Научная статья на тему 'Молдавская государственность и молдавская национальная идентичность в ХХ начале XXI В. '

Молдавская государственность и молдавская национальная идентичность в ХХ начале XXI В. Текст научной статьи по специальности «Социология»

CC BY
261
104
Поделиться
Журнал
Русин
Scopus
ВАК
ESCI
Область наук

Текст научной работы на тему «Молдавская государственность и молдавская национальная идентичность в ХХ начале XXI В. »

Петр ШОРНИКОВ

МОЛДАВСКАЯ ГОСУДАРСТВЕННОСТЬ И МОЛДАВСКАЯ НАЦИОНАЛЬНАЯ ИДЕНТИЧНОСТЬ В ХХ - НАЧАЛЕ XXI в.

В теоретическом плане вопрос о связи этничности с государственным сознанием представляется дискуссионным. К началу ХХ в. молдаване не располагали собственной государственностью, но реальность молдавского национального сознания, молдавской этнической идентичности не вызывали сомнений. Самим молдаванам они представлялись данностью, не требующей доказательств. Между тем соседняя Румыния уже дала пример поэтапной, но в целом быстрой замены этнической идентичности идентичностью государственной. Парадоксальным образом именно вытеснение молдавской этничности в ПрутоКарпатской Молдавии румынским национально-государственным проектом укрепляло решимость молдаван Бессарабии сохранить молдавскую традицию. Латинизацию молдавской письменности за Прутом, массированное внедрение в литературный язык лексических заимствований из французского языка, насаждение румынского национального сознания молдаване Бессарабии расценивали как утрату запрутскими братьями их этнической сущности.

Национальная политика российского правительства, не лишенная недостатков, была более либеральной, чем национальная политика Австро-Венгерской и Оттоманской империй, а также соседней Румынии. Российское государство молдаване ценили как ограждение молдавского языка и молдавской этничности, считали его своим, были лояльными российскими подданными. Составной частью молдавской национальной идеи являлась ориентация на существующую российскую государственность. По этим причинам, а также в отсутствие правовых, социальных и экономических причин тенденций к возрождению Молдавского княжества либо, тем более, к присоединению Бессарабии к Румынии, среди молдаван Бессарабии не возникло.

В начале ХХ столетия правящие круги Румынского королевства приступили к распространению идеологии румынизма в Бессарабии. Румынская секретная служба установила контакты со студентами-молдаванами, обучавшимися в российских университетах, начав со снабжения их румынской литературой. В феврале 1903 г. российская

полиция пресекла попытку превратить бессарабское землячество студентов Юрьевского (Дерптского) университета в националистическую группу. 11 студентов понесли символические наказания. Отклика в молдавском обществе этот эпизод не получил.

Вторая попытка инициировать среди молдаван прорумынское ирредентистское движение была предпринята в разгар первой российской революции. Был выработан вроде бы верный план действий: учредить прорумынскую газету и сформировать вокруг нее актив националистической молдавской партии. Был выбран лучший из возможных исполнителей - проживавший в Румынии писатель-молдаванин Константин Стере, бывший народник, имевший репутацию революционера, что было особенно важно в политических условиях того времени. Были выделены крупные средства. Однако деятели молдавского национального движения уклонились от сотрудничества с агентом Румынии. Они учредили «Молдавское общество Бессарабии» во главе с Павлом Ди-ческу, организовали выпуск газеты «Молдованул», редактируемой Георге Маданом. К. Стере удалось выпустить шесть номеров прору-мынской газеты «Басарабия», но она не нашла читательского спроса, а ее сотрудники не стали ядром сепаратистской партии. Подрывная операция провалилась.

Социально-культурный подъем молдавского этноса в 1905-1917 гг. также не породил в молдавском народе ни кризиса национальной идентичности, ни колебаний в вопросе о государственной ориентации. В период мировой войны молдаване единодушно выступили на защиту Российского государства. К моменту революции 1917 г. российская государственная идея оставалась составной частью идеологии мол-давизма, не существовало и молдавских националистических организаций.

