Научная статья на тему '\ научный диспут \ ветры Балтики'

\ научный диспут \ ветры Балтики Текст научной статьи по специальности «Экономика и бизнес»

CC BY
62
29
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Область наук
Ключевые слова
РОССИЙСКИЕ ИНВЕСТИЦИИ / ПРИБАЛТИКА / ЭКОНОМИЧЕСКАЯ СИТУАЦИЯ / МИРОВОЙ КРИЗИС 2008-2010 ГОДОВ И КРИЗИС В ЗОНЕ ЕВРО / СЕКТОР ЭНЕРГЕТИКИ / ОБРАЗОВАНИЕ / РЫНОК КАПИТАЛОВ / РОЗНИЧНАЯ ТОРГОВЛЯ / ПОЛИТИЧЕСКИЙ КОНТЕКСТ ИНВЕСТИРОВАНИЯ / RUSSIAN INVESTMENTS / BALTIC / ECONOMIC SITUATION / WORLD CRISIS 2008-2010 AND SOVEREIGN DEBT CRISIS IN A ZONE OF EURO / ENERGY SECTOR / EDUCATION / THE MARKET OF CAPITALS / RETAIL TRADE / POLITICAL CONTEXT OF INVESTMENTS

Аннотация научной статьи по экономике и бизнесу, автор научной работы — Оленченко Владимир

В статье в качестве главной посылки констатируется, что страны Балтии находятся на пороге политических и экономических перемен, обусловленных процессами, пробужденными мировым кризисом 2008-2010 годов и кризисом в зоне евро. Складывающаяся в Прибалтике ситуация, в частности, обесценивание большинства активов и поиск Прибалтийскими республиками источников дополнительного финансирования побуждают провести уточнение перспектив российских инвестиций в этот подрегион. На данном этапе наиболее очевидными представляются инвестиции в область энергетики, образование, рынок капиталов, розничную торговлю. Предлагаются конкретные варианты инвестирования в названные сферы, которые не замыкаются на отдельных объектах, а предусматривают масштабный подход, обеспечивающий прибыль на перспективу и в рамках всей Прибалтики. Дополнительный потенциал деятельности российского бизнеса в странах Балтии видится в заимствовании успешного западного опыта прямых инвестиций в Прибалтике.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

In clause as main premise it is ascertained, that the Baltics are on a threshold of the political and economic changes caused by processes, wakened by world crisis 2008-2010 and sovereign debt crisis in a zone of euro. Developing situation in Baltic, in particular, depreciation of the majority of assets and search by Baltic republics the additional financing sources induce to specify the Russian investments prospects in this subregion. At present the investments into energy sector, education, the market of capitals, retail trade look like to be the most obvious. In the named spheres concrete variants of investment are proposed, which do not become isolated on separate objects and provide the scale approach insuring profit on prospect and within the limits of all Baltic. The additional potential of the Russian business activity in the Baltics seems to be in borrowing a successful western experience of direct investments in Baltic.

Текст научной работы на тему «\ научный диспут \ ветры Балтики»

\ научный диспут \

Ветры Балтики

На фоне крушения политических и экономических стереотипов возможен поворот стран Балтии от одновекторной внешней политики к ее многовекторной модели — обращение к потенциалу традиционньж географически-исторических связей.

Ем

и1

Владимир ОЛЕНЧЕНКО,

старший научный сотрудник Центра европейских исследований ИМЭМО РАН

Обращение к историческим связям

В настоящее время мир переживает время крушения политических и экономических стереотипов, исправно действовавших ряд последних десятилетий. Нелегко протекает этот процесс в Прибалтике, где в силу небольших масштабов республик болезненно воспринимают любые потрясения в европейском и мировом пространстве. Особенно ослабляет их уверенность и подрывает деловую атмосферу происходящее развенчание мифа о незыблемости Евросоюза.

Перед политической элитой Латвии, Литвы, Эстонии встает вопрос дальнейших ориентиров внешней и внутренней политики; все более очевидным становится то, что для них возврата к сытому членству в Евросоюзе не будет.

