Научная статья на тему 'Межконфессиональное согласие как фактор стабилизации социальных процессов в регионе'

Межконфессиональное согласие как фактор стабилизации социальных процессов в регионе Текст научной статьи по специальности «Философия, этика, религиоведение»

CC BY
955
138
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОЕ СОГЛАСИЕ / КОНФЕССИЯ / CONFESSION / СТАБИЛИЗАЦИЯ / МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНЫЙ ДИАЛОГ / INTERCONFESSIONAL DIALOGUE / РЕГИОН / REGION / INTER-CONFESSIONAL AGREEMENT / STABILISATION

Аннотация научной статьи по философии, этике, религиоведению, автор научной работы — Бурова Юлия Владимировна

Дан анализ современного состояния социальных процессов и их стабилизации на основе межконфессионального согласия в Республике Мордовия.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

Inter-Confessional Agreement as Factor for Social Processes Stabilisation in the Region

The analysis of the present state of social processes and their stabilisation on the basis of inter-confessional agreement in the Republic of Mordovia is presented.

Текст научной работы на тему «Межконфессиональное согласие как фактор стабилизации социальных процессов в регионе»

Ю. В. БУРОВА МЕЖКОНФЕССИОНАЛЬНОЕ СОГЛАСИЕ КАК ФАКТОР СТАБИЛИЗАЦИИ СОЦИАЛЬНЫХ ПРОЦЕССОВ В РЕГИОНЕ1

Ключевые слова: межконфессиональное согласие, конфессия, стабилизация, межконфессиональный диалог, регион

Key words: inter-confessional agreement, confession, stabilisation, inter-confessional dialogue, region

В условиях религиозной ситуации, складывающейся в России, следует отметить проблему межконфессионального согласия, являющегося фактором стабилизации социальных процессов. Одна из форм этого согласия — межконфессиональный диалог, взаимодействие различных религиозных сообществ. Цель межконфессионального диалога должна, на наш взгляд, состоять в преодолении конфронтации, формировании толерантных взаимоотношений между конфессиональными общностями, обеспечении мирного сосуществования религий и религиозных объединений, организации сотрудничества по различным вопросам, волнующим общество.

Свою открытость межконфессиональному диалогу и его расширению декларируют практически все руководители имеющихся сегодня в России конфессий. Однако разностороннего и постоянно функционирующего межконфессионального общения, особенно на уровне лидеров, нет, так как руководители центров традиционных религий не всегда единодушны в решении многих вопросов. Стремление к единению мнений выражает созданный в 1998 г. Межрелигиозный совет России (МСР), основными направлениями деятельности которого являются координация усилий религиозных объединений в сферах внутреннего и внешнего миротворчества; развитие взаимоотношений религии, общества и государства; укрепление общественной нравственности; сохранение и воссоздание духовного и культурного наследия народов РФ; организация и поддержка межрелигиозного диалога по общественно значимым и иным смежным проблемам2. В МСР входят пред-

БУРОВА Юлия Владимировна, доцент кафедры гуманитарных и социально-экономических дисциплин Средне-Волжского филиала Российской правовой академии Министерства юстиции Российской Федерации, кандидат исторических наук (г. Саранск).

ставители традиционных религий — православия, ислама, буддизма и иудаизма. При этом активно демонстрируют стремление к развитию межрелигиозного взаимодействия религиозные меньшинства РФ, которые хотят быть полноправными членами МСР. Если учесть, что в настоящее время нет согласия между основными религиозными объединениями, то при участии малочисленных групп, большая часть которых просто стремится к прозелитизму, подлинного диалога не будет.

Свою заинтересованность в межконфессиональном диалоге проявляет Русская православная церковь (РПЦ), прилагающая немалые усилия для его организации. Это подтверждают «Основы социальной концепции Русской православной церкви» (2000). Данный документ демонстрирует готовность к открытому диалогу с другими традиционными конфессиями РФ. Кроме того, в нем обозначено отношение РПЦ к различным социальным явлениям, происходящим в современном обществе. При этом из всех концептуальных документов российских конфессий именно «Основы» получили наибольшую известность благодаря усилиям самой церкви и поддержке ряда государственных структур3.

