственностью сделок с заинтересованностью и крупных сделок // Законодательство и экономика. 2010. № 9.

10. См., напр.: Кощин В. Оспаривание сделок банкрота // Эж-Юрист. 2011. № 28.

11. См., напр.: Беляева Е. В. Крупная сделка признана недействительной: налоговые последствия // Российский налоговый курьер. 2010. № 23; Нефедова В., Кензеева И. Особенности крупной сделки // Финансовая газета. 2006. № 25.

12. Решение Арбитражного суда Кировской области по делу № А28-9017/06-443/9. Банк решений арбитражных судов URL: http://kad.arbitr.ru/ ?id=d115bbf8-36be-4387-ae0d-16fa22c681f2. Загл. с экрана.

УДК 614.251.2:340

А. В. Семено, Т. Е. Сучкова

НЕКОТОРЫЕ АСПЕКТЫ СТАНОВЛЕНИЯ ИНСТИТУТА ЮРИДИЧЕСКОЙ ОТВЕТСТВЕННОСТИ ВРАЧЕЙ

В работе авторы рассматривают истоки формирования института юридической ответственности медицинских работников. Раскрывая тему работы, авторы анализируют нормы права, отражающие правовой статус врачей, содержащиеся в древних законодательных памятниках, с целью определения правовых оснований наступления юридической ответственности медицинских работников в соответствии с законодательством древних цивилизаций.

In article the authors considers sources of formation of institute of legal responsbiity of medical personnel. Opening a work theme, the authors analyzes the norms of the right reflecting a legal status of doctors, containing in ancient legislative monuments, for the purpose of definition of legal grounds of approach of legal responsibility of medical personnel according to the legislation of ancient civilistions.

Ключевые слова: врачевание; свод законов; положение врача; неудачное лечение; ответственность врача; наказание.

Key words: doctoring; the code of laws; position of the doctor; unsuccessful treatment; responsibility of the doctor; punishment.

Проблема ответственности медицинских работников за ненадлежащее исполнение их профессиональных обязанностей возникла не сегодня, она существует уже на протяжении многих веков.

С самого своего зарождения, считая доверительность основой отношений между врачом и пациентом, общество, тем не менее, стремилось установить жесткий контроль за деятельностью тех, кому доверялось не только здоровье, но очень часто и сама жизнь пациента.

При этом следует отметить, что на разных этапах истории меры ответственности врача за свои профессиональные действия весьма существенно различались.

На сегодняшний день институт юридической ответственности медицинских работников находится в стадии становления. Изучение и анализ норм ответственности медицинских работников, отраженных в законодательных актах на протяжении всей истории взаимоотношений врача и пациента, на наш взгляд, будут способствовать решению многих проблем, находящихся на пересечении медицины и юриспруденции, поскольку только «при знании законодательных тенденций истории появляется возможность системного анализа» [1].

© Семено А. В., Сучкова Т. Е., 2012

На заре человечества лечение было занятием коллективным. Основываясь на собственных знаниях и жизненном опыте, «врачевателем» по необходимости становился любой член общины. Изначально первобытный человек, убежденный в истинности своих верований, самостоятельно выполнял лечебные мероприятия, необходимые магические манипуляции. Со временем же, не всегда получая нужный результат в процессе «самолечения», он стал обращаться к соплеменникам, которые «делали» это лучше. Постепенно всю достаточно сложную систему магических и лечебных мероприятий начинает осуществлять уже какой-то определенный знающий человек -самый мудрый человек в деревне. Так на заре культурной жизни человечества начинает выделяться класс первобытных врачей - вещуны, знахари, шаманы, колдуны.

Люди, занимавшиеся лечением, представляли собой особую социальную группу, окруженную мистической тайной. Но уже тогда неудачное «врачевание» могло повлечь за собой самые неблагоприятные последствия для того, кто решился дать больному настой из трав или изгнать из него злого духа. Наказание за ухудшение состояния больного или его смерть носило, как правило, личный характер: «...знахарь не смог вылечить единственного сына вождя племени берокка и был похоронен заживо вместе с телом мальчика» [2].

Одной из древнейших известных цивилизаций принято считать Шумерскую, появившуюся в Междуречье, или Месопотамии (по-гречески это как раз и есть Междуречье). Развитие врачевания здесь происходит по двум направлениям: «...эмпирического врачевания, основанного на практическом опыте народа, и культового (теургического), основанного на религиозных верованиях» [3].