В ходе проходящей сейчас подготовки бюджета ЕС на 2014-2020 годы эмиссары Евро-комиссии намекают странам Балтии на то, что объемы предоставляемой им дотационной помощи, воспринимаемые в Прибалтике

их традиционных географически-исторических связей. Конечно, такой предполагаемый поворот не станет резким маневром, а будет иметь плавный и на первом этапе незаметный характер, растянутый во времени. Прибалтийским политикам и общественным деятелям необходимо время, чтобы осознать неизбежность ревизии своих нынешних политико-экономических установок, а затем найти самооправдания и публичные объяснения новой политики.

Складывающаяся ситуация в Прибалтике, если к ней еще присовокупить нынешнее обесценение большинства прибалтийских активов, побуждает к рассмотрению возможностей российских инвестиций в экономики стран Балтии.

Инвестиции в терминалы

Видимо, при любом сценарии двусторонние связи России с Прибалтийскими республиками в сфере торговли углеводородами не потеряют своей актуальности. Так, в настоящее время

В ходе подготовки бюджета ЕС на 2014-2020 годы эмиссары Еврокомиссии намекают странам Балтии о сокращении дотационной помощи.

как нечто само собой разумеющееся, пересматривают в сторону серьезного сокращения. Кроме того, не снят с повестки дня вопрос о реконфигурации Евросоюза, одним из предпочтительных вариантов которой считается двухскоростная Европа. В ней Прибалтийские республики в отличие от нынешнего положения не будут обладать равными правами с ведущими европейскими странами, прежде всего речь идет об управлении финансами. Следовательно, на первый план для стран Балтии выдвигается мотив поиска дополнительных факторов развития местных экономик.

На этом фоне вполне можно ожидать поворота Прибалтийских государств от одновекторной внешней политики к ее многовекторной модели, под которой следует, в первую очередь, понимать естественное обращение к потенциалу

в топливно-энергетическом комплексе Прибалтики наблюдается бум выдвижения проектов по созданию на территории Латвии, Литвы, Эстонии топливных и энергетических объектов. К примеру, все три Прибалтийские республики планируют сооружение автономных терминалов по импорту сжиженного газа (Латвия — Лиепая, Литва — Клайпеда, Эстония — Мууга, Палдиски), который будут доставлять морем. В качестве потенциальных импортеров называют Катар и США как эвентуального (возможного при соответствующих условиях. — Ред.) экспортера сланцевого газа.

Понятно, что импорт СПГ составит конкуренцию природному газу, поставляемому по трубопроводам из России. А если это соединить с антироссийским креном внешней политики прибалтийских властей, то достаточно

очевидной становится линия на то, чтобы потеснить Россию на прибалтийском топливно-энергетическом рынке.

При рассмотрении ответных мер неординарным, но перспективным кажется вариант изучения обоснованности инвестирования российского капитала в сооружение указанных выше терминалов по импорту СПГ. Такой ход диверсифицировал бы возможности российских поставок газа в регион при любом сценарии развития и расширил бы их. Имеется в виду, что в одном пакете с подобным инвестированием можно рассматривать калининградское ответвление от «Северного потока» и сооружение в Калининградской области завода по сжижению природного газа — для поставок в прилегающие страны.

К примеру, Литва газифицирована на одну треть, польские территории между Калининградской областью и Белоруссией вообще не газифицированы, Финляндия обладает только одной веткой газопровода.

Предлагаемая схема инвестирования — терминалы по приему СПГ в Прибалтике, возможно в Финляндии, завод по производству СПГ в Калининградской области — полностью отвечала бы требованиям так называемой газовой директивы Евросоюза, предусматривающей разделение компаний, занимающихся импортом энергоносителей, на три независимые группы: поставщики, транспортеры и доставщики конечным потребителям.

В более широком плане материализация этих идей лишила бы смысла импорт СПГ из Катара в район Балтийского моря, не говоря уже о безосновательности гипотетического импорта американского сланцевого газа. При расчете объемов производства СПГ в Калининградской области желательно предусмотреть возможность расширения показателя, допуская, что эта продукция в будущем может оказаться востребованной в большинстве стран Балтийского моря, учитывая также неизбежное истощения запасов норвежского газа и повышение себестоимости его добычи.

