Научная статья на тему 'Науканский «Ледовый словарь»: к реконструкции ледового культурного ландшафта'

Науканский «Ледовый словарь»: к реконструкции ледового культурного ландшафта Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
197
31
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭСКИМОСЫ / НАУКАНСКИЙ ЯЗЫК / НАРОДНЫЕ ЗНАНИЯ / ЛЕДОВЫЙ ЛАНДШАФТ / ЧУКОТКА / YUPIK ESKIMOS / NAUKANSKI LANGUAGE / INDIGENOUS KNOWLEDGE / ICE-SCAPE / CHUKOTKA

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Крупник Игорь Ильич, Богословская Людмила Сергеевна, Альпыргин Борис Иванович, Добриева Елизавета Алихановна

Статья написана по результатам совместных работ ученых, занимающихся изучением народных знаний о современном изменении климата, и экспертами-старейшинами, носителями исчезающего науканского эскимосского языка. В ней вводится новая концепция «культурного ледового ландшафта» и делается попытка реконструировать традиционные знания науканских эскимосов о своей исторической родине на северо-восточной оконечности Чукотки и, особенно, о морских льдах и ледовых условиях. В статье приведен словарь из более 90 традиционных терминов для видов льда и ледовых явлений в языке науканских эскимосов. Анализируются процессы сохранения и утраты народных знаний и родного языка в небольшой этно-лингвистической группе, которая более пятидесяти лет назад была насильственно выселена из родных мест. Статья иллюстрирована историческими фотографиями и рисунками видов льда, сделанными науканскими старейшинами

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Крупник Игорь Ильич, Богословская Людмила Сергеевна, Альпыргин Борис Иванович, Добриева Елизавета Алихановна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The paper is written jointly by scientists studying indigenous people’s knowledge about climate change and indigenous cultural experts and speakers of the endangered Naukanski Yupik language. It introduces the concept of ‘cultural ice-scape’ and it aims at reconstructing the past knowledge of the Naukanski people about their historical habitat in Northeastern Chukotka and, specifically, about its sea ice regime. The paper presents a list of over 90 traditional terms for various types of sea ice and ice processes in Naukanski Yupik; it also analyzes the issues of knowledge and language retention and loss in a small ethno-linguistic community that had been relocated from its home area more than fifty years ago. The paper is illustrated by several historical photographs and pencil drawings of sea ice types produced by indigenous experts.

Текст научной работы на тему «Науканский «Ледовый словарь»: к реконструкции ледового культурного ландшафта»

И. И. Крупник, Л. С. Богословская,

Б. И. Альпыргин, Е. А. Добриева

НАУКАНСКИЙ «ЛЕДОВЫЙ СЛОВАРЬ»:

К РЕКОНСТРУКЦИИ ЛЕДОВОГО КУЛЬТУРНОГО ЛАНДШАФТА

В научной биографии Е. В. Головко изучение науканских эскимосов, их языка и истории занимает особое место. Одни ученые любят работать с большими по численности народами и языками крупных семей; другие отдают предпочтение малочисленным народам и их редким, исчезающим языкам. Основные работы Е. В. Головко связаны с совсем малыми группами — «меньшинствами среди меньшинств»: алеутами острова Медный (120150 человек) и науканскими эскимосами, жителями бывшего поселка Наукан у мыса Дежнева в Беринговом проливе (350 чел.). Исследования в столь маленьких общинах неизбежно становятся личными и часто переходят в многолетнюю дружбу с местными партнерами по документации знаний и традиций, которые известны считанным людям. Среди науканцев Е. В. Головко работал как лингвист в 1990 и 1991 гг. Затем в 1993 и 1995 гг. совместно с Петером Швайцером он записывал воспоминания старей-шин-науканцев об их контактах с американскими эскимосами, поездках на Аляску и связях через Берингов пролив. В конце 1990-х гг. совместно с одним из авторов, науканкой Елизаветой Добриевой и американскими лингвистами Стивеном Джейкобсоном и Майклом Крауссом из Центра по изучению языков коренного населения Аляски в Университете Аляски Е. В. Головко подготовил первый полный словарь языка науканских эскимосов, который был напечатан параллельно на русском и английском языках (2004). Авторам этой статьи особенно приятно представить в юбилейный сборник Е. В. Головко новые материалы по языку и традиции науканских эскимосов, которые были собраны самими науканцами и не нашли отражения в предшествующих публикациях.

1. Введение

У этой статьи необычная тема — морской лед как особый культурный и природный ландшафт и связанные с ним народные экологические знания жителей Севера. Ежегодно с наступлением зимы побережья полярных морей покрываются льдом, который на долгие месяцы сковывает пространства «Ледовитого» океана. Но для людей, живущих вдоль сезонно замерзающих морей, лед никогда не был непроходимым барьером. Напротив, как океан для мореплавателей, он соединял прибрежные общины, создавал удобную поверхность для охоты и пути для быстрого сообщения и культурного обмена. Там, где люди регулярно выходят на лед, формируется свой уникальный «ледовый» культурный ландшафт. С ним связаны особые местные термины для видов льда, народные знания о ледовых явлениях, устойчивые ориентиры и свои географические названия, видимые следы человеческой деятельности (ледовые дороги, «причалы», места для наблюдения и разделки животных), а также истории, легенды, бытовые рассказы и воспоминания. Так, морской лед, замерзшая поверхность моря, становится элементом народной культуры и культурного наследия и объектом науки о культурной среде обитания («географии культурного ландшафта»).

Такой взгляд на лед как культурный ландшафт и одновременно объект культурно-экологического наследия, требует особых методов исследования. Подобные исследования были впервые проведены в 2006-2010 гг. в рамках международного проекта СИКУ (от англ. SIKU, “Sea Ice Knowledge and Use”)1 по программе Международного Полярного года (МПГ) 2007-2008 гг. [Крупник, Богословская 2007; Krnpnik 2009; Krupnik et al. (eds.) 2010]. Помимо документации народных знаний о морском льде и ледовых полярных ландшафтах в общинах коренных жителей Арктики от Чукотки до Гренландии, у участников проекта СИКУ была и другая задача — показать локальное разнообразие ледовых ландшафтов и аборигенных культур северян в условиях современного потепления климата. От того, как коренные жители Се-

1 Одновременно сику (сигу, хику) — самое общее слово для морского льда во всех языках эскимосов, живущих от Чукотки до Восточной Г ренландии.

вера смогут использовать экологические знания и опыт своих предков в ситуации сегодняшнего дня, во многом зависит успешность адаптации их и их потомков к новым социальным и экологическим условиям XXI в. Подобные вопросы на территории российской Арктики пока не обсуждались и даже не ставились.

