Научная статья на тему 'Наименования социальных групп и коллективов в идеографических словарях русского языка'

Наименования социальных групп и коллективов в идеографических словарях русского языка Текст научной статьи по специальности «Языкознание»

CC BY
19
7
Поделиться
Ключевые слова
ИДЕОГРАФИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ / IDEOGRAPHIC DICTIONARY / СЕМАНТИЧЕСКИЙ КЛАСС / SEMANTIC CLASS / СОЦИАЛЬНЫЕ ОБЪЕДИНЕНИЯ / SOCIAL COMMUNITIES

Аннотация научной статьи по языкознанию, автор научной работы — Плотникова Анна Михайловна

В статье рассматриваются семантические и лингвокультурные особенности русских слов, обозначающих социальные общности. Особое внимание уделяется единообразному представлению имён социальных групп и коллективов в идеографических словарях. Фиксируются некоторые тенденции развития семантического класса.

DENOMINATIONS OF SOCIAL GROUPS AND COLLECTIVES IN IDEOGRAPHIC DICTIONARIES OF THE RUSSIAN LANGUAGE

The paper deals with the semantic and linguistic and cultural peculiarities of Russian words nominating social communities. The particular attention is paid to a homogeneous notion of denominations of social groups and collectives in ideographic dictionaries. Some tendencies of developing a semantic class are recorded.

Текст научной работы на тему «Наименования социальных групп и коллективов в идеографических словарях русского языка»

22

ПЛОТНИКОВА

Красных В. В. 2012: Культура, культурная память и лингвокультура: их основные функции и роль в культурной идентификации // Вестник ЦМО МГУ Филология. Культурология. Педагогика. Методика. 3, 67-73.

Красных В. В. 2013а: Лингвокультура как объект когнитивных исследований // Вестник Московск. ун-та. Сер. 9. Филология. 2, 7-18.

Красных В. В. 2013б: Преподавание русского языка в условиях языковой и культурной полифонии: необходимость учёта культуры и лингвокультуры в процессе обучения // Вестник Российск. ун-та дружбы народов. Сер. Вопросы образования: языки и специальность. 4, 55-66.

Красных В. В., Бубнова И. А. 2013: Человек говорящий в свете психолингвокультурологического подхода // 10th International Congress Of the International Society of Applied Psycholinguistics. М., 55-56.

Степанов Ю. С. 2004: Константы: Словарь русской культуры. М.

Сулиман Эльтайеб Эльзейн Эльтайеб. 2013: Русское концептуальное поле ВЕРА (на фоне арабо-мусульманской лингвокультуры): дис. ... канд. филол. наук. М.

Телия В. Н. 1996: Русская фразеология. Семантический, прагматический и лингвокультурологический аспекты. М.

Телия В.Н. 2005: О феномене воспроизводимости языковых выражений // Язык. Сознание. Коммуникация. Вып. 30. М., 4--2.

Телия В. Н. 2006а: Предисловие // Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий / В. Н. Телия (отв. ред.). М., 6-14.

Телия В. Н. 2006б: Послесловие. Замысел, цели и задачи фразеологического словаря нового типа // Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий / В. Н. Телия (отв. ред.). М., 776-782.

Телия В. Н. (ред.) 2006в: Большой фразеологический словарь русского языка. Значение. Употребление. Культурологический комментарий. М. (Фундаментальные словари).

Уфимцева Н. В. 2009: Образ мира русских: системность и содержание // Язык и культура. 4, 98-111.

Уфимцева Н. В. 2012: Этнический язык в условиях культурной и языковой полифонии // Филология и культура. 2 (28), 129-132.

Чернейко Л. О. 1997: Лингво-философский анализ абстрактного имени. М.

MAIN PROBLEMS OF LINGUISTIC CULTURE VOCABULARY AND DESCRIPTION OF GRAMMAR (psychological, linguistic and culturological approach)

V V Krasnykh

The article outlines some theoretical foundations of psychological, linguistic and culturological studies as a certain discipline. Possible approaches towards lexicographic description of linguistic and cultural units and towards dictionaries of a new type are offered.

Key words: culture, linguistic culture, linguistic and cultural, grammar vocabulary, psychological and linguistic culturological approach

© 2014

А. М. Плотникова

НАИМЕНОВАНИЯ СОЦИАЛЬНЫХ ГРУПП И КОЛЛЕКТИВОВ В ИДЕОГРАФИЧЕСКИХ

СЛОВАРЯХ РУССКОГО ЯЗЫКА*

В статье рассматриваются семантические и лингвокультурные особенности русских слов, обозначающих социальные общности. Особое внимание уделяется единообразному представлению имён социальных групп и коллективов в идеографических словарях. Фиксируются некоторые тенденции развития семантического класса.

