Научная статья на тему 'НАРОВЧАТСКОЕ ГОРОДИЩЕ XIV в.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР'

НАРОВЧАТСКОЕ ГОРОДИЩЕ XIV в.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
345
59
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
Золотая Орда / город Мохши / Наровчатское городище / историография / археология.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Иконников Дмитрий Сергеевич, Карев Игорь Николаевич, Баишева Мария Ивановна

Характеризуется история исследования материальной культуры золотоордынского города Мохши (Наровчатское городище). Поселение возникло на территории Верхнего Примокшанья в XIV в. Первым, кто в конце XIX в. обратил внимание на ряд интересных археологических находок на террито‐ рии памятника, был пензенский краевед и археолог‐любитель В. М. Терехин. Саратовский археолог А. А. Кротков в 1920‐е гг. издал ряд статей. В них он доказал, что Наровчатское городище представляет собой следы золотоордынского города Мохши, столицы северо‐западного улуса Золотой Орды. В 1950‐е гг. пензенский археолог М. Р. Полесских и краевед В. И. Лебедев выпустили научно‐популярные работы, в которых рассказывалось об истории города Мохши. В конце 1960‐х – 1970‐е гг. выходит ряд статей извест‐ ного археолога А. Е. Алиховой, в которых она характеризует результаты своих археологических работ на территории Наровчатского городища и в его окрестностях. В настоящее время история города Мохши является предметом исследования археолога Ю. А. Зеленеева.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «НАРОВЧАТСКОЕ ГОРОДИЩЕ XIV в.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР»

УДК 902

Д. С. Иконников, И. Н. Карев, М. И. Баишева

НАРОВЧАТСКОЕ ГОРОДИЩЕ XIV в.: ИСТОРИОГРАФИЧЕСКИЙ ОБЗОР

Аннотация. Характеризуется история исследования материальной культуры золотоордынского города Мохши (Наровчатское городище). Поселение возникло на территории Верхнего Примокшанья в XIV в. Первым, кто в конце XIX в. обратил внимание на ряд интересных археологических находок на территории памятника, был пензенский краевед и археолог-любитель В. М. Терехин. Саратовский археолог А. А. Кротков в 1920-е гг. издал ряд статей. В них он доказал, что Наровчатское городище представляет собой следы золотоордынского города Мохши, столицы северо-западного улуса Золотой Орды. В 1950-е гг. пензенский археолог М. Р. Полесских и краевед В. И. Лебедев выпустили научно-популярные работы, в которых рассказывалось об истории города Мохши. В конце 1960-х - 1970-е гг. выходит ряд статей известного археолога А. Е. Алиховой, в которых она характеризует результаты своих археологических работ на территории Наровчатского городища и в его окрестностях. В настоящее время история города Мохши является предметом исследования археолога Ю. А. Зеленеева.

Ключевые слова: Золотая Орда, город Мохши, Наровчатское городище, историография, археология.

Наровчатское городище, представляющее собой следы золотоордынского города Мохши, вызывает большой научный интерес. Этот город был крупным торгово-ремесленным и культурным центром, возникшим в начале XIV в. на территории, заселенной преимущественно мордвой-мокшей. С большой долей вероятности можно утверждать, что город Мохши имел статус улусного центра и имел право чеканить собственную монету. Однако период расцвета города был недолгим. В 1360-х гг. он наравне с другими золотоордынскими городами вступает в полосу упадка, а в 1395 г. претерпевает нашествие войска Тамерлана.

На территории памятника неоднократно проводились археологические работы, результаты многих из которых были опубликованы. До настоящего времени территория Наровчатского городища и его окрестностей остается перспективной с точки зрения археологического исследования. В данной работе будет предпринята попытка обобщить материалы по историографии истории материальной культуры Наровчатского городища XIV в. При этом авторы ограничатся материалами по археологии. Научные работы по нумизматике не будут привлекаться для исследования, так как требуют специального подхода и должны стать темой отдельного исследования.

Впервые о существовании золотоордынского города Мохши стало известно благодаря нумизматическим данным. Первые сведения о монетах с чеканом «Мохши» появились в 1830-х гг. Они были описаны Х. Д. Френом в работе «Монеты ханов улуса Джучие-ва» в 1832 г. [1, с. 5]. Место их чеканки тогда еще не было известно и не ассоциировалось с Наровчатским городищем.