Кроме того, изменения в топливно-энергетической ситуации в регионе, ядром которого мог бы стать завод СПГ в Калининградской

20

прямые инвестиции / № 8 (124) 2012

\ УЧЕНЫЙ СОВЕТ \

побережье Сирии, Ливана и Израиля (восток)». — Ред.). Надо быть готовым к неизбежной острой и крайне негативной реакции в Прибалтике на описанную выше идею инвестиционного проекта. Для ее умиротворения можно прибегнуть к обычному приему в такой ситуации: то есть предложить завышенную цену с расчетом впоследствии компенсировать ее путем коренной реорганизации бизнеса по своему отдельному плану. Можно рассмотреть и другие варианты, учитывающие интересы прибалтийских предпринимателей. К примеру, предложить им долю в собственности Калининградского завода СПГ — при понимании, что будут сняты препятствия для российских инвестиций в терминалы по импорту СПГ.

Безусловно, предложения для прибалтийских бизнесменов о долевом участии в Калининградском проекте не могут не вызвать естественного предпринимательского интереса, тем более в условиях региональной и мировой экономической турбулентности и желания бизнеса опереться на надежные инвестиции. Прогнозируемая негативная реакция в Прибалтике на идею этого проекта будет продиктована в значительной степени раздражением, вызванным отсутствием должного финансирования в странах Балтии вообще и дефицита средств, которые можно было бы инвестировать в Калининградский проект, в частности.

В данном контексте в прибалтийских предпринимательских кругах, видимо, высоко оценили бы российские предложения о предоставлении целевых льготных кредитов, обеспеченных, однако, залогами в виде конкурентоспособных активов на территории Прибалтийских государств.

области, несомненно понизит потенциал, а следовательно, и конкурентоспособность газопровода Nabucco, соперничающего с российским «Южным потоком». Одним из опорных элементов Nabucco служит сооружение ветки в Польшу, а оттуда через восточнопольские земли в Литву. Калининградский источник СПГ обнулил бы предполагаемую выгоду от возможных инвестиций в эту ветку Nabucco, газопровод прибрел бы усеченный вид, в том числе в части доходности.

Данное соображение в равной мере относится и к эвентуальным возможностям экспорта СПГ из Восточного Средиземноморья. Речь о месторождениях Левантийского бассейна и возможном создании заводов по сжижению газа в Израиле или на Кипре (Левантийский бассейн расположен в границах зоны «остров Кипр (север) — район выноса дельты Нила (юг) — подводная возвышенность Эратосфен (запад) — ближневосточное

«СЕВЕРНЫЙ поток» (англ. Nord Stream, ранее Североевропейский газопровод)— магистральный газопровод между Россией и Германией, проходящий по дну Балтийского моря. Самый длинный подводный маршрут экспорта газа в мире. Владелец и оператор — компания Nord Stream AG. В проекте участвуют Россия, Германия, Голландия и Франция; против его реализации выступали страны — транзитеры российского газа и государства Балтии. Цели проекта — увеличение поставок газа на европейский рынок и снижение зависимости от транзитных стран. Прокладка трубопровода началась в апреле 2010 года. В сентябре 2011 года было произведено заполнение технологическим газом первой из двух ниток.

8 ноября 2011 года начались поставки газа.

NABUCCO — проектируемый магистральный газопровод протяженностью 3300 км из Туркмении и Азербайджана в страны ЕС, прежде всего Австрию и Германию. Проектная мощность — 26-32 млрд куб. м газа в год. предполагаемая стоимость проекта — 7,9 млрд евро. В конце февраля 2011 года газета Guardian сообщила, что, по собственным оценкам компании BP, реальная стоимость проекта составляет порядка 14 млрд евро, подорожание связано с ростом цен на сырье, в частности железную руду, необходимую для выплавки металла для труб. подготовка проекта ведется с 2002 года. Строительство планировалось начать в 2011 году, а завершить к 2014 году, в настоящее время сроки запуска проекта сдвинулись к 2017 году, когда начнется коммерческая добыча газа на месторождении Шах-Дениз.

