Научная статья на тему 'Народный университет имени Шанявского'

Народный университет имени Шанявского Текст научной статьи по специальности «Народное образование. Педагогика»

CC BY
612
110
Поделиться
Ключевые слова
ПЕРВЫЙ «ВОЛЬНЫЙ» УНИВЕРСИТЕТ / ОБЩЕСТВЕННАЯ ИНИЦИАТИВА / ДЕМОКРАТИЧЕСКИЕ НАЧАЛА / THE FIRST «LIBERAL» UNIVERSITY

Аннотация научной статьи по народному образованию и педагогике, автор научной работы — Власов В. А.

В статье рассматривается процесс создания и десятилетней деятельности неправительственного учебного заведения – Московского городского народного университета, особая роль в этом представителя либеральной интеллигенции генерал-майора в отставке А. Л. Шанявского и его соратников.

Похожие темы научных работ по народному образованию и педагогике , автор научной работы — Власов В. А.,

The People’s University named after Shanyavsky

The article is devoted to the process of establishment and ten-year activity of the nongovernmental educational institution – The Moscow city people’s university, to the special role of the liberal intellectuals representative, the retired major general A. L. Shanyavsky and his companions-in-arms.

Текст научной работы на тему «Народный университет имени Шанявского»

ИЗВЕСТИЯ

ПЕНЗЕНСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ПЕДАГОГИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА имени В. Г. БЕЛИНСКОГО ГУМАНИТАРНЫЕ НАУКИ № 27 2012

IZVESTIA

PENZENSKOGO GOSUDARSTVENNOGO PEDAGOGICHESKOGO UNIVERSITETA imeni V. G. BELINSKOGO HUMANITIES

№ 27 2012

УДК 37(09)

НАРОДНЫЙ УНИВЕРСИТЕТ ИМЕНИ ШАНЯВСКОГО

© В. А. ВЛАСОВ

Пензенский государственный педагогический университет им. В.Г. Белинского, кафедра отечественной истории e-mail: vlasov.penza@mail.ru

Власов В. А. - Народный университет имени Шанявского // Известия ПГПУ им. В.Г. Белинского.2012. № 27. С. 527-532. - В статье рассматривается процесс создания и десятилетней деятельности неправительственного учебного заведения - Московского городского народного университета, особая роль в этом представителя либеральной интеллигенции генерал-майора в отставке А. Л. Шанявского и его соратников.

Ключевые слова: первый «вольный» университет, общественная инициатива, демократические начала.

Vlasov V. A. - The People’s University named after Shanyavsky // Izv. Penz.gos. pedagog. univ.im.i V.G. Belinskogo.

2012. № 27. P. 527-532. - The article is devoted to the process of establishment and ten-year activity of the nongovernmental educational institution - The Moscow city people’s university, to the special role of the liberal intellectuals representative, the retired major general A. L. Shanyavsky and his companions-in-arms.

Keywords: the first «liberal» university, social initiative, democratic principals.

Реформы Александра II создавали благоприятные условия для либерализации российского общества, что в свою очередь способствовало активизации общественной и частной инициативы в сфере образования. Это затрагивало все звенья системы образования, включая высшую школу. Предпринимаются попытки создания учебных заведений, относительно свободных от официальной бюрократической опеки. Первый шаг в этом направлении был сделанвыдающимся учёным-энциклопедистом, историком, юристом, этнологом и социологом, профессором М. М. Ковалевским в 1901 г., когда им была организована Русская высшая школа общественных наук в Париже. Подобная идея вызревала и в самой России.

Инициатором в этом вопросе выступил общественный деятель и меценат, генерал-майор в отставке и золотопромышленник Альфонс Леонович Шаняв-ский. Он родился 9 февраля 1837 г. в Седлецкой губернии в родовом имении Шанявы, в небогатой семье польского шляхтича. На родине, в Польше, он прожил недолго. В десять лет его отдали в кадетский корпус для малолетних в Туле, после окончания которого он был переведён в Орловский кадетский корпус, а затем - в Константиновское военное училище. Окончив последнее среди лучших учеников, А. л. Шанявский продолжил учёбу в Академии Генерального штаба. Служил с 1861 по 1875 годы в Забайкалье, Приамурье, затем в Казачьем отделе Главного штаба [11].