В конце XIX в. в поле зрения исследователей попадают археологические материалы, обнаруженные на Наровчатском городище. Так, Владимир Михайлович Терехин (1852-1916), член Пензенского статистического комитета, в 1893 г. писал: «На юго-западе от г. Наровчата сохранились признаки городища длиною более версты. Это городище... было, быть может, становищем того самого татарского князя Тогая, от Бездежа, который, по свидетельству летописи, отвоевал «Наровчатскую сторону у ордынского царевича Аб-дула... Были находки. и медных, и серебряных монет, одни по виду татарские, другие напоминают болгарские с изображением на лицевой стороне каких-то животных» [2].

© Иконников Д. С., Карев И. Н., Баишева М. И., 2019.

Кроме того, В. М. Терехин в числе первых обратил внимание на важную находку -большую группу каменных плит, обнаруженных во время строительства Покровского собора в центральной части Наровчата в 1870 г. 9 сентября 1902 г. В. М. Терехин совместно с В. П. Семечкиным на заседании Пензенской архивной комиссии сделал заявление о том, что древние каменные плиты, имеющие историческое значение, находятся при соборном храме Наровчата и не пользуются заслуженным вниманием. На заседании было постановлено ходатайствовать перед епархиальным начальством об их осмотре. Вероятно, осмотр был произведен, и одна плита была доставлена в Музей Пензенской ученой архивной комиссии [3, с. 7]. Дальнейшая судьба артефакта неизвестна.

Новый этап исследования истории Наровчатского городища был связан с деятельностью А. А. Кроткова (1866-1945), саратовского археолога, нумизмата и краеведа. Материалы, полученные в ходе исследования памятника, были изложены А. А. Кротковым в статьях «В поисках Мохши» [4], «К вопросу о северных улусах Золотоордынского ханства» [5] и в рукописи «Наровчат и его окрестности в его историко-археологическом отношении» [3], изданной через много лет после смерти исследователя, в 2011 г. [6].

Статья «В поисках Мохши» вышла в свет в 1923 г. в сборнике «Труды общества истории, археологии и этнографии при Саратовском университете» (вып. 34). Главной задачей, которую ставил перед собой автор, было аргументировать, что золотоордынский город Мохши тождествен Наровчатскому городищу. В своей аргументации А. А. Кротков опирался на данные исторической географии и нумизматики. Так, указывая, что известные науке монетные дворы «...были распространены в свое время по периферии Золотой Орды. причем главная масса их была сосредоточена к югу от Сараев и лишь редкие города к северу от них» [4, с. 28], А. А. Кротков предположил, что «г. Мохши надо искать севернее Н. Сарая и севернее Укека» [4, с. 29]. Кроме того, исследователю сразу бросились в глаза «грубость чекана, отсутствие. симметричности в расположении надписей и, наконец, примитивность в изображении эмблематических фигур» [4, с. 28-29]. Следовательно, поиск города Мохши должен был осуществляться в отдалении от южных городов Золотой Орды, так как «резчики по металлу в Мохши не проходили хорошей школы, которая чувствуется в монетах юго-восточных и южных городов Золотой Орды» [4, с. 29].

Но главным аргументом в пользу тождественности Мохши и Наровчатского городища А. А. Кротков считал данные нумизматики. Исследователь основывался на научной теории В. В. Григорьева, согласно которой находки золотоордынских монет с чеканом того или иного города преимущественно концентрировались на территории того населенного пункта, на котором были отчеканены. Исключение составляли монеты Сараев и Гу-листана, распространенные по территории всей Золотой Орды [4, с. 29]. Среди золотоордынских монет, собранных на территории Наровчата и в его окрестностях, 62 % имели чекан Мохши [4, с. 30-31].

В статье «К вопросу о северных улусах золотоордынского ханства», опубликованной в 1928 г. в «Известиях Общества исследования и изучения Азербайджана» (Баку), исследователь характеризовал материалы, полученные во время археологических работ 1925-1926 гг. [5, с. 71]. Прежде всего были отмечены находки сооружений из кирпича. К тому времени было известно два здания золотоордынского времени [5, с. 74]. Кроме того, А. А. Кротков подробно остановился на находках золотоордынских монет [5, с. 74-75].

