Научная статья на тему 'Музеефикация сохранившихся элементов традиционной культуры татар Предбайкалья времен столыпинской аграрной реформы'

Музеефикация сохранившихся элементов традиционной культуры татар Предбайкалья времен столыпинской аграрной реформы Текст научной статьи по специальности «История и археология»

CC BY
150
43
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЭТНОМАРКИРУЮЩИЕ КОМПОНЕНТЫ МАТЕРИАЛЬНОЙ КУЛЬТУРЫ / ТАТАРЫ / ПЕРЕСЕЛЕНЦЫ ПО СТОЛЫПИНСКОЙ АГРАРНОЙ РЕФОРМЕ / ПРЕДБАЙКАЛЬЕ / МУЗЕЕФИКАЦИЯ / ETHNOMARKERS OF THE MATERIAL CULTURE / TATARS / STOLYPIN ERA MIGRANTS / WESTERN BAIKAL REGION / MUSEUMIFICATION

Аннотация научной статьи по истории и археологии, автор научной работы — Колганова Елена Юрьевна

Исследуются основные этномаркирующие компоненты материальной культуры татар Предбайкалья, переселившихся в регион по Столыпинской аграрной реформе. Национальные черты культуры татар особенно ярко проявились в архитектуре культовых зданий, интерьере жилищ, национальной кухне. Предлагается отразить сохранившиеся элементы традиционной культуры переселенцев через фрагментарную реконструкцию татарского поселения Предбайкалья начала ХХ в. в Архитектурно-этнографическом музее «Тальцы».

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Museumification of the remnants of tatar culture in the western Baikal region of Stolypin era of migration

The research has been done in ethno markers of tatar culture in the western Baikal region of Stolypin era of migration. National features are expressively revealed in the architecture of cult objects, interior of houses and a traditional kitchen. The partial reconstruction of the tatar village of the above mentioned region may reflect in the Architectural and Ethnographic museum «Talsy».

Текст научной работы на тему «Музеефикация сохранившихся элементов традиционной культуры татар Предбайкалья времен столыпинской аграрной реформы»

УДК 39(=943.21 )+006.99(571.53) е. Ю. КОЛГАНОВА

Архитектурно-этнографический музей «Тальцы», г. Иркутск

МУЗЕЕФИКАЦИЯ СОХРАНИВШИХСЯ ЭЛЕМЕНТОВ ТРАДИЦИОННОЙ КУЛЬТУРЫ ТАТАР ПРЕДБАЙКАЛЬЯ ВРЕМЕН СТОЛЫПИНСКОЙ АГРАРНОЙ РЕФОРМЫ____________________________________

Исследуются основные этномаркирующие компоненты материальной культуры татар Предбайкалья, переселившихся в регион по Столыпинской аграрной реформе. Национальные черты культуры татар особенно ярко проявились в архитектуре культовых зданий, интерьере жилищ, национальной кухне. Предлагается отразить сохранившиеся элементы традиционной культуры переселенцев через фрагментарную реконструкцию татарского поселения Предбайкалья начала ХХ в. в Архитектурно-этнографическом музее «Тальцы».

Ключевые слова: этномаркирующие компоненты материальной культуры, татары, переселенцы по столыпинской аграрной реформе, Предбайкалье, музеефикация.

Социально-экономическое положение крестьян Российской империи начала ХХ в. характеризовалось малоземельем и обнищанием основной массы населения, что являлось причиной миграции на новые земли. Процесс переселения крестьян активизировался во время проведения столыпинской аграрной реформы, когда крестьяне получили возможность свободного выхода из общины, оформления земельных участков в личную собственность с последующей их продажей и переездом на новые земли, в частности в Сибирь.

Сотрудниками Архитектурно-этнографического музея «Тальцы» в 2010 — 2012 гг. были организованы экспедиционные обследования сел Предбайкалья, образованных во время Столыпинской аграрной реформы, с целью сбора информации для формирования переселенческой экспозиционной зоны в музее. Переселенческая экспозиционная зона призвана отразить традиционную народную культуру украинцев, белорусов, татар, поляков, голендров, переселившихся из-за малоземелья на родине на территорию Предбайкалья, а также показать адаптацию крестьян к новым природным и климатическим условиям. Материалы по этнографии, собранные в татарских поселках, образованных во время Столыпинской аграрной реформы, легли в основу данной работы.

