Научная статья на тему 'МЕТОДЫ РЕВИТАЛИЗАЦИИ ЯЗЫКОВ'

МЕТОДЫ РЕВИТАЛИЗАЦИИ ЯЗЫКОВ Текст научной статьи по специальности «Языкознание и литературоведение»

CC BY
377
90
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
Ключевые слова
ЯЗЫКОВАЯ ПОЛИТИКА / МЕТОДЫ РЕВИТАЛИЗАЦИИ / «ЯЗЫКОВОЕ ГНЕЗДО» / «ЯЗЫКОВОЕ ПОГРУЖЕНИЕ» / ШКОЛЬНОЕ ПРЕПОДАВАНИЕ НА РОДНОМ ЯЗЫКЕ / ЯЗЫКОВОЙ АКТИВИЗМ / «НАСТАВНИК - УЧЕНИК»

Аннотация научной статьи по языкознанию и литературоведению, автор научной работы — Манджиева Цагана Дамбаевна

В статье рассматриваются методы и приемы, применяемые для ревитализации языков, которые таким образом позволяют сохранить языковое многообразие. В качестве методологической основы использован содержательный зарубежный опыт, который дает возможность его адаптации применительно к языкам России, в частности к калмыцкому языку. Показывается, что в последнее время актуально исследование теоретических подходов и успешных методик для восстановления социальных функций языков. В статье приводится анализ успешных примеров ревитализации языков, который позволяет выделить наиболее эффективные методы возрождения языков: метод «языковое гнездо» или «языковое погружение»; школьное преподавание на родном языке; работа активистов (языковой активизм, языковые активисты); метод «наставник - ученик». Следовательно, таким образом формируется фундамент для становления, распространения и популяризации языковых сообществ.

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.
iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.
i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.

LANGUAGE REVITALIZATION METHODS

The article discusses the methods and techniques used for the revitalization of languages, which thus allow preserving the linguistic diversity. Substantial foreign experience was used as a methodological basis, which makes it possible to adapt it to the languages of Russia, in particular to the Kalmyk language. It is shown that recently the study of theoretical approaches and successful methods for restoring the social functions of languages is relevant. The article provides an analysis of successful examples of the revitalization of languages, which allows us to identify the most effective methods for the revival of languages: the method of "language nest" or "language immersion "; school teaching in the native language; the work of activists (language activism, language activists); the mentor-student method. Therefore, in this way, the foundation is formed for the formation, spreading and popularization of language communities.

Текст научной работы на тему «МЕТОДЫ РЕВИТАЛИЗАЦИИ ЯЗЫКОВ»

УДК 81 ББК 81.1

DOI: 10.53315/1995-0713-2022-53-1-74-85

Ц.Д. Манджиева

Институт языкознания РАН, г. Москва

МЕТОДЫ РЕВИТАЛИЗАЦИИ ЯЗЫКОВ1

В статье рассматриваются методы и приемы, применяемые для ревитализации языков, которые таким образом позволяют сохранить языковое многообразие. В качестве методологической основы использован содержательный зарубежный опыт, который дает возможность его адаптации применительно к языкам России, в частности к калмыцкому языку. Показывается, что в последнее время актуально исследование теоретических подходов и успешных методик для восстановления социальных функций языков. В статье приводится анализ успешных примеров ревитализации языков, который позволяет выделить наиболее эффективные методы возрождения языков: метод «языковое гнездо» или «языковое погружение»; школьное преподавание на родном языке; работа активистов (языковой активизм, языковые активисты); метод «наставник - ученик». Следовательно, таким образом формируется фундамент для становления, распространения и популяризации языковых сообществ.

Ключевые слова: языковая политика, методы ревитализации, «языковое гнездо», «языковое погружение», школьное преподавание на родном языке, языковой активизм, «наставник - ученик».

Ts.D. Mandzhieva

Institute of Linguistics of Russian Academy of Sciences

LANGUAGE REVITALIZATION METHODS

The article discusses the methods and techniques used for the revitalization of languages, which thus allow preserving the linguistic diversity. Substantial foreign experience was used as a methodological basis, which makes it possible to adapt it to the languages of Russia, in particular to the Kalmyk language. It is shown that recently the study of theoretical approaches and successful methods for restoring the social functions of languages is relevant. The article provides an analysis of successful examples of the revitalization of languages, which allows us to identify the most effective methods for the revival of languages: the method of "language nest" or "language immersion "; school teaching in the native language; the work of activists (language activism, language activists); the mentor-student method. Therefore, in this way, the foundation is formed for the formation, spreading and popularization of language communities.

Key words: language policy, methods of revitalization, "language nest", "language immersion", school teaching in the native language, language activism, "mentor- student".

В мире, по экспертным оценкам лингвистов, насчитывается от 2500 до 7000 языков (ввиду отсутствия различия языка и диалекта), по последним данным Ethnologue, в мире насчитывается 7117 языков [11; 28, с. 4851; согласно «Этнологу» (Ethnologue)]. Все ученые-социолингвисты сходятся во мнении, что языки находятся в ситуации языковой опасности [30, с. 4]. Исследователи связывают эти процессы со значительными причинами. Эти факторы закономерно вытекают из разных обстоятельств, таких как: «экономические изменения, статус, демография и институциональная поддержка» [34, с. 249].