Название газопровода происходит от оперы Джузеппе Верди «Набукко» (по имени царя Навуходоносора II). В консорциуме по строительству газопровода участвуют следующие компании: OMV Gas GmbH (Австрия), BOTA§ (Турция), Булгаргаз (Болгария), S.N.T.G.N. Transgaz S.A. (Румыния) и RWE AG (Германия). «ЮЖНЫЙ ПОТОК» (англ. South Stream) — российско-итальяно-французско-немецкий проект газопровода по дну Черного моря из порта Джубга в болгарский порт Варну. Далее его две ветви пройдут через Балканский полуостров в Италию и Австрию, хотя их точные маршруты пока не утверждены. по планам строительство газопровода начнется в конце 2012 года и закончится в 2015 году. Планируемая мощность — 63 млрд куб. м газа в год. Оценочная стоимость проекта — 8,6 млрд евро.

EAST NEWS

щ^^ШШИГ™"**? „и,,ом ЕН1

Кадры могут решить все

Для российских инвестиций в Прибалтике характерна нацеленность на приобретение и развитие материальных активов. Но без инвестиционного внимания пока остается прибалтийский человеческий капитал, прежде всего его русскоязычный элемент.

В то же время мировой кризис 2008-2010 годов и последовавший за ним кризис в зоне евро стимулировали в странах Балтии дискуссии о потенциале дальнейшего развития.

В научных и общественных кругах Латвии, Литвы, Эстонии быстро распространяется мнение о том, что в нынешних условиях экономической турбулентности предпочтительнее рассчитывать на человеческий капитал, способный генерировать и материализовать инновационные идеи. Привлекает внимание констатация того, что деление страны на граждан и неграждан становится тормозом экономического

развития. Часть научной и творческой интеллигенции из числа коренного населения призывает признать существование проблемы неграждан и искать пути ее урегулирования на путях взаимных компромиссов.

Тем не менее во всех трех Прибалтийских республиках продолжается процесс отмежевания от всего русского в такой степени, что трудно подобрать для его описания другое слово, кроме как вытравливание. Печально, что под этот процесс подпадают русскоговорящие дети, которых местные власти лишают возможности получать образование, отвечающее их историческим корням. Наиболее наглядно это наблюдается в масштабном сворачивании русских школ начального и среднего образования.

Вряд ли такую политику можно назвать дальновидной в том смысле, что неизбежные связи с Россией, обусловленные географической близостью и совместной историей, не прерываются. А тогда возникает недоумение, как прибалтийские власти собираются их поддерживать в рабочем состоянии, если они не заботятся о кадрах, способных быть адекватными таким связям.

Между тем в России не составляет труда получить языковые страноведческие знания по Латвии, Литве и Эстонии, и уже можно говорить о возникновении определенной прослойки молодого поколения россиян — людей, которые осознанно выбрали прибалтийский профиль работы, прибрели объективные знания и поэтому уверенно себя чувствуют в общении со своими сверстниками из стран Прибалтики. В то время как их прибалтийские партнеры в двусторонних контактах оперируют

искаженным представлением о российской действительности, полученным в местных учебных заведениях. Другими словами, нынешнее руководство Прибалтийских республик заведомо ставит свои страны в невыгодные условия на важном направлении, противопоставляя российской компетентности и объективности надуманные образы России.

Похоже, что нынешнее ненормальное положение в двусторонних связях с Россией частично обусловлено тем, что ими со стороны Прибалтики занимаются люди, компетентные и искушенные в американских и западноевропейских стереотипах. Механически их пытаются имплементировать в работе на российском направлении — хотя сами американцы

и западноевропейцы отдают предпочтение специалистам, владеющим русским языком и обладающим глубокими знаниями русской культуры, истории, экономики.

Восполнить на самых ранних стадиях дефицит в Прибалтике специалистов по двусторонним связям с Россией, искусственно создаваемый прибалтийскими властями, могли бы инвестиции в создание и функционирование частных школ, особенно в прибалтийской провинции. Их программы должны предусматривать приобретение твердых знаний местного, русского и одного из официальных языков ЕС, сбалансированное изложение двусторонних отношений с Россией, свободное от взаимных исторических обид и надуманных претензий, при этом видение мирового пространства должно исходит из его многополярности. Думается, что контингент учеников будет не келейным, а открытым для представителей любых национальностей без разделения на граждан и неграждан, независимо от того, проживают ли родители ученика постоянно в Прибалтике или прибыли туда на время.