Поездки по Сибири дали возможность образованному офицеру познакомиться с богатой приро-

дой края и его жителями. «И перед ним неотступно вставал вопрос, - писалА. А. Кизеветтер, - что нужно сделать для того, чтобы человек стал в этих суровых краях не рабом... Шанявский решал для себя этот вопрос как истинный шестидесятник: надо распространить в населении просвещение, разбросать повсюду семена знания, разбудить дремотствующую мысль»

[9]. Вместе с прогрессивно настроенными интеллигентами А. л. Шанявский участвует в подготовке открытия средней школы для бурятов. Однако найти общий язык с министерством народного просвещения и его главой графом Д. А. Толстым не удалось, и «полезное начинание было погублено в самом зародыше». В связи с этим А. А. Кизеветтер писал: «Мысль о том, что дело народного просвещения. должно быть вверено не бюрократии, а органам общественного самоуправления, предстала теперь перед ним с полной ясностью. План создания «вольного» университета уже в то время созрел в его голове. Он терпеливо и неослабно выжидал наступления в условиях русской жизни благоприятного момента для осуществления этой своей мечты в наиболее чистой форме» [9. С.325].

Во время службы в Сибири Альфонс леонович познакомился со своей будущей женой - лидией Алексеевной Родственной (1857-1921). Она родилась в семье отставного полковника и иркутской предпринимательницы - совладелицы Зейской и Верхнезейской (в районе Благовещенска) золотопромышленных компаний. Окончила Петербургские Высшие женские курсы. Унаследовав родительское состояние, развер-

нула энергичную просветительскую благотворительность. В 1872 г. передала немалые средства на организацию в Москве Высших женских курсов В. И. Герье, а также добилась вместе с Шанявским открытия (на собственные средства) Курсов учёных акушерок при Военно-медицинской академии в Петербурге. Военный министр д. А. Милютин поддерживал прогрессивное начинание, курсы успешно работали. Однако новый министр П. С. Ванновский распорядился закрыть их в 1882 г. Супруги Шанявские 12 лет обращались в различные инстанции с ходатайством о возобновлении работы женских курсов и добились своего. В 1897 г. они были преобразованы в Женский медицинский институт, который в 1904 г. был официально признан высшим учебным заведением [12].

В 1875 г. в возрасте 38 лет, А. л. Шанявский по состоянию здоровья вынужден был уйти в отставку в чине генерал-майора. Став совладельцем (наряду с Л. А. Родственной и В. Н. Сабашниковым) золотопромышленных компаний, участвовал в их реорганизации в «Соединённую акционерную золотопромышленную компанию»; был избран «компаньоном-распорядителем», добился технического оснащения и значительного роста доходов компании. С 1880-х годов жертвовал крупные средства на нужды просвещения: основание гимназии в Благовещенске, сельскохозяйственной школы в Чите, поддержка курсов акушерок в Петербурге.

В 1905 г., в условиях начавшейся революции,

A. Л. Шанявский решил, что время для реализации его главного замысла - создания «вольного» университета

- пришло. Первоначально о своём проекте и желании отдать всё своё состояние на его реализацию он сообщил близким для него людям, известным и авторитетным деятелям: учёному-невропатологу, профессору Московского университета В. К. Роту, издателям братьям Михаилу и Сергею Сабашниковым, профессору Московского университета историку Н. В. Сперанскому, экономисту, статистику и публицисту А. И. Чупро-ву, историку, юристу и этнографу М. М. Ковалевскому и др. [12. С.14-15], которые поддержали благородную идею. В течение лета 1905 г. на квартире Шанявских в Москве проходили постоянные совещания, где обсуждалась судьба будущего университета. Лидия Алексеевна и её добровольные помощники вели переговоры с официальными лицами в Московской городской думе. В этот период ухудшилось здоровье Альфонса Леоновича, который уже давно страдал от аневризмы аорты. М. В. Сабашников вспоминал: «Малейшего кашля, случайного усилия или быстрого движения, волнения или испуга было бы достаточно, чтобы произошёл разрыв аорты и мгновенная смерть» [8].