Изначально существовало три группы жрецов, имеющих в той или иной степени отношение к лечению нуждающихся:

- Ьаги - пророки, ставящие диагноз по приметам, в которых различали знаки свыше;

- азЫри - заклинатели, с помощью ритуалов изгоняющие злого духа из тела больного;

- ази.

В отличие от пророков и заклинателей, для которых это было лишь частью деятельности, ази - врачи в нашем понимании этого слова. Они занимались только больными и помимо знания магических ритуалов разбирались в лекарствах

[4].

Позднее четко оформилось два направления врачевания: а$1ри1и (заклинающие) и аБи1:и («знающие воду»), то есть практикующие врачи [5].

Что касается наказания врача в случае неблагоприятного исхода лечения, бытовавший в те

времена в Междуречье принцип талиона (лат. lex talionis) - соответствия между причиненным ущербом и полагающимся за это наказанием -распространялся и на тех, кто брался лечить. Этот принцип «око за око» в 1700-е гг. до н. э. был закреплен на законодательном уровне в своде Законов шестого вавилонского царя первой династии Хаммурапи [6].

К примеру, ст. 215-225 Законов непосредственно касаются правовой стороны деятельности лекарей [7].

Так, в ст. 215-217, 221-223 Законов Хаммура-пи закреплены основания оплаты услуг врачевателя. При этом размер вознаграждения зависел от общественного положения больного [8].

Статьи 218 и 219 Законов Хаммурапи непосредственно посвящены основаниям наказания врача:

- «Если врач сделает человеку тяжелый надрез бронзовым ножом и причинит смерть этому человеку или снимет бельмо человека бронзовым ножом и повредит глаз человека, то ему должно отрезать пальцы» (ст. 218).

- В ст. 219 говорится, что «если врач сделает тяжелый надрез бронзовым ножом рабу мушке-нума и причинит ему смерть, то он должен возместить раба за раба» [9].

Таким образом, можно сделать вывод, что под угрозой возможности применения столь суровых санкций за врачебные ошибки далеко не все, знающие магические ритуалы и заклинания, брались за лечение с помощью лекарств и ножа. Этим, по-видимому, и объясняется значительно меньшее количество врачевателей по сравнению с теми, кто в лечении больного целиком полагался на знаки свыше и на чудодейственность магических заклинаний.

В тесном взаимодействии с медициной Древней Месопотамии складывались традиции врачевания в Древнем Египте. Египтяне верили, что эффективность применения медикаментов напрямую связана с использованием магии. В школах при храмах, где обучали будущих лекарей, помимо медицины изучали также и тайны магических культов и обрядов [10].

Кроме того, каждый врач принадлежал к определенной группе жрецов и жил при храме. В случае необходимости больной обращался не к врачу напрямую, а в храм, который и направлял к врачу соответствующей специализации. Брать плату за лечение больного врач не имел права: гонорар полагался храму. В свою очередь храм полностью содержал «своего» врача [11].

Деятельность врача строго регламентировалась положениями, изложенными в Герметических книгах, в «Священной книге», других медицинских трактатах, таких, как «Книга сердца», «Книга глазных болезней» [12].

Врач, придерживающийся правил, даже в случае смерти больного освобождался от ответственности. Но отступление от обязательных требований, повлекшее за собой гибель пациента, каралось смертью [13].

Иными словами, сурово наказывался не факт «невылечивания», а факт неисполнения общеобязательных правил лечения или даже отступление от требований норм «Священной книги», при условии причинения смерти пациенту.

Следовательно, египтяне первыми стали вводить ответственность не за то, что наступил нежелательный итог лечения, а связывали наказание врача с отступлением от норм, правил или так называемых «стандартов».

Высокого уровня достигло развитие медицины в Древней Индии. В соответствии с кастовым делением общества сначала лечить могли только представители высшей касты - брамины, не имеющие права на вознаграждение. Позднее - представители особого сословия, принадлежащие к касте ведия, которые прошли обучение у особых браминов (гуру) и уже могли получать плату за свои труды. Разрешение на врачебную практику давал раджа, он же следил за соответствием врачебной деятельности общепризнанным правилам и нормам.

Основным источником сведений по медицине Древней Индии является Аюрведа - «Знание жизни» (1Х-111 вв. до н. э.), где уже были сформулированы тогдашние стандарты правомерного поведения врача:

«Хороший врач обязан часто посещать и пристально обследовать больных, не должен быть робким и нерешительным. Если врач легкомысленно берется вылечивать больных неизлечимыми болезнями, он рискует потерять репутацию, друзей и большие прибыли!» [14].