Работы по проекту СИКУ велись в четырех странах: на Аляске (США), севере Канады, в Гренландии и на крайнем северо-востоке России, в Чукотском авт. округе . Российские участники проекта СИКУ — ученые, местные охотники, старейшины, работники природно-этнического парка «Берингия» — вели исследования в пяти современных селах на Чукотке, а также собирали материалы среди жителей еще двух поселков, закрытых властями в 1950-е гг. Они записывали рассказы старейшин о традиционных методах использования льдов и предсказания погоды, вели наблюдения за состоянием ледового покрова, составляли карты современных и традиционных передвижений по льду и собирали традиционные термины на местных языках и диалектах для локальных форм льда и связанных со льдом природных явлений. Одним из селений Чукотки, выбранным для проекта СИКУ, стал бывший поселок Наукан. Настоящая статья о ледовом ландшафте и «ледовом словаре» Наукана представляет собой переработанный и расширенный раздел из недавно опубликованной книги «Наши льды, снега и ветры» [Богословская, Крупник (сост.) 2013], с полным списком науканских ледовых терминов по материалам российских работ по проекту СИКУ в 2007-2010 гг.3

2. Наукан: Общая характеристика поселка

Старинный эскимосский поселок Наукан (по-наукански Нывук ’ак ’) стоял у самого горла Берингова пролива, вблизи мыса Дежнева, крайней северо-восточной точки материка Евразии (Рис. 1). В отличие от Уэлена, Янракыннота, Сиреников, Нового Чаплина и других современных поселков Чукотки, где велись

2 Подробнее о структуре, участниках и результатах проекта СИКУ — см. [Кгирпік et аі. 2010].

3 В книге [Богословская, Крупник (сост.) 2013: 148-153] приводится сокращенный вариант словаря без пояснений терминов на нау-канском языке.

наблюдения по проекту СИКУ, Наукан сегодня не существует. Его жителей вынудили покинуть родные места более пятидесяти лет назад, в 1958 г. В рамках проводимой кампании по укрупнению, как тогда считалось, «неперспективных» населенных пунктов, Наукан был закрыт, а его обитателей (около 350 человек) вывезли в чукотское село Нунямо. Отдельные семьи направились в село Уэлен и районный центр, поселок Лаврентия; другие рассеялись по поселкам Чукотки, вплоть до окружного центра, города Анадырь . См. Рис. 1.

С собой жители Наукана унесли память о своей покинутой родине и свои культурные традиции, созданные поколениями предков. Большинству выселенных жителей Наукана никогда не довелось вновь увидеть родные места. Так бывший поселок Наукан и его окрестности стали «историческим» культурным ландшафтом.

Наукан стоял на высоком каменистом склоне, откуда открывался вид на акваторию Берингова пролива, вплоть до островов Диомида и берега Аляски. Именно туда — на восток, через Берингов пролив, традиционно направлялись хозяйственные связи науканцев. Оттуда же регулярно приезжали гости: аляскинские эскимосы с островов Диомида и Кинга, поселка Уэльс (Кинги-гин), торговцы и миссионеры из американского города Ном на полуострове Сьюард [Головко, Швайтцер 2001; Golovko, Schweitzer 2004; Schweitzer, Golovko 1995; Schweitzer, Golovko 1997]. На месте оставленного поселка в Наукане еще долго сохранялись развалины жилищ, остатки хозяйственных построек и байдарных сушил из китовых челюстей (см. Рис. 2).

В отличие от других традиционных поселков Чукотки, жилища в Наукане располагались друг над другом, а их фундаменты и стены были сложены из крупных камней (Рис. 3). Отдельные участки внутри территории поселка, а также скалы, ручьи, ущелья и вершины сопок на много километров вокруг Наукана имели свои эскимосские названия. С ними были связаны семейные истории и древние легенды, традиции хозяйственного использования, практические правила ориентации, прогноза погоды и на-

4 Подробнее о закрытии Наукана и переселениях науканцев см.: [Леонтьев 1973; 1994; Chichlo 1981; Меновщиков 1988].

блюдений за сменой сезонов года. Это был насыщенный культурный ландшафт, который с уходом его обитателей стал ландшафтом виртуальным, сохраняемым силой человеческой памяти. Лишь малая часть этого культурного ландшафта зафиксирована в воспоминаниях [Леонова 1997, 2008; Теплилек и др. 2008], интервью [Крупник (сост.) 2000; Кгцрпік, СЫепоу 2013], списках географических названий [Меновщиков 1972; Леонтьев, Новикова 1989; Краусс 2004], исторических фотографиях [Крупник, Михайлова 2006; Добриева и др. 2008], фольклорных и этнографических текстах [Ненлюмкина 1975; Теин 1975, 1977; Меновщиков 1979; 1987; Автонова 1993], семейных историях и стихах [Ненлюмкина 1979; Леонова 1997]. См. Рис. 3.

Наукан был поселком морских охотников, и жизнь людей здесь зависела исключительно от ресурсов, которые давало море, в первую очередь от добычи морских животных. Каждый день науканские охотники выходили в море и на лед на промысел моржей, тюленей, китов. Как минимум девять месяцев в году, с октября по конец июня, море перед Науканом было покрыто льдом; в отдельные годы дрейфующий лед приносило из Чукотского моря даже в середине лета (Рис. 4). Науканские охотники должны были прекрасно разбираться во всех тонкостях ветров, течений и льдов: припайных, дрейфующих, паковых, молодых и разрушающихся — в быстро меняющихся условиях Берингова пролива. Но если на суше развалины домов покинутого Наукана сохранялись еще много десятилетий, то науканский ледовый культурный ландшафт с уходом людей из родных мест стал «вдвойне виртуальным». Как только жители Наукана переселились в другие поселки, их прежние знания о местных типах льдов, методах охоты, ориентации, предсказания погоды, правилах освоения ледового пространства потеряли практическое значение. То, что нам известно сейчас о ледовом ландшафте Наука-на, — это крупицы прежнего культурного богатства, которые сохранились в памяти немногих людей. См. Рис. 4.

3. Ледовый ландшафт Наукана

К сожалению, имеющиеся в литературе сведения об экологических знаниях науканских эскимосов о своем ландшафте весьма отрывочны. Так, в словаре языка науканских эскимосов

[Головко и др. (сост.) 2004] приводится всего шесть науканских названий ветров и два термина для течений:

Канакнънак’ — восточный ветер (ветер с моря), от канна (находящийся внизу или у воды);

Кылывак’ — западный ветер (ветер с суши), от кыло (суша, направление берега);

Накаг’йак’ — северо-восточный ветер;

Ныгык’паг’ (ныгык’пак’) — северный ветер, от ныг’ык’ (север);

Пакымна — северо-западный ветер, от пакымна (тот наверху, на горе);

Ун’алак’ — южный ветер (и явно связанное с той же основой слово ун ’аврак ’ — морское течение в Беринговом проливе, идущее с севера на юг);

Кунык’ — южное морское течение.

По аналогии с числом записанных традиционных названий ветров в Уэлене, Унгазике и Сирениках [Крупник (сост.) 2000; Голбцева 2008] науканских слов для ветров должно было быть намного больше — не менее 10-12. К сожалению, до сих пор не зафиксированы науканские названия местных примет погоды и методы ориентации на море — подобно тому, как это было сделано в проекте СИКУ для других поселков.

По воспоминаниям бывших науканских охотников, записанным в 1970-е гг., лед в Наукане начинал образовываться в конце октября — начале ноября. Припай начинал взламываться в мае, но плавучий лед на море держался до середины или конца июня. Особенностью ледового ландшафта этого поселка, стоявшего на главном поворотном мысе Чукотки, разделяющем Берингово и Чукотское моря, было раннее образование ледовых трещин и появление участков подвижных льдов и открытой воды. Поэтому весенняя охота на моржей обычно начиналась в Наукане уже в мае или в первые дни июня — заметно раньше, чем в окрестных поселках.

