Научная статья на тему 'НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ КРАСНОЙ АРМИИ НА ВИТЕБСКОМ НАПРАВЛЕНИИ ЗИМОЙ 1944 г.'

НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ КРАСНОЙ АРМИИ НА ВИТЕБСКОМ НАПРАВЛЕНИИ ЗИМОЙ 1944 г. Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
2028
151
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Великая Отечественная война / РККА / 1-й Прибалтийский фронт / Западный фронт / К.К. Рокоссовский / группа армий «Центр» / Витебск / Great Patriotic War / 1st Baltic front / Western front / K. Rokossovsky / the German group of Armies “Center” / Vitebsk

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Криворот Анатолий Алексеевич

Статья посвящена эпизоду наступления Красной Армии в сложный период зимы 1944 г. Цель наступления на Северо-Западе советским верховным главнокомандованием формулировалась достаточно просто — сковать силы немецкой группы армий «Центр» и не дать противнику перебросить силы на югозападное направление, где развивалось главное направление удара советских войск. В целом, наступательные операции 1-го Прибалтийского и Западного фронтов на Витебском направлении в январе — марте 1944 г. привели к незначительному вклиниванию в оборону противника и успеха не имели. Несмотря на это, советские войска держали в постоянном напряжении противостоящие 3-ю танковую и 4-ю армии вермахта, сковывали их войска и нанесли им значительный урон. В результате активных действий этих двух фронтов Красной Армии гитлеровское командование не смогло перекинуть свои силы и средства на северное и южное крыло советско-германского фронта, где Советским Союзом решались стратегические задачи всей зимне-весенней военной кампании 1944 г.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

The Red Army Offensive actions on the Vitebsk direction in the winter of 1944

The article is devoted to an episode of the Red Army offensive during the difficult period of winter of 1944. The goal of the offensive in the Northwest was formulated by the Soviet general headquarters rather simply — to hold down forces of the German group of Armies “Center”, and not allow the enemy to throw forces to the Southwest direction, where the main direction of the Soviet troops offensive was. In general, offensive operations of the 1st Baltic and Western fronts on the Vitebsk direction in January — March, 1944 led to an insignificant breakthrough in defense of the enemy, and weren’t very successful. At the same time, Soviet troops kept the resisting 3rd Tank and 4th armies of Wehrmacht in constant suspense, held down their troops and caused them considerable losses. As a result of militant actions of these two fronts of the Red Army Hitler’s command couldn’t throw the forces to the Northern and Southern wings of the Soviet-German front, where the Soviet Union solved strategic issues of winter and spring military campaign of 1944.

Текст научной работы на тему «НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ КРАСНОЙ АРМИИ НА ВИТЕБСКОМ НАПРАВЛЕНИИ ЗИМОЙ 1944 г.»

УДК 94(47)084.8 ББК 63.3(2)622.13 К 82

Анатолий Криворот

НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ ДЕЙСТВИЯ КРАСНОЙ АРМИИ НА ВИТЕБСКОМ НАПРАВЛЕНИИ ЗИМОЙ 1944 г.

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена эпизоду наступления Красной Армии в сложный период зимы 1944 г.Цель наступления на Северо-Западе советским верховным главнокомандованием формулировалась достаточно просто — сковать силы немецкой группы армий «Центр» и не дать противнику перебросить силы на юго-западное направление, где развивалось главное направление удара советских войск. В целом, наступательные операции 1-го Прибалтийского и Западного фронтов на Витебском направлении в январе — марте 1944 г. привели к незначительному вклиниванию в оборону противника и успеха не имели.Несмотря на это, советские войска держали в постоянном напряжении противостоящие 3-ю танковую и 4-ю армии вермахта, сковывали их войска и нанесли им значительный урон. В результате активных действий этих двух фронтов Красной Армии гитлеровское командование не смогло перекинуть свои силы и средства на северное и южное крыло советско-германского фронта, где Советским Союзом решались стратегические задачи всей зимне-весенней военной кампании 1944 г.

КЛЮЧЕВЫЕ СЛОВА

Великая Отечественная война; РККА; 1-й Прибалтийский фронт; Западный фронт; К.К. Рокоссовский; группа армий «Центр»; Витебск.

НАСТУПАТЕЛЬНЫЕ действия Красной Армии на Витебском направлении зимой — весной 1944 г. следует рассматривать исходя из общего замысла Ставки ВГК на зимне-весеннюю кампанию 1944 г. Ставка намечала главный удар на юго-западном направлении. Войскам 1-го Прибалтийского, Западного и Белорусского фронтов на этот период ставилась задача сковать немецкую группу армий «Центр» и не позволить противнику перебрасывать

силы для отражения наступления советских войск на основных направлениях и при этом освободить как можно большую часть территории Беларуси1.

Следует отметить, что войска 1-го Прибалтийского, Западного и Белорусского фронтов испытывали значительные трудности в людских ресурсах, боевой технике и вооружении, вызванные длительным наступлением осенью — зимой 1943 г. Так, в ходе Гомельско-Речицкой операции войска Белорусского фронта потеряли убитыми 21 650 человек. Санитарные потери (раненые и больные) составили 66 556 человек. Потери войск Калининского (с 20 октября 1943 г. 1-го Прибалтийского) фронта в октябре — декабре 1943 г. составили 168 902 человека, в том числе безвозвратные — 43 551 человек. Значительные потери имели осенью — зимой 1943 г. воинские формирования Западного фронта. Так, в 33-й армии только с 16 ноября по 2 декабря 1943 г. они составили до 14 тыс. человек, в 5-й армии — около 5 тыс. человек2.

