Научная статья на тему 'Народное образование в Царевококшайском уезде во второй половине xix – начале XX вв'

Народное образование в Царевококшайском уезде во второй половине xix – начале XX вв Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
1178
142
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
УЕЗДНОЕ УЧИЛИЩЕ / ГОРОДСКОЕ УЧИЛИЩЕ / ШКОЛА БРАТСТВА СВЯТИТЕЛЯ ГУРИЯ / ЦЕРКОВНО-ПРИХОДСКАЯ ШКОЛА / ШКОЛА ГРАМОТЫ / ЗЕМСКОЕ УЧИЛИЩЕ / МИНИСТЕРСТВО НАРОДНОГО ПРОСВЕЩЕНИЯ / DISTRICT SCHOOL / TOWN SCHOOL / THE PRELATE HOURI BROTHERHOOD SCHOOL / PARISH SCHOOL / READING AND WRITING SCHOOL / DISTRICT SPECIALIZED SCHOOL / MINISTRY OF EDUCATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Алметева Ирина Витальевна

Освещается история народного образования в Царевококшайском уезде во второй половине XIX – начале XX вв. Рассмотрены конкретные вопросы школьного строительства, прослежены основные этапы в развитии светских и духовных учебных заведений.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Public Education in Tsarevokokshaisky District in the Second Halfof the XIX – the Beginning of the XX Centuries

The history of public education in Tsarevokokshaisky District in the second half of the XIX – the beginning of the XX centuries is covered in the article. Specific examples of school formation, main stages in the development of secular and ecclesiastical schools are described in the article.

Текст научной работы на тему «Народное образование в Царевококшайском уезде во второй половине xix – начале XX вв»

УДК 379(091) (470.343)

И. В. Алметева I. V. Almeteva

Марийский государственный университет, Йошкар-Ола Mari State University, Yoshkar-Ola

Народное образование в Царевококшайском уезде

ВО ВТОРОЙ ПОЛОВИНЕ XIX - НАЧАЛЕ XX ВВ.

Public Education in Tsarevokokshaisky District in the Second Half of the XIX - the Beginning of the XX Centuries

Освещается история народного образования в Царевококшайском уезде во второй половине XIX -начале XX вв. Рассмотрены конкретные вопросы школьного строительства, прослежены основные этапы в развитии светских и духовных учебных заведений.

The history of public education in Tsarevokokshaisky District in the second half of the XIX - the beginning of the XX centuries is covered in the article. Specific examples of school formation, main stages in the development of secular and ecclesiastical schools are described in the article.

Ключевые слова: уездное училище, городское училище, школа братства святителя Гурия, церковноприходская школа, школа грамоты, земское училище, Министерство народного просвещения.

Key words: district school, town school, The Prelate Houri Brotherhood School, parish school, reading and writing school, district specialized school, Ministry of Education.

Во второй половине XIX - начале XX вв. школьное строительство в Царевококшайском уезде, как и в других регионах страны, приобрело поистине массовый «народный» характер. В это время оформилась и укрепилась новая система школьного образования, включавшая различные типы начальных школ духовного и светского ведомств. Несравненно возросло количество школ, учительских кадров и учащихся. Впервые преподавание в марийских школах стали вести на родном языке. Повысился уровень грамотности населения в целом. Эти положительные сдвиги во многом имели исторически обусловленный характер и диктовались возросшими потребностями социально-экономического и культурного развития страны, а также государственной политикой в области просвещения и образования. Принятые законы «Положение о начальных народных училищах» (1864 г.), «О мерах к образованию населяющих Россию инородцев» (1870 г.), «Правила о церковных приходских школах» (1884 г.) и другие законодательные акты второй половины XIX - начала XX вв. несмотря на их противоречивость, в целом способствовали развитию начального народного образования в России [1].

Среди нерусских народов широкое распространение начальных школ, базирующихся на родном языке и знании русского, стало возможным благодаря христианской просветительской системе Н. И. Ильмин-ского. Следует подчеркнуть, что система просвещения нерусских народов востока России Н. И. Ильмин-ского носила исторически обусловленный характер. Она стала возможной лишь на определенном этапе исторического развития, когда разнородные устремления различных социальных групп и лиц, усилия светских и духовных властей, целенаправленная по-

литика русского самодержавия по массовому обрусению «инородцев» в обстановке прогрессивных реформ 60-х годов XIX в. в конечном счете привели к оформлению «христианской» просветительской системы Н. И. Ильминского. «Правила о мерах к образованию населяющих Россию инородцев» от 26 марта

1870 г. положили начало использованию родного языка в начальном образовании нерусских народов в государственном масштабе; открыли доступ к получению элементарной грамотности массам нерусских народов, живущих в России; послужили толчком к изданию книг на родных языках нерусских народов и подготовке кадров учительской интеллигенции среди них. Правила, основанные на принципах, выработанных Н. И. Ильминским, открывали новую эпоху в истории образования нерусских народов, явившись результатом глубокого изучения просветителем и его последователями быта, языка, мировоззрения многих нерусских народов востока России и стремления к духовному подъему этих народов, в том числе марийцев [2].

Выработанные Н. И. Ильминским, в течение многолетних опытов и тщательных наблюдений, принципы на территории Марийского края нашли применение в деятельности Казанского братства святителя Гурия. В 1867 г. в городе Казани при кафедральном соборе было учреждено крупнейшее в России братство святителя Гурия, названное в честь первого казанского епископа, просветителя XVI в. Братство ставило перед собой задачу «воспитание детей в духе православия через заведение инородческих школ и через устройство среди инородческого населения церквей» [3]. Именно в школах «братства» система Н. И. Ильмин-ского нашла свое первоначальное распространение

среди нерусского населения Казанского края, в том числе и марийцев.

Первоначально школы братства святителя Гурия распространение получают в Козьмодемьянском уезде. В начале 60-х годов XIX в. современниками отмечалось «религиозное движение» горных мари, во главе которого стояли грамотные крестьяне Михаил Гера -симов, Иван Захаров, Гавриил Яковлев, Андрей Григорьев и др. [4]. Они по собственной инициативе открывали школы для обучения своих соплеменников.

Мировой посредник Козьмодемьянского уезда Л. А. Износков отмечал, что «марийцы той местности, еще гораздо раньше появления этой системы, сами собою, совершенно независимо, употребляли тот самый способ обучения, какой в последнее время предложили гг. Ильминский и Золотницкий, именно — первоначальное обучение грамоте и закона божия на родном языке... К чему гг. Ильминский и Золотниц-кий, совершенно независимо друг от друга, пришли путем долгих соображений, к тому самому марийцы приведены были непосредственным чутьем» [5].

Можно утверждать, что крестьяне-учителя до введения системы Ильминского сами выбрали правильный путь — просвещение своего народа на его родном языке. В 1868 г. Братство святителя Гурия эти школы включило в свой состав.

В 1867 г. некоторые учителя горномарийских школ изъявили желание идти на луговую сторону Козьмодемьянского уезда и в Царевококшайский уезд. Осенью 1868 г., после полевых работ, с миссионерской целью советом братства святителя Гурия были направлены три человека: Андрей Кирилов, Федор Васильев, Тимофей Алехин [6]. Между тем в Царево-кокшайском уезде Тимофей Федоров Алехин, бывший учитель Кого — Шудермарской школы, вместе с женою начинают миссионерскую работу в д. Корка-тово Аринского прихода, а Василий Захаров, бывший помощник учителя Новодеревенской (Юнготовской) школы — в д. Большая Кушня Моркинского прихода, где ими были открыты школы [7].