В Наукане зимой море всегда замерзает до островов и даже до той стороны [до американского берега]. Потому зимой на Ратманов часто на собаках ездили. Лед, правда, некрепкий, часто движется. Северный ветер иногда его разбивает и прогоняет ненадолго от берега [Рис. 5 — Сикуйак], но чуть он успокаивается,

лед устанавливается снова. Уже в конце октября в море перед Науканом нагоняет столько шуги, что на байдарах уже охотиться нельзя. Поэтому в Наукане нет зимней охоты на моржей: если одного моржа за зиму убьют на весь поселок, уже хорошо. Зимой там охотятся только на нерпу и меньше — на лахтака.

Николай Асыколян (Асыколан), 1927-1989. Запись И. И. Крупника 1979 г., Сиреники [Крупник (сост.) 2000: 423]

См. Рис. 5.

Моржовая охота у нас в Наукане начинается весной, как лед вскроется. Самое раннее — это конец апреля, обычно май. У нас вообще в Наукане рано открывается, раньше, чем в других местах [Рис. 6 — Сикулг’ума]. А замерзает у нас лед в ноябре, и их уже нет. Зимой иногда только остается этот каглюсяк [«хищный морж»], который нерп пугает. Его обязательно убить стараются.

Зимой в Наукане раньше в основном нерпичьим мясом питались. А вообще нерпа у нас там была круглый год. На ларг у нас тоже охотились сверху [с высокого берега], только осенью. Они тонут, но их море потом выбрасывает. Они с севера тогда идут. Раньше нерпу еще много сетками ловили. Их ставили внизу в Наукане, прямо напротив речки. Нерпы ловились большие — утак ’ и маленькие наиг ’ак ’ [акиба], меховые; такие на одежду идут.

Отец мне говорил, что раньше нерп очень много было. Сейчас мало. Вообще со зверем что-то не так стало — наверное, погода изменилась.

Олег Эйнетегин (Эйнетегын), 1933-1986. Запись И.И.Крупника 1981 г., Лаврентия [Крупник (сост.) 2000: 423]

См. Рис. 6.

У нас в Наукане раньше охотились на китов в основном осенью, до льдов. Весной уже бывает в апреле чистая вода есть. Тогда снова появляется кит [гренландский]. А зимой в Наукане охота только пешком у полыньи. Обычно на нерпу и лахтака. Иногда белух добывали с винтовкой, но белуха часто тонет, она любит тонуть. Ее закидушкой надо сразу тащить. А моржей в Наукане зимой совсем нет.

Владимир Хульгугье (Гулък’^йи) 1922-1990. Запись И.И. Крупника 1981 г., Анадырь [Крупник (сост.) 2000: 422-423]

4. Науканский ледовый словарь

В 2007 г. бывшие жители Наукан Борис Иванович Альпыргин (1941 г. рожд.) и Елизавета Алихановна Добриева (1942 г. рожд.), ныне проживающие в районном центре, поселке Лаврентия, согласились составить для проекта СИКУ список традиционных терминов для льда в языке науканских эскимосов. Работа велась исключительно по памяти, поскольку оба составителя не были в Наукане почти пятьдесят лет. Альпыргину и Добриевой был передан иллюстрированный список из 100 терминов для льда на языке эскимосов острова Св. Лаврентия (центральный сибирский юпик — CSY, Central Siberian Yupik), составленный в 2002 г. в Гэмбелле Конрадом Узивой [Oozeva et al. 2004], с переводом объяснений терминов на русский язык И.И. Крупником. Науканские старейшины смогли опознать большинство терминов в списке Узивы и подобрать к ним науканские эквиваленты.

Науканский список Альпыргина и Добриевой 2007 г. заметно отличался от списка Узивы; при этом число оригинальных науканских основ в нем было существенно меньше. Согласно анализу лингвиста М. Краусса, во многих случаях были использованы составные или описательные формы. Некоторые термины (например сикуйак — молодой лед) употреблялись по многу раз, что может свидетельствовать об утрате прежних названий, которые еще сохраняются в языке жителей острова Св. Лаврентия.

В 2008-2009 гг. Альпыргин и Добриева работали с другим списком терминов для льда на основе чаплинского эскимосского языка (CSY), составленным для проекта СИКУ жителем с. Сиреники Ароном Нутаугье. И в этом случае науканские старейшины смогли опознать большинство видов льда из списка

А. Нутаугье и перевести его пояснения к терминам на науканский язык. Но опять же им удалось вспомнить собственно науканские названия только для 30 терминов в списке Нутаугье и еще в 18 случаях они воспользовались составными или описательными формами. Мы приводим этот список с науканскими переводами объяснений А. Нутаугье как редкий пример нового текста, написанного на науканском языке.

Для составления полного алфавитного «словаря» (списка) науканских терминов для льда и связанных явлений мы воспользовались еще двумя источником. Первым стал недавно вы-

шедший словарь языка науканских эскимосов [Головко и др. (сост.) 2004], подготовленный группой авторов с участием Е. А. Добриевой и с учетом всех известных опубликованных текстов на науканском языке. Вторым источником стали 1б карандашных рисунков-иллюстраций к науканскому ледовому «словарю», сделанные в 2007 г. Б. И. Альпыргиным, а также жителями пос. Лаврентия И. Этыквуном и Е. Аляпааном (Рис. 7 и 8). На обороте карандашных рисунков Б. И. Альпыргин написал пояснения на русском и науканском языках, которые содержали дополнительные сведения. См. Рис. 7 и 8.

Итоговый науканских список, который насчитывает более 90 терминов для разных видов льда и связанных явлений, является наиболее полной сводкой знаний науканцев о ледовом пространстве. Очевидно, что большинство терминов в этом списке уже мало знакомы (или совсем незнакомы) современным наукан-цам. Нужно помнить, что многие формы, очевидно, были утрачены, а другие слова образованы искусственно как результат перевода или поиска эквивалентов для более полных чаплинских списков К. Узивы и А. Нутаугье. Русские пояснения науканских эквивалентов из списка К. Узивы и лексические комментарии к терминам сделаны И. И. Крупником. Л. С. Богословская перепечатала и сверила оригинальный науканский текст Е. А. Добриевой в пос. Лаврентия весной 2009 г.

5. Алфавитный список науканских терминов для льдов и связанных с ними явлений

Подготовлен И.И. Крупником по материалам Е. А. Добриевой, 2007; Б. И. Альпыргина и Е. А. Добриевой, 2009.

* — термины, имеющиеся в словаре языка науканских эскимосов [Головко и др., 2004]; наук. — язык науканских эскимосов; сив. — язык эскимосов острова Св. Лаврентия (США); чук. — чукотский язык.

Аг’ун’алг’е — тающий лед. Весенний тающий лед, в котором уже

образовались полости и отверстия (от наук. аг’ун’а-‘быть

гнилым, тухлым’).

Айымк’унх’алг’ы — разбитый лед; разбитый лед на воде; от наук. айымк’уг’ — ‘ломать’. — Битый лед, отдельные, не смерзшиеся льдины. Опасен для ходьбы, работы; труден для плавания на байдарах, вельботах.

