Научная статья на тему 'Народная лексикография - феномен современной российской лингвокультуры'

Народная лексикография - феномен современной российской лингвокультуры Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
371
45
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
НАИВНАЯ ЛИНГВИСТИКА / НАРОДНЫЙ СЛОВАРЬ / ОБЫДЕННОЕ МЕТАЯЗЫКОВОЕ СОЗНАНИЕ / NAïVE LINGUISTICS / FOLK DICTIONARY / ORDINARY METALINGUISTIC CONSCIOUSNESS

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Шумарина Марина Робертовна

Народная лексикография это практика создания словарей рядовыми носителями языка. Организованные сетевые лексикографические проекты и юмористические анонимные словарики, ставшие жанром интернет-фольклора, являются для лингвиста источником сведений об особенностях обыденного метаязыкового сознания.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

FOLK LEXICOGRAPHY IS A PHENOMENON OF MODERN RUSSIAN LINGUISTIC CULTURE

Folk lexicography is the creation of dictionaries by ordinary speakers. Net lexicographic projects and anonymous humorous dictionaries having become a net folklore genre and are the source of knowledge about ordinary metalinguistic consciousness.

Текст научной работы на тему «Народная лексикография - феномен современной российской лингвокультуры»

1) авторским, отражающим особенности конкретных языковых личностей (в нашем случае — А. С. Пушкина, И. И. Пущина, А. А. Дельвига, А. С. Грибоедова, Е. А. Баратынского, поскольку их эпистолярное наследие в полном объёме стало материалом для составления словаря),

2) динамическим, поскольку отражает изменения, произошедшие в языке за последние 300 лет;

3) словарём употреблений, включающим в себя все узуальные модификации фразеологизмов и отражающим особенности сочетаемости и смыслового наполнения;

4) словарём окказионализмов, т.к. все окказиональные варианты фразеологических единиц и авторские фразеологизмы вместе с комментариями отражены в словаре;

5) «стилистическим» словарём, поскольку он позволяет структурировать фразеологический материал по характеру стилистической окраски.

Таким образом, компьютерный словарь становится максимально продуктивным материалом для лингвистических исследований, осуществляемых в самых различных направлениях, давая возможность учёным максимально использовать потенциал того языкового материала, который становится предметом описания в словаре.

ЛИТЕРАТУРА

Даль В. И. 1994: Толковый словарь живого великорусского языка: в 4 т. М.

Дронова Л. П. 2012: Лексикографические проблемы в свете антропологической лингвистики // Вопросы лексикографии. 2, 26-32.

Зализняк А. А. 2013: Об эффекте ближней семантической эволюции // Philologica. vol. 9. 21/23, 1-22.

САР1 2001-2006: Тычинина Л. В. Словарь Академии Российской 1789-1794: в 6 т. М.

САР2 1806-1822: Словарь Академии Российской, по азбучному порядку расположенный 1806-1822: в 6 ч. СПб.

СРЯ XVIII 1984-2013: Словарь русского языка XVIII в. 1-20. Л.-СПб.

ФССРЛЯ 2004: Тихонов А. Н. Фразеологический словарь современного русского литературного языка. М.

ON THE IDEA OF COMPILATION A COMPUTER DISCURSIVE DYNAMIC DICTIONARY OF IDIOMS OF FRIENDLY

LETTERS OF THE PUSHKIN ERA

O. P. Fesenko

The article considers the idea of creating a computer dictionary of idioms of friendly letters of the first third of XIX century. The dictionary can be dynamic, author's one, discursive, stylistic, dictionary of usage and occasional words.

Key words: computer lexicography, phraseological dictionary, discourse dictionary, a dynamic dictionary

© 2014

М. Р. Шумарина

НАРОДНАЯ ЛЕКСИКОГРАФИЯ — ФЕНОМЕН СОВРЕМЕННОЙ РОССИЙСКОЙ

ЛИНГВОКУЛЬТУРЫ

Народная лексикография — это практика создания словарей рядовыми носителями языка. Организованные сетевые лексикографические проекты и юмористические анонимные словарики, ставшие жанром интернет-фольклора, являются для лингвиста источником сведений об особенностях обыденного метаязыкового сознания.

