Научная статья на тему 'Н. А. Троицкий о сущности и времени возникновения народничества в историографическом контексте'

Н. А. Троицкий о сущности и времени возникновения народничества в историографическом контексте Текст научной статьи по специальности «История. Исторические науки»

CC BY
121
46
Поделиться
Ключевые слова
РЕВОЛЮЦИОННЫЕ ДЕМОКРАТЫ / РЕВОЛЮЦИОННЫЕ НАРОДНИКИ / ПРОТИВОПОСТАВЛЕНИЕ / ДИСКУССИИ / Н.А. ТРОИЦКИЙ / REVOLUTIONARY DEMOCRATS / REVOLUTIONARY NARODNIKS / CONTRAPOSITION / DISCUSSIONS / N.A. TROITSKY

Аннотация научной статьи по истории и историческим наукам, автор научной работы — Гинев В.Н.

Н.А. Троицкий о сущности и времени возникновения народничества. В историографическом контексте. Противопоставление «революционных демократов» начала 1860-х гг. и прежде всего Н.Г. Чернышевского, который был провозглашен предшественником российской социал-демократии, «революционным народникам» 1870-х гг. началось в советской историографии с конца 1920-х годов. Это было связано с усиливающимся негативным отношением к народникам со стороны идеологических советских структур как к общественному течению, которое с 1880-х гг. препятствовало распространению марксизма в России, и потому знакомство с ним не считалось полезным для воспитания нового поколения советских людей. Апогей этой кампании пришелся на 1935-1955 годы. Борьба революционных народников с царизмом преуменьшалась или замалчивалась. На первый план выходила резкая критика народовольческого террора. Возрождение подлинно научного исследования народнической тематики стало возможным только после ХХ съезда КПСС. В 1960-1970-х гг. состоялись несколько острых дискуссий между сторонниками продолжавшего существовать в смягченной форме негативного отношения к народничеству и приверженцами объективного, свободного от официозного давления исследовательского процесса. В этом контексте выявляется выдающаяся роль Н.А. Троицкого как одного из лидеров прогрессивной группы историков.In Soviet historiography, the contraposition of «revolutionary democrats» of early 1860s, primarily N.G. Chernyshevsky, who was proclaimed the predecessor of Russian socialist democratic movement, to «revolutionary narodniks» of 1870s, began in late 1920s. The reason was the growing negative attitude of Soviet ideological structures to narodniks as a social movement that hindered from the propagation of Marxism in Russia in 1880s; that’s why acquaintance with it was considered not desirable for the younger generation of Soviet people. The culmination of this campaign fell on 1935-1955. Narodniks’ struggle with tsarism was underestimated or concealed. Harsh criticizing of Narodnaya Volya’s terror came to the foreground. The revival of true scientific research of narodnik themes was possible only after the XX Congress of the CPSU. In 1960s-1970s several tense discussions were held between the followers of negative attitude to narodnik movement that continued to exist in a soft form, and the followers of unbiased research process, free of semi-official pressure. Prominent role of N.A. Troitsky as one of the leaders of progressive group of historians is revealed in this context.

Текст научной работы на тему «Н. А. Троицкий о сущности и времени возникновения народничества в историографическом контексте»

УДК 94(47).081/.083

Н.А. ТРОИЦКИЙ О СУЩНОСТИ И ВРЕМЕНИ ВОЗНИКНОВЕНИЯ НАРОДНИЧЕСТВА В ИСТОРИОГРАФИЧЕСКОМ КОНТЕКСТЕ

В.Н. Гинев

Санкт-Петербургский институт истории Российской академии наук, главный научный сотрудник-консультант e-mail: vginev@mail.ru

Н.А. Троицкий о сущности и времени возникновения народничества. В историографическом контексте.

Противопоставление «революционных демократов» начала 1860-х гг. и прежде всего Н.Г. Чернышевского, который был провозглашен предшественником российской социал-демократии, «революционным народникам» 1870-х гг. началось в советской историографии с конца 1920-х годов. Это было связано с усиливающимся негативным отношением к народникам со стороны идеологических советских структур как к общественному течению, которое с 1880-х гг. препятствовало распространению марксизма в России, и потому знакомство с ним не считалось полезным для воспитания нового поколения советских людей. Апогей этой кампании пришелся на 1935-1955 годы. Борьба революционных народников с царизмом преуменьшалась или замалчивалась. На первый план выходила резкая критика народовольческого террора.