'Статья подготовлена при финансовой поддержке в рамках научного проекта Volkswagen Stiftung "Contested language diversity - dealing with minority languages in Ukraine and Russia"

В этом контексте некоторые исследователи полагают, что утрата языков - это обычное явление, некоторые придерживаются другой точки зрения, что с этим процессом исчезновения языков можно бороться. Вследствие этого делаются попытки возрождения языков, предлагаются и разрабатываются комплексы различных методов ревитализации, все это в современных условиях существования требует осмысления, систематизации, особенно в отношении языков России, что и объясняет актуальность выбранной темы.

Цель данной работы заключается в изучении методов и приемов ревитализации языков исходя из опыта разных стран мира и возможности их адаптации применительно к языкам России, в частности к калмыцкому языку.

Концептуальные и структурные аспекты языкового сдвига давно интересовали ученых. Так, этой проблемой занимались Дж.Фишман, УВайнрайх, Л.Гренобль, Н.Б.Вахтин и другие ученые. В работах по социолингвистике существуют разные объяснения концепции языкового сдвига. К примеру, в одной из работ языковой сдвиг объясняется как «феномен, который можно наблюдать в нестабильных двух- или многоязычных ситуациях, в которых одно сообщество постепенно меняется «от привычного использования одного языка к другому»» [33, с. 147]. Другое мнение высказывает лингвист Герман Батибо, он пишет, что языковой сдвиг представляет собой ситуацию, «когда говорящие отказываются от своего языка добровольно или под давлением в пользу другого языка как средства общения и социализации» [37].

В теоретическом плане этот вопрос был отражен в трудах Уриэля Вайнрайха и др., где описано, по каким причинам, факторам и каким образом исчезают языки. Позднее эта проблематика была отражена в статье Мориса Сводеша «Социологические заметки об упадке языков» (Swadesh, 1948), в которой описаны свойства языкового сдвига. Другой специалист по исчезающим языкам Майкл Краусс считает, что необходимо задуматься о важности языков, чтобы они не исчезли [6].

Процесс смены языка связан с такими понятиями, как языковой сдвиг, ассимиляция и смерть языка. Языковой переход, как отмечается в работе коллектива ученых, «происходит постепенно, в большинстве случаев за время жизни трех поколений». Как отмечают Янне Саарикиви и Анника Пасанен, «первое поколение знает только язык меньшинства, их дети вырастают двуязычными, зная и свой, и доминирующий в обществе языки, а третье поколение выучивает уже только язык большинства. Как уже говорилось, это часто приводит к ситуации, когда дети и их бабушки и дедушки не имеют общего языка» [10, с. 16]. Такой переход на другой язык предусматривает период двуязычия, оно «начинается тогда, когда человек в состоянии высказать различные мысли (и понять некоторое сообщение) на двух языках» [1, с. 12].

Рассматривая с научной точки зрения темпы языкового сдвига, исследователи обычно выделяют: медленный, быстрый и катастрофический темпы. Медленный темп происходит в течение сотни лет, быстрый - три или четыре поколения и катастрофический - одно-два поколения [7, с. 119]. При очень быстром темпе смены языка его утрата в целом может случиться за одно поколение. Дети, обучаясь в школе, становятся двуязычными, после они со временем забывают родной язык и вовсе не владеют им. Языковой переход может стать следствием геноцида, фатальности и т.д. [20, с. 183].

Кроме факторов, влияющих на языковой сдвиг, ученый Маттиас Бренцингер, выделяет обстоятельства, которые нужно принимать к сведению при исследовании этого процесса:

• при региональных обстоятельствах языковой сдвиг (насильственный или добровольный) происходит на небольшой территории;

• при имперских обстоятельствах языковой сдвиг (вынужденный) происходит на территории больших государств или империй;

• при глобальных обстоятельствах языковой сдвиг может быть как добровольный, так и вынужденный [6].

Впрочем, когда языковой сдвиг произошел быстро, то следует «языковая смерть». Так важно будет указать тот факт, что существует 4 типа языковой смерти:

1) постепенная смерть - при таком типе предполагается замена одного языка другим;

2) внезапная смерть - при данном типе происходит быстрое исчезновение языка;

3) радикальная смерть - при такой смерти «из-за жестоких политических репрессий сообщество может отказаться от самообороны, чтобы перестать говорить на их языке»;

4) смерть «снизу - вверх»: язык прекращают использовать для коммуникации, но он используется в других сферах, например, в религии [34, с. 248].

Ценность и потребность изучения доминирующего языка объясняют тем, что язык меньшинства не обладает таким престижем и пользой в обществе, как для получения образования, так и для продвижения по карьерной лестнице. Тем не менее, такое мнение не справедливо. Во-первых, это может привести к потере традиций и обычаев народа, во-вторых, чувство дискомфорта при общении с родственниками, которые владеют и говорят только на родном языке [10, с. 16].

По этим причинам в языковой сфере, находящейся под угрозой исчезновения, развивается обратное движение, которое именуют «возрождением языков», «реви-тализацией» или «обратным языковым сдвигом». Прежде чем подробно остановиться на обзоре социолингвистических методов и приемов ревитализации языков, рассмотрим формулировку понятия «ревитализация». В Словаре социолингвистических терминов отмечается: «обратный языковой сдвиг предполагает возврат к прежнему, использовавшемуся ранее, языку, что случается крайне редко» [14, с. 152]. Вышеперечисленные термины, в первую очередь, определяют процесс, когда люди принимаются осознанно возрождать языки, социальные функции которых значительно сократились, например, «путем повышения их статуса в обществе и увеличения количества носителей и сфер употребления» [10, с. 16, 18].