На таком фоне остались незамеченными «Основные положения социальной программы российских мусульман». Между тем этот документ обладает рядом достоинств и заслуживает внимания, так как мусульмане являются вторым по численности религиозным сообществом России.

Таким образом, развитие межконфессионального диалога — одна из форм стабилизации социальных процессов в такой многонациональной и многоконфессиональной стране, как Россия, где религия и религиозные ценности традиционно выполняют определенные социальные функции. Развитие и видоизменение межрелигиозного диалога возможно при взаимодействии социальных доктрин РПЦ и российских мусульман.

Современная религиозная ситуация отличается тем, что ислам в России стал плюралистическим, поэтому новый диалог в рамках взаимодействия и конструктивного сотрудничества обеих религий, фундаментом для которого должны стать социальные доктрины этих конфессий, может быть не только основой веротерпимого отношения4, но и одним из способов стабилизации социальных процессов. Взаимодей-

ствуя с РПЦ, Совет муфтиев России проповедует веротерпимость. В условиях роста межрелигиозной напряженности в России, в том числе и внутри конфессий, такую позицию Совета муфтиев России можно только приветствовать. При этом считается, что мусульмане приобретают право на «адекватные действия» в отношении иноверцев лишь в случае посягательств со стороны последних на свободу совести мусульман. При этом безусловный приоритет имеют мирные переговоры. В связи с тем, что мусульманская умма (община) России расколота, говорить о практической реализации идеи единого соглашения мусульман рано.

Ислам активно участвует в духовных и общественно-политических процессах, происходящих в современной Мордовии, способствуя стабильности региона. Это во многом определяется отсутствием принципиальных разногласий внутри конфессии. Позитивному развитию региона во многом содействует джадидизм, противостоящий ваххабизму.

Значительную роль в духовной жизни мусульман Мордовии играют местные мусульманские организации. При этом специфика проявляется в функционировании трех противостоящих друг другу муфтиятов. Однако в целом их деятельность направлена на созидание. Только за последние два десятилетия количество мечетей в республике увеличилось более чем в два раза.

В целом мусульмане Мордовии вносят значительный вклад в духовное развитие региона: сдерживают проявления радикальных исламских движений, способствуют укреплению традиционных ценностей в сознании граждан. Межконфессиональный диалог с православием в рамках образовательной и воспитательной деятельности, развитие и поддержка джадидизма, восприятие ислама как фактора национальной идентичности также свидетельствуют о высоком уровне развития мусульманских общин Мордовии, способности к конструктивному социальному диалогу с представителями власти и других конфессий, особенно РПЦ.

Такая ситуация позволяет прогнозировать в ближайшем будущем стабильное духовное развитие региона, укрепление для большинства населения республики значимости традиционных ценностей, снижение активности деятельности нетрадиционных религиозных организаций и молодежных деструктивных субкультур.

В последнее время все чаще звучат предложения о необходимости утверждения на государственном уровне стандарта основного содержания вероучения традиционных конфессий, преподаваемого детям, и поддержки государством его преподавания. В первую очередь имеется в виду православное и исламское образование, поскольку экспансия в Россию из-за рубежа фундаменталистских сект и радикального ислама является реальной проблемой. В этих условиях важна поддержка традиционных для страны направлений ислама и христианства. Очевидно, что принятие мер против насаждаемого религиозного экстремизма необходимо. Кроме того, следует налаживать мирные межрелигиозные отношения, диалог конфессий. Поэтому появление «Основных положений социальной программы российских мусульман» и «Основ социальной концепции Русской православной церкви» предполагает не только противодействие религиозному экстремизму, но и создание в обществе ситуации, исключающей распространение любых форм экстремизма и ксенофобии.

