Научная статья на тему 'Международный опыт профилактики жестокого обращения с новорожденными детьми'

Международный опыт профилактики жестокого обращения с новорожденными детьми Текст научной статьи по специальности «Медицина и здравоохранение»

CC BY
316
93
Поделиться
Ключевые слова
ИНФАНТИЦИД / ЖЕСТОКОЕ ОБРАЩЕНИЕ С ДЕТЬМИ / СТРАТЕГИИ СНИЖЕНИЯ ВРЕДА / АНОНИМНЫЙ ОТКАЗ ОТ РЕБЕНКА / БЭБИ-БОКС / АНОНИМНЫЕ РОДЫ

Аннотация научной статьи по медицине и здравоохранению, автор научной работы — Устинова Наталья Вячеславовна

Представлен обзор различных стратегий, позволяющих матери анонимно отказаться от новорожденного ребенка в качестве гуманной альтернативы инфантициду и жестокому обращению с детьми. Обсуждаются такие меры, как установление беби-боксов, предоставление права анонимных родов и др.

INTERNATIONAL EXPERIENCE IN THE PREVENTION OF CRUELTY TO NEWBORN BABIES

The review of the various strategy allowing mother anonymously to refuse the newborn child as humane alternative to infanticide and cruelty to children is presented. Such measures, as establishment of baby boxing, providing the right of anonymous childbirth, etc. are discussed.

Текст научной работы на тему «Международный опыт профилактики жестокого обращения с новорожденными детьми»

16. Limbach A., Hoeffiner W., Tamaphel A., Muller D.M., Mothes R., Richter T. Long-term study of patients with coeliac disease in childhood and adolescence: latent and transient coeliac disease. Klin Pa-diatr. 2004; 215(2):76-81.

17. Matysiak-Budnik T., Malamut G., de Serre N.P., et al. Long-term follow-up of 61 coeliac patients diagnosed in childhood: evolution towards latency is possible on a normal diet. Gut. 2007; 56: 137986.

18. Micetic-Turk D. Epidemiology of coeliac disease. In: Dolinsek J., Ornik T., eds. Proceedings of International coeliac disease meeting, September 2007. Maribor: University Medical Center Maribor; 2007: 37-48.

19. Niveloni S., Pedreira S., Sugai E. et al. The natural history of gluten sensitivity: report of two new celiac disease patients resulting from a long-term follow-up of nonatrophic, first-degree relatives. Am. J. Gastroenterol. 2000; 95(2): 463-8.

20. PietzakM. Celiac disease, wheat allergy, and gluten sensitivity: when gluten free is not a fad. J. Parenter. Enteral. Nutr. 2012;36(1, suppl.): 68-75.

21. Sapone A. Gluten Sensitivity: definition and diagnostic process. Coeliac Forum ed. 3 June, 2011.

22. Sapone A., Bai J C., Ciacci C., et al. Spectrum of gluten-related disorders: consensus on new nomenclature and classification. BMC Med. 2012;10: 13.

23. Sapone A., Lammers K.M., Casolaro V. et al. Divergence of gut permeability and mucosal immune gene expression in two gluten-associated conditions: celiac disease and gluten sensitivity. BMc Med. 2011; 9: 23.

24. Sapone A., Lammers K.M., Mazzarella G. et al. Differential mucosal IL-17 expression in two gliadin-induced disorders: gluten sensitivity and the autoimmune enteropathy celiac disease. Int. Arch. Allergy Immunol. 2010; 152(1): 75-80.

25. TronconeR., JabriB. Coeliac disease and gluten sensitivity. J. Intern. Med. 2011; 269(6): 582-90.

26. Volta U., Tovoli F., Cicola R., et al. Serological tests in gluten sensitivity (nonceliac gluten intolerance). J. Clin. Gastroenterol. 2012; 46(8): 680-5.

Поступила 13.09.12

Сведения об авторах:

Сабельникова Елена Александровна, д-р мед. наук, вед. науч. сотр. отд-ния патологии кишечника, ЦНИИ гастроэнтерологии Департамента здравоохранения Москвы, e-mail: roslavceva@nczd.ru

Социальная педиатрия и организация

здравоохранения

© н.в. УСТИНОВА, 2013 УДК 343.62-053.31

Н.В. Устинова

международный опыт профилактики жестокого обращения с новорожденными детьми

Научный центр здоровья детей РАМН, 119991, Москва, Ломоносовский просп., 2, стр. 1

Представлен обзор различных стратегий, позволяющих матери анонимно отказаться от новорожденного ребенка в качестве гуманной альтернативы инфантициду и жестокому обращению с детьми. Обсуждаются такие меры, как установление беби-боксов, предоставление права анонимных родов и др.