Сикуйак ’ акулн ’а санихтаг ’ак ’ ыглых ’ныг ’мын ’ аньяпигмын ’ ынкам аньяг ’ог ’мын ’ сиг ’лыг ’ок ’ук

Ак’илин’алг’и — описательно для сив. uulsugnaq (уулсугнак’) — любой нарастающий лед, который еще не затвердел (от наук. ак’или — ‘становиться мягким’).

Алы — термин для сив. kaspigengeltaq (каспигын ’ылтак ’) — пластины наслоенного льда небольшого размера; наслоенный лед из небольших пластин.

Анлок’ анлуак’* — прорубь, лунка во льду для рыбной ловли.

Аны — снег, плавающий в воде (от наук. ании — ‘лежащий снег’, самый общий термин для снега).

Гуйышк’ ах’так’ — торосистый лед; неровный лед, торосистый, с надувами плотного снега. Труден для буксировки байдар, нарт.

Манинг ’илн ’ук сику ’ сикуяхтук ’ак ’ гуешк ’ах ’туг ’ин ’алг ’е анук ’мъын ’. Сиг ’лыг ’ук ’ аньят к ’амуныг ’мын ’ ’ к ’имухсиныг ’мын ’.

Гугагёлы* — айсберг, большая льдина; от чук. гугагэл (гэл/гил — любые формы морского льда в чукотском языке).

Икулъык’ — термин для сив. tuvШeq (тувиилык ’) — оторвавшийся припай или части припая, которые плавают на воде (от наук. икуты — ‘отсоединять, отделить’; дословно — ‘отделившийся лед’).

Икылъых’лъюк — кусок оторвавшегося льда; небольшая льдина, отколовшаяся от большого ледяного поля (от наук. икы — ‘отрезать, отделять’; ик’ышк’ах’ лъык’ — ‘часть, осколок’). Сикух ’лъук икыкын ’ак ’’ анлъухлъугмын ’ сикумын ’ пиних ’к ’агук ’ к ’амуг ’викныг ’мын ’ аньянун ынкам ак ’уивикныг ’мын ’.

Ик’атух’ак’ сикупик — описательный термин для сив. tekeghin (тыкыг’ин) — выступающая часть льда, любой выдающийся из кромки кусок льда. Часто он бывает заметно более темного цвета, чем окружающий лед. Это происходит потому, что он был на воздухе долгое время и на него налипли песок и другие

частицы, принесенные ветром с суши (от наук. ик’а-----‘быть

грязным’; дословно ‘грязный сикупик’).

Ик’шанхалг’ы сику — описательный термин для сив. ikighnaq/ikighШneq (икиг ’нак ’/икиг ’ лъинык ’) — льдина, один край которой приподнят так, что видно ее темное дно (от наук. ик’шахты — ‘согнуть, искривить’; дословно — ‘искривленная льдина’).

Сикук’ам инло майух’сима увулг’им ысхагнакук’ тангыгулъыге асиле ’ алигнахтук айымнайуклъуку асе.

Имак’йак’* — полынья; любая открытая вода среди льда. Небольшое разводье, свободное ото льда. Хорошее место для охоты на нерпу, лахтака.

Анлъунг ’ин ’ук ’ имак ’йак ’ сикуягилн ’ук ’. Талувикнаругах ’тук ’ ных ’салыгнун ’ маклъалыгнун.

Имак’йак’люк — небольшая льдина на воде.

Имак’йат кумлан’алгит — описательный термин для сив. sigiin (сигиин) — замерзший лед в трещинах или между льдинами (от наук. кумлаты — ‘замерзнуть’; дословно — ‘замерзшая вода между льдами’).

Их’тух’к’унх’алг’и — обломок льда, небольшая льдина (от наук. их’туг’ — ‘разбить на куски’; их’тух’ты-------------‘быть разби-

тым’). Битый, взломанный лед; последний битый лед, когда море очищается от льда (см. Рис. 9 — Сику их ’тух ’к ’уг ’ак ’а).

Кайускук’* — круглая льдина (блинчатый лед?).

Кайыфк’ук’* — новый лед на море, намерзающий кругами (от наук. кайыфты — ‘вращать, крутить’).

Кангикэ — бухточка внутри льда; (от наук. канаг’ — ‘находящийся внутри’). Свободная ото льда вода в «бухточке», внутри льдов или большой льдины. Опасна для байдар из-за возможного резкого сжатия кромок льдов.

Сикум илюни имак’йак малъын’гетак’ук’’ алигнак’ук’ иты-ныг ’мын ’ аньянун ’ малъыг ’найуклъуку.

Кумлайыкын’ак’ — маленькие или небольшие льдины, которые держатся вместе (от наук. кумлы, кумлаты — ‘замерзнуть’).

Кумлатынх’ак’ — молодой лед, обычно темного цвета (темный ни-лас) (от наук. кумлаты — ‘замерзнуть’);

Кунык’ (?)* — шуга; южное морское течение.

К’айымгу* — припай; указан как эквивалент сив. sugugneq (сигуг-нык ’) — береговой лед, образованный смерзшейся шугой или валик льда вдоль берега от смерзшихся брызг или выплесков (см. Рис. 10).

К’атиг’аныгмын — ледяное сало; начальная форма льда, предшествующая к’ыну.

К’ег’нак’ — гладкий лед, образовавшийся у берега; скользкое место.

К ’ег ’нак ’ — манилг ’е сику кумласа к ’ем синын ’ани.

Иллюстрации к статье: И. И. Крупник, Л. С. Богословская,

Б. И. Альпыргин, Е. А. Добриева. Науканский «ледовый словарь»: к реконструкции ледового культурного ландшафта

Рис. 1. Вид на поселок Наукан и Берингов пролив. Фото А. С. Форштейна, лето 1929 г. МАЭ И-П5-11

Рис. 2. Остатки жилищ и хозяйственных построек в с. Наукан. Фото С. А. Богословского, 1981 г.

Рис. 3. Традиционные жилища в пос. Наукан с фундаментом из крупных валунов. Фото А. С. Форштейна, 1929 г. МАЭ И-115-32

Рис. 4. Дрейфующие льды в проливе между Науканом и о-вом Ратманова (Большой Диомид).

Фото А. С. Форштейна, лето 1929 г. МАЕ И-115-13

Рис. 5. Сикуйакмалъыгак’ук, тувамсинын’анун. —На припай прижимает битый лед. Рис. Б. Альпыргина, 2007 г.

Рис. 6. Сикулг’ума. — Весна. Море очистилось от льда. Рис. Б. Альпыргина. 2007 г.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Рис. 7. Сикух’лъутисх’аг’иак’ уттувамсинын’анын. — Плавающие весенние льды (вид с кромки припая).

Рис. И. Этыквуна, 2007 г.

Рис. 8. Сикулъг’им имак’ьйима. — Вода в разводьях среди битого льда после подвижки. Рис. Е. Аляпаана, 2007 г.

Рис. 9. Сику их’тух’к’уг’ак’а. — Весенняя ломка льда. Рис. Б. Альпыргина, 2007 г.

Борис Альпыргин по памяти изобразил весенний взлом и отрыв припая около скалистого мыса, который может рассматриваться как стилизованное изображение мыса Дежнева и Наукана.

Рис. 10. К’айымгуу кыйоми. — Ледяная полоса (вал) вдоль берега от замерзших брызг и выплеска. Рис. Б. Альпыргина, 2007 г.