Возрождение подлинно научного исследования народнической тематики стало возможным только после ХХ съезда КПСС. В 1960 - 1970-х гг. состоялись несколько острых дискуссий между сторонниками продолжавшего существовать в смягченной форме негативного отношения к народничеству и приверженцами объективного, свободного от официозного давления исследовательского процесса. В этом контексте выявляется выдающаяся роль Н.А. Троицкого как одного из лидеров прогрессивной группы историков.

Ключевые слова: Революционные демократы, революционные народники, противопоставление, дискуссии, Н.А. Троицкий.

N.A. TROITSKY ON THE ESSENCE AND TIME OF FORMATION OF NARODNIK MOVEMENT.

V.N. Ginev

(St.-Petersburg, Russia)

In Soviet historiography, the contraposition of «revolutionary democrats» of early 1860s, primarily N.G. Chernyshevsky, who was proclaimed the predecessor of Russian socialist democratic movement, to «revolutionary narodniks» of 1870s, began in late 1920s. The reason was the growing negative attitude of Soviet ideological structures to narodniks as a social movement that hindered from the propagation of Marxism in Russia in 1880s; that's why acquaintance with it was considered not desirable for the younger generation of Soviet people. The culmination of this campaign fell on 1935 -1955. Narodniks' struggle with tsarism was underestimated or concealed. Harsh criticizing of Narodnaya Volya's terror came to the foreground.

The revival of true scientific research of narodnik themes was possible only after the XX Congress of the CPSU. In 1960s-1970s several tense discussions were held between the followers of negative attitude to narodnik movement that continued to exist in a soft form, and the followers of unbiased research process, free of semi-official pressure. Prominent role of N.A. Troitsky as one of the leaders of progressive group of historians is revealed in this context.

Key words: revolutionary democrats, revolutionary narodniks, contraposition, discussions, N.A. Troitsky.

В настоящее время вряд ли найдутся историки народничества, объективно исследующие этот феномен российской действительности второй половины XIX века, которые категорически идейно отделяли бы «революционных демократов» 1860-х гг. от «революционных народников» следующего десятилетия. Но в советской историографии народничества были периоды, когда такое противопоставление существовало. Оно или жестко предписывалось «сверху» (конец 1920-х гг. — первая половина 1950-х), или проходило в более мягкой форме в виде разной степени остроты научных дискуссий (1928 г., вторая половина 1950-х гг. — 1980-е гг.), а также проявлялось в отдельных высказываниях в соответствующих монографиях и статьях.

Рубежом идейного отчуждения революционеров шестидесятников от революционеров семидесятых годов стал торжественно отмеченный столетний юбилей со дня рождения Н.Г. Чернышевского в мае 1928 года. До этого в сочинениях М.Н. Покровского, в «Истории РКП(б)» В.И. Невского, в «Истории ВКП(б)» под редакцией Е.М. Ярославского, в выдержавших 16 переизданий «Очерках истории ВКП(б)» Н.Н. Попова никакой идейно-теоретической грани между революционными разно-

чинцами 1860-х и 1870-х годов не проводилось. Но к 1928 г. появились и первые сторонники проведения такой грани — Н.А. Рожков, В. Левицкий, И. Фролов. Наиболее определенно высказал свою позицию Ю.М. Стеклов в своем двухтомнике о Чернышевском. По мнению Стеклова, миросозерцание Чернышевского от сложившегося впоследствии миросозерцания народников «стояло очень далеко»1.

По итогам юбилейной дискуссии Комиссией при Президиуме ЦИК СССР были составлены «Тезисы для докладчиков» — своеобразное руководство для будущих исследователей и пропагандистов. В том, что касалось сравнения Н.Г. Чернышевского и народников, в «Тезисах» давалась установка: слабые стороны воззрений Чернышевского принадлежат народникам, сильные — марксистам. Полностью отлучить Чернышевского от народников тогда еще не сочли возможным, но было указано, что «ошибки и непоследовательности» в его произведениях, «раздутые и преувеличенные его мелкобуржуазными учениками, составили основное содержание учения народников»2.