Ключевые слова: идеографический словарь, семантический класс, социальные объединения

Социальная стратификация является теоретической проблемой целого ряда научных дисциплин. В литературе существуют различные определения социальной системы и социальной среды, по-разному осмысляется соотношение понятий «социальное» и «общественное». Сложность в обозначении границ социальной сферы объясняет и трудности, возникающие при классификации лексики, относящейся к этому классу единиц. Насколько обширен данный класс слов, следует судить по тому множеству социальных отношений, в которые может вступать человек, являющийся членом различных макро- и микроструктур общества. Не углубляясь в сущность понятия «социальные группы», неопределённость толкования которого неоднократно отмечалась в литературе по социальной психологии, социологии, юридическим наукам, остановимся на именах социальных совокупностей, которые мы вслед за А. В. Румянцевой разделяем на коллективные (оппозиция), собирательные (чиновничество) и актуально-ситуативные (толпа)1.

В соответствии с концепциями идеографических словарей под редакцией Л. Г. Бабенко (в словаре существительных 448 единиц обозначают совокупности лиц2) между именем класса и его членами устанавливаются гиперо-гипонимические отношения. Гипонимические гнёзда возникают также в составе лексико-семантического класса, например, между именем оппозиция и наименованиями таких совокупностей лиц, как декабристы, народники, народовольцы, анархисты, большевики, диссиденты. Этот класс слов пополняется в современном русском языке новыми единицами (ср: белоленточники, креаклы, креативный класс, болото, экоузники). Появление этих единиц и заметное расширение семантического класса слов, связан-

Плотникова Анна Михайловна — доктор филологических наук, профессор кафедры современного русского языка и прикладной лингвистики Уральского федерального университета им. первого Президента России Б. Н. Ельцина. E-mail: annamp@yandex.ru

Исследование выполнено при финансовой поддержке РГНФ (проект № 13-04-00322 «Русская лексика как межчастеречная система: полное идеографическое описание в лексикографических параметрах»).

1 Румянцева 2009.

2 Бабенко 2005.

Наименования социальных групп и коллективов в идеографических словарях

23

ных с отображением социальных групп, объясняется внешними факторами, общественно-политической и экономической жизнью социума, порождающей необходимость в новых номинациях.

По мнению В. А. Марьянчик, в современном политическом дискурсе «ценностью объявляется не само общество, а его характеристика (единство), обеспечивающая успешное функционирование государства и являющаяся результатом этого функционирования. Понятие «единство» (единство межнационального народа, единство российских наций) заменило функционирующую в политическом дискурсе прошлых лет идеологему братство (братство советских народов, братство народов СНГ)»3. Декларирование этой ценности не препятствует противопоставлению социальных групп в современных публицистических текстах. Например, Наводнение ... хорошо умеет стирать социальные барьеры — настоящие и мнимые. «Жулики и воры», оказывается, тоже родину любят, да и вообще не такие уж они жулики и не всегда воры. А белоленточ-ники вовсе не обязательно наивная офисная плесень <... > И когда кто-нибудь в курилке в очередной раз ляпнет что-нибудь про «уралвагонзавод», у него уже не будет такой моральной поддержки окружающих4. В приведённой иллюстрации подчёркнуты те наименования (заметим, что использование кавычек указывает на их прецедентный характер), которые служат маркером определённых социальных групп: «жулики и воры» — чиновники, функционеры, белоленточники — представители оппозиции, «уралвагонзавод» — рабочие.

Известно, что важнейшим признаком слов, называющих совокупности лиц, является семантическая дискретность, предполагающая корреляцию между именами коллектива и его отдельного представителя (например, электорат — избиратель, чиновничество — чиновник, профессура — профессор). В то же время для многих наименований дискретность оказывается неактуальной, что объясняется, с одной стороны, коммуникативными причинами. Так, в политической коммуникации важно идентифицировать группу лиц, сведя к минимуму индивидуальность её членов (например, политические элиты). С другой стороны, есть семантические факторы, связанные с неопределённым статусом этих групп лиц, нечёткостью семантических признаков слов, размытостью их значений (это хорошо видно на примере устойчивого словосочетания средний класс, значение которого по экстралингвистическим причинам определить довольно сложно).

