Научная статья на тему 'Научный диспут об экономическом неравенстве: обзор аргументов «За» и «Против»'

Научный диспут об экономическом неравенстве: обзор аргументов «За» и «Против» Текст научной статьи по специальности «Социологические науки»

CC BY
152
38
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
неравенство доходов / здоровье / социальные проблемы / экономический рост / неравенство возможностей / income inequality / health / social problems / economic growth / inequality of opportunities

Аннотация научной статьи по социологическим наукам, автор научной работы — О. А. Кислицына

В статье на основе анализа обширного массива научных литературных источников представлены аргументы как в пользу экономического неравенства, так и против него. Пропасть между богатыми и бедными наносит вред здоровью населения и его поведению, социальным отношениям, окружающей среде, экономическому росту и стабильности. Показано, что в последние годы интересы исследователей смещаются в сторону изучения несправедливого неравенства, связанного с неравенством возможностей.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

SCIENTIFIC DISPUTE ON ECONOMIC INEQUALITY: A REVIEW OF ARGUMENTS “FOR” AND “AGAINST”

Based on the analysis of a vast array of scientific literary sources, the article presented arguments both in favor of and against economic inequality. The gap between rich and poor harms the health of the population and its behavior, social relations, the environment, economic growth and stability. It was shown that in recent years, the interests of researchers shifted towards the study of unfair inequality, associated with inequality of opportunities.

Текст научной работы на тему «Научный диспут об экономическом неравенстве: обзор аргументов «За» и «Против»»

Вестник Института экономики Российской академии наук

3/2020

ВОПРОСЫ ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ТЕОРИИ

О.А. КИСЛИЦЫНА

доктор экономических наук, главный научный сотрудник ФГБУН Институт экономики РАН

НАУЧНЫЙ ДИСПУТ ОБ ЭКОНОМИЧЕСКОМ НЕРАВЕНСТВЕ: ОБЗОР АРГУМЕНТОВ «ЗА» И «ПРОТИВ»

В статье на основе анализа обширного массива научных литературных источников представлены аргументы как в пользу экономического неравенства, так и против него. Пропасть между богатыми и бедными наносит вред здоровью населения и его поведению, социальным отношениям, окружающей среде, экономическому росту и стабильности. Показано, что в последние годы интересы исследователей смещаются в сторону изучения несправедливого неравенства, связанного с неравенством возможностей.

Ключевые слова: неравенство доходов, здоровье, социальные проблемы, экономический

рост, неравенство возможностей.

JEL: D63, E24, O15, 040.

DOI: 10.24411/2073-6487-2020-10035

Тема экономического неравенства актуальна для многих стран, в том числе и для России, которая является одним из мировых лидеров по уровню этого показателя. Многие известные исследователи рассматривают неравенство в распределении доходов и богатства как важную социально-экономическую проблему, имеющую отрицательные последствия [1; 2; 3]. Однако существует и другая точка зрения, согласно которой неравенство в целом полезно для стимулирования экономического роста, для улучшения качества жизни всех членов общества и является неотъемлемой частью социального прогресса [26; 78; 107].

Аргументы «против» экономического неравенства

Существует несколько аспектов общественного и экономического развития, на которые высокий уровень неравенства может оказывать негативное влияние1 [89; 94; 110].

Здоровье

Статистическая связь между неравенством и здоровьем впервые была установлена более трех десятилетий назад [98]. Вначале она рассматривалась как статистический артефакт [49], но в последнее время ее существование считается доказанным фактом [48; 110].

Установлено, что общий уровень здоровья и ожидаемая продолжительность жизни ниже в странах с высоким уровнем экономического неравенства [30]. Обзор исследований, охвативших 60 млн участников, показал, что проживающие в регионах с высокой дифференциацией доходов, имеют избыточный риск преждевременной смертности и низкую самооценку состояния своего здоровья, независимо от социально-экономического статуса, возраста и пола [62].

Младенческая смертность выше в государствах с более высоким уровнем экономического неравенства [110]. Согласно исследованиям, в развитых странах для снижения младенческой смертности сокращение неравенства эффективнее, чем увеличение душевого ВНП [50].

В странах с высоким уровнем неравенства доходов имеется высокий риск развития депрессий, тревожных расстройств, шизофрении [97], потребления незаконных психоактивных веществ, ожирения [110].

Исследования, анализирующие в течение длительного периода времени связь между экономическим неравенством и здоровьем, показали более сильную корреляцию, чем анализ, проведенный только за один краткосрочный период времени [114]. Это свидетельствует о долгосрочном негативном воздействии неравенства на здоровье.

В научной литературе предлагается несколько гипотез о связи между здоровьем и неравенством получаемых доходов.

Согласно гипотезе абсолютного дохода, в обществах с высоким уровнем экономического неравенства значительной части населения не хватает материальных ресурсов для поддержания необходимых для хорошего здоровья условий (питание, жилье, доступ к услугам здравоохранения). Однако эта гипотеза не является доминирующей. Исследования в США [113], международные сопоставления [12], многоуровневые исследования, учитывающие индивидуальный доход

1 The Equality Trust. www.equalitytrust.org.uk (дата обращения: 01.12.2019).

и социально-экономический статус [62], опровергают это объяснение. Хотя эффект неравенства сильнее для наименее обеспеченных слоев населения, тем не менее он распространяется на все общество в целом [104; 110].

Согласно нео-материальной гипотезе, неравенство в распределении доходов является одним из результатов исторических, культурных и политико-экономических процессов, которые формируют характер социальной инфраструктуры - образование, здравоохранение, транспорт, экология, доступность продуктов питания, качество жилья, правила гигиены труда и т. п. - образующей «нео-материальную» матрицу современной жизни. В странах с высоким уровнем неравенства наблюдается систематическое недоинвестирование в социальную инфраструктуру, что негативно сказывается на здоровье населения [58; 72; 102].