В последующие годы эта официальная установка активно внедрялась в исследовательский и учебный процесс. Отступление от нее трактовалось как несогласие с марксизмом и каралось разными методами — от «проработки» на собраниях и в печати до «оргвыводов». В итоге объективное научное исследование народнической тематики оказалось замороженным на более чем двадцать лет.

Только в период «хрущевской оттепели» у историков появилась возможность вновь вернуться к относительно свободному обсуждению спорных проблем истории народничества. В майском номере «Вопросов истории» за 1956 год была напечатана статья П.С. Ткаченко, в которой после долгого перерыва, хотя и не вполне последовательно, было сказано об ошибочности противопоставления революционного народничества революционному про-

1 Гинев В.Н. «Революционный демократ» Н.Г. Чернышевский и народники: начало противопоставления / / Россия в ХГХ—ХХ вв. Сборник статей к 70-летию со дня рождения Р.Ш. Ганелина. СПб., 1998. С. 23 — 25.

2 Н.Г. Чернышевский. Тезисы для докладчиков. М., 1928. С. 6; Гинев В.Н. Ук. соч. С. 26 — 28.

светительству3. В 1959 г. в «Исторических записках» появилась большая концептуальная статья Б.П. Козьмина «Народничество на буржуазно-демократическом этапе освободительного движения в России»4. Б.П. Козьмин решительно высказался в пользу единой в главном идейной народнической сущности демократических деятелей 1860-х и последующих годов, начиная с А.И. Герцена и Н.Г. Чернышевского и кончая представителями реформаторского народничества 1880 —1890-х годов. «Каковы бы ни были изменения, происходившие в народнической идеологии, и сколь различными ни были ее течения, основное содержание народничества сохранялось на всем протяжении его истории. А это содержание сводилось к вере в возможность для России миновать капитализм и перейти непосредственно к такому социальному строю, который народниками воспринимался как социалистический, хотя в действительности таковым не был».5

История народничества, в представлении Б.П. Козьмина, начиналась с Герцена и Чернышевского, которые не только заложили некоторые основы народнического мировоззрения, но создали настолько вполне оформленную теорию, что этого «было вполне достаточно для того, чтобы признать народническую идеологию уже сложившейся»6. При этом Б.П. Козьмин неизменно ссылался не только на народнические источники, но еще более, как было принято в советские времена, на различные подходящие, на его взгляд, высказывания В.И. Ленина. То же делали и его оппоненты, в частности, Ш.М. Левин, который утверждал, привлекая на свою сторону, разумеется, того же классика, что народничество сформировалось на грани 1860-х и 1870-х годов. Однако, Б.П. Козьмин, считал, что «такое утверждение стоит в вопиющем противоречии со взглядами В.И. Ленина». Хотя Ленин неоднократно указывал на серьезные идейные расхождения между революционерами шестидесятниками и их преемниками, в его работах, писал Козьмин, «мы не найдем противопоставления "революционных демократов" "народникам"». «С точки зрения В.И. Ленина речь могла

3 Ткаченко П.С. О некоторых вопросах истории народничества // Вопросы истории. 1956. № 5.

4 Исторические записки. Т. 65. М., 1959. С. 191 — 248.

5 Там же. С. 215.

6 Там же. С. 211.

идти не о "связи" между двумя различными идеологическими системами, а о двух разновидностях одной и той же идеологии»7. В заключение полемики с Ш.М. Левиным Б.П. Козьмин выразил надежду, что в будущих своих работах его оппонент «наконец, станет полностью на позиции В.И. Ленина»8.

Статья Б.П. Козьмина появилась в «Исторических записках» уже после кончины автора (5.07.1958); в подстрочном примечании к ней пояснялось, что она «представляет собой доклад, предназначавшийся для широкого научного обсуждения»9. 65-й том «Исторических записок» со статьей Б.П. Козьмина был подписан к печати 20 мая 1959 г., а научная конференция о революционном народничестве историков Москвы, Ленинграда и некоторых других городов была организована Институтом истории АН СССР и историческим факультетом МГУ 22 — 23 октября 1959 года.