Рис. 11. Сикутук’ак’ тувамсинын’а. — Торосы вдоль кромки припая. Рис. Б. Альпыргина, 2007 г.

К’упок’; к’упылъык’ — трещина во льду (наук. к’упахлъык’ — ‘трещина, ущелье’); к’упылъык’ алиг’налг’и — ‘опасная трещина’ (использован как аналог для сив. к’аниг’вик — ‘снег, который покрывает трещину во льду, очень опасное место’). Обычная трещина во льду. Опасна для ходьбы, работы из-за внезапного смыкания или расширения.

К’упылъык’ сикуми алигнак’ук’ ак’уиныг’мын’ кытамсасх’уа: малъыгнайуклъуку накалъу нук ’улъиг ’инайуклъуку —

К’унг’алг’и — термин для сив. qenghuk (кынг’ук) — смерзшееся ледовое крошево.

К’упн’ъук’* — отражение весеннего сверкающего льда в воздухе.

К’ыг’нак’ — ровный лед, образовавшийся у берега (вдоль берега?).

К’ынак’а — термин для сив. qemgayaak (к’ырнгайак) — разбитый лед, который держится вместе.

К’ыну* — ледяная шуга.

К’ыну кумлятыкынак’ — описательный термин для сив. pugsaqa (пугсяк ’а) — всплывающие с дна кристаллы льда (ледяные иглы), которые замерзают на поверхности; дословно — ‘замерзающий к’ыну’; наук. пугы — ‘всплыть на поверхность (о неодушевленном предмете или животном)’.

К’ыну санугхтыкын’ак’ — описательный термин для сив. qaspighun (аспи ун) — шуга или тонкий лед, который наращивается за счет наслоения льдин друг на друга (дословно ‘толстый к’ыну’; от наук. санух’ты — ‘быть толстым’).

К’ыну саныг’таг’ак’ — описательный термин для сив. qateghrapaq (катыг ’рапак ’) — компактная, густая шуга (дословно — ‘тонкий к’ыну'' от наук. саныхтаг’ак’ — ‘тонкий’).

К’ынуг’сиин* — сачок для очистки проруби от кусочков льда или шуги.

Лък’ех’так’ — термин для сив. а^ітііп (алк’имиин) — снежный карниз, нависающий над краем льда; очень опасное место (возможно? от чук лын’кылын’ — ‘снежный сугроб на склоне горы’).

Также: нависающий лед. Образуется при смывании водой прибрежного снега у кромки ледяного поля, пропитывая водой его. Лед тонкий, снизу может быть полым. Опасен при ходьбе, ломается (АН).

Лък ’ех ’так ’ — сику найугак ’а асенын ’ апым уг ’уйан сику саных-таг ’ак ’ асе найун ’гуак ’ук ’. Акинах ’тук ’ ак ’уивикныг ’мын ’’ их ’тух ’к ’уг ’ак ’ук ’.

Майук’тыкынак’ — термин для сив. і^а (итга) — любая форма льда, образовавшаяся за счет вертикальной подвижки; кромка или край трещины, которые поднимаются под действием прилива (от наук. майуг’---------‘подниматься, взбираться’).

Малъхулъгыт — термин для сив. maalggutkaat (малхуткат) — льдины, прижатые друг к другу под действием ветра или течения (от наук. малъыхты-----------‘прижаться, присоединиться’).

Малъхутык’ынгак — термин для сив. nasaghuk (насаг’ук) — наледь, замерзшая вода на любом предмете; возм. от наук. малъыхты — ‘прижаться, присоединиться’.

Малъыгнык’ — термин для сив. nevesqaghneq (нывыск ’ аг ’нык ’) — ледовая перемычка между двумя льдинами (от наук. малъыг — ‘плотно прижаться, быть плотно прижатым’).

Малъых — край льда; лед у кромки припая (от наук. малъыхты — ‘прижаться, присоединиться’). Так же описательно для чапл. иг’иг’нык’; игиг’лъык’ — лед у кромки льдин, края берегового припая. Приносится ветром прибрежным противотечением. Опасен из-за постоянного движения, сжатия.

Сику малъыкын’ак’ тувам синын’ани. Малъыхтак’а анук’ым на-калъу мак ’ылг ’им; алигнак ’тук ’ ак ’уивикнигмын ’ уинайуклъуку.

Манан’ауи* — разнести в разные стороны (лед на море).

Манак’ылъиг’ит — описательно для сив. щіауща (углавн ’а) — рассеянные льдины с большим количеством свободного пространства между ними; см. манан’ауи.

Манилг’и сику — термин для сив. ngayuun (н ’айюн) — густой плавучий лед; опасный лед, который со всех сторон сжимает лодку; (от наук. мани---------‘сжиматься, собираться вместе’).

Муг’уты* — охотиться на морском льду.

Мумиг’аг’тыкынык’ — описательный термин для сив. иШеІ^ (уутылъык’) — перевернувшийся лед (от наук. мумихты — ‘перевернуть, переводить’).

Найун’галг’и — термин для сив. imangesleq (имангыслык ’) — любой лед, на котором есть вода; вода на поверхности льда.

Нунавагвик — сив. nunaavalleq (нунавалъык’) чапл. нунавалык — льдина, где лежали или лежат моржи. Обычно такой лед крепкий, темного цвета из-за выделений моржа.

Нунавалык — сику ухтаг’вет накалъу ухтаг’викумайат ай-выг ’ыт. Таг ’уатылн ’ук ’ сику ытыгак ’ук ’; акулн ’а тангых ’к ’ума к ’ух ’фиклъуку накалъу анаг ’виклъуку.

Нунавак’* — морж, спящий на льдине.

Нутагык’ — только что образовавшийся лед; ровный молодой лед (от наук. нутаг’инг’ак’ — ‘новый, молодой’; см. также си-куйак манилг’и).

Ныкпак* — тюленья лунка во льду; лунка, где бьют нерпу зимой копьем.

Салъыг-* — там быть молодому (талому) льду.

Салъыгак’ — приводится как эквивалент сив./чапл. салыгпак (salegpak) — молодой лед, который толще, чем салъык (см.).

Салъык* — шуга, мелкий лед на море; в действительности обозначает только что образовавшийся тонкий лед на ровной воде (серый нилас). Только образующийся тонкий лед с острыми кромками. Шуга. Опасен для вельботов, байдар (АН).

Сялъык — нутан кумласа саныхтаг’ак’ сику’ алигнак’ук’ ань-ях ’туныг ’мын ’; натын синын ’а салъхым ыпыгак ’ук ’.

Салъык саныктаг’ак’ — описательно для сив. saalqaaq (салк ’ак ’) — тонкий лед на поверхности воды, который только начал замерзать; склянка (дословно — «тонкий салъык»).

Сикок’ (сикуак’)* — тонкий лед.

Сику — лед; главный и общий термин для обозначения морских льдов.

Сику асилин’к’ах’лъыге — описательный термин для чапл. пуг-лык’ — льдина под большой льдиной или ледяным полем, у края кромки. Опасна из-за внезапного всплытия в сторону байдары или вельбота.

Тувам синын’ани сику асилин’к’ах’лъыге алигнах’тук’ асиле си-кум ’ айымикуми пуглыг ’ах ’лъык ’ук ’, аньямун.

