Научная статья на тему 'На родине княгини Ольги: Псков и его окрестности'

На родине княгини Ольги: Псков и его окрестности Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
469
57
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Журнал
Славянский альманах
ВАК
Область наук
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Текст научной работы на тему «На родине княгини Ольги: Псков и его окрестности»

А. А. Александров (Псков)

На родине княгини Ольги: Псков и его окрестности

Летопись впервые упоминает княгиню Ольгу и Псков под 903 г. Полный суммарный летописный текст, составленный по различным спискам, следующий: «В лето 6411. Игореви взрастшу [и возмужавшу] и хожаше по Олзе и слушаше его и приведоша ему жену от Пьскова, именем Олгу [десяти лет] [и бе мудра, и смыслена и красна]; [от нея же родися сын Святослав] В другом летописном сюжете прямо упомянуто, что именно Олег сосватал жену князю Игорю: «...приведе ему Олег жену от Плескова, именем Олгу...»2. В. Н. Татищев, ссылаясь на Иоакимовскую летопись, считал, что «Егда Ингорь возмужа, ожени его Олег, поят за него жену от Изборска»3.

Житие Ольги сообщает, что «Родися же Ольга в веси, нарицаемой Вы-бутской, юже и ныне есть близ града Пскова, града же того в оное время еще не бе» 4. М. П. Погодин обнаружил интересную в этом отношении рукопись: «В Макариевых больших рукописных Минеях, хранящихся в Моск. Патриаршей Библиотеке, под 11 числом помещено: „Житие и жизнь, и похвала блаженныя Веяикия Княгини Ольги, нареченный в Святом Крещении Елена. Како крестися и добре поживе по заповеди Господни. Списано вкрадце". — В оном о роде ея сказано: „Святая блаженнаа Княгиня Олга рускаа, родися в Плесковской стране, и веси зовомыя Выбуто, отца имяше неверна сущи, такожь и матерь некрещену от языка Варяжска, от рода не от Княжеска, ни от Вельмож, но от простых бяще человек. О имени же отца и матере писание нигде же не изъяви. Но тсшико в повесгех мнозех обноша-шеся о рождении блаженныа Княгини Ольги и о житии ея, яко Выбуцкая весь изнесе Святую и породи"» 5.

Таким образом, церковная традиция уточняет летописную и утверждает, что родиной княгини Ольги является небольшая деревенька Выбуты в 12 км выше от г. Пскова по р. Великой на левом ее берегу.

Летописное же утверждение «от Пскова» имеет значение «из-под Пскова», «из окрестностей Пскова» 6. При этом, по-видимому, летописное «от» в данном случае имело вполне определенные территориальные рамки. Дело в том, что расстояние от Пскова до Выбут — 12 км, от Выбут до Изборска — 24 км, а от Пскова до Изборска — 30 км, что очень близко к стандартному однодневному переходу смешанного тяжеловооруженного пешего и конного войска в 29,6 км, известному еще по ранневизантийским источникам7. При этом можно полагать, что, когда преобладал Изборск, ориентировку в летописи могли давать «от Изборска», а когда стал доминировать Псков, летописная привязка пошла «от Пскова», тогда как историческая родина княгини Ольги в том и другом

случае могла размещаться там, где ее знает церковная традиция, — в веси, то есть, в деревне Выбугы, существовавшей еще в конце XIX в.

Здесь, в районе д. Выбугы и известных выбутских порогов, в конце XIX в. были записаны многочисленные предания, связанные с личностью и деятельностью княгини Ольги в этих местах. Скупые летописные упоминания, сведения, донесенные церковной традицией, и местные предания и легенды — это, в сущности, тот набор сведений, который соотносится с пребыванием княгини Ольги в Псковской земле. Таким образом, этот пласт сведений лежит гдето между мифом, преданием и реальной историей. В какой-то степени пробелы восполняются данными археологии. Закономерным вопросом является соотношение глубины народной памяти в предании с реальной историей. Так вот, оказывается, что эта глубина памяти довольно велика. В Себежском районе Псковской области было записано предание, упоминающее реалии Ш-Л/ вв. — не позднее, при этом книжные заимствования можно исключить. Подобного рода предания записаны и в других местах Восточной Европы. Из этого следует, что местные предания о княгине Ольге вполне могли донести какие-то следы реальных событий, связанных с деятельностью этой замечательной личности в Псковской земле.