Первые результаты миссионерской деятельности в Царевококшайском уезде были отмечены в отчете братства святителя Гурия за 1868-1869 гг.: «Эта попытка увенчалась успехом: горные черемисы (мары, как они себя называют) устроили там школки, и в часы свободные от школьного дела стали беседовать с язычествующими (чий-мары — чистые мары) о событиях священной истории: эти беседы сильно интересовали простодушных язычников и некоторые из них, числом до 14-ти, пожелали креститься, в числе их сын карта луговых черемис» [8]. В 1869 г. Т. Алехин и В. Захаров возили для наглядного знакомства с христианской жизнью горных мари несколько учеников из своих школ в Козьмодемьянский уезд. В конечном итоге было решено расширить миссионерскую просветительскую работу и выбрать еще двух трех человек в Царевококшайский уезд. Таким образом, через два года после открытия братства святителя Гурия, первые школы появляются и в Царевококшайском уезде.

В 1870-1871 гг. с миссионерской целью к «языче-ствующим» марийцам были отправлены еще три горномарийских учителя, среди которых был Гаврил Яковлевич Яковлев. Он был определен в д. Уньжа Шиньшинской волости Царевококшайского уезда [9]. Он стал преподавателем в Уньжинском инородческом училище Министерства народного просвещения, открытом, по одним источникам 17 февраля 1871 г., а по другим 21 февраля этого же года [10]. Нелегкими были первые шаги учителей по просвещению язычников Царевококшайского уезда. Об этом свидетельствует и письмо Г. Я. Яковлева, написанное им сразу после поступления в Уньжинское училище (письмо датируется 28 февраля 1871 г.), Н. И. Ильминскому: «Принесу ли пользу это известно только единому Богу, потому что не увидел ни какого крестов, и нет творящего крестного знамения, не призывают имя Христа бога. Которы мальчик поучившись два или три года Шиньшинском училище... и тот никогда не перекрестится и не молится Богу похристиански. У мужчин у всех головы стрижены как у татар. Недалеко от Уньжи стоят густые рощи но в этих приносят жертвы Богам и кереметям по язычески». «Настоящее время я нахожусь как необитаемой пустыне, или плаваю как среди моря среди язычников». Несмотря на вышесказанные трудности Г. Я. Яковлеву удалось изменить эту «языческую, татарскую дебрь». В начале года учеников в школе Г. Я. Яковлева насчитывалось 15, в конце 1871 г. — 20 и в начале 1872 г. — 25 человек. В феврале 1872 г. Уньжинскую школу посетил И. А. Износков, у которого сложились самые хорошие впечатления от работы Г. Я. Яковлева: «Вообще в первые годы своей миссионерской деятельности и учительства в Уньже Яковлеву пришлось вынести много труда и неприятностей; но за то все это вполне вознаградилось тем, что уньженцы сделались совсем не похожи на тех, какими я их знал в семидесятых годах» [11].

Всех школ братства святителя Гурия в отчетном 1870-1871 учебном году насчитывалось 41, в том числе 27 крещено-татарских, четыре чувашских, семь марийских, две вотские и одна русская [12]. В данном случае видимо приводятся только горномарийские школы братства святителя Гурия, так как в 1871 г. в Царевококшайском уезде были открыты Мало-Варангушская и Аринская школы. Первая была открыта 7 января этого года священником с. Шиньши о. Александром Смирновым, преподавание вели обученные А. Смирновым мальчики той же деревни Иван Николаев и Обрас Иманаев. В этом же году вместо «остановившейся» Коркатовской школы, по совету преосвященного Викторина, была открыта священником с. Арина о. Магницким Аринская школа [13]. Отсюда следует, что всех марийских школ в 1870-1871 гг. было не семь, а 10.

В 1874-1875 учебном году всех братских школ было 108: 60 крещено-татарские, 15 чувашские, 25 марийские, три вотские, две русские. В этом году было самое большое количество не только всех школ братства,

но и марийских школ. В следующем 1875-1876 году школ для марийских детей останется 10 [14].

На 1878-1879 учебный год марийских школ братства святителя Гурия остается только три, которые находились в Царевококшайском уезде: Весьшургин-ская, Ново-Куминская, Актугановская, две последние были открыты в 1878 г. [15]. Такое количество школ братства, с небольшим уменьшением и прибавлением, наблюдается все последующие годы второй половины XIX в. Новые школы братства стали открываться лишь в конце 80-90-х годах XIX в. и только в Царевококшай-ском уезде. Такое положение можно объяснить тем, что христианское просвещение в Козьмодемьянском уезде получило более широкое распространение, чем в Ца-ревококшайском уезде, где еще сохранилось большое количество язычников, поэтому все внимание братства святителя Гурия было обращено на последний уезд. Так, в 1888 г. открывается Мазиковская школа братства святителя Гурия Царевококшайского уезда. Упоминается в отчете братства святителя Гурия за 1889-1890 учебный год Кутюк-Кинерская школа того же уезда. В 1892 г. Изикугунерская школа грамоты (18 января 1885 г.) принята в братство святителя Гурия [16].

В 1902 г. 10 декабря в Царевококшайском уезде появляется Шолонгерская школа братства святителя Гурия. Всех же марийских школ в 1902 г. насчитывалось 14. В 1902-1903 учебном году были открыты Нурумбальская Себеусадской волости и Испаринская Моркинской волости школы братства. В 1904-1905 учебном году — Кужолская, и Шаптунгинская Ар-банской волости. В 1905 г. в Царевококшайском уезде было самое большое количество марийских школ братства святителя Гурия — 18 школ. Нет точной даты открытия и следующих школ, которые впервые упоминаются как школы братства за 1914 г.: Больше-Варангушская, Кучкинская, Олокяльская, Ямбатыр-ская. За 1915-1916 учебный год упоминаются Дальне-Кужнурская и Мало-Мушеранская школы братства святителя Гурия, к сожалению, дата их открытия не указывается [17].

Братство, открыв в XIX в. большое количество школ, не в состоянии было их содержать и обеспечивать классными принадлежностями и пособиями, поэтому в начале XX в. количество школ братства сокращалось. Тем не менее, в конце XIX - начале XX вв. количество марийских школ братства святителя Гурия, наоборот, увеличивается. В это время все школы братства располагались в Царевококшайском уезде. В 1909 г. 16 марта на заседании Царевококшайского уездного училищного совета большинством голосов против одного было решено «считать школы братства святителя Гурия простыми начальными школами грамоты, а потому не подлежащими внесению в школьную сеть» [18]. Таким образом, 16 школ братства Ца-ревококшайского уезда не включались в школьную сеть всеобщего образования. Вместо них были намечены к открытию земские училища, за исключением

Уньжинской женской школы, ученицы которой были причислены к двухклассному училищу Министерства народного просвещения, находившимся в том же селе. Между тем, Совет братства святителя Гурия в 1909 и 1912 гг. ходатайствовал перед уездными училищными советами Казанской губернии о включении школ братства в школьные сети. Положительные результаты были достигнуты лишь в Лаишевском уезде, в остальных местах школы братства не были включены в школьные сети и потому не могли рассчитывать на казенные субсидии. По свидетельству документальных материалов, главная причина, побудившая Совет братства святителя Гурия обратиться с вышеназванным ходатайством, заключалась в том, что с 1909 г. наблюдался массовый уход братских учителей из-за тяжелого материального положения. Совет констатировал тот факт, что за 1909-1912 гг. «...братство лишилось почти всех своих опытных учителей», которые перешли в школы других ведомств, где заработная плата была выше [19]. Например, преподаватели школ, включенных в школьную сеть, получали не менее 360 руб. в год, тогда как в школах братства платили около 120 руб. в год. Поэтому включение школ братства святителя Гурия в школьную сеть помогла бы не только удержать высококвалифицированных преподавателей, но и улучшить хозяйственное положение в этих школах.