Использование наименований классов слов в функции идентификации «своей» либо другой, возможно, «чужой» группы ведёт к трансформациям значений. Сосуществование официального политического дискурса власти и дискурса либеральной оппозиции привносит эмоционально-оценочные смыслы в семантику лексических единиц. Например, в либеральных средствах массовой информации креативный класс — это представители интеллигенции, которые проявляют активную гражданскую позицию, в официальном дискурсе — это те, кого метафорически называют «офисным планктоном» и «офисными хомячками», то есть те, чьи действия оцениваются отрицательно. По данным контекстов, в течение двух-трёх лет функционирования единиц оппозиция и креативный класс обнаруживается динамика ассоциативного фона этих неологических номинаций5.

Для анализа семантической группы слов «Социальные объединения» как фрагментов языковой картины мира значимым оказывается такой признак, как ценностные элементы их значений, к вопросу определения которых обращается Е. В. Петрухина: «Ценностные различия в семантике между собирательными существительными и синонимичными им формами множественного числа могут быть столько велики, что их взаимозамена вообще невозможна без потери или искажения важных элементов смысла»6. Исследовательница показывает это различие на примере коррелятов интеллигенция и интеллигенты. Аналогичными примерами, на наш взгляд, могут послужить слова чиновничество и бюрократия как обозначения социального класса и чиновники и бюрократы как имена представителей соответствующих социальных классов. Согласно данным толковых словарей, чиновник реализует два значения: 1) государственный служащий и 2) должностное лицо, выполняющее свою работу формально, следуя предписаниям, без живого участия в деле. Однако контексты свидетельствуют о регулярном совмещении этих значений, например: «Иерархия ценностей наших чиновников примерно такая: воля начальника, инструкция и только затем — Конституция и воля народа» (газета). Слово чиновник приобретает в современной коммуникации устойчивый ассоциативный фон и обозначает некоего антигероя, действующего в ущерб интересам людей и намеренно затягивающего решение всех вопросов, причастного к взяточничеству и коррупции. Примечательно, что слова чиновник и чиновники не используются, по данным контекстов, в функции самоидентификации. Факты метаязыковой рефлексии указывают на некоторые прагматические особенности употреблений лексемы чиновники: Они не любят, когда их называют чиновниками. «Не чиновники, — поправляют, — а государственные служащие»; Чиновники почти никогда не называют себя чиновниками, предпочитая иные термины. Раньше достаточно распространённым было обозначение «ответственный работник». В наши дни они любят называть себя управленцами или менеджерами. Приведённые примеры демонстрируют подавление дискретности множества лиц и демонстрацию единства социального класса, за которым стоят определённые социальные стереотипы.

Актуализацию одного из признаков множества можно проследить на примере формы бюджетники, которая, в отличие от бюджетник, обозначает не только работника органов, финансируемых из государственного бюджета, но и определённую социальную группу лиц (врачей, учителей, библиотекарей, однако не чиновников, чья заработная плата также выделяется из средств бюджета). В связи с этим важным семантическим признаком классов слов, называющих социальные объединения, является их способность выступать в качестве гиперонимов по отношению к конкретным представителям классов, при этом функциональная гиперонимия может существенно отличаться от языковой.

Значение целостности множества также характерно для нескольких семантических классов: безотносительно к лексическому своеобразию слов они развивают регулярные метонимические переносы, не всегда единообразно отражаемые словарями: «населённый пункт — жители данного населённого пункта» (город, деревня, область и т.п.), «учреждение — сотрудники этого учреждения» (почта, больница, институт и т.п.). Такие семантические сдвиги в соответствии с регулярной и продуктивной моделью возникают у актуализированных в языке либо новых лексических единиц (Всякий раз, когда наши ученики выступают, об этом знает вся гимназия, Как пошутить над коллегой, чтобы об этом знал весь офис). Данное

3 Марьянчик 2013, 47.

4 Русский репортёр, 37 (315), 2013.

5 См. об этом: Иссерс, Ганиева 2013.

6 Петрухина 2009, 55.

24

ТРЕЩЕВА

явление требует поиска определённых лексикографических инструментов для системной параметризации данной модели в словарях идеографического типа, в которых семантически близкие единицы оказываются расположенными рядом.

Значимым для лексикографического представления наименований классов слов оказывается их лингвокультурная специфика, связанная с коллективистской идеологией русских, с приоритетом коллективных целей и интересов над личными, что должно найти отражение в иллюстративной зоне словарных статей идеографического словаря.