После свержения в России царской власти правящие круги Румынии предприняли вторжение в Бессарабию, вначале идеологическое и организационно-политическое. На новом этапе подрывной операции главным исполнителем выступил политический резидент королевского правительства Онисифор Гибу. Именно им, а не молдаванами была учреждена так называемая Молдавская национальная партия. Ее актив составили более 800 интеллигентов-румын, главным образом беженцев из австро-венгерской провинции Трансильвании, участников румынского национального движения. О. Гибу сформулировал программные требования МНП: латинизация молдавской письменности и авто-номизация Бессарабии.

Молдавская общественность не поддержала этих требований; автономистское движение осталось чисто интеллигентским. Основные атрибуты грядущей молдавской государственности - законодатель-

ное собрание (Краевой Совет - «Сфатул цэрий») и вооруженные силы (молдавские когорты) были созданы по инициативе и при содействии Временного правительства России. Дополнительным стимулом к созданию молдавской государственности стали автономизация соседней Украины и приход к власти в России большевиков - сторонников «самоопределения наций». Для характеристики государственной ориентации молдаван отметим следующее. В декабре 1917 г. Молдавская Народная Республика была учреждена в отсутствие межэтнического либо этногосударственного конфликта как составная часть Российской Федеративной Республики; таким образом, самоопределение молдаван не представляло собой сепаратистского акта. Русские, болгары, евреи, немцы, гагаузы и другие национальные меньшинства составляли почти половину населения Бессарабии и подавляющее большинство горожан. Они воплощали местную революционную власть и могли пресечь любую сепаратистскую тенденцию. Но в образовании МНР таковой не усмотрели.

Румынский этногосударственный проект молдавское общество отвергло. В январе 1918 г. молдаване участвовали в боях с румынскими интервентами. Убийство 45 членов президиума крестьянского съезда, в том числе семи членов Краевого Совета (Василий Рудьев, Василий Прахницкий, Петр Чумаченко, Федор Которос, Надежда Гринфельд и Николай Ковсан), положило начало оккупационному террору в Бессарабии. Тем не менее, 27 марта 1918 г., чтобы добиться от «Сфатул цэрий» согласия на «условное» присоединение Бессарабии к Румынии, румынское правительство было вынуждено прибегнуть не только к угрозам и подкупу, но и к подлогу. В число якобы проголосовавших за «объединение» были включены 10 членов «Сфатул цэрий», в заседании не участвовавших. Первая молдавская государственность ХХ века была упразднена румынскими властями 26 ноября (10 декабря) 1918 г.

Ответом на аннексию Бессарабии Румынией, на политику террора и грабежа явилось Хотинское восстание, начатое 19 января 1919 г. нападением отряда партизан-молдаван (командир - Григорий Барбуца) на румынский пост в селе Атаки. Целью повстанцев было изгнание румынских войск из всей области. Большевики учитывали полиэтнич-ность Бессарабии. В мае 1919 г. они попытались учредить Бессарабскую Советскую Республику. Повстанцы Татарбунар, большей частью русские, были склонны поддержать государственность мажоритарной нации - при условии, что Бессарабия воссоединится с Россией. 16 сентября 1924 г. они провозгласили создание Молдавской Советской Республики. И, наконец, 10 октября 1924 г. в составе Украины по предложению группы бессарабских революционеров и эмигрантов из Румынии была образована Молдавская автономия. Молдавская государ-

ственная идея была соединена с традиционным у молдаван российским этатизмом.

В Бессарабии молдавизм противостоял политике румынизации. В период румынской оккупации области (1918-1940 гг.) молдаване сохранили верность молдавским национальным ценностям, а установленный Бухарестом оккупационный режим, так называемая «бессарабская система», усиливал социально-культурную отчужденность между молдаванами и румынами. Молдаване сохранили молдавское национальное сознание, молдавскую речь, лингвоним «лимба молдо-веняскэ». Временно была утрачена только молдавская письменность. Часть молдавской интеллигенции, декларативно принявшая румынскую идентичность - государственную или также этнокультурную, -отстаивала молдавскую этническую самобытность и молдавскую историю в рядах движения бессарабских регионалистов. Молдавизм стал основой бессарабизма, идеологии Бессарабского освободительного движения, включавшего региональный патриотизм, уважительное отношение к молдавской культуре, корректные отношения между этническими сообществами Бессарабии, неприятие румынского этно-государственного проекта и геополитическую ориентацию на Россию.