На ходатайство Совета братства Царевококшайское уездное земское собрание в 1915 г. выразило свое согласие на введение в школьную сеть Царевококшай-ского уезда следующие школы братства святителя Гурия: Больше-Варангушской, Ново-Карамасской,

Фадейкинской, Ямбатырской, Уньжинской, и кроме того постановило передать земские школы: Нурум-бальскую и Руш-Родинскую, так как «население в деревнях Нурумбале и Руш-Роде в подавляющем большинстве своем состоит из язычников», но с условием, чтобы вышеназванные школы находились в ведении уездного училищного совета и организованы были по типу церковно-приходских школ. Кроме постановлений уездного земского собрания, уездного училищного совета требовалось согласие МНП. Департамент народного просвещения по всеобщему обучению давал согласие лишь в том случае, если все школы братства подчинятся уездному училищному совету [20]. По сведениям найденных нами документов, духовное ведомство не хотело отпускать школы братства из своего ведомства, поэтому решение данного вопроса было затянуто до 1917 г. Школы братства, в том числе и Царевококшайского уезда были включены в школьную сеть лишь после указа Синода от 10 января 1917 г. о преобразовании школ братства святителя Гурия в церковно-приходские школы [21].

Первыми учителями школ братства святителя Гурия являлись местные крестьяне. Грамотность они приобретали самостоятельно или с помощью приходских священников. Для школ братства святителя Гурия характерно то, что все преподаватели по национальности

были марийцами. В 70-80-х гг. XIX в. преподаватели школ братства получали образование в начальных школах уезда. Положение стало меняться с открытием в 1894 г. Уньжинской центральной школы братства святителя Гурия, главной целью которой была подготовка учительских кадров для марийских школ братства [22]. С конца XIX в. и особенно в начале XX в. преобладающее количество преподавателей школ братства святителя Гурия являлись выпускниками вышеназванной школы. Так, в 1914 г. из 14 преподавателей одиннадцать закончили Уньжинскую центральную школу, что составляло 78,6 % [23]. Исходя из данных источников, нами сделано интересное наблюдение, выпускники Казанской учительской семинарии в школах братства не преподавали. Исключением явились лишь Уньжинская центральная марийская школа братства святителя Гурия, где преподаватели закончили Казанскую учительскую семинарию. Видимо данное положение было связано с тем, что заработная плата в школах братства была небольшой, поэтому выпускники вышеназванной семинарии работали в основном в земских училищах.

До 90-х годов XIX в. общее количество учащихся в марийских школах трудно определить, так как точные сведения отсутствуют в отчетах братства. В 18891890 учебном году из 3488 учащихся марийцы составляли 74 человека (2,1 %), из которых 42 мальчика (56,8 %) и 32 девочки (43,2 %) [24]. Рассмотрим состав учащихся марийских школ братства святителя Гурия в начале XX в. Так, в 1905 г. в 18 школах братства Царевококшайского уезда учились 375 учащихся. Из них девочки составляли 51 человек (13,6 %). Такой процент учениц в дальнейшем сохранится вплоть до второго десятилетия XX в. В 1912-1913 учебном году процентное соотношение учащихся девочек увеличивается на 4 % и составило 17,6 %, а в сравнении с 1868 г. — на 11,6 % [25]. Девочек с большой неохотой отпускали в школы и когда женские школы открывались, то преподавание в них шло под наблюдением родителей учениц. Поэтому девочек в школах всегда было мало. Школы братства святителя Гурия посещали в основном дети крестьян, которые в 1902 г. составляли 310 человек (99 %), а в 1905 г. — 371 человек (98 %) и в 1907 г. — 253 человека (98 %). По национальному признаку преобладали марийцы: в 1902 г. — 288 человека (92 %), в 1907 г. — 241 человек (93 %). Необходимо отметить, что в начале XX в. заметно увеличивается число учащихся татар: если в 1902 г. — 1 человек (0,4 %), то в 1907 г. — 6 человек (5,1 %) и, наоборот, уменьшается в школах братства количество русских учеников: в 1902 г. — 24 человека (7,6 %), в 1907 г. — 10 человек (3,19 %). Православные составляли большинство учащихся: в 1902 г. — 263 человека (84 %), в 1905 г. — 345 человек (92 %), в 1907 г. — 200 человек (77 %). В школах обучались также язычники: в 1902 г. — 49 человек (15,6 %), в 1905 г. — 30 человек (8 %), в 1907 г. — 44 человека (17,1 %) и магометане: в 1902 г. — 1 человек (0,4 %),

в 1907 г. — 13 человек (5,1 %). По возрастному составу преобладали дети от 9 до 12 и более лет. Среди мальчиков преобладали десятилетние и двенадцатилетние, среди девочек девяти и одиннадцатилетние учащиеся [26].

В отчетах братства во второй половине XIX в. количество оканчивающих школу учащихся не упоминалось. Такие данные стали приводиться лишь в начале XX в. Так, в 1902-1903 гг. курс обучения в школах братства святителя Гурия прошли 9 мальчиков (2,8 % от общего числа учащихся и 3,3 % от общего числа учащихся мальчиков), из которых четыре получили похвальные листы. По происхождению два мальчика — русские, семь мальчиков — марийцы [27]. Материалы свидетельствуют, что в дальнейшем количество учащихся окончивших братские школы возрастает: 1904-1905 гг. — 6,9 % (92,3 % мальчиков и 7,7 % девочек), в 1907-1908 гг. — 12,4 % (90,6 % мальчиков и 9,4 % девочек) [28].

Документы свидетельствуют, что в первое время школы помещались в домах учителей или помещение давали крестьяне той деревни, где находилась школа. Позднее школам братства стали нанимать квартиры. Так, в начале XX в. все школы братства Царевокок-шайского уезда помещались в наемных помещениях. Были даже случаи, когда школа находилась в доме язычника, например, Варангушская школа Царево-кокшайского уезда помещалась в 1902 г. у язычника Яштэмерова [29]. Некоторые крестьяне для школ строили специально новые дома.

В школах братства на марийском языке учителя преподавали чтение, письмо, счисление и пение. Ежедневно занятия в школах братства святителя Гурия продолжались 3-5 часов. До обеда шли занятия по чтению, изучали на память молитвы и рассказ из священной истории. После обеда упражнялись в письме, арифметике, считали на счетах, проводился урок пения. Уроки начинались и заканчивались чтением молитв.

В рассматриваемое время в сети начальных школ духовного ведомства поступательное развитие в Марийском крае, в том числе и Царевококшайском уезде, получили церковно-приходские школы и школы грамоты. Однако в 60-70-е годы XIX в. их численность была незначительной, что во многом обуслови-лось образовательной государственной политикой. Так, по нашим подсчетам, в 1865 г. в Царевококшайском уезде действовало 4 школы [30]. Положение существенно изменилось спустя 20 лет, когда в период контрреформ 13 июня 1884 г. были утверждены «Правила о церковно-приходских школах». В 18861887 учебном году в уезде насчитывалось 10 церковноприходских и пять школ грамоты [31]. В 1895 г. уже работали 16 церковно-приходских школ и 8 школ грамоты [32].

В начале XX в. церковно-приходские школы продолжали развиваться параллельно с училищами Министерства народного просвещения (МНП). В 1900 г.

в Царевококшайском уезде действовали 30 церковноприходских школ, 10 школ грамоты, в 1910 г. — 33 церковно-приходские школы, 11 школ грамоты и в 1915 г. — 43 церковно-приходские школы, 14 школ грамоты [33].