Как показало исследование, проведенное в 30 странах и охватившее 35 000 респондентов, более важным является психосоциальное воздействие неравенства [64]. В соответствии с этой гипотезой неравенство способствует возникновению социальной среды, негативно влияющей на здоровье. Различают две версии гипотезы психосоциального воздействия. Психологический аспект объясняет различия в здоровье населения воздействием стресса, обусловленного относительно низким положением индивида в социально-экономической иерархии, или относительным социально-экономическим недостатком [75; 109]. Таким образом, неравенство становится причиной возникновения проблем со здоровьем у людей, находящихся на нижних ступенях социальной иерархии. Стресс и депрессии повышают вероятность девиантного поведения индивида (например, он совершит преступление, станет виновником аварии). В этом случае вредное воздействие неравенства распространится на все общество. Социальный аспект рассматривает изменение уровня социального капитала как фактор, опосредующий связь между экономическим неравенством и здоровьем людей [59]. Чем выше уровень неравенства, тем меньше люди доверяют друг другу и меньше участвуют в жизни социума. Негативное влияние низкого уровня социального капитала на здоровье давно установлено и объясняется несколькими причинами [18; 69]. Социальные отношения, во-первых, облегчают доступ к информации медицинского характера (о заболеваниях, медицинских учреждениях, врачах, лекарственных средствах). Во-вторых, облегчают доступ к услугам здравоохранения (транспортные услуги, поиск врачей-специалистов, финансовая помощь). В-третьих, они снижают психологический стресс, связанный с болезнью, и способствуют развитию социальных норм, поддерживающих здоровый образ жизни (профилактика заболеваний, физическая активность).

Социальная мобильность, образование, дети

Социальная мобильность. В странах с высоким уровнем неравенства наблюдается низкий уровень социальной мобильности: дети низкооплачиваемых родителей с меньшей вероятностью получают высокооплачиваемую работу по сравнению с детьми из высоко обеспеченных семей [27]. Такая связь сильнее, чем между социальной мобильностью и бедностью, и сохраняется на протяжении всей жизни человека [19]. Объясняется это тем, что в странах с высоким уровнем неравенства показатели образования в среднем ниже. При этом хорошее образование в большей степени способно повысить доходы тех, кто находится внизу шкалы распределения доходов.

Образование. Существует отрицательная корреляция между показателями успеваемости и неравенством [110], подтверждающаяся по всему спектру распределения: даже дети хорошо образованных и богатых родителей лучше учатся в более равных с социально-экономической точки зрения обществах [111]. Такой результат отчасти опосредован другими социальными проблемами, в том числе плохими семейными отношениями, с большей вероятностью распространенными в странах с высоким уровнем экономического неравенства [110].

Благополучие детей. Чем выше неравенство, тем ниже индекс благополучия детей [92; 93; 110], рассчитытанный ЮНИСЕФ в 2007 г. и в 2013 г. [4; 5]. При этом связь между индексом благополучия и ВВП на душу выявлена не была. Доказано, что в странах, в которых наблюдалось наибольшее увеличение неравенства доходов, отмечалось значительно большее снижение благополучия детей», чтобы не вникать в методологию исследования, согласно которой индекс благополучия рассчитывался за один период, а неравенство рассматривалось за другой период [93].

Подростковые беременности. Подростковое материнство более распространено в социально неравных обществах [48; 90].

Отношения между детьми. Неравенство оказывает негативное воздействие на отношения между детьми. В странах с высоким уровнем неравенства значительно ниже доля детей, считающих своих сверстников добрыми и отзывчивыми [91], больше вероятность вовлечения детей в буллинг [39].

Отношения в семье. Уровень экономического неравенства влияет на качество семейной жизни, в т. ч. снижает возможности родителей и опекунов создавать хорошие условия для развития ребенка и обеспечивать его благополучие. Выявлена связь между проживанием в районах с высокой дифференциацией доходов и высоким уровнем жестокого обращения с детьми, не зависящая от образования и благосостояния родителей [36]; между ростом числа разводов и ростом неравенства [67].

Негативное воздействие неравенства на детей и семейные отношения объясняется тем, что в неравных обществах значительная часть родителей может иметь проблемы с психическим здоровьем, включая депрессию и тревогу, а также злоупотреблять психоактивными веществами [110].

Кроме того, неравенство воздействует на самих детей посредством психосоциального стресса [91]. Согласно исследованиям, дети еще до окончания начальной школы осознают социальные различия между классами. Они могут классифицировать профессии по уровням престижности и дифференцировать людей по социальным классам в соответствии с такими индикаторами, как одежда, жилье и автомобили [99; 106]. Дифференциация статуса или осознание того, как другие люди воспринимают ваш статус, оказывают влияние на физиологию, когнитивную деятельность и эмоции.

Преступность

Выявлена связь между уровнем неравенства и уровнем преступности в обществе, направленной как против частной собственности, так и против личности [38; 40; 81; 100], не зависящая от методологии исследования и других детерминант преступности (дохода, безработицы). Существует несколько теорий, позволяющих ее объяснить.

Экономическая теория преступности [15] представляет собой стандартную модель принятия решения, в которой индивиды делают выбор между незаконной и законной деятельностью на основании ожидаемой от нее полезности. Экономическая модель подразумевает, что неравенство способствует возникновению побуждений для криминальной деятельности [20].