Неприятие румынской власти проявилось в массовом отказе молдаван, как и других бессарабцев, от принятия румынского подданства, движениях за автономию Бессарабии и Бессарабской церкви, защите богослужения по старому стилю. Возник также миф о Молдавской Демократической Республике 1917-1918 гг. В 1929-1930 гг. группа молдавских патриотов во главе с адвокатом А. Опрей пыталась учредить Молдавскую национальную партию. Приверженность подавляющего большинства молдаван молдавизму и бессарабизму обусловила их положительное отношение к воссоединению Бессарабии с Россией. 28 июня 1940 г. они с энтузиазмом приветствовали Красную Армию. Преобразование автономии в союзную Молдавскую Советскую Республику 2 августа 1940 г. создало дополнительные условия для социально-культурного подъема молдавского этноса. Обретение молдавской государственности способствовало консолидации молдавской национальной идентичности.

В годы второй мировой войны в подавлении молдавской национальной идентичности режим И. Антонеску усматривал условие закрепления территории Молдавии и ряда областей Украины в составе Румынского государства. Территория Молдавии была оккупантами расчленена. Но лозунг о принадлежности молдаван к румынской нации представлял собой лишь пропагандистскую декларацию и цель, к которой стремились правящие круги Румынии. На деле обращение оккупантов с молдаванами соответствовало нацистским стандартам обращения

с этнически чуждым населением и было столь же жестоким, как со славянами и гагаузами. За годы войны людские потери Молдавии от всех причин достигли 650 тыс. чел., 24% довоенной численности населения республики. Хотя политика геноцида, проводимая режимом Ан-тонеску, была направлена прежде всего против евреев и цыган -эти группы были заключены в концлагеря, - большую часть ее жертв все же составило этническое большинство - молдаване.

Молдавский народ сохранил ориентацию на государственность России/СССР. Сопротивление молдавских крестьян в основном сорвало попытки оккупантов поставить себе на службу людские и экономические ресурсы Молдавии. Свыше 90% молдаван, способных носить оружие, воевали в составе Красной Армии. В1944 г., после перехода Румынии на сторону антигитлеровской коалиции, перевода в Вооруженные силы СССР потребовали и молдаване, мобилизованные в румынскую армию.

Опыт взаимоотношений с румынами укрепил молдаван в сознании своей этнической самобытности. Отношение молдаван к Красной Армии как к спасительнице, а к СССР - как своему государству, несмотря на ошибки и несправедливости, допущенные руководством страны при проведении социальных преобразований в послевоенные годы, оставалось неизменным. Наличие молдавской государственности и стремительный экономический и социально-культурный подъем республики в 60-е -80-е гг. способствовали этнокультурной консолидации молдавской нации. Румынизм оставался для большинства молдаван неприемлем как идеология, отрицающая молдавские национальные ценности. При том, что националисты среди молдаван, как и среди других народов, имелись, националистического (с требованием национальных привилегий), сепаратистского (направленного на отрыв Молдавии от СССР и создание независимого государства) либо ирредентистского (прорумынского унионистского) движения в Молдавии не возникло. За весь период 1944-1988 гг. в республике не возникло ни одной организации с фиксированным членством и политической программой, отличной от программы правящей партии.

В отличие от интеллигенции 20-30-х гг., в 50-е гг. новое поколение молдавской интеллигенции уже не усматривало в идеологии румыниз-ма угрозу молдавизму, а усвоение молдаванами румынских языковых стандартов расценивало как приобщение к прогрессу. По социальным мотивам, стремясь конвертировать знание литературного румынского языка в социальные льготы, бессарабская фракция молдавской бюрократии в определенной степени поддержала течение румынис-тов в молдавской лингвистике. С середины 50-х гг. началось массированное внедрение в литературный молдавский язык румынских заим-

ствований из французского, попытки замены молдавских лексических форм румынскими и т.п. Языковое строительство приобрело характер, опасный для молдавского культурного суверенитета.

