Научная статья на тему 'Музыка в стихотворении А. А. Блока «Голоса скрипок»'

Музыка в стихотворении А. А. Блока «Голоса скрипок» Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
939
264
Поделиться

Похожие темы научных работ по языкознанию и литературоведению , автор научной работы — Петрова Светлана Андреевна

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Текст научной работы на тему «Музыка в стихотворении А. А. Блока «Голоса скрипок»»

Список литературы

1. Библия. Книги священного писания Ветхого и Нового Завета. - Брюссель, 1973 // Книги Ветхого и Нового Завета с толкованиями. - М.: Директмедиа Паблишинг, 2005 (1 электрон. опт. диск CD-ROM).

2. Блок А. А. Собрание сочинений: в 8 т. - М.; Л., 1960-1963.

3. Слободнюк С. Л. Соловьиный ад. - СПб., 2002.

4. Мышцын В. Н. [Комментарий к Екклесиасту] // Толковая Библия: в 12 т. - Репр. изд. 1904-1913 гг. - Стокгольм, 1987. - Т. 5.

5. Сологуб Ф. К. Стихотворения. - СПб., 2000.

С. А. Петрова

Музыка в стихотворении А. А. Блока «Г олоса скрипок»

Стихотворение А.А. Блока, датируемое февралём 1910 года, «Голоса скрипок» представляет интерес для теории междисциплинарного анализа, так как в нём фигурирует в качестве ключевого образа музыкальный инструмент, являющийся определённым знаком иного, невербального искусства. Знаковость данного инструмента обусловлена собственно его функциональной природой и необходимостью принимать во внимание использование этого предмета только в сфере музыки.

Г олоса скрипок

Евг. Иванову

Из длинных трав встает луна Щитом краснеющим героя,

И буйной музыки волна

Плеснула в море заревое [1, III, с. 192].

Стихотворение посвящается Евгению Иванову, который был близким другом А. А. Блока. Как пишет Д. Е. Максимов в статье «Александр Блок и Евгений Иванов»: «Блок любил и ценил в Е. П. Иванове его до боли напряженную, требовательную совесть, его душевную чистоту, его редкую чуткость и умение заражаться чужой жизнью и переживать ее как свою собственную» [3, с. 349]. Помимо утешителя Евг. Иванов определялся и как советчик - человек, которого поэт иногда делал в своей жизни неким третейским судьёй [3, с. 351]. Так и в стихотворении звучат мотивы утешения и совета: «Учись вниманью длинных трав». Внимание здесь ассоциируется с участием, с которым обычно утешающий выслушивает страдающего.

Образ скрипки, а точнее скрипок, формируется названием стихотворения и затем упоминанием «скрипок запредельных» в последней строфе. Во второй строфе называется часть от инструмента - «смычок» и музыкальная группа - «оркестр»:

Зачем же в ясный час торжеств Ты злишься, мой смычок визгливый,

Врываясь в мировой оркестр Отдельной песней торопливой?

216

Учись вниманью длинных трав,

Разлейся в море зорь бесцельных,

Протяжный голос свой послав В отчизну скрипок запредельных [1, III, с. 192].

Первая строфа представляет общее упоминание о другом искусстве - «И буйной музыки волна». Музыка в стихотворении А. Блока получает некую материальность на основе сравнения с водой - «плеснула в море», «разлейся в море». В то же время музыкальный инструмент наделяется далее человеческими свойствами: «ты злишься», «визгливый», «протяжный голос». Как известно, скрипка - это специфический инструмент, который характеризуется по звучанию особенной близостью к человеческому голосу, способностью воспроизводить мелодии большого дыхания, сильным эмоциональным воздействием [4, V, стлб. 1056]. Поэт использует интермедиальные возможности музыкального образа, включая его в структуру словесного творения, и этим создаёт произведение на основе взаимодействия двух искусств. Некоторые черты другого искусства были уже отмечены в работе А. А. Шульдишовой, в частности, темп стихотворения характеризуется как - «стремительное allegro (быстрый, оживленный темп), передающее взволнованные, тревожные события; тембр - сильным. В стихотворении «звук» словно внезапным броском переносится в высокий регистр - это ряд звуков певческого голоса, характеризуемых одним механизмом голосообразования и обладающих одинаковыми тембровыми качествами [7]. Так создаётся интенсивный контраст: «мировой оркестр», «смычок визгливый», «врываясь... отдельной песней торопливой». Исходя из этого, звуковой образ, по словам А.А. Шульдишовой, «вплетается в смысловой сюжет стихотворения, способствует ощущению фальши и дисгармонии человека с окружающим миром; динамика -наэлектризованность краткого звучания образует сильнейший импульс к дальнейшему развитию; эмоциональный строй звукового образа помогает создать художественный образ. Мгновенное sforzando (сфорцандо -внезапное резкое акцентирование отдельных звуков) передаёт насыщенность, напряженность лирического текста» [7].