Главный вывод, который был сделан в статье, сводился к тому, что в Наровчате и его окрестностях были обнаружены следы «.не какого-либо маленького "татарского" поселка XIV столетия, не какой-либо усадьбы золотоордынского магната-князька, а. значительного города, которому мы. придаем значение областного, улусного центра, с наименованием его - г. Мохши» [5, с. 74-75]. Главной причиной выделения нового улуса А. А. Кротков считал перспективность региона с точки зрения развития земледелия и некоторых видов промыслов [5, с. 77]. Непосредственным поводом для превращения Мохши в улусный центр, по мнению А. А. Кроткова, была политическая конъюнктура начала XIV в., когда наблюдался «.период подъема и особого усиления государственности» [5, с. 77]. Для усиления централизации появилась необходимость в новом опорном пункте [5, с. 77].

Немалое значение имеет также рукопись А. А. Кроткова «Наровчат и его окрестности в историко-культурном отношении» [3], изданная в 2011 г. [6]. Оригинал рукописи хранился и хранится в Наровчатском музее-заповеднике. Эту работу часто использовали археологи и историки при изучении истории Наровчата и Мохши. В этой работе А. А. Кротков выделил три этапа в истории Наровчата: 1) время, когда на месте современного населенного пункта находилось мордовское поселение; 2) период золотоордынского города Мохши; 3) период, когда на месте золотоордынского города возникает русская крепость, которая затем превращается в уездный город [6, с. 40-41]. Предположение А. А. Кроткова о том, что город Мохши возник не на пустом месте, выглядит гипотетичным, но правдоподобным [6, с. 39]. Главным доказательством тому служит исторически зафиксированное двойное название города (Мохши и Наровчат).

Следующий этап истории города А. А. Кротков характеризовал следующим образом: «.это татарский Норовчат (так в тексте - Д. И. и др.) XШ-XIV вв., который в 1313 г. при Узбекхане был сделан торгово-административным центром среди мордовско-мокшанских земель с данным ему правом бить свою местную серебряную и медную монету» [6, с. 40]. По мнению А. А. Кроткова, в это время население города было этнически смешанным. Исследователь считал, что этот этап завершился в 1395 г., когда Мохши вместе со многими золото-ордынскими городами был разрушен Тамерланом [6, с. 40].

А. А. Кротков предпринял также попытку реконструировать историю улуса Мохши. Исследователь считал, что первоначально его территория входила в состав улуса Укека, но около 1313 г. выделилось в самостоятельный улус [6, с. 32].

В принципе, основные вехи истории города Мохши изложены А. А. Кротковым правдоподобно и доказательно. Работы А. А. Кроткова сохраняют актуальность до настоящего времени. Главной заслугой исследователя является научная аргументация тождественности золотоордынского города Мохши и Наровчатского городища. Кроме того, работы А. А. Кроткова являются тем базисом, на котором основывается все современное изучение данного археологического памятника.

В 1950-е гг. в Пензе выходят научно-популярные работы М. Р. Полесских «В недрах времен» [7] и В. И. Лебедева «Загадочный город Мохши» [1]. Михаил Романович Полесских (1908-1992), пензенский археолог и краевед, сам ни разу не проводил раскопок на Наровчатском городище, но в своих работах нередко упоминал о находках с этого памятника, в частности о находках железных изделий и отходов кузнечного ремесла [8, с. 95], о керамических материалах (в том числе о деталях водопроводных труб и кирпичей) [7, с. 95; 8, с. 95] и т.д. Исследователь внес определенный вклад и в изучение этнокультурного состава местного населения. Он отмечал по-лиэтничность населения края [7, с. 79] и процесс культурного взаимодействия между различными народами в золотоордынское время.

М. Р. Полесских предполагал, что Наровчатское городище появилось еще в домонгольское время, причем его основатели, носители культуры памятников с красно-коричневой гончарной посудой, «...были в какой-то мере родственны волжским болгарам, которые корнями своего происхождения уходили к сармато-аланским племенам» [7, с. 96]. Данное предположение дискуссионно. В целом, главная заслуга М. Р. Полесских с точки зрения исследования материальной культуры города Мохши состоит в популяризации его истории.

Виталий Иванович Лебедев (1932-1995) также внес существенный вклад в изучение истории Наровчатского городища. Его научно-популярная брошюра «Загадочный город Мохши» (1958) стала первой обобщающей работой о памятнике.