Очевидно, в нынешней ситуации для сохранения, возрождения и восстановления языков меньшинств необходимо использовать максимально эффективные и результативные методы. В мировой практике известно несколько успешных примеров ревита-лизации функционального развития языков, например, иврита. Возрождение иврита до сих пор не только считается наиболее успешной моделью языков, восстановивших социальные функции, но и идентифицируется как языковое движение, которое продолжается до сегодняшнего дня. Иврит на данный исторический момент является обнадеживающим примером вследствие разнообразия структур и видов деятельности по поддержке культуры и языка.

Опыт ревитализации языка народа маори, который к 1980-м гг. оказался под угрозой исчезновения по причине того, что английский занял практически все области жизни. Была разработана методика, с поддержкой которой ситуация с языком коренного населения стала улучшаться. Этот язык используется очень широко в различных сферах общественной жизни, и большая часть народа владеет им в достаточной мере [29, с. 119-120].

Пример маори стал образцом для подражания в среде многих других языковых сообществ в различных уголках мира, где «языковое гнездо» было позаимствовано в качестве средства возрождения находящихся под угрозой исчезновения языков

национальных меньшинств. На сегодняшний день «языковые гнезда» созданы в среде коренного населения США, на Гавайях, в Ирландии, и везде деятельность «гнезд» демонстрирует чрезвычайную эффективность в возрождении языка в сравнении с традиционным факультативным обучением языку [25].

Анализ подобных успешных примеров возрождения языков позволяет выделить наиболее эффективные методы ревитализации языков, а именно:

• метод «языковое гнездо» или «языковое погружение»;

• школьное преподавание на родном языке;

• языковой активизм;

• метод «наставник - ученик».

Проанализируем эти методы и приемы, их механизмы и причины эффективности.

Метод «языковое гнездо». «Языковое гнездо» считается одним из методов, основной задачей которого является сохранение языка, который находится в критическом состоянии, преимущественно языка национального меньшинства. Этот метод используется в ситуации, когда передача языка в семейном кругу от родителей к следующему поколению исключена [13, с. 226].

Методология «языковое гнездо» была развита в Новой Зеландии в конце 1970-х - начале 1980-х гг., именно в это время предпринимались попытки ревитализации языка маори, который оказался в опасном положении [19, с. 31; 25, с. 52-55]. Этот опыт является одним из примеров, сосредоточивших на себе внимание и показавших свою результативность в научном дискурсе. Маори - это язык аборигенов Новой Зеландии. Суть методики в возрождении маори заключается в том, что была разработана система дневного ухода, в рамках которой маленьких детей (в возрасте до 6 лет) отдавали на несколько дней под наблюдение старших женщин, которые беседовали с ними только на языке маори, т.е. находились в «языковом гнезде» - языковой среде маори [30, с. 119]. Дети, которые в семейно-бытовой сфере говорят только на языке национального большинства, «приходят в группу «языковое гнездо», в которой персонал с самого начала и во всех ситуациях разговаривает с ним только на языке национального меньшинства». Педагоги в группах ведут разговор только на языке, который восстанавливает свои социальные функции. Дети довольно быстро начинают понимать язык [13, с. 226]. Темп освоения языка у детей будет разный. Некоторые будут делать попытки говорить в «языковом гнезде» с самого первого дня, другие спустя некоторое время. «Важнейшим принципом «языкового гнезда» является то, что воспитатели обращаются к ребенку на языке национального меньшинства всегда и без исключения, но никогда не переводят сказанное на язык национального большинства» [5].

Особенность данного метода заключается в том, что у детей есть возможность выбрать язык, на котором комфортнее поддерживать общение. Поначалу дети будут использовать исключительно язык национального большинства, так как другого они не знают и не умеют говорить. В работе отмечается, что «задача воспитателей показать с самого начала, что они понимают все сказанное на языке национального большинства, что позволит создать для детей безопасную и доверительную обстановку: их потребности удовлетворяются, хотя они поначалу и не понимают языка, на котором с ними разговаривают». Важно ребенка подтолкнуть говорить на возрождаемом языке, но не принуждать [13, с. 227].

После пика 1990-х годов в «языковом гнезде» наблюдалось значительное сокращение числа учащихся: в 1996 году 46,3% детей маори были зачислены в «языковое гнездо» по сравнению только с 20,4% в 2009 году. Хотя это снижение вызывает озабоченность у многих языковых активистов в Аотеароа и за его пределами, оно, как

и прежде, представляет собой беспрецедентный уровень доступа детей к образованию в раннем возрасте на языке маори по сравнению с возможностями, которые доступны для носителей других языков, которые находятся под угрозой исчезновения [35].

На основе успешного осуществления программ дошкольного образования «языкового гнезда» (köhanga reo) были открыты начальные (kura kaupapa Maori), средние (kura tuarua) и послешкольные (wananga) программы погружения маори, все из которых оказывают поддержку членам общины маори в получении доступа к комплексному образованию, основанному на культурных и языковых ценностях коренных маори [27, с. 7]. Часть успеха в осуществлении этой комплексной программы для столь многих учащихся всех возрастов, помимо неизменной преданности и приверженности самого народа маори, можно отнести к более широкому географическому и языковому ландшафту региона, в котором говорят на языке маори [35].