Деревня Выбугы ныне не существует. Здесь стоит Ильинская церковь XV в. По местному преданию, выбутская церковь «...тремя годами старше самого Пскова», основала ее княгиня Ольга. По другому преданию, в Выбутах хранились сани княгини8. Возможно, к этой более ранней церкви могли относиться икона пророка Ильи ХШ в. и бронзовый посеребренный хорос с изображением кентавров и львов ХШ-Х1У вв.9. Когда-то на месте д. Выбугы существовало древнерусское поселение, при этом на материке были найдены фрагменты лепной керамики, датируемые до середины X в.10.

По сведениям местных жителей, под обрывом берега р. Великой у воды лет 50 назад лежал Ольгин камень — довольно крупный валун, на котором был выбит след Ольги, небольшого размера, с изображением пальцев ноги, так что можно было поставить детскую ногу в этот след. Сейчас камень утрачен. Судя по описанию, это был типичный каменьследовик — объект поклонения языческого периода.

Выше по левому берегу Великой к юго-западу от ныне существующей д. Покрутище когда-то находилось село Покровское, с которым также связывались предания об Ольге, ^го село составляло частную собственность, «отчину» княгини Ольги. Крестьяне рассказывали также, что здесь стоял монастырь, основанный Ольгой, который, будучи осквернен «Литвой поганой», был смыт рекой или провалился в реку. В конце XIX а в часовне села Покровского сохранялось много древних икон, перенесенных туда из монастырской церкви, а в реке находили каменные кресты и тесаную плиту ".

В 1,2 км к северо-востоку от Выбут, близ д. Бабаево, рядом с южной границей выбутского известнякового карьера, находятся остатки разрушенного

Ольгиного камня — традиционного места поклонения в этом районе. Вот описание, относящееся к 1873 г.: «Не более как в 150 саженях к северо-востоку от Выбут — за деревенькой Бе клеши — на пустынном низменном лугу, окруженном с трех сторон песчаными холмами, покрытом огромными обломками и изрытом глубокими ямами, возвышается громадная гранитная глыба — продолговатой формы, имеющая в длину до восьми, а в высоту и ширину до трех аршин. Глыба эта считается святою и называется „Ольгиным камнем". Почему эта громадная глыба считается святою и носит имя святой Ольги, — я никак не мог узнать».

Впрочем, в народе существует следующее устное предание: «Однажды святая Ольга, торопясь в выбутскую церковь к заутрени услышала, что уже кончили благовестить — и, опасаясь опоздать, бросила на-поле большой камень, который несла в рукаве, — облегченная таким образом, она пришла в церковь еще вовремя. С той поры камень этот стал называться Ольгиным» 12. Согласно двум другим преданиям, Ольга несла этот камень в платке, собираясь «на войну с поганью», либо на постройку моста13. В 1868 г. в память 900-летия со дня кончины Св. Ольги (969 г.) был учрежден и совершен крестный ход из Троицкого собора до Выбут и далее до камня14. А в 1888 г. Псковским археологическим обществом над камнем была сооружена кирпичная часовня15.

Рядом с остатками этого камня местные жители и поныне показывают другой камень, на котором отдыхала княгиня Ольга.

На самой реке в 1,5 км ниже Выбут по обе стороны островка, носящего название Богдановский или Шацкой, известны: слева от острова Ольгины Слуды, а справа — Ольгины Ворота или Ольгин Рукав. Слово «слуда» при этом означает «подводный камень»16.