Лирический герой стихотворения ощущает свою оторванность от общего бытия. Но мир характеризуется некой бесцельностью -бесполезностью существования. В этом - трагическое состояние героя, который вносит диссонанс в окружающую бесполезность, врываясь неким торопливым звучанием в общий ход мироздания. Всё вокруг представляется неким воинствующим, буйным и приветствуется единым музыкальным сопровождением. Но обратим внимание на то, что первая строфа - цитата, как пишет комментатор В. Н. Орлов: источник цитируемого - строки романа И. С.Тургенева «Новь» (ч. I, гл. 10): «Луна уже встала на небосклоне, красная и широкая, как медный щит». Однако ранее А.А. Блока этот отрывок цитируется у авторов: Вяч. Иванова: «Как тяжкий щит ночного исполина, Встает луна»; в стихотворении Н.С. Гумилева «Одержимый» (опубл. 1908): «Луна плывет, как круглый щит / Давно убитого героя...»; и также в его цикле «Возвращение Одиссея»: «Над морем встал алмазный щит / Богини воинов,

217

Паллады» (опубл. 1909) [5, с. 570]. Таким образом, в стихотворении Блока присутствуют и некие иные голоса - голоса других авторов. О влиянии творчества И.С. Тургенева пишет в своей работе Л. Пильд: «Начало третьей строфы стихотворения «Голоса скрипок» («Учись вниманью длинных трав / Разлейся в море зорь бесцельных...» [1, III, с. 192]) может быть воспринято как отсылка к философско-эстетической картине мира Тургенева: к

представлению о приобщении человека к миру природы, о «медленном», «уравновешенном» существовании (ср. идейно-смысловую концепцию повести Тургенева «Поездка в Полесье»). «Бесцельные зори» в

стихотворении Блока могут ассоциироваться с мыслью Тургенева о вненаходимости Природы по отношению к целям человеческого мира. Как для Тургенева, так и для Блока это единственная возможность удержаться от «катастрофы» («гибели»)» [6, с. 77-94]. Помимо названных авторов, которые объединяются прямой цитацией, следует также напомнить и таких писателей, как А.П. Чехов и Л.Н. Толстой. В их произведениях («Скрипка Ротшильда» А.П. Чехов и «Крейцерова соната» Л.Н. Толстой) используется

метафорическое олицетворение образа скрипки, наделение этого инструмента человеческими чертами, что в стихотворении А. Блока можно считать аллюзией на данные тексты. И необходимо назвать И. Анненского: в его творении «Смычок и струны» тоже представлено олицетворение инструмента. Таким образом, художественная структура текста А. Блока становится полифонической: в ней, словно в хоре, соединяется несколько «голосов» разных авторов. Интермедиальное сближение голоса скрипки и голоса человека помогает увидеть семантическую глубину данного образа.

В эстетике А. А. Блока поэт - тот, кто слышит «музыку сфер», музыку «запредельного» и способен передать её в своих произведениях, он становится неким инструментом «запредельного». В стихотворении подчёркивается и то, что каждый индивидуален в своём творчестве, но должен искать возможность соединяться с остальными, чтоб таким образом достичь высшей гармони, о чём говорится в последней строфе.