В период с 1994-1996 годов из четырех типов школ, где языком обучения является маори, количество средних школ увеличилось в среднем на < 50%. Это результат ощутимого увеличения числа участвующих в программах на 0-30% (7 650 +). Тем не менее, наличие таких программ, по-видимому, вносят скромный вклад в ревитализацию языка маори [24, с. 194].

Следующий период с 1996 года по 1998 год характеризуется такими данными: уменьшилось не только количество «языковых гнезд» с 767 до 646, но и число детей с 14 000 до 12 000, которые были в них зачислены. Позже Рингольд в 2005 году привел данные, что количество «языковых гнезд» составило 526, что характеризуется продолжением спада. Однако в 2003 году ситуация изменилась: увеличилось участие в школах погружения маори [17, с. 1044].

Также этот метод использовался в финской части Лапландии в ходе возрождения инари-саамского и колтта-саамского языков. В общем плане, необходимо обозначить, что успех деятельности «языковых гнезд» во всех случаях аналогичный, ведет к эффективному результату.

Метод «языкового погружения». Следующая эффективная методика ревитализации языка, которая себя оправдала - методика языкового погружения. Программы погружения представляют собой организованные и планируемые формы двуязычного образования, при которых учащиеся «погружаются» в учебную среду на втором языке с целью развития владения двумя языками [22]. Она была исследована и подготовлена в Канаде еще в 1960-х годах. В то время англоговорящие родители, которые проживали на франкоязычных территориях, были обеспокоены тем, что их дети не в полной мере осваивают французский язык в рамках школьного преподавания. В связи с этим сформировалась идея передавать знания французского детям через французский же, общаясь на нем, объединяя язык с конкретной деятельностью и преподавая также и другие школьные предметы на французском языке [31, с. 19-21].

Кроме вышеназванных языков, этим методом удалось восстановить социальные функции валлийского (уэльского) языка. Язык оказался под угрозой исчезновения, начиная с XIX века в результате политики ассимиляции с английским языком, а также индустриализации, миграций и последующих мировых войн [15, с. 11-13].

Школьное преподавание на родном языке. Необходимо отметить, что именно система образования является эффективным инструментом воспроизводства и реальной поддержки знания языков. Поэтому важно создавать условия в дошкольных образовательных учреждениях, обеспечивать усвоение национального языка, изучение национальных реалий, культуры, традиций народа - носителя языка.

Прежде всего, необходимо отметить, что при возрождении того или иного языка может использоваться несколько методов или приемов. Например, при возрождении валлийского (уэльского) языка важную роль сыграл следующий подход: образование на родном языке (по предложению активистов, начали создавать начальные, а затем и средние школы, в которых преподавание велось на валлийском языке) [10, с. 74]. В Уэльсе к 2010 году насчитывались 464 начальные школы с валлийским языком, это составляет 30,7% от общего количества начальных школ, что на 18 школ больше, чем в предыдущем десятилетии. Эти школы создают условия для образования 53 749 детей (это 20,8% от общенационального), увеличившись на 9 495 учеников в 1991 году на 43 984 человека. Говоря о средних школах, то их общее количество составляло 55 (согласно Закону об образовании 1996 года), что на три года больше, чем за десять лет. Самым ощутимым преобразованием в течение десятилетия стало увеличение числа учеников средних школ, которые изучали валлийский язык как второй (Ь2), с 122 112 человек (67,8%) в 1999 году до 146656 человек (83,1%) в 2009 году [21, с. 251].

Система образования на валлийском языке характеризуется четырьмя сильными сторонами: профессиональная приверженность высоко мотивированного преподавательского состава, очень сильная родительская поддержка, высокие академические достижения и поддерживающая культурная и общественная основа для предоставления образования, которое способствует содержательному и богатому школьному опыту и поощряет инновации и вовлечение [21, с. 251].

Эта система также располагает и недостатками: нечеткость в характере образовательного опыта, чрезвычайно большая фрагментация в секторе и общая неопределенность в отношении того, что считать валлийской (уэльской) средой и / или двуязычной школой, так как в ней работают, по меньшей мере, четыре человека модели в эксплуатации [21, с. 251].

Основным усугубляющим фактором считается, что эти тенденции и модели варьируются географически. Также нужно отметить, что в некоторых районах при переводе детей с валлийским языком обучения с начальной ступени на среднюю и третичную ступени замечается пониженный уровень преемственности. Средние школы с валлийским языком обучения встречаются, главным образом в уэльскоязычных районах западного Уэльса, так и в англоязычных восточных частях Уэльса [21, с. 251].

Другим ярким примером с использованием этого метода считается возрождение иврита в Израиле. Иврит в период с Ш-Х1Х столетия считавшийся мертвым, стал языком повседневного общения, государственным языком. Это стало возможным благодаря следующему условию: наличию административно-финансовой поддержки, при содействии которой были созданы школы в еврейских сельскохозяйственных поселениях, где языком обучения и общения служил иврит. Ревитализация иврита совершается «в течение трех поколений. Первое поколение изучало его как религиозный, академический язык, второе поколение изучало его в школе как второй язык, а третье поколение изучало его дома как первый язык. С первым поколением носителей иврита будущее языка было обеспечено» [32, с. 74].