Ее автор считал Мохши крупным торгово-ремесленным центром. Местное население, по его мнению, владело деревообрабатывающим, кузнечным, кожевенным, ювелирным ремеслами, техникой обработки камня и т.д. [1, с. 43]. В. И. Лебедев отметил, что на Наровчатском городище нередко встречаются черепки глиняной посуды [1, с. 10, 24]. Красноглиняную керамику он датировал золото-ордынским временем [1, с. 31] и определил основные типы орнаментации посуды [1, с. 31-32]. Исследователь уделил внимание архитектуре города Мохши [1, с. 22-23, 26-27], в том числе строительным материалам, использовавшимся при возведении золотоордынских зданий [1, с. 21-22]. В. И. Лебедев сделал также ряд замечаний по этнокультурной истории края. По его мнению, основную часть населения Мохши составляла мордва, но сказывалось и влияние Востока [1, с. 33, 42-43].

В конце 1960-1970-х гг. выходят статьи Анны Епифановны Алиховой (1902-1989), сотрудника Института археологии АН СССР, посвященные истории города Мохши. Все работы были основаны на результатах археологических работ, проводившихся в 1959-1963 гг.

Первая статья А. Е. Алиховой, в которой осуществлялась характеристика материалов с территории Наровчатского городища, «Гончарные горны города Мохши-Наручади (Наровчат Пензенской области)» вышла в свет в 1969 г. [9, с. 78-80]. В статье описывались гончарные горны, обнаруженные на территории Советской площади Наровчата. Находку двух горнов А. Е. Алихова характеризовала как целостный производственный комплекс [9, с. 78]. Горн № 1 сохранился сравнительно хорошо, он имел цилиндрическую форму, его диаметр составлял приблизительно 2 м. Горн имел две камеры [9, с. 78]. Горн № 2 сохранился значительно хуже, чем горн № 1. Фактически в распоряжение исследователей попала часть стенки высотой 195 см и жерло топки. А. Е. Алихова в своей статье стремилась максимально полно реконструировать форму этого производственного сооружения [9, с. 79]. Кроме того, она описала околотопочную яму [9, с. 80]. Исследовательница предполагала, что спуск в яму находился с северо-западной стороны, а также то, что над конструкцией некогда находилась легкая крыша или навес, опиравшийся на столб, находящийся в центре ямы, где сохранилась столбовая яма [9, с. 80].

В 1973 г. в журнале «Советская археология» была опубликована статья А. Е. Алихо-вой «Мавзолеи города Мохши-Наровчата». В статье описывались материалы, полученные во время раскопок в районе урочища Мизгить. А. А. Кротков считал, что здесь располагался жилой район. Об этом как будто бы говорила находка фундамента кирпичного здания размерами 13x7,2 м, раскопанного здесь в 1920-х гг. [10, с. 227]. В статье А. Е. Али-ховой показывалось, что в районе Мизгити ранее находился золотоордынский могиль-

ник, а остатки кирпичных сооружений, найденных здесь, вероятнее всего, представляли собой не жилые здания, а мавзолеи [10, с. 227].

Большая часть статьи была посвящена описанию отдельных мавзолеев [10, с. 228-236]. В целом, А. Е. Алихова констатировала в статье «разнообразие архитектурных форм» [10, с. 237]. Она стремилась восстановить архитектурные и погребальные традиции местного населения. Конструкция склепа мавзолея № 1, по мнению исследовательницы, находила аналогии на территории Азербайджана: там также прослеживаются «.двухэтажность, крестообразная планировка склепа и близкая конструкция окон» [10, с. 230]. С другой стороны, некоторые черты свидетельствовали о влиянии населения Средней Азии, о чем говорил «наземный способ захоронения, противоречащий мусульманскому вероисповеданию» [10, с. 233]. Такая специфическая погребальная традиция, по мнению А. Е. Алиховой, представляла собой пережиток зороастризма, который мог быть принесен переселенцами из Средней Азии, поскольку «.этот способ захоронения распространен среди части узбеков Хорезма» [10, с. 233].

Последней работой А. Е. Алиховой по материалам города Мохши была статья «Постройки древнего города Мохши» (1976), также опубликованная в журнале «Советская археология». В статье характеризовались сооружения, выявленные на территории урочища Красный Ключ. А. Е. Алихова подробно описала планировку общественной бани [11, с. 167, 169-170]. Она имела значительные размеры (11x10,5 м) и подпольное отопление, печь примыкала к зданию с севера. Планировка мыльни была крестообразной, в центре мыльни располагался водоем (возможно, с фонтаном), в южной части мыльни находилось помещение, которое могло служить либо бассейном, либо емкостью для воды [11, с. 167, 169-170]. Сооружение по планировке и конструктивным особенностям было близко Красной палате города Булгара [11, с. 170].