В таком же ключе можно было бы подумать в отношении инвестиций в специальное среднее образование. Опытное заведение подобного типа можно создать при предприятии по производству минеральных удобрений, действующем под контролем российской компании «Еврохим». Окупаемыми и эффективными видятся вложения средств в организацию в Латвии, Литве, Эстонии в общеприбалтийском формате систематических целевых семинаров, форумов, встреч для разъяснения мотивов и целей российских инвестиций в Прибалтике. Следует учитывать, что эти мероприятия предоставляют широкие возможности прямого поиска и подбора местной молодежи, заинтересованной в развитии российского бизнеса в Прибалтике.

Понятно, что инициатива в отношении частных школ, финансируемых российским капиталом, вызовет весьма негативную реакцию прибалтийских властей. Думается, что

В научных и общественных кругах стран Балтии считают, что деление страны на граждан и неграждан становится тормозом экономического развития.

прямые инвестиции / № 8 (124) 2012

\ УЧЕНЫЙ СОВЕТ \

22

это будет хорошим поводом поставить вопрос о взаимности прибалтийских школ в России и российских в Прибалтике. Необидной развязкой могло бы стать введение принципа пропорциональности. К примеру, сопоставить число литовских школ в Москве с численностью литовцев и эту пропорцию перенести в Литву по отношению к русскоязычному населению: если одна литовская школа приходится ориентировочно на Х числа литовцев в России, то деление численности русскоязычного населения в Литве на Х даст нам число школ, соответствующее принципу взаимности.

врат кредитов и обслуживание процентов по ним. Проводится политика по изолированию прибалтийского банковского рынка от новых участников, которые могут отвлечь на себя какую-то долю средств частного сектора и домохозяйств,

консервативна, не подвержена влиянию брендов, которым предпочитает невысокие цены, пусть небольшой, но понятный и доступный ассортимент, то есть с трудом поддается западному маркетингу.

/Не снят с повестки дня вопрос о реконфигурации Евросоюза, в его обновленном варианте Прибалтийские республики не будут обладать равными правами с ведущими европейскими странами.

Банковская экспансия в Прибалтике

Привлекательным для российского капитала остается банковский сектор Прибалтики. Так, за последние несколько лет два московских банка — ФК «Открытие» и Инвестторгбанк — предприняли безуспешные попытки обосноваться на прибалтийском финансовом рынке. Первый из них сначала претендовал на зарегистрированный в Латвии GE Money Bank (2011), а затем намеревался приобрести латвийский Latvijas Krajbanka (2012). В обоих случаях последовал отказлатвийскихнадзорных органов, сославшихся на неясный состав акционеров российского банка. С такой же мотивировкой власти Литвы отказали Инвестторгбанку, планировавшему открыть представительство в Вильнюсе с перспективой возможного приобретения литовского банка Finasta (2012).

С точки зрения нынешней политико-экономической конъюнктуры в Прибалтике отмеченная реакция местных властей, можно сказать, была ожидаема с достаточно высокой степенью вероятности. Дело в том, что на прибалтийском банковском рынке доминируют финансовые группы стран Северной Европы (Swedbank и SEB (Швеция), DNB (Норвегия), Nordea Bank (Финляндия). Так, в Латвии их доля в местном банковском секторе составляет 64,7%, в Литве — 77,6%, в Эстонии — 88,6%. Североевропейская банковская экспансия в Прибалтике состоялась в 2000-е годы в основном за счет агрессивного кредитования частного сектора и домохозяйств, когда кредиты предоставляли под 1,5-2% сроком до 40 лет.

Мировой кризис 2008-2010 годов и последовавшие за ним катаклизмы в зоне евро серьезно ослабили платежеспособность стран Балтии, вплоть до того, что Латвия и Литва оказались в числе «лидеров» Евросоюза по обнищанию населения. Так, по февральской с.г. статистике ЕС, в Латвии 38% жителей относятся к категории социально обездоленных, в Литве эта цифра составляет 33%.

На этом фоне североевропейские банки в Прибалтике предпринимают меры, направленные на то, чтобы обеспечить своевременный воз-

что дополнительно сузит платежеспособность населения. При этом североевропейские банки выступают для прибалтийских надзорных органов консультантами по российским инвестициям в прибалтийский банковский сектор.