Таким образом, интеграция человека в сложную систему социальных отношений обусловливает расширение семантического класса слов, называющих социальные объединения. Конституирующие признаки множеств, такие, как однородность и неоднородность, дискретность и целостность, оказываются релевантными для языкового представления социальных совокупностей лиц и характеристики тенденций развития слов, называющих множества лиц в русском языке. Концептуально, семантически и прагматически значимым является актуализация отдельных элементов значений у коррелирующих собирательных имён и форм множественного числа, расширение экстенсионала значений этих единиц. Возникающие в речи новые номинации социальных объединений свидетельствуют о лингвокультурной значимости рассматриваемого семантического класса и его широком коммуникативно-прагматическом диапазоне.

ЛИТЕРАТУРА

Бабенко Л. Г. 2005: Предисловие // Большой толковый словарь русских существительных: Идеографическое описание / Л. Г. Бабенко (ред.). М.

Иссерс О. С., Ганеева Д. А. 2013: «Новое русское слово» в контексте политического дискурса: диалог, оппозиция, креативный класс // Политическая лингвистика. 3 (45), 37-47.

МарьянчикВ.А. 2013: Аксиологичность и оценочность медиа-политического текста. М.

Петрухина Е. В. 2009: Имена коллективов в современном русском языке: ценностные элементы значения // Оценки и ценности в современном научном познании / С. С. Ваулина, В. И. Грешных (ред.). Ч. 2. Калининград, 51-60.

Румянцева А.В. 2009: Комплексный анализ способов выражения множеств лиц в современном русском языке: автореф. дис. ... канд. филол. наук. М.

DENOMINATIONS OF SOCIAL GROUPS AND COLLECTIVES IN IDEOGRAPHIC DICTIONARIES OF THE RUSSIAN

LANGUAGE

А. M. Plotnikova

The paper deals with the semantic and linguistic and cultural peculiarities of Russian words nominating social communities. The particular attention is paid to a homogeneous notion of denominations of social groups and collectives in ideographic dictionaries. Some tendencies of developing a semantic class are recorded.

Key words: ideographic dictionary, semantic class, social communities

© 2014

Е. Г. Трещева

АССОЦИАТИВНЫЙ СЛОВАРЬ КАК ИНСТРУМЕНТ АНАЛИЗА НОМИНАТИВНЫХ СВОЙСТВ

СЛОВ

В статье рассматривается возможность изучения семантики слов на материале данных ассоциативного словаря. С помощью методики фреймового анализа показано, что структура ассоциативного поля зависит как от семантического класса стимула, так и от его номинативного типа.

Ключевые слова: ассоциативный словарь, структура ассоциативного поля, фреймовый анализ ассоциаций

Номинативные возможности слов давно являются предметом изучения и споров в лингвистике и смежных науках. Изучаются и характер языковой номинации, и её виды1, — различен и материал научных исследований, посвящённых данному вопросу. В настоящей работе характер языковой номинации изучается на материале ассоциативных связей слов, а ассоциативный словарь рассматривается в качестве надёжного, достоверного источника данных для такого рода исследований, поскольку открывает доступ к глубинным когнитивным структурам, отражая через связи слов знание говорящих о мире.

В центре нашего внимания находится изучение структуры ассоциативных полей, хотя анализ вербальных ассоциаций может быть проведён и на других уровнях организации ассоциативного словаря: в частности, на уровне ассоциативных пар, на уровне словаря как целого, на уровне отдельных анкет2.

В рамках различных подходов к представлению структуры ассоциативного поля (далее АП) изучается соотношение в нём частотных и редких, единичных и неединичных, синтагматических и парадигматических реакций (А. А. Залевская, В. Е. Гольдин, А. П. Сдобнова, Е. И. Горошко, В. В. Красных, Ю. Н. Караулов и мн. др.), — всё это попытки создать модели, обобщающие ассоциативные поля разных стимульных слов. Эти модели могут быть построены с опорой как на количественные, так и на содержательные характеристики ассоциативных реакций.

Трещева Елена Геннадиевна — кандидат филологических наук, доцент кафедры теории, истории языка и прикладной лингвистики Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского. Е-mail: treshyova@gmail.com

1 См., в частности, одно из ранних исследований такого рода — Mill 1843, 32-33, 37-38, где предложено деление слов на индивидуальные и общие наименования, на конкретные и абстрактные имена, на имена референтные и коннотативные.

2 Гольдин, Сдобнова 2008, 19.