Выступивший на ней Ш.М. Левин не согласился с критикой Б.П. Козьмина и подтвердил свой тезис о том, что окончательное оформление народничества произошло не в начале 1860-х гг., а на рубеже 1860 —1870-х10. (В частных беседах Шнеер Менделевич сокрушался, что ему не удалось поговорить на эту тему с Борисом Павловичем при его жизни — это уже элемент личных воспоминаний автора данной статьи). Этой позиции Ш.М. Левин придерживался и впоследствии — в статье во втором номере журнала «История СССР» за 1962 год, и в последней книге — «В.И. Ленин и русская общественно-политическая мысль XIX — начала ХХ вв.» (Л., 1969).

Что касается октябрьской конференции 1959 года, то докладчик М.Г. Седов в основном придерживался позиции Б.П. Козь-мина, доказывая, что «деятельность революционного народничества хронологически простиралась от отмены крепостного права до крушения "Народной воли"», но тут же, противореча сам себе, утверждал, что как течение общественной мысли общественное движение 1860-х гг. «не было похоже на народничество»11. В том, что 1860-е и 1870-е гг. составляли один период русского револю-

7 Исторические записки. Т. 65. С. 197, 209, 211.

8 Там же. С. 211.

9 Там же. С. 191.

10 Вопросы истории. 1960. № 2. С. 216.

11 Там же. С. 212.

ционного движения М.Г. Седова поддержали П.С. Ткаченко, Б.С. Итенберг, Я.И. Линков; идейно отделял 60-е и 70-е годы И.Д. Ковальченко.

Директор Института истории А.Л. Сидоров предостерег от идеализации народничества, но в то же время поддержал предложение о создании в институте группы по изучению революционного движения второй половины ХIX века12. Вскоре эта группа стала оппозиционной по отношению к ранее созданной группе академика М.В. Нечкиной, изучавшей проблемы первой революционной ситуации начала 1860-х гг. и не считавшей ее участников народниками.

В первой половине 1960-х гг. в различных журналах появлялись статьи, в которых с разных позиций трактовались вопросы теории и тактики разночинского этапа революционного движения. Накапливались разногласия между сторонниками официозного направления, считавшие теорию и практику революционного народничества вредной для развития революционного процесса в России и не признававшие Н.Г. Чернышевского и его окружение народниками. Им противостояли историки, отстаивавшие свободу научного творчества и доказывавшие, что весь разночинский период освободительного движения был преимущественно народническим.

Кульминационной точкой спора двух указанных направлений в историографии стала организованная в марте 1966 г. Институтом истории СССР дискуссия, в которой активно участвовали и сотрудники других научных учреждений.

Открывая дискуссию, академик М.В. Нечкина призвала ее участников «придерживаться основной проблемы - внутренней периодизацией разночинского этапа»13. Но как показало содержание двух противостоящих друг другу основных докладов и последующих за ними прений, «внутренняя периодизация» означала не только и даже не столько хронологическую разбивку периодов разночинского революционного движения, сколько их идейно-теоретическое наполнение.

12 Вопросы истории. 1960. № 2. С. 218.

13 Дискуссия о внутренней периодизации разночинского этапа русского революционного движения / / История СССР. 1966. № 4. С. 107.

Группа М.В. Нечкиной выставила докладчиком А.Ф. Смирнова, одного из авторов статьи «Революционные демократы и народники» опубликованной в пятом номере «Истории СССР» за 1961 год. А.Ф. Смирнов уже тогда противопоставлял первых вторым, ту же версию он защищал и в своем докладе: 1856 — 1864 гг. — период «революционного демократизма», после 1864 г. до начала 1870-х гг. — «становление идеологии народничества»14.

От группы по истории общественного движения в России в пореформенный период, руководимой Б.С. Итенбергом, выступил с докладом Николай Алексеевич Троицкий из Саратовского университета. Это весьма примечательный факт его научной биографии: старшие московские коллеги доверили оппонировать маститым членам группы по изучению первой революционной ситуации во главе с академиком молодому недавно защитившемуся кандидату наук. Это свидетельствует о смелости Н.А. Троицкого, его уверенности в себе, о глубоком вхождении в дискуссионную тему. Троицкий проявил себя незаурядным полемистом. Эта отличительная способность в еще большей степени проявилась у него и впоследствии, когда он стал ученым всероссийского масштаба. В своем докладе он доказывал, что «весь разночинский этап русского освободительного движения — это народнический этап», при этом был «сделан упор на качественное единство революционного движения 60-х и 70-х годов». «По мнению докладчика, "шестидесятники" и "семидесятники" были одновременно и революционными демократами и народниками»15.