Согласно социологическим теориям, людям, принадлежащим к более низкому классу или проживающим в районах более низкого класса, свойственны более высокие показатели преступности [21]. В соответствии с теорией «относительного лишения» неравенство способствует возникновению социальной напряженности, так как менее обеспеченные люди чувствуют себя ущемленными по сравнению с богатыми, что заставляет их искать компенсацию и удовлетворение всеми возможными способами, включая совершение преступлений [112].

На распространение преступности оказывает влияние недостаток восходящей мобильности. Люди, воспринимающие свою бедность как постоянную (долговременную), могут быть подвержены враждебным импульсам, вместо того чтобы искать рациональные пути решения проблем [28].

Согласно еще одной существующей теории [79], антиобщественное поведение проявляется тогда, когда система культурных ценностей придает особое значение определенным символам успеха для широ-

ких слоев населения, в то время как общественная структура строго ограничивает или полностью устраняет доступ к принятым способам получения этих символов для значительной части населения.

Преступность связана с недостатком социального капитала, часто наблюдающегося в обществах с высоким уровнем неравенства [66].

Социальный капитал

Социальные отношения и социальная активность. Неравенство оказывает влияние на взаимодействие людей. Жители стран с высоким уровнем неравенства менее склонны помогать друг другу [86], принимать участие в культурной [105] и общественной жизни [63], в том числе в выборах [103].

Доверие. В странах с высоким уровнем неравенства наблюдается низкий уровень доверия [56], что влечет за собой такие социальные проблемы, как насилие, ухудшение здоровья, уменьшение удовлетворенности жизнью [37; 38]. Это объясняется тем, что неравенство увеличивает социальную дистанцию между людьми, в результате чего они менее склонны доверять друг другу и выстраивать нормальные взаимоотношения [86].

Личность и мироощущение. В социально неоднородных обществах люди реже проявляют чуткость, доверие, альтруизм [31]; считают себя лучше других [71]; верят в то, что принадлежащие к верхушке общества более компетентны по сравнению с теми, кто находится внизу [34]. Неравенство оказывает влияние на систему ценностей и мироощущение людей, на политические взгляды, религиозные убеждения и на семейные традиции [96].

Счастье. Исследования, проведенные в западных развитых странах, показали, что чем выше уровень неравенства в обществе, тем люди менее способны ощущать чувство собственного благополучия (счастья, удовлетворенности жизнью) [41]. Некоторые исследователи объясняют это существованием естественного отвращения к неравенству, выявляемого даже у детей старше трех лет [70], или опосредованным влиянием низкого уровня доверия [83].

Окружающая среда

Экономическое неравенство способствует деградации окружающей среды, поскольку люди, получающие высокие доходы от вредных производств и загрязняющих видов деятельности, часто имеют возможности для уклонения от мер государственного регулирования, направленных на ее сохранение [3; 101]. Исследователи [33] утверждают, что предприятия и организации, контролируемые элитами с высоким уровнем дохода, являются основными источниками нынешних экологических кризисов.

Экономика

Нестабильность, кризис, задолженность и инфляция. Высокий уровень неравенства связан с экономической нестабильностью и кризисами [17], приводит к более высоким уровням задолженности домохо-зяйств [55]. Считается, что неравенство стимулирует рост потребления, поскольку люди тратят больше усилий на то, чтобы сохранить уровень жизни. Домашние хозяйства с низким доходом вынуждены заимствовать средства для поддержания нормального уровня потребления, что влечет за собой высокий уровень задолженности. Неравенство может увеличивать темпы инфляции [16].

Экономический рост. Доказательства взаимосвязи между уровнем неравенства и экономическим ростом неоднозначны [89]. Некоторые исследования показывают, что высокое неравенство способствует экономическому росту [14; 43; 68], а другие, напротив, нашли подтверждение тому, что неравенство его снижает [7; 24; 25; 32; 61; 88]. Третьи замечают, что экономический рост ниже, а периоды его роста короче в странах с высоким уровнем неравенства [84]. При этом существуют исследования, показывающие, что даже небольшие изменения в самой методологии анализа могут изменять показатели соотношения между экономическим ростом и уровнем неравенства [13; 53].

В научной литературе упоминаются несколько механизмов, посредством которых неравенство может оказывать негативное влияние на экономический рост [25; 41; 82].

Несовершенство кредитного рынка. Чем выше уровень неравенства, тем больше доля бедных, которые из-за недоступности для них кредитных ресурсов не в состоянии инвестировать в человеческий капитал, что, в свою очередь, оказывает влияние на экономический рост, как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе [46]. Другие исследования подтверждают влияние неравенства на социальную мобильность и на распределение по профессиям людей с теми или иными способностями [52; 74; 85].

Фискальная политика. Значительная часть ранней литературы по вопросам неравенства и роста опиралась на политический процесс принятия решений большинством голосов и его влияния на государственные расходы и налогообложение [7; 87; 88]. Неравенство негативно воспринимается избирателями, поэтому они настаивают на введении прогрессивной шкалы налогообложения и его регулировании. Они не доверяют ни бизнесу, ни политике, направленной на поддержку бизнеса, что способствует уменьшению стимулов к инвестированию в развитие предприятий, что в результате оказывает негативное влияние на экономический рост в целом.

Социально-политическая нестабильность. Неравенство порождает общественно-политическую нестабильность, значительно снижающую

безопасность прав частной собственности, увеличивающую неопределенность и вызывающую сбои в производственной деятельности, тем самым уменьшая производительность труда и капитала, что оказывает отрицательное влияние на инвестиции и на рост экономики [60].

Аргументы «за» экономическое неравенство

Неправильное измерение уровня экономического неравенства

Одним из аргументов тех, кто не считает неравенство проблемой, является отрицание его роста [35]. Чтобы доказать это, оспариваются статистические данные, показатели благосостояния, используемые для измерения дифференциации доходов [8; 9; 51; 80]. Некоторые признают рост неравенства, но уверяют, что он не имеет негативного влияния, потому что улучшает жизнь всего населения [8].