Ключевые слова: инфантицид, жестокое обращение с детьми, стратегии снижения вреда, анонимный отказ от ребенка, бэби-бокс (baby box), анонимные роды

N. V. Ustinova

INTERNATIONAL EXPERIENCE IN THE PREVENTION OF CRUELTY TO NEWBORN BABIES

Federal State Budgetary Institution "Scientific Centre of Child Healthcare" of the Russian Academy of Medical Sciences, 2/62, Lomonosov avenue, Moscow, 119991, Russian Federation

The review of the various strategy allowing mother anonymously to refuse the newborn child as humane alternative to infanticide and cruelty to children is presented. Such measures, as establishment of baby boxing, providing the right of anonymous childbirth, etc. are discussed

Keywords: infanticide, cruelty to children, strategy for harm reduction, anonymous refusal of the child, baby box, anonymous childbirth

Для корреспонденции: Устинова Наталья Вячеславовна, канд. мед. наук, ст. науч. сотр. лаб. медико-социальных проблем охраны здоровья детей отдела социальной педиатрии НЦЗД РАМН, e-mail: ustinova@nczd.ru

г /"*нфантицид и жестокое обращение с новорожденными детьми являются серьезной М- проблемой для России. По данным официальной статистики МВД РФ, в 2010 г было зарегистрировано 103, а в 2011 г. - 108 случаев, квалифицированных по статье 106 УК РФ как "убийство

матерью новорожденного" [1]. Однако в правоприменительной практике убийство новорожденного нередко квалифицируется по статье 105 УК РФ "убийство" (что влечет за собой ужесточения наказания для матери), а также известна высокая латентность этого вида преступлений [2-6]. В свете вышеуказанных причин количество насильственных смертей детей в возрасте до 1 года чувствительно превышает официальную статистику. Таким образом, масштабы распространенности инфантицида и жестокого обращения с новорожденными приобретают поистине угрожающие здоровью нации размеры.

Сегодня нет оснований предполагать, что инфан-тицид и жестокое обращение с детьми в ближайшие годы исчезнет из жизни общества. в связи с этим встает вопрос о внедрении стратегий уменьшения тяжести последствий для новорожденного в случаях, когда мать не хочет (или не может) заботиться о сохранении жизни ребенка. речь, таким образом, идет о концепции снижения вреда, определяемой как система мер, направленных на уменьшение неблагоприятных последствий явления, немедленное и полное устранение которого невозможно.

в данном случае мы говорим об отказе матерей от своих детей. Нередко это приводит к оставлению ребенка в общественных местах, т. е. в условиях, не гарантирующих сохранение его жизни и здоровья. Более того, находясь в неразрешимой для себя ситуации, женщины иногда решаются на убийство с целью сокрытия "своего позора". Существуют и другие причины, по которым матери всеми силами стараются утаить информацию о себе и рождении нежеланного ребенка. в статье представлен анализ существующих в мировой практике мер, позволяющих женщине легально и анонимно отказаться от своего ребенка, тем самым обеспечивается гуманная альтернатива инфантициду или оставлению беспомощных детей в опасности. в настоящее время известны три такие стратегии "снижения вреда".

1. Внедрение специальных боксов для новорожденных ("baby box") - специально оборудованных мест, куда матери могут принести своего нежеланного младенца и анонимно оставить, будучи уверенными в его безопасности. В России бэби-боксы стали устанавливать с 2011 г., к настоящему моменту функционирует уже 8 устройств, и благодаря активным усилиям различных организаций вероятность появления новых мест весьма высока. Исследование международного опыта использования боксов для новорожденных представляется необходимым и актуальным для заимствования положительного опыта и недопущения повторения чужих ошибок.

2. Закон "безопасного прибежища" предоставляет возможность анонимного отказа от детей в специально отведенных для этого местах, как правило, при больницах, офисах экстренных служб (департаментах полиции и пожаротушения и т. п.). В отличие от бэби-бокса ребенка отдают непосредственно персоналу "прибежища": медицинским работникам, полицейским, пожарным и др.