Много лет спустя Н.А. Троицкий вспоминал:

«Все эти вопросы были предметом острейшей всесоюзной дискуссии по народничеству в Институте истории АН СССР 16 — 18 марта 1966 года. Здесь, к неудовольствию официозных историков во главе с акад. М.В. Нечкиной и наблюдавших за дискуссией партийных функционеров, обнаружилось, что большинство ученых, специально занимающихся изучением народничества, рассматривает весь разночинский этап освободительного движения в

14 Дискуссия о внутренней периодизации разночинского этапа. С. 108 —

15 Там же. С. 111 — 112.

России как народнический, а само движение на этом этапе как поступательный процесс от 60-х к 80-м годам»16.

Но это не совсем так. Как видно из опубликованной записи прений, Н.А. Троицкого определенно поддержали только четверо из выступавших (Э.С. Виленская, Н.М. Пирумова, В.А. Твардовская, М.Г. Седов), при этом первые трое входили в группу Б.С. Итенберга, противостоящую группе М.В. Нечкиной. Тринадцать участников дискуссии приняли сторону А.Ф. Смирнова, еще восемь высказались довольно неопределенно17. В 1966 году в своем заключительном слове, подводя итоги прений, Н.А. Троицкий признал, что «большая часть ораторов выступила против его точки зрения». Очевидно, он был готов к этому, поскольку еще во вступительном докладе отметил: «нигилистическое отношение к народничеству пустило столь глубокие корни, что до сих пор мешает иным исследователям полностью освободиться от представлений 1935 — 1955 гг.». Что касалось самого докладчика, то в своем заключительном выступлении он «подчеркнул, что дискуссия укрепила его в сознании собственной правоты — если не в частностях, то в главном».18

Все последующие работы Н.А. Троицкого, посвященные революционному народничеству, это убедительно подтверждают. В 1999 г. в его курсе лекций по истории России ХIX века дана четкая недвусмысленная формулировка: «Со времени первой революционной ситуации доминирующую роль в освободительном движении начали играть разночинцы, оттесняя дворян на второй план. Господствующей идеологией движения с начала и до конца разночинского этапа было народничество, т.е. русский крестьянский социализм»19. Характеризуя самый тяжелый для объективного изучения народничества период 1930-х — первой половины 1950-х гг., он писал, еще раз декларируя свою неизменную позицию: тогда «вошло в обычай антинаучное противопоставление народников 60-х годов во главе Герценом и Чернышевским (кото-рые-де вовсе не народники, а революционные демократы) народ-

16 Троицкий Н.А. Крестоносцы социализма. Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 2002. С. 22.

17 История СССР. 1966. № 4. С. 114 — 128.

18 Там же. С. 111, 132.

19 Троицкий Н.А. Россия в XIX веке. Курс лекций. М., 1999. С. 22.

никам 70-х годов (которые будто бы отнюдь не революционные демократы, а только народники)»20.

Историческая наука в 1960-е годы все же не была так жестко регламентирована, как это имело место в период 30-х — начала 50-х годов. Несмотря на острую полемику, непримиримость позиций докладчиков и выступавших в прениях, академик М.В. Нечкина, закрывая конференцию, примирительно сказала, что состоявшаяся дискуссия «наметила много вопросов для дальнейшей работы и многое уяснила», что «в науке вопросы не решаются голосованием: в науке требуется творческое отношение к исследовательской работе, честное изыскание истины»21.