В 60-80-е гг. филологи-румынисты подготовили кризис молдавской идентичности. Однако национальное движение в Молдавии развивалось под решающим воздействием внешних силовых полей. Только в конце 80-х гг., когда системный кризис Союза ССР вошел в критическую фазу, часть молдавской интеллигенции, главным образом гуманитарной, перешла к румынской публичной самоидентификации. Однако в переводе молдавской письменности на румынскую графику, включении в программы учебных заведений вместо истории Молдавии, молдавского языка и литературы курсов «история румын», «румынский язык» и «румынская литература», искажающих этническое сознание нового поколения молдаван, инициативная роль даже этой группы остается недоказанной.

Румынисты вышли из состава молдавской политической нации. Они составили также социальную базу унионизма - движения за присоединение Молдавии к Румынии, т.е. за упразднение молдавской государственности. Под их давлением государственная символика ССР Молдова вопреки молдавской традиции была утверждена по румынским образцам. Политические формирования унионистов внесли решающий «вклад» в провоцирование в республике гражданского конфликта, приведшего к Днестровской войне 1992 г. и государственнотерриториальной дезинтеграции Молдавии, к массовой эмиграции «нетитульного» населения, а затем и молдаван. При инициативном участии унионистов допущено разрушение промышленного и сельскохозяйственного производства, нагнеталась политическая нестабильность, около двух десятилетий препятствующая притоку иностранных инвестиций и возрождению экономики.

Против курса румынизаторов выступила патриотическая часть молдавской интеллигенции. Она участвовала в формировании Интернационального движения Молдавии «Унитате-Единство». 8 июля 1989 г. по их предложению Учредительный съезд движения выступил за решение вопроса о графике молдавского языка путем референдума. Публичные выступления историков В.Я. Гросула, А.М. Лазарева, Н.В. Бабилунги, филологов И.Д. Чобану, В.Б. Сеника, В.Н. Стати и других ученых в защиту молдавской национально-культурной идентичности и молдавской истории стали важным фактором обновления национального сознания молдавского народа. В независимой Молдове молдавская этнокультурная идентичность, молдавское национальное сознание получили новое, более глубокое и полное историческое и лингвистическое обоснование.

Пропаганда идеологии румынизма не изменила этнического сознания и государственной ориентации молдаван. Провозглашение летом 1990 г. лозунгов унионизма лишило главное политическое формирование мажоритарных национал-радикалов, Народный фронт Молдовы, массовой социальной базы. В марте 1991 г., несмотря на противодействие унионистов, в республике состоялся Референдум СССР. Молдавские традиционалисты вплоть до «путча ГКЧП» не допускали обсуждения в парламенте вопроса о выходе Молдавии из Союза ССР. Независимость республики была провозглашена только после фактического распада СССР в августе 1991 г. Молдависты сыграли важную роль в прекращении огня в период вооруженного конфликта с Приднестровьем. В 1993 г. они добились вступления Молдовы в Содружество Независимых Государств и досрочного роспуска парламента, не отражавшего соотношения сил в обществе. В ходе парламентских выборов 1994 г. победила Аграрно-демократическая партия Молдовы, выступавшая с позиций молдавизма. Референдум "Совет с народом", проведенный 6 марта 1994 г., показал, что население стоит за независимость республики. Аграрно-демократическая партия, пришедшая к власти под лозунгом защиты молдавской самобытности, отказалась от крайностей национальной политики румынистов. Ее политика способствовала некоторой стабилизации этногосударственных и межэтнических отношений в Молдавии. В 2001 г. парламентское большинство завоевала Партия коммунистов, также выступающая в поддержку молдавской национальной самобытности.