3. Анонимные роды - право женщины родить ребенка, не называя собственного имени, и затем отказаться от него.

Исторические аналогии. Вышеописанные способы обеспечения безопасности самого ребенка в ситуации, когда от него намерены отказаться, не могут претендовать на абсолютную новизну.

Считается, что одно из первых мест для приема новорожденных подкидышей появилось в госпитале Святого Духа в Ватикане в 1198 г. [7]. Узнав, что рыбаки вытаскивают сетями из тибра тела новорожденных младенцев, Папа Римский Иннокентий III организовал специальное отделение на 600 человек для приема подкидышей. Уже тогда использовалось специальное устройство - "колесо подкидыша" (foundling wheel), которое представляло собой колыбельку, вмонтированную в наружную стену госпиталя. От тяжести младенца она поворачивалась внутрь помещения, а звонок возвещал о прибытии еще одной обездоленной души. В средние века христианская церковь поддерживала значительное количество домов для брошенных детей [7], многие из которых были оборудованы "колесом подкидыша". Таким образом, сохранялись тайна женщины и жизнь новорожденного. В XVIII столетии в разных странах Европы, в том числе и России, открылись воспитательные дома, где принимались новорожденные младенцы на условиях соблюдения полной анонимности. Так, при Императорском московском воспитательном доме был организован Секретно-родильный госпиталь, где обездоленные женщины находили себе убежище и помощь во время родов и где спасали жизни новорожденных [8]. Генеральный план Императорского воспитательного дома предписывал "во всю их (женщин) бытность в оном Госпитале отнюдь не спрашивать, кто они таковы и откуда" [9]. Подобные учреждения существовали не только в Европе, но и на других континентах: в Америке, Азии, колониальной Африке.

современная система устройств младенческих боксов. В настоящее время при детских медицинских учреждениях и (гораздо реже) приютах устанавливаются устройства, которые позволяют женщинам отказаться от своих детей таким образом, чтобы гарантировать анонимность матери и в то же время обеспечить полную безопасность ребенка.

Такие устройства чаще всего называются "бэби боксы" (Германия, Латвия, Чехия), но также "электронные колыбели" (Индия), "безопасные гнезда" (Словакия), "бэби-контейнер" (Африка) и др. Принцип их работы примерно одинаков. Устройство представляет собой специальный инкубатор, вмонтированный в стену здания, в котором поддерживаются оптимальные условия пребывания. Одна дверца обращена к улице, противоположная находится внутри помещения. Малыш помещается в устройство и дверца закрывается, так что ее уже невозможно открыть снаружи. Об оставленном младенце узнают по тревожному звонку и миганию лампы.

В зависимости от законодательства конкретной страны возраст ребенка, когда он может быть оставлен в бэби-боксе, варьирует от нескольких суток до 1 года. В Словакии, например, возраст младенца не должен превышать 6 нед, а в чехии можно поместить ребенка в бокс до 12-месячного возраста [6]. Однако остается неясным, какие меры будут предприняты,

если оставленный ребенок окажется старше указанного возраста и каким образом будет определяться возраст при отсутствии идентифицирующих документов. Каждый такой случай рассматривается индивидуально.

Основная идея установки бэби-боксов заключается в предоставлении ребенку условий безопасности в трагический для него момент жизни. Снижение вреда в данном случае заключается в уменьшении риска подкидывания в общественные места или мусорные баки. Предполагается также, что эти устройства предоставляют возможность женщинам анонимно, легально и безопасно для жизни ребенка отказаться от него, снижая риск избавления от него радикальным способом. Таким образом, установление бэби-боксов в значительной степени продиктовано стремлением предотвратить детоубийство.

В Европе из 27 стран - членов ЕС 11 используют бэби-боксы (Австрия, Бельгия, Чехия, Германия, Венгрия, Италия, Латвия, Литва, Польша, Португалия и Словакия). Функционируют устройства также в Японии, Канаде, Малайзии, Пакистане, Украине и некоторых других странах. В Литве с 2009 по 2010 г. были оставлены 14 детей, в Чехии - 11, в Словакии -7, в Австрии - 6 [6].