Позднее жизнь индийца подробно регламентировалась предписаниями, собранными в своде законов Ману (1000-500 лет до н. э.). Упорядочиванию подлежали многие аспекты деятельности врачей, например, вопросы оплаты труда медиков. Врачам запрещалось требовать вознаграждение за лечение от обездоленных, друзей врачевателя и брахманов (служителей культа); и наоборот, если зажиточные люди отказывались от уплаты за лечение, врачевателю присуждалось все их имущество.

Кроме того, эта книга, написанная, по преданиям, прародителем человеческого рода, помимо практических, фармацевтических советов, советов по гигиене содержит законодательно закрепленные наказания для врачей за неудачное лечение. К примеру, в соответствии с гл. IX ст. 284 «Штраф для всех лекарей, действующих неверно, [такой]: по отношению не к людям -первый, по отношению к людям - средний» [15].

Иными словами, согласно Законам Ману, за неправильное лечение животных врачеватель выплачивал низкий штраф, за неправильное лечение людей средних сословий - средний, а царских чиновников - высокий штраф.

Позднее в ведийский период путем сравнительной характеристики обрисовывается положение индусского врача в обществе. В веде гимнов и мифологических сюжетов - «Риг-Веде» - так говорится об этом: «Наши желания различны: возчик жаждет дров, врач - болезней, а жрец -жертвенных возлияний» [16].

В период развития зороастризма и зороаст-рийской догматики в Древнем Иране сформировалось и получило широчайшее распространение собрание священных книг - «Канон Авеста», или «Зенд-Авеста».

«Зенд-Авеста» («Живое слово») - сборник религиозных и юридических предписаний, молитвенных песнопений, гимнов зороастрийским божествам, составлявшийся в течение почти тысячелетия. Двадцатая книга этого канона «Видев-дат» содержит некоторые данные о древнеиран-ской медицине.

Помимо погребальных ритуалов и запретов, требований особой заботы об огне и других стихиях, «Видевдат» содержит нормы о разрешении врачевать больных лекарям только тогда, когда последние достигают определенной степени искусства в этом роде деятельности [17].

Лечить больных могли только врачи, имеющие аттестат или свидетельство. Чтобы получить заветное свидетельство, претенденты должны были сдать ряд экзаменов не только по практической деятельности, но и на знание теории. Тот же, кто не мог сдать экзамен трижды, лишался практики навсегда.

Таким образом, законы Древнего Ирана, записанные в «Видевдат», содержат сведения о состоянии медицинского дела тех времен, закрепляют возможность практиковать только за врачом-профессионалом.

Кроме того, в Видевдате (VII, 42) приводится тариф оплаты услуг врача, который зависел от материального благосостояния больного [18].

Однако «Видевдат» не содержит каких-либо положений, так или иначе устанавливающих меры ответственности врачей в случае неправильного или неудачного лечения. Лишь только есть предупреждение врача от излишней самоуверенности: «Врачеватель, будь очень осторожным в диагностике, а особенно в прогнозе заболевания, поскольку возможные ошибки отрицательно отражаются на твоем авторитете» [19].

Высочайшего уровня развития достигла медицина в период античности - в Древней Греции. В сравнении с медициной стран Древнего Востока античная медицина в меньшей степени

зависела от религии и жрецов и в значительно большей степени носила светский характер. Поэтому и лечебные заведения существовали как при храмах, так и в виде ремесленных медицинских школ. Выпускником одной из таких школ считают великого Гиппократа, само имя которого стало нарицательным обозначением врача.

Упоминания о лечении и о врачах есть уже в «Илиаде» Гомера: во время Троянской войны вместе с греческими воинами под стенами Трои находились врачи, самый известный из которых -Махаон, «славной рати врач, Асклепия мудрого сын», проявлял своё искусство целителя прямо на поле боя:

«...Язвину врач осмотрел, нанесенную горькой стрелою; Выжал кровь и, искусный, ее врачевствами осыпал...» [20]

Знаменитый древнегреческий врач Геродот писал о высоком положении врача в обществе и о глубоком уважении к врачебной профессии: по свидетельству Геродота, города Греции оспаривали друг у друга лучших врачей [21].

В богатых полисах для работы в гражданских больницах общественные врачи сдавали некое подобие экзамена, после которого должны были пройти процедуру избрания на народном собрании (впоследствии выдержавшему подобный «экзамен» будет выдаваться аттестат, подтверждающий квалификацию).

Избранный врач не только получал плату за труд от государства, за особые заслуги перед народом врачу полагались золотой венок и право гражданства. Эти великие почести были возданы жителями Афин Гиппократу, а впоследствии и его сыну Фессалу, продолжившему семейную профессию и сохранившему секреты врачебного искусства отца.