Проблема состоит в том, что статистические данные о доходах и заработках, собираемые за последние сорок лет во многих странах, свидетельствуют об их стагнации по бедным и средним слоям населения. Одновременно основными выгодоприобретателями за этот период стали лица с высокими доходами и владельцы крупных капиталов [1; 2].

Некоторые исследователи, отрицающие рост неравенства, считают потребительские расходы лучшим показателем для измерения неравенства по сравнению с доходами [10;51]. Эта логика основана на понятии «постоянного дохода», имеющего тенденцию изменяться в течение жизни. Молодые люди с низкими доходами в начале своего жизненного пути могут брать кредиты для поддержания желаемого уровня потребления, погашая свои долги на следующем этапе жизни, по мере увеличения доходов они могут начать копить на пенсию. По завершении трудовой карьеры они могут использовать эти сбережения для поддержания желаемого уровня потребления. Другими словами, заимствования и сбережения могут сгладить потребление в течение всей жизни, поэтому потребительские расходы являются лучшим показателем благосостояния, чем доход [89]. По мнению этих исследователей, неравенство по расходам различных групп населения меньше неравенства по их доходам [51]. На примере США они показывают, что хотя неравенство доходов возросло за последние 50 лет, неравенство расходов увеличилось только для высокодоходных групп [80]. Однако противники такого аргумента указывают на то, что меньший уровень неравенства расходов объясняется социальной политикой, а не использованием заимствований и сбережений [23]. После исправления погрешности измерения потребительских расходов с учетом

различных видов товаров, потребляемых домохозяйствами с разными уровнями дохода, обнаруживается, что неравенства расходов и доходов очень близки [6]. Кроме того, по мнению исследователей, увеличение неравенства в доходах в большей степени отражается на благополучии граждан [11].

Неравенство справедливо

Другой аргумент защитников неравенства заключается в том, что стремление бороться с экономической дифференциацией означает противостояние самой природе. Люди от рождения имеют разные качества и таланты; у богатых больше денег, поскольку они более умелые и трудолюбивые. Если кто-то недоволен своим доходом, то ему следует больше учиться и работать. А теми, кто выступает против неравенства, движет «зависть к богатым, а не сострадание к бедным» [10].

Однако нельзя сказать, что в современном мире реализуется принцип меритократии. Успешные люди не обязательно одарены какими-либо талантами от рождения. Они могут иметь самые обычные умственные способности, но именно удача оказаться в нужном месте в нужное время определяет успех [44; 95]. Кроме того, часть людей получает сверхдоходы в большей степени благодаря наследованию, лоббированию (кумовству, связям), преступлениям. Например, в России, согласно докладу Института международной экономики Петерсона [45], никто из миллиардеров не унаследовал свои богатства. Большая часть (64%) сколотили капитал благодаря связям в политике и доступу к добыче ресурсов. 21% заработали свои состояния в финансовом секторе, 10,8% — как основатели компаний, 3,6% — как ТОП-менеджеры. Согласно рейтингу журнала The Economist2, ранжирующему страны по степени распространенности в них «кумовского капитализма» (crony capitalism), Россия в 2016 г. заняла первое место. Совокупный доход бизнесменов, полученный от отраслей, тесно взаимодействующих с государственными структурами (инфраструктурные проекты, нефтегазовый, оборонно-промышленный, банковский, транспортный секторы, недвижимость), составлял около 18% ВВП.

Неравенство стимулирует экономический рост

Повышение уровня неравенства иногда может сопровождаться экономическим ростом [84]. Некоторые исследователи объясняют это тем, что высокий уровень неравенства способствует увеличению сбережений и инвестиций [57] и поощряет инновации и предпринимательство [65].

2 The Economist. Comparing crony capitalism around the world. The Economist's crony-capitalism index, 2016.

Механизм сбережений исследован мало [82], однако существующие исследования не подтвердили такой связи между неравенством и ростом [14]. Положительное влияние неравенства на предпринимательство и инновации также может быть оспорено. Исследование, проведенное в 21 стране ОЭСР за более чем 100-летний период, показывает, что неравенство фактически ограничивает возможности людей зарабатывать, получать образование и становиться предпринимателями [73]. Аналогично, предприятия вкладывают меньше средств в оборудование. Неравенство также приводит к сокращению рынка новых товаров [115]. В странах, где богатство сосредоточено в руках небольшой группы, увеличивается спрос на импортные товары и изделия ручной работы. В странах с меньшим неравенством наблюдается больший спрос на товары со стороны населения с меньшим уровнем благосостояния, что стимулирует производство новых товаров массового потребления. Кроме того, исследователи утверждают, что неравенство не является неизбежной ценой инновационной экономики [47]. По их мнению, стремление к инновациям не означает отказа от равенства - как раз наоборот.

Теория «просачивания сверху вниз» (trickle-down theory)

Согласно этой теории, если некоторые люди получают дополнительный доход, выгода от него может «просочиться» к другим. Например, когда предприниматель открывает бизнес, он получает возможность разбогатеть, создать рабочие места и обеспечить доходы для других работников. Снижение налоговой нагрузки на богатых ведет к росту их доходов, инвестиций, производительности. В результате, ускоряется рост экономики, что в конечном итоге улучшает жизнь более бедных слоев общества. Таким образом, выигрывают все.