При подготовке зимне-весеннего наступления 1944 г. в первую очередь пополнялись фронты Красной Армии, которым предстояло наступать на направлении главного удара. Только в декабре 1943 г. в действующую армию было направлено 1639 танков и САУ, из которых 67% получили четыре Украинских фронта и Отдельная Приморская армия, и еще 20% Ленинградский и Волховский фронты3.

В то же время войскам Красной Армии на Белорусском направлении людские резервы, боевая техника и запасы материальных средств зимой 1943/44 гг. практически не поступали. В своих воспоминаниях К.К. Рокоссовский характеризовал ситуацию следующим образом: «По всему чувствовалось, что центр тяжести Ставка перенесла на Украину и вообще на южное крыло советско-германского фронта. Туда направлялись соединения из резерва Ставки — общевойсковые и танковые армии, танковые корпуса, артиллерийские соединения, танки, пушки, самолеты. Белорусский фронт не получал в то время ничего, хотя задача наша оставалась прежней. Мы должны были наступать, а сил у нас оставалось все меньше, о чем Ставка прекрасно знала. Но мы понимали, что иначе нельзя. Наша задача — активными действиями приковать к себе как можно больше вражеских сил и тем самым облегчить наступление на главном направлении»4.

Основные события на центральном участке советско-германского фронта зимой 1943/44 г. развернулись на Витебском направлении. В январе — феврале 1944 г. были предприняты две попытки освободить Витебск. Первая операция с этой целью проводилась с 3 по 18 января, вторая — с 3 по 16 февраля 1944 г. Кроме того, в непосредственной близости от Витебска проводились наступательные операции на Богушевском направлении5.

Из-за погодных условий наступление главных сил 11-й гвардейской армии 1-го Прибалтийского фронта началось с опозданием, только 6 января 1944 г., и развивалось неудачно по следующим основным причинам. Во-первых, после 50-минутной артподготовки огневая система противника на переднем крае оказалась не подавленной. Пехота была встречена массированным огнем, ее атака захлебнулась. Наступающие были втянуты в трудные затяжные бои за передний край. Во-вторых, 10-я гвардейская, 117-я и 89-я

танковые бригады, перейдя в атаку, застряли в болоте и не смогли поддерживать действия пехоты. За первый день упорных боев потери 16-го стрелкового корпуса составили 92 человека убитыми и 327 ранеными. Катастрофические потери в первый день боев понесла 89-я танковая бригада 1-го танкового корпуса, имевшая на вооружении танки Т-34. По причине плохо проведенной разведки местности из имевшихся в бригаде на начало операции 50 танков в первый день боев подбитыми оказались 11 машин, сгоревшими — 28 и оставшимися в болоте — 4. За первые два дня боев 11-я гвардейская армия освободила два населенных пункта. Возобновившееся наступление соединений и частей армии 12 января вдоль шоссе Сиротино — Витебск было остановлено ожесточенным сопротивлением противника. В дальнейшем вплоть до 18 января 1944 г. войска 11-й гв. армии вели тяжелые бои на подступах к областному центру и охватили с северо-запада витебскую группировку врага, однако прорваться к городу не смогли6.

Северо-западнее Витебска войска 4-й ударной армии возобновили наступление днем 2 января 1944 г., имея задачу выбить противника из района населенного пункта Дворище в 8 километрах восточнее городского поселка Шумилино. Противник организовал здесь сильное сопротивление, дополнительно подтянув 12-ю пехотную дивизию. В течение дня гитлеровцы предприняли 12 атак силами от одного до четырех батальонов пехоты с танками. Об упорстве боев свидетельствует тот факт, что за 3 января 1944 г. советские воины в районе населенных пунктов Ермачки, Дворище и Чисти при отражении контрнаступления частей противника уничтожили до 800 немцев, подбили и сожгли 6 танков, самоходное орудие «Фердинанд», 3 орудия, 5 автомашин. Несмотря на упорное сопротивление германских войск, войскам 4-й ударной армии удалось в течение первой половины января 1944 г. овладеть четырьмя населенными пунктами и совместно с частями 90-й гв. стрелковой дивизии 11-й гв. армии выйти на рубеж в 23 километрах северо-западнее Витебска7.

В начале января 1944 г. из состава войск 1-го Прибалтийского фронта на Витебском направлении вели боевые действия также 39-я и 43-я армии (командующие генералы Н.Э. Берзарин и К.Д. Голубев). Попытки части сил 39-й армии, наступавшей на Витебск с юго-восточного направления, прорвать 5 января 1944 г. оборону противника успеха не имели, и к 8 января 1944 г. войска армии смогли достигнуть рубежа в 13 километрах от города. На участке 43-й армии 10 января удалось потеснить противника возле населенных пунктов Угляны и Соловьёво, а 11 января овладеть деревней Николаево. Однако в дальнейшем до конца января 1944 г. войска армии в основном вели бои за улучшение своих позиций8.

В ходе операции по овладению Витебском 3-18 января 1944 г. войска 1-го Прибалтийского фронта ценой больших потерь вклинились в оборону немцев на северо-западе, освободили несколько населенных пунктов и перерезали шоссе Полоцк — Витебск. В то же время полностью задачи наступления фронт не выполнил, так как его войскам не удалось прорвать оборонитель-

ный рубеж противника северо-западнее Витебска и охватить город с юго-востока. Основными причинами неудач были недостаток сил, усталость войск, нарушение подвоза боеприпасов ввиду бездорожья, отсутствие поддержки с воздуха из-за плохой погоды, постоянные контратаки противника и т.д.9.