Однако, высоко ценя врачебное мастерство, греческие философы понимали «социальную опасность образованного человека, преследующего только свои интересы в ущерб интересам полиса» [22]. Поэтому и ответственность врача перед согражданами в греческом полисе была высока.

Например, Платон при рассмотрении вопроса об ответственности за отравление подробно останавливается на том, какое наказание применить к отравителю. При этом тяжесть наказания ставится в прямую зависимость от профессионального статуса субъекта преступления: «...если кто применяет отраву не с целью причинить смерть человеку или его домочадцам, но с целью нанести какой-то вред или даже смерть его стадам или роям пчел, то, если отравитель врач и будет уличен судом в отравлении, он будет наказан смертью. Если же это обычный человек, суд решит, какому наказанию или штрафу его подвергнуть» [23].

Вместе с тем эллины старались не допускать обвинения добросовестных врачей в смерти их безнадежных больных: «касается... всех врачей, если против их воли умрет больной; в этом случае, согласно закону, врач считается чистым» [24].

Если же уважаемая врачебная профессия оказывалась опороченной недобросовестными лекарями, против них применялось такое «оружие», как гласность и специальные государственные акты: «Народные собрания полисов оценивали заслуги своих добропорядочных врачей, и эти постановления, будучи обнародованы, служили официальными свидетельствами честной службы того или иного лекаря» [25]. Тем самым полис старался не допустить к профессиональной деятельности недобросовестных врачей.

Более того, для врачей в греческих полисах была разработана специальная форма наказания - адоксия (бесчестие). В условиях полиса эта санкция должна была быть достаточно эффективной, поскольку подвергшийся данной процедуре попадал в атмосферу «недоверия, отчужденности и презрения вокруг осужденного лекаря. А это означало, что он полностью лишался практики, так как всякий здравомыслящий больной избегал обращаться к обесславленному врачу» [26].

С другой стороны, можно говорить о некоем профилактическом значении данной нормы, так как «боязнь адоксии заставляла каждого рядового лекаря относиться к своей работе с большим чувством ответственности» [27].

Сложная, детализированная система этических положений, регулировавших деятельность врача в Древней Греции, безусловно, способствовала развитию греческой медицины. Но не меньшее, на наш взгляд, значение имеет тот факт, что греческое законодательство, во-первых, проводит разграничение между невиновным причинением вреда («добросовестный врач») и некачественным лечением вследствие непрофессионализма врача, а во-вторых, выделяет ответственность врачей за профессиональные проступки в отдельные нормы, создавая для врачей специальные виды наказаний. Наличие специальных норм юридической ответственности за ненадлежащее лечение также способствовало совершенствованию искусства врачевания в Древней Греции.

Позднее традиции древнегреческого искусства врачевания были восприняты Древним Римом.

До II в. до н. э. римляне не знали профессиональной медицины, при необходимости лечения им приходилось опираться только на собственные знания в применении домашних средств.

Первые свободные врачи - греки, появившись в столице Римской империи на рубеже III-II вв. до н. э., столкнулись с определенными трудностями.

С одной стороны, не всем в то время было по нраву усиление влияния греческой культуры. Например, знаменитый цензор Марк Порций Катон Старший писал сыну: «Греки - народ распущенный и упрямый. Моими устами вещает оракул, когда я говорю: каждый раз, когда этот народ приносит нам свои знания, он портит все; и будет еще хуже, если они пришлют нам своих врачей. Все они дали друг другу клятву уничтожить всех варваров при помощи медицины, и под именем варваров они подразумевают также и нас самих. Если они требуют вознаграждения за то, что лечат нас, то это лишь для того, чтобы втереться в наше доверие и тем вернее погубить нас. Я запрещаю тебе раз и навсегда обращаться к врачам» [28].

С другой стороны, низкий социальный статус, непрочное правовое положение иностранцев в Риме ни в коей мере не могли способствовать развитию врачевания как профессии.

По мере того как Рим из небольшого города превращался в столицу мира, возрастала потребность во врачебной помощи, что в свою очередь вынудило государство обратить внимание на шаткое общественное положение врачей.

Официальным признанием греческой медицины римлянами можно считать эдикт Юлия Цезаря, который был принят в 46 г. до н. э. В соответствии с этим указом местным жителям, обучившимся медицине, а также врачам - выходцам из Египта, Малой Азии или Греции - предоставлялось почетное право гражданства.