Эта теория, а также основанная на ней экономическая политика Рейгана, подверглась критике и была опровергнута как практикой, так и научными исследованиями. Ее называют чудовищной ложью, предназначенной для оправдания того, что богатые становятся еще богаче3. В недавнем докладе МВФ [29] показано, что теория не только не работает, но и приводит к обратным результатам, фактически сокращая ВВП страны. Доказано, что, если доля доходов верхних 20% населения возрастает, рост ВВП в действительности снижается в среднесрочной перспективе. Это означает, что доходы не просачиваются вниз. Напротив, с более высоким ростом ВВП связан доход беднейших 20%. В докладе делается вывод о том, что для экономического роста наибольшее значение имеет социально-экономическое положение бед-

3 Los Angeles Times. Column: Trickle-down theory is a monstrous lie intended to justify the rich getting richer. 20.08. 2019.

ных и среднего класса. Исследования показывают, что богатство сверхбогатых не «просачивается вниз», а, как правило, укрывается в «налоговых убежищах» (офшорах), что отрицательно сказывается на налоговой базе экономики страны4.

Равенство возможностей и борьба с бедностью важнее, чем экономическое неравенство

Многие из тех, кто выступает против сокращения неравенства, акцентируют внимание на проблеме равенства возможностей [108]. Общее неравенство может быть разложено на две составляющие [76; 77]: неравенство возможностей, вытекающее из обстоятельств, не зависящих от индивида, и остаточное неравенство, возникающее в силу разности усилий, которые прилагают индивиды, а также от удачи. Исследователи полагают, что обе составляющие влияют на экономический рост прямо противоположным образом. Остаточное неравенство увеличивает рост, побуждая людей инвестировать в образование, а неравенство возможностей снижает экономический рост, способствуя накоплению человеческого капитала не более талантливыми индивидами, а теми, у кого более удачное социальное происхождение. И тогда влияние общего неравенства на рост не является однозначным: его знак и величина зависят от относительной силы каждой составляющей неравенства.

Некоторые исследователи [54] также предлагают делить неравенство на две составляющие, но при этом выделяют несправедливое неравенство, основываясь на этических принципах. К несправедливому неравенству они относят ту его часть, которая объясняется нарушениями равенства возможностей и свободы от бедности. Полученные исследователями результаты показывают, что использование только мер равенства возможностей сильно недооценивает несправедливое неравенство.

Таким образом, в научной литературе можно найти аргументы как в пользу неравенства, так и против него. Последних значительно больше. И вряд ли исследователи в скором времени придут к консенсусу по этому вопросу. Однако в последние годы интересы смещаются в сторону изучения несправедливого неравенства. И вопрос теперь состоит не в том, стоит ли бороться с неравенством или нет, а в том, как оценить несправедливую часть неравенства и как ее уменьшить.

4 The Gardian. Wealth doesn't trickle down - it just floods offshore, research reveals. 21.07.2012.

ЛИТЕРАТУРА

1. Миланович Б. Глобальное неравенство. Новый подход для эпохи глобализации. М.: Издательство Института Гайдара, 2017.

2. Пикетти Т. Капитал в XXI веке. М.: Ад Маргинем Пресс, 2015.

3. Стиглиц Д. Цена неравенства. Чем расслоение общества грозит нашему будущему. М.: Эксмо, 2015.

4. Adamson P. Child poverty in perspective: an overview of child well-being in rich countries. UNICEF Innocenti Research Centre. Florence, Italy: Innocenti Report Card 7, 2007.

5. Adamson P. Child well-being in rich countries: a comparative overview. UNICEF Innocenti Research Centre. Florence, Italy: Innocenti Report Card 11. Report № 3, 2013.

6. Aguiar M., Bils M. Has Consumption Inequality Mirrored Income Inequality? // American Economic Review. 2015. Vol. 105. No. 9. Pp. 2725-2756.

7. Alesina A, Rodrik D. Distributive politics and economic growth // Quarterly Journal of Economics. 1994. Vol. 109. No. 2. Pp. 465-490.

8. Armour P. How the Top's Share of Income Changes with Comprehensive Measurements/ Furchtgott-Roth D. (Ed.). Income Inequality in America: Fact and Fiction. New York: Manhattan Institute, 2014.

9. Auten G, Splinter D. Income Inequality in the United States: Using Tax Data to Measure Long-term Trends. Washington, DC: Joint Committee on Taxation, 2018.

10. Azerrad D., Hederman R.S. Defending the Dream: Why Income Inequality Doesn't Threaten Opportunity. Washington: Heritage Foundation, 2012.

11. Attanasio O, Pistaferri L. Consumption Inequality/Journal of Economic Perspectives. 2016. Vol. 30. No. 2. Pp. 1-27.

12. Babones S.J. Income inequality and population health: correlation and causality // Social Science Medicine. 2008. Vol. 66. No. 7. Pp. 1614-1626.

13. Banerjee AV, Duflo E. Inequality and Growth: What Can the Data Say? // Journal of Economic Growth. 2003. Vol. 8. No. 3. Pp. 267-299.

14. Barro R. Inequality and growth in a panel of countries // Journal of Economic Growth. 2000. Vol.5. No.1. Pp. 5-32.

15. Becker G.S. Crime and Punishment: An Economic Approach // Journal of Political Economy. 1968. Vol. 76. No. 2. Pp. 169-217.

16. Beetsma R.M.W.J., van der Ploeg F. Does inequality cause inflation? The political economy of inflation, taxation and government debt//Public Choice. 1996. Vol. 87. No. 1-2. Pp. 143-162.

17. Berg A.G., Ostry J.D. Inequality and Unsustainable Growth: Two Sides of the Same Coin? International Monetary Fund. Research Department, 2011.

18. Berkman L.F., Glass T. Social integration, social networks, social support, and health / Berkman L.F., Kawachi I. (Eds.). Social epidemiology. New York: Oxford University Press, 2000.