На Витебском направлении проводила наступательные действия и 33-я армия Западного фронта (командующий генерал В.Н. Гордов). Это объединение приняло от 39-й армии 1-го Прибалтийского фронта часть полосы обороны вместе с войсками. В ходе наступления, начатого еще 23 декабря, войска армии к 5 января овладели населенными пунктами в 13 километрах юго-восточнее Витебска, уничтожив за этот период до 1000 оккупантов, захватив 28 пленных, 5 автомашин и склад с продовольствием. Это же объединение, после завершения перегруппировки сил 7 января, на следующий день отразило 12 контратак противника и выбило немецкие войска из опорных пунктов в 15 километрах юго-восточнее Витебска. Бои в этом районе проходили с переменным успехом, некоторые населенные пункты по несколько раз переходили из рук в руки. Об ожесточенном характере противостояния свидетельствуют данные о потерях сторон в полосе действия 33-й армии. За несколько дней первой декады января 1944 г. у противника они составили 1500 солдат и офицеров, 20 подбитых и сожженных танков. В частях армии с 1 по 10 января погибли 2122 человек, ранение получили 8861 человек, пропали без вести и заболели 85 и 307 военнослужащих соответственно. Последующие три недели 33-я армия оставалась в 14-16 километрах юго-восточнее Витебска, ее личный состав отражал контратаки противника и занимался укреплением позиций. За период наступления с конца декабря 1943 г. и до середины января 1944 г. войска 33-й армии вклинились в оборону противника на 8-12 километров, вышли на шоссе Витебск — Орша в районе населенного пункта Кочинки. Но при этом в очередной раз не смогли выполнить поставленную задачу10.

Одновременно с 33-й армией юго-восточнее Витебска на Богушевском направлении наступали войска 5-й армии (командующий генерал Н.И. Крылов). В ее состав после перегруппировки правого фланга Западного фронта были переданы из 33-й армии 81-й и 45-й стрелковые корпуса с занимаемыми ими рубежами. Армия имела задачу перерезать участок железной дороги и выйти на левый берег р. Лучёса (с 1984 г. Лучоса. — Прим. авт.) в районе Нижнее Александрово — Бобарыки. В ходе наступления соединения и части овладели рядом населенных пунктов в 17 километрах юго-восточнее Витебска, вышли на шоссе Витебск — Орша. Для недопущения дальнейшего продвижения советских войск командование 3-й немецкой танковой армии перебросило к Дыманово на автомашинах из-под Витебска 229-ю пехотную дивизию. По причине контратаки гитлеровцев части 5-й армии были вынуждены приостановить свое наступление. Чтобы пресечь боевую активность Красной Армии юго-восточнее Витебска немецкая авиация во второй половине дня 10 января группами от 5 до 24 самолетов бомбила части 5-й и 33-й армий в районе Лиозно. В середине января 1944 г. в результате оже-

сточенных боев силами 159-й и 199-й стрелковых дивизий при поддержке 26-й танковой бригады 2-го гвардейского танкового корпуса был освобожден поселок Крынки. Дальнейшее продвижение частей и соединений 5-й армии было незначительным, а к исходу 24 января 1944 г. они получили задачу перейти к обороне11.

Наступление 5-й и 33-й армий в период с 8 по 24 января 1944 г. на Богу-шевском направлении юго-восточнее от Витебска завершилось в целом неудачно, хотя они имели в своем распоряжении значительные силы: 16 стрелковых дивизий, из них в первом эшелоне — 11, во втором — 5. Кроме того, дополнительно к основной группировке привлекались стрелковая бригада, танковый корпус, 12 артиллерийских бригад, 6 артиллерийских полков РГК, 6 танковых бригад, 8 самоходных артиллерийских полков. Для прорыва обороны противника имелось 295 танков. В итоге на Богушевском направлении советские войска сумели вклиниться в оборону противника на 2-4 километра. В этой операции две армии Западного фронта понесли ощутимые потери — 25 189 человек: убитыми — 5517, ранеными — 19 672. Противник смог задержать наступление советских войск и при этом понес незначительные потери занимаемой территории12.

Неудачное наступление 33-й и 5-й армий на Богушевском направлении во многом было обусловлено их серьезным ослаблением в предыдущих боях, а также отсутствием оперативно-тактической внезапности, не использованием пехотой особенностей местности и как следствие большими потерями от огня противника, слабой подготовкой войск к наступательным действиям ночью. Кроме того, командиры подразделений, до батальона включительно, имели низкие навыки руководства подчиненными. Необученность пехоты к совместным действиям с танками в ходе наступления привела к тому, что 15 января 1944 г. подразделения 2-го гвардейского Тацинского танкового корпуса при прорыве с ходу переднего края обороны противника в районе станции Крынки вышли на рубеж Черкассы — Шугаево и оставались там более суток. Однако действовавшая на этом направлении пехота 95-й стрелковой дивизии к этому рубежу не сумела подойти, остановившись в районе совхоза Крынки13.

Несмотря на неудачи Красной Армии на Витебском направлении в январе 1944 г., войска 1-го Прибалтийского и Западного фронтов по указанию Ставки ВГК предприняли зимой — весной 1944 г. еще несколько попыток прорваться к Витебску и освободить город. Для возобновления наступления была проведена очередная перегруппировка войск Красной Армии в регионе. Для нанесения нового удара по врагу в районе Витебска привлекались войска 1-го Прибалтийского фронта и три армии (5-я, 33-я и 39-я) Западного фронта. В директиве Ставки ВГК от 18 января 1944 г. войскам ставилась задача совместными действиями 1-го Прибалтийского и правого крыла Западного фронта разбить витебскую группировку противника и овладеть г. Витебск. Таким образом, войскам фронтов предстояло преодолеть 10-12 километров, чтобы завершить окружение Витебска. Следует отметить, что новая опера— 96 -

ция фактически проводилась без оперативной паузы в боевых действиях, при низкой укомплектованности соединений и частей личным составом, слабой обеспеченности их боеприпасами, горючим и другими материальными средствами14.