Голосований на проработочных ученых собраниях, действительно, не последовало, но препятствия «изысканию истины» тем не менее, чинились. «В 70-80-е годы изучение народничества, — читаем у Н.А. Троицкого, — вновь (не столь жестко, как при Сталине) искусственно задерживалось, наталкиваясь на цензурные ограничения»22. В официальных партийных журналах появились разносные статьи против ряда авторов писавших о народниках с неправильных, по мнению авторов рецензий, идеологических позиций23. В то же время, отмечал Н.А. Троицкий, все же «выходила литература с непредвзятыми, научно сбалансированными оценками революционного народничества». Особо им был отмечен коллективный труд о второй революционной ситуации в России под редакцией Б.С. Итенберга.24

Примерно со второй половины 1970-х гг. споры о правомерности или неправомерности противопоставления «революционных демократов» 1860-х гг. «революционным народникам» 1870-х гг. как-то поутихли. Те, кто полагал, что противопоставление неправомерно, так и считали, но писали об этом спокойно, без полемического задора. Так, во введении к упоминавшейся выше Н.А. Троицким книге о второй революционной ситуацией в Рос-

20 Троицкий Н.А. Крестоносцы социализма. С. 16.

21 История СССР. 1966, № 4. С. 134.

22 Троицкий Н.А. Крестоносцы социализма. С. 22.

23 Волк С.С. Исторические факты и логика их исследования // Коммунист. 1968. № 11; Смирнов А.Ф. За строгую научность, достоверность и историческую правду / / Коммунист. 1972. № 16.

24 Троицкий Н.А. Крестоносцы социализма. С. 23.

сии говорилось, как само собою разумеющееся, что «революционная ситуация на рубеже 50 —60-х годов Х!Х в. открыла разночинский этап освободительной борьбы в России. Массовым деятелем движения стал разночинец, а "господствующим направлением, соответствующим точке зрения разночинца, стало народ-ничество"»25.

М.Д. Карпачев в монографии, изданной в 1985 г., на одной странице пересказывает ход дискуссии 1966 года в Институте истории, но своей позиции не раскрывает. Однако через три страницы все же определяется, ссылаясь на классиков: «В.И. Ленин и Г.В. Плеханов называли народниками всех последователей крестьянского общинного социализма. Они отнюдь не выделяли под историю народничества одно или два десятилетия пореформенной эпохи»26. Примеры можно продолжить.

Казалось, вопрос о сущности и времени возникновения народничества фактически решен в пользу тех, кто считает весь разночинский период народническим. Споры переместились сначала в область оценки и роли народовольческого террора, а в постсоветский период к этому прибавилось неприятие революционеров вообще, в том числе и революционных народников. Но это отдельная тема.

На этом можно было бы и закончить, но в 2013 г. в том же Воронеже вышел межвузовский сборник научных трудов «Народники в истории России». Из предисловия к сборнику с удивлением узнаешь, что до сих пор нет «общепризнанной концепции того, что такое народничество». В статье Ю.А. Зеленина «Опыт периодизации истории российского народничества» утверждается, что «проблема выявления основоположника (основоположников) классического народничества в России» стоит «остро» и «остается нерешенной до сих пор». Автор выделяет «протонароднический» и «постнеонароднический» этапы в истории народничества. Представителями первого он называет Радищева, Пушкина, Гоголя, Лермонтова, Чаадаева. «Постнеонародники» — это совре-

25 Россия в революционной ситуации на рубеже 1870 —1880-х годов. М., 1983. С. 8. (Во внутренних кавычках приводится цитата из В.И. Ленина).

26 Карпачев М.Д. Очерки истории революционно-демократического движения в России. Воронеж, 1985. С. 16, 20.

менные анархо-синдикалисты и анархо-коммунисты. «Основными ценностями народничества» у Зеленина являются «свобода» («Демократический антиэтатизм и федерализм»), «взаимопомощь» («солидарность»), «справедливость» («народнический социализм»). Крестьянская община и вера в возможность для России миновать стадию капитализма, как признаки народничества, не упоминаются27. По мнению другого участника сборника, М.Г. Колокольцева, автора статьи «Историография раннего народничества 1860-х гг. (ХХ век)», вопрос, кто является родоначальником народничества, также «нуждается в дальнейшем изу-чении»28.

Жаль, что Николай Алексеевич не может лично ответить новой молодой поросли историков любимого им народничества.

27 Народники в истории России. Вып. 1. Воронеж, 2013. С. 108, 110, 112 — 113, 123.

28 Там же. С. 37.