В августе на квартире М. В. Сабашникова было собрано совещание с участием влиятельных гласных Московской городской думы:В. К. Рота, С. А. Муромцева, Н. М. Перепёлкина, Н. И. Гучкова, Н. Н. Щепкина и М. Я. Герценштейна, а также общественных деятелей М. М. Ковалевского, кн. С. Н. Трубецкого,

B. Е. Якушкина, Н. В. Сперанского, Лидии Алексеевны и самого М. В. Сабашникова. Все собравшиеся под-

держали предложение Шанявских. «Городской голова кн. Владимир Михайлович Голицын не был на совещании, но В. К. Рот переговорил с ним по просьбе Лидии Алексеевны отдельно и заручился полным его сочувствием делу вольного университета» [8. С.299-300].

После этого можно было переходить к официальным обращениям. 15 сентября 1905 г. А. Л. Шаняв-ский отправляет письмо с просьбой о поддержке его начинания создать в Москве народный университет министру народного просвещения генералу В. Г. Глазову, бывшему товарищу по Академии Генерального штаба. Излагая свои мотивы, Альфонс Леонович, в частности, писал: «Несомненно нам нужно как можно больше умных, образованных людей, в них вся наша сила и наше спасение, и в недостатке их - причина всех наших бед и несчастий и того прискорбного положения, в котором очутилась ныне вся Россия. .Все ясно сознавали ту аксиому, что одними руками и ногами ничего не поделаешь, а нужны и головы, и чем они лучше гарнированы и чем многочисленнее, тем страна богаче, сильнее и счастливее» [13]. Шанявский особо подчеркнул, что такой университет, который давал бы доступ к знаниям всем обездоленным (не имеющим возможности поступать в казённые университеты), не будет конкурировать с государственными, а будет лишь дополнять и расширять их. Ссылаясь на опыт других стран, таких как Англия, Америка и Япония, он отмечал, что в них «благополучно существуют вольные или народные университеты и ничего кроме добра не приносят, содействуя привлечению интереса народа к знаниям и науке» [13. С.436].

В тот же день А. Л. Шанявский направил обращение в Московскую городскую думу с предложением принять в дар средства (дом на Арбате, д.2/2) для создания городского народного университета и с изложением принципов его устройства. В частности, он отмечал, что «предметы будут представлены по всем отраслям академического знания», лекторами могут быть «лица обоего пола, имеющие учёную степень, а также лица, составившие себе имя в литературе, науке или в области преподавания». К поступлению в народный университет допускались «лица обоего пола не моложе шестнадцати лет, без различия национальностей и вероисповеданий», при этом не требовалось предоставлять аттестат зрелости. Плата за занятия должна быть «в возможно доступном размере», а в дальнейшем может быть вообще отменена.

Находясь в ведении Московской городской думы, народный университет должен быть под непосредственным управлением Попечительского совета из шестнадцати человек, половина из которых избирается на четыре года Московской городской думой (в том числе не менее двух женщин), а вторая половина назначается А. Л. Шанявским пожизненно. По мере выбытия последних, они должны замещаться лицами избираемыми самим Попечительским советом. К ведению совета относились «выбор предметов преподавания, открытие факультетов и отделов, приглашение лекторов и профессоров, установление размера и способа вознаграждения преподавателей и платы за

слушание курсов». Кроме этого Попечительский совет создавал исполнительный орган (Правление) «для ближайшего заведования делами Народного университета». Академический совет (коллегия профессоров) руководил разработкой и совершенствованием учебных планов, намечал изменения преподавательского состава [13. С.440].