Итак, в данной статье рассмотрена специфика художественной структуры произведения А. А. Блока и выделяется интермедиальная основа семантического строя текста. В целом необходимо дальнейшее исследование музыкальности в творчестве поэта, что требует и большего объёма работы.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

Список литературы

1. Блок А. А. Собрание сочинений. В 8 т. - М.-Л., 1900-1963.

2. Воспоминания и записи Евгения Иванова об Александре Блоке. Публ. Э.П. Гомберг и Д. Е. Максимова. Подгот. текста Э. П. Гомберг, комм. Э. П. Гомберг и А. М. Бихтера. Вступ. ст. Д.Е. Максимова. - [Электронный ресурс]: http://www.ruthenia.rU/document/549553.html#pred.

3. Максимов Д. Е. Александр Блок и Евгений Иванов // Воспоминания и записи Евгения Иванова об Александре Блоке. Публ. Э. П. Гомберг и Д. Е. Максимова. Подгот. текста Э. П. Гомберг, комм. Э. П. Гомберг и А. М. Бихтера. Вступ. статья Д. Е. Максимова. -[Электронный ресурс]: http://www.ruthenia.rU/document/549553.html#pred

4. Музыкальная энциклопедия. В 6 т. / гл. ред. Ю. В. Келдыш. - М.: Сов. эн-циклопедия, 1973-1982.

5. Орлов В. Н. Примечания // Блок А. А. Собрание сочинений. В 8 т. - Т. 3. - М.-Л., 1900-1963. - С. 570.

218

6. Пильд Леа. Тургенев в восприятии русских символистов (1890-1900-е годы). - Тарту, 1999. - С. 77-94.

7. Шульдишова А.А. Музыкальные образы в поэтических произведениях А. Ахматовой и А. Блока: вопросы современного изучения //Анна Ахматова: эпоха, судьба, творчество. Крымский Ахматовский научный сборник.- Симферополь: Крымский архив, 2008. - Вып. 6. -С. 237-249.

О. Е. Тимофеева

Автор в новелле С. Ауслендера «Корабельщики, или Трогательная Повесть о Феличе и Анжелике»

Авторы символистского журнала «Весы» (1904-1909) ставили перед собой задачу дать образцы новой прозы согласно своим теоретическим воззрениям и мировоззренческим предпосылкам, которые последовательно излагались ими в программных статьях. В частности, новая проза создаётся на основе уже известного искусства - к примеру, с учётом жанровой традиции итальянской новеллы Возрождения, её образности и тематики. Однако символистская новелла имела и свою специфику: с одной стороны, писатели обращались к отдалённым эпохам через легко улавливаемую современным читателем стилизацию, которая была необходима для того, чтобы выявить скрытые аналогии между историческим прошлым и современностью. С другой стороны, проявление остросовременного в их новеллах обретало статус непреходящего и вечного.

Традиционными чертами новеллы, в соответствии с ключевыми структурными признаками, выделенными литературоведом

Л. Н. Полубояриновой [2, с. 146-147], остались скупость деталей, краткость и динамичность изображаемых событий, элегантность в словоупотреблении, схематичность сюжетной организации и стиля. Вместе с тем в связи с новеллой «Корабельщики, или Трогательная Повесть о Феличе и Анжелике» («Весы», 1907, № 11; далее — «Корабельщики») встаёт вопрос и о роли автора. В этой новелле конструктивная активность автора очевидна: он моделирует взаимодействие двух мифологических линий, производит функциональные изменения в системе персонажей, а также определяет границы вхождения мифа в свой текст.

Ключевым моментом для изучаемой новеллы является обращение автора к мифологии. Ауслендер использует мифы о Нарциссе и о Тристане и Изольде - в данном аспекте его новелла изучается впервые. Важно, что в новелле «Корабельщики» на один мифологический план накладывается другой: миф о Нарциссе (благодаря этому в новеллу введена тема борьбы божественного и демонического) - на миф о Тристане и Изольде (этот миф включен в сюжет, фабульной основой которого является любовный треугольник). Миф о Нарциссе восходит к греческой мифологии. Миф о Тристане и Изольде - более поздний, относящийся к эпохе европейского рыцарства. Рассматривая особенность соотнесения двух мифологических

219