Ключевые слова: наивная лингвистика, народный словарь, обыденное метаязыковое сознание

В последние десятилетия наука обратила пристальное внимание на феномен обыденности, в фокус внимания учёных стали попадать факты обычной жизни обычных людей. Эта общенаучная тенденция коррелирует с антропоцентрическим поворотом в лингвистике, которая сосредоточилась на изучении не просто языка, а человека говорящего, языковой личности. Актуализировалось понятие «рядовой носитель языка» и возник интерес к изучению взаимоотношений языковой личности с языком. В обыденном знании о мире (наивной картине мира) специалисты выделили особую область представлений, связанных с языком и речью, — метаязыковое сознание. Совокупность представлений (знаний, мнений, суждений, заблуждений, мифов и т.п.) рядового носителя о языке и речи стали называть наивной (обыденной, естественной, профанной, народной) лингвистикой. Круг интересов обыденной лингвистики весьма широк, она включает в себя те же объекты, которые исследует лингвистическая наука, однако даёт им своеобразную интерпретацию в соответствии с особенностями обыденного созна-ния1.

В начале века лингвисты стали говорить о явлении «наивной лексикографии», которая понимается как часть, тематический раздел наивной лингвистики; ср.: «... существует "наивный" подход к толкованию слова, когда обычный человек, пишущий или говорящий, в силу ряда обстоятельств начинает разъяснять значение употребляемого слова, выступая в роли естественного лингвиста»2. Конечно, такие метатекстовые комментарии, хотя и используют техники толкования, в полном смысле этого слова

Шумарина Марина Робертовна — доктор филологических наук, профессор, заведующая кафедрой русского языка Балашовского института (филиал) Саратовского государственного университета им. Н.Г. Чернышевского. E-mail: mshumarina@yandex.ru

1 См.: Шумарина 2011, 114-193.

2 Вепрева 2004, 56.

292

ШУМАРИНА

словарями не являются (в то же время они могут стать иллюстрациями в толковых словарях, а также самостоятельным источником материала для различных лексикографических проектов3). Наряду с такими лексикографическими «полуфабрикатами», о которых пишет И. Т. Вепрева, известны попытки создания полнотекстовых словарей силами нелингвистов. Подобную словарную продукцию можно условно разделить на три группы.

Словари первого типа связаны с феноменом так называемой любительской лингвистики4 — псевдонауки, избравшей своим объектом естественный язык и активно противопоставляющей себя «официальной» лингвистике. Любительская лингвистика принципиально отличается от наивной лингвистики тем, что открыто идёт на конфликт с наукой, декларирует своё превосходство над научным знанием5. В рамках любительских языковедческих изысканий создано немало словарей, построенных на технике ложного этимологизирования и произвольного историко-лингвистического и лингвокультуроведческого толкования6.

Словари второго типа Е. Г. Лукашанец объединяет названием «народная лексикография», подразумевая под этим коллективные сетевые словарные проекты7. Рассматривая в качестве примера интернет-проект «Словоново»8, исследователь объясняет выбор определения «народный» тем обстоятельством, что авторы таких словарей многочисленны и, как правило, анонимны.

Кроме уже названного ресурса «Словоново», сегодня в Интернете популярны проекты «Словоборг»9, «Sokr.ru»10. «Жаргон.ру»11, «Словарь ассоциаций»12 и др. Особого внимания заслуживает деятельность компании ABBYY, которая является лидером в области разработки электронных словарей; словарные проекты с участием пользователей Интернета — отдельное направление политики компании. В настоящее время на сайте ABBYY Lingvo Клуба13 реализуются следующие проекты: «Народный словарь», «Языки городов» (руководитель проекта — д-р филол. наук В. Беликов), «Он и она (Женско-мужской толковый словарь)», «Люди-XXI (Словарь смайлов, сокращений и сетевой лексики)», «Вашу мать, сэр! (Американский сленг)», «IT Crowd (Язык компьютерщиков)», «Одесса-мама говорит». Все эти проекты можно назвать народными, поскольку в сборе материала для словарей принимает участие большое количество анонимных пользователей, скрывающихся за сетевыми никами. В то же время координаторы этих проектов (составители, редакторы) стремятся в той или иной мере упорядочить стихийное лексикографическое творчество авторов, организуют «фильтры»: обсуждение на форуме, проверку дефиниций при помощи полнотекстовых баз и корпусов, экспертизу профессионального лексикографа и т.д. Как правило, старт такого проекта сопровождается размещением на соответствующих ресурсах инструкций, вопросников; в процессе пополнения базы координаторы обеспечивают обратную связь, отвечают на возникающие вопросы. Такие словари требуют значительного виртуального пространства — им посвящено несколько web-страниц или даже целые сайты.