Однако особую актуальность проблема принимает на региональном уровне. Общеизвестно, что возникновение межрелигиозных противоречий в поликонфессиональных регионах неизбежно. Любой религии свойственно естественное стремление к расширению своего влияния, что приводит к сужению сфер влияния других конфессий. Подобные ситуации изначально конфликтны и порождают политические дискуссии, что ведет к возникновению и обострению этнорелигиозных противоречий. Не является исключением и Республика Мордовия.

В Мордовии действуют 343 религиозные организации. К Саранской и Мордовской епархии РПЦ относится самое значительное их количество — 288. В регионе работают 52 мусульманские религиозные организации, в том числе три централизованные: Региональное духовное управление мусульман Республики Мордовия (РДУМ РМ), Духовное управление мусульман Республики Мордовия (ДУМ РМ) и Центральное духовное управление мусульман Республики Мордовия (ЦДУМ РМ).

Управлением Министерства юстиции РФ по РМ зарегистрированы различные религиозные организации5. Одни появились в республике в постперестроечный период (Мокша-эрзянская церковь), а другие возникли в результате либе-

рализации конфессиональной политики после прибытия ряда миссий из-за рубежа (евангельские христиане-баптисты).

Многие верующие в республике придерживаются православного вероисповедания и относятся к самой многочисленной религиозной организации России — РПЦ. К верующим отнесли себя 80,0 % опрошенных русских, 72,0 % мордвы, 84,6 % татар. На приверженность к православию указали 93,0 % респондентов, в том числе 98,0 % русских, 97,8 % мордвы, 9,1 % татар. К мусульманам причислили себя 5,6 % опрошенных, в том числе 0,8 % русских, 0,7 % мордвы и 90,9 % татар. К последователям других конфессий отнесли себя 1,4 % респондентов, в том числе 1,2 % русских, 1,5 % мордвы. Предложенный в анкете вариант «языческие верования» не выбрал никто. Респонденты выразили солидарное мнение, что не сталкивались с фактами ущемления их личных прав из-за вероисповедания6. Н. И. Меркушкин не раз подчеркивал, что одной из основных задач для органов государственной власти республики должна быть деятельность, направленная на сохранение сложившихся традиций межнационального согласия, мира и дружбы между людьми разных вероисповеданий7.

Согласно Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ, все конфессии России равны перед законом, имеют одинаковый статус8. Однако это не может повлиять на особенности системы ценностей и религиозных действий конфессий. Для обеспечения стабильности религиозной ситуации необходимо соблюдение сложившегося межконфессионального паритета, отказ от некорректного насаждения каких-либо идей и конфессиональных постулатов. Именно на таких принципах развивается религиозная ситуация в Мордовии. Этноконфес-сиональная ситуация в республике анализируется в рамках работы международного экспертного сообщества сетью этнологического мониторинга и раннего предупреждения конфликтов (председатель — профессор В. А. Тишков, эксперт по Республике Мордовия — профессор А. В. Мартыненко).

Вопросы о состоянии межконфессиальных отношений регулярно рассматриваются на заседаниях координационного совещания правоохранительных органов, коллегий министерств и ведомств.

Сотрудничество республиканских властей с РПЦ представляется обеим сторонам способом обеспечения социального согласия и стабильности. Позитивную роль в развитии устойчивых взаимоотношений между основными этническими группами республики, исповедующими в основном православие и ислам, играют духовные образовательные учреждения, к числу которых относятся Саранское духовное училище, православные детско-юношеские воскресные школы, мусульманские курсы по основам ислама, изучению Корана и арабского языка. Для возрождения традиционных религиозных культур в образовательном процессе успешно используются пособия по основам православной и исламской культуры.

Необходимо обратить внимание на факторы, затрудняющие организацию межрелигиозного диалога в Мордовии. К ним следует отнести политическую ангажированность некоторых представителей нетрадиционных религиозных организаций, более высокий уровень религиозной нетерпимости среди молодежи по сравнению с гражданами старших поколений, противоречия в некоторых конфессиональных объединениях.