Финансирование установки бэби-боксов разнится: в одних случаях внедрение и обслуживание устройств берет на себя государство, но чаще этим занимаются различные коммерческие и благотворительные организации.

Важно отметить, что, стратегии снижения вреда в свете обсуждаемой проблемы не ограничиваются установкой бэби-боксов. В частности, активно предлагается и развивается медико-социальная помощь женщинам в трудной жизненной ситуации. Всю необходимую информацию о том, где можно получить поддержку, размещают непосредственно в местах установки устройств. также женщина информируется, как и когда она может изменить свое решение об отказе от ребенка. Например, в Германии, где бэби-боксы функционируют с 1999 г. [6, 10], и по всей стране их насчитывается около 80, вся информация на нескольких языках размещается на дверце устройства. Подробно описывается процедура возвращения ребенка по желанию матери. однако такая возможность предоставляется только в течение восьми недель. После этого срока мать лишается прав на ребенка, и он может быть усыновлен. С 2000 г. по май 2011 г. в германских бэби-боксах были оставлены 500 детей [6].

Казуистическая ситуация сложилась в Бельгии, где установка бэби-боксов является легальной, но оставление там ребенка незаконно [6]. В этой стране функционирует 1 бэби-бокс, в котором с 2000 по 2010 г. были оставлены 3 младенца.

В Венгрии возможность анонимно отказаться от ребенка была введена в 1997 г. [11]. С тех пор было установлено 27 бэби-боксов, в которых оказались 40 детей. Через 6 нед после отказа родители лишаются своих прав на ребенка, а до этого срока его можно вернуть. За 15 лет только 2 матери обратились за своими детьми. В ряде больниц, где установлен бэби-бокс,

предлагается дородовое наблюдение и консультирование матерей, которые хотят отказаться от ребенка.

В Латвии с 2009 по июнь 2012 г. 5 бэби-боксов приняли 17 младенцев [12]. Для ребенка и его новых родителей руководители проекта в сотрудничестве с врачами Психосоматической клиники Рижского университета разработали коробку "Напутствие". В ней письмо ребенку с указанием даты, времени и больницы, в младенческий бокс которой он был помещен. В письме сообщается, кто был принявшим его дежурным врачом, рассказывается о первых днях его новой жизни и о том, что "за ним в больницу приехали новые родители, которые очень этому счастливы". В письме новым родителям приводятся рекомендации о том, когда лучше начинать этот разговор с ребенком, какие слова подобрать, чтобы минимизировать психотравмирующий характер сообщаемой информации.

В Словакии установлено 16 "безопасных гнезд", все они финансируются неправительственной организацией под названием "Шанс для нежеланных". Каждое такое устройство расположено в медицинском учреждении (больнице). С 2004 до декабря 2011 г. "гнезда" приняли 34 ребенка. Кроме того, в Словакии существует закон, согласно которому можно анонимно оставить ребенка в больнице с медицинским персоналом, т.е. кроме бэби-боксов действует "закон безопасного приюта" [6].

В мае 2007 г. в Японии в больнице Дзикэй префектуры Кумамото был открыт первый бэби-бокс (его назвали "колыбель аиста") и сразу же привлек повышенное внимание общественности. Важно, что кроме места приема подкидышей, там же функционирует консультационный пункт для матерей, попавших в затруднительное положение. В пользу такой комплексной стратегии высказывались представители не только медицинских кругов, но и властных структур Японии, включая премьер-министра страны, которым в то время был Синдзо Абэ. На одной из пресс-конференций он даже выразил надежду, что "родители, прежде чем оставить ребенка в "колыбели аиста", будут консультироваться с врачами" [13].

Оборудование "колыбели аиста" предусматривает возможность контакта родителей (по их желанию) с персоналом через переговорное устройство. рядом с бэби-боксом размещена табличка, рекомендующая прежде, чем оставить ребенка в "колыбели аиста", связаться с дежурной сестрой, разъяснить свои проблемы и попросить помощи в их решении.

В течение 2011 г. в бэби-боксе было оставлено 8 младенцев [14]. Кроме бэби-боксов, женщинам, задумывающимся об отказе от собственного ребенка, предлагается альтернатива — "убежища", в которых они смогут анонимно родить и какое-то время находиться вместе с младенцами.