Сикуытыкилъын’алг’е — описательный термин для сив. eltughneq (ылътуг’ныкг) — льдина, застрявшая у берега, на подводных камнях, к ее кромке намерзает новый лед. Она опасна для ходьбы из-за непредсказуемости и внезапных разломов.

Сику ытыкилъын’алг’е унани уйг’агнум алъпан’гулн’уг’нун. Синын ’анун кумлатак ’а нутаг ’инг ’ак ’ сику. Алигнах ’тук ’ саных-таг ’амалуку ак ’уивикныг ’мын ’’ ихнах ’тук ’ накалъу айыму-нах ’тук ’.

Сикум синын’а — край дрейфующего льда; общий термин для любого края льда (кроме кромки припая, см. тувам синын’а).

Сикувак — большая плавающая льдина, удобная для причаливания [байдары, вельбота]. Она очень надежная, крепкая.

Сикухлъук ыглыхтак пинихкагук касугвикныгмын аньянун ытыхлъ-ухтук.

Сикувлак’ (сикуврак’)* — тонкий лед.

Сикуг’лъук — термин для сив. ughwUkaaq (йиг ’вилках ’) — небольшая или среднего размера льдина; возможно, общий термин для обозначения плавающего льда.

Сикуг’пагатак — термин для сив. umughagek (умуг ’агык ’) — мощный, сформировашийся лед, принесенный северным ветром; паковый лед (?).

Сикуйак — льдина; общий науканский термин для многих форм плавающих льдов, которые имеют до 7-8 самостоятельных названий в языке эскимосов острова Св. Лаврентия.

Сикуйаг’лъут — мн.ч. от сикуйак; термин для сив. nuyileq (нуйы-лык ’) — битый лед, который начинает разноситься ветром или течением.

Сикуйагтук’ак’ — термин для сив. qelughtaaq (к’ылуг’так’) — линия плавающих льдов на открытой воде, которая выглядит как полоса льда.

Сикук’ак’ — льдина, кусок льда, и плавающего, и лежащего на берегу, и стоящего на мели.

Сикук’а:к’ — анлъунг’илн’ук’ сикук’а:к’’ ыглых’так’ накалъу ытыкисин ’алг ’е унани ынкам тыпын ’алг ’е.

Сикулосик’* — айсберг (эквив. сив. кулусик’).

Сикулъагак’ (?) — термин для сив. saagsiqu (сагсик ’у) — ледяное сало; самая ранняя стадия образования льда на воде.

Сикулъак — общий науканский эквивалент для многих форм наслоенного льда, для которых имеются различные термины в языке острова Св. Лаврентия (каспик’; каспигпак’; каспи-кынгылтак' и др.).

Сикупик — сив. sikupik (сикупик) — ‘настоящий лед’; толстый, сформировашийся лед, который обычно приходит с севера; паковый лед; также как эквивалент для сив. umughak (умуг ’ак) с близким значением. Лед, ледяное поле. Очень удобен для ходьбы, безопасен.

Сикупик ’ манилг ’е анлъук пиних ’к ’агук ’ ак ’уивикныг ’мын ’; аглук-викн ’ыг ’мын ’ ытых ’к ’умалг ’е.

Сикупик манилн’ук’ — описательно для сив. saagrugaaq (сагругак ’) — толстый, сформировавшийся лед, с некоторыми неровностями, но удобный для передвижения (дословно — ‘ровный, выровненный сикупик’).

Сикурага — термин для сив. maklukestaq (маклюкыстак ’) — хороший, ровный лед без торосов, гладкий и удобный для передвижения.

Сикутаграк* — наледь.

Сикутак* — лед, кусок льда; также для обозначения пресного льда (сив./чапл. илян’к’ук’), в отличие от морского льда (сику).

Сикутук’ак’ — термин для сив. apenglleq (апын ’ лъык’) — небольшая гряда или скопление льда.

Синын’а айымк’улъын (?) — описательное для сив. sanineq (сани-нык ’) — свободный ото льда участок берега в результате отрыва припая.

Сик’пак’талъык’ — термин для сив. napatak (напатак) — вертикально стоящий блок льда; торчащий торос (наук. на-пак’шак’ — ‘столб, крест, памятник’).

Сик’пах’так’ынгак’ — термин для сив. qayemgu (см. к ’айымгу) — наледь, ледяной вал, образовавшийся на берегу от замерзших брызг и выплесков (от наук. сик’пах’ты — ‘плеснуть’).

Сик’паг’тылъык’ — термин для сив. sikughnak (сикуг ’нак) — любой лед, образовавшийся на поверхности плавника или других предметов на берегу от замерзшего дождя, брызг, измороси и т. п. (от наук. сик’пах’ты — ‘плеснуть’).

Ситыг’йук — округлая льдина, обкатанная со всех сторон волнами.

Таклъин’алг’и — описательный термин для сив. nakaghlleq (на-каг ’лъык ’) — полоса льда, выдвинутая далеко в море (от наук. таклъи-----------‘быть или стать длинным, долгим’).

Тугыг’* — долбить лед кайлом; пробивать лед пикой.

Тугык’* — кайло для долбления льда; палка с острым концом для определения прочности льда.

Тувам синын’ а — кромка припая (см. тувак’). Кромка льда, обращенная к открытой воде. Остаток припая.

Тувам синын ’а икин ’г ’алг ’е. К’айымгум уныхлъыг ’а.

Тувак’* — припай.

Тыкывак’ — айсберг, большая плавающая льдина; сив. kulusiq (кулусик ’) — похожий на кулусик ’, но большего размера.

Айсберг, довольно высокий, большого размера, многолетний. Труднодоступный из-за скользких краев. Массивная глыба льда. Сейчас встречается гораздо меньших размеров.

Тыкывак’ — анлъук’ ыкых’тулг’е сикух’лъук. Тыкывак’ ыкых ’тук ’ак ’; анлъупик ’ утук ’ах ’лъук. Ухнелн ’ук ’ гу-айк ’ех ’нах ’к ’ума. Матыми ысх ’аг ’нак ’ут микаг ’енат.

Тыпн’ъалг’ит сикут — описательно для чапл. тыпасик’ — льдины разного размера, выброшенные на берег штормом. Очень затрудняют выход к берегу, к морю.

Сикук’аг’ыт тыпьйет к’ераг’ым. Унавык ах’туг’утнък’ут кайымнъыг ’мын ’ накалъу амуныг ’мын ’ аньят.

Улуфкалъык’ — термин для сив. saqralqaq (саг’ралк’ак’) — лед, поверхность которого покрыта мокрым снегом (возможно, от улуфкак’ — ‘прилив, накат’).

Усикшак’* — айсберг.

Уву* — торос.

Уву-* — тесниться с шумом (о льдах во время вскрытия или ледохода).

Увуак’ук’ — термин для сив. amaghlleq (амаг’лъык’) — лед, образовавшийся поверх старого льда в трещинах; молодой лед в трещинах внутри более крепкого льда.

Увуг’лъук — термин для сив. атііп (амин) — лед, который образуется вокруг выкинутых на берег айсбергов или вокруг островов в море.

Увулъх’ыт — термин для сив. аналг’уак; аналг’утыт (апа^Ше^ — льдины, из которых состоят торосы. Они обычно высокие. Очень трудно передвигаться пешком, опасно.