Одна из важнейших особенностей столыпинского переселения заключалась в том, что населенные пункты для мигрантов формировались, как правило, из жителей одной национальности, часто собранных из одной или близлежавших губерний. В результате образовались целые анклавы национальных поселений. Такой тип расселения позволил создать значительную концентрацию этнических групп и стал основным фактором сохранения их традиционной культуры. Периодом наиболее интенсивного переселения татар в Предбайкалье можно считать 1911 — 1914 гг. Именно в это время были образованы все этнически однородные татарские поселения [1, с. 118]. Большая часть татар прибыла из

Казанской и Уфимской губерний и в основном была расселена в современных Тайшетском, Чунском, Нижнеудинском, Заларинском, Аларском, Осин-ском, Боханском и Жигаловском районах.

Экспедиционные обследования татарских поселений, образованных во время столыпинской аграрной реформы: деревень Черемшанка Заларинского района, Шаховская Аларского района, Нукуты Ну-кутского района, Оса Осинского района Иркутской области и др. — выявили сохранившиеся этномарки-рующие компоненты традиционной культуры пере-селенцев-татар.

Моноэтнические татарские деревни Предбай-калья начала ХХ в., как и большинство переселенческих поселков, появившихся в этот период, имеют регламентированную планировку: ровные, прямые улицы с двухрядной застройкой, значительной — 40 — 45 м — шириной улиц. В первые годы после заселения хозяйственных построек в усадьбах татар было минимальное количество — только самые необходимые: амбар, стайка, навес для сельхозинвен-таря, баня. Определенного порядка в их расположении не обнаружено.

Первые дома татарских переселенцев начала ХХ в. имели небольшие размеры, стояли на низком подклете, рубились из круглых бревен «в обло», крылись драньем. К дворовой торцевой части дома пристраивались дощатые сени с чуланом. В дальнейшем на основе сруба развивались дома более сложных типов за счет пристраивания к дому трех стен по типу пятистенка. Окна оформлялись рамками, не имели наличников. В более позднее время декоративные элементы наличников стали представлять собой различного рода геометрические или растительные фигуры, выполненные из дерева преимущественно распиловкой.

Внутреннее убранство жилищ татарских переселенцев имело характерные национальные черты. В них прослеживалось влияние религии — ислама: изба татар делилась на две части поперечной пере-

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (112) 2012 КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (112) 2012

городкой или занавеской, «что связано с мусульманским обычаем затворничества женщин» [2, с. 176]. В домах не было изображений людей, животных, птиц, что связано с религиозным запретом изображать живые существа. В свою очередь, имелись домотканые шамаили — стилизованные изречения из Корана, выполненные арабской вязью с изображением мечетей и святых мест ислама. Шамаилы вешались на почетном месте — по центру на стене, противоположной входу, или над дверью, являясь своего рода оберегом от злых духов. Оригинальны были и намазлыки — коврики для молитв, которые содержались в особой чистоте и иногда даже передавались по наследству. Характерна орнаментация вещей геометрическими и растительными фигурами на ярком фоне зеленого, голубого, желтого, красного цветов, что придавало красочную самобытность внутреннему убранству татарских жилищ.

В интерьере обжившихся татар-переселенцев стены и простенки обтягивались или украшались полотенцами, на окна вешались занавески. Спальное место закрывалось занавеской чаршау. Почетное место находилось по центру стены, расположенной напротив входа. В интерьере было характерно обилие сундуков и подушек — все это элементы кочевнической традиции. Видное место в жилище занимали широкие нары, устроенные вдоль стен. У многих татар еще в метрополии в быт вошли кровати, стулья, столы.

По словам старожилов татарских переселенческих деревень печи в домах первопоселенцев представляли собой комбинацию русской печи с вмазанным в нее котлом (казаном), имеющим отдельную топку. Подобная печь была традиционна для татарских жилищ метрополии и использовалась для приготовления национальных блюд и чая. Во дворе некоторых усадеб татар-переселенцев также имелась печь с встроенным в нее казаном, и в летнее время многочисленная родня устраивала совместные трапезы.

Для сохранения и фрагментарной реконструкции татарского поселения в переселенческой зоне музея «Тальцы» планируется вывоз одного из сохранившихся домов татарских переселенцев начала ХХ в. вместе с объектами усадебной инфраструктуры.

Столыпинские переселенцы, в том числе татары, испытывали большие трудности при освоении сибирских земель. По словам Н. Г. Галеткиной, «участки, где водворялись татары-переселенцы, по степени своей пригодности для земледелия, согласно официальной оценке переселенческих чиновников, относились к третьей — худшей категории. Здесь преобладали суглинки, не было достаточного количества чистой от леса земли» [3, с. 209]. Приходилось вручную выкорчевывать лес, разделывать целинную землю под пашню. Несмотря на это, «через два-три года абсолютное большинство семей стало жить в достатке. Имели большие хозяйства, по нескольку коров, коней, просторные избы, колодцы, хозяйственные постройки. Излишки продукции возили на продажу в Алзамай, Тайшет, даже Новосибирск» [4, с. 84].