К словарям третьего типа отнесём многочисленные полностью анонимные словарики небольшого объёма, которые распространяются в Интернете (дублируются на десятках и сотнях web-страниц) и носят шуточный характер: «Московско-петербургский словарь», «Женско-мужской словарь», «Бестолковый словарь» (ложно-этимологический), «Словарь падонка», «Политкорректный словарь» и т.п.

Эти словари также можно включить в сферу народной лексикографии — и даже с большим основанием, чем организованные сетевые проекты. Дело в том, что такие словари нередко приобретают характер фольклорных произведений: они копируются, свободно распространяются в Сети — с полным пренебрежением к праву интеллектуальной собственности (целый ряд таких словарей имеет источником авторские проекты). При тиражировании народные словарики подвергаются стихийному редактированию. И, хотя подобное редактирование не регулируется никакими нормами, объективно оно подчинено общей закономерности: в процессе передачи, тиражирования (по аналогии с передачей фольклорного произведения «из уст в уста») утрачиваются элементы, имеющие ограниченную актуальность, и получают закрепление наиболее важные идеи, образы, суждения, представления, способы речевого оформления. Думается, есть основания говорить об особом жанре интернет-фольклора — народных словарях. (Заметим в скобках, что словарик как фольклорный жанр возник задолго до появления глобальных компьютерных сетей — например, он широко известен в детском фольклоре под названиями «школьный словарь», «шуточный словарь школьника» и др. Именно эти шуточные словари стали источником многочисленных юмористических толкований и неконвенциональных расшифровок аббревиатур14).

Обращают на себя внимание особенности структурной организации таких словарей — она напрямую зависит от главной лексикографической идеи. Разделим условно такие словари (по аналогии с продукцией научной лексикографии) на «переводные» и «культуроведческие». Задача «переводных» словарей — установить элементарную эквивалентность ситуативно и локально маркированных слов и выражений с немаркированными единицами. Главная особенность структуры таких словарей — их относительно небольшой объём и отсутствие в толкованиях элементов, которые не связаны с эстетической, развлекательной функцией (помет, иллюстраций и т.п.). Статья такого словаря, как правило, представляет собой небольшое предложение: биноминативное (Вор — лицо с альтернативной экономической ориентацией; Длинноносый — назально одарённый. Политкорректный словарь) или биинфинитивное (Молчать в тряпочку — быть под наркозом; Обеспечить — сломать печь. Бестолковый словарь). Варианты «Московско-петербургского словаря» содержат просто список слов с эквивалентами: бордюр — поребрик; шаурма — шаверма и т.п. Впрочем, некоторые статьи «Бестолкового словаря», пародирующего «обычные» толковые словари, содержат пометы: ПОГОРЕЛЕЦ (спорт.) — альпинист; ЗАВАРУХА (уваж.) — шеф-повар и т.п.

3 См., напр.: Анищенко 2007; Гаева 2009; Шумарина 2009 и др.

4 Зализняк 2009.

5 См.: Шумарина 2013.

6 См. анализ: Полиниченко 2012.

7 Лукащанец 2011.

8 Словоново 2008-2014.

9 Кордонский 2012.

10 Лебедев 2000-2014.

11 Жаргон 2004.

12 Бабичев 2006.

13 Проекты 1996-2014.

14 См., напр.: Шумарин, Шумарина 2012, 161-164.

Словари, которые мы условно отнесли к «культуроведческим», призваны не только установить эквивалентность слов и выражений разных языковых кодов (мужского и женского, общеупотребительного и «олбанского»), но и продемонстрировать психологические, мировоззренческие, культурные различия между двумя категориями говорящих: «Нечего надеть». ОН — нет ничего чистого. ОНА — нет ничего нового (Женско-мужской фразеологический словарь). Толкования в таких словарях могут быть объёмными, они касаются не только семантики, но и прагматики номинативных единиц, их этимологии и особенностей употребления; встречаются отсылки, указывающие на системные связи описываемой единицы: зачот, зочот, зочод — высокая положительная оценка. Очевидная студенческая пародия на двухбалльную систему оценок (зачёт/ незачёт). См. также низачот; ниасилил — не осилил, то есть не прочитал полностью. Иногда дополнительно уточняется причина — «слиткам многа букаф», «патамушто вайна и мир» (много текста), «патамушта стехи». Также используется в смысле «нипонил» и т.д.