Закон "безопасного прибежища", также известный как "закон младенца Моисея", наиболее широкое распространение получил в США. В конце 1990-х годов в Северной Америке был зафиксирован рост подкидывания детей, в результате чего многие невинные младенцы погибали. В ответ на это в обществе всколыхнулось движение, направленное на то, чтобы позволить

родителям отказаться от невредимого новорожденного, не опасаясь судебного преследования [15].

Таким образом, этот закон позволяет родителям анонимно отдать своих детей на попечение государства, не опасаясь уголовного преследования, если только ребенку не нанесли какого-либо вреда. Закон обеспечивает безопасный отказ от нежеланного ребенка, когда родители считают, что они не могут адекватно заботиться о нем, и предлагает "прибежище" для новорожденных, а родителям:

- охрану частной жизни ("никто не будет спрашивать вашего имени");

- правовые гарантии ("вы не будете нарушать никаких законов");

- гарантии безопасности ребенка ("будет предоставлена медицинская помощь и забота");

- поддержку ("вам будет предложено медицинское обслуживание и консультирование").

Впервые закон "безопасного приюта" был принят в штате Техас в 1999 г., сейчас он ратифицирован во всех штатах США, но имеет некоторые отличия в каждом конкретном штате. Например, в Колорадо ребенок не должен быть старше 3 дней от роду, в других штатах позволяют отказываться от детей в возрасте до 1 года (миссури), в штате невада - до 30 дней, а в штате Нью-Йорк - до 5дней. После отказа от ребенка он, как правило, помещается в приемную семью на определенный срок, в течение которого родители еще могут его вернуть. Продолжительность этого периода также различается в каждом штате: от 14 дней (Калифорния) до 60 дней (Иллинойс). Однако не все штаты предоставляют возможность возвращения ребенка. Хотя в законе говорится, что никто не будет спрашивать имени родителей и других сведений, во многих случаях авторизованные для принятия отказных детей структуры просят заполнить анкету и предоставить информацию, касающуюся медицинской истории, но это не является обязательным. В некоторых штатах (например, Коннектикут) матери и ребенку выдаются идентификационные браслеты на тот случай, если когда-нибудь они захотят найти друг друга. По данным "безопасного прибежища" за время своего существования закон сохранил жизни более чем 2000 младенцам. В США оценивают введение закона как необходимую и действенную меру профилактики инфантицида. К сожалению, случаи, когда детей оставляют в беспомощном состоянии, все еще продолжают регистрироваться в штатах. Объясняется это отчасти тем, что женщины не знают об альтернативном варианте - "безопасном прибежище". Национальный альянс "безопасных прибежищ" США обращает внимание на важность популяризации информации о законе и о том, что женщины не одиноки в трудной ситуации и могут рассчитывать на разные варианты помощи, в том числе и на возможность анонимно отказаться от своего ребенка.

Подобные законы действуют на сегодняшний момент в Канаде, Японии и некоторых европейских странах (Франция, Словакия), где матерям предоставляется возможность оставить своих детей анонимно с персоналом больницы или специалистами экстренных служб.

Анонимные роды. Наиболее развитое законодательство, позволяющее матери рожать в больнице без документов, удостоверяющих ее личность, существует во Франции. Как только женщина родила, она может оставить ребенка в больнице и остаться неизвестной: никакие контакты с ней невозможны, если она того не желает. Право анонимных родов было предоставлено женщинам в соответствии со статьей 341 Гражданского кодекса Франции правительства Виши в 1941 г.

В соответствии с этим правом женщина может регистрироваться во французской больнице, подписавшись как "X" вместо своих личных данных (имени, адреса, и т. д.), родить ребенка, а затем отказаться от своих родительских обязанностей. Ребенок затем помещается в специальное учреждение на период двух месяцев, в течение которых мать может изменить решение и принять своего ребенка обратно. Когда этот период истекает, ребенок может быть усыновлен, а биологическая мать навсегда лишается прав на него [16]. Когда женщина заявляет о том, что хочет родить как "Х", медицинский персонал просит оставить контактную информацию о себе в запечатанном конверте. Впоследствии этот конверт может быть открыт, только если ребенок (или его законный опекун) этого пожелает. Предоставление матерью своей контактной информации является добровольным [6, 17]. Следует отметить, что мать в любом случае не имеет права искать своего ребенка. По официальным данным, в 2010 г. во Франции в соответствии с настоящим законодательством родились анонимно 664 ребенка.