Постройки № 1-3 и 5-8, по мнению А. Е. Алиховой, представляли собой частные бани. Планировка этих сооружений была стандартна. От них сохранялся фундамент, состоящий из стен и столбиков из сырцового, реже обожженного кирпича, предназначавшихся для поддержки пола. Кроме того, все сооружения были снабжены дымоходами и печами [11, с. 171]. А. Е. Алихова не останавливалась подробно на характеристике каждой частной бани, отмечая только особенности некоторых сооружений [11, с. 174-176]. Предположение А. Е. Алиховой о функциональном назначении сооружений этого типа прочно закрепилось в науке [12, 13]. Но сама А. Е. Алихова не была в нем уверена [11, с. 178-179].

Кроме того, в статье была описана чайхана: «Это довольно крупное здание, размером 7,8x6 м», с входом, располагавшимся с северной стороны [11, с. 178]. «Главной отличительной особенностью, позволяющей судить о назначении этой постройки, является расположенный в центре погреб. Он был выложен из кирпича, положенного плашмя. Дно погреба, расположенное на глубине 1,7 м, считая от пола постройки, было вымощено хорошо пригнанными кирпичами» [11, с. 178]. Кроме того, А. Е. Алихова упомянула о небольшой постройке размерами 2x2,9 м, располагавшейся неподалеку от общественной бани. Исследовательница была склонна рассматривать это сооружение как сторожку «для охраны общественной бани» [11, с. 178].

А. Е. Алихова считала, что Красный Ключ в золотоордынское время был жилым районом. Отсутствие находок жилых построек она объясняла тем, что «раскопки описанных бань, разбросанных на площади 2 га, не дают полной характеристики очерченного района, так как между постройками не исследованы большие площади» [11, с. 178]. Это положение выглядит сомнительным, так как сама же А. Е. Алихова отмечает, что в разведочных траншеях, прокладывавшихся между отдельными сооружениями, находки были малочисленны [14, с. 28-31].

Значение археологических работ А. Е. Алиховой весьма велико. Во многом именно на них основывается современное представление о материальной культуре Наровчатско-го городища и его окрестностей. Статьи А. Е. Алиховой внесли коррективы в научное представление о планировке города Мохши. Большое значение для дальнейшего изучения истории города Мохши имело «открытие» могильника на территории урочища Миз-гить.

Начиная с 1990-х гг. исследованием истории материальной культуры города Мох-ши активно занимался Ю. А. Зеленеев. Под его руководством на территории Наровчатского городища в 1989-1993 гг. проводятся раскопки.

Ю. А. Зеленеев преимущественно интересовался вопросами этнокультурной истории города Мохши и улуса. В 2005 г. в статье «Региональные этнокультурные особенности золотоордынских городов Поволжья» исследователь отмечал этнокультурную много-компонентность населения города Мохши. В частности, «при наличии традиций центрально-азиатского градостроительства следует отметить присутствие в материальной культуре этого города значительного культурного мордовского пласта» [15, с. 244].

В 2015 г. вышла статья А. Ю. Зеленеева и Ю. А. Зеленеева «Эт-нополитическая история мордвы в ХШ-ХУ вв. (по археологическим данным)», где рассматривался вопрос о взаимоотношениях между туземной мордвой и золотоордынским пришлым населением и золотоордынской ханской администрацией. По мнению исследователей, последствия монголо-татарского завоевания в регионе были преодолены сравнительно быстро, о чем говорило отсутствие существенных изменений в ареале расселения мордвы по сравнению с домонгольским временем [16, с. 31]. В конце XIII и в первой половине XIV в. даже наблюдается расширение территории расселения мордвы, которое авторы связывали с развитием пашенного земледелия и поиском плодородных земель [16, с. 31-32]. В зоне традиционного расселения мордвы А. Ю. Зеленеев и Ю. А. Зеленеев отметили неравное положение, в котором находились мордва-мокша и мордва-эрзя. Так, мокша, проживавшая на территории с лесостепным ландшафтом, оказалась в более близком контакте с золотоордынской администрацией из-за переселения «некоторой части завоевателей» в места проживания этого народа [16, с. 32]. Что касается мордвы-эрзи, то, по мнению исследователей, власть ханской администрации в ее землях была слабее, а «.к концу XIV в. золотоордынские ханы контроль над эрзей почти потеряли» [16, с. 31].