Состав учителей этого типа школ претерпел определенные изменения. В 60-70-х гг. XIX в. преподавателями в церковно-приходских школах работали в основном священно-церковнослужители. Светские лица стали появляться в школах духовного ведомства с середины 80-х гг. XIX в. К концу XIX в. в школах духовного ведомства стали преобладать светские преподаватели (78,4 %). Среди них появились учителя, получившие образование в средних учебных заведениях. Тем не менее, большинство (46 %) поступали в церковно-приходские школы после завершения курса обучения в сельских училищах.

В Царевококшайском уезде в 1886-1887 учебном году в церковно-приходских школах числились 222 мальчика и 44 девочки всего 266 человек, в школах грамоты — 71 мальчик и восемь девочек, всего 79 человек [34]. Из всех учащихся марийцы составляли 238 человек (69 %), остальные — 107 человек (31 %) русские.

В конце XIX в. наблюдался большой приток детей во все типы школ, в том числе и духовные школы. В 1900 г. в церковно-приходских школах Царевококшайского уезда учились 732 мальчика и 227 девочек, в школах грамоты — 202 мальчика и 49 девочек, всего 1210 (959 мальчика и 251 девочка) [35].

Обучение заканчивали около 8-13 % всех учащихся. Имели право на льготу по воинской повинности. Даже ученики школ грамот могли получить его, потому что как отмечают источники, многие преподаватели старались дать программу церковно-приходских школ.

Церковно-приходские школы были слабо обеспечены учебниками и пособиями. Учебников на «инородческих» языках не хватало. Книг по внеклассному чтению имелось небольшое количество. Собственных помещений церковно-приходские школы не имели, наемные квартиры в большинстве случаев являлись неудобными.

Церковно-приходские школы не могли дать разностороннего и глубокого знания, однако оказали существенное влияние на изменение мировоззрения учащихся, приобщили их к русской и христианской культуре, способствовали росту образования населения Царевококшайского уезда.

Во второй половине XIX - начале XX вв. в Царе-вококшайском уезде, как и в целом в Марийском крае и стране, начальное школьное образование приобрело подлинно массовый народный характер благодаря в первую очередь деятельности земств. Реформы 60-70-х гг. XIX в. изменили жизнь всего российского общества. Согласно «Положению о начальных народных училищах» [36], изданных 19 июля 1864 г. начальные училища разных министерств и ведомств, кроме находившихся в ведении Синода, были переда-

ны Министерству народного просвещения. По этому положению устанавливалась новая система руководства начальным образованием. Народная школа передавалась из ведения директоров гимназий и штатных смотрителей уездных училищ в ведение уездных и губернских училищных советов. С этого времени народные училища, в том числе и воскресные школы, по закону могли открываться различными правительственными ведомствами, а также земствами и частными лицами.

В первые годы деятельности земства в области народного образования стремились привести существующие училища и школы в надлежащий порядок, а новые учебные заведения открывали редко. Их работа, главным образом, шла по двум направлениям. Они стремились повысить методы преподавания и улучшить положение преподавателей и оснащенность училищ.

В Царевококшайском уезде до введения земского самоуправления в 1860 г. действовали школы Министерства государственных имуществ (МГИ), их насчитывалось шесть (Моркинское, Ронгинское, Сотнур-ское, Мироносицкое, Шиньшинское, Цибикнурское) и одна школа относилась к удельному ведомству (Ва-раксинское). Через пять лет в 1865 г. в уезде действовало 5 училищ МГИ и 3 училища удельного ведомства [37]. Постепенно эти школы стали переводиться в ведение училищного совета. Таким образом, существовавшие на территории Царевококшайского уезда училища и школы МГИ и удельного ведомства стали наследством земства от старой образовательной системы.

Количество начальных училищ увеличивалось: в 1875 г. в Царевококшайском уезде работало 25 земских училищ, в 1894-1895 учебном году — 49 земских училищ, в 1905 г. — 58 земских и 1 частное училище, в 1915 г. — 83 земских училища [38].

Таким образом, наблюдается постепенный рост земских училищ в Царевококшайском уезде: в 1865 г. — 8, а в 1915 г. — 83 училища. Примечательно, что численность земских школ в уезде превосходило количество церковно-приходских и других типов школ.

По составу учащихся земские училища распределялись на мужские, женские и смешанные для обоего пола. В 60-70-х гг. XIX в. число мужских училищ преобладало, а женских училищ вообще не было. Они стали открываться лишь в 80-х гг. XIX в. Увеличивалось количество смешанных училищ. Это объяснялось тем, что с каждым годом количество учениц в училищах росло, вследствие чего многие мужские училища были преобразованы в смешанные. С другой стороны, невозможно было располагать достаточным количеством отдельных женских училищ, поэтому открывали школы для детей обоего пола. Земские учреждения считали выгодным содержать в двух разных местах два смешанных училища, чем в одном селении два разных училища. К тому же увеличение числа учительниц примирило крестьян со смешанными училищами. «Они охотно отдают учиться девочек и в смешанное училище, если в нем преподает учительница

или «тетинька», как в большинстве говорят дети» [39]. Таким образом, если в 70-80-е гг. XIX в. на территории Царевококшайского уезда преобладали мужские училища, то в начале XX в. первенство занимали училища смешанного типа. По этническому признаку в 1905 г. из 63 училищ подведомственных МНП: 14 были русскими (22,2 %), 12 — марийскими (19,1 %), 37 — смешанными (58,7 %) [40]. На территории Царевококшайского уезда проживали татары. Они имели в каждой деревне и в каждом селе свои школы — мектебе и медресе. Преподаванием в них занимались муллы. Боясь русского влияния на своих детей, они не отпускали их учиться в училища, поэтому татарские земские училища на территории Марийского края появились только в начале XX в. В Царевококшайском уезде Куллекиминское татарское училище открыто было в 1913 г.

Училищные помещения в рассматриваемое время делились на три типа: собственные земские здания, общественные помещения, построенные при пособии от земства, наемные помещения. Собственными являлись здания, принятые земством с 60-х гг. XIX в. на свое содержание вместе с находившимися там училищами или здания, купленные на земские средства. Общественные здания строились крестьянскими обществами специально для земских училищ, при пособии от земства. В третьем случае земство арендовало для училища здание. Необходимо отметить, что школьные помещения строились, нанимались недалеко от церкви на возвышенных местах или на площади.

В 60-70-х гг. XIX в. большинство училищ не имели собственных помещений, находились они в наемных крестьянских избах, многие из которых не годились для школ. Так, в Царевококшайском уезде из 8 земских школ собственные помещения имели два училища (Вараксинское и Цибикнурское), остальные дома были тесны и темны, так как находились в крестьянских избах, а в Ронгинском, Моркинском и Сотнурском училищах зимой невозможно было учиться из-за холода [41].

Более или менее нормальными школьными зданиями земства смогли обеспечить училища лишь в конце XIX - начале XX вв. Половина земских училищ в это время стали обладателями собственных зданий. В это время к школьным помещениям стали предъявлять высокие требования. Например, на III съезде земских врачей были выработаны общие гигиенические требования к школьным зданиям: «В классной комнате с детьми младшего возраста (от 7 до 14 лет) на каждого должно было приходится от 11 до 13,7 куб. арш. воздуха. Световая поверхность, т. е. площадь просвета окон, должен составлять от 1/3 до 1/6 площади пола, т. е. на 1 кв. аршин последней должно приходится от 43 до 51 кв. вершков световой поверхности. Площадь пола на 1 ученика комиссия врачей определила минимум ее — 3,5 кв. арш.» [42].

В Царевококшайском уезде в 1896-1897 учебном году из 54 земских училищ 15 (27 %) училищ помещались в собственных домах, 11 (20 %) училищ рас-

полагались в общественных домах, построенных при пособии от земства, 29 (53 %) — наемных домах [43].