Более того, со временем статус врача стал приносить его обладателю дополнительные преимущества: «...врачи получили освобождение от тягостных обязательств в обществе и определённые льготы. Так, во время войны они и их сыновья освобождались от общей воинской повинности, налогов. Благодаря этому в Риме быть врачом было привлекательно не только для собственных граждан, но и для иностранцев» [29].

Уже в период империи император Константин в своем рескрипте в 337 г. н. э. установил: «Ремесленники, живущие в городах, освобождаются от всех повинностей, так как для изучения ремесла требуется досуг, тем более что они желают и сами совершенствоваться и обучать своих сыновей. Перечень таков: архитекторы, врачи, ветеринары, живописцы, скульпторы... (и еще 33 профессии)» [30].

Интересной особенностью положения врача в Древнем Риме было получение вознаграждения за труд в виде гонорара (лат. honorarium): в знак уважения к профессии врача римляне благодарили за лечение почетными дарами и подарками. В отличие от платы за физический - рабский - труд, гонорар являлся добровольным выражением признательности. О нем не догова-

ривались заранее, а значит, взыскать в судебном порядке такой подарок было невозможно. Только значительно позднее врачи стали получать гонорар и деньгами.

Важнейшим этапом в развитии древнеримской цивилизации было составление в 451-450 до н. э. свода законов, известных под названием Законов XII таблиц (Leges XII tabularum). «Законы были выставлены для обсуждения народом (по обычаю на деревянных выбеленных досках), утверждены народным собранием и приняты в качестве главнейшего свода права» [31]. Став итогом борьбы плебейских масс и патрицианской аристократии, «законы XII т. пустили прочные корни в народной памяти; они циркулировали в списках и еще во время Цицерона заучивались детьми наизусть» [32].

Одним из основных видов деликтов в соответствии с римским правом было нанесение личной обиды, а самым тяжким видом обиды считалось членовредительство, в том числе и как неблагоприятный исход лечения.

Возможность возмещения ущерба вследствие неудачного лечения предусматривается в «Законах XII таблиц» в таблице VII.2: «Если причинить членовредительство и не помириться с потерпевшим, то пусть и ему самому будет причинено то же самое» [33]. При этом если изначально ответственность по данной норме наступала в соответствии с древним принципом талиона (лат. lex talionis), то впоследствии размеру «обиднос-ти» соответствовал точный денежный эквивалент в виде штрафа: «VII.3. Если рукой или палкой переломит кость свободному человеку, пусть заплатит штраф в 300 ассов, если рабу - 150 ас-сов» [34].

Во времена империи существовали специальные нормы, касающиеся медицинской практики: «Если пациент умирал от лекарственного средства, проданного римским врачом или фармацевтом, последние могли быть привлечены к уголовной ответственности в виде смертной казни» [35].

Поскольку любой аборт в Риме считался криминальным, за производство аборта также предусматривалось суровое наказание [36].

Формированию института ответственности врачей в Древнем Риме способствовало решение «о создании так называемых "врачей от государства", существование которых в их развитом виде мы наблюдаем по сей день» [37].

Государственные власти стали учреждать оплачиваемые должности врачей - архиатров. Государство не только контролировало их деятельность, но и строго следило за их выборами и назначением. Проходивший процедуру выборов врач получал звание «врач, утвержденный государством». Помимо практической деятельности,

в обязанности главы городских архиатров входило преподавание медицины в специальных школах, где жалование преподавателям выплачивалось из государственных фондов.

Несмотря на то что положение врачей в Риме со временем стало достаточно прочным и даже почетным, помимо регламентации обязанностей врача, римским правом устанавливалась ответственность врача за профессиональные правонарушения. «Впервые к врачебной деятельности было применено понятие "ошибка" (закон Акви-лия). К ошибкам относили и неопытность, и неосторожность, и неоказание медицинской помощи, причем закон достаточно четко разграничивал умышленные и неосторожные действия врачей» [38].

В 476 г. н. э. Римская империя прекратила свое существование, а вместе с ней закончилась эпоха древних цивилизаций.

В древнерусском государстве отношение к положению лекаря, а позднее врача, всегда носило неоднозначный характер.

Изначально «в Древней Руси основное место занимала языческая форма врачевания, связанная с мифологическими мотивами. Главными врачевателями являлись волхвы (жрецы). В рамках политеизма врачевание понималось как чудесный дар, ниспосланный человеку свыше» [39]. Однако за неудачное лечение такой лекарь отвечал как за умышленное преступление.