Выше острова в самой реке показывали еще один Ольгин Камень, который находился приблизительно в 40 м выше оконечности острова. Предание утверждало, что, когда святая Ольга купалась в реке, то отдыхала на этом камне17. Здесь же, выше острова, по преданию, Ольга перевозила в челне своего будущего мужа князя Игоря,8.

Однако наибольшее количество преданий связано с д. Волженец (Оль-женец) на правом берегу Великой выше Выбут. Иногда эта деревня именовалась Ольгино.

Рядом с деревней видны были остатки фундамента какой-то прямоугольной постройки, носившей название «Ольгина Церковь» или «Ольгин Дворец». Крестьяне считали это место святым, не распахивали его и даже намеревались построить там часовню19. Поблизости, согласно преданию, находились сад и погреб княгини Ольги, которые можно увидеть только в ночь на Ольгин день, «...так как святая Ольга была великая колдунья (sic!) и наложила на свои сокровища и сады чары, превратившие ее любимую усадьбу в „усадьбу-невидимку"»20.

Недалеко от «дворца» возвышалась когда-то группа курганов, в которых при их разрушении находили «...черепа, кости и обломки доспехов и оружия»21.

На берегу, называемом Ольгинским, иэ-под отвесной береговой известняковой скалы бьет источник — «Ольгин Ключ». По преданию, святая, будучи еще крестьянской девицей, ходила сюда за водой и каждое утро умывала лицо. С той поры источник приобрел свойство исцелять верующих от всевозможных глазных недугов, и даже от слепоты. При этом в воду, по традиции, бросалась медная или серебряная монетка. Еще в середине XIX в. к источнику приходило большое число богомольцев и больных22. Обычай бросать монеты в воду священных источников — очень древний, он восходит ко временам язычества и отмечен в житии Константина Муромского, отражающего реалии конца XI или начала ХП в.: «...очныя ради немощи умывающейся и сребреницы в ня поверзающеи...»23. Скорее всего, этот обычай имел в древнерусское время распространение по всей территории Руси и, в силу своих языческих истоков, церковью не одобрялся. Другое дело, когда место источника связано с первой святой Руси... В родственном литовском языке находим слово аки 'око, глаз'. Этим же словом обозначали водную жилу, родник24. Складывается красивая мифологема: родники — глаза земли. Подобное лечится подобным — глаза людей из глаз земных.

На роль «узкой» родины княгини Ольги на выбутском изгибе реки Великой претендовали четыре деревни. Выбуты, Волженец, Горки и Ерусалим-екая. Д. Горки (или Паничьи Горки) находится в 1,5 км ниже от Волженца по течению реки на правом ее берегу. Однако в д. Горка память об Ольге в конце XIX в. была не так сильна, как в Волженце25. По-видимому, с этим местом связан топоним Ольгина Гора. Он отмечен в 1394 г. в Псковской летописи в связи с осадой Пскова новгородцами и с последующей битвой между обеими враждующими сторонами «на Выбуте» и с убийством копор-ского посадника Иоанна «под Олгиною Горою» 26. Вероятно, отступающее новгородское войско, обремененное осадной техникой, в условиях пересеченной местности испытывало затруднения и потерпело урон на выбутском участке Великой. Показательно, что д. Паничьи Горки имела несколько близких названий: Горки, Горка, Гора. Скорее всего, это и была Ольгина Гора из летописи. В центре деревни возвышалась крупная сопка на берегу реки, маркирующая освоение этого участка в 1Х-Х вв.27.

Наконец, родиной княгини Ольги одно из местных преданий называло д. Ерусалимская в 0,4 км к востоку от Горок.

Итак, на относительно небольшом выбутском изгибе течения Великой сосредоточено 17 топонимов и микротопонимов, связываемых с личностью княгини Ольги. При этом существенно, что такого рода топонимия продуктивна в районе Выбут и поныне: когда в ходе ведения археологических раскопок в начале 90-х гг. был раскопан курган с каменной обкладкой, он тут

же получил от местных жителей название Ольгина Башня. Довольно устойчивая традиция существования такого рода названий и записанных в конце XIX в. преданий представляется весьма важной.

