Научная статья на тему 'Народные чтения как одна из форм внешкольного образования в России (вторая половина ХIХ начало ХХ века)'

Народные чтения как одна из форм внешкольного образования в России (вторая половина ХIХ начало ХХ века) Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1000
131
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Савинова М. А.

Статья посвящена возникновению и развитию одной из форм внешкольного образования в России народным чтениям. В ней показаны как положительные факторы организации народных чтений, их влияние на нравственный уровень, воспитание и образование населения, так и негативные моменты, связанные с их деятельностью. В статье раскрывается не только самостоятельное значение народных чтений как формы внешкольного образования, но и значение их в общей системе развития народного образования данного периода.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «Народные чтения как одна из форм внешкольного образования в России (вторая половина ХIХ начало ХХ века)»

20. Измозик В. С. Жандармы России. М.: Олма-пресс, 2002. 640 с.

21. Езерский Н. преступный элемент города // Пензенский городской вестник. 1911. № 8. С. 10-11; его

же. Об организации юридической помощи народу // Вестник пензенского земства. Пенза. 1910. № 4. С. 5. 22. Карнишин В. Жандармерия // Пензенские вести. 1994. 22 октября. С. 7.

УДК 374

народные чтения как одна из форм внЕшкольного ОБРАЗОВАНИЯ В России (вторая половина XIX - начало хх ВЕКА)

М. А. САВИНОВА

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра отечественной истории

Статья посвящена возникновению и развитию одной из форм внешкольного образования в России - народным чтениям. В ней показаны как положительные факторы организации народных чтений, их влияние на нравственный уровень, воспитание и образование населения, так и негативные моменты, связанные с их деятельностью. В статье раскрывается не только самостоятельное значение народных чтений как формы внешкольного образования, но и значение их в общей системе развития народного образования данного периода.

Внешкольное образование описываемого периода включало в себя такие формы как библиотеки, публичные лекции, воскресные школы, школы грамоты, повторительно-дополнительные классы и т. д. Одной из важных форм внешкольного образования в России второй половины Х1Х-начала ХХ века следует признать организацию народных чтений.

Народные чтения возникли во второй половине XIX века в С.-Петербурге. В ноябре 1871 года вышло постановление об учреждении комиссии для обсуждения условий, на которых могут быть допущены беседы и чтения для народа. В постановлении было указано, что беседы и чтения могут иметь полезное влияние, но допущены они могут быть лишь при крайней необходимости [2. С. 45].

В декабре того же года комиссией в виде опыта допускалось устройство народных чтений. Программы и текст чтений предварительно одобрялись министром народного просвещения; чтения должны были читаться строго по тексту без дополнений, а не говориться; устройство чтений не дозволялось благотворительным обществам и частным лицам. Опыт продолжался 3 месяца. За вход была установлена плата в 5 копеек. Общее число посетителей чтений за 3 месяца достигло 17 000. Считая, что опыт удался и чтения населением посещались, комиссия сочла, что народные чтения необходимо продолжить.

6 апреля 1872 года была учреждена постоянная комиссия по устройству народных чтений, которая установила, что чтения должны быть занимательны, полезны и понятны по содержанию простолюдину, каждое чтение должно представлять собою законченное целое. В том же году комиссией стали устраиваться народные чтения и, несмотря на входную плату, они привлекали массу слушателей.

До середины 70-х годов народные чтения организовывались лишь в Москве и Петербурге, а для остальной России, где потребность в знаниях была гораздо больше, они были недоступными. В провинциальных городах организация чтений стала доступна позже, когда 24 декабря 1876 года были изданы правила для организации чтений в губернских городах. Этими

правилами устанавливалось, что народные чтения в губернских городах разрешались попечителями учебного округа по соглашению его с местным губернатором. Надзор за ходом чтений принадлежал директору народных училищ или заменяющему его лицу. На фабриках и промышленных учреждениях чтения не допускались. К чтению допускались преподаватели, духовенство и другие «благонадежные» лица, по соглашению директора народных училищ с губернским начальством. Читать можно было лишь сочинения, одобренные ученым комитетом министерства народного просвещения и книги духовного содержания, одобренные Синодом без всяких изменений (разрешалось объяснять своими словами). В случае нарушения этих правил чтения подлежали немедленному прекращению [2. С.46-47].