В Австрии наряду с доступностью бэби-боксов у женщин есть также право рожать анонимно. Например, в Тироле, небольшом городке Австрии, в период с 2001 до 2004 г. правом анонимных родов воспользовались две женщины [18].

В Чешской Республике, Греции, Люксембурге и италии существует закон об анонимных родах, причем так же, как во Франции, могут быть использованы механизмы, позволяющие ребенку в последующем идентифицировать свою мать. В дополнение можно добавить, что в некоторых странах (чехия, Польша, Япония) женщинам предоставляется жилье на дородовой период для сохранения тайны беременности, а затем они могут отказаться от ребенка.

Даже в тех странах, где анонимные роды не узаконены, есть данные о том, что женщине позволяют оставаться неизвестной при рождении ребенка.

Таким образом, все 3 стратегии снижения вреда отказа от ребенка ставят одни и те же цели:

- предотвращение жестокого обращения с ребенком и инфантицида;

- привлечение внимание общества к проблемам убийства детей и разработка мер по их предотвращению;

- привлечение внимания общества к проблемам женщин в трудной жизненной ситуации и разработка мероприятий по оказанию им правовой, медицинской и социальной помощи.

Однако механизмы, обеспечивающие декриминализацию отказа матери и безопасность ребенка, различаются, каждый из представленных вариантов имеет свои плюсы и минусы.

Анонимные роды могут рассматриваться в качестве предпочтительной альтернативы, так как женщина, рожающая в больнице, и ее новорожденный ребенок могут получить всю необходимую правовую, медицинскую и социальную помощь. Однако данные исследований говорят о том, что до 95% жертв неона-тицида родились вне медицинского учреждения [2, 6]. Следовательно, в ситуации, когда женщина любыми средствами пытается скрыть "свой позор" нежеланной беременности и не желает ни с кем контактировать и обсуждать эту проблему, бэби-боксы могут быть для нее единственным легальным выходом.

Законы "безопасного прибежища" можно рассматривать как нечто среднее между анонимными родами в больнице и бэби-боксами: предлагается консультирование специалистов, анкетирование, но женщине не удается избежать контакта лицом к лицу.

Как отмечается в отчете Парламентской ассамблеи Совета Европы [19], сторонники узаконивания анонимного отказа от ребенка утверждают, что благодаря этому снижается количество абортов, предотвращается детоубийство, распространенность жестокого обращения с детьми и оставления их в опасной ситуации.

Все же истинный эффект механизмов снижения вреда на распространенность детоубийства и плохого обращения с ребенком установить трудно из-за сложностей количественной оценки последних (высокой латентной преступности, особенностей правоприменительной практики, статистической отчетности и т. д.)

Высказывается скептическое мнение, что стратегии анонимного отказа от ребенка могут не достичь "потребителя", т. е. "отчаявшиеся" матери не имеют доступа к предоставляемым возможностям, так как не знают об их существовании и ко всему прочему не в состоянии мыслить рационально в ситуации, приведшей к отказу от собственного ребенка. Для решения этой проблемы следует обеспечивать широкую освещенность проектов снижения вреда в СМИ, повышение общественной осведомленности и активизацию распространения информации (в поликлиниках, магазинах, на уличных баннерах и т. д.) обо всех альтернативных возможностях женщины: праве получить медико-социальную помощь, праве анонимно отказаться от ребенка и др. Стоит отметить, что эффективной программа снижения вреда будет считаться в том случае, если общество будет широко о ней осведомлено.

Существует много споров относительно того, позволяют ли представленные механизмы профилактики спасать жизни или "поощряют" родителей отказываться от своих детей [20, 21]. Ответить на это можно следующее. 1. Для женщины, попавшей в сложную ситуацию, должны быть предоставлены все возможные альтернативные выходы (от медико-социальной и правовой поддержки до бэби-бокса). Криминализация поведения матери в случае ее желания анонимно отказаться от ребенка является непосредственной угрозой самому ребенку. Общество должно расставить приоритеты, что важнее - карательная и осуждающая позиция по отношению к матери или толерантность, позволяющая обеспечить безопасность ребенка. 2. Что касается "поощрения", ни в одной из стран, использующих те или иные механизмы ано-

нимного отказа от ребенка, не был зафиксирован всплеск социального сиротства.