Формирование золотоордынского административного устройства в землях мордвы исследователи связывали с рубежом XIII и XIV вв., когда в Верхнем Примокшанье появляется город Мохши, который представлял собой «.первое поселение городского типа» в землях мордвы [16, с. 32]. Исследователи считали, что большой процент населения города составляла мордва [16, с. 33]. Период политического господства Мохши над подвластным ему административным округом был, по их мнению, временем экономической стабильности и поступательного развития, который был прерван «великой замятней» [16, с. 34]. Многое в указанной статье дискуссионно, но сама попытка рассмотреть научную проблему с точки зрения взаимодействия золотоордынской администрации с туземным населением представляет интерес.

Кроме того, Ю. А. Зеленеев внес определенный вклад в исследование экономической истории региона в золотоордынский период. В 2011 г. появилась его статья «Городское и сельское население Примокшанья в XIII-XV вв.», где был затронут вопрос о функции Наровчатского городища как торгового центра золотоордынского времени. В частности, большое значение города Мохши Ю. А. Зеленеев связывал с тем, что он играл важную роль в торговле «.по Дону с Причерноморьем» [17, с. 144]. Это предположе-

ние спорно, но идея заслуживает внимания. Кроме того, Ю. А. Зеленеев подчеркивал роль города во внутренней торговле, отмечая, что «по распространению красноглиняной керамики в регионе можно говорить о том, что торговля города охватывала до 50 км округи» [17, с. 144].

В том же 2011 г. вышла в свет совместная статья Ю. А. Зеленеева и Е. Е. Филипповой под названием «Гончарный горн города Мохши (по результатам исследований 1989-1990 гг.)». В статье описываются материалы, полученные в ходе раскопок 1989-1990 гг. на территории Советской площади Наровчата [18, с. 45-51]. Обнаруженный в ходе раскопок гончарный горн, по мнению исследователей, относился к типу «сельских» и предназначался для производства неполивной керамики относительно невысокого качества, «.которая была ориентирована на рынок города и его ближайшей округи в радиусе 30-40 км» [18, с. 50]. Ю. А. Зеленеев и Е. Е. Филиппова констатировали сходство наровчат-ского горна с золотоордынскими аналогами из Крыма и Булгара [18, с. 51]. По мнению исследователей, тип горнов, аналогичных наровчатскому, использовался «индивидуальными мастерскими с узкой специализацией и небольшим объемом производства» по Г. А. Федорову-Давыдову [18, с. 51], что подтверждалось также тем, что подобные мастерские, как правило, концентрировались «.в одном квартале по ремесленному принципу» [18, с. 51], т.е. так же, как и на территории Советской площади Наровчата.

«Первооткрывателем» золотоордынского города Мохши следует считать А. А. Крот-кова, работавшего над вопросами материальной культуры преимущественно в 1920-е гг. Результаты его научной деятельности в основном сводятся к следующему:

1) научная аргументация тождественности города Мохши, известного по нумизматическим данным, и Наровчатского городища XIV в.;

2) составление приблизительного плана города Мохши;

3) предположение о существовании домонгольского поселкового памятника на территории Наровчатского городища.

Роль М. Р. Полесских и В. И. Лебедева в первую очередь сводится к популяризации истории Наровчатского города и его окрестностей в золотоордынское время.

Работами А. Е. Алиховой был существенно скорректированы представления о планировке города Мохши, высказанные А. А. Кротковым. Исследовательница определила, что территория урочища Мизгить в золотоордынское время представляла собой крупный мусульманский могильник с мавзолеями, чем опровергла предположение А. А. Кроткова о том, что территория города Мохши превышала территорию современного Наровчата приблизительно в два раза. Кроме того, А. Е. Алихова ввела в научный оборот обширный материал по постройкам города Мохши в урочище Красный Ключ.

В 2010 г. Ю. А. Зеленеевым предпринимаются попытки использовать данные материальной культуры города Мохши для осуществления этнокультурных обобщений.

Наровчатское городище продолжает оставаться перспективным с точки зрения проведения археологических работ памятником. Кроме того, еще многие материалы с этого памятника еще предстоит ввести в научный оборот. Исследование истории золото-ордынского города Мохши еще далеко не закончено.

Библиографический список

1. Лебедев, В. И. Загадочный город Мохши / В. И. Лебедев. - Пенза, 1958. - 48 с.