Вскоре после издания этих правил просветительские общества и частные лица стали организовывать чтения в губернских и некоторых уездных (по особому разрешению) городах. Всего к началу 90-х годов чтения были организованы в 42 губерниях и 19 уездных городах [3. С. 199].

Первый период народных чтений, который продолжался с середины 70-х до середины 90-х годов, отличался тем, что чтения организовывались во многих местах, но были доступны лишь для губернских и очень не многих уездных городов. Это обстоятельство в какой-то мере подрывало развитие народных чтений. Как бы значительны не были цифры посетителей народных чтений, число слушателей, посещающих аудитории одного города, составляло лишь 1-2 % процента к его населению, деревня же находилась в полном невежестве. Правительство тщательно охраняло деревню не только от политической пропаганды, но и от просвещения вообще. Но и те чтения, которые велись в городах, были обычно отрывочными и бессистемными. В то же время они служили проводником знаний в народ и хорошим воспитательным средством. Содержание чтений с каждым годом становилось все более разносторонним и многообразным. Для недостаточно грамотного человека народные чтения в общей системе народного образования, помимо того, что они легко

ИСТОРИЧЕСКИЕ НАУКИ ►►►►►

усваивались и были понятны слушателю, важны были тем, что приучали население к самостоятельному прочтению книг. Очень часто люди приходили в книжные склады для покупки книги, по содержанию похожей на прослушанное в аудитории именно после чтения.

До 1895 года ученым комитетом министерства народного просвещения было допущено к чтению 136 брошюр, но многие из них не употреблялись, так как представлялись местным деятелям по народным чтениям неудовлетворительными по содержанию. отсутствие выбора книг, разрешенных для чтения, делало совершенно невозможным логическую последовательность в чтениях. Со временем население становилось все же более грамотным, посылались ходатайства о расширении каталога, но он в течение18 лет оставался все таким же. Бедность каталога отражалась на народных чтениях, приходилось, прочитав брошюры, возвращаться к ним во второй и третий раз, а такие повторения отталкивали слушателей.

Не способствовал развитию чтений и сложный порядок разрешения организации чтений, который существовал вплоть до 1901 года (для производства чтений требовалось разрешение попечителя учебного округа по соглашению его с местным губернатором). Иногда разрешение давалось лишь через 2-3 года после подачи прошения. В сельских местностях народные чтения к концу 80-х годов велись лишь в нескольких селах.

отрицательно влияло и отсутствие денежных средств. Чтения организовывались главным образом на средства самих организаторов. В 80-х-90-х годах частная инициатива являлась характерной особенностью в организации народных чтений. Почти везде первоначальная организация чтений была обязана своим существованием частным лицам, которые, иногда объединившись в комиссию по устройству чтений, выступали лекторами, хлопотали о разрешении чтений, выписывали на свои средства книги, фонари и картины. Средств этих было недостаточно и устанавливалась входная плата, что негативно влияло на число слушателей. Стоимость входной платы колебалась от 5 до 40 коп. (зависело от ряда), но и эта плата оказалась обременительной для населения, и число слушателей уменьшалось, так же как и доходы с читальни. Вследствие этого решено было отменить плату за вход. На частные пожертвования строились аудитории. Ассигнования общественных организаций городского и земского самоуправления в то время были редкими. именно это и придавало им случайный характер.

Тормозила развитие народных чтений и нехватка специально оборудованных помещений. Часто чтения велись в неприспособленных помещениях - в казармах, манежах, народных столовых, чайных, иногда даже в церковных сторожках. По нескольку раз в год чтения приходилось переносить из одного помещения в другое, часто находившиеся в другой части города, иногда оно вмещало лишь половину приходивших слушателей.