Первое упоминание о врачебной деятельности в законодательных актах Древней Руси относится к XI в.: Устав великого князя Владимира Святославовича устанавливает правовое положение лекаря. Позднее, в XII в., «Русская Правда» Ярослава Мудрого законодательно закрепляет право лекаря на вознаграждение за лечение ранений после побоев: «Или будеть кровав или синь надъражен, то не искати ему видока человеку тому... оже ли себе не можеть мъстити, то взятии ему за обиду 3 гривне, а летцю мъзда» [40].

Что же касается ответственности лекаря при неудачном или неправильном лечении, «Русская Правда», отходя от принципа талиона, в качестве наказания вводит штрафные санкции: «Ле-чец, нанесший ущерб другому человеку, должен уплатить штраф в государеву казну и выдать пострадавшему деньги для поправки причиненного здоровью ущерба» [41].

К XV в. наряду с лекарями на Руси начинают практиковать профессиональные врачи-иностранцы. Свергнув татаро-монгольское иго, обретя долгожданную независимость, Московские князья получили возможность пользоваться услугами иноземных врачей. Но и тогда врачевание продолжало оставаться весьма опасной профессией: «Врачеватели на Руси не были защищены законодательной базой и целиком зависели от

пациента, в роли которого чаще всего выступала княжеская или боярская семья» [42].

Подтверждение этому содержится в различных исторических документах, например, «софийская летопись 1485 г. упоминает о "немце Онто-не", который был зарезан под мостом "как овца" за неудачное лечение. В 1490 г. печальная участь постигла еврейского врача Леона, казненного за безуспешное лечение сына Ивана III» [43].

Со временем необходимость и результативность врачебной помощи стала настолько очевидной, что пользоваться услугами врача-профессионала стали все сословия Московского государства.

В начале XVII в. по царскому указу был образован Аптекарский приказ, основной обязанностью которого было лечение царской семьи.

Помимо этого в ведении приказа находилась не только организация медицинского дела в Российском государстве, но и определение содержания работы находящихся в штате приказа специалистов-медиков: докторов, лекарей, аптекарей. «Дохтур совет свой дает и приказывает, а сам тому не искусен, а лекарь прикладывает и лекарством лечит и сам не научен, а обтекарь у них обоих повар» [44].

Иными словами, главное положение занимали доктора, обучавшиеся в Европе и имевшие степени докторов медицины. Вторыми по значению среди врачебного персонала были лекари. Если доктора занимались лечением внутренних болезней, то лекари лечили болезни наружные и занимались в основном хирургией.

На Аптекарский приказ была возложена проверка документов врачей об образовании и службе, проведение экзаменов врачам и аптекарям, желавшим получить врачебную или аптекарскую практику в России. «Врачей, не прошедших экзамен, предписывалось "гнать" из России, но "без жадного озлобления"» [45].

Изменение отношения к врачам и врачебной деятельности нашло отражение в нормах законодательства, касающихся ответственности медиков за свою профессиональную деятельность: «...русское законодательство изменилось, и за смерть от неправильного лечения или "важный вред здоровью" виновный предавался церковному покаянию. Если подобных последствий не происходило, то врачам, допустившим ошибки, воспрещалась практика, "доколе они не выдержат нового испытания и не получат свидетельства в надлежащем знании своего дела"» [46].

В XVII в. в русской медицине произошли значительные изменения. Врачебная деятельность из презираемой, а иногда и смертельно опасной «превратилась в одну из самых престижных и почетных профессий того времени» [47].

Анализируя древнейшие из известных на сегодняшний день источники права, можно сделать вывод, что попытки регламентации медицинской деятельности делались везде, однако, как правило, нормы права затрагивали достаточно узкий круг медицинских проблем. Чаще всего врач в своей деятельности обязан был следовать этическим нормам.

При этом правила профессиональной этики «не работали» в случае наступления неблагоприятных последствий лечения, что в свою очередь вызвало потребность в законодательном закреплении отдельных аспектов медицинской деятельности, таких, как порядок доступа к медицинской практике, правовой статус врача, организация медицинской деятельности, а также ответственность врачей в случае неблагоприятного исхода лечения.

Таким образом, создание и законодательное закрепление норм, соблюдение которых могло бы гарантироваться не только нравственными принципами врача, но и силой государственного принуждения, заложило основы института правовой ответственности медицинских работников. А поскольку «анализ имевших место в прошлом юридических явлений и процессов позволяет выработать современные подходы с учетом богатейшего исторического опыта, имеющихся правовых традиций, культурно-правовых тенденций» [48], развитие института юридической ответственности медицинских работников продолжается параллельно с развитием медицины.