В начале XX в. строительство новых школьных домов осуществлялось, как правило, подрядным способом и по принятым планам. За работой подрядчиков наблюдала уездная управа. При некоторых уездах, например и в Царевококшайском, были открыты особые комиссии по постройке школьных зданий [44]. Их обязанность заключалась главным образом в осмотре и приеме новых построенных школьных зданий. Царевококшайская комиссия работала с 1906 по 1914 гг. Затем она вошла в состав учрежденной школьной комиссии. Между подрядчиком и работодателем заключались «кондиции», своего рода договор, где по пунктам были распределены каким образом должны производиться работы, из каких материалов, его качество, сроки исполнения и оплата труда. В начале XX в. ежегодно строились 4-5 школьных здания на пять и более комплектов [45].

В Царевококшайском узде в 1912-1913 гг. из 74 начальных училищ 22 (30 %) имели собственные помещения, 50 (67 %) наемные и 2 (3 %) помещения были уступлены дворянином В. И. Карповым и Мироно-сицким монастырем [46]. Из всех училищ 31 (42 %) не отвечало требуемым гигиеническим нормам. Производилась как постройка новых, так и перестройка и расширение старых школьных помещений. Так например, в 1915 г. из 51 земского училища два (Кинер-ское и Нуж-Ключинское) находились в помещениях, построенных еще в 1879 г., 7 училищ — в зданиях построенных в 90-е гг. XIX в., оставшиеся 42 училища — в помещениях построенных и расширенных с 1908 г. по 1914 г.

В каждом земском училище в 60-70-х гг. XIX в. состоял один законоучитель и один учитель или учительница. Нередкими были случаи, когда в школе занимался один наставник. Такое количество учащих устраивало в то время, так как количество учащихся во многих училищах было небольшим и один преподаватель вполне справлялся. Социально-экономические преобразования 70-80-х гг. XIX в. привели к увеличению числа учебных заведений и количества учащихся. В это время появляется крайняя необходимость в увеличении числа преподавателей. Один учитель не мог успешно заниматься с 50 и более учащимися. Например, в училищах Царевококшайского уезда в 1882 г. количество учащихся в некоторых училищах перевалило за 60 человек, а в Чигашевском училище составило 79 человек и др. [47].

В 1912-1913 гг. в Царевококшайском уезде в земских и министерских училищах состояло 106 преподавателей (40 учителей и 60 учительниц). Из общего числа учащих специальное педагогическое образование имели 4 учителя и 12 учительниц, всего 16 человек (15 %), среднее образование — 16 учительниц (15 %), с низшим образованием, но получивших подготовку на педагогических курсах — 6 учителей и 8 учительниц, всего 14 человек (13 %), и с низшим

образованием — 30 учителей и 30 учительниц, всего 60 человек (57 %) [48].

Земские училища Марийского края имели многонациональный состав учащихся. В Царевококшай-ском уезде на протяжении второй половины XIX -начала XX вв. в училищах преобладали дети марийцев: в 1895 г. в Царевококшайском уезде марийцы составляли 1285 человек (55,6 %), русские — 1021 (44,2 %), 2 татарина, 1 еврей и поляки — 4 (0,2 %), в 1905 г.: русские — 1746 (41 %), марийцы — 2499 (58,6 %), татары — 19 (0,4 %) [49].

Учиться начинали в первых числах сентября или октября. Заканчивали учебу в конце апреля, первых числах мая. Каникулы продолжались с 20 мая по 20 сентября, а зимой — с 20 декабря по 10 января. В конце учебного года проходили испытания. Все учащиеся сдавали экзамен по Закону Божию, чтению, письму и арифметике. Оценку ставили по пятибалльной системе. После испытаний учащимся выдавали свидетельства об окончании курса в начальных народных училищах.

Занятия велись в одну смену. В осенние короткие дни уроки проходили с 9 до 12 ч утра и с 1 до 3,5 ч вечера. В весенние дни — от 8 до 12 ч утра и от 1 до 4,5 часов вечера [50]. Принимались дети: мальчики не младше 8 лет, а девочки не старше 11 лет.

В конце XIX - начале XX вв. обучение в земских училищах походило по «примерным программам», утвержденным 7 февраля 1897 г. В русских училищах программа по Закону Божию проходила в три года, а в «инородческих» — четыре года [51].

Расширение сети светских школ края невозможно без исследования других типов школ. Уездные и городские училища составляли высшую ступень начального образования [52]. Известно, что уездные училища первоначально возникли в 1804 г. Они считались учебными заведениями, готовившими желающих к поступлению в гимназии. В то же время давали необходимые знания тем детям, которые не собирались продолжать свое образование. Первоначально курс уездных училищ планировался в два года. В учебный план вводились следующие предметы: «Пространный катехизис и объяснение Евангелия, чтение из священного писания, Российская грамматика, чистописание и правописание, правила слога, краткая всеобщая география с описанием Российского государства, история, арифметика, начальные правила геометрии и физика, рисование. Сверх того ученики, подготовлявшиеся к поступлению в гимназии, обучались латинскому и немецкому чтению и письму» [53].

В Марийском крае в XIX в. работали два уездных училища — Козьмодемьянское и Царевококшайское. Царевококшайское уездное училище было открыто 24 мая 1825 г. [54]. Училище состояло из двух классов. В первом и подготовительном классе учителем был назначен выпускник Казанской гимназии коллежский секретарь В. С. Вылегжанин, во втором классе — штатный смотритель И. Н. Юферов, законоучителем — священник С. И. Помарский. Училище

помещалось в каменном двухэтажном доме купчихи Пчелиной за 350 руб. в год. В 1837 г. оно было куплено казною за 15000 руб. и стало собственностью училища. Ежегодно от казначейства училище получало 1250 руб., от городского общества — 50 руб. В Царевококшайском уездном училище большинство составляли дети мещан и крестьян. По национальному составу преобладали русские, детей мари было немного. В течение первых 10 лет с открытия Царево-кокшайского уездного училища (1825-1835 гг.), обучалось 508 человек: в приготовительном классе — 304, в первом классе — 122, во втором — 82. Окончило курс с аттестатами 24, выбыло, не закончив учение — 117 учащихся [55].

В 1835 г., по уставу 1828 г., к прежним двум классам прибавился третий, и предметы стали распределяться между пятью преподавателями. В следующем 1836 г. при уездном училище был открыт приготовительный класс. Первым его учителем был назначен Г. Никольский.

В 1862 г. при Царевококшайском уездном училище была открыта женская школа. К 1 января 1870 г. в ней учились 24 ученицы [56].

В 1872 г. было издано «Положение о городских училищах», заменивших уездные училища на городские [57]. Они имели цель доставить детям всех сословий «начального умственного и религиознонравственного образования» [58]. Городские училища могли быть одноклассными, двухклассными, трехклассными и так доходить до шестиклассных включительно. В Марийском крае во второй половине XIX в. имелись одноклассные, которые в начале XX в. были преобразованы в двухклассные и трехклассные городские училища. Одноклассное училище рассчитывалось на 50 учащихся при одном учителе, двухклассное на 100 учеников при двух учителях и трехклассное на 150 учеников при трех учителях. Курс учения был шестилетним. Изучали следующие дисциплины: Закон Божий, чтение и письмо, русский язык, арифметика, практическая география, география и история отечества со сведениями естественной истории и физики, черчение и рисование, пение, гимнастика. В некоторых училищах дополнительно вводились ремесла. Учебная программа отличалась от курса приходских училищ расширенной программой. Поэтому терялась преемственность, так как выпускники приходских училищ, поступившие в городские училища, не могли освоить ее курс.

При каждом городском училище состоял законоучитель и учителя по числу классов; выбирались земствами и обществами на три года почетный смотритель, который должен был содействовать материальному благосостоянию училища; определялся врач. Необходимо отметить, что в уездных и городских училищах учительницы встречались довольно редко.