В последнее время значительно активизировались дебаты в отношении бэби-боксов, что связано с ростом распространения этих устройств в Европе в последние несколько лет [22]. Организация Объединенных Наций, в частности Комитет по правам ребенка, обеспокоена тем, что помещение детей в бэби-бокс нарушает статью 7 Конвенции ООН о правах ребенка, где сказано, что каждый ребенок имеет "право знать своих родителей и право на их заботу" [23]. Противники стратегий снижения вреда считают, что использование бэби-боксов и других механизмов анонимного отказа от ребенка нарушает не только его права, но и права расширенной семьи (отца, бабушек и т. п.), члены которой могут так и не узнать о появлении новой родной души [24]. Однако будет справедливо утверждать, что право ребенка на жизнь является приоритетным по сравнению с важным правом знать свое происхождение. Кроме того, нужно понимать, что если в каких-то случаях государство может принудить женщину заботиться о своем ребенке (карательными мерами), заставить ее испытывать любовь и материнские чувства к нему, если она сама этого не хочет, не удастся.

Большинство ученых и специалистов соглашаются с тем, что необходимы особые меры защиты нежеланных детей. Некоторые из них противопоставляют меры по профилактике нежелательной беременности, поддержку беременных в сложной жизненной ситуации стратегиям снижения вреда. На наш взгляд, вопрос выбора, что лучше - профилактика нежелательной беременности или бэби-бокс, не является главным. Конечно, все известные меры профилактики (доступная контрацепция, информированность населения, сексуальное образование и т. п.) должны активно реализовываться. Однако опыт других стран, которые поддерживают программы даже по бесплатной контрацепции, говорит о том, что полностью решить проблему нежелательной беременности, не удается. Без сомнения, нужно предоставлять женщинам в сложной ситуации адекватную правовую, медицинскую и социальную поддержку. Но даже в странах с высокоразвитой экономикой и всеобъемлющей социальной политикой есть женщины, которые отказываются от своего ребенка. Таким образом, профилактика нежелательной беременности, медико-социальная и правовая помощь, стратегии снижения вреда (механизмы анонимного отказа от ребенка) не являются альтернативными мерами. Они должны рассматриваться как составляющие звенья одного направления: профилактики детоубийства и жестокого обращения с детьми.

ЛИТЕРАТУРА

1. Форма статистической отчетности Министерства внутренних дел Российской Федерации № 491 "Сборник по России. Единый отчет о преступности" за 2010 и 2011 гг.

2. Попов А.н. Убийство матерью новорожденного ребенка (ст. 106 УК РФ). СПб., Издательство юридического института Генеральной прокуратуры РФ; 2001.

3. Дмитриева Т.Б., ЩукинаЕ.Я., КачаеваМ.А. Применение статьи 106 нового Уголовного кодекса Российской Федерации в отношении матерей, совершивших убийства новорожденных. Российский психиатрический журнал. 1998; 5: 27-30.

4. Корсантия A.A. Латентность убийств в современной России. Уголовное право. 2011; 1: 84-94.

5. Иншаков С.М., ред. Теоретические основы исследования и анализа латентной преступности. M.: Юнити-Дана; 2011.

6. Browne К., Chou S., Whitfield К. et all. Child Abandonment and its Prevention in Europe. Nottingham: Published by The University of Nottingham (Institute of Work, Health & Organisations); 2012.

7. Chapman C. Italy introduces 'baby boxes' to save the lives of abandoned newborn babies. Br. Med. J. 2006; 332(7537): 322.

8. Альбицкий В.Ю., Баранов A.A., Шер C.A. Императорский московский воспитательный дом. М.: Союз педиатров России; 2009.

9. Генеральный план Императорского воспитательного, для приносимых детей, дома и Госпиталя для бедных родильниц в Москве, 1763-1767 гг. С-Пб.; 1889.

10. Friedman S. H., Resnick P. J. Neonaticide: зhenomenology and considerations for prevention. Int. J. Law Psychiatry. 2009; 32(1): 43-7.

11. Kovac C. Incubators in Hungarian hospital lobbies allow babies to be abandoned more safely. Br. Med. J., 1999; 319(7209): 214.

12. www.babybox.lv

13. Тебин Н. Опыты по спасению. Московские новости. 2012; № 199, 18 января.