Примечания

1. Риффель А. В. Избранные вопросы медицинского права. URL: http://www.rae.ru/monographs/24-656

2. Лукас О, Пунш Е. Южно-американские индейцы отвечают на вопросы доктора Щеглова. URL: http:// gondola.zamok.net/113/113indeos_1.html

3. Сорокина Т. С. История Медицины. М.: «Медицина», 2004. Т. 1. URL: http://www.bibliotekar.ru/ 423/

4. Бодунов И. Медицина Месопотамии // Астрологическая газета «Кеметра». URL: http://kemetra.com/ ancient/shu/?id=261&page=

5. Лукас О., Пунш Е. Указ. соч.

6. Хрестоматия по истории государства и права зарубежных стран: учеб. пособие / сост. В. Н. Садиков. 2-е изд., перераб. и доп. М.: ТК Велби: Изд-во Проспект, 2005. С. 27.

7. Там же.

8. Там же.

9. Там же.

10. Бобров О. Е. Медицина (нравы, судьбы, бесправие). Донецк: Изд-во «Регина-Донецк», 2004. С. 78.

11. Марченко Ю. Ф. Медицина в Древнем Египте // Твоё здоровье. 1994. № 3. URL: http://lechebnik.info/607/ 24.htm

12. Там же.

13. Бобров О. Е. Указ. соч.

14. Марчукова С. М. Медицина в зеркале истории. М.: Европейский дом, 2003. 272 с. URL: http:// bibliotekar.ru/ 421/ index.htm.

15. Законы Ману / пер. С. Д. Эльмановича, проверенный и испр. Г. Ф. Ильиным. М.: Издательство восточной литературы, 1960. С. 210.

16. История медицины: учеб. пособие для студ. мед. вузов / сост. В. В. Козлов, А. В. Шульмин, Е. А. Аверченко и др. Красноярск: тип. КрасГМУ, 2010. С. 18.

17. Дорошенко Е. А. Зороастрийцы в Иране (Ис-торико-этнографический очерк). М.: Гл. редакция восточной литературы изд-ва «Наука», 1982. С. 88.

18. Авеста. Священная книга зороастрийского учения. Тегеран, 1967. С. 47.

19. Там же.

20. Гомер. Илиада / пер. с древнегреч. Н. Гнедича; примеч. М. Томашевской; худож. Д. Бисти. М.: Ху-дож. лит., 1987. С. 52.

21. Блаватская Т. В. Из истории греческой интеллигенции эллинистического времени. М.: Изд-во «Наука», 1983. С. 81.

22. Там же. С. 112.

23. Платон. Законы / пер. с древнегреч.; общ. ред. А. Ф. Лосева, В. Ф. Асмуса, А. А. Тахо-Годи; авт. ст. в примеч. А. Ф. Лосев; примеч. А. А. Тахо-Годи. М.: Изд-во «Мысль», 1999. С. 398.

24. Там же. С. 320.

25. Блаватская Т. В. Из истории греческой интеллигенции эллинистического времени. М.: Наука, 1983. С. 135.

26. Там же. С. 161.

27. Там же. С. 162.

28. Гиро П. Частная и общественная жизнь римлян. СПб.: Алетейя, 1995. С. 206-207.

29. Риффель А. В. Указ. соч.

30. Утчёнко С. Л. Хрестоматия по истории Древнего Рима / под ред. С. Л. Утчёнко. М.: Соцэкгиз, 1962. С. 297.

31. Романовская В. Б., Курзенин Э. Б. Основы римского частного права: учеб. пособие. Н. Новгород: Изд-во ОПЦ «Право», 2000. С. 13.

32. Покровский И. А. История римского права / вступ. ст., пер. с лат., науч. ред. и коммент. А. Д. Ру-докваса. СПб.: Изд.-торг. дом «Летний сад», 1999. С. 120.

33. Черниловский 3. М. Хрестоматия по общей истории государства и права. М.: Юристъ, 1996. С. 22; Хрестоматия по истории Древнего Рима / под ред. С. Л. Утченко. М., 1962. С. 68.

34. Там же.

35. Глашев А. А. Медицинское право: практическое руководство для юристов и медиков. М.: Волтерс Клувер, 2004. С. 208.

36. Витер В. И. Экспертная и юридическая оценка неблагоприятных исходов при расследовании профессиональных правонарушений медицинских работников / В. И. Витер, А. Р. Поздеев, И. В. Гецманова; под ред. Г. А. Пашиняна. Ижевск, 2007. С. 47.

37. Черниловский 3. М. Указ. соч.