В 9 км к северо-востоку от Выбут на левом берегу р. Черехи расположена д. Будник, с которой связывалось предание, что там «...была также отчизна Ольгина и родина Великого Князя Владимира Святославича, внука Ольгина...». На берегу Черехи местные крестьяне показывали камень — небольшой гранитный валун. Именно с ним связывалось предание, что на этом месте родился князь Владимир — креститель Руси. Летопись под 970 г. сообщает: «Володимер бо бе от Малки, ключници Олжины; Малка же бе сестра Доб-рыне, и бе Добрыня дядя Володимеру; и бе рождение Володимеру в Будути-не веси, томо бо в гневе отел ала еа Олга, село бо бяше еатамо, и умираючи даде его святей Богородици»28. Где конкретно могла находиться летописная «Весь Будутина» — неизвестно. Однако, княгиня Ольга, да еще в гневе, вряд ли сослала провинившуюся ключницу Малушу в ближайшие окрестности Киева. Скорее всего — значительно дальше, куда-нибудь в район своих северных псковских владений. Предание вполне могло сохранить и донести до нас место летописной Будутиной веси, название которой постепенно видоизменилось в название Будник.

Этот небольшой гранитный валун сохранился и поныне. С ним связано предание, что камень этот — святой и что на нем был когда-то «след Божьей Матери». По воспоминаниям, святой считалась и вся деревня29. При археологическом осмотре прибрежной полосы выявлены следы распашки (еще в 20-е гт. здесь была пашня) и несколько мелких фрагментов керамики, один из которых — лепной, а другой — раннекруговой, орнаментированный волной, X в. Здесь же найдено большое количество «бобовицы» — луговой или болотной железной руды природного происхождения. Таким образом, это место входило в зону хозяйственного освоения в X в.

В 4 км к юго-востоку от Будника на берегу речки Дубины известна д. Плак-сино, которая, по рассказам старых людей, также была связана с Ольгой. Сведения эти восходят к середине XIX в. Рядом, на противоположном берегу речки, расположена сопка; следовательно, это место было освоено в IX-X вв.30.

Некоторое количество «ольгинской» топонимии известно и на территории самого города Пскова. Псковская краеведческая традиция связывает с деятельностью Ольги основание первого Троицкого собора. При этом в краеведческой литературе фигурируют три даты основания: 948, 957 и 963 гт.31. Глухую ссылку на возможный источник такого рода сведений дает М. П. Погодин, упоминающий о какой-то древней псковской летописи, к тому времени уже утраченной32.

Псковские краеведы также упоминали, что княгиней Ольгой была построена и первая Власьевская церковь рядом с внешней стеной Довмонтова города. Приводится даже дата постройки — 970 г.33.

В конце XIX в. указывали «дворец Ольги» или Тиунскую палату. Интересно, что Тиунская, или Поповская, палата — рядом с Довмонтовой стеной, близ прежних Рыбницких ворот, была построена в 1691-1698 гг. и в этом случае приходится иметь дело либо с переносом старого топонима на новый объект, либо с возникновением нового топонима на волне подъема интереса псковичей к своей истории34. В любом случае опять же приходится констатировать продуктивность «ольгинской» топонимии на территории г. Пскова.