Однако молдавская национальная идентичность по-прежнему подвергается в республике атакам посредством преподавания мировоззренческих дисциплин в духе идеологии румынизма, публикаций унио-нистских СМИ, деятельности унионистских политических формирований. Из официального обихода практически вытеснен лингвоним «лимба молдовеняскэ». И все же массовой смены молдавской национальной и государственной идентичности на румынские не произошло. По данным социологических опросов, будущее Республики Молдова в составе Румынии, не обязательно поддерживая такой вариант развития событий, видели в 1991 г. 3,1%, в 1992, после распада СССР, -9,4%, в 1993 - 7,7%, в 1994 - 5,6%, в 1996 - 4,9%, в 1997 - 4,8%. В 1999 г., в ответ на вопрос "Как должна решиться проблема молдавской государственности?" за объединение Молдовы с Румынией высказались всего 2,2% респондентов. На порядок больше, 19,7% опрошенных, предпочли объединение с Белоруссией и Россией (что не предполагает упразднения молдавской государственности), а подавляющее большинство, 78,1% респондентов, некорректно сформулированную дилемму разрешило с полной определенностью: Молдова должна ос-

таться независимым государством. Таким образом, 97,8% населения высказались за независимость Молдовы.

Убедительно подтверждают прочность молдавского национального сознания данные переписи населения 2004 г. Вопреки ожиданиям унионистов, румынами признали себя всего 2,1 процента населения, 70,3 тыс. чел. Эта цифра примерно соответствует численности румынских колонистов, поселившихся в Бессарабии в 1918-1940 гг. Но не исключено, что число «румын», учтенных при переписи, завышено: около половины (точнее, 44,5%) лиц, именующих себя румынами, пришлось на Кишинев, где проживает только пятая часть населения республики, но сконцентрирован корпус государственных функционеров, сформированный в 90-е годы по языковому принципу и составляющий социальную базу унионизма. Наиболее тревожна для будущего молдавской нации другая выявленная при переписи тенденция: 480 тыс. молдаван, румын и лиц иной национальной принадлежности назвали родной язык румынским. Демонтаж молдавской этнокультурной идентичности, таким образом, продолжается.

На протяжении ХХ в. молдавская национальная и государственная идентичность пережила сложную эволюцию. В составе Российской империи молдавский народ был огражден от попыток насильственной замены молдавского национального сознания румынским. Несмотря на отсутствие молдавской государственности, в начале века молдаване пережили национально-культурный подъем; одним из его следствий стала консолидация молдавского национального сознания и включение в состав молдавской нации значительных групп русинского и малорусского населения Бессарабии. Ориентация молдаван на российскую государственность сохранилась и в период революции. Молдавская Народная Республика была учреждена в отсутствие в молдавском национальном движении сепаратистских тенденций.

Политика подавления молдавской национальной идентичности и замены ее румынской, проводимая Румынским государством в Бессарабии в 1918-1940 гг. и во всей Молдавии в 1941-1944 гг., дала ограниченные результаты. Этническая переориентация затронула только часть молдавской интеллигенции и носила во многом формальный характер. Наличие в пределах СССР молдавской государственности способствовало консолидации и упрочению молдавского национального сознания. Однако приоритетную роль в провозглашении Бессарабской Советской Республики (1919), в образовании Молдавской автономии (1924), в ее преобразовании в Молдавскую Советскую Социалистическую Республику (1940) и в переходе ССР Молдова к независимости (1991) сыграл внешний фактор. Наличие молдавской государственности укрепляло молдавское национальное сознание, но переход Молдовы к

независимости являлся следствием распада СССР, а не проявления сепаратистских тенденций.

В Республике Молдова молдавская национальная идентичность не обрела государственной защиты. Навязывание обществу румынизма в качестве государственной идеологии провоцирует кризис молдавской идентичности и подрывает идеологические основы существующей государственности. Тем не менее, молдавское национальное сознание, молдавская государственная идея остаются важнейшими факторами стабилизации существующей молдавской государственности.

ЛИТЕРАТУРА

Славяно-молдавские летописи. М., 1973.

Пиотровский Р.Г. Близкородственные языки или национальные варианты // Типология сходств и различий близкородственных языков. Кишинев. 1976.

Молдаване. Очерки истории, этнографии, искусствоведения. Кишинев. 1977.

ДырулА.М., Ецко И.И., Котелник Ф.С., Н.Г. Маткаш, Медвецкая О.Г., Мок-рякИ.Ф., ПерчекН.М., Чобану А.И. Лимба молдовеняскэ контемпоранэ. Син-такса. Кишинэу, 1981

Ильяшенко Т.П. Формирование романских литературных языков. Кишинев, 1983.