Увок ’н ’аку ’ сику тынпутак ’н ’ами’ их ’тух ’к ’уг ’луни ыкых ’туг ’ек ’ук ’. Сиг ’лых ’к ’ак ’ук ’ ак ’уинвикныг ’мын ’.

Увулъык’* — нагромождение торосов; гряда береговых торосов.

Увутук’* — торос.

Уйгулъык’ — сив. uyguUiq — молодой лед, образовавшийся за счет нарастания припая; любой наросший лед (от наук. уйгу- — ‘удлинять, нарастить’).

Ыг’ лыг’нык’ — термин для сив. eslaaghlleq (ыслаг ’нык ’) — кусок отколовшегося припая, который дрейфует под действием ветра или волнения (наук. ыглых' ты — ‘путешествовать, идти’).

Ыг’ лыг’так’— термин для сив. tepaan (тепан) — отколовшийся или дрейфующий лед, который под действием ветра прижимается к стационарному льду, припаю (от наук. ыглыг’-/ыглых’ты- — ‘путешествовать, ходить, ездить’, см. ыг’лыг’нык’).

Ыкых’тулг’е тувак’ — описательный термин для сив. sigughneq (сигуг’нык’) — высокий береговой припай у открытой воды возле берега. Из-за волн может образоваться «козырек». Опасен при работе, может обломиться, скользкий.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Туваг ’ог ’ым синын ’а ыкых ’туг ’ин ’алг ’е имак ’ икин ’г ’алуку. К’ераг’ым асе найугак’а; алигнах’к’ылуку ак’уивикныг’мын’; аг-луквикн ’ыг ’мын. Лък ’ех ’та айымйугнах ’тук ’; гуайк ’их ’нах ’тук ’.

Ылък’иак’так’ — снежный козырек, нависающий над краем льда; эквивалент сив. а^ітііп (алк ’имиин) (ср. наук. ылък’ех’так’ — ‘козырек кепки’).

Ыпыхтук’ак’ сикум кан’е — описательный термин для сив. takegin (такыгин) — острый ледяной мыс, выдающийся в море. Удобен для пересечения поперек с байдарой, опасен для передвижения пешком из-за возможной поломки, отрыва от берега.

Сикум акныг ’а таклъин ’алг ’е имаг ’руинаг ’мун. Пиних ’к ’агук ’ к ’амуг ’викныг ’мын ’ аньямын ’ к ’укакун ’ алигнах ’тук ’ ак ’уивикныг ’мын ’ к ’упах ’найуклъуку.

Ытыкисин’алг’и — термин для сив. eltughneq (ылтуг’нык’) — гряда торосов, которая образуется вдоль берега или на вершине рифа, так что ее нижний край прикреплен ко дну; «донный лед» (от наук. ытыкисима — ‘быть на мели (о лодке)’).

6. Культурологический комментарий

Анализ материалов об «историческом» ледовом ландшафте Наукана показывает его главные особенности по сравнению с активно используемым современным ледовым ландшафтом существующих поселков Чукотки, например соседнего Уэлена. Можно только восхищаться стойкостью науканских старейшин, их преданностью своей культурной традиции. Но память о покинутом пятьдесят лет назад родном месте, пусть и сохраняющаяся в головах людей, неизбежно утрачивает тонкую локальную привязку, т. е. то самое повышенное «разрешение» культурного ландшафта, которое обеспечивает его успешное и безопасное использование.

В современном Науканском ледовом словаре, несмотря на обилие терминов, почти не осталось локальной информации: сведений о направлении движения льдов, привязке по сторонам света и линии берега, ориентации в соответствии с положением Нау-кана по отношению к окружающей акватории. Ландшафт факти-

чески сам стал «словарем». В таком виде он обеспечивает сохранение и передачу знаний, но не дает возможности реальной ориентации и использования пространства.

Вторая особенность «исторического» ледового ландшафта — его неизменяемость. Оторвавшись от реальной среды, исторический культурный ландшафт как бы застывает во времени. Люди могут долгие годы помнить термины для льда или особенности старого ледового цикла. Но у них нет возможности обновлять свои знания и отмечать перемены в окружающей среде. Им самим (и нам вместе с ними) теперь невозможно определить, какие виды льда по-прежнему встречаются в родных местах, а каких больше нет; как повлияли современные изменения климата на знакомый ледовый ландшафт; каким могло бы быть его использование в наши дни. Для них лед в Наукане навсегда остался таким, как они запомнили его накануне своего выселения в 1958 г.

Эти различия между используемым (Уэлен, Уэльс) и «историческим» (Наукан) ледовым ландшафтом чрезвычайно важны для понимания передачи и сохранения культурного наследия. Потеря знаний и ослабление позиций традиционной культуры происходят в обоих случаях. Но в используемом ледовом ландшафте одновременно идет постоянное обновление знаний. Люди не только теряют старые, но и добавляют новые слова; вводят новые формы деятельности, современные технологии передвижения и ориентации (ср. [Голбцева 2008; 2009; Weyapuk, Krupnik (comps.) 2012]). Они следят за изменениями окружающей среды и постоянно ищут способы адаптации к новой обстановке. Всего этого не происходит в «историческом» ландшафте. Это — еще одно свидетельство хрупкости ледового культурного ландшафта, который не может устойчиво существовать и сохраняться в отрыве от своей исконной территории.

7. Благодарность

Работы по проекту СИКУ в Чукотском авт. округе («СИКУ-Чукотка») в 2006-2011 г. проводились при поддержке Института культурного и природного наследия (Москва), Научного центра «Чукотка» (ныне Лаборатории комплексного исследования Чукотки СВКНИИ ДВО РАН, г. Анадырь), Природноэтнического парка «Берингия» (пос. Провидения) и программы

«Общее наследие Берингии» (Shared Beringian Heritage Program) Национальной Парковой Службы США (г. Анкоридж). Мы выражаем благодарность лингвистам из Центра по изучению языков коренного населения Аляски Майклу Крауссу и Стивену Джейкобсону за содействие в транслитерации науканских текстов; авторам иллюстраций к словарю Е. Н. Аляпаану и И. Этыквуну; Музею антропологии и этнографии им. Петра Великого (МАЭ) РАН в Санкт-Петербурге за разрешение использовать в качестве иллюстраций исторические фотографии А. С. Форштейна из коллекций музея; а также жительнице г. Анадырь, науканской эскимоске Валентине Леоновой за помощь в координации работы с науканским ледовым словарем.

Литература

Автонова 1993 — И. В. Автонова. Праздники и игры науканских эскимосов и чукчей // Региональные проблемы образования, родные языки, традиционная культура народов Чукотки: Информационный сборник 2, Ч. 2, 1993. С. 42-52.

Богословская, Крупник (сост.) 2013 — Л. С. Богословская,

И. И. Крупник (сост.). Наши льды, снега и ветры: Народные и научные знания о ледовых ландшафтах и климате Восточной Чукотки. М.: Рос. ин-т культурного и природного наследия, 2013. Голбцева 2008 — В. В. Голбцева. Ветровой режим и народные знания о системе ветров в Уэлене // Чукотка: рациональное природопользование и экологическая безопасность: Труды Чукотского филиала Северо-вост. комплексного науч.-исслед. ин-та Дальневосточ. отд. РАН. Вып. 12. Магадан, 2008. С. 145-161.