Если уездные училища являлись связующим звеном со средними учебными заведениями, то городские училища — нет. Они представляли собой законченное образование, а полученные знания были

недостаточны для поступления в высшее учебное заведение. «Русские ведомости» охарактеризовали эти школы как не связанные с низшими и не имевшие выход в высшие учебные заведения. Преобразование уездных училищ в городские училища затянулось более чем на 20 лет [59]. Приказом попечителя Казанского учебного округа от 17 июня 1879 г. Царевококшайское уездное училище было преобразовано в городское училище [60].

В 1891 г. в городе Царевококшайске работали 4 школы: городское училище, начальное училище, церковно-приходская школа и монастырское марийское женское училище, где учились — 162 мальчика, 154 девочки. Одно учебное заведение приходилось на 424 человека (по губернии — на 1473 человека). Один ученик приходился на 4,1 мужчин, 1 ученица приходилась на 6,6 женщин. Расходы на народное образование составили 4818 руб. в год, из них городская Дума выделила 1784 руб., или 15,9 %, остальная сумма была отпущена земством, на долю каждого жителя приходилось по 1 руб. 5 коп. — это самый высокий показатель по Казанской губернии [61].

Количество училищ в начале XX в. в городе Царе-вококшайске заметно увеличилось. В 1903 г. имелось пять учебных заведений: 3-классное мужское городское училище, начальное мужское училище, 3-классное городское женское училище, 2-классное монастырское женское училище и 1-классная Троицкая церковно-приходская школа. В них обучалось 283 учащихся. Преподавание вели 17 учителей. В 1905 г. открыта женская прогимназия, преобразованная в 1910 г. в гимназию; 6 июля 1905 года — начальное женское училище, в 1907 г. — низшая ремесленная школа; в 1914 г. — реальное училище. Осенью 1917 г. была основана учительская семинария [62]. 1 января 1907 г. была открыта Царевококшайская низшая ремесленная школа [63].

В начале 60-х гг. XIX в. преподаватели городских и сельских училищ МНП в материальном отношении стояли почти на одном уровне с преподавателями сельских начальных училищ. Изменения в оплате труда городских учащих произошли в конце 60-х гг. XIX в. Например, в 1867 г. на общем собрании членов Царевококшайского уездного училищного совета бы -ло решено увеличить жалование преподавателям городских приходских училищ мужского и женского: учителю определили 200 руб., учительнице — 120 руб., законоучителю за два училища — 100 руб. Между тем, активное участие в этом деле приняла Царево-кокшайская городская дума, которая с 1868 г. решила из своих средств выделить на жалование городскому учителю 180 руб. (вместо получаемых им 85 руб.), учительнице — 60 руб. и законоучителю — 60 руб. за два училища [64]. Таким образом, земству пришлось лишь дополнить недостающие деньги для достижения установленных училищным советом норм.

Царевококшайское городское мужское училище было основано 1 ноября 1883 г. Царевококшайская

одноклассная женская школа, в 1885 г. преобразована в двухклассное училище. С 1 июня 1904 г. — Царе-вококшайское мужское министерское училище [65].

В сельских местностях с 1869 г. открывались «образцовые» училища МНП, которые являлись одноклассными с курсом обучения в три года, двухклассные с курсом — пять лет. Перед данными училищами ставилась цель «доставлять детям сельского населения возможность приобретать элементарное образование в более полном и законченном виде, сравнительно с другими сельскими училищами» [66]. Этот тип школ был создан для влияния на общественную (земскую) школу. По мнению Д. А. Толстого, «лучше иметь меньше училищ, но обеспеченных, чем разводить множество плохих, приносящих вред тем, что подрывают доверие вообще к образованию». Под «множеством плохих» подразумевалось земское училище. В одноклассном училище преподавались следующие предметы: Закон Божий, чтение, письмо, арифметика, церковное пение, а в двухклассном, кроме того, история, география, естествоведение и черчение. Хозяйственные заботы о них возлагались на сельские общества, а содержание учителей, обеспечение учебного процесса брала на себя казна.

Современники отмечали, что среди крестьян большую популярность имели двухклассные училища МНП. По мере возможности они старались открывать такие училища у себя в селении. Двухклассные училища МНП на территории Марийского края в основном преобразовывались из земских училищ.

17 февраля (по другим источникам 21 февраля)

1871 г. по ходатайству Н. И. Ильминского было открыто «инородческое» училище МНП в с. Уньжа Шинь-шинской волости Царевококшайского уезда. В Царевококшайском уезде Аринское земское училище 10 января 1872 г., Сотнурское земское училище 1 ноября 1908 г. [67]. были преобразованы в двухклассные училища МНП. За 1911 г. значится Моркинское двухклассное училище МНП.

Рассмотрим количество училищ за 1900 г. В это время в Царевококшайском уезде числились 3 городских училища, 2 училища МНП [68].

В двухклассных училищах преподавательский состав состоял из четырех человек: законоучитель, учитель 1-го класса, учитель 2-го класса, учитель по ремеслу и пению. Необходимо отметить, что в министерских школах преподавателями в основном состояли мужчины. Такое положение наблюдалось не только на территории Марийского края, но и по всей России [69]. Учителя преобладали в министерских училищах видимо потому, что время преподавательских вакансий совпадала с выходом из семинарий выпускников, которые считались самыми подготовленными к учительской службе. Поэтому их в первую очередь определяли на вакансии, открывшиеся в министерских училищах. В двухклассных училищах МНП собирались педагогические советы, которые решали их педагогические и хозяйственные задачи.

В 1889-1890 учебном году в трех училищах МНП Царевококшайского уезда обучение проходили 234 мальчика и 10 девочек, всего 244 человека [70]. Из них русские составляли 47 % (107 мальчиков и 8 девочек), марийцы — 53 % (127 мальчика и 2 девочки). 7 мальчиков были язычниками. В 1890 г. курс учения закончили 35 человек (33 мальчика и 2 девочки). По национальному составу — 21 русские, 14 марийцы. Двухклассные училища МНП становились центрами образования. В такие училища поступали дети не только близлежащих селений, но и отдаленных.

Таким образом, система начального школьного образования в Царевококшайском уезде в рассматриваемое время состояла из двух сетей, включавших различные типы школ светского и духовного ведомств. Каждая из этих сетей в свою очередь состояла из различных типов начальных школ, имевших постоянную тенденцию к росту своей численности. Наиболее быстрыми темпами росла численность земских школ, а вслед за этим типом школ — церковноприходских. Далее шли «братские» школы и училища Министерства народного просвещения. Несмотря на различие в сроках обучения и перечень преподаваемых дисциплин, ученики имели возможность в получении первоначальной грамоты. Характерно, что учебная программа земских школ и методы преподавания давали прочные знания, а многие его ученики стремились к самообразованию и расширению своих знаний и после их завершения. Заметно увеличилась численность учеников начальных школ, что обуславливалось многими причинами. Среди них не последняя роль принадлежала естественной тяге представителей различных сословных групп, в том числе марийских крестьян к получению их детьми знаний и грамотности.

Литература

1. ПСЗ-II. — Т. XXXIX. — № 41068. — 1864. — Отд. I. — СПб.,

1867. — С. 613-617; Сборник постановлений по Министерству народного образования. — СПб., 1876. — Т. 3. — С. 1341-1395 и др.