В музее «Тальцы» планируется создать небольшой огородный участок, где у посетителей появится интерактивная возможность пройти за плугом или сохой несколько метров и хоть немного ощутить ту тяжесть, которую испытали переселенцы на новом месте жительства, осваивая землю. В данной экспозиции планируется также показать произрастание ржи, ячменя, овса, пшеницы с целью ознакомления посетителей с основными сельскохозяйственными культурами, выращиваемыми татарами.

По вере предбайкальские татары были исламисты. На территории губернии почти в каждом крупном татарском поселке появились мечети, построенные татарскими переселенцами. Обычно они представляли собой деревянные одноэтажные дома с двускатной кровлей. В верхней части находилась небольшая площадка, на которую перед восходом и закатом солнца поднимался служитель и призывал мусульман на молитву. Редкой для сел Восточной Сибири была деревянная татарская мечеть, разрушенная в 2000 г. в д. Нижняя Слобода Жигаловского района. Она располагалась в центральной части деревни на открытом пространстве и представляла собой одноэтажную деревянную постройку, основной объем которой рублен из бревен «в обло», прямоугольную в плане, с двускатной тесовой кровлей. Над зданием, ближе к северному торцу, был устроен восьмигранный открытый минарет под пологим колпаком со шпилем. С южной стороны основного объема располагался михраб (молитвенная ниша, помещавшаяся в обращенной к Мекке стене), с северной — сени, рубленные из бруса, под двускатной кровлей с фронтоном. Вход находился с западной стороны. Фасадный декор мечети был достаточно скромен. В основе плана лежала стандартная схема: сени, вестибюль, квадратный молитвенный зал с михрабной нишей.

На сегодняшний день ни в одной деревне Пред-байкалья здания мечетей не сохранились в первоначальном виде: они либо разрушены, либо используются по другому назначению и значительно перестроены.

Исходя из того, что архитектура татарских мечетей явно отличается от архитектуры культовых строений других народов Предбайкалья, необходимо представить одну из мечетей в переселенческой зоне музея «Тальцы» для более полного отражения историко-культурной среды татарского поселения.

Национальная одежда как важный этномаркиру-ющий элемент традиционной культуры у татар еще в советское время вышла из обихода. Сейчас она в основном используется фольклорными коллективами, когда вниманию зрителей представляются национальные костюмы из ярких тканей: платья, рубахи, шаровары, камзолы, ичеги, головные уборы — колпаки, калфаки, платки, тюбетейки, своеобразные женские украшения хэситэ, изю.

Из всех компонентов материальной культуры кухня татарских переселенцев наиболее полно сохранила свои национальные черты. Характерна для татар любовь к мясу, особенно к конине, баранине (элемент кочевнической культуры), домашней птице. В Сибири стол обогатился мясом диких зверей. Употребление свинины запрещалось шариатом. Ассортимент рыбных блюд у татар Предбайкалья стал гораздо богаче, чем в метрополии. Сибирские реки, в начале ХХ в. еще изобиловавшие рыбой, разнообразили пищу татар и в будни, и в праздники.

Татарская традиционная кухня не отличалась многообразием овощных блюд. Из супов характерен токмач — суп с лапшой на мясном бульоне, называемый также лэкшэ, отсюда русская «лапша» [5, с. 307].

Сохранились многие национальные блюда из теста — баурсаки (колобки или ленты из теста, зажаренные в масле), пэрэмэчи и очпочмаки — пироги с мясной начинкой. Татарские торжества не обходятся без сладкого чэкчэка (является обязательным свадебным угощением у татар). По форме лакомство представляет собой усеченную пирамиду из мелких баурсаков, скрепленных медом. Бэлэш — древнее кушанье из пресного теста с мясокрупяной

начинкои — также составляет один из важнейших атрибутов татарского праздничного стола.

Из напитков у татарских переселенцев самым популярным в начале ХХ в. был чай. Спиртное употреблялось в малых количествах, так как алкоголь запрещен исламом. Ритуальным напитком на свадьбах является ширбэт — подслащенная медом вода.