19. Blanden J. How Much Can We Learn From International Comparisons оf Intergenerational Mobility? Centre for the Economics of Education London School of Economics. Houghton Street. London, 2009.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

20. 20. Bourguignon F. Crime as a Social Cost of Poverty and Inequality: A Review Focusing on Developing Countries/ Yusuf S., Evenett S., Wu W. (Eds.). Facets of Globalization. World Bank discussion paper 415, 2001.

21. Braithwaite J. Inequality, Crime, and Public Policy. London and Boston: Routledge and Kegan Paul, 1979.

22. Brennan L.K. et al. Linking perceptions of the community to behavior: Are protective social factors associated with physical activity//Health Education & Behavior. 2003. Vol. 30. No. 6. Pp. 740-755.

23. Brzozowski M. et al. Consumption, Income, and Wealth Inequality in Canada // Review of Economic Dynamics. 2010. Vol. 13. No. 1. Pp. 52-75.

24. Castello A. Inequality and growth in advanced economies: An empirical investigation // Journal of Economic Inequality. 2010. Vol. 8. No. 3. Pp. 293-321.

25. Cingano F. Trends in Income Inequality and its Impact on Economic Growth. OECD Social, Employment and Migration Working Papers. No. 163. OECD Publishing. Paris, 2014.

26. Conard E. The Upside of Inequality: How Good Intentions Undermine the Middle Class. New York: Penguin Random House, 2016.

27. Corak M. Inequality from generation to generation: the United States in Comparison, 2012.

28. Coser L.A.Some Functions of Deviant Behavior and Normative Flexibility // American Journal of Sociology. 1962. Vol. 68. No. 2. Pp. 172-181.

29. Dabla-Norris E. et al. Causes and Consequences of Income Inequality: A Global Perspective. International Monetary Fund, Strategy, Policy, and Review Department, 2015, june.

30. De Vogli R. et al. Has the relation between income inequality and life expectancy disappeared? Evidence from Italy and top industrialised countries // Journal of Epidemiology and Community Health. 2005. Vol. 59. No. 2. Pp. 158-162.

31. De Vries R. et al. Income inequality and personality: Are less equal US. states less agreeable? // Social Science & Medicine. 2011. Vol. 72. No. 12. Pp. 19781-19985.

32. Deininger K., Squire L. New ways of looking at old issues: Inequality and growth // Journal of Development Economics. 1998. Vol. 57. No. 2. Pp. 259-287.

33. Downey L. Inequality, Democracy, and the Environment. New York: NYU Press, 2015.

34. Durante F.et al. Nations' income inequality predicts ambivalence in stereotype content: how societies mind the gap//Br J Soc Psychol. 2013. Vol. 52. No. 4. Pp. 726-746.

35. Early J.F. Reassessing the Facts about Inequality, Poverty, and Redistribution. Policy Analysis Paper No. 839. Washington: Cato Institute, 2018.

36. Eckenrode J. et al. Income inequality and child maltreatment in the United States // Pediatrics. 2014. Vol. 133. No. 3. Pp. 454-461.

37. Elgar F.J. Income Inequality, Trust, and Population Health in 33 Countries // Am J Public Health. 2010. Vol. 100. No. 11. Pp. 2311-2315.

38. Elgar F.J., Aitken N. Income inequality, trust and homicide in 33 countries // European Journal of Public Health. 2011. Vol. 21. No.2. Pp. 241-246.

39. Elgar F.J. et al. Income Inequality and School Bullying: Multilevel Study of Adolescents in 37 Countries//J. Adolescent Health. 2009. Vol. 45. No. 4. Pp. 351-359.

40. Fajnzylber P. et al. Inequality and Violent Crime // The Journal of Law and Economics. 2002. Vol. 45. No. 1. Pp. 1-40.

41. Ferreira F.H.G. Inequality and Economic Performance. A Brief Overview to Theories of Growth and Distribution. Text for World Bank's Web Site on Inequality, Poverty, and Socio-economic Performance, 1999.

42. Ferrer-i-Carbonell A, Ramos X. Inequality and Happiness // Journal of Economic Surveys. 2014. Vol. 28. No. 5 Pp. 1016-1027.

43. Forbes K.J. A Reassessment of the Relationship Between Inequality and Growth // The American economic review. 2000. Vol. 90. No. 4. Pp. 869-887.

44. Frank R.H. Success and Luck: Good Fortune and the Myth of Meritocracy. Princeton, NJ: Princeton University Press, 2016.

45. Freund C., Oliver S. The Origins of the Superrich: The Billionaire Characteristics Database. Peterson Institute for International Economics. Working Paper Series. WP 16-1, 2016.

46. Galor O., Zeira J. Income distribution and macroeconomics//Review of Economic Studies.1993. Vol. 60. No. 1. Pp. 35-52.

47. Gans J., Leigh,A. Innovation+ Equality: How to Create a Future That Is More Star Trek Than Terminator. Mit Press, 2019.

48. Gold R. et al. Ecological analysis of teen birth rates: association with community income and income inequality // Maternal and Child Health Journal. 2001.Vol. 5. No. 3. Pp. 161-167.

49. Gravelle H. How much of the relationship between population mortality and unequal distribution of income is a statistical artefact? // bMj. 1998. Vol. 316. No. 7128. Pp. 382385.

50. Hales S. et al. National infant mortality rates in relation to gross national product and distribution of income // Lancet. 1999. Vol. 354 No. 9195. P. 2047.

51. Hasset K.A., Mathur A. A new measure of consumption inequality. American enterprise institute, 2012.

52. Hassler J. et al. Inequality and Mobility // Journal of Economic Growth. 2007. Vol. 12. No. 3. Pp. 235-259.

53. Henderson D.J. et al. The Inequality-Growth Plateau // Economics Letters. 2015. No. 128. Pp. 17-20.

54. Hufe P. et al. Measuring Unfair Inequality. VOX CEPR Policy Portal, 2018.

55. Iacoviello M. Household Debt and Income Inequality, 1963-2003 // Journal of Money, Credit and Banking. 2008. Vol. 40. No. 5. Pp. 929-965.