2. Анастасиев А. И. Очерк просветительной деятельности Н. И. Ильминского с приложением его статьи «Беседы о народной школе». — СПб., 1904; Спасский Н. А. Просветитель инородцев Казанского края Николай Иванович Ильминский / сост. Н. А. Спасский. — Самара, 1900; Рождествин А. Н. Н. И. Ильминский и его система инородческого образования в Казанском крае. — Казань, 1900; Димитриев В. Д. История Чувашии XVIII века (до крестьянской войны 1773-1775 годов). — Чебоксары, 1959; Иванов А. Г. Система Н. И. Ильминского и марийская школа во второй половине XIX -начале XX веков // Чувашская республика на рубеже тысячелетий: история, экономика, культура: тезисы международной научнопрактической конференции, посвященной 80-летию Чувашской республики. — Чебоксары, 2000; Ефимов Л. А. Системы просвещения нерусских народов и чувашские школы Поволжья и Приуралья последней трети XIX - начале XX веков. — Чебоксары, 2000; Грачев С. В. Особенности христианского просвещения финно-угорских народов Поволжья в середине XIX - начале XX вв. // Финноугорский мир: история и современность: материалы II Всероссийской научной конференции финно-угроведов. — Саранск, 2000. — С. 130-133.

3. Известия по Казанской епархии. — 1867. — № 6. — С. 164; Комаров Н. Казанское братство святителя Гурия // Православный благовестник. — 1893. — № 3. — С. 19; Бердников И. Церковные

братства в виду современных потребностей православной церкви и общества // Православное обозрение. — Т. 25. — 1868. — С. 430.

4. Износков И. А. Материалы для истории христианского просвещения инородцев Казанского края // Православный благовестник. — 1893. — N° 4, январь. — С. 27-36; Сведения о религиозных верованиях горных черемис // Вятские епархиальные ведомости. —

1868. — № 13, июль. — С. 213-223; Знаменский П. В. Религиозное состояние черемис Козмодемьянского края // Православное обозрение. — 1866, октябрь. — С. 61-79; декабрь. — С. 149-168; Сборник документов и материалов по вопросу об образовании инородцев. — СПб., 1869. — С. 278; Афанасьев П. О. Н. И. Ильминский и его система школьного просвещения инородцев Казанского края // Журнал Министерства народного просвещения. — СПб., 1914. — Часть ЫУ. — С. 131.

5. Сборник документов и материалов по вопросу об образовании инородцев. — СПб., 1869. — С. 278; Афанасьев П. О. Н. И. Иль-минский и его система школьного просвещения инородцев Казанского края // Журнал Министерства народного просвещения. — СПб., 1914. — Часть ЫУ. — С. 131.

6. Известия по Казанской епархии. — 1869. — № 5. — С. 146148.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

7. НАРТ. — Ф. 160. — Оп. 1. — Д. 1. — Л. 9; Известия по Казанской епархии. — 1871. — № 1. — С. 46.

8. Известия по Казанской епархии. — 1869. — № 22. — С. 673.

9. Известия по Казанской епархии. — 1872. — № 8. — С. 235.

10. НАРТ. — Ф. 160. — Оп. 1. — Д. 1. — Л. 10; ГАРМЭ. — Ф. 98. — Оп. 1. — Д. 31. — Л. 21; Д. 57. — Л. 9.

11. НАРТ. — Ф. 968. — Оп. 1. — Д. 16. — Л. 27 об.; Износков И. А. Материалы для истории христианского просвещения инородцев Казанского края // Православный благовестник. — 1893. — № 6. — С. 40-41.

12. Машанов М. Обзор деятельности братства святителя Гурия за двадцать пять лет его существования 1867-1892. — Казань, 1892. — С. 72; Износков И. А. Об образовании инородцев и о миссии в Казанской епархии. — М., 1909. — С. 54.

13. Известия по Казанской епархии. — 1872. — № 9. — С. 273274; Материалы к истории народного образования в Царевококшайском уезде Казанской губернии / сост. священник Е. Большаков с участием учителей и учительниц сельских училищ. — Казань: Издание Царевококшайской уездной земской управы, 1890. — Т. 1. — С. 112.

14. Машанов М. Обзор деятельности братства святителя Гурия за двадцать пять лет его существования 1867-1892. — Казань, 1892. — С. 73.

15. Известия по Казанской епархии. — 1879. — № 13. — С. 372; 1880. — № 12. — С. 354.

16. ГАРМЭ. — Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 8. — Л. 275; Д. 9. — Л. 111; Известия по Казанской епархии. — 1890. — С. 22.

17. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 597. — Л. 13 об.; Д. 617. — Л. 46-47. — Д. 755; Д. 934. — Л. 66-67; Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 16. — Л. 4-5 об.; Л. 65 об.; Д. 1. — Л. 154; Д. 18. — Л. 67-67 об.; Отчет о действиях Царевококшайской уездной управы XXXIX очередному Царевококшайскому уездному земскому собранию с 1 июля 1902 г. по 1 июля 1903 г. — Казань, 1904. — С. 26; Отчеты Ца-ревококшайской уездной управы XLI очередному Царевокок-шайскому уездному земскому собранию о действиях с 1-го июля

1904 года по 1-е июля 1905 года и денежные за 1904 год и первую половину 1905 года. — Казань, 1906. — С. 26; Отчет Царевокок-шайской уездной земской управы о состоянии уездного земского хозяйства за время с 1 июля 1912 г. по 1 июля 1913 г. 49-му очередному Царевококшайскому уездному земскому собранию. — Казань, 1913. — С. 41.

18. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 932. — Л. 255.

19. ГАРМЭ. — Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 15. — Л. 77.

20. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 18. — Л. 158-159.

21. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 21. — Л. 26.

22. ГАРМЭ. — Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 8. — Л. 214.

23. ГАРМЭ. — Ф. 101. — Оп. 1. — Д. 16. — Л. 4 об., 6 об., 8 об., 10 об., 12 об., 14 об., 16 об., 18 об., 20 об., 22 об., 24 об., 26 об., 28 об., 30 об.

24. Известия по Казанской епархии. — 1868. — № 11. — С. 286-295; № 12. — С. 322-331; 1873. — № 5. — С. 299; 1890. —

№ 1. — С. 22; Машанов М. Обзор деятельности братства святителя Гурия за двадцать пять лет его существования 1867-1892. — Казань, 1892. — С. 74.

25. Отчет Царевококшайской уездной земской управы о состоянии уездного земского хозяйства за время с 1 июля 1912 г. по 1 июля 1913 г. 49-му очередному Царевококшайскому уездному земскому собранию. — Казань, 1913. — С. 8.

26. Отчет о действиях Царевококшайской уездной управы XXXIX очередному Царевококшайскому уездному земскому соб-ранию с 1 июля 1902 г. по 1 июля 1903 г. — Казань, 1904. — Приложение № 10 к с. 96; Отчеты Царевококшайской уездной управы XLI очередному Царевококшайскому уездному земскому собранию о действиях с 1-го июля 1904 года по 1-е июля 1905 года и денежные за 1904 год и первую половину 1905 года. — Казань, 1906. — Приложение № 10 к с. 100; Отчет о действиях Царевококшайской уездной управы XLIV очередному Царевококшайскому уездному земскому собранию с 1 июля 1907 г. по 1 июля 1908 г. и денежные за 1907 год и первую половину 1908 года. — Казань, 1909. — Приложение № 9 к с. 102.

27. Отчет о действиях Царевококшайской уездной управы XXXIX очередному Царевококшайскому уездному земскому соб -ранию с 1 июля 1902 г. по 1 июля 1903 г. — Казань, 1904. — Приложение № 10 к с. 96.

28. Отчеты Царевококшайской уездной управы XLI очередному Царевококшайскому уездному земскому собранию о действиях с 1-го июля 1904 года по 1-е июля 1905 года и денежные за 1904 год и первую половину 1905 года. — Казань, 1906. — Приложение № 10 к с. 100; Отчет о действиях Царевококшайской уездной управы XLIV очередному Царевококшайскому уездному земскому соб -ранию с 1 июля 1907 г. по 1 июля 1908 г. и денежные за 1907 год и первую половину 1908 года. — Казань, 1909. — Приложение № 9 к с. 102.