О деятельности княгини Ольги сохранилось летописное упоминание — в связи с ее походом в северные земли: «...поиде к Новугороду и по Мете ус-тави погосты и дань и оброки и ловиша ея и сии час по Лузе и по земли и пересыти и знамения и места и погосты. И сани ея в Плескове и по Днепру перевесье, по всем рекам и по Десне и есть село ея Олжичи и се время»35. То есть, «ольгинской» топонимии во времена летописца было еще довольно много. Особый интерес вызывает упоминание саней Ольги во Пскове. Дело в том, что в одном из поздних списков летописи вместо слова «сани» читается слово «сени». Сени — это отдельная летняя столбовая постройка, входившая в состав усадебной застройки зажиточных горожан и представителей высшего класса. Изображения сеней хорошо известны по летописным миниатюрам и по результатам археологических раскопок36. Если принять чтение «сени», то следует считать, что во времена летописца в Пскове могли возвышаться деревянные, скорее всего, дубовые, сени княгини Ольги, сохранившиеся с середины X в., что вполне реально. Если же принять чтение «сани», то в городе стояли княжеские сани. О том, что раннесредневековые сани, украшенные резьбой, могли быть высокохудожественной вещью, свидетельствуют резные деревянные сани из осебергского кургана IX в.37.

В центре Пскова, на Романовской горке, в саду барона Медем, в середине XIX - начале XX в. возвышались развалины трех палат Меншиковых, которые известны псковичам как «дворец Марины Мнишек». Тогда они носили еще одно название — «Ольгина Расправа» 38. На освоение этого места уже в X в. указывают результаты археологических раскопок: здесь найдены остатки погребений по обряду сожжения и культовый камень39. Примечательно, что рядом, в районе перекрестка ул. Некрасова и Советской, размещались Красный Крест и Ропатые Лавицы. Последний топоним по одному из вариантов его перевода означает «Капшценские Мостки», при этом «ропать» — языческое капище40.

Еще один пункт, связываемый преданиями с именем кн. Ольги, находится на Завеличье, на набережной р. Великой. На этом месте стояла позднейшая Ольги некая часовня и вытекал из известняковой скалы Ольгин ключ — источник, который верующие использовали для излечения от глазных болезней. По преданию, именно с этого места Ольга видела три луча над Псковским городищем, и именно здесь был поставлен ею крест, который до пожара 1509 г. хранился в Троицком соборе. На возобновленном

в 1623 г. кресте и его подножии имеется надпись об основании Ольгой Троицкого собора4'.

Есть и еще одно косвенное упоминание об «ольгинской» топонимии Пскова — в Восточной Латвии записана легенда «... о Синей Горе и источнике под ней, который пришел сюда из Пскова от Ольгинского ручья»42. Где мог находиться в Пскове этот ОльГинский ручей - неясно.

Ниже Пскова по левому берегу Великой есть еще три «ольгинских» пункта. Это бывшая д. Перино или Ольгин Дворец43, Житницкий Дворец или Дворицы (там, по преданию, был дворец княгини Ольги)44, и между деревнями Щиглицы и Устье близ обрыва высокого речного берега показывали «городок царицы Ольги»45 — остатки небольшого городища, ныне совершенно распаханные.

«Ольгинская» топонимика имеется и севернее Пскова — вдоль берега Чудского озера и на реке Нарове, где с ней связываются предания о княгине Ольге44. По-видимому, цепочка «ольгинской» топонимики от Выбут до устья На-ровы маркирует участок водного пути с Балтики по Чудскому и Псковскому озерам, затем по реке Великой с выходом на Западную Двину и далее в Днепр.

Единичные топонимы типа «Ольгино» есть в нескольких пунктах Псковской области, однако легенды там не зафиксированы. Город Великие Луки, где было записано длинное и обстоятельное предание, выходит за географические рамки данной статьи47.