25 октября 1905 г. Московская городская дума решила принять дар Шанявского для устройства народного университета [5]. В связи с ухудшением своего здоровья Альфонс Леонович 26 октября 1905 г. составил завещание, по которому его недвижимое имущество и капиталы передавались в пожизненное пользование жены, а после её смерти переходили к народному университету. Если дума не сможет учредить университет в течение трёх лет (до 3 октября 1908 г.), то имущество перейдёт к женскому медицинскому институту в Петербурге [1]. 3 ноября 1905 г. московский градоначальник «извещает о неимении препятствий к принятию городом пожертвования». 5 ноября Альфонс Леонович выдаёт своей жене Лидии Алексеевне доверенность на заключение от его имени дарственной в пользу думы на жертвуемый им городу дом с земельным участком. 7 ноября, утром, эта дарственная совершается приглашённым на квартиру нотариусом а вечером А.Л. Шанявского не стало: он скончался от кровоизлияния в больной груди, успев сделать всё от него зависящее для создания задуманного им «вольного» университета [8. С.301]. Однако предстояла ещё трёхлетняя борьба, чтобы задуманное удалось реализовать на практике.

Перед кончиной А. Л. Шанявский назначил своими душеприказчиками профессора В.К. Рота, бухгалтера И. Я. Волкова и книгоиздателя М. В. Сабашникова. В учреждённую городской думой комиссию по составлению устава университета Альфонс Леонович от себя назначил хорошо известных и авторитетных людей: М. М. Ковалевского, К. А. Тимирязева, С. А. Муромцева, В. К. Рота, В. Е. Якушкина, А. Н. Шереме-тевскую, А. Н. Реформаторского, Н. В. Сперанского, М. В. Сабашникова и Л. А. Шанявскую. Среди избранных городской думой были А. А. Мануйлов, А. И. Гучков, А. Н. Геннерт, кн. В. М. Голицын, А. С. Алексеев, А. С. Вишняков, М. Я. Герценштейн, Н. М. Перепёлкин, С. В. Пучков и И. К. Спижарский. Попечительский совет был образован в следующем составе: по назначению Альфонса Леоновича: Л. А. Ша-нявская, В. К. Рот, С. В. Сабашников, М. В. Сабашников, М. М. Ковалевский, С. А. Муромцев, К. А. Тимирязев, А. Н. Шереметевская, А. Н. Реформаторский и Н. В. Сперанский, а по избранию городской думы: В. А. Морозова, Е. А. уварова, А. А. Мануйлов, кн. В. М. Голицын, Е. Н. Трубецкой, А. С. Алексеев, А. С. Вишняков, Н. М. Перепёлкин, С. А. Фёдоров,

Н. Н. Кулагин [8. С.332]. На эти лица легла большая ответственность за организацию в Москве «вольного» университета.

Подготовленный комиссией проект устава был утверждён Московской городской думой 30 мая 1906 г. [9]. Однако московский градоначальник

А. А. Рейнбот приостановил проведение в жизнь решения городской думы, поэтому проект был передан на прохождение всех государственных инстанций. Вначале документ оказался в министерстве внутренних дел, оттуда его направили в министерство народного просвещения. Оно, в свою очередь, указало, что проект может быть введён в действие только в случае, если будут определены отношения народного университета и министерства, и предложило утверждать кандидатуру председателя правления учебного заведения в министерстве, а попечительный совет обязан посылать туда ежегодный отчёт о деятельности университета, представлять программы лекций и списки приглашённых для их чтения лиц. Только на таких условиях (которые выхолащивали суть «вольного» альтернативного университета) министр народного просвещения П. М. Кауфман был готов просить совет министров предоставить ему право утвердить проект устава. Совет министров в июле 1907 г. решил, что утверждение устава будет проходить через Государственную думу и Государственный совет. После этого только через четыре месяца 27 ноября 1907 г. проект устава без изменений был передан в Государственную думу [1].

Тем временем новый министр народного просвещения А. Н. Шварц предпринял очередные шаги по введению административной зависимости и подконтрольности университета, хотя в письме Л. А. Шаняв-ской заверял, что не имеет никаких «злокозненных» намерений относительно нового учебного заведения. В январе 1908 г. министр взял обратно из Государственной думы проект устава. Замечания касались того, что только министр утверждал председателя попечительского совета, а попечитель Московского учебного округа - председателя правления университета, программы лекционных курсов и т.д. 4 апреля 1908 г. Московская городская дума приняла эти изменения [7].