Первыми из войск 1-го Прибалтийского фронта перешли наступление 3 февраля часть сил 4-й ударной и 11-й гвардейской армий, сумевших, несмотря на упорное сопротивление противника, прорвать его передний край обороны. Для сдерживания натиска советских войск с северо-запада командование 3-й немецкой танковой армии уже в первые дни операции спешно перебросило в район прорыва 163-й гренадерский полк, несколько подразделений разных родов войск, в том числе танковый батальон с не менее 40 танками «Тигр», дивизион шестиствольных минометов, роту с 15 штурмовыми орудиями «Фердинанд». В результате упорных наступательных боев части 4-й ударной армии до 10 февраля вышли на рубеж в 18 километрах северо-западнее Витебска, перерезали железную дорогу Витебск — Шумилино в районе поселка Старое Село. На некоторых направлениях войска армии находились в 22-24 километрах северо-западнее Витебска. Соединения и части 11-й гвардейской армии, продвигаясь вдоль шоссе Сиротино — Витебск, также преодолели вторую полосу обороны и овладели 11 опорными пунктами. Наступательные действия советских войск сталкивались с контратаками противника. Только во второй половине дня 9 февраля 1944 г. немцы предприняли несколько контратак силами до трех батальонов пехоты с 30 танками и снова захватили несколько деревень. Дальнейшее продвижение войск армии было приостановлено, так как они оказались перед очередным оборонительным рубежом противника в 12-13 километрах к северо-западу от Витебска15.

Несколько позднее с севера-запада развернули наступление войска 43-й армии 1-го Прибалтийского фронта. Разведотряды 204-й и 270-й стрелковых дивизий 4-5 февраля 1944 г. овладели деревнями Телятниково и Наволоки в 13-15 километрах северо-западнее Витебска. Об упорном сопротивлении противника в районе боевых действий свидетельствует тот факт, что за 7-9 февраля гитлеровцы, не считаясь с потерями, совершили 12 атак на деревню Телятниково. Тяжелые бои пришлось вести советским воинам в районе опорного пункта Щучино, где немецкая пехота наступала при поддержке танков16.

Для участия в Витебской операции (3-16 февраля 1944 г.) была привлечена также часть сил Западного фронта. На направлении главного удара действовала 33-я армия, имевшая задачу овладеть левым берегом реки Лучёса на участке Карповичи — Шеметово и в дальнейшем выйти на левый берег Западной Двины. Таким образом планировалось отсечь пути отхода Витебской группировки и взять под контроль железную дорогу на участке Ступи-ще — Шемиловка17.

В первый день наступления, 3 февраля, четыре стрелковые дивизии 33-й армии прорвали оборону на участке Барышино — Мяклово на глубину до 3,5 километров и выбили врага из пяти населенных пунктов, в том

числе деревни Старинцы в 9 километрах юго-восточнее Витебска. Но уже во второй половине первого дня наступления в результате вражеских контратак управление в соединениях и частях армии было в значительной мере нарушено. В течение 4-6 февраля часть левофланговых сил армии вела тяжелые бои за расширение плацдарма на западном берегу реки Лучёса, а ее правофланговые части выбили противника из населенного пункта Селюты в 9 километрах юго-восточнее Витебска. В дальнейшем продвижению сильно препятствовала немецкая истребительная авиация, противодействовавшая боевой работе советских штурмовиков.

Противник умело маневрировал своими огневыми средствами, оперативно перебрасывая орудийные минометные батареи на участки наступления советских войск, а также наносил удары с воздуха по местам дислокции. Попытка соединений и частей армии возобновить наступление 9 февраля закончилась неудачей по причине сильного огневого сопротивленния гитлеровцев. На следующий день после артиллерийской подготовки войска на западном берегу р. Лучёса втянулись в тяжелые бои за Бодино-Мосино и Пав-люченки в 7 километрах юго-восточнее Витебска. Для усиления наступательных действий и окончательного очищения от врага правого берега р. Лучёса в бой был введен 36-й стрелковый корпус. В ходе наступательных действий 11-12 февраля войска 33-й армии при незначительном продвижении вперед овладели тремя укрепленными пунктами противника в 12 километрах юго-восточнее областного центра. Однако усилия частей и соединений армии выбить противника с левого берега р. Лучёса не дали ожидаемах результатов, и командующий армией генерал В.Н. Гордов принял решение перейти к обороне в 4-6 километрах от железной дороги Витебск — Орша. За восемь дней наступления 33-я армия продвинулись на правом фланге на 4 километра, а на левом — на 3 километра18.

Развернув наступление утром 3 февраля вдоль железной дороги Смоленск — Витебск, войска 39-й армии в течение нескольких часов освободили населенный пункт Бондари в 10 километрах юго-восточнее Витебска. В ходе боевых действий 4-6 февраля части армии, преодолевая упорное сопротивление противника, овладели станцией Заболотинка и участком шоссе Забеж-ница — станция Заболотинка. В дальнейшем, несмотря на неоднократное возобновление наступательных действий, продвижения вперед в полосе армии фактически не происходило из-за сильного огневого сопротивления и контратак противника. Исключение составило 9 февраля, когда наступавшие части, отразив четыре контратаки пехоты и танков, выбили немцев из опорного пункта Козики. В целом наступательные действия 39-й армии в Витебской операции оказались неудачными. 12 февраля командующий армией генерал Н.Э. Берзарин приказал частям и соединениям перейти к обороне19.