Всего на территории Псковской области существует 46 пунктов, в которых либо присутствуют названия типа «Ольгино», либо известны предания о княгине Ольге. Преемственность этой топонимии может быть отражена в таблице:

XIX — начало XX в. — «ольгинская» топонимия в трудах псковских краеведов

1831 г. — «ольгинская» топонимия в «Истории» Е. Болховитинова

1746 г. — Гдов — город Ольги в «Лексиконе» В. Н. Татищева

1682 г. — сгорела Ольгинская часовня в Великих Луках

1629 г. — Волгин Крест на Нарове в псковских летописях

1627 г. — возобновлен Ольгин Крест во Пскове

1609 г. — сгорел во время пожара во Пскове Ольгин Крест

1587 г. — Ольгин Крест на Нарове в Писцовых книгах

1394 г. — Ольгина Гора в псковских летописях

1118 г. — сани Ольги в «Повести временных лет»

947 г. — поездка Ольги на север и ее сани во Пскове

903 г. — Ольга «от Пльскова» взята в жены князю Игорю.

Однако наличие «ольгинской» топонимии и связанных с ней преданий - это только один аспект сложной исторической проблематики в целом, связанной с личностью княгини Ольги. Существенно, что Ольга - «от

языка Варяжска», т. е. скандинавка второго поколения. Ее имя у Константина Багрянородного — "ЕХуа; то же имя ЕХуа читаем над изображением Ольги на фреске Софии Киевской 48. Это то же, что скандинавское имя Helga. Показательно, что во время мести древлянам за убитого ими князя Игоря Ольга вела себя как скандинавка49. Существенно, что в сопках, раскопанных в 1878 и 1912 гг. в районе деревень Ерошиха и Ерусалимс-кая на выбутских порогах, найдены своеобразные сожжения в погребальных камерах на вершинах насыпей, что очень близко к погребальному обряду Дании эпохи викингов 50. Рядом с сопками было выявлено селище с лепной керамикой, в том числе ладожского типа, из которого происходит бронзовая игла для скандинавской кольцевидной фибулы первой половины Хв.51. То есть, на время жизни Ольги скандинавский элемент в районе Выбут присутствует. Довольно заметное число скандинавских вещей известно из культурного слоя Пскова X в. В настоящее время сводка по этим материалам находится в работе.

В Псковской области, как и на соседних территориях, известна «русская» топонимия типа «Русса»52. По-видимому, именно Новгородско-Псков-ские земли имел в виду Константин Багрянородный, упоминая верхнюю или внешнюю Русь53. Показательно, что в последний раз псковичи и новгородцы названы Русью в связи с событиями 1060 г.54. Надо полагать, именно с этим обстоятельством может соотноситься устойчивое сочетание «Олга рускаа» в источнике. Она происходила из той части, которая составляла в 1Х-Хвв. на Руси господствующий класс государственной структуры и в силу этого вряд ли могла быть крестьянской дочерью, как утверждает предание. За выбором невесты для правителя средневекового государства всегда стояли интересы правящего дома, вопросы престижа и очень жесткий политический расчет. Видимо, не случайно старинное предание о том, что отцом Ольги был один из сподвижников Рюрика.

Другим аспектом деятельности княгини Ольги является принятие ею христианства и ее христианизаторская деятельность на территории Руси. С этой стороной ее многогранной личности связаны легенды об основании ею церквей и водружении крестов в ее северных домениальных владениях. Судя по местным псковским легендам, в районе Выбут у Ольги оставались родственники, которым она проповедовала христианство. В Константинополе с ней был близкий родственник, который в греческом тексте обозначается термином «анепсий» — скорее всего — племянник55. Если Ольгой действительно была основана первая церковь на месте Троицкого собора, то там должны были появиться и богослужебные книги. То есть, велика вероятность того, что книжная письменная культура появилась в Псковской земле при княгине Ольге.

Примечают

1 Сводная летопись, составленная по всем изданным спискам летописи Л. И. Лейбовичем. Вып. I. Повесть временных лет. СПб., 1876. С. 26.

2 Там же. С. 12-13.

3 Татищев В. Н. История Российская. Т. I. М.; Л., 1962. С. 117.

4 Жития святых на июль месяц. Киев, 1875. Лл. 165(об.)-168.

5 Погодин М. П. Нечто о роде Великой Княгини Ольги / Труды и летописи Общества истории древностей российских, учрежденных при Императорском Московском университете. 4.IV, кн. 1.М., 1828. С. 152-153.