3 июня 1908 г. состоялось рассмотрение нового проекта устава в Государственной думе. Прения продолжались целый день, выступили 14 ораторов как со стороны либерально настроенных депутатов, так и со стороны правых. Стенограмма заседания заняла более 50 страниц. Дума утвердила новый проект устава, разрешив Московскому городскому общественному управлению «открыть на средства, пожертвованные генерал-майором Шанявским, народный университет, присвоив ему наименование Московский городской народный университет им. А. Л. Шанявского» [16].

После этого оставалась последняя инстанция -Государственный совет, где также состоялось бурное обсуждение 18 июня 1908 г. и был утверждён законопроект, принятый Думой [4]. Вот как Л. А. Шанявская извещала об этом событии председателя попечительского совета В. К. Рота: «Ещё вчера друзья наши не были уверены, что мы не потерпим поражение. но нас спасли: во-первых, Столыпин, перед заседанием Государственного Совета переговоривший со Шварцем, и, во-вторых, Лукьянов, отбивший в тот же вечер у правых большую часть их голосов горячей часовой речью на собрании фракции, а также Таганцев, всё время за нас неутомимо орудовавший, Кони с его тёплой речью

и даже Аничков, не говоря уже о Ковалевском, сказавшем очень понравившуюся речь» [8. С.335]. Яркое выступление в Государственном совете широко известного юриста и оратора А. Ф. Кони перепечатали многие газеты обеих столиц и провинциальных городов.

26 июня 1908 г. идея Шанявского получила наконец необходимое юридическое обеспечение: император Николай II утвердил законопроект об учреждении в Москве народного университета.

1 октября 1908 г. (за два дня до роковой даты 3 октября) в здании Московской городской думы на Воскресенской площади (ныне площадь Революции) состоялось торжественное открытие Московского городского народного университета им. А. Л. Ша-нявского. При этом следует отметить, что, по словам Л. А. Шанявской, «нигде, ни в завещании, ни в дарственной записи Альфонс Леонович не выражал желания, чтобы народному университету было присвоено его имя» [12. С.21]. Главную речь произнёс известный историк профессор П. Г.Виноградов. На следующий день в аудиториях, арендованных по всему городу, начались занятия. Первую лекцию по статистике прочитал А. Ф. Фортунатов. Материальных средств для начала было достаточно, поэтому университет энергично развивал свою деятельность и вширь, и вглубь.

обучение в университете велось на двух отделениях: академическом, которое давало высшее образование, с трёхгодичным сроком обучения и научнопопулярном, дававшем среднее образование в объёме гимназии, уделявшем особое внимание распространению научных знаний, с четырёхгодичным сроком обучения и являвшемся как бы подготовительным для обучения на академическом отделении (начало действовать с 1910 г.). Академическое отделение состояло из трёх циклов: естественно-исторического, общественноюридического и историко-философского. Все занятия проводились в вечернее время с 17 до 22 часов, чтобы дать возможность учиться тем, кто днём работал [11. С.20]. В соответствии с замыслом Шанявского, от поступающих не требовали свидетельств о благонадёжности, сословной принадлежности, цензовом образовании и т.д. Без каких-либо ограничений принимались и женщины. Плата за обучение была невысокой (например, в 1915 г. - 40 руб. в год на академическом отделении и 6 руб. - на научно-популярном).

Слушателям предоставлялась возможность получить фундаментальные знания по максимальному кругу дисциплин, которые определяли лицо тогдашней науки. Поэтому учебные планы были чрезвычайно насыщены. Так, историко-философский цикл на втором году обучения предлагал слушателям 28 лекционных курсов и 12 семинаров. Особенно углубленно изучали отечественную, античную и новую европейскую историю, а также историю литературы, философской и политической мысли. Кроме традиционных курсов велись и такие, которые не имели аналогов в казённых университетах: «Теория исторического процесса и методология истории», «Теория и методика государственного управления», «История государственных учреждений XIX века», «Социология - часть исто-

рическая», «История этических учений» и т.п. Проводились практические занятия по истории Великой французской революции, истории идейной борьбы в русской литературе XIX в., философии позитивизма и др. [11. С.22].