С учетом такого положения мало обоснованным кажется апеллировать к местным властям по вопросу российских инвестиций в банковский сектор. Более перспективным видится вынесение данной темы в контекст российских двусторонних контактов с североевропейскими финансовыми ТНК. Вряд ли у них вызовет воодушевление, если российские надзорные органы начнут по вопросам их деятельности на территории России прибегать к консультациям банковских специалистов из стран СНГ, например белорусских или казахстанских.

Симметричная торговля

Малоосвоенным пока выглядит российское инвестирование в прибалтийскую розничную торговлю. Характерно, что в годы мирового кризиса (2008-2010) и последовавшего за ним кризиса в зоне евро заметно возросли западноевропейские инвестиции в Прибалтике в эту отрасль. Правда, они направлены на укрупнение и расширение уже действующих здесь шведских, германских, бельгийских торговых сетей, к примеру Рет1. Относительно свободной остается та часть рынка розничной торговли, в основном в провинции и сельской местности, которая контролируется местными кооперативами (около 40%), выступающими наследниками советской союзкооперации.

В эту область западноевропейские инвесторы заходят с опаской, так как прибалтийская глубинка напоминает российскую. Она

Список использованной литературы

1. Buchen, Clemens. East European Antipodes: Varieties of Capitalism in Estonia and Slovenia // European Business School Department of Economics. Wiesbaden, Germany. — Corresponding author: clemens.buchen@ebs.de.

2. Vaitekunas, Stasys. Human Resources of Lithuania: on the Question of the Fate of the Nation // Klaipeda University. — Bulletin of Geography (SocioEconomic Series). — DOi: 10.2478/V10089-008-0016-4.

3. Экономика Европейского союза / под ред. Р.К. Щенина. — М.: Кнорус, 2012.

4. Российская диаспора в странах СНГ и Балтии: состояние и перспективы / под. ред. В.М. Скринника. — М.: Омега, 2004.

Как представляется, прибалтийская глубинка могла бы оказаться перспективной для инвестиций с целью создания розничных сетей типа «Пятерочка» или «Копейка». Стратегически оправданным кажется формирование таких сетей в прибалтийских районах, прилегающих к границе с Россией(Калининградская, Псковская, Ленинградская области), — при понимании, что и на симметричной российской территории возникнут такие же компании. Подобное построение позволит управлять сетями по обеим сторонам границы как единым комплексом, что важно при отработке вопроса о конкуренции поставщиков, потребительского спроса. А следовательно, существуют возможности регулировать доходность за счет разницы цен.

В качестве обобщающего соображения следует отметить, что основным изъяном, препятствующим успеху российских инвестиций в Прибалтике, видится игнорирование ее особенностей, заключающихся в том, что превалирующее значение прибалтийские деятели отдают политическому фактору, а точнее его идеологическому элементу. На практике это означает, что составлению любого бизнес-плана по Прибалтике должен предшествовать глубокий анализ политико-экономических условий, включающий прогноз реакции местных властей на намерение российских инвестиций. Если для других стран такой анализ носит факультативный характер, то для стран Балтии — он жизненно важен.

Представление о возможностях российских инвестиций в Прибалтике будет неполным, если не учитывать полезный опыт экспансии западноевропейского капитала в Прибалтийских республиках.

5. Кузнецов, А.В. Российские транснациональные компании в сфере услуг / А.В. Кузнецов // Мировая экономика и международные отношения. — 2011. — №7. — С. 71-80.

6. Кузнецов, А.В. За рубеж — вторым эшелоном / Алексей Кузнецов // Прямые инвестиции. — 2012. — №7. — С. 34-36.

7. Информационные порталы Международного валютного фонда, Евростата, центральных банков Латвии, Литвы, Эстонии. — Режимы доступа: http://www.imf.org; http://epp.eurostat.ec.europa.eu; http://www. lb.lv; http://www.lb.lt; http://www.eestipank.ee.

Ключевые слова: российские инвестиции, Прибалтика, экономическая ситуация, мировой кризис 2008-2010 годов и кризис в зоне евро, сектор энергетики, образование, рынок капиталов, розничная торговля, политический контекст инвестирования.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.