2. Терехин, В. М. Археологические раскопки и розыскания, произведенные в 1892 году в уездах Краснослободском и Наровчатском / В. М. Терехин // Сборник Пензенского Губернского статистического комитета / под ред. В. П. Попова. - Пенза : Типография губернского правления, 1893. - Вып. 1. - С. 1-6.

3. Кротков, А. А. Наровчат и его окрестности в историко-археологическом отношении (Посвящается Наровчатскому кружку краеведения) / А. А. Кротков // Научный архив Пензенского государственного краеведческого музея. Ф. VI. № 132/14. - Наровчат, 1939. - 23 с.

4. Кротков, А. А. В поисках Мохши / А. А. Кротков // Труды Общества истории, археологии и этнографии при Саратовском университете. - Саратов, 1923. - Вып. 34. - С. 27-31.

5. Кротков, А. А. К вопросу о северных улусах Золотоордынского ханства / А. А. Кротков // Известия общества обследования и изучения Азербайджана. - 1928. - № 5. - С. 71-79.

6. Кротков, А. А. Наровчат и его окрестности в историко-археологическом отношении (Посвящается Наровчатскому кружку краеведения): К 145-летию со дня рождения / А. А. Кротков. -Пенза, 2011. - 74 с.

7. Полесских, М. Р. В недрах времен / М. Р. Полесских. - Пенза, 1956. - 103 с.

8. Полесских, М. Р. Археологические памятники Пензенской области / М. Р. Полесских. -Пенза, 1970. - 163 с.

9. Алихова, А. Е. Гончарные горны города Мохши-Наручадь (Наровчат Пензенской области) / А. Е. Алихова // Краткие сообщения Института археологии. - Москва : Наука, 1969. -Вып. 120. - С. 78-80

10. Алихова, А. Е. Мавзолеи города Мохши-Наровчата / А. Е. Алихова // Советская археология. - 1973. - № 2. - С. 226-236.

11. Алихова, А. Е. Постройки древнего города Мохши / А. Е. Алихова // Советская археология. - 1976. - № 4 - С. 166-178

12. Зиливинская, Э. Д. Еще раз о банях города Мохши / Э. Д. Зиливинская // Из истории области: Очерки краеведов. - Пенза, 1990. - Вып. II. - С. 129-138.

13. Зиливинская, Э. Д. Бани Золотой Орды / Э. Д. Зиливинская // Практика и теория археологических исследований. - Москва, 2001. - С. 174-225.

14. Алихова, А. Е. Отчет о раскопках в с. Наровчат Пензенской области / А. Е. Алихова // Архив ИА РАН. - Р-1. - № 2570. - Москва, 1962. - 18 с.

15. Зеленеев, Ю. А. Региональные этнокультурные особенности золотоордынских городов Поволжья / Ю. А. Зеленеев // Регионология. - 2005. - № 5-6. - С. 241-245.

16. Зеленеев, А. Ю. Этнополитическая история мордвы в XIII-XV вв. (по археологическим данным) / А. Ю. Зеленеев, Ю. А. Зеленеев // Вестник НИИ гуманитарных наук при Правительстве республики Мордовия. - 2015. - № 2 (34). - С. 28-35.

17. Зеленеев, Ю. А. Городское и сельское население Примокшанья XIII-XV вв. / Ю. А. Зе-ленеев // Труды III (XIX) Всероссийского археологического съезда. - Санкт-Петербург, 2011. -С. 144.

18. Зеленеев, Ю. А. Гончарный горн города Мохши (по результатам исследований 1989-1990 гг.) / Ю. А. Зеленев, Е. Е. Филиппова // Вестник Чувашского университета. - 2011. -№ 4. - С. 44-52.

Иконников Дмитрий Сергеевич, кандидат исторических наук, заведующий антропологической лабораторией кафедры анатомии человека, Пензенский государственный университет. E-mail: ikonnikof-ds@mail.ru

Карев Игорь Николаевич, генеральный директор, ООО «Научно-производственный центр "Цера"». E-mail: npc-cera@mail.ru

Баишева Мария Ивановна, методист информационно-методического центра, Отдел образования Администрации Спасского района Пензенской области. E-mail: poisonous11@gmail.com

Образец цитирования:

Иконников, Д. С. Наровчатское городище XIV века: историографический обзор / Д. С. Иконников, И. Н. Карев, М. И. Баишева // Вестник Пензенского государственного университета. - 2019. - № 1 (25). -С.12-19.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.