На естественно-научном цикле также готовились новые, ранее нигде не читавшиеся курсы. Например, будущий академик А. Е. Ферсман впервые прочитал курс геохимии, П. П. Лазарев - курс «Современная теориярастворов и её применение к биологии и медицине» [2]. Среди многих десятков традиционных университетских курсов читались и такие как математика, физика, астрономия, механика, химия органическая, неорганическая, аналитическая, геология, минералогия, кристаллография, палеонтология, ботаника, морфология и систематика растений, зоология, физиология животных, политическая экономия, экономическая политика, финансы, кооперация, общая теория права, история русского права, гражданское право, гражданский процесс, уголовное право, уголовный процесс, административное право, русская история, всеобщая история, история древней и новой философии, психология, логика, славянская литература, история русской и западной литературы, история искусств, история школы, английский, французский, немецкий языки и др. [17].

В организации учебного процесса особое внимание уделялось максимальной активизации творческих возможностей самих слушателей. «Возбудить интерес, толкнуть на собственную работу ума - вот что было всегда первой целью», - вспоминал впоследствии один из профессоров университета историк А. А. Кизеветтер[9. С.385]. Слушатели академического отделения первые в России имели возможность самостоятельно составлять индивидуальные планы учёбы, исходя из собственных научных интересов. Ежегодно среди слушателей проводилось анкетирование по широкому кругу вопросов, анализ которого приводил к корректировке перечня и содержания лекционных курсов, введению новых предметов.

Фундаментальность обучения во многом определялась высоким профессиональным и интеллектуальным уровнем привлекаемых профессоров и других специалистов своего дела. В разные годы в университете работали знаменитые химики Н. д. Зелинский и А. Н.Реформаторский, физики П. Н. Лебедев и С. А. Чаплыгин, физикохимики В. А. Кистяковский и И. А. Каблуков, крупный специалист в кристаллографии Ю. В. Вульф, естествоиспытатель-дарвинист, один из основателей русской школы физиологии растений К. А. Тимирязев, минеролог, геохимик и естествоиспытатель В. И. Вернадский, геохимик-минеролог А.Е. Ферсман, основоположник экспериментальной биологии Н.К. Кольцов, правоведы Ф. Ф. Кокошкин, М. М. Винавер и М. Н. Гернет (автор пятитомной «Истории царской тюрьмы»), экономисты ректор Московского университета А. А. Мануйлов и А. В. Чаянов, философы С. Н. Булгаков и Е. Н. Трубецкой, литераторы В. Я. Брюсов, Ю. И.Эйхенвальд и М. Н. Розанов, педагоги П. П. Блонский, С. Т. Шацкий, В. Н. Шацкая

и А. У. Зеленко, историки Ю. В. Готье, А. А. Кизевет-тер, Р. Ю. Виппер, Н. В. Лукин, В. П. Волгин и др.

[10]. Заместитель председателя Попечительского совета Н. М. Кулагин отмечал: «Быть преподавателем университета им. А. Л. Шанявского считают за честь выдающиеся учёные силы» [15].

Работа научно-популярного отделения строилась с учётом различной подготовки обучающихся. Были разработаны новые методы обучения взрослых, в основу которых было положено сочетание лекций и собеседований. Предметы здесь подразделялись на три группы. Первая - подготовительная - с одногодичным курсом. Она давала первоначальные сведения из различных отраслей знания. Вторая группа - двухгодичная, где слушателей учили математике, физике, химии, зоологии, ботанике, биологии, географии, истории, литературе. Третья группа была дополнительной. В течение года слушатели изучали предметы прикладного характера: физиологию, политэкономию, основы права и т.д.