Корлэтяну Н.Г. Молдавский язык сегодня. Кишинев, 1983

Стати В.Н. Лимба молдовеняскэ ши рэувоиторий ей. Кишинэу, 1988.

Панаитеску П.П. История румын. Кишинев, 1991.

Ghibu O. Pe baricadele vietii: In Basarabia revolutionara (1917-1918). Amintiri. Chisinau, 1992.

BruhisM. Rusia, Romania si Basarabia:(1812, 1918, 1924, 1940). Chisinau, 1992.

БергЛ.С. Бессарабия. Страна - Люди - Хозяйство. Кишинев, 1993.

Молдован П. Молдоване в истории. Кишинев, 1994.

ЛазаревА.М. Я - молдаванин. Тирасполь, 1995.

Pop I. Basarabia din nou la rascruce. Bucuresti, 1995.

История Республики Молдова с древнейших времен до наших дней. Кишинев, 1997

Левит И. Движение за автономию Молдавской Республики. 1917. Кишинев, 1997.

Istoria Moldovei in date. Elaborata: Vasile Stati. Chisinau. 1998.

Radulescu-Motru C. Etnicul romanesc. Comunitate de origone, limba si destin. Nationalismul. Bucuresti, 1996.

Гросул В.Я. О терминах «молдавский народ» и «молдавский язык». Тирасполь, 1991

ЧобануИ.Д. Родной язык в моей судьбе. Тирасполь, 1992.

Чобану И.Д. Слово о судьбе родного языка. Тирасполь, 1992.

Яковлев В. Тернистый путь к справедливости. Тирасполь, 1993.

Шорников П.М. Цена войны: Кризис системы здравоохранения и демографические потери Молдавии в период Великой Отечественной войны. Кишинев, 1994

Шорников П.М. Покушение на статус. Этнополитические процессы в Молдавии в годы кризиса. 1988-1996. Кишинев, 1997.

РуссуИ.Г. Заметки о Смутном времени. Кишинев, 1999.

Феномен Приднестровья. Тирасполь, 2000.

Левит И. Молдавская республика . Кишинев, 2000.

История Приднестровской Молдавской Республики. T.II. Ч.2. Тирасполь, 2001. КодрянуГ. Днестровский разлом. Тирасполь, 2002.

Стати В. История Молдовы. Кишинев, 2003.

Stati V Dictionar moldovenesc-romanesc. Chisinau, 2003.

Стати В. Штефан Великий, господарь Молдовы. Кишинев, 2004. СтепанюкВ. Государственность молдавского народа. Кишинев, 2006. Молдавизм и Интердвижение // Исторический вестник Приднестровья, 2006. № 10.

Шорников П.М. Молдавская самобытность. Тирасполь, 2007.

Primele istorii ale Moldovei. Cronografía moldo-slrvona. Editie alcatuita si completata de Vasile Stati. Chisinau, 2007.

Первый тематический книжный магазин по «украинскому» вопросу.

Высылаем каталог по почте и поможем с приобретением мелкооптовых партий книг.

Книги в наличии:

- Ульянов Н. «Происхождение украинского сепаратизма»

- «Русская Галиция и "мазепинцы"»

- Сидоренко С. «Украина - тоже Россия»

- Чуев С. «Украинский Легион»

- Геровский Г. «Язык Подкарпатской Руси»

- Аристов Ф. «Литературное развитие Подкарпатской Руси»

- Поп И. «Энциклопедия Подкарпатской Руси»

- Журнал «Русин» и многое другое...

Совместный проект сайтов «Единая Русь» (www.edrus.org), «Украинские страницы» (www.ukrstor.com) и «Малорусской народной исторической библиотечки» (mnib.malorus.org).

Адрес магазина в Интернете: http://magazin.maloruS.org е_таі1: magazin@malorus.org Тел.: +7 (903) 53 44 218

Адрес: Россия 109028 Москва. До востребования. Предъявителю ОЗП 5 Ш 1196995

ЕДИНЫЙ

КНИЖНЫЙ

интернет-магазин