Новое наступление 33-й и 39-й армий, возобновившееся 16 февраля по приказу командующего фронтом генерала армии В.Д. Соколовского, было остановлено сильнейшим артиллерийско-минометным огнем и неоднократными контратаками противника. О степени противодействия продвижению

частей и соединений 33-й армии со стороны противника свидетельствует то, что в немецких контратаках участвовали 28 танков и штурмовых орудий, 25 артиллерийских и минометных батарей, дивизион шестиствольных минометов20.

Для участия в наступательных действиях войск Западного фронта на Витебском направлении в феврале 1944 г. была привлечена 5-я армия, обеспечивавшая прикрытие левого фланга 33-й армии. Вступив утром 3 февраля в сражение частями своего правого фланга с рубежа Мяклово — Замошенцы, 5-я армия продвинулось за день от 1 до 2 километров и овладела опорными пунктами Карповичи и Макарово. К исходу дня части армии вели бой за переправы на р. Лучёса юго-восточнее селения Перевоз. Форсирование реки усложнялось тем, что возведенные личным составом штурмовые мостики были дважды разбиты минометным огнем противника. Попытки, предпринятые правофланговыми частями армии в течение 4-6 февраля по овладению переправами южнее Перевоза, успехом не увенчались, так как противник сильным огнем и контратаками оказывал упорное сопротивление. В ходе последующих боев на Витебском направлении части и соединения 5-й армии овладели населенными пунктами Горы (9 февраля), Замошаны (13 февраля) в 16 километрах юго-западнее Лиозно и отбили десятки контратак противника21.

Войска Западного фронта, наступавшие в феврале 1944 г. на Витебском направлении, не смогли выполнить боевую задачу и овладеть областным центром по ряду причин. Во-первых, наступление войск фронта осуществлялось без применения крупных танковых соединений. Во-вторых, не было налажено должное взаимодействие между группировками двух фронтов, наступавших на город. В-третьих, при прорыве оборонительных укреплений противника недостаточной была поддержка со стороны авиации. В-четвертых, для выполнения поставленных масштабных задач войска фронта не получили соответствующих сил и средств22.

Неудачи Западного фронта в боях юго-восточнее Витебска были также обусловлены серьезными просчетами в деятельности командиров, штабов и служб всех уровней. В войсках не смогли рационально и результативно использовать подавляющее преимущество перед немцами в артиллерии. По причине неправильного построения боевого порядка войск 33-й армии огневые средства и танки противника нанесли значительный урон советской пехоте. За период с 3 по 14 февраля части и соединения армии потеряли 15 321 человека. Не было обеспечено должное руководство деятельностью разведывательных органов армий, корпусов и дивизий, так как добываемые сведения о противнике зачастую являлись недостоверными, а данные авиаразведки и радиоразведки в надлежащие сроки не обрабатывались23.

Несмотря на то, что войска 1-го Прибалтийского и Западного фронтов в очередной раз не смогли овладеть Витебском, они существенно истощили вражеские силы и вынудили гитлеровское командование в спешном порядке стянуть к участкам прорыва резервы корпусов, танковые части, штурмовые

орудия и пехоту, а также дивизию из резерва группы армий «Центр». Стойкость обороны противника в районе Витебска объяснялась и тем, что здесь были сосредоточены фактически все силы 3-й танковой армии: 15 дивизий, в том числе танковая, 17 отдельных дивизионов полевой артиллерии, 6 минометных батальонов, 5 бригад штурмовых орудий 2 батальона танков «тигр» и 2 дивизиона тяжелых противотанковых орудий. В ходе ожесточенных боев войска двух фронтов нанесли ощутимый урон 3-й танковой армии противника и еще глубже охватили с севера-запада и юго-запада Витебск, южнее города перерезали шоссе, идущее к Орше, и вышли на рубеж в 4-6 километрах от железной дороги Витебск — Орша. Таким образом, своими активными действиями в январе — феврале 1944 г. на Витебском направлении войска Красной Армии сковали в районе Витебска значительные силы противника и тем самым не позволили гитлеровскому командованию перебрасывать войска из этого региона на северо-западное направление24.

С учетом соотношения сил и средств сторон на Витебском направлении Ставка ВГК приняла решение о прекращении наступления на этом участке фронта, несмотря на то, что основная цель боевых действий советских войск — взятие Витебска — не была достигнута. В результате длительного непрерывного наступления численность стрелковых дивизий Красной Армии сократилась до 4-5 тыс. человек. В войсках 4-й ударной и 11-й гвардейской армий с приданными им танковыми корпусами имелось всего 126 исправных танков, а в 39-й и 33-й армиях с учетом танкового корпуса было в наличии 125 танков. Имела место также нехватка боеприпасов. По этой причине общее превосходство в силах на стороне войск Красной Армии стало минимальным, а в танках и штурмовых орудиях они уступали противнику. Недостаточное пополнение фронтов на Витебском направлении не позволили им восполнить некомплект, что не способствовало созданию сильных ударных группировок25.

Для развертывания нового наступления на Витебском направлении (29 февраля — 5 марта 1944 г.) было сосредоточено 15 стрелковых дивизий из состава 39-й, 33-й и 5-й армий Западного фронта и дополнительно привлекались 14 стрелковых, артиллерийских и танковых бригад, 10 артиллерийских полков РГК и 87 танков. Противник имел в этом районе пять пехотных дивизий, 10 артполков и 90 танков26.