6 Иосиф (Баженов), иеромонах. Историческая достоверность сказания Степенной книги о первоначальной святыне города Пскова. СПб.-,4858. С. 9.

7 Маврикий. Стратегикон / Свод древнейших письменных известий о славянах. Том I. (I-VI вв.). М„ 1991. С. 391.

' Богушевский Н. К. Заметка о селе Выбутах (Лыбутах), родине святой Великой Княгини Ольга Российской / Труды III Археологического Съезда, т. II. М., 1873. С. 141-142.

' Памятники просветительной деятельности св. Благоверной Великой Княгини Ольги Российской в Псковской стране. СПб., 1883. С. 11; Васильев А., Ян-сон А. К. Древний Псков. Л., 1929. С. 123.

10 Александров А. А., Королева Э. В., Милютина Н. Я, Харшшов Б. Н. Археологические разведки и раскопки в Псковской области / Археология и история Пскова и Псковской земли. 1991. Материалы симпозиума. Псков, 1992. С. 142.

11 Богушевский Н. К. Указ. соч. С. 143.

12 Там же. С. 144.

13 Богушевский Н. К. О селе Выбутах (Лыбутах), родине Святой Великой Княгини Ольги Российской, Логозовской волости. Псков, 1879. С. 6-7.

14 Смиречанский В. Погост (весь) Выбута (Любута). Историческая справка о начале Пскова. Псков, 1914. С. 7.

15 Он же. Погост (весь) Выбута (Любута). Историческая справка о начале Пскова / Псковские епархиальные ведомости, 1914, 5. С. 111.

16 Болховитинов Е. История княжества Псковского. Ч. 1 и 2. Киев, 1831. С. 10.

17 Богушевский Н. К. Заметка ó селе Выбутах... С. 143.

" Смиречанский В. Указ. соч. С. 32-33.

" Богушевский Н. К. О селе Выбутах... С. 3-4.

20 Он же. Заметка о селе Выбутах... С. 141.

21 Он же. О селе Выбутах... С. 3-4.

11 Он же. Заметка о селе Выбутах... С. 141.

23 Котляревский А. А. О погребальных обычаях языческих славян. М., 1868. С. 126.

14 Афанасьев А. Н. Поэтические воззрения славян на природу. Т. III. М., 1994. С. 794.

25 Богушевский Н. К. Заметка о селе Выбутах... С. 139.

26 Псковская 2-я летопись. Псковские летописи, вып. 2. М„ 1955. С. 30.

27 Соколов Н. И. Журнал курганных раскопок, произведенных их Императорскими высочествами Великими князьями Сергеем и Павлом Александровичами, Константином и Дмитрием Константиновичами в лыбутской местности (в даче дер. Ерусалимской Сидоровской вол. Псковск. у.) июля 11 дня 1878 года. Псков, 1879. С. 35.

28 Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью / ПСРЛ, т. 9. СПб., 1862. С. 35.

29 Федоров В.. Константинов О., Журавский И. 1000 лет спустя / Новости Пскова, № 87, 1994 г. С. 4-5.

30 Окулич-Казарин Н. Ф. Материалы для археологической карты Псковской губернии / Труды ПАО, вып. 10. Псков, 1914. С. 253.

31 Памятники просветительной деятельности... С. 19; Погодин М, П. Псков (из дорожных заметок). Псков, 1881. С. 16; Смиречанский В. Историко-статистиче-ский сборник сведений о Псковской епархии. Ч. I. Исторический очерк IX-XVII вв. Псков, 1975. С. 139.

32 Погодин М. П. Указ. соч. С. 16.

33 Там же. С. 15-16.

34 Павел, епископ Псковский и Порховский. Летописное разъяснение о Владычных палатах в Пскове, построенных Архиепископом Новгородским и Псковским Макарием. Псков, 1881. С. 31-35; Кравченко И. Следы княгини Ольги / Молодой Ленинец, № 144-145, 1989. С. 4.