Голбцева 2009 — В. В. Голбцева. Виды морского льда в чукотской мор-зверобойной лексической терминологии и меры безопасности во время охоты // Керековские педагогические чтения. СПб.: Изд-во Политех. ун-та, 2009. С. 33-43.

Головко и др. (сост.) 2004 — Е. В. Головко, Е. А. Добриева, С. Джейкобсон , М. Краусс (сост.). Словарь языка науканских эскимосов. Fairbanks: Alaska Native Language Center, University of Alaska Fairbanks, 2004.

Головко, Швайтцер 2001 — Е. В. Головко, П. Швайтцер. Память о войне: конструирование внешнего конфликта в культуре этнических общностей Берингова пролива // Труды факультета этнологии. Вып. 1. СПб.: Изд-во Европ. ун-та в Санкт-Петербурге, 2001. С. 26-37.

Добриева и др. 2008 — Е. А. Добриева, И. И. Крупник, Л. С. Богословская. Комментарии к фотографиям // Л. С. Богословская, В. С. Кривощеков, И. И. Крупник (сост.). Тропою Богораза: Научные и литературные материалы. М. : Рос. ин-т культурного и природного наследия — ГЕОС, 2008. С. 195-198.

Краусс 2004 — М. Краусс. Названия мест (топонимы) // Е. В. Головко, Е. А. Добриева, С. Джейкобсон, М. Краусс (сост.). Словарь языка науканских эскимосов. Фэрбенкс: Центр изучения языков коренного населения Аляски, 2004. С. 319-369.

Крупник (сост.) 2000 — И. И. Крупник (сост.). Пусть говорят наши старики: Рассказы азиатских эскимосов-юпик. Записи 1975-1990 гг. М. : Рос. ин-т культурного и природного наследия, 2000.

Крупник, Богословская 2007 — И. И. Крупник, Л. С. Богословская. Изменения климата и народы Арктики: Проект СИКУ в Берингии // Экологическое планирование и управление 4 (5), 2007. С. 77-84.

Крупник, Михайлова 2006 — И. И. Крупник, Е. А. Михайлова. Пейзажи, лица и истории: Эскимосские фотографии А. С. Форштейна (1927-1929 гг.) // Антропологический форум 4, 2006. С. 188-219.

Леонова 1997 — В. Г. Леонова. Память о Наукане. Препринт. Отдел образования администрации Чукотского района Чукотского авт. округа. (Архив авторов). 1997.

Леонова 2008 — В. Г. Леонова. Память о Наукане // Л. С. Богословская,

В. С. Кривощеков, И. И. Крупник (ред.). Тропою Богораза: Научные и литературные материалы. М.: Рос. ин-т культурного и природного наследия — ГЕОС, 2008. С. 156-161.

Леонтьев 1973 — В. В. Леонтьев. Хозяйство и культура народов Чукотки (1958-1973 гг.). Новосибирски: Наука, 1973.

Леонтьев 1994 — В. В. Леонтьев. К проблеме науканских эскимосов (неопубликованная рукопись) // Слово народов Севера. Вып. 2. Магадан: Магаданское книжное издательство, 1994. С. 15.

Леонтьев, Новикова 1989 — В. В. Леонтьев, К. А. Новикова. Топонимический словарь Северо-Востока СССР. Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1989.

Меновщиков 1972 — Г. А. Меновщиков. Местные названия на карте Чукотки. Краткий топонимический словарь. Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1972.

Меновщиков 1975 — Г. А. Меновщиков. Язык науканских эскимосов. Л.: Наука, 1975.

Меновщиков 1979 — Г. А. Меновщиков. Китовый праздник полъя у науканских эскимосов // Страны и народы Востока. Вып. 20. М.: Изд-во вост. литературы, 1979. С. 202-208.

Меновщиков 1987 — Г. А. Меновщиков. Материалы и исследования по языку и фольклору науканских эскимосов. Л.: Наука, 1987. Меновщиков 1988 — Г. А. Меновщиков. Судьба Наукана // Магаданская правда 251 (15929), 1988. С. 2.

Ненлюмкина 1975 — З. Н. Ненлюмкина. А когда у человека праздник? // Полярник (Провидение) 115, 1975. С. 3.

Ненлюмкина 1979 — З. Н. Ненлюмкина. Птицы Наукана. Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1979.

Теин 1975 — Т. С. Теин. Эскимосский праздник кита «полъя» (на примере поселка Наукан) // Краеведческие записки. Вып. 9. Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1975. С. 88-94.

Теин 1977 — Т. С. Теин. Эскимосское селение Наукан — историкоэтнографический памятник // Памятники истории и культуры Магаданской области. Вып. 2. Магадан: Магаданское кн. изд-во, 1977.

С. 25-29.

Теплилек и др. 2008 — Е. Теплилек, Н. Энмынкау, З. Ненлюмкина. Слово о моем Наукане. Анадырь: Чукотское отделение ICC, 2008. Препринт.

Chichlo 1981 — B. Chichlo. Les Nevuqaghmiit ou la fin d’une ethnie // Études Inuit Studies. Vol. 5. No. 2, 1981. P. 29-47.

Golovko, Schweitzer 2004 — E. Golovko, P. Schweitzer. Traveling between continents: Native contacts across the Bering strait // Ю. П. Третьяков,

H. П. Александрова (ред.). Российско-американские связи: 300 лет сотрудничества / Russian American Links: 300 Years of Cooperation. СПб.: Академический проект, 2004. С. 99-119.

Krupnik 2009 — I. Krupnik. “The Ice We Want Our Children to Know”: SIKU Project in Alaska and Siberia // Alaska Park Science. Vol. 8. No. 2, 2009. P. 122-127.

Krupnik et al. (eds.) 2010 — I. Krupnik, C. Aporta, S. Gearheard, G. Laidler, L. Kielsen Holm (eds.). SIKU: Knowing Our Ice. Documenting Inuit Sea Ice Knowledge and Use. Dorderecht: Springer, 2010.

Krupnik, Chlenov 2013 — I. Krupnik, M. Chlenov. Yupik Transitions. Change and Survival at Bering Strait, 1900-1960. Fairbanks: University of Alaska Press, 2013.

Oozeva et al. 2004 — C. Oozeva, C. Noongwook, G. Noongwook, C. Alowa,

I. Krupnik. Sikumellu Esllamellu Esghpaleghput / Watching Ice and Weather Our Way. Washington, DC: Arctic Studies Center, 2004.

Schweitzer, Golovko 1995 — P. Schweitzer, E. Golovko. Traveling between continents: The social organization of interethnic contacts across Bering strait // The Anthropology of East Europe Review 13, 2. Special Issue: Culture and Society in the Former Soviet Union. 1995. P. 50-55.

Schweitzer, Golovko 1997 — P. Schweitzer, E. Golovko. Local identities and traveling names: Interethnic aspects of personal naming in the Bering strait area // Arctic Anthropology 34, 1, 1997. P. 167-180.

Weyapuk, Krupnik (comps.) 2012 — W. Jr. Weyapuk, I. Krupnik. (comps.). Kingikmi Sigum Qanut Ilitaavut / Wales Inpuiaq Sea Ice Dictionary. Washington, DC: Arctic Studies Center, 2012.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.