В 1925 году с созданием Еврейского университета иврит стал «полноправным ученым и народным языком». Ученые, духовные лица согласились, что «библейский иврит был лингвистически ограничен и что его нужно расширять и обогащать новым, современным словарем и выражениями, как и любым другим естественным языком». В Израиль после Холокоста и последующего основания государства Израиль пришли сотни тысяч евреев, которые говорили на иврите. Спустя время они приняли его как родной язык. Как пишут, для них «иврит считался объединяющим и отождествляющим элементом еврейского народа» [32, с. 74].

Примером языка, социальные функции которого удалось восстановить, применяя данную методику, является баскский язык. Баскский язык - это коренной язык басков, на котором говорят в Испании и Франции. До XVI века баскский язык не обладал письменностью, хотя это не стало сдерживающим фактором к созданию и развитию богатой устной литературы. Кроме того, у баскского языка существовала конкуренция с двумя мощными языками (кастильский и французский), также он был запрещенным языком в период диктатуры Франсиско Франко. Как раз в то время стал развиваться процесс, основной деятельностью которого являлось открытие баскских школ. Язык в настоящий момент используется в качестве школьного языка от детского сада до университета [18, с. 330].

Языковая грамотность населения ощутимо возросла, несмотря на снижение демографии и сильную миграцию, начиная с 2000 года. В период с 1991 и 2011 годами социолингвистического обследования число двуязычных увеличилось с 24,1% до 32%. Обследование проводилось среди населения в возрасте 16 лет и старше [18, с. 328].

Языковой активизм. Суть данного результативного приема заключается в осуществляемой активной деятельности «языковых активистов». В научном пространстве понятие «языковой активист» трактуется следующим образом: это «человек, который сосредоточивает «энергичные действия» на языке по сравнению с их работой в языковых сообществах, находящихся под угрозой исчезновения». Работа активистов основывается на организации мероприятий, координированных с языком, к примеру: методическая разработка языковых программ для детских садов, открытие школ и др. [23, с. 121]. При содействии «языковых активистов» была сделана попытка возрождения айнского языка.

Айны - жители Японии, язык и культура которых восходят к эпохе Дзёмон. Японские исследователи предоставляют разную информацию об этом народе. К примеру, Мурасаки Кёко в 2003 году о количестве айнов сказала, что около 5-6 человек могут говорить на айнском языке. Позже, по данным Ethnologue («Этнолог»), в 2005 году людей, говоривших на айнском языке, насчитывалось 15 человек [16].

Вследствие усилий Каяно Сигэру в 1983 году была открыта первая школа на айнском языке [26].

Как показывает практика, возрождение языка принимает различные формы. Одними из первых языковых активистов были дети и студенты. Многие программы ревитализации языков получают помощь от неправительственных организаций, благотворительных фондов и т.д. [35].

Большая часть языкового активизма, который наблюдался в середине - конце XX-го века в Канаде, Соединенных Штатах и Австралии, была сконцентрирована на создании проектов орфографии (системы письма) и лексикографии (составление словарей) [35].

Существуют заметные исключения из описанной выше исторической траектории. Маори хорошо использовали практическую орфографию с начала XIX-го века. Разработка и стандартизация практических систем письменной речи по-прежнему является центральным направлением для многих недавних проектов по возрождению языков в Южной Азии, Африке и Океании, где по-прежнему говорят на огромном числе языков коренных народов, а структуры и модели колониального управления были весьма отличны от Северной Америки и Австралии, что привело к различному постколониальному наследию [35].

Метод «наставник-ученик». У данного метода есть и другое наименование -«языковая пара». Это метод, при котором желающий обучиться языку подстраивается

подмастерьем к какому-либо мастеру, и они оба вместе занимаются определенным ремеслом. При этом разговаривают только на родном языке мастера [8, с. 292-309]. В процессе совместной творческой трудовой деятельности удивительно быстро усваивается язык, и это естественно, ведь язык - это живая среда, сущность. К примеру, в такой «паре» дед обучает внука тайнам охотничьего ремесла, и этот народный способ жив на Севере и сейчас [5].

Таким образом, поддержка и сохранение богатейшего языкового многообразия подразумевает направленные усилия, использование новых, инновационных способов по ревитализации языков. Условие эффективности указанных методов сводится к следующему: чтобы возрождение языка давало желаемые результаты, оно должно быть постоянным и комплексным, процесс ревитализации должен происходить непрерывно.

Актуальность темы ревитализации в отношении к языкам России трудно переоценить, поскольку большинство языков России находятся в состоянии уязвимости, на грани исчезновения, являются малоиспользуемыми и / или миноритарными. Так, в качестве примера рассмотрим один из финно-угорских языков, использующийся на территории России, по отношению к которому применялась методика возрождения.

Карельский язык относится к прибалтийско-финской группе. Посмотрев данные переписи населения 2010 г., можно отметить, что количество владеющих карельским языком составило 16 786 чел., в процентном отношении 37%, это означает, что это число сократилось на 13,8% по сравнению с данными 1989 года. Как и в большинстве случаев, родным языком владеют люди старшего поколения, молодежь практически не говорит, а люди среднего поколения, скорее всего, понимают, но сами не говорят. По этой причине актуальны меры по поддержке, сохранению и развитию карельского языка. К примеру, в 2004 г. в Законодательном Собрании РК был принят закон №759-ЗРК «О государственной поддержке карельского, вепсского и финского языков в РК» [9, с. 157-158].