14. Eight babies left in hospital's baby hatch last year. The Japan Times: Wednesday. 2012; May 23.

15. www.nationalsafehavenalliance.org

16. www.safehaven.tv

17. O'Donovan K. 'Real' mothers for abandoned children. Law and Society Rev. 2002; 36:347-78.

18. Henrion R. Secret motherhood: The new French law. Accouchement sous X: Les nouvelles dispositions lagislatives. 2003; 187(8): 1587-96.

19. Danner C., Pacher M., Ambach E., Brezinka C. Anonymous birth and neonaticide in Tyrol. Z. Geburtshilfe Neonatol. 2005; 209(5): 192-8.

20. HancockM. Preventing the first form of violence against children: abandonment at birth. 2008.

21. www.ria.ru/society/20120330/610301539.html

22. RaumM.S., Skaare J.L. Encouraging abandonment: the trend towards allowing parents to drop off unwanted newborns. North Dakota Law Rev. 2000; 76: 511-49.

23. www.guardian.co.uk/world/2012/jun/10/unitednations-europe-news/print

24. Evans S. The 'baby box' returns to Europe. BBC News Magazine. 2012; 26 June.

nocTynuna 03.10.12

© КОЛЛЕКТИВ АВТОРОВ, 2013 УДК 614.2:364.442/.444]-058.862

И.Л. Самодова, В.С. Лучкевич, Г.Н. Мариничева, Е.А. Абумуслимова, А.М. Шакиров влияние медицинской и социальной реабилитации на качество

жизни детей группы медико-социального риска

Северо-Западный государственный медицинский университет им. И.И. Мечникова, Минздрава России, 195067, Санкт-Петербург, Пискаревский пр., 47, пав. 2/4

Представлены данные оценки качества жизни детей, оставшихся без попечения родителей, с помощью общего детского опросника Pediatric Quality of Life 4.0, которая была проведена на базе Центра медицинской и социальной реабилитации детей, оставшихся без попечения родителей. При сравнительном анализе основных показателей качества жизни детей в динамике рассчитывался специальный коэффициент эффективности медико-социальной реабилитации с оценкой отдаленных результатов. Доказана высокая эффективность медико-социальной и психолого-педагогической реабилитации на основании положительной динамики объективного клинического состояния детей, их субъективной оценки своего здоровья и показателей качества жизни.

Ключевые слова: качество жизни, медико-социальная реабилитация, дети, оставшиеся без попечения родителей

I. L. Samodova, V. S. Luchkevich, G. N. Marinicheva, E .A. Abumuslimova, A. M. Shakirov

INFLUENCE OF MEDICAL AND SOCIAL REHABILITATION ON QUALITY OF LIFE OF CHILDREN IN THE GROUP OF MEDICAL AND SOCIAL RISK

State Budgetary Educational Institution of Higher Professional Education "North-Western State Medical University named after I. I. Mechnikov" of the Ministry of Health care and Social Development of the Russian Federation, 41, Kirochnaya street, 191015, Saint-Petersburg, Russian Federation

The data of assessment of quality of life in children left without parental care evaluated with a use of common questionnaire Pediatric Quality of Life 4.0, at the "Centre for medical and social rehabilitation of children left without parental care" are presented. In comparative analysis of the main indices of quality of life of children in the dynamics the special coefficient of efficiency of medical and social rehabilitation with the assessment of long-term results have been calculated. The high efficiency of the medical and social, psychological and educational rehabilitation at the base of specialized Centers for medical and social rehabilitation has been shown.

Key words: quality of life, medical and social rehabilitation, children without parental care.

С

охранение и укрепление здоровья детей является одной из актуальных и важных социальных и медицинских проблем [1-3]. Улучшение ка-

Для корреспонденции: Самодова Инна Леонидовна, доцент каф. общественного здоровья и здравоохранения ГБОУ ВПО СЗГМУ им. И.И. Мечникова" Минздрава РФ, e-mail: publichealthmechnik@mail.ru

чества жизни и оздоровление детей, оставшихся без попечения родителей, является одной из наиболее важных и трудных задач современных систем медико-социальной помощи и социального обеспечения [4-7]. При этом улучшение качества жизни предусматривает необходимость комплексной медико-социальной реабилитации, психолого-педагогической коррекции,