Очевидно, что между народными словарями второго типа (сетевыми проектами) и третьего (юмористический интернет-фольклор) нет непроницаемой границы: организованные проекты регулярно становятся источниками анонимных «бродячих» интернет-словариков. Занимая разное место на шкале «научность — наивность», и те и другие народные словари, тем не менее, дают богатый материал для наблюдения над особенностями обыденных представлений о языке. Так, на форумах ABBYY Lingvo Клуба обнаруживаем многочисленные метаязыковые комментарии, которые могут быть подвергнуты систематизации и интерпретации. Участники форума обсуждают не только особенности отдельных слов и выражений, но и демонстрируют своё понимание феномена языковой нормы, языковой изменчивости, вариативности языка и т.п. При изучении шуточных анонимных словариков целесообразно обратить внимание на то, как проявляется в структуре словаря и словарной статьи наивное представление о лексикографической технологии, какие изменения претерпевают тексты в процессе стихийного редактирования (интересно сравнить хронологически более поздние варианты с более ранними).

Учитывая место, которое занимает Интернет в жизни нашего современника, следует признать, что народные интернет-словари становятся всё более заметным явлением современной российской лингвокультуры и представляют особый интерес для исследователя обыденного метаязыкового сознания.

ЛИТЕРАТУРА

Анищенко О. А. 2007: Словарь русского школьного жаргона XIX века. М.

БабичевН. 2006: Словарь ассоциаций. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://slovesa.ru.

Вепрева И. Т. 2004: О некоторых особенностях наивной лексикографии // Русский язык сегодня. Вып. 3. Проблемы русской лексикографии / Л. П. Крысин (ред). М., 55-64.

Гаева Е. В. 2009: Насколько корректны толковые словари русского языка? // Проблемы истории, филологии, культуры. 2 (24). М.; Магнитогорск; Новосибирск, 618-622.

Жаргон 2004: Жаргон.ру: Интерактивная энциклопедия современного языка. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://jargon.ru/.

Зализняк А. А. 2009: Из заметок о любительской лингвистике. М.

КордонскийМ. (ред.) 2012: Словоборг: Народный словарь русского языка. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://slovoborg.su.

Лебедев А. 2000-2014: Sokr.ru: словарь сокращений. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://sokr.ru/.

Лукашанец Е. Г. 2011: Интернет и язык: народная лексикография // Вестник Нижегородск. ун-та им. Н.И. Лобачевского. 6 (2), 378-381.

Полиниченко Д. Ю. 2012: Аспекты метаязыкового сознания и любительская лексикография // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. Ч. IV / Н. Д. Голев (ред.). Кемерово, 437-448.

Проекты 1996-2014: ABBYY Lingvo Клуб: Проекты. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://community.lingvo.ru/.

Словоново 2008-2014: Определения дня. [Электронный ресурс]. — Режим доступа: http://www.slovonovo.ru/.

Шумарин С. И., ШумаринаМ.Р. 2012: Аббревиатуры в обыденном сознании (опыт реконструкции «наивных» метаязыковых представлений) // Обыденное метаязыковое сознание: онтологические и гносеологические аспекты. Ч. IV / Н. Д. Голев (ред.). Кемерово, 154-167.

Шумарина М. Р. 2009: «Литературный портрет» слова: метаязыковое сознание автора как предмет лексикографического описания // Проблемы истории, филологии, культуры. М.; Магнитогорск; Новосибирск. 2 (24), 806-810.

Шумарина М.Р. 2011: Язык в зеркале художественного текста (Метаязыковая рефлексия в произведениях русской прозы). М.

Шумарина М.Р. 2013: «Наивная лингвистика» и «любительская лингвистика» в системе человеческого знания о языке // 80 лет Балашов-скому институту Саратовского университета / С. А. Ляшко (ред.). Балашов, 176-195.

FOLK LEXICOGRAPHY IS A PHENOMENON OF MODERN RUSSIAN LINGUISTIC CULTURE

M. R. Shumarina

Folk lexicography is the creation of dictionaries by ordinary speakers. Net lexicographic projects and anonymous humorous dictionaries having become a net folklore genre and are the source of knowledge about ordinary metalinguistic consciousness. Key words: naive linguistics, folk dictionary, ordinary metalinguistic consciousness

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.