Как отмечается в работе, «наибольшее число изучавших национальные языки пришлось на кон. 1990 - нач. 2000 гг. Но уже к 2009/2010 гг. оно сократилось до 1 657 чел. в 33 школах по сравнению с 2001/2002 уч. годами, когда было 2 596 учащихся в 55 школах. Небольшая положительная динамика началась в 2010-2011 гг.: наиболее распространенный карельский язык изучался в 11 муниципальных районах Республики Карелия». В некоторых районных школах активно применяется метод «языковых гнезд», язык изучается также и в дошкольных учреждениях [9, с. 159].

Одним из языков в России, который имеет некоторую опасность исчезновения, является калмыцкий язык - язык титульного этноса Республики Калмыкия. По мнению исследователей, одним из поворотных моментов для языковой ситуации в республике послужила депортация народа в Сибирь [2, с. 25; 12, с. 110]. Попытки ревитализации языка предпринимались, начиная с начала 1990-х годов, и надо отметить эти попытки были успешными поначалу.

О языковой ситуации в начале 1990-х годов были проведены исследования. По результатам которых оказалось, что процент молодых людей, которые говорят свободно на калмыцком языке, невелик. Как пишет Л.В. Намруева, «языковая политика, начатая в 1990-е гг., приостановила ассимиляцию, но не преодолела ее влияние». Но прилагаются усилия для «сохранения и расширения функций калмыцкого языка». Это достигается посредством повышения статуса языка, т.е. калмыцкий язык, становится, как и русский язык, государственным. Также создаются благоприятные условия для «его преподавания в образовательных учреждениях независимо от этнической принадлежности учащихся» [12, с. 110].

Согласно исследованиям ученых, у калмыков наметилось стремление к повышению этнического самосознания. Как пишет А.Н. Биткеева, «несмотря на то, что калмыцкий язык редко используется в качестве языка внутрисемейного общения, 55% родителей калмыков считают, что они обучают своих детей родному калмыцкому языку, 94% хотят, чтобы их дети владели калмыцким языком» [4, с. 155]. Эти цифры показывают, что появляется намерение учить язык, чтобы относить себя к определенной этничности, т.е. быть калмыком.

Данная тема относительно калмыцкого языка не раз исследовалась в работах ученых П.Ц. Биткеева, Т. С. Есеновой, В.В. Барановой, Л.В. Намруевой, А.Н. Биткеевой и др. К одной из таких методик относится «Трехступенчатая теория сохранения и развития языков в современных условиях полилингвальности» или Концепция «Живой язык», созданная П.Ц. Биткеевым, доктором филологических наук, профессором Калмыцкого государственного университета им. Б.Б. Городовикова [3, с. 14-15].

Содержание данной системы заключается в том, что при обучении языку предусматриваются ступени, т.е. степень владения языком: «первое дыхание» - эта ступень предполагает овладение языком с нуля; «следующее дыхание» -данная ступень предназначена для тех людей, которые освоили первую ступень; «дыхание - радость» - ступень, предназначенная для людей, которые свободно владеют языком [3, с. 15].

Данная концепция была разработана в рамках проекта РГНФ №14-04-00613/14 «"Живой язык" трёхступенчатая теория сохранения и развития языков», поддержанная РГНФ. Данное исследование носило «комплексный поисковый характер», охватывающий всю систему калмыцкого языка. Результаты исследования отражаются в публикациях исполнителей проекта, кроме того, издана специальная брошюра «Языковая ситуация в Республике Калмыкия» [38].

С 2011 г. в республике намечается тенденция активного проявления молодого поколения к процессу сохранения, восстановления и развития калмыцкой культуры и языка [12, с. 111]. Так, деятельность в развитии и сохранении калмыцкого языка осуществляется Центром по развитию калмыцкого языка. Эксперты центра выступают с докладами на научно-практических конференциях, создают и публикуют работы, проводят различного рода мероприятия, круглые столы и др.

Свой вклад в изучение языка внесли курсы калмыцкого языка, организованные Центральным хурулом Калмыкии «Золотая обитель Будды Шакьямуни». Эти курсы проводятся с 2010 года. Занятия проводит кандидат филологических наук Артаев Сергей Николаевич, а в 2019 году было решено расширить программу, дополнительно ввести изучение «Тодо бичиг» («Ясное письмо»), которое будет проводиться молодым ученым Геннадием Баатровичем Корнеевым [39]. В 2020 году по причине сложившейся эпидемиологической ситуации занятия были проведены в режиме онлайн, было подано более 250 заявок [40].

Как уже отмечалось выше, процесс языкового активизма может проявляться и в индивидуальной форме, к примеру, Виктор Сарангович Манджиев, активист, продвигающий калмыцкий язык в социальных сетях, посредством опубликования калмыцких текстов, оцифрования художественной литературы. Исходя из этого, по нашему мнению, основной задачей активиста является создание информационно-образовательного ресурса, которым смогут пользоваться все желающие, которые хотят изучить язык.

Так, не менее популярным является профиль в Instagram ЗоуНп.БиУБп [41]. Создатели этого проекта Годжуров Дорджи и Утеева Амуланга освещают культуру и традиции калмыцкого народа, публикуя статьи как на калмыцком языке, так и на

«Тодо бичиг» («Ясном письме»). Данный проект содержит в себе не только текстовую информацию, но и мультимедийные записи (аудио- и видеозаписи).

В рамках данной статьи методом выборки рассмотрены некоторые организации и языковые активисты, которые осуществляют пропаганду сохранения калмыцкого языка, но на самом деле их может быть и больше.