35 Сводная летопись... С. 53.

36 Яцимирский А. И. Известия о св. Ольге в древнейшем русском летописном своде (по поводу «Разысканий» академика А. А. Шахматова) / Труды Псковского Церковного Историко-Археологического Комитета. Псковская Старина. Т. I. Псков, 1910. С. 43; Спегалъский Ю. П. Жилище Северо-Западной Руси IX-XIII вв. Л., 1972. С. 239-246.

37 The viking. Nordbok, Gothenburg, 1975. S. 242-245.

38 Окулич-Казарин H. Ф. Спутник по древнему Пскову. Псков, 1911. С. 151-153.

39 Кильдюшевский В. К, Плоткин К. М„ Белецкий С. В. Пятилетние раскопки на Романовой горке в Пскове. Изучение древних культур и цивилизаций. Материалы к пленуму 5-7 апреля 1994 г. / Археологические изыскания, вып. 14. СПб., 1994. С. 43-44.

40 ЛабутинаИ.К. Историческая топография Пскова в XIV-XVbb. М„ 1985. С. 99; ФасмерМ. Этимологический словарь русского языка, т. 1П. М., 1987. С. 502.

41 Василев И. И. Историко-статистический очерк города Пскова. Псков, 1878. С. 83; Он же. Археологический указатель г. Пскова и его окрестностей. СПб., 1898. С. 17.

42 Баллод Ф. В. Некоторые материалы по истории Латышского племени с IX по XIII столетие / Записки Московского Археологического Института, т. IX. М., 1911.С. 285.

43 Василев И. И. Псковская губерния. Историко-географические очерки. Псков, 1896. С. 222.

44 Он же. Историко-статистический очерк города Пскова. Псков, С. 85.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

45 Якушкин П. И. Путевые письма Ц Якушкин П. И. Сочинения. М., 1984. С. 112; Материалы для археологической карты Псков, губ. Псков, 1913. Отдел рукописей Псковского музея-заповедника, ф. ПАО, N° 2004. Л. 2112.

46 Александров А. А. Ольгинская топонимика, выбутские сопки и руссы в Псковской земле / Памятники средневековой культуры. Открытия и версии. СПб., 1994. С. 25-26.

47 Мошин А. Н. Легенды Великих Лук. Псков, 1915. С. 26-28.

48 Сахаров А. Н. Дипломатия Древней Руси. М., 1980. С. 280; Высоцкий С. А. Светские фрески Софийского собора в Киеве. Киев, 1989. С. 151.

49 Александров А. А. Три мести княгини Ольги. Адоплте^г. Восточный путь / ^Кур-нал любителей старины. № 1, 1995. С. 24-28.

50 Соколов Н. И. Указ. соч. С. 1-29; КрейтонВ.Н. Археологические разведки и раскопки во Псковской губ. в течение лета 1912г./ Труды ПАО. Вып. 9. Псков, 1913; Михайлов К. А. Южноскандинавские черты в погребальном обряде плакунского могильника. Новгород и Новгородская земля / История и археология. Вып. 10. Новгород, 1996. С. 52-58.

51 Плоткин К. М. Округа Пскова накануне и в период становления города. Становление европейского средневекового города. М., 1989. С. 167, рис. 2:4.

52 Александров А. А. Псковские сопки (историографические, исторические и топонимические комментарии к археологической карте) / Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. Том 4. Общество, экономика, культура и искусство славян. М., 1998. С. 151.

53 Константин Багрянородный. Об управлении государством / Сборник документов по истории СССР. Ч. I. М., 1970. С. 72.

54 Сводная летопись... С. 138.

55 Царя Константина изложение царского чина / Известия ГАИМК, вып. 91. Известия византийских писателей о Северном Причерноморье. М.; Л., 1934. С. 47-48.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.