38. Бобров О. Е. Медицинские преступления: Правда и ложь: науч.-попул. изд. Петрозаводск: Изд-во «ИнтелТек», 2003. С. 200.

39. Риффель А. В. Указ. соч.

40. Титов Ю. П. Хрестоматия по истории государства и права России. М.: «Проспект», 1997. С. 6.

41. Бобров О. Е. Медицина и общество: от Древней Руси до октябрьского переворота. URL: http:// www.critical.ru

42. Риффель А. В. Указ. соч.

43. Там же.

44. Марчукова С. М. Указ. соч.

45. Ионов А. Врач из Альбиона // Медицинский вестник. 2010. № 8(513).

46. Ковригина Г. Д. Правовое регулирование це-лительской деятельности в России: история вопроса и современные общеюридические начала // Медицинское право. 2008. № 4. С. 38.

47. Риффель А. В. Указ. соч.

48. Ковригина Г. Д. Указ. соч.

УДК 340.111.52

Е. С. Чиркова

«СУБЪЕКТ ПРАВА»: ПОДХОДЫ К ПОНИМАНИЮ

В статье обсуждается категория «субъект права». Субъект права рассматривается как целостная характеристика: разрозненные аспекты понимания «субъект права» объединяются в категорию «структура субъекта права».

In article are discussed the category of «subject of law». Legal entity is regarded as a complete response: separate aspects of the idea of «subject of law» categories are combined in the structure of an entity.

Ключевые слова: субъект права, субъект правоотношения, правосубъектность, функции субъекта права.

Keywords: subject of law, the legal personality, the functions of subject of law.

«Субъект права» как многоаспектное понятие постоянно рассматривается в учебной и научной литературе. В исследовании данного понятия весомую роль сыграла работа С. И. Архи-пова «Субъект права: теоретическое исследование» [1]. Автор приводит в своей работе семь аспектов понимания субъекта права: как лицо -юридическая внешность; как правовая воля; как совокупность правовых отношений, правовых связей; как правовое сознание; как правовой деятель; в качестве социально-правовой ценности; как праводееспособность (правосубъектность). В работе признается допустимым выделение и иных аспектов понимания субъекта права.

При исследовании любого понятия всегда существуют две стороны: структура и содержание (иногда говорят о внутренней и внешней сторонах), часто в науке уделяется большое внимание только содержательной стороне, а внешняя форма (структура) зачастую не берется во внимание, что для науки непозволительно. Одной из задач на-

© Чиркова Е. С., 2012

уки должно быть стремление к единообразной структуре рассмотрения понятий, но совместно с плюрализмом понимания, в частности понятия «субъект права».

Что понимается под содержательной стороной - не вызывает вопросов, а вот структурная сторона в исследовании субъекта права выражается в подходах понимания. Что это означает?

Ответим на этот вопрос, абстрагируясь от понятия «субъект права». Любое понятие, которое необходимо исследовать, например «право» (как наиболее широкое понятие ко всем другим правовым явлениям, и, следовательно, наиболее показательное), имеет подходы к его пониманию: генетический (содержательная сторона включает происхождение права, предпосылки возникновения права, закономерности возникновения права и т. п.); сущностный (содержательная сторона включает объект права, сущность права, социальное назначение права и т. п.); системный (содержательная сторона включает предмет правового регулирования, методы правового регулирования, систему права и т. п.); функциональный (содержательная сторона включает функции права, правоотношения, юридические факты, реализация права, применение права и т. п.); формальный (содержательная сторона включает нормативно-правовой акт, правовой прецедент, правовую доктрину и т. п.).

Названные подходы универсальны, так как представляют собой «лекало» для любого анализируемого понятия. В нашем случае это понятие «субъект права», при раскрытии которого будут использоваться только четыре из пяти (формальный подход здесь не применяется) названных подходов: генетический, сущностный, системный, функциональный. Подходы к пониманию субъекта права представлены на рис. 1.

Итак, применив названную структуру, кратко проанализируем понятие «субъект права», обозначив ключевые аспекты.

1. Как любое понятие, «субъект права» необходимо начинать рассматривать с генетического подхода. При этом подходе необходимо ответить на вопросы: «Когда? Как?» В компетенцию данного подхода входит анализ происхождения, становления и развития понятия.

Не будем глубоко вдаваться в историю возникновения исследуемого понятия, так как это подразумевает под собой большой объем исторического исследования и не является целью данной работы.

2. Сущностный подход отвечает на вопрос: «Что есть субъект права по своей природе? В чём выражается сущность данного явления, его идея?» С точки зрения данного подхода изучается само понятие «субъект права».