56. Jordahl H. Inequality and Trust. Research Institute of Industrial Economics. IFN Working Paper 715, 2007.

57. Kaldor N. Alternative theories of distribution // Review of Economic Studies. 1955. Vol. 23 No. 2. Pp.83-100.

58. Kaplan G.A. et al. Inequality in income and mortality in the United States: analysis of mortality and potential pathways // BMJ. 1996. Vol. 312. No. 7037. Fp. 999-1003.

59. Kawachi I., Berkman L. Social cohesion, social capital, and health/ Berkman L.F., Kawachi I. (Eds). Social Epidemiology. New York: Oxford University Press, 2000.

60. Keefer P., Knack S. Polarization, politics and property rights: Links between inequality and growth // Pubic Choice. 2002. Vol. 111. No.1-2. Pp. 127-154.

61. Knowles S. Inequality and economic growth: The empirical relationship reconsidered in the light of comparable data // Journal of Development Studies. 2005. Vol. 41. No. 1. Pp. 135-139.

62. Kondo N. et al. Income inequality, mortality, and self- rated health: meta-analysis of multilevel studies // BMJ. 2009. No. 339. Pp. b4471.

63. Lancee B, van de Werfhorst H.G. Income Inequality and Participation: A Comparison of 24 European Countries. Amsterdam, AIAS: GINI Discussion Paper 6, 2011.

64. Layte R. The Association Between Income Inequality and Mental Health: Testing Status Anxiety, Social Capital, and Neo-Materialist Explanation//European Sociological Review. 2011. Vol. 28. No. 4. Pp. 498-511.

65. Lazear E.P., Rosen S. Rank-Order Tournaments as Optimum Labor Contracts // Journal of Political Economy. 1981. Vol. 89. No. 5. Pp. 841-864.

66. Lederman D. et al. Violent Crime: Does Social Capital Matter? // Economic Development and Cultural Change. 2002.Vol. 50. No. 3. Pp. 509-539.

67. Levine AS. et al. Expenditure cascades. Social Science Research Network 1690612, 2010.

68. Li H., Zou H. Income inequality is not harmful for growth: Theory and evidence // Review of Development Economics. 1998. Vol. 2. No. 3. Pp. 318-334.

69. Lindstrom M. et al. Socioeconomic differences in leisure-time physical activity: The role of social participation and social capital in shaping health related behaviour // Social Science & Medicine. 2001. Vol. 52. No. 3. Pp. 441-451.

70. LoBue y. et al. When Getting Something Good is Bad: Even Three-year-olds React to Inequality. Blackwell Publishing Ltd., 2009.

71. Loughnan S. et al. Economic inequality is linked to biased self-perception // Psychol. Sci. 2011. Vol. 22. No. 10. Pp. 1254-1258.

72. Lynch J.W. et al. Income inequality and mortality: importance to health of individual income, psychosocial environment, or material conditions // BMJ. 2000. Vol. 320. No. 7243. Pp. 1200-1204.

73. Madsen J.B. et al. Inequality, financial development and economic growth in the OECD, 1870-2011 // European Economic Review. 2018. No. 101. Pp. 605-624.

74. Maoz Y., Moav O. Intergenerational earnings and the process of development // The Economic Journal. 1999. Vol. 109. No.458. Pp. 677-697.

75. Marmot M. Status Syndrome: How Your Social Standing Directly Effects Your Health. London: Bloomsbury, 2004.

76. Marrero G.A. et al. Unequal opportunity, unequal growth. World Bank Policy Research Working Paper Series №7853, 2016.

77. Marrero G.A., Rodriguez J.G. Inequality of opportunity and growth // Journal of Development Economics. 2013. No.104. Pp. 107-122.

78. Mayer T.H. Income Inequality: Piketty and the Neo-Marxist Revival // Cato Journal. 2015. №. 35. Pp. 95-116.

79. Merton R.K. Social Structure and Anomie // American Sociological Review. 1938. Vol. 3. No. 5. Pp. 672-682.

80. Meyer B.D., Sullivan J. X. Consumption and Income Inequality in the U.S. Since the 1960s//NBER Working Paper №23655, 2017.

81. Morgan K. Inequality and Crime // The Review of Economics and Statistics. 2000. No. 82. No. 4. Pp. 530-539.

82. Neves P.C., Silva S.M. Inequality and Growth: Uncovering the Main Conclusions from the Empirics // The Journal of Development Studies. 2014. Vol. 50. No. 1. Pp. 1-21.

83. Oishi S. et al. Income inequality and happiness // Psychol. Sci. 2011. Vol. 22. No. 9. Pp. 1095-1100.

84. Ostry J.D.et al. Redistribution, Inequality, and Growth. International Monetary Fund, 2014.

85. Owen A., Weil N. Intergenerational earnings, mobility, inequality and growth // Journal of Monetary Economics. 1998. Vol. 41 No. 1. Pp. 71-104.

86. Paskov M., Dewilde C. Income inequality and solidarity in Europe // Research in Social Stratification and Mobility. 2012. Vol. 30. No. 40. Pp. 415-432.

87. Perotti R. Growth, income distribution, and democracy: What the data say // Journal of Economic Growth. 1996. Vol. 1. No. 2. Pp. 149-187.

88. Persson T., Tabellini G. Is inequality harmful for growth? // American Economic Review. 1994. Vol. 84. No. 3. Pp. 600-621.