Кроме двух отделений в университете Шаняв-ского организовывались различные курсы (от двухнедельных до годичных) для подготовки практических работников по местному самоуправлению, кооперации, библиотечному делу, дошкольному воспитанию и др. Выпускников курсов приглашали на работу общественные и даже государственные учреждения.

Высокий уровень преподавания, свобода поступления, небольшая плата за обучение, демократизм внутренних порядков обеспечили народному университету всероссийскую популярность. Несмотря на то, что выпускники не получали дипломов, количество желающих учиться здесь непрерывно росло. Если в 1908/1909 учебном году в университете обучалось 964 человека, то в 1913/1914 на академическом отделении - 3,5 тыс. человек, а общая численность составила 5372 слушателя [11. С.25]. До 60% слушателей сочетали учёбу с работой. Это были: а) служащие (чиновники, военные, работники земских и городских органов самоуправления, библиотекари, бухгалтеры, портнихи, рабочие); б) учителя и учительницы; в) учащиеся других высших учебных заведений; г) представители «свободных профессий» (литераторы, журналисты, артисты, адвокаты, агрономы, инженеры, общественные деятели; д) ведущие самостоятельное хозяйство (занимающиеся домашним хозяйством, живущие при родителях) и др. Значительная часть слушателей приходилась на женщин: в 1910/1911 учебном году на академическом отделении они составляли 56%, а в 1915/1916 - 68% [3]. Представляет интерес распределение слушателей по возрасту. В отчёте университета за 1910/1911 учебный год отмечено, что на академическом отделении слушатели в возрасте т 16 о 20 лет составляли 18%, от 20 до 30 лет - 50%, от 30 до 40 лет

- 24%, от 40 до 50 лет - 5% и старше 50 лет - 1% [17. Стб. 362]. Насыщенность учебных планов, высокая требовательность преподавателей обусловили значительный отсев слушателей. Так, на академическом отделении полный трёхлетний срок обучения завершала только четверть из них.

Обучение в университете определило дальнейший жизненный путь многих слушателей, таких как будущий историк П. И. Кабанов, один из создателей советского архивоведения В. В. Максаков, общественный деятель и писатель А. М. Амур-Санан, крупный биолог академик В. А. Энгельгардт, физиолог, профессор Московского университета И. Л. Кан и многих других. С большой теплотой вспоминали о своей учёбе в народном университете поэты Сергей Есенин, Николай Клюев, Сергей Клычков, Пётр Орешин.

Одним из условий успешного развития народного университета было наличие собственного корпуса, где бы могли разместиться не только учебные аудитории, но и лаборатории, библиотека и различные службы. Инициатором постройки нового здания стала Л. А. Шанявская, которая весной 1910 г. сделала основной взнос университету в размере 225 тыс. рублей Немалые суммы внесли другие меценаты, часть средств дали благотворительные концерты и подписка москвичей. Это дало возможность сооружения большого корпуса. Местом строительства стала Миусская площадь, где университету был выделен участок земли площадью около 23,5 тыс. кв.м. Попечительский совет избрал строительную комиссию во главе с издателем М. В. Сабашниковым. 21 июля 1911 г. состоялась торжественная закладка здания, о чём сообщили «Русские ведомости» [14]. На закладке здания присутствовали: московский губернатор В. Ф.джунковский, градоначальник А. А. Адрианов, попечитель учебного округа А. А. Тихомиров, городской голова Н. И.Гучков, члены городской управы, гласные городской думы, известная благотворительница В. А. Морозова, внёсшая на постройку здания 50 тыс. рублей, члены попечительского совета, профессора и слушатели университета [8.

С.370].

Над возведением здания работали лучшие московские архитекторы и строители. Проект университетского корпуса подготовил профессор А. А. Эй-хенвальд, который являлся также автором проектов зданий физико-химического института, Московских высших женских курсов, лабораторного корпуса Высших женских курсов в Петербурге. Главный фасад и отделку здания разработал архитектор И. А. Иванов-Шиц, который в 1890-1894 гг. был главным архитектором г. Москвы [12. С.24]. Корпус строился в течение года и был готов в 1912 г. Здание представляло собой протяжённый трёхэтажный корпус с двумя боковыми ризалитами. Центр акцентирован своеобразным вариантом четырёхколонного портика, видоизменённого в стиле модного в те годы модерна. Корпус хорошо сохранился и выглядит достойно и солидно спустя сто лет в качестве здания РГГУ.