Перед фронтом 39-й армии в конце февраля 1944 г. действиями разведывательных отрядов было установлено ослабление сопротивления противника и усиленное движение его мелких групп и транспорта в направлении Витебска. В сложившейся ситуации командующий армией приказал развернуть преследование противника. В ходе наступательных действий, начавшихся во второй половине дня 29 февраля силами 134-й, 262-й, 19-й и 17-й стрелковых дивизий, противник за первый день был выбит из населенных пунктов Стугрова, Абухово (12 километров восточнее Витебска), Тишково, Новосёлки, Козики. После возобновления наступления 1 марта части 39-й армии продвинулись за день на 5 километров и вышли на рубеж Кончани (12 километров

северо-восточнее Витебска) — Боровые — Яськово — Обухово — Аржалово — Прудники. На центральном участке полосы наступления армии войска продвинулись на 3 километра и овладели населенными пунктами Скуратово и Романово в 10 километрах восточнее Витебска. Преследование противника завершилось 3 марта, так как гитлеровское командование организовало на новом рубеже мощное огневое сопротивление и контратаки. Левофланговые части 262-й стрелковой дивизии, продвинувшись 4 февраля еще на один километр, в дальнейшем закрепились на достигнутых рубежах27.

При развертывании наступления 39-й армии на Витебском направлении с 29 февраля по 5 марта были допущены просчеты на всех уровнях. Командование объединением неправильно определило глубину отхода противника, поэтому преследование проводилось без учета его ответных действий. Противник преследовался не мощными группировками, а распыленными силами. Штаб армии не организовал взаимодействие пехоты с танками и не обеспечил их артиллерией для подавления вражеской огневой системы. Нарушалось управление полками и батальонами. На действиях войск отрицательно сказались низкая укомплектованность личным составом на уровне ротного звена и дефицит снарядов крупных калибров28.

Очередное наступление 33-й и 5-й армий на Витебском направлении началось 2 марта 1944 г. и проводилось с целью перерезать железную дорогу на участке Поддубляны — Черепии. Артиллерийская подготовка, предшествовавшая наступлению армий, не смогла подавить огневую систему противника. Две правофланговые дивизии 5-й армии в первые два дня наступления в боях на участке Карповичи — роща юго-западнее Макарова, встретив сильное огневое сопротивление противника, продвижения вперед не имели. Так, 3 марта в полосе 5-й армии действовали 18 артиллерийских и 8 минометных батарей противника. В течение первой половины дня 4 февраля части 97-я и 277-я стрелковых дивизий трижды безрезультатно атаковали противника на участке Карповичи — роща юго-западнее Макарова. Во второй половине дня позиции 338-й стрелковой дивизии в районе населенного пункта Речки подверглись мощному артиллерийскому налету и атакам до двух батальонов пехоты гитлеровцев, но были успешно отбиты советскими войсками. В полосе 33-й армии бои в течение четырех дней велись за овладение вражескими опорными пунктами Роги (8 километров южнее Витебска), Поротьково, Жуки, Новики, Перевоз, расположенных вдоль реки Лучёса29.

В ходе наступательных действий 29 февраля — 5 марта правофланговые армии Западного фронта сумели продвинуться от 2 до 6 километров. Советским войскам в очередной раз не удалось пробиться к Витебску с юго-восточного и южного направлений. Причинами неудач в основном явились просчеты в руководстве боем со стороны командования. Недостаточно четко было налажено взаимодействие пехоты с артиллерийскими и танковыми подразделениями. Во время артиллерийской подготовки стрелковые подразделения запаздывали с началом атаки. Кроме того, на выполнение боевых задач

существенное негативное влияние оказывала низкая укомплектованность подразделений, частей и соединений. Продвижение армий правого крыла Западного фронта заметно усложнялось из-за возможностей гитлеровского командования маневрировать личным составом и огневыми средствами вокруг Витебска. В ходе наступательной операции на Витебском направлении с 29 февраля по 5 марта 1944 г. советские войска потеряли 11 855 человек: 2650 убитыми и 9205 ранеными30.

В третьей декаде марта 1944 г. силами 33-й (командующий генерал И.Е. Петров) и 5-й армий Западного фронта была развернута наступательная операция на Богушевском направлении. По состоянию на 21 марта (день начала наступления) 33-я армия включала девять стрелковых дивизий, десять артиллерийских бригад, шесть артиллерийских полков РГК, пять танковых бригад, четыре самоходных артиллерийских полка (всего 73 танка). Противник имел две пехотные дивизии, до пяти артиллерийских полков и около 40 танков31.

В качестве главной задачи для 33-й армии в богушевской операции определялось перекрытие участка железной дороги Витебск — Орша. В результате наступательных действий 42-й, 173-й, 215-й и 199-й стрелковых дивизий, поддержанных 23-й и 123-й танковыми бригадами, советские войска 21-23 марта, преодолевая упорное сопротивление противника, продвинулись вдоль шоссе Витебск — Орша на 1,5-2 километра и овладели сильными опорными пунктами Зазыбы, Косачи, Языкова, Шарки (в 18 километрах северо-восточнее Бо-гушевска), Кузьменцы, Ефременки. Однако развить этот успех части армии не смогли. Более того, уже утром 24 марта в результате контратак немцев советские войска оставили Шарки и Кузьменцы. В течение последующих дней советские воины отбивали контратаки противника с танками и самоходными орудиями из района Завороть в 18 километрах северо-восточнее Богушев-ска. Действиям войск армии серьезно препятствовала вражеская авиация, бомбившая группой из 8 самолетов позиции советских войск в районе населенного пункта Шеляги. В ходе возобновившегося 28 марта наступления на участке Замошенки — Ефременки части армии, отбив три контратаки противника, вели бои за населенные пункты Шарки и Кузьменцы, однако не продвинулись вперед по причине организованного сопротивления противника32.