В настоящее время нельзя решать эти проблемы в рамках одного региона, необходима соответствующая государственная политика. При этом межконфессиональный диалог должен быть основан на взаимной веротерпимости (когда каждый придерживается своих религиозных убеждений и признает такое же право за другими); равноправии мировых религий (межрелигиозный диалог возможен при равноправии его участников); открытости участников диалога, предполагающего искреннее выражение своей позиции; конструктивном подходе, нацеленном на позитивные результаты; отказе от критического рассмотрения вероучительных вопросов.

Дальнейшее построение межконфессионального диалога в Мордовии будет способствовать ликвидации (или ослаблению) межконфессиональных противоречий и общей социально-политической стабильности.

Приоритетная задача — выстраивание диалога между православием и исламом. Интерес к православно-исламскому диалогу обусловлен ростом политического и духовного влияния ислама в России и регионе. При этом ислам выступает в качестве равноправного партнера. В Мордовии в отличие от других регионов разработаны учебники по истории культуры

обеих деноминаций. Однако единодушия в вопросах преподавания по этому поводу между Советом муфтиев России и Московской патриархией нет. Это далеко не единственный вопрос, касающийся религиозных организаций республики, где требуются совместные конструктивные обсуждения. В первую очередь необходимо выработать единую позицию по вопросу этнополитических конфликтов. Если не будет диалога, то существующие межконфессиональные противоречия не разрешатся и могут принять конфликтный характер.

Межконфессиональный диалог между исламом и православием является фактом, при этом следует отметить его ограниченность и малоэффективность, так как в нем участвуют исключительно православное и мусульманское духовенство. На межличностном уровне о нем забывают. Ситуация осложняется организационной разобщенностью ислама в регионе и России. В отличие от РПЦ, обладающей структурированной системой, мусульманская община не имеет подобной структуры и единого центра, координирующего деятельность региональных исламских организаций, она расколота на три части. Отсюда многие внутриисламские проблемы, которые требуется устранять путем внутрикон-фессионального диалога.

Анализ социальной и духовной жизни республики, состояния межконфессиональных, государственно-конфессиональных отношений показывает, что межконфессиональный диалог необходим. В создавшейся обстановке он приобретает политическую значимость. Инициатором, организатором и активным участником (третьей стороной) межконфессионального диалога (триалога) должна выступать власть.

Для продолжения успешного и бесконфликтного развития социальных процессов необходимо достижение и сохранение межконфессионального диалога, а также взаимопонимания с представителями различных ветвей государственной власти, что способствует стабилизации социальных процессов в Республике Мордовия.

ПРИМЕЧАНИЯ

1 Статья подготовлена в рамках ФЦП «Научные и научно-педагогические кадры инновационной России» на 2009—2013 годы. Соглашение 8004. «Социальные факторы межэтнического и межконфессионального согласия в полиэтническом регионе».

2 См.: Глобализация: личные коды как проблема мировоззренческого выбора современного человека: заявление участников круглого стола, состоявшегося в Государственной Думе 23 января 2001 г. // Завтра. 2001. № 6. С. 12—14.

3 См.: Каневский К. Основные положения социальной программы Русской православной церкви // Рос. юстиция. 2003. № 2. С. 56.

4 См.: Сиверцев М. А. Межрелигиозный диалог в эпоху глобализации // Человек. 2002. № 5. С. 87.

5 Ведомственный реестр Управления Министерства юстиции Российской Федерации по Республике Мордовия по состоянию на 28 июля 2010 г.: внутренний доклад Управления Министерства юстиции РФ по Республике Мордовия.

6 Данные Научного центра социально-экономического мониторинга Республики Мордовия за 2008 г.

7 Послание Главы Республики Мордовия Государственному Собранию РМ от 25 ноября 2008 г. URL: http:www.e-mordovia.ru/main/glava/pos2008/php (дата обращения: 15.12.2012).

8 Федеральный закон «О свободе совести и о религиозных объединениях» от 26 сентября 1997 г. № 125-ФЗ // Справ.-прав. система «Кон-сультантПлюс».

Поступила 12.09.2012.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.