Проанализировав опыт разных стран мира, в том числе и Российской Федерации, рассмотрим наиболее эффективные методы в практическом плане. Говоря о действенности и полезности подходов, нужно отметить, что однозначного ответа на данный вопрос нет, так как каждый из методов по-своему индивидуален. Следовательно, рассмотренные выше методы в дидактическом плане позволяют сделать правильные шаги к сохранению и развитию языкового многообразия.

Для достижения качественного результата следует начать с применения метода «языковое гнездо» или «языковое погружение». Он способствует созданию среды, в которой будут говорить преимущественно на возрождаемом языке, это даст возможность погрузиться в изучение языка.

Школьное преподавание на родном языке также является действенным инструментом, поскольку могут создаваться классы или школы, делающие акцент и упор на этнокультурный компонент в образовательном процессе. Этнокультурный компонент является средством индивидуальности, приобщения к аутентичности этнической группы, который способствует овладению языком.

Языковые курсы - это прием, в результате которого создаются комфортные условия для изучения и углубления знаний языка.

В настоящее время в Республике Калмыкия пристальное и должное внимание уделяется восстановлению и сохранению социальных функций калмыцкого языка. По нашему мнению, языковой активизм приводит к положительным результатам, создаются и проводятся проекты, способствующие популяризации культуры возрождаемого языка. К одной из таких мер можно отнести оформление вывесок, афиш и другой визуальной информации в оформлении общественных пространств города. Соответствующее решение было принято в ходе совещания Элистинского городского собрания, на котором было отмечено, что «должен соблюдаться принцип паритетного использования государственных языков республики. Вывески в организациях, учреждениях, магазинах, других объектах сферы обслуживания должны быть на калмыцком и русском языках, при этом размеры шрифтов и другие аспекты визуального оформления не должны различаться» [42]. Данная мера даст возможность воссоздать погружение в языковую среду.

Подводя итоги, еще раз подчеркнем, что описанные методы актуальны как для ревитализации зарубежных языков, так и для языков, которые используются на территории России. К примеру, для детей создаются «языковые гнезда», в особенности для изучения языков национальных меньшинств. В результате формируется фундамент для развития и популяризации данных языковых сообществ.

Список литературы

1. Багироков Х.З. Билингвизм: теоретические и прикладные аспекты: На материале адыгейского и русского языков. автореф. дис. докт. филол. наук. Краснодар, 2005. - 53 с.

2. Баранова В.В. Языковая ситуация в Калмыкии: социолингвистический очерк. Acta Lingüistica Petropolitana. Труды института лингвистических исследований. № 2.2009. - С. 22-41.

3. Биткеев П.Ц., Биткеева Г.С. Проблемы решения языковой ситуации (важнейшие лингвистические и этнокультурные аспекты). Актуальные проблемы современного монголоведения и алтаистики: международная конференция (10-13 ноября 2014 г.). -Элиста: КалмГУ, 2014. - С. 14-19.

4. Биткеева А.Н. Родной язык в контексте многонационального государства. Oriental Studies (Вестник КИГИРАН). 9 (5).2016. - С. 146-162.

5. Васильева С.Г., Попова Г.С. Проектные подходы к сохранению языка коренных народов. Сравнительно-сопоставительное изучение тюркских и монгольских языков. Материалы Международной научно-практической конференции. - Якутск, 2018. -С. 533-539.

6. Вахтин Н.Б. Языки народов Севера в ХХ веке. Очерки языкового сдвига. СПб.: Дмитрий Буланин., 2001. - 338 с.

7. Вахтин Н.Б., Головко Е.В. Социолингвистика и социология языка: Учебное пособие. СПб: ИЦ "Гуманитарная академия"; Европейский университет в Санкт-Петербурге. 2004. - 336 с.

8. Груздева Е., Янхунен Ю. Сохранение и возрождение языков коренных народов Сахалина. ОМОО «Центр по сохранению и развитию традиционной культуры КМНС «Кыхкых» («Лебедь»)», 2017.

9. Дьяконова М.В. Современный статус и перспективы ревитализации финно-угорских языков в Республике Карелия. Ежегодник финно-угорских исследований. № 3. 2016. - С. 156-167.

iНе можете найти то, что вам нужно? Попробуйте сервис подбора литературы.

10. Замятин К., Пасанен А., Саарикиви Я. Как и зачем сохранять языки народов России? Хельсинки, 2012.

11. Лингвистический энциклопедический словарь / Гл. ред. В.Н. Ярцева. - М.: Советская энциклопедия. 1990. - 685 с.

12. Намруева Л.В. Современная молодежь и состояние калмыцкого языка (По итогам социологического анализа 2000-х гг.). Российский академический журнал. № 1. 2014. - С. 109-113.

13. Пасанен А. «Языковое гнездо» и проект «Финно-угорское языковое гнездо»: история вопроса, содержание и цели. Материалы Международной научной конференции «Двуязычное образование: теория и практика» (26-28 апреля 2011 г., Хельсинки, Финляндия) / под ред. М.В. Копотева, Е.Ю. Протасовой. - Хельсинки: Хельсинкский университет: СПб.: Златоуст, 2011. - С. 226-229.

14. Словарь социолингвистических терминов / отв. ред. В. Ю. Михальченко; сост.: Т. Б. Крючкова [и др.]. М.: Ин-т языкознания РАН, 2006. -312 с.