На Богушевском направлении во взаимодействии с левофланговыми частями 33-й армии осуществляла наступательные действия 5-я армия. Силами 277-й, 184-й и 157-й стрелковых дивизий 21 марта были атакованы позиции противника на рубеже Бобовики — Бараново и заняты населенные пункты Бобовики, Старина, а также западная окраина Бараново в 24 километрах юго-восточнее Витебска. За первый день боев было уничтожено до 500 немецких солдат и офицеров, 10 орудий, 8 минометных батарей, сожжен танк. В последующем наступлении на населенный пункт Высочаны части 72-го корпуса овладели опорным пунктом Бараново. Несмотря на упорное огневое сопротивление и контратаки врага, два полка 184-й стрелковой дивизии 23 марта форсировали реку Суходровка и вели бой за селение Бураки-1. В этот же день два полка 157-й стрелковой дивизии форсировали р. Лососина северо-запад— 102 -

нее населенного пункта Черкассы и овладели первой траншеей немцев. Атаки правофланговых частей армии на позиции гитлеровцев в районе Ефре-менки были сорваны сильным огневым сопротивлением. Возобновившееся 28 марта наступление правофланговых частей армии на позиции противника в прежнем районе позволило овладеть только лесным массивом северо-восточнее селения Бураки33.

В целом войска 33-й и 5-й армии в операции на Богушевском направлении 21-29 марта 1944 г. не сумели выполнить задачу, поставленную перед ними командованием Западного фронта. В ходе наступательных действий частям и соединениям пришлось столкнуться с организованным сопротивлением, сильным огневым противодействием и контратаками с участием танков и самоходных установок. Значительным препятствием на пути продвижения советских воинов была вражеская авиация, бомбардировавшая группами боевые порядки наступавших частей армий. В такой боевой обстановке войска 33-й и 5-й армий за девять дней продвинулись вперед только от 1 до 3,5 километра. Одной из причин невыполнения поставленных боевых задач был некомплект личного состава в частях и соединениях. Так, 157-я и 97-я стрелковые дивизии 5-й армии насчитывали только 3702 и 3897 человек соответственно. При проведении операции выявились серьезные просчеты в деятельности командиров, штабов и служб, в подготовке личного состава. Стрелковые подразделения в бою терялись, огонь по вражеской пехоте не вели. Наряду с нехваткой снарядов необходимых калибров для орудий и минометов недостаточной была выучка артиллеристов, что не позволило подавить огневую систему врага и оказать помощь наступающей пехоте. Существенные упущения выявились и в сохранении в тайне плана наступательных действий34.

Неудачные по своей результативности действия Западного фронта стали предметом изучения Чрезвычайной комиссии под руководством члена ГКО Г.М. Маленкова, направленной в войска Ставкой ВГК. По итогам работы в ораганах управления и войсках Западного фронта комиссия указала такие негативные факты, как неудовлетворительное управление со стороны командующего фронтом и членов Военного совета фронта, грубое нарушение командующими армиями правил организации и обеспечения наступления, отсутствие взаимодействия между родами войск, неграмотное использование артиллерии, танковых частей, сил и средств разведки. Среди просчетов командования фронтового и армейского звена назывались директивные методы руководства и общение с подчинеными лищь по техническим средствам связи. Штаб фронта от планирования операций был отстранен и фиксировал только ход событий, развивающихся по планам штабов армий35.

Кроме того, в наступлении армии имели глубокое оперативное построение. Аналогичным образом строились боевые порядки корпусов, дивизий и полков, поэтому при прорыве обороны и в последующем развертывании наступления одновременно участвовало недостаточное количество сил

и средств. Излишне много сил и средств оставлялось в обороне, в том числе на пассивных участках. Значительные недостатки имелись в войсках 33-й армии, чаще других объединений наступавшей на направлении главного удара фронта. Общие потери личного состава этой армии в наступательных операциях составили половину от всех потерь Западного фронта36.

На основании данных Чрезвычайной комиссии ряд военачальников были сняты с должностей и предупреждены о недопущении ошибок. Вместо отстраненного от должности генерала армии В.Д. Соколовского командующим Западным фронтом 15 апреля 1944 г. был назначен генерал-полковник И.Д. Черняховский. 24 апреля 1944 г. Западный фронт был переименован в 3-й Белорусский фронт, а его левое крыло — во 2-й Белорусский фронт (второго формирования)37.

Были допущены просчеты и со стороны Ставки ВГК, Генерального штаба Красной Армии и представителя Ставки ВГК маршала артиллерии Н.Н. Воронова, неверно оценивших силы и возможности немецкой группы армий «Центр».Считалось, что неприятельские войска в ходе летней кампании 1943 г. настолько ослабели, что были не способны противостоять наступательным действиям Красной Армии в Восточной Беларуси. Не было учтено, что более чем за два года противник создал в Беларуси прочную эшелонированную в глубину оборону, прорыв которой требовал тщательной подготовки и соответствующего обеспечения людскими и материальными ресурсами. Не в полной мере было учтено, что в результате предшествующей Смоленской операции войска Западного фронта понесли большие потери и нуждались в передышке. Армии Западного фронта были значительно недоукомплекто-ваны личным составом и военной техникой. Потери восполнялись на 30-50 процентов. Так, 1-я воздушная армия имела только половину от положенных по штату самолетов. Фронт имел только один танковый корпус, армии фронта — по одной танковой бригаде. Ставка ВГК даже в такой ситуации требовала продолжать наступление. После неудачного исхода первых операций Западного фронта осенью 1943 г. стала очевидной бесперспективность дальнейших наступательных действий на Витебском, Богушевском и Оршанском направлениях. Однако по указанию Ставки ВГК с конца 1943 г. по март 1944 г. Западным фронтом было проведено шесть наступательных операций, причем по разобщенным направлениям38.