Главная аудитория университета была рассчитана на 600 человек и была оборудована небывалой по тем временам новинкой - специальной проекционной установкой для демонстрации учебных кинофильмов. В здании разместились кабинеты и лаборатории по физике, минералогии, кристаллографии, ботанике, зоологии, геологии. Университетская библиотека, в которой был читальный зал, в 1912 г. насчитывала

37 тыс. томов и постоянно пополнялась новыми изданиями. Аудиторный фонд был одним из лучших в стране. Таким образом, университет получил прочную материальную базу для своего творческого развития. Однако судьба отмерила ему небольшое историческое время.

С приходом советской власти народный университет им. А. Л. Шанявского разделил участь многих научных и культурных учреждений дореволюционной России, хотя 7 августа 1918 г. на заседании Попечительского совета заместитель наркома просвещения М. Н. Покровский признал, что «университет своей практикой и уставом содействовал подготовке нормального типа высшей школы» [2. С.26]. На основе декрета Совнаркома РСФСР от 5 июня 1918 г. о передаче всех учебных заведений в ведение Наркомпроса университет утратил свою независимость. Началась перестройка учебных планов. Недовольство представителей новой власти вызвали практически все лекционные курсы, в особенности тех, которые читали учёные, принадлежащие к так называемым «кадетским или околокадетским кругам». В декабре 1918 г. для отстранения неугодных профессоров-правоведов было запрещено преподавание всех юридических дисциплин. Одна за другой закрывались лаборатории, сокращалось число преподавателей и слушателей [11. С.27].

Постановление Наркомпроса от 24 июля 1919 г. об «устранении параллелизма в высшей школе» привело в октябре 1919 г. к слиянию академического отделения с Московским университетом. 26 октября 1920 г. научно-популярное отделение было объединено с рабфаком Коммунистического университета им. я. М. Свердлова. На этом Московский городской народный университет им. А. Л. Шанявского прекратил своё существование.

список ЛИТЕРАТУРЫ

1. Воробьёва Ю. С. Как был создан Университет имени Шанявского // Вопросы истории. 1977. № 8. С. 209.

2. Воробьёва Ю. С. Московский городской народный университет им. А. Л. Шанявского. Автореф. дисс. ... канд. ист. наук. М., 1973. С. 20.

3. Воробьёва Ю. С. Московский городской народный университет им. А. Л. Шанявского // Государственное руководство высшей школой в дореволюционной России и в СССР. Сб. статей. М., 1979. С. 176-177.

4. Государственный совет. Стенографический отчёт за 1907-1908 гг., сессия 3, стб. 1949, 1957.

5. Журнал Московской городской думы. 1905.№25. С. 171.

6. журнал Московской городской думы. 1906. № 6. С. 83.

7. Журнал Московской городской думы. 1908. № 8. С. 51.

8. Записки Михаила Васильевича Сабашникова. М., 1995. С. 297.

9. Кизеветтер А. А. На рубеже двух столетий: Воспоминания 1881 - 1914. М., 1997. С. 324.

10. Московский городской университет имени А. Л. Шанявского: Отчёты [за 1908-1915]. М., 1909-1916.

11. «.Начинание на благо и возрождение России» (создание Университета имени А. Л. Шанявского): Сб. документов. М., 2004. С. 342.

12. Овсянников А. А. Миусская площадь, 6: Путеводитель. М., 1987. С. 11 - 12.

13. Российский архив. М., 1999. Т. IX. С. 435.

14. Русские ведомости. 1911. 22 июля.

15. Русские ведомости. 1912. 13 сентября.

16. Стенографический отчёт. Государственная дума. 3 созыв, сессия 1, ч.3, стб. 2057.

17. Энциклопедический словарь Русского библиографического института Гранат. Т.42. Стб. 361.