89. Peterson E. Is Economic Inequality Really a Problem? A Review of the Arguments // Soc. Sci. 2017. Vol. 6. No. 4. P. 147.

90. Pickett K.E. et al. Adolescent birth rates, total homicides, and income inequality in rich countries // American Journal of Public Health. 2005. Vol. 95. No. 7. Pp. 1181-1183.

91. Pickett K., Vanderbloemen L. Mind the Gap: tackling social and educational inequality. York: Cambridge Primary Review Trust, 2015.

92. Pickett K.E., Wilkinson R.G. Child wellbeing and income inequality in rich societies: ecological cross-sectional study // BMJ. 2007. Vol. 335. No. 7629. Pp. 1080-1086.

93. Pickett K.E., Wilkinson R.G. The Ethical and Policy Implications of Research on Income Inequality and Child Well-Being // Pediatrics. 2015. Vol. 135. No. 2. Pp. S39-S47.

94. Pickett K.E., Wilkinson R.G. Income inequality and health: A causal review/Social Science & Medicine. 2015. No. 128. Pp. 316-326.

95. Pluchino A. et al.Talent vs Luck: the role of randomness in success and failure // Advances in Complex Systems. 2018. Vol. 21. No. 03-04. Pp. 1850014 (31 pages).

96. Pryor F.L. The Impact of Income Inequality on Values and Attitudes // Journal of Socio-Economics. 2012. Vol. 41. No. 5. Pp. 615-622.

97. Ribeiro W.S. et al. Income inequality and mental illness-related morbidity and resilience: a systematic review and meta-analysis // Lancet Psychiatry. 2017. Vol. 4. No. 7. Pp. 554-562.

98. Rodgers G.B. Income and inequality as determinants of mortality: an international cross-section analysis // Popul. Stud. 1979. Vol. 33 No. 2. Pp. 343-351.

99. Rosenberg M., Simmons R. Black and white self-esteem: the urban school child. Washington, DC: American Sociological Association, 1971.

100. Rufrancos H.G. et al. Income Inequality and Crime: A Review and Explanation of the Time-series Evidence // Social Crimonol- Open Access. 2013. Vol. 1. No. 1. (Страницы не указаны).

101. SayerA. Why We Can't Afford the Rich. Chicago: The Policy Press and University of Chicago Press, 2016.

102. Smith G.D., Egger M. Commentary: understanding it all - health, meta-theories and mortality trends // BMJ. 1996. Vol. 313. No. 7072 Pp. 1548-1585.

103. Solt F. Does Economic Inequality Depress Electoral Participation? Testing the Schattschneider Hypothesis // Polit. Behav. 2010. Vol. 32. No. 2. Pp. 285-301.

104. Subramanian S.V., Kawachi I. Whose health is affected by income inequality?

A multilevel interaction analysis of contemporaneous and lagged effects of state income inequality on individual self-rated health in the United States // Health Place. 2006. Vol. 12. No. 2. Pp. 141-156.

105. Szlendak T., Karwacki A. Do the Swedes really aspire to sense and the Portuguese to status? Cultural activity and income gap in the member states of the European Union // International Sociology. 2012. Vol. 27. No. 6. Pp. 807-826.

106. Tudor J.F. The development of class awareness in children // Social Forces. 1971. Vol. 49. No. 3. Pp. 470-476.

107. Watkins D., Brook Y. Equal is Unfair: America's Misguided Fight against Income Inequality. New York: St. Martin's Press, 2016.

108. Watson W. The Inequality Trap: Fighting Capitalism Instead of Poverty. Toronto: University of Toronto Press, 2015.

109. Wilkinson R.G. Unhealthy Societies: the Afflictions of Inequality. London: Routledge, 1996.

110. Wilkinson R.G., Pickett K.E. The Spirit Level: Why equality is better for everyone. Penguin UK, 2010.

111. Willms J.D. Quality and inequality in children's literacy: the effects of families, schools, and communities / Keating D.P., Hertzman C. (Eds.) Developmental Health and the Wealth of Nations. New York: Guilford Press, 1999.

112. Wilson M., Daly M. Life Expectancy, Economic Inequality, Homicide, and Reproductive Timing in Chicago Neighborhoods//BMJ. 1997. Vol. 314. No. 7089. Pp. 1271-1274.

113. Wolfson M. et al. Relation between income inequality and mortality: empirical demonstration//BMJ. 1999. Vol. 319. No. 7215. Pp. 953-957.

114. Zheng H. Do people die from income inequality of a decade ago? // Soc. Sci. Med. 2012. Vol. 75. No. 1. Pp. 36-45.

115. Zweimuller J. Schumpeterian Entrepreneurs Meet Engel's Law: The Impact of Inequality on Innovation-Driven Growth//Journal of Economic Growth. 2000. Vol. 5. No. 2. Pp. 185-206.

ABOUT THE AUTHOR

Kislitsyna Olga Anatolyevna - Doctor of Economic Sciences, Chief Scientific Associate of the Federal State Budgetary Institution of Science - Institute of Economics of the Russian Academy of Sciences (the RAS), Moscow, Russia olga.kislitsyna@gmail.com

SCIENTIFIC DISPUTE ON ECONOMIC INEQUALITY: A REVIEW OF ARGUMENTS "FOR" AND "AGAINST"

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Based on the analysis of a vast array of scientific literary sources, the article presented arguments both in favor of and against economic inequality. The gap between rich and poor harms the health of the population and its behavior, social relations, the environment, economic growth and stability. It was shown that in recent years, the interests of researchers shifted towards the study of unfair inequality, associated with inequality of opportunities. Keywords: income inequality, health, social problems, economic growth, inequality of opportunities. JEL: D63, E24, O15, O40.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.