28 мая 1888 г. издаются правила об уездных отделениях епархиальных училищных советов. В круг их деятельности входило содействие организации чтений под руководством приходских священников. Желаю-

щие производить народные чтения обращались к местному священнику, а последний должен был просить содействия уездного отделения епархиального училищного совета. Благодаря этим правилам появилась возможность устраивать народные чтения не только в уездных городах, но в селах и уездах. духовенство широко воспользовалось правом устраивать чтения, но все же чтения по истории, географии, естествознанию епархиальной властью разрешались далеко не везде, и при выборе материала для чтения часто приходилось ограничиваться лишь духовно-нравственными беседами. 27 июля 1889 года было разрешено устраивать народные чтения в уездных городах, входящих в состав Харьковского учебного округа (куда входила в то время и Пензенская губерния).

11 октября 1894 года были приняты новые правила, которыми разрешалось организовывать народные чтения в уездных городах и селениях с разрешения министра народного просвещения, внутренних дел и обер-прокурора Святейшего Синода, под наблюдением представителей духовного или учебного ведомства. Эти правила, несмотря на громоздкий порядок разрешения, внесли оживление в развитие чтений. Уже через месяц ряд комиссий, земств, городских управлений, частных лиц, волостных управлений и сельских обществ подали ходатайства о разрешении организации народных чтений [3. С. 203-204]. Так, в селе Невежкино Чембарского уезда Пензенской губернии некий крестьянин Ермолай Переплетчиков написал прошение в департамент земледелия с просьбой о предоставлении ему книг по сельскому хозяйству и одновременно ходатайствовал о разрешении устройства чтений. Получив разрешение на устройство в селе воскресных чтений по сельскому хозяйству, крестьянин организовал чтения в помещении местной школы, читая статьи о почве и её обработке [3. С. 72-73].

именно с этого времени начинают вносить ассигнования на организацию чтений и губернские земства. Через два года после издания правил чтения велись почти в 400 селениях, не считая городов. В 1903 году чтения были организованы в 4 204 пунктах [2. С. 207]. итак, в количественном отношении народные чтения с середины 90-х годов делают шаг вперед, но в качественном они улучшались довольно слабо. Теми же правилами от 1894 года в дело народных чтений вносятся и ограничения: одобрение начальства требовалось не только для устроителей чтений, но и для лекторов. Вторым препятствием являлось присутствие на чтении представителей духовного или учебного ведомства, так как директор народных училищ нередко отказывал в разрешении устройства чтений в нескольких пунктах, ссылаясь на невозможность инспектора присутствовать на чтениях, происходящих в разных местах одновременно.

21 июля 1901 года утверждены правила о чтениях, организуемых попечительством о народной трезвости, согласно которым разрешение со стороны директора народных училищ не требовалось, но лектор по-прежнему должен был иметь разрешение от губернатора или градоначальника.

28 января 1901 года издаются общие правила, согласно которым чтения разрешались директором

народных училищ; допускалась устная передача сочинений; в особых случаях с разрешения директора народных училищ допускалось чтение сочинений и рукописей, не вошедших в утвержденные каталоги. 10 августа 1901 г. были утверждены правила о чтениях по медицине, гигиене, ветеринарии и животноводству, а с 15 февраля 1903 г. - по сельскому хозяйству (чтения проводились с разрешения губернатора, одобрения врачебного инспектора, ветеринара или уполномоченного по сельскому хозяйству).

3 декабря 1902 года были утверждены правила о народных чтениях, устраиваемых при учебных заведениях министерства народного просвещения [3. С. 208]. При начальных училищах чтения разрешались уездным училищным советом или инспектором народных училищ, лекторами могли быть учителя или посторонние лица. В последнем случае кроме разрешения проводить чтения требовалось удостоверение губернатора о допуске этого лица к производству чтения. Вместе с отменой прежних ограничений расширяется каталог сочинений, допущенных к прочтению. Разрешаются книги, допущенные в ученические библиотеки низших учебных заведений и в бесплатные народные читальни.