В целом наступательные операции 1-го Прибалтийского и Западного фронтов на Витебском направлении в январе — марте 1944 г. привели к незначительному вклиниванию в оборону противника и успеха не имели. Несмотря на это советские войска держали в постоянном напряжении противостоящие 3-ю танковую и 4-ю армии вермахта, сковывали их войска и нанесли им значительный урон. В результате активных действий этих двух фронтов Красной Армии гитлеровское командование не смогло перекинуть свои сила и средства на северное и южное крыло советско-германского фронта, где Советским Союзом решались стратегические задачи всей зимне-весенней военной кампании 1944 г.

1 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. Освобождение СССР. 1944 год. М., 2012. С. 15, 19-20.

2 Там же. С. 13; Гриф секретности снят. Потери Вооруженных Сил СССР в войнах, боевых действиях, военных конфликтах. М., 1993. С. 226; История Второй мировой войны 1939-1945. В 12 т. Т. 8. М., 1977. С. 43. Тимохович И.В. Битва за Белоруссию: 1941-1944: Минск: Беларусь, 1994. С. 122, 128, 134.

3 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 21.

4 Рокоссовский К.К. Солдатский долг. Минск, 1984. С. 232-233.

5 Памяць: Гкст.дакум. хрошка Вщебска: У 2-х кн. Кн. 1-я. Мшск, 2002. С. 528.

6 Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии). Т. 7. М., 2010. С. 36, 39, 45, 48; Памяць: Гкст.дакум. хрошка Вщебска: У 2-х кн. Кн. 1-я. Мiнск, 2002. С. 528-529.

7 Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии). Т. 7. М., 2010. С. 25, 27, 36, 42.

8 Там же. С. 22, 33, 39.

9 История Второй мировой войны 1939-1945. В 12 т. Т. 8. С. 135; Тимохович И.В. Битва за Белоруссию: 1941-1944. С. 122.

10 Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии). Т. 7. М., 2010. С. 22, 27, 30, 33, 42, 45 48, 60; Там же. Т. 4. С. 103, 120 —121; Памяць: Йст.дакум. хрошка Вщебска. С. 535.

11 Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии). Т. 7. М., 2010. С. 42, 45, 48, 60, 63-64, 67.

12 Там же. Т. 4. С. 121; Т. 8. С. 135; Памяць: Гкт.дакум. хрошка Вщебска. С. 537.

13 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 122.

14 Там же. С. 110, 112.

15 Там же. С. 112; Т. 7. С. 116, 126, 130, 134, 137, 142, 149, 152, 162, 171.

16 Там же. С. 130, 134, 142, 145, 149, 152.

17 Там же. Т. 4. С. 113.

18 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 113-114; Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии). Т. 7. М., 2010. С. 127, 130, 134, 138, 149, 152, 155, 159, 162, 171; Памяць: Гкст.дакум. хрошка Вщебска. С. 535.

19 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 113; Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии. Т. 7. М., 2010. С. 127, 130, 134, 138, 142, 149, 152, 158, 171.

20 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 115; Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии. Т. 7. М., 2010. С. 171.

21 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 114, 115; Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии). Т. 7. М., 2010. С. 127, 130, 134, 138, 148, 163.

22 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 113-116.

23 Там же.

24 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 103; История Второй мировой войны 1939-1945. В 12 т. Т. 8. С. 135.

25 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 116.

26 Там же. С. 123.

27 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 123; Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии). Т. 7. С. 207, 210, 213, 215.

28 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 123.

29 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 123-124; Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии). Т. 7. С. 213, 215, 218, 221.

30 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 124.

31 Там же. С. 126.

32 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 126-127; Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии). Т. 7. С. 279, 283, 287, 290, 293, 307.

33 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 127; Великая Отечественная война — день за днем (по материалам рассекреченных сводок Генерального штаба Красной Армии). Т. 7. С. 279, 283, 287, 290, 307.

34 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 127.

35 Беларусь: памятное лето 1944 года: материалы Междунар. науч.-практ. конф., посвящ. 70-летию освобождения Беларуси от нем.-фашист. захватчиков (Минск, 19-20 апреля 2014 г.). Минск, 2015. С. 14, 19; Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 128-129.

36 Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 130.

37 Ваенная энцыклапедыя Беларуси Мшск, 2010. С. 429; Военно-энциклопедический словарь. М., 1983. С. 75, 266, 808.

38 Беларусь: памятное лето 1944 года: материалы Междунар.науч.-практ. конф., посвящ. 70-летию освобождения Беларуси от нем.-фашист. захватчиков (Минск, 19-20 апреля 2014 г.). Минск, 2015. С. 14, 19; Великая Отечественная война 1941-1945 годов. В 12 т. Т. 4. С. 128.

КРИВОРОТ АНАТОЛИИ АЛЕКСЕЕВИЧ — кандидат исторических наук, ведущий научный сотрудник Института истории Национальной Академии наук Беларуси (voenhistbel@mail.ru). Белоруссия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.