Сегодня почти полностью утрачены характерные черты татарского интерьера в жилищах, из-за ветхости сносятся хозяйственные постройки, разбираются первые переселенческие дома, происходит нивелировка традиционной культуры татар Предбай-калья — переселенцев по Столыпинской аграрной реформе. Современные музеи под открытым небом являются наиболее оптимальным вариантом сохранения и отражения историко-культурной среды национальных поселений. Именно с этой целью и создается фрагментарно реконструируемое на основании выявленных этномаркирующих компонентов материальной культуры татар Предбайкалья татарское поселение в переселенческой экспозиционной зоне музея «Тальцы». Вывезенные и отреставрированные дом и мечеть с воссозданным интерьером, проводимые на базе экспозиций народные праздники, артисты в традиционных костюмах, угощения из блюд национальной кухни — все это позволит посетителям в полной мере погрузиться в атмосферу быта и культуры татарского народа Предбайкалья начала XX в.

Библиографический список

1. Тихонов, В. В. К вопросу о музеефикации и реконструкции традиционной культуры татар Предбайкалья / В. В. Тихонов // Современный музей как важный ресурс развития города и региона. — Казань : Изд-во Нац. музея Респ. Татарстан, 2004. - С. 117-121.

2. Токарев, С. А. Этнография народов СССР / С. А. Токарев. — М. : Изд-во Моск. ун-та, 1958. — 480 с.

3. Голеткина, Н. Г. Черемшанка: динамика развития

татарской переселенческой деревни / Н. Г. Голеткина // Россия и Восток: взгляд из Сибири. — Иркутск : Изд-во Иркут. ун-та 1998. — Т. 1. — С. 208 — 214.

4. Бобкова, Г. И. Переселение татар в Столыпинскую ре-

форму: роль в освоении северных районов Иркутской губернии / Г. И. Бобкова // Иркутский историко-экономический ежегодник. — Иркутск : Изд-во ИГЭА, 2002. — С. 81—84.

5. Татары. — М. : Наука, 2001. — 583 с.

КОЛГАНОВА Елена Юрьевна, заведующая научноисследовательским отделом.

Адрес для переписки: eukolqanova@qmail.com

Статья поступила в редакцию 31.05.2012 г.

© Е. Ю. Колганова

УДК 008:39

Е. В. ЩЕТИНИНА

Омский государственный университет им. Ф. М. Достоевского

К ВОПРОСУ О ФОРМИРОВАНИИ ОБРАЗА «ЧУЖОГО»

В УСЛОВИЯХ МАССОВОЙ КУЛЬТУРЫ

Этнический стереотип является важнейшим элементом формирования личностного и общественного самосознания. Через образ «чужого» и отношение к «чужим» общество определяет себя и вступает в культурный диалог.

Ключевые слова: массовая культура, этнический стереотип, «чужой».

Этнический стереотип в его функциональном делении общества на «свои» и «чужие» — обязательный, неотъемлемый и важнейший элемент культуры. Это связано с тем, что самосознание вообще — и этническое в частности — появляется (и проявляется) прежде всего при осознании себя, своих особенностей, которые осмысливаются по отношению, оппозиции к другому. Таким образом, «Я» может возникнуть только при наличии «Они».

Совершенно естественно, что «люди не обязательно видят мир таким, каким он является, скорее они видят его таким, каким он, по их представлениям и убеждениям, должен быть, или даже таким, каким они сами хотели бы его видеть» [1, с. 159]. Однако как же человек получает представление об антропологической среде? Главным образом — и в основном — из кросс-культурных контактов, которые являют собой процесс коммуникации [2, с. 209].

Для формирования этнического стереотипа (разных коннотации и степени акцентации) необходимо

какое-либо столкновение с носителем данной культуры, которое может быть как непосредственным, так и опосредованным.

Как правило, непосредственное столкновение бывает единичным, в результате чего весьма сложно составить даже относительно полное представление хотя бы о какой-то особенности данного человека (причем такой, что можно транслировать на весь народ). Этнический стереотип при единичном контакте строится по весьма примитивному индуктивному принципу: «он такой, значит и все такие». Но если затем, с течением времени, совершается целая цепочка аналогичных кросс-культурных столкновений, то происходит накопление опыта, в результате чего начинает выстраиваться какое-то представление о народе.

Часть стереотипов складывается и в результате опосредованного знакомства, например из литературы про путешествия того или иного толка. Нередко и сами авторы подобных заметок получали информа-

ОМСКИЙ НАУЧНЫЙ ВЕСТНИК № 5 (112) 2012 КУЛЬТУРОЛОГИЯ. ИСКУССТВОВЕДЕНИЕ

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.