15. Aitchison, J., Carter, H. (eds.)., 2001. Spreading the word: The Welsh language. 160.

16. Akulov, A., 2015. Contemporary condition and perspectives of Ainu language. Cultural Anthropology and Ethnosemiotics. 1.

17. Al-Mahrooqi, R., Asante, C., 2012. Revitalizing the Maori language: A focus on educational reform. 20. pp. 1035-1048.

18. Arzoz, X., 2015. The Impact of Language Policy on Language Revitalization. DOI: 10.1007/978-3-319-10455-3_12.

19. Brown, K., Faster, M., 2019. Language nests on the move: The case of Voro pre-primary education in Estonia. FIRE: Forum for International Research in Education. Vol. 5. Iss. 3. pp. 29-48.

20. Campbell, L., Muntzel, M., 1989. The Structural Consequences of Language Death. pp.181-196.

21. Colin, W., 2014. The Lightening Veil: Language Revitalization in Wales. Review of Research in Education. 38. pp. 242-272. DOI: 10.3102/0091732X13512983.

22. Cummins, J., 2009. Bilingual and Immersion Programs. The Handbook of Language Teaching. Maiden, MA: Wiley-Blackwell. Available at: http://www.gaelscoileanna.ie/ assets/Bilingual-and-Immersion-Programs.pdf.

23. Florey, M., 2008. Language activism and the "new linguistics": Expanding opportunities for documenting endangered languages in Indonesia. In Peter K. Austin (ed.) Language Documentation and Description, Vol. 5. London: SOAS, pp. 120-135.

24. Francois, G., Francois, V., 1998. Language Revitalisation Policy: An Analytical Survey Theoretical Framework, Policy Experience and Application to Te Reo Maori Treasury Working Paper Series 98/06. New Zealand Treasury.

25. Grenoble, L., Whaley, L., 2006. Saving languages. An introduction to language revitalization. New York: Cambridge University Press.

26. Hammine, M., 2019. Indigenous in Japan? -Te reluctance of the Japanese state to acknowledge Indigenous peoples and their need for education. In Kortekangas, O., Keskitalo, P., Nyyssonen, J., Kotijarchuk, A., Paksuniemi, M., Sjogren, D. (Eds.) Sámi Educational History in a Comparative International Perspective, pp. 225-245. Cham: Palgrave Macmillan.

27. Hingangaroa, S., 2003. KaupapaMaori theory: Theorizing indigenous transformation of education and schooling. Presented at Kaupapa Maori Symposium: NZARE/AARE Joint Conference. Auckland, NZ.

28. Kandler, A., Steele, J., 2017. Modeling language shift. Proceedings of the National Academy of Sciences. 114 (19). pp. 4851-4853. DOI: 10.1073 / pnas.1703509114.

29. King, J., 2008. Te Kohanga Reo: Maori Language Revitalization. The Green Book of Language Revitalization in Practice / Hinton Leanne, Ken Hale (eds.). Bingley. pp. 119-131.

30. Krauss, M., 1992. The world's languages in crisis. Language. № 68. pp. 4-9.

31. Laurén, C., 1992. Kielikylpykouluja sentaustaa. - Laurén (toim.): Kielikylpymenetelma: kielen kaytto mielekkaaksi. pp. 11-22. Vaasa. Vaasan yliopiston taydennyskoulutuskeskus.

32. Lemus, J., 2012. The resuscitation of Hebrew and its implications for language revitalization. Científica. Volume 1. pp. 71-82.

33. Maitz, P., 2011. On explaining language shift: Sociology or social psychology of language? Vol. 30. No. 2. pp. 147-175. Available at: https://doi.org/10.1515/mult.2011.008.

34. Mesthrie, R., Swann, J., Deumert, A., Leap, W., 2009. Introducing sociolinguistics. 2 nd edition. Edinburgh: Edinburgh University Press. xxvi. 500 pp.

35. Pine, A., Turin, M., 2017. Language Revitalization. Oxford Research Encyclopedia of Linguistics. Retrieved 28 Jan. 2021, from https://oxfordre.com/linguistics/view/10.1093/ acrefore/9780199384655.001.0001/acrefore-9780199384655-e-8.

36. Weinreich, U., 1953. Languages in contact: Findings and problems. New York: Linguistic Circle.

37. Williams, E., 2016. Language shift and death: a case study ofthe current state of Dompo, an endangered language. Retrieved from http://dx.doi.org/10.13140/RG.2.2.29147.00805.

38. http://grant.rfh.ru/sys/a/?colfilter=0&context=_anonymous~&fedcols=1&pgof fset=0&ro_filter=_main.enrfh_tasks.syrecordidw%20%3D%2026ptm00JbOW20E00-22aLb00~&table=main.enrfh_tasks&target=show_template&template=prg_card.htm

39. https://riakalm.ru/index.php/news2/20768-tsentralnyj-khurul-rasskazal-o-programme-uchebnogo-kursa-po-izucheniyu-kalmytskogo-yazyka-i-todo-bichig

40. https://riakalm.ru/index.php/news2/25522-v-tsentralnom-khurule-kalmykii-startovali-onlajn-kursy-po-kalmytskomu-yazyku

41. https://www.instagram.com/soylin.suvsn/

42. https://riakalm.ru/index.php/news2/27853-sokhranim-kalmytskij-yazyk-v-eliste-poyavyatsya-vyveski-na^3,-dvukh-yazykakh

i Надоели баннеры? Вы всегда можете отключить рекламу.