Согласно правилам от 4 марта 1906 года желающие устроить народное чтение были обязаны письменно заявить об этом начальнику местной полиции (градоначальнику, обер-полицмейстеру, полицмейстеру или исправнику) не позднее чем за 7 дней до начала чтений. В заявлении должны были быть указаны день, час, место и тема предполагаемого чтения, а также имя, отчество, фамилия и место жительства лектора. Начальнику местной полиции, если он сочтет нужным, предоставлялось право назначать для присутствия на чтении должностное лицо. но 31 января 1907 года был установлен явочный порядок устройства народных чтений, применительно к правилам от 4 марта 1906 года. Согласно этому порядку после подачи заявления, если не последовало запрещения, организаторы могли приступить к чтению, не ожидая разрешения от полиции [3. С. 210].

несмотря на устранение прежних стеснительных условий устройства чтений, последние продолжали оставаться бессистемными. Программы цикла чтений заранее не вырабатывались, не было определенной последовательности в содержании чтений, бессистемность народных чтений была как в городах, так и в сель-

ских местностях. Учительство, получавшее различное вознаграждение, проявляло разное отношение к производству чтений. Вследствие этого посещаемость чтений сильно различалась по количеству слушателей. Так, за 1911 год в Пензенской губернии народные чтения велись в 14 селениях, в них было организовано 262 чтения при общем количестве слушателей около 30 тыс. человек. Среднее число слушателей по губернии на одно чтение было приблизительно 115 человек. Если же обратиться к показаниям о среднем количестве слушателей по отдельным пунктам губернии, то, например, в Старо-Кутлинском училище в среднем на каждое чтение приходилось по 71 человеку, в то время как в Чемодановском училище более 200 человек [1. С. 14-17].

Таким образом, с одной стороны, заметно количественное развитие народных чтений, интерес к ним населения. С другой - полная бессистемность, случайность, отсутствие определенного плана в их организации, ограниченность каталога, сложный порядок разрешения чтений, недостаток специальных помещений и материальных средств. Все эти факторы неблагоприятно отражались на развитии народных чтений. некоторые из этих недостатков смягчались, но многие на протяжении всего существования народных чтений не были устранены вообще. И все же народные чтения без сомнения являлись серьезным и положительным фактором в развитии начального народного образования. Значение народных чтений, как и всякой другой формы внешкольного образования, было не столько образовательным, сколько воспитывающим и развивающим. Они развивали интерес и любовь к самостоятельному чтению у простого народа, поднимали нравственный уровень, воспитывали чувства и развивали вкусы населения. Показателем успешности чтений служило главным образом то, что после посещения чтений обращение населения к библиотекам, курсам и другим учебным заведениям увеличивалось.

список литературы

1. Доклады Пензенской губернской земской управы по народному образованию. Пенза, 1912.

2. Вахтеров В. П. Народные чтения. СПб.: Изд. журнала «Русская школа». 1897.

3. Медынский Е. Н. Внешкольное образование, его значение, организация и техника. М.: Наука, 1918.

УДК: 947. 084

октябрь, совдепы и кооперация: тенденции и противоречия взаимотношений

Р. г. СОЛАРЕВ

Пензенский государственный педагогический университет им. В. Г. Белинского кафедра новейшей истории России и краеведения

Неоконченные споры о жизнеспособности советской кооперации и степени ее зависимости от государственной власти в историографии вновь и вновь заставляют нас обращаться к этим проблемам. Попытка реализации ленинских идей о превращении страны в «единый всенародный кооператив» с потребительско-рас-пределительными функциями, с одной стороны, и стремление большевиков ликвидировать в короткие сроки социально-экономический кризис - с другой, привели к массовой бюрократизации кооперативного управлен-

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.