29. Известия по Казанской епархии. — 1868. — № 11. —

С. 286-295; № 12. — С. 322-331; 1903. — № 1. — С. 83.

30. ГА РМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 303. — Л. 10-14.

31. Там же.

32. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 467. — Л. 14, 73 об. - 74; Д. 467. — Л. 24 об. - 25; Отчет о действиях Царевококшайской уездной земской управы за 1894-1895 гг. ... — С. 29; Отчеты Царевококшайской уездной управы XLI очередному Царевококшайско-му уездному земскому собранию о действиях с 1-го июля 1904 года по 1-е июля 1905 года и денежные за 1904 год и первую половину

1905 года. — Казань, 1906. — С. 26.

33. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 556. — Л. 120-120 об.

34. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 303. — Л. 12-14.

35. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 556. — Л. 120 об.

36. ПСЗ-П. — Т. XXXIX. — № 41068. — 1864. — Отд. I. —

СПб., 1867. — С. 613-617; Сборник постановлений по Министерству народного образования. — СПб., 1876. — Т. 3. — С. 1341-1395; Высочайше утвержденное 14 июля 1864 года положение о начальных народных училищах // Известия по Казанской епархии. — 1867. — № 1. — С. 2-8; ГАКО. — Ф. 618. — Оп. 8. — Д. 162. — Л. 2.

37. НАРТ. — Ф. 92. — Оп. 1. — Д. 7706. — Л. 2 об., 3 об.; Ф. 160. — Оп. 1. — Д. 86. — Л. 13 об. - 14, 24 об. - 25; Большов Е. Материалы к истории народного образования в Царевококшайском уезде Казанской губернии / сост. священник Е. Большаков с участием учителей и учительниц сельских училищ. — Казань: Издание Царевококшайской уездной земской управы, 1890. — Т. 1. — С. 54.

38. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 127. — Л. 84-84 об.; Д. 467. — Л. 14; НАРТ. — Ф. 160. — Оп. 1. — Д. 1059. — Л. 1; Отчет о действиях Царевококшайской уездной земской управы XXXI очередному Царевококшайскому уездному земскому собранию с 1 июля 1894 г. по 1 июля 1895 г. — Казань, 1896. — С. 29; Отчеты Царевококшайской уездной управы XLI очередному Царевокок-шайскому уездному земскому собранию о действиях с 1-го июля 1904 года по 1-е июля 1905 года и денежные за 1904 год и первую половину 1905 года. — Казань, 1906. — С. 26, приложение № 10.

39. Нурминский С. А. Народные училища Вятской губернии (с декабря 1869 по 1-е мая 1878 года) // Журнал министерства народного просвещения. — 1878. — № 7. — С. 725.

40. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 467. — Л. 14.

41. Большаков Е. Материалы к истории народного образования в Царевококшайском уезде Казанской губернии / сост. священник Е. Большаков с участием учителей и учительниц сельских училищ. — Казань: Издание Царевококшайской уездной земской управы,

1890. — Т. 1. — С. 54.

42. Обзор деятельности Яранского уездного земства по отделам

народному образованию, медицине и раскладке. Со времени введения земства 1867-1912 гг. Из дипломного сочинения

П. Ф. Лыскова. — Яранск, 1914. — С. 74.

43. Отчет о действиях Царевококшайской уездной земской управы XXXIII очередному Царевококшайскому уездному земскому собранию с 1 июля 1896 г. по 1 июля 1897 г. — Казань, 1898. — С. 27.

44. ГАРМЭ. — Ф. 98. — Оп. 1. — Д. 163. — Л. 31-32.

45. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 654. — Л. 163-166; Д. 1031 а. — Л. 24 об.

46. Отчет Царевококшайской уездной земской управы о состоянии уездного земского хозяйства за время с 1 июля 1912 г. по 1 июля 1913 г. 49-му очередному Царевококшайскому уездному земскому собранию. — Казань, 1913. — С. 43.

47. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 216. — Л. 25.

48. Отчет Царевококшайской уездной земской управы о состоянии уездного земского хозяйства за время с 1 июля 1912 г. по 1 июля 1913 г. 49-му очередному Царевококшайскому уездному земскому собранию. — Казань, 1913. — С. 46.

49. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 467. — Л. 70 об. - 73; Отчеты Царевококшайской уездной управы XLI очередному Царево-кокшайскому уездному земскому собранию о действиях с 1-го июля 1904 года по 1-е июля 1905 года и денежные за 1904 год и первую половину 1905 года. — Казань, 1906. — С. 123.

50. ГАРМЭ. — Ф. 57. — Оп. 1. — Д. 10. — Л. 21.

51. ГАРМЭ. — Ф. 57. — Оп. 1. — Д. 585. — Л. 12 об.

52. Фармаковский В. Начальная школа Министерства народного просвещения // Русская школа. — 1899. — № 5 и 6. — С. 149.

53. Рябинский К. С. К столетию Козмодемьянского городского училища. Историческая записка об училище. 1791-1890. — Казань,

1891. — С. 17.

54. ГАРМЭ. — Ф. 97. — Оп. 1. — Д. 36. — Л. 7.

55. ГАРМЭ. — Ф. 97. — Оп. 1. — Д. 974. — Л. 15-15 об.,

21 об.; Д. 36. — Л. 7 об.; Д. 137. — Л. 3.

56. НАРТ. — Ф. 160. — Оп. 1. — Д. 1. — Л. 11.

57. Очерки русской культуры XIX века. Т. 3. Культурный по-

тенциал общества. — М., 2001. — С. 51.

58. Фармаковский В. Начальная школа Министерства народного просвещения // Русская школа. — 1899. — № 5 и 6. — С. 151.

59. Очерки русской культуры XIX века. Культурный потенциал общества. — М., 2001. — Т. 3. — С. 50-51.

60. ГАРМЭ. — Ф. 97. — Оп. 1. — Д. 951. — Л. 7, 8.

61. Марийский край 100 лет назад: события, факты, люди // Марийский археографический вестник. — Йошкар-Ола, 1991. — Вып. 1. — С. 87.

62. ГАРМЭ. — Ф. 98. — Оп. 1. — Д. 57. — Л. 226; Стариков С. В. Панорама старого города: Царевококшайск на старинных открытках и фотографиях. — Йошкар-Ола, 2002. — С. 101.

63. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 756. — Л. 6.

64. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 9. — Л. 101-101 об.

65. ГАРМЭ. — Ф. 98. — Оп. 1. — Д. 31. — Л. 5, 9, 13; Д. 57. — Л. 272.

66. Фармаковский В. Начальная школа Министерства народного просвещения // Русская школа. — 1899. — № 5 и 6. — С. 155.

67. НАРТ. — Ф. 160. — Оп. 1. — Д. 1. — Л. 7 об., 9 об., 10-11; Большов Е. Материалы к истории народного образования в Царево-кокшайском уезде Казанской губернии / сост. священник Е. Большаков, с участием учителей и учительниц сельских училищ. — Казань: Издание Царевококшайской уездной земской управы, 1890. — Т. 1. — С. 101, 111; Общие сведения о школах Казанской губернии. Количественный учет школ, продуктивность школ, школьные здания и классные комнаты. — Казань, 1905. — С. 38.

68. НАРТ. — Ф. 160. — Оп. 1. — Д. 899. — Л. 38-38 об.

69. Фармаковский В. Начальная школа Министерства народного просвещения // Русская школа. — 1899. — № 10. — С. 161.

70. ГАРМЭ. — Ф. 18. — Оп. 1. — Д. 394. — Л. 70 об. - 71.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.